Главная » История, Мировоззрение, Политика

Бобылов Юрий о выдающемся руководителе СССР Л.П. Берия

16:59. 29 апреля 2019 682 просмотра Один комментарий Опубликовал:

Опубликованная статья:

 

Бобылов Ю.А. Берия выбирал Дело // Атомная стратегияXXI, 2015, № 102, с. 22-28  - http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6058

 

БЕРИЯ ВЫБИРАЛ ДЕЛО

 

http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6058

 

 

Юрий Бобылов, к.э.н., научный редактор журнала

«Менеджмент и бизнес-администрирование»

 

В 2015 г. отмечаются юбилеи 70-летия организации атомной промышленности СССР («Росатом» и РАН) и урановой геологии (Минприроды РФ). Снова идет осмысление и переоценка сделанного в военные и послевоенные годы по «Урановому проекту», включая и глубоко секретную деятельность организатора атомной промышленности Л.П. Берия.

В последние годы в России изданы интересные и содержательные книги и статьи, в которых описаны коллизии особо секретной управленческой практики Правительства СССР и ГКО. Часть источников в открытом доступе в Интернете. Можно особо отметить два источника: Г.А. Гончаров, Л.Д. Рябев «О создании первой отечественной атомной бомбы» (Саров, 2009) и Бордуков В.В., Корчагин Е.Ф. Маршал Берия и Атомный проект (Проатом.Ру, 2010). В личной библиотеке автора такие осмысленные монографии: Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 1950 годы // М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005, 700 с., Сульянов А.К. Берия. Арестовать в Кремле: Историческая хроника // Минск: Харвест, 2005, 592 с.,  Долгополов Н.М. Абель – Фишер (2-е изд.) // М.: Молодая гвардия, 2011, 362 с., Уран и люди. История СГАО «Висмут» / В 2-х томах, // М: ООО «Изд. Спец-Адрес», ООО «Буки Веди», 2012, т. 1 – 438 с., т. 2 – 464 с. Цквинтария З.Ч. Берия без лжи. Кто должен каяться // М.: Яуза-пресса, 2013, 416 с.,  Лурье Л.Я., Маляров Л.И. Лаврентий Берия. Кровавый прагматик // СПб.: БХВ-Петербург, 2015, 624 с.

Из такой литературы становится понятным, как в условиях «мобилизационной экономики» действовала жесткая авторитарная системы управления государством для создания атомного оружия. Интересны особенности организации атомной научно-технической разведки.  См.: Бобылов Ю.А. Атомная разведка СССР и организующая роль Л.П. Берия // Атомная стратегия XXI, 2011, № 56, с. 5-8 и № 57, с. 5-6   proatom.rumodules.php?file=article&name=News&sid…

История АТОМНОГО ПРОЕКТА в Германии, США, Великобритании и СССР детально изучена, хотя некоторая информация является или сомнительной, или неполной.

Автор придерживается своей особой научной и идеологической позиции, в том числе о смысле и методах «построения в одной стране развитого  социализма».  Этот тематический обзор основан на использовании многих источников, часть которых приводится в ссылках. Пришлось узнать удивительные факты (например, случай с «политическим оппозиционером советской системы» Л. Ландау и др.). По мере завершения работы над текстом возникала аналогия с переходом автора через «минное поле». Кстати, хорошо знающие автора редакции журналов «Экономические стратегии», «Информационная безопасность», «Мир и безопасность» предпочли уклониться от такой «бериевской темы».  Вместе с тем, удивило множество работ с положительной оценкой такой одиозной личности из ближайшего сталинского окружения как Л.П. Берия.

В этот юбилейный год уместно поставить вопрос о целесообразности решений в центре и на местах об установке памятников и мемориальных досок выдающемуся  организатору атомной промышленности СССР Лаврентию Павловичу Берия. Автора радует, что дискуссии на эту тему активно ведутся, включая ЗАТО Саров.

 

  1. Берия в первых рядах защитников Отечества и самого И.В. Сталина

 

Проблематика атомного оружия коснулась самого Л.П. Берия, когда он с 25 ноября 1938 г., стал руководителем НКВД СССР, а с 3 февраля 1941 г. -  первым заместителем Председателя Совета Министров СССР, курируя внешнюю разведку НКВД. До 1938 г. этому политическому и государственному лидеру пришлось выполнять весьма деликатные задания по борьбе в Грузии с «врагами народа» и политическими противниками И.В. Сталина. Спецслужбы СССР особо контролировались И.В. Сталиным и поддерживали его личную политическую власть. 25 ноября 1938 года Берия был назначен наркомом внутренних дел СССР. С приходом Л. П. Берии на пост главы НКВД масштабы репрессий резко сократились. По разным данным российских историков, в 1938 году было освобождено от 200 до 280 тыс. чел. За 1939 год по обвинению в контрреволюционных преступлениях были приговорены к высшей мере наказания лишь 2,6 тыс. человек, за 1940 год — 1,6 тыс.  (см.: ВИКИПЕДИЯ – БЕРИЯ, Л.П.).

В кровавых репрессиях 1937-1938 гг.  не могли не быть замешаны все члены сталинской команды и временных лоббистских группировок (Ворошилов, Молотов, Берия, Хрущев, Микоян и др.). Сам Сталин искал и находил изменщиков и шпионов в руководстве Красной Армии, спецслужбах и госаппарате. Начать работать в окружении И.В. Сталина – это смелый жизненный поступок Л.П. Берия, хотя его тщательно оценивали и выбирали в Москве.

Лично мне видны большие изъяны в марксизме-ленинизме, который был положен в основу государственного строительства после большевистского переворота (пусть «революции») в 1917 г. Формально в преимущественно крестьянской стране была возможна «Диктатура пролетариата» под руководством политической партии «ВКП(б)». При этом с 1917 г. шла непрерывная кровавая «классовая борьба». Объективно к 1937 г. в СССР появилось немало новых противников сталинской политической и хозяйственной системы. Принудительная массовая коллективизация в деревне с созданием колхозов, показавшая неэффективность уравнительного и обезличенного сельскохозяйственного труда, в первую очередь вызвала недовольство в массах. Сама экономическая теория  строительства социализма в одной стране узаконивала субъективизм и произвол в деле организации и управления народным хозяйством, подводя «теоретическое обоснование» существованию репрессивной административной системы. Усиливалось директивно-плановое управление с прямым внерыночным распределением материально-технических и финансовых ресурсов между предприятиями, к централизованному решению вопросов нормирования, ценообразования, кредитования. Кстати, политика и экономика современного успешного Китая ныне строится на сильной «ревизионистской основе» по отношению к классической «советской модели».

Интересный факт из жизни нашего крупного физика Л.Д. Ландау. По мнению акад. И. М. Халатникова, который работал над советским атомным проектом, в составе их группы Л. Д. Ландау был, возможно, самой трагической фигурой. Арестованный в апреле 1938 года, он провёл год в Лубянской тюрьме. Для ареста Ландау было вроде бы реальное юридическое основание – написанная им и его друзьями антисталинская, хотя и просоциалистическая листовка. Этот факт можно понять, лишь учитывая, что Ландау, активно не принимавший «диамат» как основу физики, считал себя марксистом и был горячим советским патриотом.  В показаниях, данных Ландау в тюрьме, можно прочитать: «К началу 1937 года мы пришли к выводу, что партия переродилась, что советская власть действует не в интересах трудящихся, а в интересах узкой правящей группы, что в интересах страны свержение существующего правительства и создание в СССР государства, сохраняющего колхозы и государственную собственность на предприятия, но построенного по типу буржуазно-демократических государств». При Сталине за такие слова быстро расстреливали. Известно, что Ландау был освобожден только благодаря отчаянному заступничеству П. Л. Капицы. Однако он пребывал в «подсудном» состоянии на поруках у Капицы до 1990 г., когда оба нобелевских лауреата уже ушли из жизни.

См.: И.М.Халатников. Ландау и бомба // prometeus.nsc.ruarchives/exhibits/landau…

К концу 30-х годов в советской теории управления утвердился выдвинутый председателем Госплана СНК СССР Н.А. Вознесенским (19 января 1938 г. – 10 марта 1941 г. и 9 декабря 1942 г. – 5 марта 1949 г.) тезис о  том, что  в социалистической экономике «нет стихийных законов развития» и «движение определяется самими людьми (рабочим классом под руководством партии)». Руководитель Госплана СССР был расстрелян по «Ленинградскому делу».

 

  1. Объективно опасные «враги народа» и «шпионы в СССР были

 

Прежде всего, это были идеологические противники самого Сталина – «правые», «левые» и даже «центристские». Сложные процессы шли и в руководстве Красной Армии, в условиях сложившейся архаичности и отсталости военно-технической базы страны и также быстрой милитаризации нацистской Германии.

По оценкам военных историков с допусками к секретным архивам, «Заговор Тухачевского» имел не только внутрироссийские политические причины, но умело поддерживался британской разведкой с целью тайного противодействия набирающей мощь Германии. Речь идет о тайном британском «заговоре в заговоре» против германской разведки и лично Сталина. Эта же иностранная разведка и умело открыла «прогерманский заговор Тухачевского» И.В. Сталину.

 Слово известному историку: «…В руководстве британской разведки прекрасно понимали, что провал заговора с предрешенной неизбежностью приведет к более широким репрессиям в отношении военных  – такова ло­гика функционирования любой контрразведки мира. Разоблачив верхушку военного заговора, любая контрразведка мира при лю­бых обстоятельствах будет досконально проверять все связи гла­варей, потому как сами по себе генералы ничего не могут, кроме того, чтобы отдавать приказы. Следовательно, контрразведка все непременно пойдет по пути выявления исполнителей прика­зов генералов-преступников, А это, в свою очередь, по расчетам британской разведки, с фатальной неумолимостью должно было привести к расширению репрессий против военных и в конечном- то итоге к еще большему ослаблению военной мощи СССР. Удар по высшему командному звену с последующим неизбежным охватом широких слоев командного состава РККА представлял­ся Лондону как уникальный шанс нанести СССР непоправимый урон – там исходили из того, что сразу замену репрессирован­ным будет трудно найти, тем более в высшем звене…» (Мартиросян А.Б. За кулисами Мюнхенского сговора. Кто  привел войну в СССР // М.: «ВЕЧЕ», 2008 , с. 143-144).

7 июня 1937 года вышел Приказ НКО СССР № 072 «Обращение к армии по поводу раскрытия НКВД предательской контрреволюционной военно-фашистской организации в РККА». Согласно обвинительному заключению по уголовному де́лу  маршала СССР М.Н  Тухаче́вского от 9 июня 1937 года, все обвиняемые являлись членами антисоветской троцкистской военной организации, связанной с Л. Троцким, его сыном Л. Седовым, осуждёнными в январе 1937 года Г. Пятаковым и Л. Серебряковым, уже арестованными к тому времени Н. Бухариным и А. Рыковым, а также германским Генштабом.

