Владимир Терещенко. Вот что значит коллектив! Из цикла «СССР – проектная контора»

559 1

Все вокруг колхозное, все вокруг мое

«Отчий дом»

Вместе весело шагать по просторам

И конечно припевать лучше хором

Песенка

Российский гуру управления Владимир Тарасов назвал высшей доблестью менеджера умение управлять без ресурсов. Будто бы заглянул в далекое советское прошлое, где без денег, кадров, техники, технологий, при неистовом сопротивлении среды малообразованные большевики сумели организовать масштабную коллективизацию.

Еще великий Менделеев предрекал модернизацию народного хозяйства России на основе протекционизма и общинных традиций. «Артельно-кооперативный способ борьбы со злом капитализма… считаю наиболее обещающим в будущем и весьма возможным для приложения во многих случаях в России, именно по той причине, что русский народ, взятый в целом, исторически привык к артелям и к общественному хозяйству» – говорил он. – «Легче совершить все крупные улучшения, исходя из исторически крепкого общинного начала, чем идя от развитого индивидуализма к началу общественному».

Реформа Столыпина полагалась на индивидуализм. НЭП полагался на индивидуализм. История показала, что такой подход в России мало продуктивен.

По следам Столыпина?

Есть нечто общее в целях столыпинской реформы и коллективизации – создание крупных хозяйств. По Столыпину, шедшему западным путем, нужно ,было укрепить кулацкие хозяйства (15% от всех крестьянских), помочь им обзавестись техникой, увеличить земельные наделы, создать им наилучшие экономические условия, а остальные 85% крестьян должны «идти лесом» – в батраки или по миру. 85% селян обрекаются на нищету или смерть. Коллективизация – это путь создания высокомеханизированных крупных хозяйств на основе 25 млн. мелких бедняцких, а высвободившуюся рабочую силу следует обучить и трудоустроить в городе, пополнив кадровый состав будущей промышленности. Столыпину не повезло – русские категорически не захотели умирать. А еще они не могли взять в толк, как земля может находиться в частном владении, как это, сказать «Земля-Матушка», да и продать ее тут же? Поэтому скорее, Дмитрий Богров так по-киевски театрально стрелял не в премьера Столыпина, а в идею частного землепользования, фермерства. Азарт, с которым российские либералы выкопали этот труп, любовь, с какой они продолжают его умасливать, наводит на подозрение в их неполном душевном соответствии.

Если Столыпин исключал из своих расчетов сельскую бедноту, то советская власть даже кулаков не спешила исключать. Живи по общим правилам, не вступая в колхоз. Благодушие советской власти по отношению к ее врагам почти всегда оканчивалось плачевно.

Поел и на бочок

Одно из главных обещаний, данных советской властью поддержавшему ее народу, было обещание накормить людей. Это было большое обещание, если учесть, что не более трети граждан страны прежде ели досыта. Остальные постоянно недоедали. Раз в десятилетие в стране случался голод, и три-четыре раза за век он уносил тысячи и тысячи жизней. Вот как обстояло дело на 1913 год, согласно словарю Брокгауза и Ефрона: 

«В течение ХХ в. Самарская губерния голодала восемь раз, Саратовская — девять. За последние 30 лет наиболее крупные голодовки относятся к 1880 г. (Нижнее Поволжье, часть приозерных и новороссийских губерний) и к 1885 г. (Новороссия и часть нечерноземных губерний от Калуги до Пскова); затем вслед за голодом 1891 г. наступил голод 1892 г. в центральных и юго-восточных губерниях, голодовки 1897 и 1898 гг. приблизительно в том же районе; в ХХ в. голод 1901 г. в 17 губерниях центра, юга и востока, голодовка 1905 г. (22 губернии, в том числе четыре нечерноземных, Псковская, Новгородская, Витебская, Костромская), открывающая собой целый ряд голодовок: 1906, 1907, 1908 и 1911 гг. (восточные, центральные губернии, Новороссия)».

Но и не голодали, вовсе не значит, что ели в полном смысле слова. Если в Древнем Риме рабу давали в день в пересчете килограмм зерна, то суточная норма русского крестьянина начала 20 века составляла 762 г., из которых требовалось еще накормить скотину, уплатить налог и что-то купить по хозяйству. Это объяснялось не только рабскими условиями труда, но и низкой урожайностью большинства российских пахотных земель. Она была в 4 раза (!!!) ниже, чем в Западной Европе. Если добавить сюда длительное стойловое содержание скота (более 200 дней в год), требующее сена и значит сенокоса (занимало до четверти всего рабочего времени и всей земли), нетрудно сделать вывод – жил крестьянин не только мучительно трудно, но и мучительно голодно. Земля крестьянам поэтому – это общие слова, а не будут голодать – это конкретика.

Раскулачивание, отъем земли у помещиков в пользу бедняков и другие репрессивные меры начала 20-х дали возможность крестьянам стать хозяевами на земле. Ее стало вдоволь. Однако зерна в государстве от этого не прибавилось. Собирали почти столько же, а сдавали государству в два раза меньше. Причина прозаичная – сами стали больше потреблять. Прошло лишь пять лет после Гражданской, а продолжительность жизни выросла на 11 лет. Попросту питаться стали лучше. А город? А зерновой экспорт, без которого оборудования не купишь и страну из разрухи не вытащишь? 50% экспорта составляло зерно. Был расчет на НЭП. В какой-то мере он оправдался. Вот что писал профессор Бирмингемского университета Дэвис:

«Новая экономическая политика была выдающейся удачей … Производство в крестьянском хозяйстве в 1926 году было на том же уровне, что и дореволюционное сельское хозяйство, включая собственность землевладельцев. Производство пшеницы примерно достигло предвоенного уровня, а производство картофеля превышало тот уровень на 75% … Количество скота в 1928 году увеличилось в сравнении с 1914 годом на 7-10% . Социалистическая революция принесла огромную пользу крестьянским массам».

