Расходы и доходы крестьянской семьи в Российской Империи

449 5

Одна из первых российских социологов и статистиков Ольга Семёнова Тян-Шаньская в конце XIX века исследовала жизнь крестьян в Черноземье и указывает вот такие сведения.

Оказалось, что продажа продуктов сельского хозяйства даже в семье середняков не покрывала их расходов. Более того, этих денег на хватало даже на выплату налогов (которые, кстати, были высоки – 32% от общих доходов).

Только приработок на земле помещика, извоз и кустарничество помогали семье свести концы с концами.

Средний денежный доход такой семьи на наши деньги составлял 1 тыс. руб. на человека в месяц.

Исследование Ольги Семеновой-Тян-Шанской «Жизнь Ивана» представляет хороший материал о жизни русской деревни в конце XIX – начале ХХ века.

Встретил у неё калькуляцию расходов и доходов типичной, среднезажиточной семьи в Черноземье («Крестьянская семья, состоящая из мужа, жены, старухи-матери мужа и трёх детей, из которых один подросток (12 лет). Средний достаток. Одна лошадь, одна корова, две овцы»).

Доходы этой семьи за типичный год составили 77 руб. Причём интересно, что продажей сельхозпродукции заработано только 28 рублей (продажа овса и скота), остальное – плата за работу у помещика, извоз и т.п. не сельскохозяйственный труд.

Расходы составили за год 81 руб. Из них довольно высокая доля ушла на налоги: «повинности» – 18 руб., земский налог 5 руб. Сюда же надо приплюсовать расходы на содержание священника – 1 руб. 85 коп. – от которых нельзя было отказаться.

Таким образом, на налоги ушло 25 руб., или 32% от доходов.

Если бы не приработок вне своего хозяйства, то после уплаты налогов у семьи на жизнь на год осталось бы 3 рубля.


Ещё один интересный момент из статистики Тян-Шанской. Зерна на хлебопечение (видимо, пшеницы и ржи) хозяйству не хватало, и его прикупили на 9 рублей. Также было куплено мяса на 4 рубля и рыбы на 2 рубля. Всего – на 15 рублей.

Напомним, что продажа сельхозпродукции дала семье 28 рублей. Если из неё вычесть эти 15 рублей на питание, то общий приход от работы на своей земле составил всего 13 рублей.

Если вычесть из этой суммы 25 рублей налогов, то семья осталась бы в минусе (на 12 рублей). То есть труд на своей земле для этой семьи в Черноземье вообще становился убыточным. Если бы не было приработке на стороне, такую семью можно объявлять банкротом.

Единственным объяснением, почему такая семья не уходила в город, может быт только то, что за свою избу не надо платить арендную плату (а в городе за жильё – надо).

Также часть своих продуктов с огорода (картофель, овощи, часть мяса и зерна) были бесплатными (питание в городе обошлось бы семье дороже, чем в деревне). Плюс плата за переезд в город и обустройство – накоплений на это у большинства даже среднезажиточных крестьян не было.

Замечу, что речь идёт о хозяйстве в Черноземье – где богатые земли, дававшие урожай в 2-3 раза выше, чем в Нечерноземье (этот разрыв в урожайности часто сохраняется и в нынешней России).
Расходы и доходы крестьянской семьи в Российской Империи


Ну и опять возвращусь к типичным заблуждениям о «богатой жизни при царе».

Крестьяне составляли 85% населения России. Вышеописанная семья – основа того крестьянства (немного было крестьян побогаче, процентов 20-25% – победнее, безлошадные или батраки).

77 руб. на семью в год при переводе царского рубля в соотношении 700-1000 современных рублей, мы получим годовой заработок на семью – а это 6 человек – 60-80 тыс. руб. в год, или 5-7 тыс. современных рублей в месяц (по 1 тыс. руб. на человека в месяц).

Тут ещё надо учитывать и условия жизни крестьян в то время. Например, типичный дом крестьянской семьи в то время, по описанию Семёновой Тян-Шанской, это 6 на 6 аршин. Аршин это 71 см.

Т.е. площадь избы составляла 18 кв. м, из которых до 3 кв. м могла занимать печь. 15 кв. м на 6 человек в этой семье – это по 2,5 кв. м на человека. Зимой в этой избе вместе с людьми жили ягнята и телёнок.

Особую проблему для Черноземья, как пишет Смёнова Тян-Шаньская, представлял дефицит топлива для печи.

