Главная » Мировоззрение, Политика

Преступный мир как отражение общей структуры толпо-«элитарного» общества 2

10:17. 6 января 2020 669 просмотров 2 коммент. Опубликовал:


Преступный мир как отражение управления в толпо- «элитарной» модели

…В этом разделе давайте поговорим о том, как управлять преступностью, но не в плане борьбы с нею правоохранительной системы, а в свете уже описанных видов преступлений, как свершаемых для воцарения праведности, так и — порочности.

Как можно сподвигнуть людей на то, чтобы они стали паразитировать?

Во-первых, это создание возможностей для этого и внедрение в культуру определённых норм поведения. По-другому это можно назвать идеологией, на основе которой строится жизнь общества: пишутся законы и пропагандируются те, или иные виды деятельности. Например, деятельность по заработку на ссудном проценте, биржевые спекуляции и тому подобное законодательно не запрещены, и всячески преподносятся как нормальные и допустимые.

Во-вторых, легализация и всяческая пропаганда через звёзд шоу бизнеса, публичных бизнесменов порочного образа жизни, когда они окружены роскошью, женщинами, украшениями, вниманием, наркотиками, наблюдение чего сподвигает некоторых людей на то, чтобы заняться деятельностью, которая поможет им получить то же самое. И чаще эта деятельность носит незаконный, или аморальный характер.

Регулируя количество и качество пропаганды подобных «ценностей», можно управлять уровнем стремления паразитировать.

А как управлять уровнем борьбы с ним?

Нужно сказать, что людьми, которые претендуют на управление социальными процессами в масштабах всей планеты, сделано многое, чтобы подобная преступность не выходила за рамки концепции жизнеустройства.

Поясним. Нынешнюю концепцию жизнеустройства можно описать примерно так:

«счастье малой группы людей за счёт труда всех остальных».

То есть, она основана на паразитировании одних на других. И поэтому, этим людям нужно, чтобы праведные преступления не выходили за рамки этой концепции. Однако это невозможно, поскольку праведность этически выше любых их потуг. Потому они создают симулякры (мимикрирующие образы и алгоритмы) праведности и справедливости.

В массовой культуре — в фильмах, книгах описаны преступления «благородных разбойников», которые являются моделями поведения для многих их последователей.

Скажем, если вы видите несправедливость в том, как владелец ломбарда наживается на своих клиентах, и захотите пресечь это, то у вас всплывут из памяти определённые алгоритмы, взятые из масс-медиа: убить, ограбить и тому подобное.

Это и есть преступления, не выходящие за рамки существующей концепции, они не представляют для неё опасности, таких преступников возьмёт в оборот правоохранительная система, или осудит общество на основе моральных норм. Через фильмы о грабителях, сливается часть потенциала борцов с паразитизмом в «нужном» направлении. Так происходит управление направленностью преступлений.

Но не все борцы за справедливость пойдут на нарушение закона. Как управлять уровнем преступлений, которые несут угрозу существующей концепции, но не нарушают существующих законов? В предыдущем абзаце описан метод увода в сторону потенциала людей, у которых есть запрос на пресечение паразитизма.

И часть из них, перебрав в голове эти варианты борьбы, откажутся от неё, опасаясь мер со стороны силовых структур. Но есть другая часть людей, которая на основе творчества может выработать другие методы, которые могут подорвать основы существующей концепции.

На уменьшение количества таких людей работают такие инструменты как:

  • обеспечение полной занятости, когда людям просто некогда заниматься разработкой методов борьбы, они заняты заработком на хлеб насущный;

  • отвлечение внимания людей на ложные цели, когда многие заняты обсуждением пустых новостей, например, из области спорта, моды, светской жизни «звёзд»;
  • приобщение людей к употреблению алкоядов;
  • ну, и, конечно же, отсутствие в широком доступе (и в системе образования) адекватных знаний методологического характера, на основе которых можно самостоятельно разобраться в происходящих процессах.