В книге Н. Долгополова «Абель-Фишер» есть любопытная главка «Сталин: В ГПУ разводили шпионов», где приводится часть неправленой стенограммы выступления Сталина на расширенном заседании Военного совета при Наркомате обороны 2 июня 1937 г., посвященная раскрытию заговора военных маршалов Тухачевского, Якира, Уборевича и др. Недоверие и подозрительность Сталина коснулась и сотрудников внешней разведки: «Ягода шпион и у себя в ГПУ разводил шпионов. Он сообщал немцам, кто из работников ГПУ имеет такие-то пороки. Чекистов таких он посылал за границу для отдыха. За эти пороки хватала этих людей немецкая разведка и завербовывала, возвращались они завербованными. Ягода говорил им: я знаю, что вас немцы завербовали, как хотите, либо вы мои люди, личные, и работаете так, как я хочу, слепо, либо я передаю в ЦК, что вы – германские шпионы. Те завербовывались и подчинялись Ягоде, как его личные люди. Так он поступил с Гаем – немецко-японским шпионом. Он сам это признал. Так он поступил с Воловичем – шпион немецкий, сам признался. Так он поступил с Паукером – шпион немецкий, давнишний, с 1923 года». Примечателен аккорд в конце выступления Сталина: «Во всех областях разбили мы буржуазию. Только в области разведки оказались битыми, как мальчишки, как ребята. Вот наша основная слабость. Разведки нет, настоящей разведки… Наша разведка по военной линии плоха, слаба, она засорена шпионажем. Наша разведка по линии ГПУ возглавлялась шпионом Гаем, и внутри чекистской разведки у нас нашлась целая группа хозяев этого дела, работавшая на Германию, на Японию, на Польшу, сколько угодно, только не для нас. Разведка – это та область, где мы впервые за 20 лет потерпели жесточайшее поражение. И вот задача состоит в том, чтобы разведку поставить на ноги. Это наши глаза, это наши уши» (Долгополов Н.М. Абель – Фишер (2-е изд.) // М.: Молодая гвардия, 2011, с. 85).

На посту наркома внутренних дел Н.И. Ежов из-за страха перед И.В. Сталиным и по карьерным соображениям  стал главным организатором массовых репрессий 1937–1938 годов, также известных как «Большой террор».

 

  1. Берия соглашается перейти из Грузии на работу к Сталину

 

В сложных репрессивных условиях  к середине 1938 г. И.В. Сталину в НКВД  понадобился новый честный и умный человек, способный одновременно продолжить борьбу с предателями и исправить преступления «ежовщины». По этой причине Л.П. Берию, вопреки его желанию, назначают народным комиссаром внутренних дел СССР.

Вот как оценил деятельность Л.П. Берия известный политолог Ю.И. Мухин:

«Родился Л.П. Берия 29 марта 1899 года на Кавказе, по национальности грузин, в партию большевиков вступил после февральской революции и сначала начал работать в ЧК – в разведке и контрразведке. Чекистом был очень хорошим, был награжден орденами, а легендарный организатор и руководитель ЧК Ф.Э. Дзержинский наградил его почетным оружием за ликвидацию уголовного бандитизма на Кавказе, а также за ликвидацию дашнаков и разного рода антисоветских организаций. В конце 20-х Берия стал заместителем председателя ЧК по оперативной работе всех закавказских республик, фактически – генералом, и в это время он вдруг пишет заявление с просьбой освободить его от должности и дать ему возможность стать студентом и инженером-строителем. Его не отпустили, повысили в должности, назначив председателем ЧК Закавказья. В 1931 году он все же уходит из спецслужб и становится партийным руководителем всего Закавказья, и уже на этой должности показал себя мощнейшим организатором экономики. При нем была развита нефтяная промышленность Каспия, Грузия получила металлургию, Тбилиси, который до этого был грязным захолустным городком, при Берия получил канализацию, водопровод, множество дворцов и прекрасных жилых домов. Берия завез на древнюю, страдающую от малярийных болот, землю Колхиды эвкалипты и осушил эти болота, при нем производство отечественного чая увеличилось в 60 раз. Для сравнения: СССР в те годы развивал экономику так, как и не снилось никому в мире, но Берия развивал экономику Закавказья в два раза быстрее, чем в среднем СССР. Л.П. Берия не был алчным, всегда жил скромно, без кичливости, с головой погружаясь в поручаемые ему дела». См.: http://www.ymuhin.ru/node/932.

Пояснение: Мухин Юрий Игнатьевич (1949 г.), инженер-металлург, успешный менеджер Ермаковского завода ферросплавов в Казахстане, яркий московский публицист и писатель, основатель и издатель газеты «Дуэль». Автор ряда  работ о И. Сталине и Л. Берия: Мухин Ю. И. Убийство Сталина и Берия // М.: «Крымский мост-9Д», «Форум», 2002, 731 с.; Мухин Ю.И. СССР имени Берия// М.: «Алгоритм», 2008, 336 с. Открыватель законов поведения людей и их действий в разных системах управления, когда управлять в политике и экономике двояко: 1) эффективно вести дело (делократическая система) и 2) максимально облегчать жизнь самих управленцев (бюрократическая система). Приговором от 18 июня 2009 г. Савеловского районного суда г. Москвы признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием средств массовой информации) и назначено наказание в виде 2-х лет лишения свободы (условно) и запрещения работать главным редактором. Помнится, что я как-то посылал свою статью в «Дуэль», но она не была опубликована. В этом отношении А.А. Проханов с газетой «Завтра» оказался более осмотрительным и законопослушным.

По оценкам близких людей Л.П. Берия не любил свою чекистскую работу и пытался при любом случае уйти из системы НКВД. Его сын Сергей писал, что «отец все время хотел уйти и из ЧК, и из ЦК. Он мечтал завершить учебу, стать инженером и добиться успехов в этой области…»

Несколько тезисов из доброжелательной статьи гл. редактора «Исторической правды» В. Тихомирова с интересным названием: «Лаврентий Берия: скучное чудовище»:

«В тихие закавказские 20-е годы Берия уже чувствовал, что и на него слишком часто вешают ответственность за чужие грехи, и поэтому стал просить своего высокопоставленного покровителя Серго Орджоникидзе убрать его не только из органов ЧК, но и вообще из Закавказья.  «Я думаю, что мой уход из Заказказья, – писал он Орджоникидзе, – даже послужит к лучшему. Ведь за десять лет работы в органах ГПУ в условиях Закавказья я достаточно намозолил глаза не только контрреволюционным элементам, но и кое-кому из наших товарищей. Сколько людей будут прямо-таки приветствовать мой уход, настолько я им приелся своим постоянным будированием и вскрыванием имеющихся недочетов…. Меня и так уже начинают прорабатывать, а что дальше будет? Со мной начинают связывать все истории, которые когда-либо были в Грузии и вообще в Закавказье. В умах многих товарищей я являюсь первопричиной всех тех неприятностей, которые постигли товарищей за последнее время и фигурирую чуть ли не как доносчик» – см. http://www.istpravda.ru/research/1387/.

Г.К. Орджоникидзе с подачи Сталина сделал «ход конем» – и Берия стал… первым секретарем компартии Грузии и одновременно вторым секретарем Закавказского крайкома ВКП(б). То есть, его не только не убрали, но и поставили руководить теми, кто так страстно добивался его ухода. «Анализируя это решение Орджоникидзе и Сталина, тут надо учитывать такую вещь, как менталитет, –  писала историк Е.А. Прудникова, автор биографических трудов о личности Берия. – В Грузии всегда были очень сильны пережитки всей истории общественных отношений  –  от родоплеменных традиций до феодализма. После революции все очень быстро вернулось на круги своя. Князей заменили партийные функционеры, родственники так и остались родственниками, кунаки кунаками, а отношения регулировались чем угодно  –  дружбой, родством, групповыми интересами, множеством всех и всяческих связей, и лишь в последнюю очередь  –  делом». См.: Берия, последний рыцарь Сталина - Прудникова Елена...libros.ambook/read/id…beriya-poslednijj…stalina

Берия часто говорил правду даже тогда, когда, по законам стаи, надо было бы молчать.

И, судя по всему, это как раз заметил Сталин и оценил по достоинству. 
У Берии не было своего клана, «стаи» –  вот что заметил Сталин. Потому своей карьерой он будет всецело обязан лишь одному своему покровителю, а не целой камарилье родственников, друзей и знакомых. Это и стало главной причиной возвышения Берия. Не было ничего удивительного в том, что когда в середине 1938 г. Сталину потребовалось очистить НКВД от оставшихся назначенцев Менжинского и Ягоды, он силой поставил во главе силового ведомства своего человека Л.П. Берия.     

Осенью 1938 г. Берия переезжает в Москву и вновь возглавляет ненавистное «ЧК». Он становится наркомом внутренних дел СССР. Сменив на этом посту Ежова, он тут же провел чистку кадров НКВД, уволив (и чаще расстреляв) каждого пятого чекиста. Примечательно, что ежовские «тройки» были отменены приказом Берия от 26 ноября 1938 г. В ноябре 1939 г. издан приказ «О недостатках в следственной работе органов НКВД» с требованием соблюдать уголовно-процессуальные нормы, но при этом права Особого совещания при НКВД СССР, которое выносило внесудебные приговоры, расширились. Официально было подтверждено право следователей пытать «явных и неразоружившихся врагов народа». В 1939–1940 осуществлена массовая депортация народов из западных областей СССР.

Страшным эпизодом для Берия и НКВД стал массовый расстрел пленных польских офицеров весной 1940 г. под Катынью сотрудниками НКВД. Как свидетельствуют опубликованные в 1992 г. документы, расстрелы производились по решению тройки НКВД СССР в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. Всего было расстреляно 21857 пленных. См.: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/73470. Решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. было принято по инициативе И. В. Сталина и оформлено в соответствии с письмом Берии в его адрес. На записке наркома внутренних дел СССР были проставлены месяц, год, но отсутствовало число. Она была написана на бланке НКВД СССР и имела регистрационный номер. Именно этот номер помог точно датировать документ – от  «3 марта№. См.:  N. Lebidieva. Process podeimovania decyzji katynskiej// Europanie prowincjonalna. Warszaw-Londyn, 1999. 8. 1155—1174» Катынь. Март 1940 — сентябрь 2000. Расстрел. Судьбы живых. Эхо Катыни. (Документы). М., «Весь мир», 2001, с.44. Как показывают исследования по деятельности НКВД СССР, там велась секретная работа по сокрытию неприглядных катынских фактов и их дезинформации. В этой ситуации архивные документы годами позже исправлялись или заменялись с учетом ветров политических перемен в СССР и даже России – см. http://traditio-ru.org/wiki/Альтернативные_версии_Катынского_расстрела.

 «Партия всегда умела при удобном случае переложить ответственность за свои грязные дела на кого угодно, только не себя, - писал Серго Берия в своей книге. – Вот к примеру, Катынская трагедия. Долгое время все руководители страны пытались «списать» массовые захоронения на немцев. Лишь в апреле 1990 года ТАСС сообщил, что «советская сторона, выражая глубокое сожаление в связи с Катынской трагедией, заявляет, что она представляет одно из тяжких преступлений Берия и его подручных». А правда такова, что за расстрел польских офицеров единогласно проголосовала вся партийная верхушка. Единственным человеком из кремлевского руководства, выступившим совершенно открыто против этой подлости, стал отец. Свою позицию на заседании Политбюро он объяснил так: «Война неизбежна. Польский офицерский корпус - потенциальный союзник в борьбе с Гитлером. Так или иначе мы войдем в Польшу, и конечно же польская армия должна оказаться в будущей войне на нашей стороне».  

Сталин был вынужден наказать виновника. С 3 февраля 1941 г. Л.П. Берия переведен из НКВД с повышением, будучи назначен заместителем председателя СНК СССР, курировавшего работу НКВД, НКГБ, наркоматов лесной и нефтяной промышленности, цветных металлов, речного флота.

