Главная » Невероятное в мире

О.Х. Деревенский: Стратегическая ошибка современной физики -2

08:30. 16 ноября 2018 1177 просмотров Один комментарий Опубликовал:

…«Влезай – не убьёт!»

Много пришлось потрудиться нескольким поколениям экспериментаторов, чтобы прийти к выводу: электрические явления обусловлены не флюидами какими-нибудь, а частицами вещества, которые являются носителями особого свойства – электрического заряда.

Но что такое электрический заряд – физике до сих пор неизвестно. Здесь физика ведёт себя как медицина, которая работает с симптомами, а причины заболевания не понимает.

Заряженные частицы ведут себя так, как будто оказывают друг на друга силовые воздействия, которые худо-бедно описаны математически. Но откуда они, физически, берутся? Нам объясняют: «Каждым зарядом порождается электромагнитное поле. А уж поле действует на заряды – на расстоянии». – «А как действует-то? Почему оно – тянет?» – «А просто тянет, и всё. Свойство такое!»

Сравните этот лепет с концепцией «цифрового» физического мира. Согласно ей, электрические заряды не оказывают друг на друга никакого физического воздействия – ни непосредственного, ни через придуманное поле. Потому что электрические заряды – это просто метки для пакета программ, который рулит частицами, имеющими эти метки, и обеспечивает всё то, что называется электромагнитными взаимодействиями [Г1].


Эти метки – двух типов – физически организованы до смешного просто [Г1]. Но такая метка у частицы либо есть, либо её нет. Зарядов, дробных от элементарного – которые приписывают кваркам – в Природе не бывает!

Но, опять же, мы обещали убийственные экспериментальные факты. Вот, считается доказанным, что электричество в металлах переносится свободными электронами. Это правда, но это далеко не вся правда. В лучших проводниках, даже при предельных токах, скорость продвижения роя свободных электронов не превышает нескольких миллиметров в секунду [П1,К1].

Теперь представьте: длинная двухпроводная линия, к дальним выводам которой присоединён разряженный конденсатор. А на ближние выводы мы вдруг подаём постоянное напряжение. Хорошо известно: после этой подачи, напряжение на конденсаторе (уменьшенное из-за падения напряжения на линии) появится молниеносно – спустя время, равное длине линии, делённой на скорость света.

Конечно, это молниеносное напряжение обеспечивается не притоком-оттоком свободных электронов – которые движутся с черепашьей скоростью. Приток-отток электронов, дающий настоящую, силовую зарядку конденсатора, происходит за время, совсем не зависящее от длины линии – это время есть произведение омического сопротивления цепочки на ёмкость конденсатора. Чем больше ёмкость – тем, при той же цепочке, дольше заряжается конденсатор!

Тогда какими же носителями электричества обеспечивается появление напряжения «со скоростью света»? Причём, ведь на одной пластине конденсатора появляется отрицательное электричество, а другой – положительное! Вы скажете, что в металлах нет мобильного положительного электричества?

Ошибаетесь! Вот – замечательное явление: эффект Холла [П1,К2]. При прохождении тока через образец, в поперечном магнитном поле заряды обоих знаков сносятся к одной и той же грани образца – поэтому через холловскую разность потенциалов любят определять, носители какого знака доминируют в том или ином образце. И вот, есть металлы – например, цинк и кадмий – в которых доминирует мобильное положительное электричество [П1]. Заметьте: доминирует – это аномалия. А когда мобильное положительное электричество в металле не доминирует, но всё-таки есть – это норма!

Прежде чем сказать, что же оно собой представляет, вспомним ещё про полупроводники. У них доминирование мобильного положительного электричества встречается в доброй половине случаев. Долго думали физики – что же это за свободные частицы с положительным зарядом, которые мельтешат в твёрдых телах.

Хотя, что тут думать – нет в твёрдых телах таких частиц. Корифеи это прекрасно понимали, поэтому договорились называть как бы свободный как бы носитель положительного электричества высоконаучным термином «дырка». Непротиворечивого определения того, что такое «дырка», мы нигде не нашли. Вся теория «дырочной проводимости» строилась по принципу: «чтобы объяснить вот это, нужно сделать вид, что мы забыли вон про то, и наоборот» [Г10].

А до жизни такой дошли из-за того, что думали: раз носителями электричества являются заряженные частицы, то для переноса электричества непременно требуется перенос вещества. Отнюдь: электричество отлично переносится без переноса вещества – с помощью связанных в атомах зарядов [Г1] (популярно – [Д2]).