Дров почти не было – из-за распашки под хлеб лес был сведён в Черноземье почти подчистую. Например, в Тамбовской губернии за сто лет, к началу ХХ века оставалось только 10% леса от его первоначальной площади.

Печь в основном топили соломой. В исследуемой семье на год закупали соломы для отопления на 5 рублей. Также топили бурьяном, изредка – сушёным навозом (когда надо было приготовить еду).

О питании крестьян Семёнова Тян-Шанская пишет:

«В голодуху крестьянские обеды и ужин сводятся к одному обеду или ужину чёрствым хлебом (размоченным в воде). В хлеб подмешивают лебеду.

В голодуху мужик, разумеется, усиленно ищет какого-нибудь заработка или идёт побираться всей семьёй. Голодные ребятишки, когда сойдет снег, едят всякие корешки и травки (щавель, кашку). Варят щи из снытки.

А в урожайные годы тот же мужик (который готов был за грош влезть в хомут, когда хлеба не было) лежит на печи, и иногда никакой ценой не заманишь его на работу».


***


Источник.
.

Оценка информации
Голосование
загрузка...
Поделиться:
5 Комментариев » Оставить комментарий
  • 1435 1419

    “А в урожайные годы тот же мужик (который готов был за грош влезть в хомут, когда хлеба не было) лежит на печи, и иногда никакой ценой не заманишь его на работу».
    Блин, ну прям как я на диване. Когда не припирает.

    • 3541 3035

      Насчет лежит на печи? Не поленись .Прочитай 12 писем из деревни Энгельгарта Он там все хорошо описал. Пишу из деревни. Лежать особо некогда Нужно скоро идти снег чистить и живность кормить и поить

      • 5022 3876

        Думать надо сразу, зачем брать закрытый двор, где снег надо чистить. Берешь участок открытый направлением на движение солнца днём, зимой топчешь тропы до сортира и сарая, всё, и никакой скотины. Вова даже куриц запретил держать, какая скотина. Тут грезится ещё хохма, за дом с фундаментом надо платить налог, без не надо. У меня дом с фундаментом но без стен, стены из картона толстого. Я думаю как фундамент замаскировать под пенопласт и чтоб не горело это дело.

  • 13826 12782

    Фсё неправда,они просто не хотели работать!Сергеев подтвердит.)))