Но для подъема страны успехов «ручного земледелия» было маловато. 25 млн. мелких хозяйств со всей очевидностью были пережитком феодализма, и эффективностью там не пахло. В деревне преобладали соха и лучина, тогда как в США и ведущих европейских странах была полностью завершена электрификация сельского хозяйства. Даже лошадей и инвентаря у трети хозяйств не было. Какой тут рост продуктивности сельского хозяйства? При этом поставки зерна государству осуществлялись из трех источников:

70% – середняки и бедняки (95% хозяйств);

25% – кулаки (5% хозяйств);

1% – совхозы (0,5%).

Как видим, большую часть общего объема все равно давали эти самые неэффективные и мелкие.

http://pravosudija.net/sites/default/files/images/novosti/kulak_i_krastyanin.jpg

Мало того, что они были мелкие, так еще имели низкую крестьянскую квалификацию. Парадокс? Вовсе нет. Ведь прежде крестьяне только батрачили, а значит, выполняли ту работу, какую давал хозяин. Собственные же земледельческие знания вполне соответствовали сохе и лучине. Получив дополнительные наделы, они часто возвращали их кулакам и снова шли батрачить по доброй воле, не зная, как с ними обращаться. Перераспределение земли в пользу кулака шло неуклонно, четверть миллиона крестьян в год либо возвращалось к батрацкому положению, либо вынуждено уезжали в голодающий город, где лучшей жизни им найти не удавалось.

А если в кучу сгрудились малые?

Постепенно получившие дополнительные наделы земли крестьяне стали кооперироваться, создавая артели, коммуны, товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). Инстинктивное стремление к традиционному общинному землепользованию в данном случае подстегивалось повальной нищетой, утратой в войну кормильцев многими семьями и привычкой выживать скопом. Община не дает умереть с голоду даже слабым и больным даже в самые тяжелые годы. Хоть по черной корке, но каждому. По пролеткультовской моде такие коллективные хозяйства получили сокращенное название колхозы. Они различались степенью обобществления имущества. Примерно половину таких кооперативов составляли артели, где обобществлялась земля, инвентарь, хозяйственные постройки, часть скота, но оставались в личном пользовании приусадебные участки и необходимая скотина, доходы распределялись по количеству и качеству труда, что четко регулировалось уставом. Около 40% приходилось на ТОЗы, где обобществлялись только земля и труд, остальное оставалось в личном пользовании, а доходы распределялись по труду и с учетом личных паев, внесенных в общую копилку. Больше всего большевикам нравились коммуны, где обобществлялось все, потребление и бытовое обслуживание было совместным, доходы распределялись поровну по едокам, и ничего – в личной собственности. Обычно они организовывались «сверху» на месте помещичьих усадеб и монастырских земель, но крестьяне к ним были равнодушны, на их долю приходилось менее 10% хозяйств. (Одна из коммун – Колония им. Горького легендарного педагога А.С.Макаренко. Мы писали о ней: http://pravosudija.net/article/vladimir-tereshchenko-novoe-vino-v-novyh-…).

Самопроизвольное объединение крестьянских дворов в колхозы продолжалось и в годы НЭПа, но шло медленно. А главное – что это были за хозяйства! В 1927 году в среднем на один колхоз приходилось около 12 дворов, шесть-семь голов крупного рогатого скота, девять-десять овец, четыре свиньи и три-четыре лошади. На 100 десятин посева (1 десятина = 1,093 га) – 13,6 лошади (у единоличников — 18). Средний размер колхозных угодий не превышал 25 десятин. Тракторов пока почти не было, да их на такие «коллективные» хозяйства и не напасешься.

Очевидно, что подобного укрупнения было недостаточно. Однако, кооперация явно была естественным стремлением крестьян, и к моменту начала коллективизации многие из них уже имели некоторый опыт и привычку. Представляя колхозы извращенной идеей большевистского извращенного ума, критики сами впадают в извращение. Будь у советской власти больше времени, рано или поздно полная кооперация совершилась бы сама по себе. Беда в том, что времени не было. Над Европой сгущались тучи будущей войны. И единственному в мире «неправильному» государству, очевидно, надлежало стать одной из главных  ее мишеней, жертв.

Советской власти показали кулак

Русский крестьянин веками мечтал о своей земле, но получив ее в пользование, не умел ею распорядиться. Советская власть, обещавшая передать и передавшая ему эту землю, тоже не знала, как помочь крестьянину накормил не только себя, но и государство, обеспечить ему возможность планомерного развития. Хотя среди крестьян был один особый вид, который перестройщики назовут хорошим хозяйственником, солью земли русской. Дай, дескать, такому экономическую свободу, и он накормит ни то, что страну, – весь мир! Назывался он кулаком – видимо потому, что умел притягивать, зажимать, держать и не отпускать. Большое «видится» на расстоянии, так как вблизи виделось иначе. Владимир Даль в своем словаре про кулака писал:

Скупец, скряга, жидомор, перекупщик, переторговщик, маклак, прасол, сводчик, живет обманом, обчетом, обмером…

Исследователь дореволюционной русской деревни Энгельгардт тоже не был в восторге:

…Только в деревне Б. есть настоящий кулак. У этого все зиждется не на земле, не на хозяйстве, не на труде, а на капитале, на который он торгует, который раздает в долг под проценты. Его кумир – деньги, о приумножении которых он только и думает. Капитал ему достался по наследству, добыт какими-то нечистыми средствами.

С ним был принципиально заодно министр с/х Российской Империи Ермолов:

Однажды задолжав такому ростовщику, крестьянин уже почти не может выбраться из петли, которою тот его опутывает и которая его большею частью доводит до полного разорения. Нередко крестьянин уже и пашет, и сеет, и хлеб собирает только для кулака…, как пиявки высасывающего последние соки народного благосостояния и находящего себе тем более раздолья и поживы, чем беднее и обездоленнее крестьяне.

А сорок лет проработавший в России французский профессор Эмиль Дилон и вовсе негодовал:

Из всех человеческих монстров, которых мне приходилось когда-нибудь встречать во время путешествия, не могу вспомнить более злобных и отвратительных, чем кулак.

Да что там французский профессор! Премьер-министр Столыпин, боль и кумир либералов, знал, на кого делал ставку в своей людоедской реформе русской деревни:

В настоящее время более сильный крестьянин превращается обыкновенно в кулака, эксплуататора своих однообщественников, по образному выражению — мироеда.