Эту тему физика откровенно прошляпила – из-за своих никуда не годных представлений об атомных структурах. Теоретики же полагают, что электроны и протоны, входящие в состав атомов, имеют свои заряды постоянно. И, якобы, каждый с каждым постоянно взаимодействует. Только этот подход отчего-то не даёт разумной физической модели устойчивых атомных структур – так что здесь потребовались мутные квантово-механические подпорки.

А в «цифровом» физическом мире – всё гораздо прозрачнее. Каждый атомарный электрон связан только с одним протоном ядра – благодаря работе специального алгоритма, который «подвешивает» их на конкретном расстоянии друг от друга. Механизм формирования этой связки «протон-электрон» подразумевает, что их электрические заряды попеременно отправляются в небытие: когда есть заряд протона, нет заряда электрона, и наоборот. Если оба они находятся в бытии в течение своих полупериодов этого циклического процесса, то, в среднем, заряд связки «протон-электрон» является нулевым.

Но у некоторых связок «протон-электрон» (конкретно – у валентных) допускается сдвиг этого равновесия: скажем, заряд электрона находится в бытии треть периода, а заряд протона – две трети. Тогда в связке «протон-электрон» имитируется ненулевой электрический заряд – это явление мы называем «зарядовым разбалансом» [Г11,Г1]. Имитированные таким образом заряды участвуют в электромагнитных взаимодействиях, как и обычные заряды.

На внешние воздействия свободные заряды откликаются своими подвижками, а связанные – зарядовыми разбалансами. Причём, зарядовый разбаланс может быть передан с одного атома на другой, и так далее. Вот вам и перенос электричества без переноса вещества.

Модель зарядовых разбалансов оказалась базовой для понимания физики множества электрических явлений. Эта модель помогла дать, наконец, разумное объяснение ослабления электрического поля в объёме диэлектрика [Г11], ведь традиционные представления о выстраивании молекулярных диполей против внешнего поля – не выдерживают никакой критики.

Модель зарядовых разбалансов помогла объяснить, наконец, различия в электропроводности у металлов [Г12], полупроводников [Г10] и диэлектриков – и дать, наконец, правдоподобную теорию электрического пробоя твёрдых диэлектриков [Г13]. Она дала качественное объяснение феноменам пьезоэлектричества и сегнетоэлектричества. Она позволила дать, наконец, разумное объяснение явления намагниченности [Г1] (популярно – [Д2]).

На намагниченности мы остановимся особо. С некоторых пор её считают результатом упорядочивания собственных магнитных моментов электронов – т.н. спинов. Понятие спина электрона было введено чисто формально – чтобы связать концы с концами в атомной спектроскопии.

Но придумка оказалась настолько удачной, что теоретики сваливают на спин электрона ответственность за всё, что только можно – не имея для спина никакой физической модели и прекрасно зная, что у свободного электрона спин никак не проявляется на опыте. Поэтому можно смело сказать, что в ортодоксальной физике нет объяснения намагниченности.

А у нас оно есть. Магнитное действие порождается токами, т.е. упорядоченными движениями электричества. Но в постоянном магните не могли бы годами циркулировать свободные электроны – из-за потерь на джоулево тепло. А при переносе электричества зарядовыми разбалансами – потерь на джоулево тепло нет. Создайте в образце циркуляцию зарядовых разбалансов – вот вам и постоянный магнит.

У металлов такое возможно из-за важной особенности их структуры. Атомы металлов имеют минимальные количества валентных электронов – недостаточные, чтобы построить кристаллическую решётку на стационарных химических связях с соседями. Поэтому кристаллическая структура металлов является динамической – она держится на переключаемых химических связях [Г12].

При высокой упорядоченности этих переключений, можно говорить о миграциях химических связей в образце. Намагничивающее поле порождает миграции зарядовых разбалансов – вместе с миграциями химических связей, по замкнутым цепочкам атомов. Убрали намагничивающее воздействие – а циркуляции зарядовых разбалансов сохранились. И они сами оказывают магнитное действие. Годами!

Мы это всё вот к чему. При подвижках в металлах зарядовых разбалансов – нет потерь на джоулево тепло, а при подвижках в металлах свободных электронов – эти потери есть всегда.

Явления сверхпроводимости, т.е. упорядоченного движения электронов в образце в условиях нулевого омического сопротивления при субкритической температуре – этого явления в Природе нет, а за него нам выдают нечто иное.