Такими способами можно бесструктурно управлять уровнем преступности, но возникает вопрос: а зачем? Как было описано выше, преступность является частью толпо-«элитарного» общества, дополняет его до системной целостности. Наличие преступности в обществе влияет на этику, позволяет держать основную массу людей в определённых рамках.

Так общество становится в каком-то плане предсказуемым, а значит, управляемым.

Источник желания паразитировать

Поскольку человек это биологический вид, существующий наряду с прочими в биосфере планеты, то его деятельность основывается на инстинктивной базе, но не ограничивается ею, что и отличает его от прочих видов биосферы.

Кроме инстинктов, люди могут строить своё поведение по большей части на привычках и автоматизмах, взятых из культуры, могут статистически чаще пребывать в режиме, позволяющем вырабатывать собственную линию поведения, используя разум (интеллект, если по-заморски), а могут жить в таком режиме, в котором всё вышеперечисленное ограничивается подсказками совести. Как кто настроит свою психику.

Карта инстинктов разнится в зависимости от пола, но достаточно универсальна, прежде всего это: инстинкты самосохранения, территории, продолжения рода, стадно-стайный, материнский, или охотника. Каждый из них активируется на определённом этапе жизни индивида, или в определённой ситуации.

Индивид, если он едет на инстинктивных программах, мало отличаясь от скотины, стремится с наименьшими затратами получить наибольшую выгоду, зачастую за счёт других (паразитировать). Но человеку дана возможность действовать, поднявшись над такими инстинктивными комплексами.

Пускай действия людей не выглядят так примитивно и прямолинейно, как у животных, но в них можно распознать эту движущую силу животного начала.

Кроме влияния инстинктов, существует огромный пласт информации, который называется культура. И в культуре (как информационно-алгоритмической системе) есть множество моделей поведения, которые готовы для копирования и использования по жизни.

Затрагивая тему преступного мира, можно обратить внимание читателя на фильмы, видеоклипы, музыку, книги, где описано множество ситуаций и готовых рецептов их разрешения, которые бездумный обыватель готов использовать.

Новое поколение

Человек, видящий произвол чиновников, который ограничивает свободу творчества и реализации человека в политической, социальной и экономической сфере, бессознательно ищет способы самореализации себя. Один из самых простых способов — создать субкультуру или вступить в уже существующую.

Преступные сообщества, как часть определённой субкультуры, втягивают социально активную или, наоборот, ограниченную широтой мировоззрения, молодёжь в свою алгоритмику. Чем же они могут привлекать молодое поколение?.

Одним из аспектов генерации преступных сообществ являются биохимические процессы сопровождающие и обеспечивающие работу тех или иных инстинктов. Мальчику для нормального развития нужен правильный «мужской» гормональный поток, который обусловлен генерацией гормона стресса и последующей его утилизацией через физические упражнения.

Поэтому, нарушение норм поведения в обществе являются генератором стресса, а например, уличные драки — набор физических упражнений, которые позволяют организму переработать метаболиты гормона стресса естественным образом.

В историческом процессе можно увидеть, что 300 — 500 лет назад этот процесс был естественным, когда мальчик помогал в экстремальных условиях выживания своим родителям и общине. Человек был менее защищён техносферой от природы, тем более естественными были пути срабатывания гормона стресса.

В недавнем времени, в 60х — 70х годах прошлого столетия дети были предоставлены в большинстве своём сами себе после школ со всеми опасными играми на улице и это хоть как-то в условиях развивающейся техносферы позволяло решать эту физиологическую задачу, конечно сопровождаясь и травматизмом, в том числе и от объектов техносферы.

Сейчас же, молодое поколение приковано к диванам и гаджетам так, что условий для создания естественного правильного гормонального потока, необходимого для формирования мужчины, нет.

Таким образом, можно сделать вывод что суррогатом требуемой среды для формирования «мужского» гормонального потока может являться «преступный мир» до тех пор, пока общество не перестроится и не трансформируется так, что для молодого поколения будут сформированы системы «совершения подвигов» и срабатывания гормона стресса в положительном для развития общества направлении.