Такой характеристики с места работы достаточно, чтобы понять, насколько гуманной и глупой по-своему была советская власть, позволившая оставшимся после гражданской «хозяйственникам» заниматься своим привычным «хозяйствованием». Пусти козла в огород… До революции 15% крестьян были кулаками. В результате гражданской войны, раскулачивания, бегства в город в начале 20-х годов осталось лишь 5% крестьян данной категории. Но они хорошо знали свое ремесло. А в условиях НЭПа и вовсе катались как сыр в масле.

1924 год выдался неурожайным, план по зерну государство не выполнило. Кулаки скупили зерно и продали весной втридорога, так как государству пришлось увеличить закупочные цены на хлеб, чтобы избежать голода. Однако планы импорта промышленного оборудования были сорваны.

За два последующих урожайных года кулаки смогли поставить под контроль более 20% рынка пшеницы, сделали крупные запасы для будущих спекуляций. И после неурожайного 1927 года кулаки уже открыто придерживали хлеб, дабы весной продать его с максимальной выгодой.
К началу 1928 г. дефицит составил 128 миллионов пудов зерна. Вводились хлебные карточки, там, где их ещё не было, урезались нормы. Страна встала перед прямой угрозой голода и полного срыва планов ввоза промышленного оборудования. Надо будет сокращать фактическую зарплату рабочих, «выраженную в хлебе», срывать планы индустриализации. Срыв означал реальную опасность прямой иностранной интервенции, что не скрывалось. Медлить было нельзя. Но и кулаки это прекрасно понимали. Набирал силу и процветал кулацкий террор. Сотни терактов уже в 1924 году – поджоги, угрозы, насилие против колхозных активистов, коммунистов и местной бедноты, среди которых 30% убийства. А на следующий год убийств уже 47%,при том, что кооперированных крестьян пока лишь тысячи, а колхозов сотни. Начавшаяся коллективизация вкупе с окрепшими за годы НЭПа материальными возможностями кулака развязывает ему руки. Терять ему уже по-настоящему есть чего. В 1928 году на территории РСФСР кулаками совершено 1307 терактов, в том числе свыше 400 убийств коммунистов, активистов, учителей, милиционеров и трактористов. Неудивительно, что активисты и беднота на местах начинают инициативное раскулачивание без оглядки на центральные власти.

В 1930 г., когда часть кулаков уже отправилась в места не столь отдаленные, сопротивление становится лютым. В стране зафиксирован 2391 теракт и 456 кулацких банд, вооруженных огнестрельным оружием, вплоть до пулеметов. В боях с бандитами погибло более 170 милиционеров, красноармейцев и чекистов. В самой же Сибири произошёл всплеск террора – начали действовать высланные кулаки. Только в 1930 г на территории Западной Сибири было ликвидировано 537 бандгрупп. По данным ОГПУ к 1931 году подвергались нападением 15,8 % колхозов страны, причем на многие хозяйства было совершено более четырех нападений.

Приняли меры. Раскулачено было до 600 тысяч кулацких хозяйств, 2 293 214 человек  отправлено на поселение до 1940 г. – около 500 тысяч семей. Показательно, что первые поселенцы 1930-1931 годов были освобождены от всех налогов на 3- 4 года.

Что сломал «Большой перелом»?

Бытует мнение, что коллективизация сломала традиционный уклад жизни русского человека. Но что это за уклад жизни? Многие ли в деревне жили таким укладом, как представляется из воспоминаний неких очевидцев и энтузиастов посконной России? Века крепостного права дают повод сомневаться. В статье «Проскочили коммунизм» давались некоторые характеристики этого уклада: (http://pravosudija.net/article/vladimir-tereshchenko-proskochili-kommuni…). Уж ни реформа ли деревни и предоставила ей возможность жить не просто традиционным укладом, но и по-человечески?

В декабре 1927 г. на 15 съезде партии принимается решение о поэтапной коллективизации. За 10-15 лет на базе мелких хозяйств и объединений предстоит создать крупные механизированные хозяйства для обеспечения резкого повышения производительности труда. Исключительно на добровольной основе. Они должны массе единоличников наглядно продемонстрировать  все преимущества современных методов хозяйствования.

Однако в 1928 году разразился голод на Украине, опять показавший – медленный эволюционный путь кооперации чреват большими рисками для государства. План хлебозаготовок 1928 года удалось выполнить только ценой повальных обысков в деревнях и судебных процессов. За сокрытие хлеба, например, в Среднем Поволжье было отдано под суд 17 тыс. крестьян. Осенью 1929 года примерно треть хлеба изымалось с применением силы. Но и тогда, решая ускорить коллективизацию, центральная власть все еще уповала на добровольность. А вот на местах начинается принудительная коллективизация. Местные партийные функционеры хорошо понимают, что с них строжайше взыщется за срывы показателей, а местные крестьяне, как и до революции задавленные местным кулачеством, начинают массово проводить раскулачивание собственными силами. Достали. К этому времени борьба советской власти и кулака разгорается до уровня откровенного террора против активистов коллективизации. Крестьяне отвечают изъятием у кулаков земли, зерна, скота. Теперь это все становится колхозным.

Раскулачивают не только кулаков, но и середняков. Где-то по глупости, а где-то и с расчетом. Сам по себе середняк в колхозы не спешит. А понимая, что могут раскулачить, середняк вынужденно уступает нажиму. «Середняк пошел в колхозы» – радовался Сталин в статье «Великий перелом», вышедшей осенью 1929 года. Следует признать, рановато радовался.

Темпы коллективизации растут, отчеты в Москву радуют руководство. Это руководство в лице Наркомзема по одному ему известному основанию выбирает в качестве формы коллективизации еврейские киббуцы, хорошо себя зарекомендовавшие на землях Палестины. Их особенность – в полном обобществлении земли, инвентаря, скота, быта, потребления (столовые). Ничего личного, как в коммуне. В колхозы начали забирать все – скот, инвентарь, птицу и структура крестьянского двора стала рушиться. Но в кибуцы-то ехали городские переселенцы, а в русской полуфеодальной деревне без личного подворья, без хотя бы коровы, сохи и лопаты жизни вовсе нет. Тотальная кооперация совсем не понравилась деревне, и скотину, например, просто стали вырезать.