Блестящий анализ автора [Ф1] показал, что в первой волне опытов по «сверхпроводимости» имела место, в действительности, сверхнамагниченность образцов – а упорядоченного движения электронов в них вовсе не было.

Действительно, «Каммерлинг-Оннесу пришло в голову разрезать сверхпроводящее свинцовое кольцо… Казалось, что ток должен прекратиться; в действительности, однако, отклонение магнитной стрелки, регистрировавшей силу тока, при перерезке кольца нисколько не изменилось – так, как если бы кольцо представляло собой не проводник с током, а магнит» [Ф2].

В режиме сверхнамагниченности работали первые «сверхпроводящие» устройства – короткозамкнутые соленоиды. Но, начиная с достаточно большой длины обмотки, короткозамкнутые соленоиды отказались переходить в режим генерации сильного магнитного поля – при, казалось бы, субкритической температуре.

По-честному, это был крах концепции сверхпроводимости. Поэтому специалисты принялись откровенно дурачить публику. Они стали подключать обмотки больших соленоидов ко внешним источникам тока. Теперь в цепи электроны двигались принудительно – и публику уверяли в том, что хотя в источнике тока и в токоподводах электроны движутся в режиме обычной проводимости, в охлаждённом соленоиде-то они движутся в режиме сверхпроводимости.

Между тем, имеются чёткие указания [Г1] на то, что здесь и в соленоиде имеет место обычная проводимость – с выделением джоулева тепла.

В т.н. «сверхпроводящих соленоидах» – токамаков, Большого адронного коллайдера, и др. – это тепло выделяется в огромных количествах, но оно отводится эффективным низкотемпературным хладагентом. А если хладагент не справляется, «сверхпроводящие» обмотки весело горят. Как и положено обычным проводникам.

Для справочки: короткозамкнутые соленоиды, генерировавшие сильное поле, не горели ни разу. Ведь тока электронов в них не было!

Публику обмануть можно, но Природу – нет.

Держи «гения всех времён и народов»!

«Да, – скажут нам, – в физике иногда бывают недоразуменьица. Но зато уж её теоретический фундамент – это о-о-о! Не подкопаешься!» Это они про теорию относительности – специальную да общую. А нужно ли под них подкапываться? Давайте просто посмотрим – а подтверждаются ли они хоть одним экспериментом?

Релятивистское сокращение длины никто прямо не обнаружил. Зато, говорят нам, обнаруживается релятивистское замедление времени: у того, кто движется – время, мол, замедляется. Вон, мюоны, которые летят почти со скоростью света – дольше, мол, живут и больше пролетают!

Эти закидоны рассчитаны на тех, кто не пойдёт разбираться: с чем же сравнивали поведение тех мюонов – ведь других-то не было. Но, кто разберётся, тот поймёт, что эти опыты с мюонами – один из позоров физики ХХ века [Г1]. А потом были эксперименты с транспортируемыми атомными часами. Уж тут точно эффект есть – только не тот, что предсказывает теория относительности.

Она же говорит: «движущиеся часы замедляют свой ход». Вот, одни часы остались в лаборатории, а другие полетели на самолёте – так думаете, что первые покоятся, а вторые движутся? А с «точки зрения» самолёта – всё наоборот! Это же главный прикол – парадокс часов, или близнецов.

Так вот, оказалось, что этот парадокс есть только в гнилой теории, а на практике его нет. Повозили вы часы, затем вернули в лабораторию и сличили с теми, что там оставались. Набежавшая разность показаний – всегда однозначна, независимо от «точек зрения» кривых и косых наблюдателей.

Более того, эту однозначную разность не удаётся правильно рассчитать, используя относительную скорость первых и вторых часов. Это – конец концепции относительных скоростей!

Для правильного расчёта, требуется знать индивидуальную скорость тех и других часов, рассчитать их индивидуальные замедления ходов, а потом найти разностный эффект [Г1].

А что такое – индивидуальные скорости? Выше мы говорили про «истинные» скорости. Это – они же.

В околоземном пространстве – это скорости в геоцентрической невращающейся системе отсчёта. «Истинная» скорость лабораторных часов – не равна нулю, потому что лаборатория движется из-за суточного вращения Земли.

А, скажем, «истинная» скорость бортовых часов GPS – это орбитальная скорость спутника, которая, при круговой орбите, постоянна.

