Путешествие по Росатому: наука была началом

917 0

https://ic.pics.livejournal.com/ss69100/44650003/1844622/1844622_300.jpgМировой атомный проект сегодня широк и многообразен.

Мы помним о том, что основа нашей самостоятельности и независимости – ядерные силы сдерживания, мощь которых многие годы удерживает планету от начала Третьей мировой войны.

Энергия атомного ядра обеспечивает миллионы потребителей электроэнергией, слова «рентгенограмма», «томограмма» давно и прочно вошли в обиход, мы знакомы с тем, что такое гамма-нож – примеров мирного использования атомной энергии много, с каждым годом их становится все больше.

При этом атомная и ядерная физика – одни из самых новых отраслей знаний, понимание тайн ядер атома появилось совсем недавно, а технологии мирного применения удивительных свойств микроскопических частиц вещества разрабатываются и внедряются чуть более шестидесяти лет.


Атомный проект продемонстрировал, насколько быстро может идти прогресс, если работа ученых тесно переплетена с разработками технологов, конструкторов, инженеров – от новых открытий до их практического использования проходят считанные годы.

Атомный проект вобрал в себя исследования не только в физике ядра, но такие направления, как физика плазмы, физика лазеров, квантовая оптика, газо-, гидро- и термодинамика, радиохимия, акустика, материаловедение, геология, медицина. Новые разработки требуют знаний не в одной, а сразу в нескольких смежных областях – иначе никакого движения вперед не будет.


Наука дала старт атомному проекту и обеспечивает его развитие сегодня

В структуре государственной корпорации по атомной энергетике сформирована отдельная структура – АО «Наука и инновации», созданное для координации научно-исследовательской деятельности и научных центров.

Есть у этого подразделения и более привычное название – Научный дивизион Росатома. Наука, как известно, дело затратное, хлопотное и далеко не всегда понятное, но в случае Росатома все немного иначе.

Весь наш атомный проект, которым мы по праву гордимся, начинался в Лаборатории №2, с сообщества ученых, многие годы развивавших отрасли самой что ни на есть фундаментальной науки. Но их опыт, знания, позволили воплотить все научные разработки в совершенно конкретные технологии, позволили создавать новые предприятия и целые отрасли науки.

История нашего атомного проекта во многом – история научных институтов и производственных объединений, история того, как появлялись новые НИИ, дававшие возможность создавать новые конструкторские бюро, новые направления в науке, в технологиях.

Можно сформулировать и совсем коротко: наука стала повивальной бабкой Росатома, развитие атомного проекта невозможно представить без развития научных подразделений, входящих теперь в Научный дивизион.


http://geoenergetics.ru/2018/04/23/obninsk-malaya-rodina-bolshix-texnologij/


Есть Научный дивизион – есть Росатом, развитие корпорации невозможно без развития его научных подразделений. При этом каждое научное подразделение – часть истории атомного проекта, прослеживая развитие того или иного НИИ, мы лучше видим и понимаем становление атомного проекта в целом.

Поэтому уложиться в одну статью, описывающую весь Научный дивизион Росатома – неразумно, да и, пожалуй, просто невозможно. Путешествие по Росатому в этот раз будет неторопливым, основательным – это тот случай, когда стоит почаще крутить головой, внимательно осматривая все, что удается увидеть.


Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru в этот раз предлагает не только ознакомиться с тем, как все выглядит именно сейчас, но и то, с чего начинался отечественный атомный проект, кто стоял у его истоков, как шло создание и развитие не только атомной и ядерной физики, но и других отраслей науки, без которых создание атомной энергетики было бы просто невозможно.


Научный дивизион Росатома


https://imgprx.livejournal.net/6b1f10b311680cf120129453afdde4bf69f579cb/-h_jmRz5GDeMgTVETTayXsGnaeKjr5AC02qVI64lPzq9IWXUJohlVmxJv6Wadcfl5ENMh5ksb5eMeJskKOyttkBiGiTysNPYw3OTG7kt6RSyUCfn9QJ1OX5NW3iD_OrEПоскольку в настоящее время в Росатоме только завершился год науки, удивляться тому, что увидеть структуру Научного дивизиона на корпоративных сайтах пока сложно, не приходится.

Сайт самой корпорации сообщает о том, что в составе Научного дивизиона имеется 13 научных институтов, сайт «Наука и инновации» содержит информацию про 11 из них, а реально в научном подразделении Росатома – 15 НИИ и научных центров.