Одним из таких примеров недавнего прошлого были стройотряды для студентов. Да, форма вызывала нарекания и требовала усовершенствований, но функцию «школы жизни» в какой-то мере выполняла.

Конечно же, необходимо отметить, что всякое усилие над собой, требует волевых качеств и работы сознания через понимание вектора целей, как своего собственного, так и окружающих. Для паразитов такая система неприемлема потому как развитие по пути «творца» не коррелирует с их механизмами крайней адаптации, в частности, с конкурентной борьбой между особями.

Те есть, работа над собой и совершенствование своих индивидуальных качеств — это не то же самое, что конкуренция между особями в видовой среде.

Инструментарий для осуществления управления преступным миром

Выше мы описали о так называемых оперативных управленческих решениях преступного мира, а как решения по поддержанию жизнедеятельности преступного мира проводятся вдолгую, стратегически?

И кто, или что является носителем стратегической информации? Это преступная субкультура помноженная на личностные особенности потенциального преступника. Именно она формирует из подрастающего поколения необходимый авторам «материал».

Песни о преступном мире, кино, жаргон, различные лозунги типа: homo hominis lupus est, наколки. Незримый романтический дух криминального мира и ложная свобода являются мощным инструментом формирования кадровой базы преступного мира.

Это инструмент так называемого бесструктурного управления, когда информация безадресно циркулирует в некотором множестве, состоящем из аналогичных элементов и статистически вероятно порождает соответствующие структуры, в нашем случае потенциальных преступников.

Шансон

На множестве ресурсов в интернете ведутся дискуссии на тему: почему «блатные песни» сейчас принято называть «шансоном» (шансонье — с французского: автор и исполнитель песни, аналог «барда»). Нам кажется, что здесь дело не только в том, что откровенно негативное явление назвали более-менее приличным словом.

Дело в том, что есть песни, в которых в открытой форме поэтизируется быт и нравы уголовной среды, в которых есть тесная связь с жизненными ситуациями, позициями, переживаниями уголовников, используется соответствующая лексика, жаргон.

А есть песни, в которых в лексике нет ничего такого, что связывало бы её с преступным миром, но ритмика, интонации, эмоциональный окрас схож с «блатняком». Кроме того, одним из признаков различения шансона можно назвать переживание героем песни прошлых ситуаций, о которых он в глубине души сожалеет, желает забыть, стыдится. Даже песня, содержащая слова о желаемом будущем (А-я-сяду-в кабриолет…) имеет сюжет, происходящий из прошлого, о котором герой сожалеет.

Народ объединил «открытый» блатняк и завуалированный в едином названии — шансон. Мировоззрение, транслируемое шансоном, закрепляется в формирующихся психиках подростков, и некоторая их часть затем пополняет ряды уголовников.

Татуировки

Модные ныне «тату», которые массово продвигаются через артистов, своими корнями происходят из наколки, которая является частью тюремной субкультуры, которая в свою очередь уходит корнями к клейму для рабов.

В преступном мире татуировки являются очень важной управленчески значимой информацией, в соответствии с которой выстраивается негласная иерархия взаимоотношений.

Лицо, необоснованно представившее недостоверную информацию на своём теле о тех или иных событиях подвергается жёсткому наказанию (как минимум это самостоятельное выведение татуировки вплоть до физической ликвидации носителя). С точки зрения управления, тату — это негласная передача управленческой информации в массы в пределах видимости потенциальных зрителей.

Элементы тюремной субкультуры, описанные выше, являются частью большого информационного массива, в котором присутствует определённая алгоритмика поведения, мировоззренческие установки. И всё это вместе становится достоянием психики «потребителя» и используется при формировании его поведения, особенно если не оценивается критически, что, как правило, в сложившейся культуре и происходит.

Кино

Наиболее результативное воздействие на бездумного потребителя информации оказывает визуальные средства отображения информации — кино. Современный кинематограф перенасыщен тематикой криминала и маргинальностью. Основные герои уголовники, стражи закона, деньги, половые сношения и безответственность. Что как ни средство пропаганды показ таких «героев» и моделей поведения?