Считается, что поведение бортовых часов GPS – триумфально подтверждает теорию относительности. Громче всех об этом кричат те, кто меньше всех знают, как GPS работает. А те, кто знают – те помалкивают.

Возьмите один из лучших учебников по GPS [Т2] – в нём приведены немыслимые подробности. Но, так сказать, о главном – о том, как в GPS учитываются эффекты теории относительности – в нём нет ни слова. Потому что само формирование системной шкалы времени GPS основано на концепции «истинных» скоростей бортовых часов.

То есть, практика показывает: концепция относительных скоростей не работает в реальном физическом мире, а концепция «истинных» скоростей – работает.

«Истинная» скорость объекта в околоземном пространстве – однозначна, на ней никак не отражается то, что земная гравитационная «воронка» движется по орбите вокруг Солнца. Этот принцип работает не только для скоростей тел, но и для скорости распространения света.

Вот почему, в посрамление теории относительности, возможны оптические приборы, которые способны автономно детектировать свою «истинную» скорость. Как интерферометр Майкельсона-Морли, так и установка Брилета-Холла [Б2] давали отклик [Г1] на скорость своего движения в сторону местного востока – куда их несло суточное вращение Земли. Нам врали про «нулевой результат» опыта Майкельсона-Морли. Там не проявилось орбитальное движение Земли, но истинное-то движение прибора проявилось – всё как полагается!

Да что там, бывали и более оглушительные результаты. Чем определяется линейный эффект Допплера – если не относительной скоростью излучателя и приёмника? По нашей логике, он определяется «истинными» скоростями того и другого.

Заметим, что планеты покоятся в своих гравитационных «воронках», т.е. их «истинные» скорости равны нулю. Значит, при радиосвязи между планетами, должен отсутствовать допплеровский сдвиг, соответствующий их движению друг относительно друга – да с космическими скоростями!

Мало кто знает: именно это и обнаружила в 1961 г. группа Котельникова – при радиолокации Венеры узкополосным сигналом [К3,К4,К5]. Сам принцип регистрации отражённого сигнала был основан на выделении его из шумов в узкой полосе – а чтобы он в эту полосу попал, требовалось, по теории, компенсировать огромный допплеровский сдвиг.

И оказалось: когда эта компенсация проводилась, сигнал не регистрировался, а когда компенсация НЕ проводилась, сигнал уверенно регистрировался. Одного этого факта было достаточно, чтобы повергнуть в прах теорию относительности. Поэтому про этот факт не кричали громко. А затем специалисты без лишнего шума перешли на импульсную радиолокацию планет – при которой эффект Допплера не измеряется – и постарались поскорее забыть про тот узкополосный кошмар.

Но вернёмся-ка к опытам с атомными часами. Их ход, как предсказывает общая теория относительности, должен зависеть от гравитационного потенциала, в котором они находятся. На поверхности Земли они должны идти несколько медленнее, чем на высоте. Это, похоже, единственный практический эффект, который теория относительности предсказывает правильно.

Только – интерпретирует неверно. Она выдаёт его за прямое следствие «гравитационного замедления времени». Такой фундаментальный фактор, как замедление времени, влиял бы на все без исключения физические процессы. Поэтому гравитационное «замедление времени» – как и релятивистское – одинаково влияло бы (в относительном исчислении) на ход часов любых конструкций. Но – ничего подобного!

В 1967 и 1969 гг. США запустили пару спутниковTIMATION [И1] – с великолепными кварцевыми генераторами, которые позволяли уверенно выявить ожидаемую сумму релятивистского и гравитационного эффектов. Увы, эти эффекты не обнаружились. Что же это за «замедление времени», которое на квантовые генераторы действует, а на кварцевые – нет? Практика показывает, что дело здесь не в пресловутом «замедления времени». Квантовые часы изменяют свои хода совсем по другим причинам [Г1]!

А, может, в Природе есть релятивистский рост массы (энергии, импульса)? Без которого, как нас уверяют, «не работал бы ни один ускоритель»!

Как, практически, проявляется релятивистский рост массы? Началось это с опытов по магнитному отклонению быстрых заряженных частиц. По мере приближения скорости частицы к скорости света, требовалось всё более сильное поле для её отклонения. Якобы, из-за того, что увеличивалась масса частицы.

Но это могло быть по другой причине: из-за того, что уменьшалась эффективность воздействия на частицу. Смотрите: парусник разгоняется ветром. По мере приближения скорости парусника к скорости ветра, действие ветра всё слабее, а при равенстве этих скоростей – действия нет совсем.