При этом большой объем работы и исследований проводится в двух федеральных ядерных центрах – ВНИИ экспериментальной физики в городе Сарове (так теперь называются конструкторское бюро №11 и закрытый город Арзамас-16, где были созданы все образцы атомного и ядерного оружия) и ВНИИ технической физики в городе Снежинске (НИИ-1011, созданный как «дублер» КБ-11 в городе Челябинск-70).

Весьма условно «отделены» от фундаментальных научно-исследовательских разработок дивизиона такие признанные научные институты, как ОКБ «Гидропресс» и ОКБМ им. И.И. Африкантова (включены в состав дивизиона энергетического машиностроения), ВНИИНМ (Всероссийский НИИ неорганических материалов) им. А.А. Бочвара (входит в состав топливного дивизиона).


Так или иначе, на январь 2019 года в состав научного дивизиона Росатома организационно входят:



  • ГНЦ РФ ФЭИ им. А.И. Лейпунского (физико-энергетический институт);

  • ГНЦ РФ ТРИНИТИ (Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований);

  • ФГУП НИИ НПО «Луч» (научно-производственное объединение);

  • ФГУП НИИП (НИИ приборов);

  • ГНЦ НИИАР (НИИ атомных реакторов);

  • НИФХИ им. Л.Я. Карпова (научно исследовательский физико-химический институт);

  • АО ИРМ (институт реакторных материалов);

  • АО «Гиредмет» (государственный научно-исследовательский и проектный институт редкометаллической промышленности);

  • НТЦ ЯФИ (научно-технический центр «Ядерно-физические исследования»);

  • НИИГрафит;

  • АО «Русский сверхпроводник»;

  • Радиевый институт им. В. Г. Хлопина;

  • ГСПИ (Государственный Специализированный Проектный Институт);

  • НИИТФА (НИИ Технической Физики и Автоматики);

  • ВНИИХТ (Ведущий НИИ Химических Технологий).



Радиевый институт и Гиредмет


Начало начал, колыбель российской атомного проекта – Радиевый институт, который по праву считает своим девизом простые слова: «Мы делаем атомную энергию безопасной с 1922 года».


«Из протокола заседания Научно-технической секции Государственного ученого совета

Об учреждении Государственного радиевого института

16 января 1922 года


Признать желательным учреждение Радиевого института, одобрив проект устава Радиевого института. Поручить Главнауке согласовать с организаторами института вопрос о кредитовании Радиевого института и о ликвидации учреждений, вливающихся в институт.»

(ЦГА РФ ф.298. оп. 1, ед.хр. 97, л.1)


https://imgprx.livejournal.net/cb57a9b30c551004a4f9e8817150371370cf74a2/-h_jmRz5GDeMgTVETTayXsGnaeKjr5AC02qVI64lPzq9IWXUJohlVmxJv6Wadcfl44jDNHR6v2jW4LNZRaOMeB7GpyY_l4tUJmRA_oE7Zir0HerA1RsMVHPMNfqWCYBgnm-afxtbeAaxaEcJXos2OgУже только одни названия учреждений, объединенных Радиевым институтом, говорят многое о том, как медленно, не просто складывалась отечественная школа радиологии.

В состав Государственного Радиевого Института (ГРИ) влились: Радиевый отдел Радиологического и рентгенологического института, радиевый отдел Комиссии Академии Наук по изучению естественных и производительных сил России (КЕПС, Радиевая лаборатория при АН, бывшая коллегия Радиевого завода) и Радио-геохимическая лаборатория при Геологическом и минералогическом музее АН.

В ГРИ с момента основания были созданы три отдела – радиохоимический (руководитель – В.Г. Хлопин), физический (руководитель – Лев Владимирович Мысовский) и геохимический, которым руководил первый директор ГРИ В.И. Вернадский.

История каждого из этих учреждений, рассказ о том, как складывались отношения Советской власти с научным сообществом Российской Империи, с естественно-научными отделениями АН – темы большие и интересные, к которым, как нам кажется, стоит вернуться в дальнейшем.


Двадцатые и тридцатые годы стали временем тесного научного сотрудничества созданного Абрамом Федоровичем Ленинградского Физико-технического института с Радиевым институтом, шел плодотворный обмен опытом и с учрежденным в 1931 году «Гиредметом».