С началом войны Л.П. Берия избирается одним из 5 членов Государственного комитета обороны (ГКО), сосредоточившего в своих руках всю полноту власти в СССР. Ему была поручена организация производства стрелкового вооружения, минометов, боеприпасов, танков, самолетов и моторов, а также организация работы наркоматов: оборонной промышленности, железнодорожного и водного транспорта, чёрной и цветной металлургии, угольной, нефтяной, химической, резиновой, бумажно-целлюлозной, электротехнической промышленности, электростанций, Берия также контролировал вопросы формирования ВВС. В 1942 г., когда доверие к генералам Красной Армии упало до нижней точки, Л.П. Берия возглавил оборону Кавказа. В 1944 г. Берия избран заместителем председателя ГКО и председателем Оперативного бюро ГКО, рассматривавшего все текущие вопросы. К концу войны Л.П. Берия был фактическим вторым руководителем СССР. Само собой, он руководил НКВД и его внешней разведкой, кроме этого отвечал за тыл Красной Армии, за партизанское движение в тылу противника.

 

  1. И.В. Сталин – психически и политически деструктивная личность

 

Первым руководителем в стране был И.В. Сталин.

Сам Сталин стал показательной политической и психологической жертвой идеологии «диктатуры пролетариата» для оправданного исторического насилия. Многое из того, что он сделал в короткие предвоенные  сроки без больших жертв действительно сделать было невозможно. Трудовые лагеря ОГПУ и НКВД с ручным физическим  трудом на Севере, в Сибири,  на Дальнем Востоке были крайне эффективны в экономическом отношении. Такие  ГУЛАГи внесли свой большой вклад и в создание предприятий урановой и атомной промышленности.

Психическое здоровье Сталина закономерно стало объектом исследования и анализа ряда крупных мировых психоаналитиков, психиатров, психотерапевтов, неврологов, социологов и историков. Исследователи отмечают в характере Сталина такие отрицательные черты как  нарциссизм, порождённый комплексом неполноценности, тщеславие, социопатиюсадистские наклонностиманию преследования и параноидальность. Известный психоаналитик Э. Фромм по уровню деструктивности и садизма ставил Сталина в один ряд с Гитлером. В свою очередь Р.Такер утверждал, что Сталин был умственно больной («патологической личностью, где-то на континууме психиатрических проявлений, означающих паранойю»). История болезни и результаты вскрытия показывают, что у Сталина было несколько ишемических инсультов, что вело к прогрессирующему расстройству психики. Подробнее об этот и многочисленные ссылки на источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Психическое_здоровье_Сталина.

Э. Фромм в своей книге «Анатомия человеческой деструктивности» описывает Сталина как «классический пример несексуального садизма». См.: Фром Эрих. Анатомия человеческой деструктивности /пер. с немецкого // М.: АСТ, 2015, с. 373-378.

Сталин с детства испытывал чувство неполноценности, что также сказалось на формировании его характера и психики.

«Вождь» очень мало путешествовал на Западе, не владел ни одним европейским языком, был плохим оратором, и его считали, в лучшем случае, весьма посредственным теоретиком. Именно И.В. Сталин превратил некогда живую теорию марксизма в мемориал. Ни одна идея высказанная умершим В.И. Лениным не могла подвергаться сомнению. В итоге материализм марксистко-ленинского типа был превращен в примитивную «красную» идеалистическую религию. Многие талантливые ученые и инженера из царской России официально презирались, поскольку не могли понять «нового мира» и «новой философии». В реальной сталинской практике ценились прагматики, лучше всего одетые в рабочий костюм, шапку-ушанку и кирзовые сапоги. Инженерная практика превратилась в бой, фронт, войну. Работать по-новому означало класть бетон и вздувать домны при температуре крайне низкой температуре. Даже в 70-80-е годы с СССР не мог быть реформирован, что и послужило причиной распада «социалистического» Советского Союза с чрезвычайно высоким уровнем достигнутых вооружений, особенно атомного и ракетного.

 

Хуже иное. Всюду и везде Сталин видел «врагов», «лицемеров» и «шпионов. Например, у него появилась нелепая и смехотворная мысль, что Ворошилов был английским агентом. В доме Ворошилова была даже сделана специальная установка, позволяющая подслушивать, что там говорилось.

Хрущев в своей речи на XX съезде партии в 1956 г. описал очевидные параноидальные симптомы: «Сталин был очень недоверчивым человеком; он был болезненно подозрителен; мы знаем это по работе с ним. Он мог посмотреть на кого-нибудь и сказать: «почему ты сегодня не смотришь прямо?» или «почему ты сегодня отворачиваешься и избегаешь смотреть мне в глаза?» Такая болезненная подозрительность создала в нем общее недоверие и к выдающимся партийцам, которых он знал годами. Всюду и везде он видел «врагов», «лицемеров» и «шпионов». См.: http://www.uhlib.ru/istorija/psihika_stalina_psihoanaliticheskoe_issledovanie/p5.php.

Формой проявления садизма Сталина, согласно Фромму, была абсолютная непредсказуемость его поведения. Были случаи, когда людей, арестованных по его приказу, после пыток и тяжёлых обвинений снова освобождали, а через несколько месяцев (или лет) они снова назначались на высокие посты, и притом без всяких объяснений. Для таких случаев Сиомопулос и Гольдсмит используют термин «характерологический садизм»: по их мнению «Сталин наслаждался, причиняя боль другим, но при этом не испытывал сексуального возбуждения».

Сталин первым приказал после революции применить пытки к политзаключённым. Это была мера, которую отвергали русские революционеры. При Сталине методы НКВД своей изощрённостью и жестокостью превзошли все изобретения царской полиции. Иногда он сам давал указания, какой вид пыток следовало применять.

Историк А.В. Антонов-Овсеенко указывает: «Операции по истреблению безоружных подданных он планировал, готовил и осуществлял сам. Он охотно входил в технические детали, его радовала возможность непосредственного участия в „разоблачении“ врагов. Особое наслаждение доставляли генсеку очные ставки, и он не раз баловал себя этими поистине дьявольскими представлениями».

Теперь положительные оценки деятельности И.В. Сталина, как непосредственного начальника Л.П. Берия. Сталин проявил себя крупным игроком в аппаратных сражениях, а его искусство вести коалиционные политические войны снискало диктатору славу исключительно виртуозного политического стратега. Небезынтересно, что это умение Сталина отмечалось даже в западной литературе как поучительные возможности коалиционной стратегии, реализуемой в политической борьбе. Тихая и молчаливая манера Сталина действовать против однопартийцев позволила усыпить их бдительность и предупредить возможность создания сильных контркоалиций. Сталин нуждался в репрессивном аппарате НКВД.

Комментируя свой жизненный путь, П. Судоплатов писал: «Трагизм в том, что спецслужбы функционируют, как правило, в условиях их подчиненности режиму личной власти, что дает возможность манипулировать видимыми  со стороны обстоятельствами политических убийств, скрывать в действиях убийцы  какую-либо личную или политическую мотивацию, а тем самым – развязывать политический террор, как это было после выстрела Николаева в Кирова» (см.: Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 1950 годы // М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005, с. 9).

 

  1. Берия и проблема урана

 

Развитие мировой атомной физики в 1939-1941 гг. показало возможность создания атомных бомб огромной разрушающей мощности на основе урана. Начались первые научные поисковые  работы в США, Великобритании, Канаде, Германии. Но крупные политики и военные в успешности таких поисков еще сомневались. Зная о секретном письме А. Эйнштейна Президенту США Рузвельту в 1939 г., ядерный физик Р. Оппенгеймер сокрушался отсутствию на него быстрой адекватной реакции американских властей и медленному развороту дела.

Напротив, в 1939 г. в нацистской Германии была создана сверхсекретная группа ученых для создания атомного оружия. После оккупации Бельгии весной 1940 г. на обогатительной фабрике концерна «Юнион миньер» немцы захватили около 1200 т уранового концентрата (почти половина всего мирового запаса). К декабрю 1940 г. они создали технологию производства металлического урана. Начался поиск методов промышленной очистки графита для использования его в качестве замедлителя нейтронов в реакторе. В мире и в СССР возникал «военный интерес» к атомной физике, урану и урановым месторождениям, хотя уже началась Вторая Мировая войны с ее «традиционным» оружием.

Примечательно, внешняя разведка НКВД СССР узнала, что 16 сентября 1941 г. британский военный кабинет рассмотрел секретный доклад о создании в течение 2 лет урановой бомбы. Эта информация объемом 60 страниц была получена НКВД при участии члена тайной разведывательной кембриджской группы Маклина.

В 1942 г. Г. Флеров в отчаянии пишет обращение И. Сталину: «… Если в отдельных областях ядерной физики нам удалось подняться до уровня иностранных ученых и кое-где даже их опередить, то сейчас мы совершаем большую ошибку… Это письмо последнее, после которого я складываю оружие и жду, когда удастся решить задачу в Германии, Англии или США. Результаты будут настолько огромны, что будет не то того, кто виноват в том, что у нас в Союзе забросили эту работу…» Ответа не последовало (возможно, и по причинам секретности). Эта ситуация показывает типичную «неадекватность» ученых в понимании суровых реальностей жизни. Мало иметь теоретическую вероятность реализации проекта, надо, чтобы сама жизнь (и особенно власть) созрела до его реализации. Часто ученые не могут понимать, что ресурсы развития в стране крайне ограничены и экономические риски особенно велики. Такова инновационная ситуация и сегодняшней России. Но в успешной инновационной политике всегда есть жесткий отбор приоритетных направлений, в котором используются оценки из внешней разведки.

В ряде случаев по режимным или политическим соображениям ученым нельзя сказать ни «да», ни «нет».

С середины 1941 до осени 1942 г. на военных фронтах СССР складывалась опасная ситуация. Немцы вели успешные наступления по линии фронта и могли взять Ленинград и Москву. И.В. Сталин изучал донесения внешней разведки по идущим атомным работам и мнения руководства АН СССР, но медлил с принятием стратегического решения. В начале 1942 г. резидент советской разведки в Сан-Франциско Хейфец, еврей, получивший нелегальное инженерное образование в Германии и работавший с еврейскими общинами по общеполитическим вопросам, сообщил, что США выделило 20% от общей суммы расходов на военно-технические исследования на создание атомной бомбы и пригласило для этого видного физика Оппенгеймера. В марте 1942 г. Берия направил Сталину всю информацию, поступившую из США, Англии, Скандинавии и оккупированного  Харькова, где немецкие ученые начали изучать итоги атомные работы Физико-технического института Берия предложил создать при ГКО научно-консультативную группу из видных ученых и ответственных работников для координации работ научными организациями по исследованию атомной энергии. Он же просил разрешения ознакомить Иоффе, Курчатова, Капицу с информацией, полученной агентурным путем, для её оценки. Сталин этим согласился.

СССР нуждался в быстром рывке в сфере технологий ядерной физики. Наконец, 28 сентября 1942 г. вышло распоряжение ГКО № 2352 сс  „Об организации работ по урану“.  При этом АН СССР предстояло „возобновить работы по исследованию осуществимости использования атомной энергии путём расщепления ядра урана и представить Государственному Комитету Обороны к 1 апреля 1943 г. доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива“. В СССР не было металлического урана. С пониманием физическим проблем было лучше, но также отсутствовала промышленная база для производства первых атомных бомб.