Но ведь не потому, что масса парусника стала бесконечной! Нюанс в том, что, с помощью одной только методики магнитного отклонения, релятивистский прирост массы (энергии) не измерялся, а принимался на веру.

Чтобы доказать наличие этого прироста, следовало эту чудовищную энергию выделить, превратить в другие формы – а для этого требовалось взаимодействие быстрой частицы не с полями, а с веществом.

Первые же честные измерения тормозных потерь быстрых частиц – в пропорциональных счётчиках [Д4] и фотоэмульсиях [Б3] – показали: энергия частицы не лезет в релятивистскую бесконечность, а выходит на насыщение.

Пришлось релятивистам сочинять вспомогательные теории, которые как бы объясняли, почему пропорциональные счётчики и фотоэмульсии так складно врут в области релятивистских энергий. А чтобы не нарываться на подобные засады в будущем, приняли соглашение: все методы измерения энергии частиц калибровать только по магнитной методике.

После этого, единство измерений иллюзорного релятивистского роста энергии было обеспечено. Про релятивистский рост кричали на каждом углу, но стоило немного разобраться – и оказывалось, что эти крикуны выдавали желаемое за действительное [Г1]. К тому же, нам известны косвенные экспериментальные свидетельства об отсутствии релятивистского роста в Природе [Г1]. Имелись, конечно, и прямые свидетельства об его отсутствии – но об этом помалкивали.

И вот, наконец, эффектную точку в этом вопросе поставил Фан Лиангджао [Л3]. Он сообщил о трёх (!) экспериментах на линейном ускорителе Шанхайского университета – каждый из них с очевидностью говорит об отсутствии релятивистского роста у быстрых электронов.

Особенно впечатляет тот факт, что, при увеличении в разы ускоряющего вольтажа и такого же «увеличения энергии» релятивистского электрона, радиус кривизны его траектории в магнитном поле, вместо увеличения в те же разы, остаётся постоянным.

Это говорит о полной непригодности магнитной методики в релятивистской области измерений [Г14]. А ведь по ней калибруются все остальные методики! Профанацией оказывается физика элементарных частиц и ускорителей, физика высоких энергий, и другие области физики, где концепция релятивистского роста играет значительную роль.

А как насчёт экспериментальных подтверждений общей теории относительности? Её выдают нам за теорию тяготения, но она бессильна в вопросе о превращениях энергии при свободном падении тела. А ведь превращения энергии – это сущность физического процесса.

Какие же могут быть экспериментальные подтверждения у совершенно нефизической теории? Про гравитационное «замедление времени» мы уже сказали. Было ещё кое-что. Эддингтон в 1919 г. пытался запечатлеть результаты искривления световых лучей, проходивших вблизи Солнца. Сама постановка задачи была из разряда анекдотических, поскольку «световые лучи» испытывали хаотическую и непредсказуемую рефракцию в солнечной короне [Г1] – отчего изображения звёзд приобретали самые разнообразные сдвиги, которые было невозможно учесть.

Кроме того, погрешности использованного оборудования были значительно больше, чем искомые эффекты [И2]. Поэтому эксперименты как Эддингтона, так и его последователей, не обладали никакой доказательной силой [И2].

Ещё считается, что общая теория относительности объяснила вековое движение перигелия Меркурия. Это – недоразумение какое-то. Ведь в формулу, которая, якобы, описывает это движение перигелия, входит множитель, равный единице минус квадрат эксцентриситета. При стремлении эксцентриситета к нулю, этот множитель стремится к единице. И в этом предельном случае получается ненулевое движение перигелия у круговой орбиты [Г15]!

Бывают вещи посмешнее, но редко. Так ведь это – не всё. В ту формулу входит ещё квадрат скорости света. Который как бы намекает, что скорость действия тяготения – это скорость света и есть. А это – грубая ошибка. Опыт показывает, что скорость действия тяготения – гораздо-гораздо больше (см. ниже). Ничего не попишешь: движение перигелия Меркурия нисколько не подтверждает общую теорию относительности.

А вот ещё её предсказание о гравитационном «красном смещении» – фотоны, двигаясь в изменяющемся гравитационном потенциале (вверх или вниз), должны изменять свою энергию. И, уверяют нас, Паунд и Ребка [П2] именно это обнаружили!

Но, постойте. Если, как мы говорили выше, фотонов в Природе нет, то как же они могут на лету изменять свою энергию? Может быть, Паунд и Ребка обнаружили нечто другое? Ну, точно! Они как раз доказали наличие «склона» земной гравитационной «воронки».