  • 10787 8673

    Когда повелись толковые, деловые разговоры, Василий Борисыч в какой-нибудь час времени рассказал много такого, чего ни Патапу Максимычу, ни куму Ивану Григорьичу, ни удельному голове Михайле Васильичу и на ум до того не вспадало.
    Про то разговорились, как живется-можется русскому человеку на нашей привольной земле. Михайло Васильич, дальше губернского города сроду нигде не бывавший, жаловался, что в лесах за Волгой земли холодные, неродимые, пашни и покосы скудные, хлебные недороды частые, по словам его выходило, что крестьянину-заволжанину житье не житье, а одна тяга; не то, чтобы деньги копить, подати исправно нечем платить.
    — А промысла, — жаловался он, — что спокон века здешний народ поили-кормили, решатся один за другим. На что ни оглянись, все под гору катится, все другими перебито. На что славна была по всем местам наша горянщина, и ту изобидели: крещане[85] у токарей, юрьевцы да кологривцы у ложкарей отбивают работу. В прежние годы из нашей Чищи[86] валенок да шляпа на весь крещеный мир шли, а теперь катальщики чуть не с голоду мрут… Угораздило крещеных у немца картуз перенять!.. От саратовских колонистов тот картуз по Руси пошел и дедовску шляпу в корень извел… Прежде в Чищи для каждой стороны особую шляпу работали: куда шпилёк, куда верховку, куда кашник[87], а теперь, почитай, и валять-то разучились… Хизнула шляпа, остались сапоги с валенками, и те Кинешма с Решмой перебивают, а за Кинешмой да Решмой калязинцы[88]. Красную Рамень взять, прежде на всю Россию весовые коромысла работала, теперь и этот промысел стал подходить… Нет, плохое житье стало по нашим лесам!..
    — Гневить бога нам нечего, — возразил Василий Борисыч. — Посмотрели бы вы, как по другим-то местам люди живут, не стали б хаить да хулить свою сторону…
    — Сторона наша плохая, хлеба недороды, иной год до рождества своего хлеба не хватит, — возразил удельный голова.
    — А посмотреть бы вам, Михайло Васильич, каково народ по тем местам живет, где целу зиму на гумне стоят скирды немолоченные, — сказал на то Василий Борисыч. — По вашим лесам последний бедняк человеком живет, а в степных хлебородных местах и достаточный хозяин заодно со свиньями да с овцами.
    — Уж ты наскажешь! Только послушать! — сказал Михайло Васильич. — Как же возможно с овцами да со свиньями жить?..
    — Не во гнев твоей милости будь: того и в посмешных песнях не поют и в сказках не сказывают.
    — В сказках не сказывают и в песнях не поют, — молвил Василий Борисыч, — а на деле оно так. Посмотрели б вы на крестьянина в хлебных безлесных губерниях… Он домосед, знает только курные свои избенки. И если б его на ковре-самолете сюда, в ваши леса перенесть да поставить не у вас, Патап Максимыч, в дому, а у любого рядового крестьянина, он бы подумал, что к царю во дворец попал.
    — Ну уж и к царю! — самодовольно улыбнувшись, молвил Патап Максимыч.
    — Истинную правду вам сказываю, — решительно ответил Василий Борисыч. — Посмотрели б вы на тамошний народ, посравнили б его со здешним, сами бы то же сказали… Здесь любо-дорого посмотреть на крестьянина, у самого последнего бедняка изба большая, крепкая, просторная, на боку не лежит, ветром ее не продувает, зимой она не промерзает, крыта дранью, топится по-белому, дров пали сколько хочешь — у каждого хозяина чисто, опрятно, и все прибрано по-хорошему… А там избенка малая, низкая, курная, углы морозом пробиты, несет из них, а печку навозом либо соломой топят… Пол-от в избе земляной, стены да потолок что твой уголь. Вместе с людьми и овцы с ягнятами, и свиньи с поросятами, и всякая домашняя птица… Корову в избе же доят и корму ей там задают…
    — Быть того не может! — вскликнул удельный голова. — В жизнь свою не поверю, чтоб корова в избе жила и всякая скотина и птица.
    — Побывайте в степях, посмотрите, — молвил Василий Борисыч. — Да… Вот что я вам, Михайло Васильич, скажу, — продолжал он, возвыся голос, — когда Христос сошел на землю и принял на себя зрак рабий, восхотел он, владыка, бедность и нищету освятить. Того ради избрал для своего рождества самое бедное место, какое было тогда на земле. И родился царь небесный в тесном, грязном вертепе среди скотов бессловесных… Поди теперь в наши степи — что ни дом, то вертеп Вифлеемский.
    — Отчего ж это так? — в недоуменье спросил Михайло Васильич.
    — Оттого, что земля там родима, оттого, что хлеба там вдоволь, — с улыбкой ответил московский посол.
    — Понять не могу, — разводя врозь руками, молвил Михайло Васильич. — Хлеб всему голова: есть хлеб — все есть: нет — ложись, помирай.
    — Не всегда и не везде так бывает, — сказал Василий Борисыч. — Если ж в тех хлебородных местах три, четыре года сряду большие урожаи случатся, тогда уж совсем народу беда.
    — Как так? — спросил Патап Максимыч. Удивился и он речам Василия Борисыча.