27 ноября 1942 г., ГКО принял постановление № 2542 сс „О добыче урана“, в соответствии с которым Табошарскому заводу „В“ Главредмета  следовало к 1 мая 1943 г. организовать переработку добытых урановых руд и получение урановых солей в количестве 4 т. В 1942 г.  геологическая служба СССР  располагала скудными сведениями об условиях залегания урановых руд, методике их поисков, мировых типах этих руд. Комитету по делам геологии при СНК СССР поручено в 1943 г. начать необходимые изыскания, доложив СНК о первых результатах не позже 1 мая 1943 г. В 1943 г. поисково-разведочные работы на уран и другие радиоактивные элементы получают дальнейшее развитие (распоряжение ГКО № 3834 сс от 30 июля 1943 г.). Его дополняет распоряжение ГОКО № 3937 сс от 16 августа 1943 г., где перед НКЦМ и Комитетом по делам геологии при СНК СССР поставлена задача к 15 сентября того же года представить ГКО план мероприятий, обеспечивающих получение в1944 г. в СССР не менее 100 тонн урана. Этим постановлением на Всесоюзный институт минерального сырья (ВИМС) была возложена задача создания сырьевой базы для отечественной атомной промышленности. С этой целью в ВИМС создается специальный сектор №6 по урану. Зав. Сектором назначается Альтгаузен М.Н., научным руководителем академик Щербаков Д.И.

8 апреля 1944 г. принято постановление ГКО СССР № 7102сс/ов «О развитии производства урана», обязавшее Главредмет и Гиредмет  обеспечить в течение 1944 г. производство на опытной установке 500 кг металлического урана. Также оно поставило задачу проведения широких специализирован­ных поисков на территории СССР промышленных месторождений урана в стране. Было ясно, что без особых мобилизационных мер проблему урана и первой атомной бомбы решить не удастся.

В этой связи ГКО постановлением  от 3 декабря 1944 г.  № 7069сс «О неотложных мерах по обеспечению развертывания работ, проводимых лабораторией №2 Академии наук СССР» дальнейшую ответственность возложил на НКВД СССР  и Берия Л.П. Новое важное постановление ГКО было принято 8 декабря 1944 г. № 7102сс/ов «О мероприятиях по обеспечению развития добычи и переработки урановых руд». НКВД СССР, как специфическая закрытая спецслужба с огромными производственными ресурсами и кадрами (заключенных), приступил к разведке и разработке урановых месторождений Табошар, Уйгур-Сай, Майли-Су, Тюя-Муюн и Адрасман Ферганской Долины и др. В НКВД передавались геологоразведочные партии Наркомцветмета, работавшие на урановых месторождениях. В организационном развитии урановой геологии в СССР важным стало постановление СНК СССР от 13 октября 1945 г. № 2628-713сс  «О развитии геологоразведочных работ по А-917) и Б-918) в IV квартале 1945 года и в 1946 году».  Далее постановлением Комитета по делам геологии при СНК СССР 16 октября 1945 г. создано Главное геологоразведочное управление (ГГРУ) для поисков и разведки промышленных месторождений урана в СССР и координации поисков радиоактивных  руд всеми геологическими организациями страны. 

Для создания нужной научной и промышленной базы атомной промышленности Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР от 6 января 1945 г. об организации в составе Главного управления лагерей горно-металлургических предприятий (ГУЛГМП) НКВД СССР особого управления по урану с наименованием «Спецметуправление  НКВД СССР». В лагерях ГУЛГМП находилось в начале 1946 г. 190 тыс. заключенных, треть которых относилась к так называемому "спецконтингенту" (бывшие военнопленные, репатрианты и другие, попавшие в ГУЛАГ без суда). Объединенная система лагерей, известная в последующем как Главпромстрой, приказом по НКВД № 00932 была объявлена "специальной организацией для строительства предприятий и учреждений Первого Главного Управления".

В силу прорывных атомных достижений США и роста новых военных угроз СССР срочная потребность  в уране для первых атомных бомб СССР заставила НКВД СССР с середины 1945 г. начать искать уран в оккупированной Восточной Германии. Важно было быстрее найти не месторождения урана, а уже добытый немцами промышленный уран высокой концентрации. В ходе специальных поисков с учетом данных разведки в течение 1945 г. было найдено и вывезено из Германии и Чехословакии  в СССР 220 т урана. Об этом говорится в докладе И.В. Сталину «О состоянии работ по получению и использованию атомной энергии» (январь 1946 г.), подготовленном И.В. Курчатовым, И.К. Кикоиным, Б.Л. Ванниковым, М.Г. Первухиным и А.П. Завенягиным. Перечисленные лица уже входили в группу особых опытных атомных управленцев.

Германии удалось достать достаточно много урана для возможного создания своего атомного «сверхоружия». Лишь к 2005-2007 гг. немецким историкам удалось получить сведения о проведенных нацистами, якобы,  успешных испытаниях ядерных устройств в Тюрингии в марте 1944 г. и на острове Рюген в октябре 1944 г. Крайне секретные сведения попали в военную разведку Красной Армии (ГРУ) и докладывались И.В. Сталину. По информации Р. Карлша, тестирование спустя почти 50 лет учеными  Федерального института физики и технологии (г. Брауншвейг)  таких территорий выявило «аномальное высокое» радиоактивное загрязнение (см.: Уран и люди. История СГАО «Висмут» / В 2-х томах, // М: ООО «Изд. Спец-Адрес», ООО «Буки Веди», 2012, т. 1, с. 25-26; Райнер Карлш. «Бомба для Гитлера» и взгляд из Москвы // Россия в глобальной политике, № 3, май-июнь 2005). Понятно, что «некое экспериментальное устройство» - это еще не компактная транспортабельная «атомная бомба».

 

  1. Внешняя научно-техническая разведка: урановая бомба возможна

 

Хорошее знание Л.П. Берия зарубежных атомных секретов и понимание новых управленческих задач СССР в атомной физике позволили сделать верные персональные оценки по российским физикам. В этом внутреннем разведывательном процессе именно Берия увидел сильный научный и организационный талант И.В. Курчатова. 

Назначения на важные государственные или партийные посты всегда были монополией Сталина. Оформление их как решения Политбюро, ГКО или Президиума Верховного Совета СССР было лишь формальностью. Программа по атомной бомбе также требовала лидера. Сталин понимал, что это должен быть авторитетный и крупный ученый. До начала войны он один раз встречался с академиками В. Вернадским и А. Иоффе. Заочно, по переписке, он знал академиков Н. Семенова и П. Капицу. Консультации о возможном лидере проводились в аппарате Кафтанова и у Берии.

Позиция НКВД в этом выборе была важна потому, что выбранному "лидеру" нужно было знакомиться в разведуправлении НКВД с большим количеством документов, многие из которых даже в НКВД никто не мог прочитать. Они состояли из формул, схем, расчетов и объяснений на английском языке. К этому времени в НКВД накопилось уже около двух тысяч страниц сугубо научных материалов. Любой физик, которому доверили бы руководство проблемой, первые месяцы должен был ежедневно работать в НКВД, а не в лаборатории. Именно ему предстояло давать так называемую "ориентировку" агентуре, то есть составлять списки конкретных вопросов для "источников" в США и в Англии. Только поступление из СССР специфических вопросов, привязанных к уже полученным документам, могло показать Фуксу, Понтекорво и другим ученым, помогавшим СССР, что с их ранее отправленными материалами работают действительно знающие ученые. 11 февраля 1943 г. Сталин подписал, наконец, решение ГКО о программе работ для создания атомной бомбы. Общее руководство проблемой было возложено на заместителя председателя ГКО В.М. Молотова. Молотов вспоминает, что он представлял Курчатова Сталину.

Экспертное заключение Курчатова по тем документам разведки, которые он читал в Кремле в кабинете Молотова, датировано 7 марта 1943 г. Это был подробный анализ.
И.В. Курчатов начал с заявления о том, что полученные разведкой материалы "имеют громадное, неоценимое значение для нашего государства и науки". В заключение он написал, что "...вся совокупность сведений материала указывает на техническую возможность решения всей проблемы урана в значительно более короткий срок, чем это думают наши ученые, не знакомые с ходом работ по этой проблеме за границей".
Через три дня, 10 марта 1943 г., Сталин подписал решение ГКО СССР о назначении Игоря Курчатова на вновь созданный пост научного руководителя работ по использованию атомной энергии в СССР.

ГКО и Сталин наделили Курчатова чрезвычайными полномочиями по мобилизации необходимых для решения проблемы человеческих и материальных ресурсов. В течение всего марта 1943 г. Курчатов изучал в НКВД многочисленные документы разведки. В кабинете Молотова в начале марта Курчатов знакомился в основном с материалами, полученными из Англии. Теперь ему дали документы, полученные из США. Они содержали колоссальный объем данных. Курчатову нужно было дать заключение на 237 научных работ, связанных в основном с конструкцией уран-графитовего котла (реактора) и возможности использования не только урана, но и плутония для создания атомной бомбы. На этот раз Курчатов не просто давал экспертный анализ, но уже как утвержденный руководитель проблемы составлял подробный список тех сведений, "которые было бы желательно получить из-за границы", и просил в связи с этим "... дать указания Разведывательным Органам".

12 апреля 1943 г. решением Академии наук СССР Курчатов был назначен директором вновь созданного секретного научного института атомной энергии, которому для конспирации было дано условное название Лаборатория № 2. Номер два не был произвольным, так как вскоре для разработки теоретических проблем атомной физики была создана секретная Лаборатория № 3. В ГКО решено, что "объект № 1" по этой проблеме расположен в Кремле или на Лубянке.

Документы, с которыми ознакомился Курчатов в Кремле и в НКВД, действительно содержали много неожиданного для советской атомной физики. Новостью была возможность постройки уранового реактора с графитом в качестве замедлителя нейтронов. До этого физики считали, что реактор может работать лишь в том случае, если замедлителем нейтронов будет "тяжелая" вода (соединение кислорода с дейтерием).

Как следует из книги П. Судоплатова, к началу 1943 г. руководство СССР имело в своем распоряжении достаточное количество зарубежных документов по развитию атомной энергии в военных целях и организации новой промышленной базы, включая технологии обработки урана, получения оружейного плутония и др. При этом уже было добыто в Англии и США 286 секретных научных документов и закрытых публикаций, с которыми был ознакомлен И. Курчатов и ряд других ученых. Летом 1943 года Курчатов из разведывательных материалов узнает о пуске в США уран-графитового котла. Это было крупнейшее явление в мировой науке и технике. 1-е Управление НКГБ СССР предоставило Курчатову «Обзорную работу по проблеме урана». Так, благодаря способности Берии организовать разведработу, Курчатов получает сведения из самого сердца «Манхэттенского проекта».

Анализ таких материалов позволил Курчатову назвать 7 наиболее важных научных центров и 26 специалистов в США, получение информации от которых имело бы особое значение. С точки зрения деятельности разведки, это означало возможность оперативной разработки американских ученых в качестве источников новой информации (там же, с. 301).

Специалисты из разведки зафиксировали усиление секретности работ по атомной теме в США. В этой связи НКВД сделало ставку на использование секретных групп нелегалов в качестве курьеров и для тайных связей с американскими атомщиками и на «еврейский фактор» (типа проекта создания в Крыму новой «Еврейской республики»).

В феврале 1944 г. состоялось первое совещание руководителей военной разведки и НКВД по атомной проблеме в кабинете Берия на Лубянке, на котором от военных присутствовали Ильичев и Мильштейн, а от НКВД - Фитин и Овакимян.

20 мая 1944 года Курчатов направил свою «Записку», на которой Берия начертал  «Важное. Доложить И.В.Сталину. Переговорить с т. Первухиным. Собрать всё, что имеет отношение к урану». Курчатов убеждает Первухина довести до Сталина необходимость создания «Совета по урану» из четырех человек: Л.П.Берия, В.М.Молотова, М.Г.Первухина и И.В.Курчатова. Председателем Совета предлагает назначить Берия.  Сталин пока новые решения не принимает, но Берия начинает углубленно знакомиться со всеми материалами, которые имеют отношение к урану. В проекте ГКО из предложенной четверки исключен Молотов.