Выше мы говорили, что чем дальше частица от центра «воронки», тем её масса чуточку больше. Это справедливо и для энергий квантовых переходов в веществе. Если у излучателя и поглотителя, находящихся на одной высоте, спектральные линии совпадают, то эти линии не будут совпадать, когда излучатель и поглотитель окажутся на разных высотах.

Этот феномен предсказывает и сама общая теория относительности, только она не по делу приплетает сюда гравитационное «замедление времени». Но феномен-то есть, и его одного достаточно для объяснения измеренного эффекта у Паунда и Ребки [Г1].

Кстати, если бы у них летели фотоны, да изменяли бы на лету свою энергию, то измеренный эффект был бы удвоенным. А он был одинарный. Выходит, что и с гравитационным «красным смещением» общая теория относительности дала маху.

Конечно, мы упомянули здесь лишь самые главные «подтверждения» обеих теорий относительности. Уж не обессудьте!

Их любимые сказочки про белого бычка.

Детишки, рассаживайтесь поудобнее! Сначала мы расскажем вам про ловлю гравитационных волн. Все детекторы этих волн рассчитаны на то, что эти волны движутся со скоростью света. А почему? Потому что «их скорость большая-пребольшая, но больше скорости света она быть не может». Так говорит официальная доктрина.

А мы говорим другое. Вспоминаем: тягу телу сообщает не вещество далёкого «силового центра», а тот самый участочек гравитационного «склона», на котором тело и находится. Значит, тяготение должно действовать без задержки во времени. И опыт подтверждает, что так оно и есть.

Ван Фландерн [Ф3] обращает внимание на то, что в уравнениях небесной механики скорость действия тяготения принята бесконечной – и именно такие уравнения описывают движение планет с сумасшедшей точностью: до нескольких угловых секунд за столетие.

Может быть, кто-то скажет, что это – не более чем косвенные свидетельства? И потребует результатов измерений «скорости гравитации»? Но, дети, мы же с вами понимаем, что бесконечную скорость измерить невозможно.

Зато получить на опыте нижнее ограничение на неё – это пожалуйста. Ещё Лаплас подметил: если солнечное тяготение действовало бы на планеты с запаздыванием, то их орбиты эволюционировали бы. Но таких эволюций не наблюдается. Отсюда Лаплас получил нижнее ограничение на скорость действия тяготения: оно превысило скорость света на 7 порядков [Л4].

А уже наш современник Ван Фландерн [Ф3] сообщил об эксперименте, в котором принимались импульсы от пульсаров, расположенных в разных частях небесной сферы. Обработка давала зависимости, от времени, векторов скорости и ускорения Земли.

Оказалось, что центростремительное ускорение Земли, обеспечивающее её движение по орбите, направлено не к видимому положению Солнца, а к его истинному положению. Свет испытывает аберрацию (снос по Брэдли), а тяготение – нет. Отсюда получили уточнённое нижнее ограничение на скорость действия тяготения – оно превысило скорость света уже на 10 порядков [Ф3]. На наш взгляд, всё нормально!

Релятивисты реагируют на эти факты своеобразно. Вот Копейкин и Фомалонт [К6,К7] божились, что в эксперименте с использованием радиоинтерферометров со сверхдлинными базами они «впервые измерили скорость гравитации». Как будто не было результатов ни Лапласа, ни Ван Фландерна.

Нюанс в том, что «впервые измерили» эту скорость так здорово, что она почти совпала со скоростью света. Для этого пришлось попыхтеть, однако. Наш анализ данных и методики Копейкина и Фомалонта показал: они сознательно проимитировали желаемый результат [Г16]. Пусть, дескать, детекторы гравитационных волн живут долго и счастливо! И умрут все в один день!

А вот и следующая сказочка – про нейтрино. Ловят его, ловят – выловить не могут. Потому что его попросту придумали, чтобы спасти от краха закон сохранения релятивистского импульса, который с очевидностью нарушался при бета-распаде ядер [Г1].

Если бы не эта придумка, теория относительности давно рухнула бы. Прелесть метода в том, что нейтрино изначально наделили свойством не оставлять следов в детекторах – поэтому можно было валить на нейтрино ответственность за свои теоретические проколы, да без риска быть пойманным на лжи.