Жаргон

Как социальный диалект призван идентифицировать представителей уголовного мира. Но он используется не только среди них, а чаще и другими людьми с целью придать себе повышенный статус по некой «иерархии» (пусть и воображаемой, искусственно прилепляемой индивидом к себе), тем самым как бы приписать себе право по-другому себя вести по отношению к другим, придать вес своей персоне, когда для этого не хватает других средств. На это часто ведётся молодёжь, как на наиболее простой способ влиться в общение с более взрослыми, и не чувствовать при этом некой «возрастной» ущербности.

Коротко о движении АУЕ

На сегодняшний день в сети интернет, а соответственно и в реальной жизни, набирает популярность так называемое движение «АУЕ». Откуда взялась эта тенденция?

Всё дело в том, что, как известно, природа не терпит пустоты. А это означает, что, если раньше воспитание молодёжи структурно занималась компартия с соответствующими положительными результатами для общества, то сегодня воспитанием молодёжи занимаются бесструктурно различные «идейные» течения по типу воркаута, паркура, графити, эмо, геймеров, готов, фриков, антифашистов, различных педерастических движений (ЛГБТ и пр.), АУЕ-движения и пр.

Любая из перечисленных выше субкультур имеет характерный образ, манеру поведения, свою терминологию, фактически является маркером, отделяющим «своих» (представителей субкультуры) от посторонних людей.

Итак рассмотрим, так называемое, движение АУЕ. Из открытых источников известно, что история этого «движения» начинается с 2000 годов и продолжается в наши дни.

Неназванные авторы данного движения распространяют среди несовершеннолетних главную идею преступного мира (жить по праву сильного, паразитировать), а также, так называемые, понятия российской криминальной среды.

Таким образом, при таком информационном воздействии субкультуры АУЕ из молодёжной среды выкристаллизовываются некая общность молодых людей, увлечённых романтикой преступного мира. Эта агрессивная общность занимается прессингом своих сверстников, вымогательством и дальнейшей трансляцией в культуру общества алгоритмов движения АУЕ. Это потенциальная кадровая база для преступного мира.

Сразу заметим, что данная субкультура блокирует пути для развития по причине несостоятельности самой идеи АУЕ, где как по их мнению: мы лучше чем они и поэтому они должны работать на нас, подчиняться и пр. Собственно такой подход ничем не отличается от реалий жизни толпо-«элитарного» общества, где мнящие себя «элитой» исповедуют аналогичный подход по отношению к толпе.

Специальные исследования социальных сетей говорят о том, что вовлечение молодёжи в эту субкультуру имеет место быть. Похоже, АУЕ шагнуло в массы прямо из-за колючей проволоки. На свободе оказалось большое количество бывших заключённых, которые уже хорошо владеют мобильными телефонами, ориентируются в социальных сетях и у них имеется мотивация для продвижения своих ценностей в общество.

Субкультуры, подобные «АУЕ» решают задачу по управлению преступностью, направляя и регулируя стремление паразитировать и бороться с паразитизмом так, чтобы они не выходили за рамки существующей концепции, о чём было сказано выше.

Пути выхода

Как мы уже сказали, основным явлением, так или иначе приводящим к преступности, является паразитизм. Поэтому идеал — осознанный отказ от него. Но это в пределе, как некая идея, цель.

А путь, который к ней ведёт начинается с себя, с понимания процессов, в которых участвуешь лично сам. Берёшь кредиты — поощряешь паразитизм банковской сферы; куришь — паразитируешь на здоровье своего организма и окружающих, на ресурсах планеты Земля, так как удовлетворяешь деградационно-паразитические потребности; халтуришь на работе — паразитируешь на своих коллегах, на конечном потребителе и так далее. Это всё серьёзные вопросы мировоззрения конкретного человека, которые каждый должен решать самостоятельно.

А что же преступный мир? Как уже упоминалось выше, действия преступников являются обратными связями всему обществу, через которые мы должны выявлять те явления и процессы, которые не вписываются в концепцию справедливого жизнеустройства.