Л.П. Берия усилил контакты органов госбезопасности с учеными. Более того, ученым-атомщикам создавались особо благоприятные жизненные условия, в том числе за пределами Москвы и в специальных закрытых городках (ныне - ЗАТО). Одновременно НКВД предприняло меры по усилению контрразведывательной работы, защите информации, использованию спецтехники для прослушивания разговоров ученых на работе и дома.

25 января 1946 года состоялась первая встреча Сталина с научным руководителем работ по созданию советской атомной бомбы Курчатовым. В совещании также участвовали председатель Специального комитета по использованию атомной энергии Берия, нарком иностранных дел Молотов, председатель Госплана СССР Вознесенский и другие руководители. Был и президент Академии наук СССР Вавилов. Разговор продолжался около часа. Впоследствии Курчатов записал в дневнике, что Сталин говорил о том, что на науке экономить нельзя. «Не стоит заниматься мелкими работами, а необходимо вести их широко, с русским размахом, что в этом отношении будет оказана самая широкая всемерная помощь», — подчеркнул вождь и добавил, что проект должен вестись не по принципу снижения затрат, а так, чтобы работы приносили максимальный результат. «Наши ученые очень скромны, и они иногда не замечают, что живут плохо, – сказал Сталин. – Наше государство сильно пострадало, но всегда можно обеспечить, чтобы несколько тысяч человек жило на славу, а несколько тысяч человек жило еще лучше, со своими дачами, чтоб человек мог отдохнуть, чтобы была машина». См.: http://www.litmir.me/br/?b=253764&p=54.

Ф. Д. Попов в книге «Атомная бомба и КГБ» пишет, вспоминая свой давний разговор с подполковником Бронниковым, служившим на объекте № 550: «Бронников отметил, что решающую роль в развитии атомной эпопеи сыграли Курчатов, Харитон и Берия. «Если бы не они, то атомная бомба в СССР вряд ли была бы испытана в 1949 году», — сказал он». Бронников отмечал повседневные заслуги Берии и более подробно: «Широкое развертывание в КБ-11 деятельности по его основному профилю жестко регламентировалось наличием жилья… Многие специалисты ютились в переполненной монастырской гостинице, которая раньше использовалась паломниками Саровской обители. Положение с жильем резко изменилось после вмешательства Берии. По его указанию при Управлении № 880 было создано специализированное подразделение по строительству жилья. В 1948–1950 гг. многие жители Арзамаса-16 справили новоселье. За три года заселили более 200 жилых домов. Были они разными — и двухквартирные коттеджи, и финские сборно-щитовые, и многоквартирные каменные и брусчатые. Рядом со старыми монастырскими строениями встали трех— и четырехэтажные дома. Сам монастырь с храмами, часовнями, колокольней, келейными домами и трапезной оказался в самом центре объекта…». См.: "Нарком Берия. Злодей развития" / litmir.mebr/?b=253764&p=54

Вообще за большие государственные тайны в мире принято хорошо платить. Крупные научно-технические открытия, часть из которых совершается в рамках военного или специального государственного заказа, а часть носит неожиданный личный характер, в научном мире никак не скрыть. При этом даже особые контрразведывательные меры режимных служб не приносят успехов. Особо секретное опасное оружие (атомное, космическое, химическое, биологическое и др.) на основе богатого финансирования чаще всего создается тоталитарными политическими режимами, но иногда и тайными террористическими группировками.

У исполнителей таких работ всегда есть обиженные информированные ученые и инженеры (в том числе, кого не взяли на новую высокооплачиваемую работу), склонные к сотрудничеству с конкурентами и иностранными разведками. В итоге ценная научно-техническая информация в СССР сначала шла из фашистской Германии, а потом из США. Здесь сами ученые с мировыми именами выступали с инициативами по разрушению  нежелательной монополии Германии или США на «сверхоружие». Как неоднократно подчеркивает П.А. Судоплатов, атомные физики Оппенгеймер, Ферми, Сцилард, Бор и др. никогда не были тайными агентами советской разведки, а работа с ними носила лишь «творческий общенаучный характер».

С мая по сентябрь 1945 года Курчатов получил доклад Энрико Ферми об урановом котле, описание завода в Хэмфорде и многое другое. Были даже получены образцы урана-235 и урана-233. Первично оригинал доклада был направлен маршалу Советского Союза т. Берия. 

 

  1. Л.П. Берия как человек

 

При оценке особенностей поведения великих правителей полезно поискать в Интернете их психограммы.

Важной составной частью профессиограммы при оценка кадров является психограмма  как описание психологических характеристик конкретной профессиональной деятельности, совокупности психофизиологических и личностных качеств работника, важных для ее успешного осуществления. При составлении психограммы необходимо сочетание знаний и опыта профессионального психодиагноста и специалиста, знающего профессию, — в этом основная сложность. Психодиагност должен погрузиться в атмосферу работы фирмы, получить подробные консультации специалистов по конкретным видам деятельности. Зачастую психограммы создаются психологическими службами под заказ конкретных фирм, в которых работа с персоналом выведена на современный уровень. Также эту работу могут выполнить и специально подготовленные штатные психологи фирмы во взаимодействии с руководителями подразделений. См.: http://psyfactor.org/personal/personal15-08.htm

В источниках можно  встретились компактные российские и иностранные  психограммы таких диктаторов как Гитлер и Сталин. Весьма интересна переводная  книга: Кох-Хиллебрехт Манфред. Homo Гитлер: психограмма диктатора. Пер. с нем. ..... Сост. И.М. Чернов, Л.П. Ромиков. М.: Московский рабочий. 1976 г. 264 с. (книга есть в библиотеке автора). По Берии такого более или менее научного журнального текста в ГУГЛ не обнаружилось.

Заслуживает внимания книга: Цквитария З.Ч. Берия без лжи. Кто должен каяться? // М.: ЭКСМО, 2013, 416 с. Ниже часть  аннотации: «Его убийством завершилась великая Сталинская эпоха, его дискредитация стала началом конца СССР. Убийцы не ограничились физическим устранением Берии – они попытались втоптать в грязь его честное имя. Ни на одного другого государственного деятеля за всю историю России не выливали столько помоев, даже на Сталина! Лаврентия Павловича сделали не просто «козлом отпущения» за все грехи Советской власти, подлинные и мнимые, –  его демонизировали, превратив в главное пугало антисталинской пропаганды: он-де и палач, и «фашистский агент», и насильник, и сексуальный маньяк, разве что не людоед! Эта книга бросает вызов 60-летней лжи, разгребая завалы клеветы и фальсификаций. Это –  первая грузинская биография Берии, проливающая свет на малоизвестные страницы его жизни и воздающая ближайшему соратнику и наследнику Вождя по заслугам. Ведь когда сравниваешь титанов великой Сталинской эпохи с нынешними политическими пигмеями, поневоле задаешься вопросом: кто перед кем должен каяться?»

В своей объемистой книге, полной всевозможных компроматов на деятельность Берии, А.К. Сульянов отметил: «Берия уменьшил число арестов, настоял на пересмотре ряда дел, особенно военных, а это сразу же сказалось – часть военных из лагерей вернулась в строй…О нем заговорили, как о человеке справедливом и более внимательном, чем Ежов. Люди облегченно вздохнули, особенно аппаратчики. Пусть работают и побаиваются»  (см.: Сульянов А.К. Берия. Арестовать в Кремле: Историческая хроника // Минск: Харвест, 2005,, с. 122).

По назначении в новую ответственную должность в НКВД Берия, якобы, сам себе задал вопрос: зачем талантливых ученых и инженеров сажать в удаленные северные лагеря для наказания? Ведь, их можно использовать с учетом их профессиональных знаний и умений в секретных закрытых НИИ и КБ (особенно авиационных).

Вот фрагмент из воспоминаний А.И. Микояна: «… Я помню, как-то в январе 1942 г. сидели у Сталина Берия, я и Маленков. Берия – хитрый человек, умел так поставить вопрос, чтобы не выдать свои тайные цели. Речь шла о том, как плохо с вооружением, винтовок не хватает, пушек не хватает. Сталин возмутился: «Как же так, в чем дело?» Берия, заранее подготовшись к этому вопросу, показал диаграмму по месяцам. Это был утвержденный Вознесенским план по производству…Была поразительная картина: план растет из месяца в месяц, это успокаивает правительство, а фактическое производство уменьшается. «До чего же мы дойдем? Когда этому будет конец? Когда начнется подъем производства? – возмущался Берия. Он говорил, что методы руководства Вознесенского канцелярские: вызывает своих работников, устраивает совещания, навязывает план, но не может обеспечить его выполнения…Тогда Сталин предложил Берия взять на себя руководство этим делом...Берия, конечно, этого и хотел, для этого и диаграмму подготовил. Было решено Вознесенского отстранить от руководства, возложив это дело на Берия. К Берии в подчинение перешел нарком вооружения СССР Устинов, который прекрасно знал дело,  ему нужна была только помощь со стороны правительства в обеспечении рабочей силой и материалами, а Берия мог это сделать. Производством боеприпасов ведал Ванников…».

Берия имел много грамотных специалистов среди своих арестованных в НКВД. Далее Микоян пишет: «Опираясь на таких людей, Берия быстро поправил дело. Надо подчеркнуть, что Берия поднял вопрос в том момент, когда эвакуированные заводы стали налаживать свое производство. Это было в феврале – марте 1942 г., когда производство на новых местах стало подниматься. Из месяца в месяц было видно, что действительно производство растет, между планом и исполнением почти нет разницы…Берия добился своего и до 1946 г. оставался зам. Председателя СНК СССР решений по экономическим вопросам. Поэтому после войны и атомные дела Сталин поручил ему» (см.: Цвитария З.Ч. Берия без лжи. Кто должен каяться? // М.: Яуза-пресс, 2013, с. 217-219).

По свидетельствам своих коллег, Берия любил решать трудные проблемы. О получении личной выгоды не могло быть и речи. Просто Берия не мог поступить иначе, видя, что может помочь делу, он брался за это дело. Берия ничего не делал без предварительного обдумывания. Он не был волютаристом и знал, как добиться реальных результатов, а не тех, которые красовались бы лишь на бумаге. Среди старых проверенных сталинских кадров Берия явно выделялся талантом организатора и администратора. Он был умен и инициативен.

«Берия, надо сказать, действовал с размахом, энергично, напористо, – вспоминал главный конструктор первой атомной бомбы акад. Юлий Харитон. – Часто выезжал на объекты, разбирался на месте, и все задуманное обязательно доводилось до конца. Берия был с нами терпим и крайне вежлив. Если бы нашим куратором был Молотов, таких бы впечатляющих успехов, конечно, не было бы…»

Однако Сталин знал о большом недостатке Берия, который скептически относился к марксизму и ставил его  где-то позади, особенно по сравнению с делом.

Между Марксом и Партией Берия выбирал «Дело». Руководя атомным проектом, Берия часто игнорировал установленные правила советского управления  и принципы плановой экономики, в полную силу используя «буржуазные» методы ведения дела. Так, предложенные командой Берия методы управления крупными государственными разработками в 40-50-е годы вовсе не были построены на «тотальном страхе».  Заказчиком использовались разнообразные средства стимулирования работ и личной ответственности учёных за результат. Была разработана особая базовая концепция Атомного проекта  в виде жёсткой конкуренции изолированных друг от друга особо секретных научных организаций. Результаты работ оцениваются по результатам этапов путём одновременного сопоставления отчетных данных из двух Центров. Здесь параллелизм НИОКР не только не увеличивал расходы, а, напротив,  намного уменьшил затраты денег и времени.