Этот метод от души попользовали не только в теме бета-распада ядер, но и в теме распадов мезонов [Г17]. Там тоже возникли проблемки по линии релятивистских законов сохранения. А свистнули на помощь неуловимое нейтрино – и сразу полегче стало. Всего-то допустили, что пи-мезон распадается не только на мю-мезон, а ещё и на нейтрино – и релятивистские шуточки обрели видимость серьёзности.

Правда, в случае с распадом мю-мезона, аналогичная схемка не вполне сработала: одного нейтрино оказалось мало. Пришлось допустить, что мю-мезон распадается на электрон и целых два нейтрино! Теоретики – народ щедрый!

Вот если сегодня кто-то усомнится в существовании нейтрино, то ему скажут: «Схемы распада мезонов даны в учебниках! Без нейтрино там полная чушь получается! И потом, есть же специальные детекторы нейтрино – вполне грандиозные сооружения. Если они детектируют не нейтрино – то что же?»

О, ответ на этот вопрос хорошо известен. Эти грандиозные сооружения детектируют вовсе не нейтрино, а «продукты реакций, которые, как полагают теоретики, может инициировать только нейтрино – одно на триллион, да и то в урожайный год» [Д3].

Время от времени нейтринная тематика всплывает в СМИ – чтобы публика не расхолаживалась. В 2011 г. такое всплытие особенно удалось. Публике сообщили, что расстояние в 730 км сквозь земную кору нейтрино преодолевали не просто играючи, а ещё и на 61 наносекунду быстрее, чем в случае движения со скоростью света.

Что тут началось! Иные обрадовались и, для теории относительности, усмотрели здесь конец – который они давно предвидели. А мы – просто заглянули в Препринт [П3] авторов сенсации.

Это, дети, полный ужас. Никаких корреляций между «генерируемыми пачками нейтрино» и «детектируемыми нейтрино» – не было и в помине [ВЕБ3]. Если бы эти корреляции были, то прямое нахождение временных сдвигов между событиями на источнике и детекторе – не представляло бы особых сложностей.

Но по-простому в нейтринных экспериментах не получается. Вот и перемножали вероятности соответствия тех и других событий, отчего «максимальное правдоподобие», по мере накопления данных, уменьшалось (!) и в итоге опустилось до невообразимой величины: ~10-75000! Сопоставьте: число частиц во Вселенной оценивается всего-то в 1080! Короче, мораль: у авторов «сенсации» [П3] не было доказательств не только того, что нейтрино летели быстрее света, у них не было доказательств и того, что нейтрино летели вообще [ВЕБ3].

Но вы не расстраивайтесь, мы вам лучше ещё одну сказку расскажем. Про ускорители заряженных частиц! Первые циклотроны вполне умещались на лабораторном столе. Это потому, что финансирование тогда было скромное, приходилось экономить.

Сейчас – другое дело. Исходная-то задумка была неплохая: разобраться, на чём держится структура атомных ядер, и как эти ядра образуются вообще. Теоретики же полагали, что прежде чем протонам слипнуться из-за действия ядерных сил, им следовало бы приблизиться друг к другу, преодолев кулоновское отталкивание – а для этого им требовалась бы огромная энергия.

Ну, вот: разгоняли на ускорителях протоны и бабахали ими по мишеням. Думали, что эти протоны, преодолевши кулоновские барьеры ядер, будут к ядрам прилипать – и таким образом будут получаться более тяжёлые химические элементы.

Представьте: закрепили вы, в качестве мишени на ускорителе, железные наручные часы. Поработали по ним 15 минут – и они уже серебряные! А ещё 15 минут – и они уже золотые! Это было бы круто!

Эх, вот именно: «было бы». В реальности всё оказалось не так. При энергиях ниже пороговой, протоны просто рассеивались на ядрах, а, при энергиях выше пороговой, они инициировали ядерные реакции: ядра, в которые они вмазывались, моментально разлетались на фрагменты. В упор не понимая, почему так получается, ядерщики рапортовали о своих достижениях: научились, мол, искусственно расщеплять ядра!

И публика разевала рты от изумления: «А дальше-то что?» Она ведь думала, что ядерщики знали, что делали. А те так и не понимали – на чём составные ядра держатся и откуда они берутся в Природе. Они ведь даже мысли не допускали о том, что структура ядер может обеспечиваться, опять же, работой специальных структуро-образующих алгоритмов, а подменить их работу чисто физическими средствами – нереально.

Поломать стабильное ядро – это возможно, но вот построить стабильное ядро из свободных нуклонов – это дохлый номер.