Тем не менее, процесс объединения ускоряется.

27 декабря 1929 года Сталин заявил о начале сплошной коллективизации и о ликвидации кулачества как класса. Было принято постановление Совнаркома с признаками «кулацкого хозяйства». О горячке, охватившей страну, свидетельствуют официальные данные, согласно которым в январе 1930 года в колхозах числилось 20 %, а в марте уже 50 % крестьянских хозяйств. 
Попытка ускорения привела к сопротивлению крестьян. В январе-марте 1930 года прошло не менее 2200 вооруженных выступлений с участием почти 800 тысяч крестьян. А всего за январь-апрель 1930 года по стране прокатилось 6117 выступлений, насчитывавших 1 755 300 участников.  Напуганный сообщениями с мест о массовых злоупотреблениях и нарастающем сопротивлении крестьян, 2 марта 1930 года Сталин публикует в «Правде» статью «Головокружение от успехов» с критикой «перегибов». Главная ответственность за ошибки при коллективизации возлагалась на местных партийных работников, обвинённых в «головотяпстве». Указывалось на необходимость осторожности в коллективизации, на ее полной добровольности. 
Нажим на крестьян был ослаблен, начался отток из колхозов. Степень коллективизации, которая к тому моменту достигла 57% всех дворов, в мае упала до 23,6%. Но формат оставался прежним – с максимальным обобществлением. Лишь весной 32 г. местным властям запретили обобществлять скот, и даже было предписано помочь колхозникам в обзаведении скотом для личных подворий. С той поры уже не проводилось и широких кампаний по раскулачиванию. Далее коллективизация продолжилась на добровольной основе и к осени 1932 г. в колхозах состояло 62,4% крестьянских хозяйств, после чего было объявлено, что сплошная коллективизация в основном завершена. 

Сообщающиеся сосуды

Серьезным тормозом в модернизации села была низкая квалификация крестьян. Как говорилось выше, большинство из них поколеньями батрачили сначала на помещиков, потом на кулаков. Собственного опыта хозяйствования у многих не было. Тем более, не было опыта работы в коллективе, по нормативам, по плану, по специализации, с распределением обязанностей. Сообща умели умирать, делиться последним, спасаться, а управлять – нет. Стоит ли добавлять к изъянам отсутствие какого-либо представления о современных способах ведения сельхозработ – механизация, химизация, севооборот, агрономия? Поэтому первые колхозы были слабые, малопроизводительные.

И тогда на помощь пришел город. В 1929 году начинается движение 25-тысячников. Опытные рабочие, партийные работники с фабрик и заводов отправляются поднимать колхозы. Они-то что умеют, не способные отличить коровы от быка? А самое нужное на тот момент –  организовать коллективный труд. В романе Шолохова «Поднятая целина» председатель колхоза Семён Давыдов, бывший моряк и рабочий завода – представитель движения 25-тысячников.  Горожане учили селян нормированию труда, работам в бригадах, оценке трудового вклада, распределению по вкладу, учету и иным секретам коллективного труда. Они готовили себе квалифицированную замену и оставляли деревню, вооруженную базовыми знаниями научного землепользования.

http://pravosudija.net/sites/default/files/images/novosti/unnamed.jpg

Многие из них направлялись для создания новых организационных структур на селе –  машинно-тракторных станций или МТС. Их целью было обеспечить механизацию сельского хозяйства. Хозяйств много, тракторов мало, и важно их использовать рационально. В качестве первого опыта в 1927 году на Украине, при совхозе имени Шевченко, был организован отряд из 10 тракторов, обслуживавший окрестные бедняцкие и середняцкие хозяйства, а в 1928-м на его базе была создана первая в СССР машинно-тракторная станция, предоставлявшая сельскохозяйственную технику колхозам. С точки зрения партийного руководства страны, это стало мощным рычагом государственной помощи деревне, и XVI конференция ВКП(б) в 1929 году признала, что МТС предстоит стать одной из главных форм производственной смычки с крестьянством.  Повсеместное строительство МТС началось после постановления ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 года «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Обеспечить каждый колхоз техникой невозможно, эффективней организовать государственные станции, каждая из которых в состоянии обслужить не один, а сразу несколько коллективных хозяйств. Тут и загрузка техники будет выше, простои меньше, тут и обслуживание с ремонтом организовать удобней, да и сама техника остается в руках государства, которое ее будет по плану обновлять и совершенствовать. Через МТС осуществлялся государственный контроль и управление колхозами.

Создание МТС шло по всей стране ударными темпами: в 1929–1930 годах было создано всего 260 МТС, к 1932-м – их уже 2446, 1937-м – 5818, 1938-м – 6350, а в 1940 году – 7069!

В договоре МТС с колхозом предусматриваются показатели урожайности сельскохозяйственных культур, продуктивности животноводства, которые машинно-тракторная станция и колхоз обязуются обеспечить своей работой. МТС выполняет механизированные работы, оказывает техническую помощь колхозу в монтаже машин и энергетических установок для механизации трудоёмких работ на животноводческих фермах, по агрономическому обслуживанию, по улучшению организации, повышению производительности и упорядочению оплаты труда, в подготовке колхозных кадров и постановке учёта в колхозах. МТС производят снабжение тракторов, комбайнов и других машин горюче-смазочными материалами и газогенераторным топливом, ремонтируют тракторы и сельскохозяйственные машины, содержат технический и агрономический персонал станции, проводят подготовку и повышение квалификации трактористов и машинистов из числа колхозников, а также подготовку колхозников. Через МТС советское государство выполняет в колхозах сельскохозяйственные работы на льготных, выгодных для колхозного крестьянства условиях. В свою очередь, колхозы оплачивают произведённые для них тракторные работы натурой за счёт полученной сельскохозяйственной продукции, возмещая затраты государства на производство тракторных работ и на строительство МТС. Все работы на тракторах и машинах МТС и обслуживание тракторов и машин на работе в поле производятся силами самих колхозников, выделяемых для этих целей колхозами.