В фундаментальной и прикладной науке СССР с середины 30  до середины 50 годов постоянно шел бой против буржуазной лженауки, особенно в космологии, релятивистской физике, кибернетике и генетике. Первым секретным физикам-атомщикам СССР просто повезло, что ими стал руководить не осторожный партиец Г.М. Маленков, а прагматичный Л.П. Берия, презиравший маркстистко-ленинские догмы. Уже после успешного испытания первой советской атомной бомбы  к 1952 г. обострилась война сталинских догматиков с теорией относительности, как «махизма». Летом 1952 г. в газете «Красный флот» была опубликована воинствующая статья чл.-кор. АН СССР А.А. Максимова «Против реакционного эйнштейнианства в физике», крайне возмутившая  ядерных физиков из окружения Л.П. Берия. Эти физики написали протестное письмо Л.П. Берия, где были такие слова «…Основной атаке со стороны этой группы философов подвергается теория относительности и квантовая теория, лежащие в основе современной физики и представляющие собой теоретическую базу электронной и атомной физики…». Авторы письма просили содействовать публикации статьи В. Фока «Против невежественной критики современных физических теорий». При участии Л.П. Берия эта статья получила положительную оценку в ЦК КПСС и была опубликована в первом номере журнала «Вопросы философии» в  1953 г. Само это событие, как одно из узловых в истории противостояния мировой науки и сталинской идеологии, прочно вошло в анналы истории советской науки. Подробнее см.: http://istmat.info/node/32489.

После войны от довоенного вида Берия остались только пенсне. Лаврентий растолстел и стал напоминать огромную сову или видавшего виды гангстера из голливудского фильма. Широкополая шляпа, отлично сшитый костюм, дорогой галстук с крупным узлом. Внешним видом он отличался от невзрачных соратников по Политбюро. Берия любил литературу, кино и искусство.

Берия умел быть обаятельным мужчиной.

Есть и его шокирующая специфика: показной образ заботливого мужа и примерного отца, а с другой стороны – тайного опытного любовника. Цитата из упомянутой выше книги Л. Лурье и Л. Маляров «Лаврентий Берия. Кровавый прагматик»: «Лаврентий Павлович начал изменять своей жене еще в Тбилиси. У него был несомненный комплекс Дон-Жуана. Ему важно было не столько качество, сколько количество. Не имело особого значения, кто объект его вожделения – светская дама или проститутка…Репутацией гуляки Лаврентий пользовался и в Москве…» (с. 533). Берия был тонкий психолог. Еще цитата из этой же книги: «Был еще один неожиданный способ знакомств – по переписке. Берия особенно внимательно изучал приходящую ему корреспонденцию от женщин. Строчки прошений, жалоб и поздравлений будили в нем эротические фантазии… Невозможно представить, чтобы подобные письма писали жертвы изнасилования. Дамы, которые осыпали Лаврентия милыми пошлостями, определенно желали продолжения знакомства» (с. 536).

Берия искал любовных приключений со все новыми привлекательными женщинами и далее поддерживал с ними отношения. В психологическом отношении Берия нуждался хотя бы во временном уходе от тягот взаимоотношений с  полусумашедшим маниакально-подозрительным и вероломным И.В. Сталиным. Он не стал скрытным пьяницей. Любовные интриги и близость с красивыми женщинами давали ему удовольствие, ощущение эйфории и заряд энергии, особенно нужный и для «атомного фронта». По сути дела Берия сам себя лечил от возможного помешательства в ненормальной системе сталинской власти.

Специфика такого донжуанства не имеет криминальной составляющей. И это не исключение среди обеспеченных ответственных работников в возрасте 40-50 лет.

В целом, в человеческом отношении Берия не был злодеем или ярко выраженным психопатом. Конечно, Л.П. Берия знал, что «ему долго жить не дадут: или снимут, или что-нибудь случится с ним» (с. 541).

 

  1. Создание Спецкомитета во главе с Л.П. Берия

 

Как следует из  «Истории создания ядерного ГУЛАГа» (historicus.rugulag/ копия ещё),  организационные основы атомного проекта СССР были заложены серией Постановлений Государственного Комитета Обороны в 1942-1945 годах. Можно выделить два главных этапа: первый – подготовительный (сентябрь 1942 года - июль 1945 года), второй – решающий (август 1945 года - август 1949 года).

На первом этапе решающую роль сыграли данные разведки. Итогом первого этапа стало создание первичной научно-технической инфраструктуры  для создания первой атомной бомбы. 15 мая 1945 года выходит Постановление ГКО № 8579сс/ов, которым предусматривается разработка технического задания на проектирование первых атомных бомб БС-1, БС-2. 16 июля 1945 года, в штате Нью-Мексико американцы провели успешные испытания первой в мире атомной бомбы. Обо всех параметрах взрывного устройства и предполагаемой дате испытания нью-йоркская резидентура НКВД сообщила в Москву за две недели до события.

Начало второму этапу положили американские бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки 6 и 9 августа 1945 года. В СССР были приняты чрезвычайные меры для форсирования работ по атомному проекту.

Как впоследствии вспоминал Б.Л. Ванников, 17 или 18 августа 1945 г. его вызвал к себе Сталин. Вслед за Ванниковым приехали Л.П. Берия и А.П. Завенягин. Разговор пошел о создании атомной бомбы и о сугубо практических вопросах организации руководства работами.  Берия предложил создать под началом Завенягина специальное главное управление в структуре НКВД. Сталин высказался в том смысле, что предложение заслуживает внимания, поскольку НКВД имеет в своем распоряжении большое количество рабочих и квалифицированных специалистов, а также сеть организаций на железной дороге и водном транспорте. При недостатке оборудования и материалов, их своевременная доставка будет иметь важное значение.

20 августа 1945 года Сталин подписал Постановление Государственного Комитета Обороны № 9887 "О Специальном Комитете при ГОКО". На Спецкомитет возлагалось руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана. В его состав вошли: Л.П. Берия – председатель; М.Г. Первухин – заместитель председателя Совнаркома СССР; Н.А. Вознесенский – председатель Госплана СССР; Г.М. Маленков – секретарь ЦК КПСС; Б.Л. Ванников – нарком боеприпасов; В.А. Махнев – секретарь Специального комитета; П.Л. Капица – академик, директор Института физических проблем АН СССР; А.П. Завенягин – заместитель наркома внутренних дел; И.В. Курчатов – начальник лаборатории №2 АН СССР, научный руководитель проблемы. На ПГУ возлагалось непосредственное руководство научно-исследовательскими, проектными, конструкторскими организациями и промышленными предприятиями по использованию внутриатомной энергии и производству атомных бомб.

Начальником ПГУ был утвержден Б.Л. Ванников. Заместителями начальника ПГУ стали: Н.А. Борисов, П.Я. Мешик, П.Я. Антропов, А.Г. Касаткин, А.П. Завенягин – первый заместитель.

Последним пунктом этого документа предписывалось «поручить тов. Берия принять все меры к организации закордонной разведывательной работы по получению более полной технической и экономической информации об урановой промышленности и атомных бомбах». Добывать секретную информацию после войны становилось труднее в силу активизации деятельности ФБР и использования новых приемов защиты информации и контроля за деятельностью ученых. Для координации работ разведки Спецкомитет 28 сентября 1945 года организовал в своем составе Бюро № 2 во главе с П.А. Судоплатовым.

Секретность, также окружавшая советский атомный проект, поражает. Даже Берия не мог писать документы по проекту полностью: он, в соответствии с инструкцией, пропускал ряд слов, и лишь после того, как документ был напечатан с пропусками, вписывал эти слова от руки. Американцам, по всей видимости, не удалось добраться до атомных разработок СССР, а эффективная система их защиты стала, по мнению В. Губарева, результатом работы советской разведки, поставившей добывание секретов американской ядерной индустрии буквально на поток.

После упразднения ГОКО в сентябре 1945 года Специальный Комитет стал функционировать как орган при Совете Народных Комиссаров СССР, а с марта 1946 года, после преобразования СНК СССР в Совет Министров СССР, как орган при Совмине СССР. На Специальный Комитет, помимо ключевой задачи организации разработки и производства атомных бомб, была возложена организация всей деятельности по использованию атомной энергии в СССР: научно-исследовательские работы, разведка месторождений добычи урана, создание атомной промышленности, атомных энергетических установок и атомного приборостроения. Специальный Комитет провел более 140 заседаний, объем протоколов которых составил около 1000 машинописных листов. В целом делопроизводство Специального Комитета содержит более 300 000 страниц.

В частности, оказалось, что для выполнения поставленных в рамках атомного проекта задач в СССР катастрофически не хватало физиков. Л.П. Берия сразу же распорядился искать светлые головы для "белого архипелага" в другом подведомственном ему "архипелаге" - ГУЛАГе. Вчерашних зэков направляли в специально созданные "шарашки" - тоже тюрьмы, но научные.

Также Берия как куратор атомной разведки СССР направил для армейской разведки списки всех перспективных немецких ученых, которых следовало захватить в Германии. Точно такие же списки были и у западных союзников. Когда руководитель германской программы по созданию «Фау-2» Вальтер Гейзенберг смог спокойно уехать на велосипеде из советской зоны на Запад, Лаврентий Павлович устроил генералам форменный разнос. Далее в Берлине были вывешены объявления о том, что все мужчины мобилизуются на разбор завалов и захоронение трупов, освобождены будут лишь обладатели ученых степеней, зарегистрированные в комендатуре. Законопослушные немецкие профессора явились для регистрации, где  служащие НКВД их быстро рассортировали и всех нужных отправили, вместе с семьями, в теплый город Сухуми. В столице Абхазии по воле Берии были закрыты несколько санаториев, которые буквально за два дня были переоборудованы в лаборатории. Именно в них до 1956 года, до начала немецкой репатриации из СССР, работали такие известные ученые как Густав Герц, лауреат Нобелевской премии, Манфред фон Арденне, физик-изобретатель, и другие светила немецкой науки. 

Берия у ученых пользовался заслуженным авторитетом. В воспоминаниях академика Сахарова есть любопытный момент: академик Зельдович, рассказывая об амнистии и прекращении «дела врачей» сказал: «А ведь это наш Лаврентий Павлович разобрался!». «Нашим» Берия был и для самого Сахарова, которого трудно заподозрить в симпатиях к сталинистам и коммунистам (Тихомиров В. , Лаврентий Берия: скучное чудовище //

istpravda.ruИсследованияЛаврентий Берия).

 

  1. Роль Госплана и НКВД в организации атомной промышленности

 

Важная роль в организации атомной промышленности страны принадлежала Госплану СССР. Председатель Госплана Н.А. Вознесенский был одновременно членом Специального Комитета.  Первое (атомное) управление в Госплане было создано одновременно с ПГУ и Специальным комитетом ГКО. Начальником Первого управления Госплана был назначен Н.А. Борисов, а его заместителями Н.А. Черепнев и С.П. Столяров. Председателю Госплана СССР, члену Специального комитета Н.А. Вознесенскому было поручено через это управление обеспечить всеми видами ресурсов выполнение заданий Специального комитета.

