Главная » Вооруженные силы, История, Творчество

Великая Отечественная война сделала легендами многие образцы отечественного оружия и вооружения

11:30. 27 мая 2019 855 просмотров Один комментарий Опубликовал:
 

Танк Т-34, пушку ЗиС-3, штурмовик Ил-2, пистолет-пулемет ППШ, ручной пулемет ДП-27, пистолет ТТ… В этом длинном ряду достойное место занимает и самозарядная винтовка СВТ-40, принятая на вооружение РККА 13 апреля 1940 года постановлением Комитета обороны при Совнаркоме СССР.

«Света», «Светка» — такими ласковыми для оружия прозвищами называли самозарядную винтовку Токарева советские бойцы. В этом имени воплотилось все: и любовь к мощной, отличающейся хорошей надежностью винтовке, и признание ее капризного характера, требовательности и даже некоторой изнеженности оружия, ставшего, тем не менее, одним из самых узнаваемых символов Великой Отечественной.

Опыты по созданию автоматических винтовок и в России, и на Западе начались еще в годы Первой мировой войны. Ее опыт однозначно свидетельствовал, что боец, вооруженный самозарядной винтовкой, способен вести более плотный огонь. Это было особенно важно в условиях затяжной позиционной войны, когда от плотности огня зависит способность обороняющихся сдержать напор наступающих.

Русские войска убедились в этом, когда в 1916 году начали в экспериментальном порядке использовать так называемый «автомат Федорова»: автоматическую винтовку, созданную оружейником Владимиром Федоровым под японский патрон 6,5 мм. Оценили это оружие и в первых советских частях специального назначения, таких как 1-й автоброневой отряд имени Свердлова и Дивизия особого назначения (будущая дивизия им. Дзержинского). Именно в умелых руках бойцов, знающих не только сильные, но и слабые стороны необычного оружия, оно становилось по-настоящему эффективным.

Автоматическая винтовка Федорова оказалась недостаточно проработанной и доведенной, и говорить о ее серийном выпуске не приходилось: в общей сложности в России и СССР выпущено около 3400 единиц. Формально она оставалась на вооружении подразделений РККА до 1929 года, а эпизодическое использование отмечалось даже в годы Советско-финской и Великой Отечественной войн. Но интереснее другое: многое из накопленного за время эксплуатации «автомата Федорова» опыта оказалось справедливо и по отношению к его наследницам — автоматическим винтовкам, принятым на вооружение в СССР во второй половине 1930-х.

Работы над созданием новой автоматической винтовки начались в Советском Союзе еще в середине 1920-х годов. Свои силы в этом направлении пробовали многие отечественные оружейники, но довести свои разработки до серийного производства удалось только двоим: Сергею Симонову и Федору Токареву. Симонову удалось опередить Токарева: его винтовка, созданная к 1931 году, оказалась более удачной. Вскоре ее отправили на полигонные испытания, затем поступил заказ на изготовление опытной партии и в 1936 году (после десятилетней доработки!) симоновская система была принята на вооружение. Винтовка получила название «автоматическая винтовка Симонова образца 1936 года», и Красная Армия успела опробовать ее в боях у озера Хасан в конце лета 1938 года. Кстати, незадолго до этих боев, на первомайском параде 1938 года АВС-36 была впервые представлена публично: в парадных колоннах прошли несколько подразделений, вооруженных этой винтовкой.

Но все-таки СВТ-38 обладала главным достоинством по сравнению с основной винтовкой РККА, заслуженной трехлинейкой Мосина образца 1891/30 годов: она была самозарядной и имела вдвое больший магазин. Этого хватало, чтобы обеспечить гораздо большую плотность огня — то есть решить именно ту задачу, которая ставилась перед новой системой оружия. Поэтому в конце 1939 – начале 1940 годов Токарев доработал свою винтовку, сделав ее насколько возможно более легкой, и именно этот вариант – СВТ-40 – стал наиболее знаменитым.

Руководство СССР и командование РККА решили не принимать в расчет недостатки СВТ-40 ради двух основных достоинств — скорострельности и многозарядности. И еще до официального принятия модернизированной винтовки на вооружение ее начали отправлять в подразделения и соединения Красной армии, дислоцированные вдоль западной границы Советского Союза.

Такая спешка объяснялась просто: «Света», как винтовку уже успели окрестить красноармейцы, повоевавшие с нею на Халхин-Голе и в ходе Зимней войны, должна была заменить трехлинейку в качестве основного стрелкового оружия Красной Армии. В соответствии с этой задачей изменили и довоенные штаты стрелковой дивизии: теперь в ней на долю СВТ приходилась треть всего стрелкового оружия. Причем такое соотношение достигалось прежде всего за счет того, что все обслуживающие подразделения сохраняли «мосинки»: в стрелковой роте СВТ должны были иметь в качестве личного оружия три бойца из четырех, а в отделении — все без исключения! Но разработанные планы потерпели неудачу в столкновении с реальностью.

И проблема, как вскоре выяснилось, была не в способности советской промышленности обеспечить необходимое количество самозарядных винтовок Токарева. Как раз эту задачу оружейные заводы решали достаточно успешно: в Туле полностью перешли на выпуск СВТ-40, активно подключился Ижевск. Официально выпуск модернизированной винтовки Токарева начался с июля 1940 года, и за месяц только туляки выпустили их 3416 штук. Дальше — больше: в августе выпуск составил 8100 штук, а в сентябре — уже 10 700 штук. В следующем, 1941 году на двух заводах, Тульском и Ижевском, был запланирован выпуск 1,8 млн СВТ-40, в 1942-м — уже 2 млн, а общий объем выпуска самозарядной винтовки Токарева к 1943 году должен был составить 4,45 млн единиц!

Когда «Светы» пошли в войска, оказалось, что по-настоящему освоить это оружие способны далеко не все красноармейцы. Лучше всего с задачей справлялись те, кто имел хотя бы среднее образование и был более-менее на «ты» с техникой (или же, по крайней мере, не боялся ее). Но процент таких призывников в Красной Армии накануне войны был невелик, так что не стоит удивляться тому, что к 22 июня 1941 года новыми винтовками всерьез овладели не больше четверти личного состава дивизий западных военных округов.

Метки: история и археология

Один комментарий » Оставить комментарий


  • 4370 2982

    Вот прикол, а? Тупые русские недоучки боялись оружия и не могли его освоить?!
    Три класса образования или три коридора позволяли стрелять из Мосинки с 5 патронами, но не позволяли из СВТ с 10 патронами? Это там такие сложности в управлении? Или разобрать-собрать-почистить не могли, деталей много? Ну так если четверть личного состава освоили то могли би разбирать собирать и чистить остальным дятлам, и те бы научились. Нет, ребята, всё не так, что-то здесь не так.

    Это в стране, где к 3-му классу три четверти деревенских пацанов уже делали дома самопал, или пугалку, или вообще уже разбирали патроны и жгли порох, таская его у отцов-охотников? Что-то не верится. Впрочем, городские не отставали.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)