    — Да очень просто, — ответил Василий Борисыч. — Промыслу нет никакого, одно землепашество… Хлеба-то вволю, а мужику одним хлебом не изжить, и на то и на другое деньги ему надобны: и соли купить, и дегтю, и топор, и заступ, и серпы, и косы, да мало ль еще чего… У церковников попу надо дать, как с праздным придет, за исповедь, за свадьбы, за кстины[89], за похороны; винца тоже к празднику надо, а там подати, оброки, разные сборы, и все на чистоган. А чистогана, опричь как хлебом, достать нечем. А хлеб-от вези на базар, верст за двадцать, за тридцать. Сколько тут надо прохарчить, сколько времени эти поездки возьмут, а дороги-то осенью, да и летом, коли много дождей, не приведи господи! В черноземе-то, как его разведет, телега по ступицу грузнет, лошаденка насилу тащит ее… Что тут маяты, что убыток!.. Хорошо вон теперь железны дороги почали строить, степняку от них житье не в пример лучше прежнего будет, да не ко всякой ведь деревне чугунку подведут… Хорошо еще, коли хлеб в цене — тогда и примет мужик маяты, а все-таки управится, и деньги у него в мошне будут. А как большие-то урожаи да каждый-то год, да как цена-то на хлеб упадет!.. По хлебным местам такая намолвка идет: “Перерод хуже недороду”.
    — Поди вон оно дело-то какое! — удивился Михайло Васильич.
    — А лесу ни прута, — продолжал Василий Борисыч. — Избы чуть не из лутошек, по местам и битые из глины в чести, топливо — солома, бурьян да кизяк…[90] Здесь, в лесах, летом все в сапогах, зимой в валенках, там и лето и зиму в одних родных лапотках, да еще не в лычных, а в веревочных. По здешним местам мясное-то у мужика не переводится, да и рыбы довольно — Волга под боком, а в хлебных местах свежину только в светло воскресенье едят да разве еще в храмовые праздники…
    — Чудное дело!.. — дивился Михайло Васильич.
    — По вашим местам — щи с наваром, крыты жиром, что их не видать, а в хлебных местах щи хоть кнутом хлещи — пузырь не вскочит…- продолжал Василий Борисыч. — Рыбного тоже нисколько, речонки там мелкие, маловодные, опричь пискаря да головля, ничего в них не водится. Бывает коренная, да везена та рыба из дальных мест и оттого дорога… Где уж крестьянину деньги на нее изводить — разве поесть немножко а масленице, чтоб только закон справить… Хлеба — ешь не хочу, брага не переводится, а хоть сыты живут, да всласть не едят, не то что по вашим местам. Вот каковы они хлебны-то места, Михайло Васильич!
    — Мудрены дела твои, господи! — молвил удельный голова и задумался. И, малое время помолчав, спросил он Василья Борисыча:
    — Перепелов, поди, чай, сколько в хлебе-то!
    — Этого добра вдоволь, — ответил Василий Борисыч, — тьма-тьмущая!
    — Голосисты? — спросил голова.
    — Беда! — молвил Василий Борисыч.
    — Эка благодать!.. — вздохнул Михайло Васильич. — Сотнями, чать, кроют…
    — Оно и выходит, что хлеба много — лесу нету, лесу много — хлеба нету, — вставил в беседу речь свою кум Иван Григорьич.
    — Не в лесе, Иван Григорьич, сила, а в промыслах, — сказал ему на то Василий Борисыч. — Будь по хлебным местам, как здесь, промысла, умирать бы не надо…
    — Отчего ж не заводят? Кажись бы, не хитрое дело? — спросил Иван Григорьич.
    — Оттого и не заводят, что хлебные места, — ответил Василий Борисыч. — Промысла от бесхлебья пошли, бесхлебье их породило… В разных странах доводилось мне быть: чуть не всю Россию объехал, в Сибири только не бывал да на Кавказе, в Австрийском царстве с Белокриницкими отцами до самой Вены доезжал, в Молдаве был, в Туречине, гробу господню поклонялся, в Египетскую страну во славный град Александрию ездил… И везде, где ни бывал, видел одно: чем лучше земля, чем больше ее благодатью господь наделил, тем хуже народу живется. Смотришь, бывало, не надивуешься: родит земля всякого овоща и хлеба обильно, вино и маслины и разные плоды, о каких здесь и не слыхивали, а народ беден… Отчего?.. Промыслу нет никакого… Земля-то щедра, всегда родит вдоволь, уход за ней не великий, человек-от и обленился; только б ему на боку лежать, промысла и на ум ему не приходят. А как у нас на святой Руси холод да голод пристукнут, рад бы поленился, да некогда… И выходит: где земля хуже, там человек досужей, а от досужества все: и достатки и богатство…

    Павел Иванович Мельников-Печерский. В лесах. Книга вторая. 1874г.
    http://az.lib.ru/m/melxnikowpecherskij_p/text_0060.shtml

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Информация о сайте

Ящик Пандоры — информационный сайт, на котором освещаются вопросы: науки, истории, религии, образования, культуры и политики.

Легенда гласит, что на сайте когда-то публиковались «тайные знания» – информация, которая долгое время была сокрыта, оставаясь лишь достоянием посвящённых. Ознакомившись с этой информацией, вы могли бы соприкоснуться с источником глубокой истины и взглянуть на мир другими глазами.
Однако в настоящее время, общеизвестно, что это только миф. Тем не менее ходят слухи, что «тайные знания» в той или иной форме публикуются на сайте, в потоке обычных новостей.
Вам предстоит открыть Ящик Пандоры и самостоятельно проверить, насколько легенда соответствует действительности.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет. Прежде чем приступать к просмотру сайта, ознакомьтесь с разделами:

Со всеми вопросами и предложениями обращайтесь по почте info@pandoraopen.ru