Кстати, Н.А. Вознесенский в 1945 г. курировал обеспечение ногинского завода № 12 (современное ОАО «Машиностроительный завод», Электросталь) оборудованием для плавки урановой руды. Этот завод был обеспечен вакуумными высокочастотными электропечами советского производства, за счёт вывоза из Германии и закупки по импорту; в этих печах выплавлялись урановые стержни для реактора Ф-1. В том же 1945 году Н. А. Вознесенскому было поручено совместно с НКАП рассмотреть вопрос об использовании металлургического оборудования, вывозимого из Германии на завод № 261 в Новоуральске. В 1946 году на площадке строительства завода № 261 началось сооружение газодиффузионного завода, носившего название Комбинат № 813 (завод Д-1) и предназначенного для производства высокообогащенного урана. Завод дал первую продукцию в 1949 г. Вскоре Н.П. Вознесенский был репрессирован и расстрелян. Такие «оргмеры» Сталина вносили дезорганизацию в развитие атомной промышленности.

Чтобы судить, какие ведомства стояли у истоков создания атомной промышленности, приведем распределение капитальных вложений, выделенных Госпланом на второй квартал 1946 года:

Предприятия ПГУ при СНК СССР - 22,5%;
Институты и заводы Минцветмета - 15,0%;
Комитет по делам геологии - 14,0%;
Министерство электростанций - 8,5%;
Институты АН СССР (Лаборатории No. 2, 3, РИАН, ИФХАН и другие) - 8,0%;
Министерство транспортного машиностроения - 7,5%;
Институты и предприятия МВД - 6,7%;
Министерство машиностроения и приборостроения - 6,5%;
Предприятия других шести Министерств - 11,3%.

На выделенные в 1948 г. на капитальное строительство 2,6 млрд руб. (в том числе 700 млн руб.  на   оборудование)  строились  предприятия  и  институты,  подчиненные    разным подразделениям  и  ПГУ.   Проект   плана капитального   строительства   в   1948 г.   по  ряду предприятий составлял:
            комбинат № 6, Средняя Азия - 300 млн руб.;
            комбинат №  813, Средний Урал - 550 млн руб.;
            комбинат № 817, Южный Урал - 340 млн руб.;
            завод № 814, Северный Урал - 150 млн руб.;
            завод № 544, Удмуртия, г. Глазов - 100 млн руб.;
            завод № 12, г. Электросталь - 90 млн руб.;
            завод № 906, Украина, г. Днепродзержинск - 80 млн руб.;
            КБ-11, г. Арзамас-16 - 40 млн руб.;
            НИИ-9, г. Москва - 10 млн руб.

Нельзя рассматривать реализацию советского атомного проекта без объективного освещения роли НКВД-МВД, его руководителей, работы целого ряда коллективов этих ведомств по созданию отечественного ядерного оружия.

 

  1. Становление атомной науки и промышленности в недрах НКВД-МВД

            Нет, основная исследовательская работа шла не в НИИ РАН или высшей школе.

В 40-е годы, еще до создания ПГУ, наиболее активное участие в организации работ по Атомному проекту принимало Девятое управление НКВД. Оно курировало весь комплекс работ от добычи урана до получения ядерных материалов - высокообогащенного U-235 и плутония. В систему НКВД входило Главное управление лагерей горно-металлургических предприятий (ГУЛГМП). Девятое управление НКВД было в составе ГУЛГМП еще до 1939 года. В нем работали С.Е. Егоров - первый начальник Второго управления ПГУ (1945-1946 годы), главный геолог –  заместитель директора НИИ-10 (Всесоюзного научно-исследовательского института химической технологии – ВНИИХТ) Д.Я. Суражский.
После организации ПГУ часть этих работ была передана из ведения НКВД в ПГУ.
Важными направлениями работ, которое курировало Девятое управление НКВД в 1946-1949 годах, были радиационная биология, ядерная физика, получение радиоактивных изотопов. Этими вопросами начали заниматься созданные в Челябинской (г. Сунгуль) и Калужской областях (г. Обнинск) лаборатории "Б" и "В". Девятое управление контролировало и в определенной мере координировало работу специалистов лаборатории "Б" и "В", институтов г. Сухуми и Наркомцветмета, а также ряда институтов и предприятий других ведомств.
В системе этого управления работали такие видные ученые, как члены-корреспонденты АН СССР физики-теоретики Д.И. Блохинцев, А.И. Лейпунский, академик АМН Л.А. Булдаков, профессора С.А. Вознесенский, Н.В. Тимофеев-Ресовский.  У истоков атомной промышленности, кроме Девятого управления, был и Главпромстрой НКВД во главе с А.Н. Комаровским. Это подразделение под руководством первого заместителя начальника ПГУ А.В. Завенягина было ответственно за строительство основных предприятий отрасли. Руководили стройками и многочисленными строительными организациями в МВД министр С.Н. Круглов и его первый заместитель В.В. Чернышев. Директора строящихся комбинатов с ними решали вопросы по численности работающих, замены руководителей строительства, укрепления материально-технической базы. В эти годы НКВД через своих представителей, уполномоченных Совета Министров, контролировал выполнение постановлений Спецкомитета и Правительства руководителями предприятий и строек. Например, генерал-майор Н.И. Павлов был уполномоченным СМ СССР в Лаборатории № 2 НКВД.

Спецкомитету с его сильной управленческий, научной и инженерной командой удалось начать создание целостной атомной промышленности, часть которой не имела аналогов в Германии, США, Канаде, Великобритании (как первых ядерных стран мира). Так, англичане и американцы не сумели организовать разделение изотопов на центрифугах. Берия же вложил деньги и подобрал инженеров для освоения этого способа. В результате первый в мире завод по разделению изотопов на центрифугах был построен в СССР в 1964 году – на 10 лет раньше, чем где-либо в мире. Этот способ почти в три раза производительнее диффузионного, а расход электроэнергии на единицу разделенных изотопов в 25 раз ниже.

Берия не просто умел организовать самые сложные дела, он чувствовал перспективу.

В марте 1953 г. на Специальный комитет было возложено руководство другими специальными работами оборонного назначения. В трагический день ареста и, по неофициальным данным, расстрела Л.П. Берия 26 июня 1953 г. Специальный комитет был ликвидирован, а его аппарат и функции переданы во вновь образованное Министерство среднего машиностроения СССР.

Испытание первой советской водородной бомбы, разработку которой курировал Г.М. Маленков, состоялось 12 августа 1953 г., уже после устранения Л.П. Берия.

 

                                                                                               

  1. Время обезопасить руководящую команду страны от Берия

 

Берия прожил жизнь в 54 года.

Чтобы себя обезопасить от Берия, Сталин после войны поручил ему создание атомного оружия и атомной промышленности, создав для него Спецкомитет. После кадровых перестановок в новых МВД и МГБ стали менее зависимыми от бывшего шефа Л.П. Берия. Смерть И.В. Сталина потребовала перегруппировок политических сил и новых стратегий развития СССР, особенно сокращения масштабов репрессий и заключенных. В начале 1953 г. его сподвижники стали активнее квалифицировать Берия как «буржуазного перерожденца», способного пойти на госпереворот.

Был ли 26 июня 1953 г. убит Л.П. Берия?

Здесь имеется несколько версий со ссылками на «авторитетных» лиц. Скорее всего, Берия был убит именно 26 июня. Хотя состоялся подготовленный судебный процесс, но его обвинительным документам и также «личным показаниям» Л.П. Берия верить не стоит. Письма Берия, написанные им в тюрьме, могут иметь сходство с его настоящим подчерком. Но нет информации, что они прошли квалифицированную экспертизу. На одном из них есть странная фраза: «…Т-щи, прошу извинения, что пишу не совсем связно и плохо в силу своего состояния, а также из-за слабости свет и отсутствия пенсне (очков)» (см.: Цквитария З., также, с. 331).

В этой же книге (с. 335-336) приводятся воспоминание акад. П.Н. Бургасова (1915-2006), который за время войны дослужился до звания подполковника и с апреля 1950 г. был переведен на работу в Совет Министров, где он работал под начало Берия: «…Что касается так называемого ареста Лаврентия Павловича, а фактического зверского убийства на его квартире в июне 1953 г., как свидетель событий, я должен изложить следующее: однажды в 3 часа дня в отделе появился Серго Берия. Он вошел в кабинет Ванникова и также быстро покинул его с Борисом Львовичем. После обеденного перерыва, который длился с 5 до 7 часов, я зашел к Борису Львовичу, чтобы выяснить необычную ситуацию. Он был мрачен, очень долго смотрел на меня и потом медленно, почти шепотом сообщил, что случилось большое несчастье: на московской квартире расстрелян прямо в своем кабинете Лаврентий Павлович…».  

Конечно, для кремлевских заговорщиков Л.П. Берия был опасен. Так или иначе он был ликвидирован, а для придания законности этой меры были приняты нужные меры. Прежде всего следует отметить проведение ЦК КПСС 2-7 июля 1953 г. особого Пленума со стенограммой имеющей гриф «Строго секретно» (см.: http://istmat.info/node/26522). Так, многие участники того этого пленума позже вспоминали, как Хрущев победно заявил: «Берия-то... дух выпустил". Еще определеннее высказался Каганович: "...ликвидировав этого предателя Берию, мы должны полностью восстановить законные права партии."

 

  1. Самая большая жизненная ошибка Л.П. Берия

 

Как, показывают исследования, Л.П. Берия в некотором отношении был «нонконформист». Именно он после смерти И. В.Сталина стал высказываться за объединение разъединенных частей Германии, за политическую либерализацию, за переход к рыночной экономике. Еще возможная версия событий, Л.П. Берия как жертва деспотичного сталинизма, нуждался сначала во внутреннем освобождении и в покаянии, а далее в новом политическом курсе для СССР.

Главной личной ошибкой Л.П. Берия, перегруженного многими текущими делами стало то, что он недооценил вероломство и амбиции Н.С. Хрущева и не нанес ему сильного защитного удара. По оценкам, Берия лишь на 2-3 дня опоздал с собственным планируемым государственным переворотом.

Имеет смысл привести мнение Брезкуна С.Т. (Кремлева),  старшего научного сотрудника Отдела проблемного анализа ядерных вооружений Российского федерального ядерного центра - ВНИИ экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ), г. Саров, опубликованных в статье «Хрущев: Убийца Сталина и СССР». Статья опубликована в еженедельнике  «Аргументы недели» 23 мая 2013 г. -  http://argumenti.ru/society/n389/255751. Автор удостоился «критической» страницы в ВИКИпедии и стоит в одном ряду таких известных конспирологических писателей как В. Суворов, Р. Медведев, Ю. Мухин, М. Калашников и др.

После XIX съезда было образовано руководящее Бюро: Сталин, Маленков, Берия, Булганин и Хрущёв. Сталин несколько раз проводил совещания именно в этом узком составе – 16 декабря 1952 г., 13 января и 7 февраля 1953 г. Но два последних в своей жизни совещания в Кремле Сталин провёл 16 и 17 февраля 1953 г. только с «Тройкой»: Берия, Маленков, Булганин. Оба раза они были у Сталина по 15 минут. Всё это выглядит как предельно конфиденциальная подготовка к неким важным действиям.

26 января 1953 г. было принято Постановление Бюро Президиума ЦК КПСС: «214. –Вопрос о наблюдении за специальными работами. Поручить тройке в составе тт. Берия (председатель), Маленкова, Булганина руководство работой специальных органов по особым делам». Формально «Тройка» курировала оборонные проекты, но различие в официальной терминологии – вещь тонкая. Работы по «атому», ракетам, противовоздушной обороне обычно именовались специальными работами. «Тройке» же поручалось руководство работой «специальных органов по особым делам». «Тройка» представляла собой «Пятёрку», усечённую на Хрущёва. Главной же системной чертой такой «Тройки» оказывалось то, что легально, не вызывая ничьих подозрений, могли совещаться три человека: Берия, Маленков и Булганин. В свете сказанного «Тройка» выглядит неким политическим суперорганом, способным мгновенно стать руководящим триумвиратом при высшем верховенстве Сталина. Фактически «Тройка» заменяла собой руководящую «Пятёрку» и вышвыривала Хрущёва из доверенного руководства. Председателем же «Тройки» Сталин назначил Л.П. Берию. И один факт назначения Берии председателем сталинской «Тройки» опровергает версию, что Сталин якобы затевал «охоту» на «Большого Мингрела» Берию.