Колхоз обязуется осуществить агротехнические мероприятия, повысить культуру земледелия, поднять плодородие почвы и урожайность сельскохозяйственных культур. Зона деятельности каждой МТС определяется в основном рациональными размерами концентрации в одном хозяйстве машинной техники, при которых обеспечивается наилучшее использование тракторов и машин, достигаются максимальные результаты в обслуживаемых колхозах. При МТС действует сеть курсов подготовке трактористов, комбайнеров, механиков, бригадиров тракторных бригад.

Смычка города и деревни. Межотраслевая кооперация. Взаимное обогащение новым опытом.

МТС стали центром полного технологического обновления села. Механизация повышает производительность труда и высвобождает рабочие руки, улучшает качество обработки земли, ускоряет сбор урожая. Механизация – это транспортировка, обработка и хранение полученного сельхозпродукта. Много ли крестьянин мог обмолотить собранного зерна, используя цеп и лопату? А комбайн позволяет получить уже на поле обмолоченное зерно. Механизация вытесняет тягловый скот, позволяя площади под корма превратить в пашню. Сельскохозяйственное производство растет за счет химизации (удобрения, гербициды и инсектициды), за счет науки (выведение и внедрение высокопродуктивных сортов растений и пород скота, правильное отслеживание сроков сева и уборки, уход в вегетационный период – та же химическая прополка). Повышение продуктивности растений и скота позволяет высвобождать больше ресурсов.  Далеко не все плодородные земли были ранее засеяны из-за их удаленности от места проживания. С лошадями тут не управишься. Другое дело трактора, позволяющие существенно увеличить рост посевных площадей. А он, в свою очередь, позволяет перейти к 7-летнему обороту земель, когда земля «отдыхает и набирается сил». 

Когда в 50-е годы Хрущев передаст технику колхозам, она быстро придет в негодность и встанет. Сталин предупреждал, что подобных расходов даже передовые колхозы и совхозы не выдержат:

Дело тут не только в технике вообще, а в том, что техника должна все время совершенствоваться, что старая техника должна выводиться из строя и заменяться новой, а новая – новейшей. Но что значит вывести из строя сотни тысяч колесных тракторов и заменить их гусеничными, заменить десятки тысяч устаревших комбайнов новыми, создать новые машины, скажем, для технических культур? Это значит нести миллиардные расходы, которые могут окупиться лишь через 6–8 лет. Могут ли поднять эти расходы наши колхозы, если даже они являются миллионерами? Нет, не могут, так как они не в состоянии принять на себя миллиардные расходы, которые могут окупиться лишь через 6–8 лет. Эти расходы может взять на себя только государство, ибо оно и только оно в состоянии принять на себя убытки от вывода из строя старых машин и замены их новыми, ибо оно и только оно в состояния терпеть эти убытки в течение 6–8 лет с тем, чтобы по истечении этого срока возместить произведенные расходы. Требовать продажи МТС в собственность колхозам значит вогнать в большие убытки и разорить колхозы, подорвать механизацию сельского хозяйства, снизить темпы колхозного производства.

Недалекие люди уверяют: Сталин выжал из крестьян последние соки, отнял последнее зерно для своей индустриализации. Отчасти это так. Иных ресурсов, чем крестьянское зерно, у советской России просто не было. Недалекие люди не договаривают, насколько эта самая индустриализация преобразила село, какой цивилизационный скачок был им совершен буквально за пятилетку.

Начало пятилетки – кулаки, соха и лопата. Конец пятилетки – МТС, агрономия, севооборот.

Село из места одной большой беды превратилось в место для жизни и нового типа культуры. Деревня выдала городу кредит с отсрочкой платежа, получив в результате колоссальную выгоду. Вынужденная отсрочка, увы, привела к трагедии 1932-33 годов.

«Чужая скотинка окажется неухоженной»

Огромное дело по прошествии лет можно произвольно разбить на мелкие части, какой-либо из них придав свой смысл и вектор, и получить любой желаемый результат. Ну и что, что через 10, 20, 30 лет после начала коллективизации деревня была несравнима с дореволюционной! Ведь в 32-33 годах ее заморили голодом. Зачем? Хотели запугать и наказать за сопротивление. Логика!

Если отрешиться от «единственно правильной» версии, что советская власть преднамеренно организовала голод 1932-33 годов, и попытаться найти его объективные причины, картина получится такая. Ряд тенденций, сложившихся в 20-е годы, вошли в резонанс и дополнились засухой 1931-32 г.г. Каждая из них сама по себе была тяжелой, но не катастрофической, зато их суммарный эффект оказался трагичным. Перечислим основные причины без оценки их важности.

-Климатические аномалии 1932-33 г.г.

Жара в Поволжье и Казахстане стояла как в недалеком 2010 году, что автоматически снизило урожайность местами в два раза. К этому следует добавить холодную зиму с погибшими озимыми, поздние посадки из-за холодной весны. На Украине и Кавказе, напротив, лето было столь дождливо, что сорняки вытеснили сам урожай.

-Зараженность урожая бурой ржавчиной, головней и спарыньей.

Потери урожая по разным регионам в сравнении с 1931 годом составляли от 30 до 90%. Следует сказать, что в Центральной  и Восточной Европе потери от ржавчины также были громадными – в Чехословакии и Германии они доходили до 40-80%.

-Ошибки коллективизации

Главной ошибкой была, как говорилось выше, неудачно выбранная модель еврейских киббуцев и невероятный темп изменений. Когда сделали акцент на привычную для селян артель и поумерили прыть, дело пошло гораздо успешней.

-Кулацкий террор

К чему кулаку механизированные колхозы и процветающий крестьянин? Кто тогда станет на него работать, кто будет от него зависеть? Враждебность кулака советской власти была очевидна с первых ее дней, но политика НЭПа вынуждала с ним считаться. Однако уже тогда он видел в немногочисленных артелях угрозу своему положению. И боролся, как мог, самым рыночным из всех методов монополистов- террором.