Нахлебались этих дохлых номеров – досыта. И тут им повезло: вышла в свет квантовая хромодинамика. Согласно этому учению, нуклоны состоят из более элементарных частичек, кварков, которые удерживаются вместе благодаря обмену глюонами.

И ядерщики, бросив свои нерешённые проблемы, кинулись подтверждать это новое учение. Разбить нуклоны на кварки и глюоны – и вот он, триумф! Прикинули: да тут, братцы, потребуются более мощные ускорители! Пришлось их построить. А нуклоны и не подумали разбиваться.

Пришлось строить ещё более мощные ускорители. С тем же успехом! «Уж больно крепко связаны кварки в нуклонах», – объясняли теоретики. Ни хрена себе – «крепко связаны»! По ним молотили с энергиями воздействия, на много порядков превышавшими их массы – а, значит, и их энергии связи – а они всё не освобождались!

Мы-то понимаем: не было там энергий, «на много порядков превышавших…» – потому что нет в Природе релятивистского роста энергии (см. выше). Поэтому затея с разбиением нуклонов с самого начала была мышиной вознёй. Но уж так далеко зашла эта возня, что, даже по релятивистским меркам, маразм был доведён до абсурда.

Но и этого специалистам показалось недостаточно. Решили построить Большой адронный коллайдер – чтобы абсурд, уже исчислявшийся многими порядками, стал ещё гораздо крепче. Для прикрытия пустили слух о том, что коллайдер строится не просто так, а для того, чтобы открыть на нём «бозон Хиггса». Для тех, кто не знал, что такое бозон Хиггса, придумали термин-заменитель «частица Бога» – что понятно каждому, особенно если не вдаваться в подробности о том, из какой именно части Бога эта частица берётся.

Пока шли строительство и ходовые испытания коллайдера, на рекламу открытия бозона Хиггса потратили немеренные средства. Но вот – презентация этой долгожданной сенсации: она прошла как-то скромно и пришибленно, с какими-то кислыми и малопонятными оговорками… Репортёры расходились оттуда, как оплёванные. Не выпускать же им сенсационные статьи под заголовками «Бозон Хиггса, типа, пойман!»

А самая любимая сказочка, дети – это сказочка про т.н. управляемый термоядерный синтез. Раз в пять лет нам божатся, что, лет через пять, мировые энергетические проблемы будут решены. Надо лишь подождать, когда специалисты научатся контролировать синтез сверхлёгких ядер.

Опыт, приобретённый на ускорителях, ничему этих специалистов не научил. Источник огромной энергии нуклонов, которая требуется для преодоления кулоновского отталкивания, они усматривают в огромной температуре – в десятки миллионов градусов. Ну, и греют плазму. Вот ужо в ней термоядерная реакция пойдёт…

А с чего эти дяденьки взяли, что термоядерные реакции бывают в Природе? Говорят, что именно они являются источником энергии Солнца? Врут! Исходниками этих реакций должны быть нуклоны, а продуктами – сверхлёгкие ядра.


Но академики не смогут объяснить вам, дети, почему эта реакция у них не идёт [Г1]. Зачем же они строят термоядерные реакторы, которые заведомо не будут работать? Вот говорят, что если учёный не сможет за пять минут объяснить ребёнку, чем он занимается, то он – шарлатан. Это – тот самый случай.

Ссылки

К6. E.B.Fomalont, S.M.Kopeikin. The measurement of the light deflection from Jupiter: experimental results. Astrophys. Journal, 598 (2003) 704-711. Электронная версия: http://xray.sai.msu.ru/~polar/sci_rev/03_02_17-21.html#astro-ph/0302294

К7. С.М. Копейкин, Э.Фомалонт. Фундаментальный предел скорости гравитации и его измерение. Земля и Вселенная, №3/2004. Электронная версия: http://ziv.telescopes.ru/rubric/hypothesis/?pub=1


О.Х. Деревенский

***



Источник.

Метки: американцы, деревенский, космос, ложь, луна, мировоззрение, наука, планета, сознание, теория, управление, фальсификация, физика

Один комментарий » Оставить комментарий


  • 1339 1211

    Благодарю! Блестящая статья. Вся современная фундаментальная наука – это вранье на вранье и враньем погоняет. И так будет пока не кончится власть социальных паразитов. Тогда и их научный бог – Эйнштейн окажется таким же жуликом, как создатели платья голого короля.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)