Среди сотрудников этих трех научно-технических институтов имена тех, чьими усилиями в послевоенное время был создан наш атомный проект – И.В. Курчатов, А.И. Лейпунский, К.А. Петржак, Г.Н. Флеров, З.В. Ершова и многие, многие другие.


https://imgprx.livejournal.net/e5dc4f55e735789750f76b6380b7546279f813c4/-h_jmRz5GDeMgTVETTayXsGnaeKjr5AC02qVI64lPzq9IWXUJohlVmxJv6Wadcfl44jDNHR6v2jW4LNZRaOMeMB6eY_gma18SP1rvG0MCTNrO1jwKF3jmKhhT9KXeYptВ отличие от ГРИ, «Гиредмет» не входил в систему Министерства среднего машиностроения, однако вклад этого института в атомный проект чрезвычайно важен.

В 1945 году сотрудники уран-плутониевой лаборатории «Гиредмета» по предложению Зинаиды Васильевны Ершовой стали участниками формирования ВНИИНМ им. А.А. Бочвара, в 1951 году был создан Подольский опытный завод (ПОЗ), выросший до НПО «Луч», в 1958 году из состава «Гиредмета» были выделены подразделения для создания ВНИИХТ.

Сам «Гиредмет» до создания государственной корпорации Росатом находился в подчинении Министерству металлургической промышленности, потому рассказ о том, как этот институт стал создателем отечественной технологии полупроводниковых материалов, о том, как специалисты института разрабатывали и строили горно-обогатительные комбинаты, комбинаты по редкозмельным и тугоплавким материалам и о многом, многом другом – тоже не для этой статьи.

В настоящее время «Гиредмет» – ведущая научно-исследовательская и проектная организация материаловедческого профиля, специализирующееся на разработке новых материалов на основе редких металлов, их соединений и сплавов, высокочистых веществ, полупроводниковых материалов, наноматериалов и нанотехнологий.


Радиевый институт в довоенные годы стал тем местом, где происходило зарождение и становление отечественной физики атомного ядра.

Здесь в конце 20-х Г.А. Гамов разработал теорию альфа-распада атомных ядер, в 1937 году И.В. Курчатовым и Л.В. Мысовским был запущен первый в стране и в Европе циклотрон, К.А Петржак и Г.Н. Флеров в 1940 году открыли явление спонтанного деления ядер урана.

После создания Спецкомитета по энергии атомного ядра и начала работ над созданием первой атомной бомбы В.Г. Хлопиным, Б.А. Никитиным и А.П. Ратнером была разработана технология промышленного получения плутония из облученного урана.

В ГРИ были созданы основы дозиметрии и метрологии излучений, сотрудники института проводили радиохимические анализы при проведении более сотни испытаний атомного и ядерного оружия.

Разработанная в ГРИ технология сорбционного аффинажа стала научно-технической основой переработки ОЯТ на радиотехнических заводах «Маяка» – перечислять все научные достижения ГРИ можно долго.


В настоящее время Радиевый институт специализируется на изготовлении и производстве закрытых источников ионизирующего излучения общего назначения и радиофармпрепаратов для ядерной медицины, образцовых мер радиоактивности, на разработке и производстве различных установок и приборов для ядерно-физических измерений.

Здесь же ведутся НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) для отработки технологических процессов переработки ОЯТ радиоактивных отходов, отработка этих процессов на испытательных стендах и установках, сотрудники института принимают участие во внедрении разработанных технологий на предприятиях Росатома.


Научно-исследовательский физико-химический институт


https://imgprx.livejournal.net/335f253d721faa19fb1f5385c2dd50a615086ee2/-h_jmRz5GDeMgTVETTayXsGnaeKjr5AC02qVI64lPzq9IWXUJohlVmxJv6Wadcfl44jDNHR6v2jW4LNZRaOMeK44ZE8Cc_AMRqaRWRpHDH97Skf4ldzJR_C6_WfnMjYyatIa7Bw28FztgWKlKcQ05wЕще один институт, обеспечивший становление атомного проекта, созданный даже раньше Радиевого института – НИФХИ им. Л.Я. Карпова, отсчитывающий свою историю с 1918 года.

НИФХИ тесно связан с именем Льва Яковлевича Карпова, революционера и, одновременно, химика-технолога, успевшего до революции поработать директором одного из самых передовых химических заводов России, располагавшегося в Татарии, в деревне Бондюги.