-Крестьянское сопротивление, забой скота

Учитывая тяжелое положение крестьянина, загнанного в угол самой формой коллективизации, понять его сопротивление вполне можно.С января по апрель 1930 года органами ОГПУ было зарегистрировано 6117 антиколхозных выступлений, в которых участвовали 1.755.300 человек. Количество выступлений впечатляет. Чем не гражданская война? Однако, все же так сказать было бы преувеличением – в выступлениях приняли участие менее 3% советских крестьян или 5% активного сельского населения. Массовые выступления затронули около 10 тыс. колхозов – 5% от общего числа колхозов в стране. В дополнение к прямому сопротивлению крестьянин из протеста против обобществления скота и инвентаря скот вырезал, а инвентарь уничтожал. На Украине вовремя не пропололи сорняки, погубившие выращенное зерно. Саботаж наблюдался и в уборочную, когда крестьяне не спешили убирать урожай.

Когда в колхозы только стали забирать скот, крестьяне посылали прозрачные намеки особо рьяным активистам: «Чужая скотинка окажется неухоженной». Намека не поняли. И крестьянин наказал власть за непонятливость. Поголовье коров и лошадей сократилось вдвое, а овец втрое. Правда, получилось как в поговорке «Назло маме отморожу пальчик».

-Приписки

Местные секретари райкомов, боясь взбучек за срыв показателей, все время их завышали, поэтому в результате и в отчете получилась цифра почти на треть выше реальной – 70 млн. тонн зерна вместо 50. Это не позволило центральной власти вовремя принять все необходимые меры.

А меры принимались. Например, экспорт зерна в сравнении с предыдущим годом снизился втрое, и план хлебозаготовок уменьшили на 4 млн. тонн.

-Ошибки ученых и руководителей

В 30-е годы многих ученых в земельной сфере назвали главными виновниками голода, их судили и некоторых расстреляли. Например, знаменитого исследователя деревни Александра Чаянова или Николая Кондратьева, чье имя с придыханием произносят западные менеджеры. Но вполне возможно, они не были вредителями, а просто увлеклись всеобщим преобразовательным энтузиазмом, охватившим страну еще в 20-е годы, пытались улучшить и ускорить ведущуюся коллективизацию? Хотя некоторые «наработки» тех ученых и сейчас кажутся диковатыми.

Предлагалось сложившееся размещение с/х полностью перекроить. Размещать колхозы и совхозы вокруг линий высоковольтных передач, игнорируя природные условия. Утверждалось, что пригородная зона должна будет окутаться сетью агроиндустриальных комбинатов, полностью электрифицированных, механизированных, использующих городские отбросы, снабжающих население ягодами, овощами, свежим молоком. Работать должны не  крестьяне, а рабочие, выезжающие на поля вахтовым методом.Необходима специализация с/х по монокультурам, моноотраслям, по монопродуктам, как в США.  Дескать, на Украине вместо выращивания зерна необходимо травосеяние, и вообще из центрального и Южных районов выращивание зерна следует переместить на Север и Восток. Колхозам следует молотить хлеб сначала для личного потребления, а потом для государства. Лучше перераспределять наряды от хорошо работающих колхозников к плохо работающим – как бы подтягивать отстающих. При таких огромных просторах нечего заботиться о поддержании плодородия почв, о севообороте – выгодней просто переходить с места на место. Выгодней цеховой тип специализации совхозов с перегонами скота из одного совхоза-цеха в другой совхоз-цех. В наиболее смелых проектах – перегоны скота для откорма в ЦЧО и на Среднюю Волгу из Казахстана.

Подобный авангардизм в полной мере не был реализован, но частично в некоторых районах и хозяйствах воспринимался как инструкция к применению. Оценить вклад подобных идей и рекомендаций в общий кризис 32-33 годов сейчас невозможно, но тогда Верховный суд дал ему суровую оценку. И кто будет утверждать, что вовсе безосновательно?

«Урожай наш урожай, урожай высокий»

Перед Мировой войной в России работало 200 тракторов. Построенные в ходе индустриализации Харьковский и Сталинградский тракторные заводы к 1930 году произвели уже 200 тысяч машин. К 1937 году на полях работало полмиллиона тракторов, 129 тысяч комбайнов и 142 млн. грузовых автомобилей. Машинно-тракторными станциями обслуживалось 90% колхозов.

Новый устав артели гарантировал существование личного подворья у каждого колхозника. 
С 1 января 1935 г. была отменена карточная система на хлеб и хлебные продукты. Крестьяне-единоличники убеждались в преимуществах колхозного строя и вступали в колхозы. В 1937 г. в коллективном секторе уже находилось 93% крестьянских хозяйств и 99,1% посевной площади. 
В 1913 г. валовый сбор зерна был равен 801 миллиону центнеров. В годы НЭПа после разрухи Гражданской он достиг 600 млн. центнеров, что перестройщики выдавали за успех рынка. За 10 лет коллективизации сбор побил оба рекорда – 1202,9 миллиона центнеров. Произошло это как за счет роста пахотных площадей, так и за счет урожайности: в предвоенные годы 7,4 центнера с 1 га, теперь – 9,1 центнера.
В 1938-1941 годах все без исключения зарубежные авторы отмечают резкий рост уровня жизни крестьян. Улучшение жизни крестьян по сравнению со временами НЭПа заключалось не только в улучшении питания, но и в увеличении потребления промышленных товаров, но особенно – в улучшении социальной сферы. С 1927 по 1937 год количество коек в сельских больницах увеличилось в 3 раза, а число сельских врачей – в 2,5 раза. 
Газета «Тан» во Франции писала. «Во Франции, где земельная собственность раздроблена до бесконечности между отдельными собственниками, невозможно механизировать сельское хозяйство; Советы же, индустриализируя сельское хозяйство, сумели разрешить проблему». 

Приводить бесконечные ряды цифр эффективности колхозов мы не будем, их нетрудно найти при желании. Главное – уровень жизни крестьян вырос существенно, хотя и неодинаково. Показательны в этом смысле многочисленные случаи, когда во время Отечественной войны на личные сбереженья крестьян строились танки и самолеты для Красной армии. И это были сбережения не ростовщиков и кулаков, наживавшихся на чужом труде, а крестьян-передовиков, зарабатывавших, что называется, свои горбом, своим собственным трудом.
Война уничтожила примерно треть сельской экономики, но уже в 1954-1961 гг. в СССР были самые высокие в мире темпы роста сельхозпродукции – 6%. По сравнению с рекордным 1913 годом, когда было произведено 250 кг зерна на душу населения, СССР увеличил эти показатели в 3 раза.