И теперь хотелось бы обратиться к людям, которые являются потенциальными или уже состоявшимися преступниками (по отношению к действующему законодательству).

Данная статья ни в какой мере не оправдывает ваши прошлые, или будущие действия, не делает из вас героев, борцов за справедливость. Если вы собираетесь бороться с паразитизмом других, то нужно уяснить, что управление — процесс информационный, и распространение информации, скажем, о спекулянте, который завышает цены, будет эффективней для борьбы с этим явлением, чем ограбление этого самого спекулянта.

Естественно это сложнее, чем обыкновенный грабёж. Но для этого человеку дан интеллект, чтобы осваивать свой потенциал развития и управляться лучше в конкретике жизни.

Тем более, при грабеже этого «торгаша» будет начато собственное паразитирование на его ресурсах, то есть замена одного паразита на другого.

Что же с преступлениями в сторону праведности? Они есть, хоть и часто не рассматриваются в качестве таковых.

Это и простые действия водителей, позволяющие влиться в поток с второстепенной улицы; это и движение «стоп хам» в той его части, которая вскрывает паразитизм, а не ведёт к конфликтам и спирали взаимной агрессии; это и поступок водителя служебного авто, высадившего зарвавшегося чиновника из Хакасии на трассе, в силу того, что тот не считает возможным сидеть за одним столом с водителем; тот же Эдвард Сноуден (мы сейчас не о том, как его использовали), который разгласил тайну, формально нарушив законы США, но позволил людям по-другому посмотреть на деятельность определённых структур; это та же Великая отечественная война, когда люди стали убивать солдат противника, собственно — тоже людей, чтобы те не совершили ещё более тяжких действий; да много чего ещё. Эти поступки выходят за рамки законодательных ограничений, но согласуются с этикой более высокого уровня.

При совершении конкретных шагов по жизни: склоняете ли вы женщину к постели, паразитируя на её теле и здоровье; или берёте взятку, паразитируя на обществе, нужно тестировать свои поступки на паразитизм, руководствуясь голосом своей совести.

Пусть это будет привычный, повседневный тест, который войдёт во всеобщее употребление, что приблизит нас немного к справедливому обществу.

Это согласуется с человечной этикой — этикой, которая на наш взгляд, должна стать нормой в будущем, когда человек принципиально отказывается от поступков, которые можно оценить как не отвечающие нормам праведных взаимоотношений.

При этом на на себя нужно возлагать обязанность уведомлять преступников о том, что они действуют неправильно, указывая им пути выхода, предоставляя Богу (для атеистов — случайно сложившимся жизненным обстоятельствам) миссию воздаяния упорствующим в порочности.

Заключение

Основываясь на знаниях из области социологии, можно понять, что наше общество по большей части пока более толпо-«элитарно. А значит, одни «слои» общества паразитируют на других. Поскольку мы данной статьёй подсветили связь между паразитизмом и преступностью, можно сказать, что те, кто выстраивал толпо-«элитарную» пирамиду, с самого начала закладывали преступность как одно из явлений, присущих обществу.

Кроме того, ограниченный юридически-криминалистический образ размышлений о преступном мире, внедрённый в сознание большинства обывателей не позволяют многим взглянуть на это явление шире.

И такое положение вещей долгое время позволяло сохранять устройство общества, при котором узкая группа людей живёт за счёт всех остальных. Но поскольку идеалом для большей части народа всегда считалось общество справедливости, то у толпо-«элитаризма» нет будущего.

И один из путей преображения общества — сознательный отказ от паразитизма.

Школа аналитики
***

Источник.

.

Метки: закон, информационная, концепция, Культура, ложь, общество, паразит, система, управление, человек, школа аналитики, Этика

2 Комментария » Оставить комментарий


  • 5129 4209

    А ещё в той культуре, про которую идёт речь, за многочисленные кидки и пустые прогоны полагается угрюмая процессия и троекратный залп. Так что и тут химера.

  • 11961 11079

    Ща я откажусь , став вдруг толерантным смирённым и терпеливым праведником, – от своего паразитизьма! Ждите, ждите…

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)