Сразу после смерти И.В. Сталина 5 марта 1953 г. в записке Берии от 17 марта  в Совмин СССР, где предлагалось: «…передать из МВД в ведение других министерств главные производственно-хозяйственные управления, строительные управления, промышленные предприятия со всеми входящими в их состав промышленными и строительными подразделениями, служебными помещениями, подсобными хозяйствами, научно-исследовательскими и проектными учреждениями, с материальными ресурсами…» В десять отраслевых министерств передавались огромные мощности, в том числе – по добыче золота и янтаря.

Причём Берия отказался и от ГУЛАГ. 28 марта 1953 г. по предложению Берии принимается постановление СМ СССР «О передаче из Министерства внутренних дел СССР в Министерство юстиции СССР исправительно-трудовых лагерей и колоний».

С.Т. Брезкун пишет: «Я много писал о Берии и, как мне кажется, хорошо сейчас понимаю его натуру. Берия был предан делу построения могучей социалистической России уже потому, что только в такой «суперкорпорации», как Советский Союз, могли полностью развернуться способности Берии как эффективного управленца. А Берии – как любому деятельному человеку, было интересно совершать большие дела!»

Пожалуй, есть своя историческая правда Брезкуна (Кремлева) в том, что «…загадок в смерти Сталина хватает, но ясно одно: убийство Сталина отвечало интересам только Хрущёва». На мой взгляд, это очень спорно, поскольку в смерти Сталина был заинтересован сам Берия.

Как бы то ни было и кто бы не встал на главный политический пост СССР, страна остро нуждалась в либерализации, гласности, исправлении случившихся в 30-50 годы «перегибов». К таким действиям приступил Н.С. Хрущев, по-своему реабилитируя себя. Из докладной записки от 1 февраля 1954 г.  Первому секретарю ЦК КПСС.  Н.С. Хрущеву от Генерального прокурора Р. Руденко, Министра внутренних дел С. Круглова и Министра юстиции К. Горшенина:

 «В связи с поступающими в ЦК КПСС сигналами от ряда лиц о незаконном осуждении за контрреволюционные преступления в прошлые годы Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием. Военной коллегией, судами и военными трибуналами и в соответствии с Вашим указанием о необходимости пересмотреть дела на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления и ныне содержащихся в лагерях и тюрьмах, докладываем... за период с 1921 года по настоящее время за контрреволюционные преступления было осуждено 3.777.380 человек, в том числе к ВМН — 642.980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2.369.220, в ссылку и высылку — 765.180 человек. Из общего количества осужденных, ориентировочно, осуждено: 2.900.000 человек — Коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым совещанием, 877.000 человек — судами, военными трибуналами. Спецколлегией и Военной коллегией...Следует отметить, что созданным на основании Постановления ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особым совещанием при НКВД СССР, которое просуществовало до 1 сентября 1953 года, было осуждено 442.531 человек, в том числе к ВМН — 10.101 человек, к лишению свободы — 360.921, к ссылке и высылке (в пределах страны) — 67.539 человек и к другим мерам наказания (зачет времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) — 3.970 человек...» См.: БЕРИЯ И АБАКУМОВ ИЮЛЬ 1953 — ФЕВРАЛЬ 1954 гг....nnre.ruИстория…_bylo_1953_1956/p5.php.

В начале 1954-го, когда специалисты писали эту докладную, партийные верхи еще не отошли от сталинского гипноза.

 

  1. «Проблема Л.П. Берия» сегодня

 

В этой статье нет места для пространного экскурса в историю внутренней политики и борьбы И.В. Сталина и его сподвижников за власть. Однако автор должен сказать, что определением Военной коллегии Верховного суда РФ от 29 мая 2002 года Л.П. Берия, как организатор политических репрессий, был признан не подлежащим реабилитации. Здесь мой личный вопрос: Н.С. Хрущев пока вне возможного «реабилитационного» политического процесса, как один из влиятельных кремлевских заговорщиков против Л.П. Берия? И разве не великий грешник Н.С. Хрущев необоснованно и незаконно подарил Украинской ССР наш российский Крым? С другой стороны, и «на Солнце есть пятна». Просто Н.С. Хрущев пошел иной политической дорогой

По мнению автора, известные негативные политические оценки не должны сводить на нет большие заслуги Л.П. Берия в организации внешней атомной разведки и создании в СССР первой атомной бомбы.

Лаврентий Павлович Берия был не ученым, а опытным управленцем и хозяйственником, сделавшим быструю карьеру в ходе сталинских чисток «правых» и «левых» уклонистов. Это был, конечно, умный инициативный интриган в той высокой советской элите. Позитивной оценки общей хозяйственной и особенно атомной деятельности Л.П. Берия после съезда КПСС в 1956 г. и далее в длительный консервативный брежневский период так и не случилось.  Уже в июне 2015 г. снова свои добрые слова о Л.П. Берия сказал для «Посольского приказа» известный саровщик Сергей Кремлёв (Брезкун): «Но жизнь Лаврентий Берия прожил настоящую, деятельную, захватывающую и человечески привлекательную…». См.: Семь побед Лаврентия Берии / http://www.posprikaz.ru/2015/06/sem-pobed-lavrentiya-berii/

Даже в новой современной России Л.Б. Берия, несмотря на его особые атомные заслуги, рассматривается как «враг народа».

Не совсем современной представляется и политическая позиция руководства ГК «Росатом». В ближайшие дни уважаемому С.В. Кириенко следовало бы или воскликнуть «Эврика! В части Берия есть идея!», или в тесном кругу руководящей атомной элиты вдруг громко стукнуть по своему круглому столу: «Проблема Берия, наконец, должна быть у нас решена!»

Сегодня есть смысл вспомнить процедуру празднования в 2010 г. юбилея атомной промышленности СССР и России. В статье О.Н. Никифорова в «Независимой газете» под названием «Правда всегда одна. В России незаслуженно забыт организатор работ по созданию атомного оружия» (12 октября 2010 г.) говорится: «Атомная отрасль с 28 сентября 2005 года имеет свой официальный праздник в современной России. В Кремлевском дворце пышно отпраздновался ее 65-летний юбилей. Участникам торжеств под звуки Государственного академического симфонического оркестра была продемонстрирована история создания отрасли. В кадрах фотохроники мелькали лица ученых, политиков, партийных деятелей, стоявших у истоков атомной промышленности нашей страны. Однако среди них не было одного человека, внесшего в создание атомной отрасли решающий вклад. Речь идет о Лаврентии Берии – крайне противоречивой фигуре нашей истории»

Очевидно, в развернувшейся после смерти Сталина в партийном аппарате борьбе за его наследство победила группировка Маленкова и Хрущева. Ее противники в соответствии с традициями большевистской внутрипартийной борьбы были физически уничтожены, а память о них тогдашние партийные бонзы постарались стереть. Что делать, если репрессии и террор были неотъемлемой частью деятельности партийного аппарата с момента прихода большевиков к власти. Однако осенью 1964 г. Н.С. Хрущев испытал на себе очередной партийно-государственный переворот с отстранением от власти за ряд крупных хозяйственных и партийных ошибок. До 1991 г. в российской кинохронике лицо Хрущева было увидеть почти невозможно.

Лично мне помнятся первые 2000 годы в России. В.В. Путин своевременно принял ряд важных мер по наведению порядка в экономике. Усилился интерес к сближению России и Евросоюза. Активизировался процесс подготовки к присоединению России к ВТО с минимизацией экономических потерь для национального производителя товаров и услуг. Появились новые подходы к защите прав государства, общества и личности. Пошли даже дискуссии о целесообразности ликвидации атомных ЗАТО. Здесь угрозы вероятные чеченского терроризма были недооценены. Однако на этом  либеральном реформаторском международном и внутриполитическом фоне сегодня кажется «странным» определение Военной коллегии Верховного суда РФ от 29 мая 2002 г. относительно уточненной исторической оценки Л.П. Берия как «организатора политических репрессий»:

«…Исходя из изложенного, Военная коллегия приходит к выводу, что Берия, Меркулов, Кобулов и Гоглидзе являлись теми руководителями, кто организовал на государственном уровне и лично проводил массовые репрессии в отношении собственного народа. А поэтому Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» распространяться на них, как на виновников террора, не может.

…Руководствуясь ст.ст. 8, 9, 10 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года и ст. 377—381 УПК РСФСР, Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации определила:

«Признать Берию Лаврентия Павловича, Меркулова Всеволода Николаевича, Кобулова Богдана Захарьевича, Гоглидзе Сергея Арсеньевича не подлежащими реабилитации».

В 2015 г. в ГК «Росатом» отмечается уже 70 лет организации атомной промышленности СССР.

Анализируя историю успешного создания первой в СССР атомной бомбы и далее сложной атомной промышленности, многие наши информированные  атомщики и сторонние исследователи, историки и политологи вынуждены признать правду: если бы не кураторство атомной проблемы жестким, но дальновидным стратегом Л.П. Берия, то СССР не смог бы в столь короткие сроки реализовать стратегически важный проект.

Как показывают атомные форумы Интернета, в ЗАТО «Росатома» не только молодежь, но и ветераны отрасли ждут восстановления исторической истины по плодотворной атомной деятельности Л.П. Берия. Что-то надо подправить в российской законодательной базе.

В свою очередь атомщики ГК «Росатом», отмечая юбилей 70-летия отрасли, должны  первыми воздать должное Л.П. Берия, установив, например, памятный бюст у знаменитого административного здания Минсредмаша в Москве на Большой Ордынке, 24. Источники финансирования имеются – это внебюджетные средства предприятий и пожертвования заинтересованных граждан. Этот политический шаг руководства ГК «Росатома» по согласованию с Президентом России мог бы произвести нужное сильное впечатление на прогрессивную мировую общественность. При этом свои уточненные политические выводы сделали бы и некоторые агрессивные лидеры США, угрожающие нашей стране уже атомной войной. Очевидно, наша ядерная Россия – это не малые арабские государства как Ливия и Ирак.

Можно бы предложить такую надпись на этом памятнике Л.П. Берия: «Атомщики России помнят историю создания первой атомной бомбы СССР и становления мощной атомной промышленности страны и ныне полны благодарности Лаврентию Павловичу Берия за его управленческий подвиг!»

В сложный кризисный для России и юбилейный для ГК «Росатом» 2015 г. видна необходимость в скорейшей, но тщательно продуманной смене «модели управления экономикой». Роль государства должна усилиться для мобилизации ресурсов и решения новых стратегических задач, но с использованием более тонких и умных методов воздействия на государственный и корпоративный бизнес. Проевропейская либеральная ориентация на «права человека» ныне менее важна, чем «ограничение таких прав» для ускоренного развития страны и обеспечения её безопасности.

 

Москва, 16 июня 2015 г.

 


Один комментарий » Оставить комментарий


  • 2661 1983

    Это всё феодалы, страшно далеки они от народа, и народ для них пыль веков. Ну и они для нас тоже пыль, чего её перетирать туда сюда.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)