Лишние люди

Одной из ключевых проблему русского села в начале 20 века считалось его перенаселенность, избыток рабочей силы – по разным оценкам 20-30 млн. человек. Впрочем, приходящий в деревню капитализм во всех странах давал такой результат. Лишних просто выдавливали с их земли. То же планировал Столыпин, создавая «русских фермеров». По наследству эта проблема досталась и советской власти. А когда в 20-е крестьяне стали лучше питаться, подскочила рождаемость, лишь усугубившая эту проблему. Но на то она и народная власть, чтобы искать решения для всех. Лишние люди и руки нужны были индустриализации, и они отправились в город. Но не абы куда в поисках лучшей доли. Из села уезжали по так называемой рабочей путёвке. Можно было и без неё, но тогда место будешь искать сам, ехать за свой счёт неизвестно куда, а это для крестьянина психологически непросто. Как получали и доставляли путёвки? Тоже очень просто и эффективно. К концу 20-х годов партийные и хозяйственные органы подготовили несколько десятков тысяч вербовщиков. Вербовщики заключали договор с предприятиями, многие из которых только начинали строиться. Например, строящемуся заводу надо было тысячу рабочих мест. На это количество выпускалось тысяча путёвок, которые передавались вербовщикам. Оплата вербовщикам зависела от количества приехавших по путёвкам. На основании мест-путёвок строились общежития, резервировались продовольственные карточки (пайки), приехавший работник сразу получал «подъёмные деньги», планировалось обучение и так далее. Ехавшие по путёвкам обеспечивались бесплатным проездом до места назначения. Это давало невиданную гибкость распределения трудовых ресурсов.

Городское население СССР с 1926 по 1940 год выросло с 26 до 61 млн. человек. Но и деревня не обезлюдила – крестьянское население за это же время выросло на 10% со 120,7 до 132 млн. чел. А вот валовая продукция сельского хозяйства увеличилась более чем на 40%.

Творческая советская демография и хозяйствование.

В постели со шпионом

Советский опыт как магнитом притягивал внимание зарубежных аналитиков и специалистов разного рода. Однажды осенью 1934 года под видом фермерской делегации в страну заглянули американские спецы, в задачу которых входило оценить, насколько опасным конкурентом может стать СССР на мировом рынке сельхозпродукции. «Фермерам» предъявили все, что те захотели.

Вот некоторые наблюдения из их секретного отчета, неизвестно как попавшего куда надо.

«Делается попытка поставить сельскохозяйственную практику на научную основу. До революции было мало хорошо организованных станций для разработки местных сельскохозяйственных проблем. Сейчас такая станция имеется фактически в каждой области. … Значительная часть научной работы, широкое развитие которой сейчас только начинается, великолепна и должна оказать глубокое влияние на сельскохозяйственную практику. Вместо случайной смеси сортов, которой характеризовалась крестьянская продукция до революции, сеется лишь один сорт и одна порода, например, пшеницы, в пределах каждой зоны, на которые поделена страна. Это само по себе является фактором большого значения в будущей конкуренции, которой мы должны ожидать от России в области мировой торговли. Россия производит однородные сорта в большом количестве, и каждый будет иметь признанную ценность в мировой торговле.  Правительство сможет собирать и экспортировать целые пароходы гарантированного качества». 

«Наше первое соприкосновение с коллективным ведением хозяйства имело место вблизи Харькова в селении Ольшня с 10 тыс. жителей, из коих 8 тыс. работают в колхозах. Прежде это село было окружено полосками земли в несколько ярдов ширины и до тысячи и больше ярдов длины. Каждый крестьянин владел одной или несколькими полосками, разбросанными на различном расстоянии. Долгие часы уходили на ходьбу от одного мелкого участка к другому в период вспашки, сева и уборки. Эти полоски были слишком узки для применения машин, более сложных, чем плуг или простая косилка… 
В Ольшне тысячи мелких участков объединены в 8 больших полей, отведенных под отдельную культуру. Большая часть работы проделывается тракторами. Благодаря работе машин земля глубоко вспахивается и хорошо взрыхляется там, где это нужно. Подобного рода объединение мелких участков имело место по всей России, и мы должны признать, что в этом отношении произошла огромная перемена к лучшему. В Ольшне председатель колхоза им. Сталина, крестьянин местного села, наделенный необычной энергией, способностями и предусмотрительностью, весьма гордый достижениями своего колхоза. Члены колхоза сгруппированы в бригады под руководством выборных лиц, которыми являются обычно наиболее способные крестьяне данной группы. Для надобностей каждой отрасли хозяйства возведены постройки: хлева для лошадей и скота, свинарники, житницы, подвалы для хранения картофеля и овощей. Все 4 колхоза, которые мы посетили, были заняты сооружением необходимых построек. В этих постройках не было решительно ничего несуразного; они основательны, по большей части крыты соломой и достаточны для надобностей практического хозяйства. Они гораздо лучше тех построек, которые прежде принадлежали отдельным крестьянам». 

«До революции женщины работали на полях наряду с мужчинами, как это имеет место в странах юго-восточной Европы. Эти женщины обычно брали своих грудных младенцев и малых детей в поле. Сейчас каждый ребенок посещает школу. Дети дошкольного возраста получают уход в детских садах и яслях. Исходя из нашего и западноевропейского уровня, эти сельские учреждения кажутся примитивными и оставляют желать много лучшего, но по сравнению с тем положением, когда ребенок оставался на поле под телегой среди грязи и насекомых, это – чудеса комфорта. Многие крупные села имеют больницы с родильными приютами – вещь, до революции неслыханная. Обычное в старой России битье жен, как говорят, фактически исчезло. Во всех посещенных нами колхозах на нас произвело впечатление то обстоятельство, что нигде не видно никакой попытки делать что-либо напоказ, для виду. Делается все то, что необходимо для хорошего ведения хозяйства, и крестьянский здравый смысл избегает всего несущественного». 

«В Киеве мы посетили машинно-тракторную ремонтную мастерскую (МТМ). В штабе МТМ имеется телефонная распределительная доска с проводами, связанными со всеми колхозными станциями и с центральным Наркомземом в Киеве. Киев имеет связь с Москвой. В горячую пору можно ежедневно давать распоряжения и получать отчеты о работе. Таким путем московские власти имеют возможность постоянно следить, как обстоит дело во всех частях Союза в отношении вспашки, посева и уборки. С широко разветвленной организацией, проникающей до каждого колхоза, московское правительство потенциально имеет возможность получать более быструю и точную информацию по сельскохозяйственным вопросам, чем, быть может, любая другая страна в Европе. В каждой МТМ на Украине установлен типографский станок. В других сельских районах CССP мы не видали типографских станков, и не знаем, получило ли это средство передачи информации всеобщее распространение по Советскому Союзу, которым ведает специальный редактор, издающий периодически листок. Несмотря на то, что первоочередной задачей этого листка, вероятно, является распространение политической пропаганды, он, вместе с тем, служит и местным человеческим интересам, создавая для крестьянина стимул участвовать в этом листке своими заметками и статьями. Таким путем крестьянин, выучившийся читать, получает стимул к тому, чтобы заинтересоваться происходящим вне его деревни. Крестьянин превращается в мыслящее человеческое существо с определенным взглядом на жизнь, горизонт которого выходит за пределы земельного участка, обрабатываемого его деревней. Создается национальное самосознание и взгляд на окружающий мир, вместо той индивидуалистической интроспекции, которая была характерна для дореволюционного крестьянина». 

«На следующий день мы посетили молочный потребительский кооператив в Ростове. Это предприятие, работающее всего два года, хорошо выстроено, с санитарными полами и белыми изразцовыми стенами. Оно хорошо оборудовано современной аппаратурой по обработке и охлаждению молока. Имеются контрольные лаборатории, как химическая, так и бактериологическая. Работники, непосредственно соприкасающиеся с продуктами, должны принимать душ и надевать при входе чистую одежду. Имеется комната для маникюра, где ухаживают за ногтями. Работу хозяйства в некоторых отношениях нельзя считать безупречной. Например, окна не закрыты занавесками от мух. Тем не менее, по сравнению с дореволюционной системой распределения молока по всей южной России, это молочное хозяйство является огромным достижением. 

Общее впечатление от увиденного было сформулировано так: необходимо в ближайшие годы быть готовыми к появлению в лице СССР конкурента США в области сельского хозяйства! 

Итоги

Весело поющие на полях девушки-колхозницы и лихо пляшущие комбайнеры с трактористами – это явное художественное преувеличение раннего советского кинематографа. В деревне по-прежнему жили трудно и работали очень и очень тяжело. Правда, теперь работали не чтобы как-то выжить, а чтобы жить. Мать не боялась, что половина малышей перемрет от недоедания и болезней – на село пришла медицина. Ее не пугало, что дети вырастут необразованными, помогая папке на поле и мамке по дому – теперь все обязательно учились в школе. А после школы могли тут же в колхозе получить новую профессию механизатора, шофера или доярки. И могли уехать в город, да не в поисках лучшей доли, а просто получить выбранную профессию или хорошее образование. Все это вселяло в людей надежду, вдохновляло.

Трансформация всей огромной страны за какие-то 7-10 лет!

Нам есть с чем сравнить. Нет, мы не про ВВП в 2 раз, ни про 25 млн. высокотехнологичных мест и не про среднюю з/п 2,5 тыс. евро. Кто в это верил? 8 лет назад вышли майские указы – как обстроить Россию за президентский срок. Скромный перечень малозначимых мероприятий. Но и из этих указов ни один не был выполнен. Ни один. Сравнивайте. Вот вам социализм с его грубоватостью, масштабом и конкретикой, и капитализм с ласковой болтовней, пустопорожними планами и фальшиво страдающими за народ лидерами. Вот подлинная власть, и вот бездарная пародия на нее. Выбирайте. Хотя бы для будущего своих детей и внуков.

Написано на основе материалов http://www.great-country.ru/articles/sssr/sov_selo/

Владимир Терещенко

Обсудить на https://www.facebook.com/vltereshchenko

Оценка информации
Голосование
загрузка...
Поделиться:
Один комментарий » Оставить комментарий
  • 2 2

    Умиляюсь очевидца сквозь века! Есть ситуация- много народа, но кое-кто что-то имеет и может, но недостаточно, чтобы кормить всех. Первый подход – позволит таким индивидуалам верховодить. Кого надо они оставят при себе, а остальных выдавят в город поднимать индустрию. От столыпинского подхода надо было просто пригреть городскую бедноту и вложиться в индустрию. Сталинский подход – смешать всех и все и ждать, когда самоорганизуются и дадут рост производительности. Понятно, что на первых порах это разорение лучших, выталкивание лишних по произвольному праву в город, такая же нищета и неустроенность. И только призрев городскую бедноту и чухнув в индустриализацию можно порешать вопрос. Называется, финт ушами и вряд ли какой либо вариант лучше. А вот хуже – ничего не делать, поскольку как произведут достаточно для себя, не будет ни индустриализации, ни тех, кому что-то надо. Посмотрите на Индию, хотя и там многое поменялось.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Информация о сайте

Ящик Пандоры — информационный сайт, на котором освещаются вопросы: науки, истории, религии, образования, культуры и политики.

Легенда гласит, что на сайте когда-то публиковались «тайные знания» – информация, которая долгое время была сокрыта, оставаясь лишь достоянием посвящённых. Ознакомившись с этой информацией, вы могли бы соприкоснуться с источником глубокой истины и взглянуть на мир другими глазами.
Однако в настоящее время, общеизвестно, что это только миф. Тем не менее ходят слухи, что «тайные знания» в той или иной форме публикуются на сайте, в потоке обычных новостей.
Вам предстоит открыть Ящик Пандоры и самостоятельно проверить, насколько легенда соответствует действительности.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет. Прежде чем приступать к просмотру сайта, ознакомьтесь с разделами:

Со всеми вопросами и предложениями обращайтесь по почте info@pandoraopen.ru