На этом заводе был получен первый высокообогащенный радий, Химический завод имени Л.Я. Карпова в городе Менделеевске работает и сейчас – разумеется, уже давно сменив профиль.

С момента создания ВСНХ (Всероссийского совета народного хозяйства) Л.Я. Карпов заведовал в нем отделом химической промышленности и именно он стал инициатором создания Центральной химической лаборатории, руководить которой он пригласил выдающегося биохимика Алексея Николаевича Баха. Авторитета и научных связей А.Н Баха, его организационных способностей хватило для постоянного роста лаборатории, в 1931 году она получила статус института и нынешнее название.


На основе лабораторий института возникали многочисленные самостоятельные научные учреждения – Биохимический институт Минздрава, институт сахарной промышленности, институт торфа, НИИПластмасс, Всесоюзный институт химического волокна и ряд других.

Но тот вклад, который НИФХИ сделал в развитие атомного проекта, во многом связан с тем, что в его стенах была фактически создана новая отрасль науки – квантовая химия.

В 1937 году сотрудник института Ганс Гельман (Hans Gustav Adolf Helman) опубликовал первую в мире монографию, которая так и называлась – «Квантовая химия». Эта научная дисциплина обеспечила развитие радиохимии и создания полимерных фильтрующих материалов, которые используются для фильтрации и анализа аэрозолей, содержащих радионуклиды.

Сотрудники НИФХИ обеспечивали контроль за радиационной обстановкой и исследования при проведении всех видов испытаний ядерного оружия. В 1959 году для углубленного развития радиационно-химических и ядерно-физических технологий был создан Обнинский филиал НИФХИ как Всесоюзный радиационно-химический центр.

Полномасштабные исследования в филиале НИФХИ начались с пуском в эксплуатацию в 1962 году мощных кобальтовых гамма-установок и в 1964 году — исследовательского ядерного реактора ВВР-ц.


http://geoenergetics.ru/2018/07/10/puteshestvie-po-rosatomu-ot-dobychi-do-puska-energobloka/


В настоящее время НИФХИ и Обнинский филиал входят в Научный дивизион Росатома и продолжают научные и технологические разработки.

Нанотехнологии и наноматериалы, исследование аэрозолей, коррозия и электрохимия металлов, физическая химия живых систем и медицина, создание диагностических и терапевтических радиофармацевтических препаратов, ядерно-физические технологии легирования полупроводников, создание радиационно-сшитых веществ и материалов, нейтронографика и динамика кристаллов – вот те направления, которые сейчас являются основными и для НИФХИ, и для его филиала.

Продолжает работать исследовательский реактор ВВР-ц, созданный научно-производственный комплекс радиационно-химических технологий оснащен целым спектром электронных ускорителей и гамма-установок.

Здесь производятся семь наименования радиофармпрепаратов, в том числе молибден-99 и два типа генератора технеция-99, что позволяет транспортировать это вещество в медицинские клиники как в России, так и за ее пределами.


Физико-энергетический институт имени А.И. Лейпунского


https://imgprx.livejournal.net/d63a0b596f34d3f3243bdf450088ba18e916ce35/-h_jmRz5GDeMgTVETTayXsGnaeKjr5AC02qVI64lPzq9IWXUJohlVmxJv6Wadcfl44jDNHR6v2jW4LNZRaOMeJ6rlOHVEuiufmhv22fPWLl-LnK5BBW76ukCsdBSsspy2Rwh8ZUTZ7Azq4GQodsG6AСпециальный комитет по использованию атомной энергии при ГКО СССР был создан 20 августа 1945 года, через 14 дней после атомной бомбардировки Хиросимы.

Задача перед СК была поставлена коротко и жестко: в сжатые сроки создать ядерное оружие для поддержания паритета между СССР и США.

Для решения всех организационных вопросов председателем СК был назначен Лаврентий Павлович Берия, но стоит отметить, что его требовательность позволила обнаружить невероятный уровень подготовки научных институтов, которые привлекались к выполнению отдельных задач.

Научные и технические специалисты прекрасно понимали, насколько высок уровень ответственности, поэтому зачастую многие предложения о том, как правильно выстроить взаимные отношения всех НИИ, конструкторских бюро, заводов и опытных предприятий вырабатывались в научной среде, Берии оставалось только соглашаться с ними и оказывать помощь при их реализации.


Уже в 1946 году для обеспечения всех направлений работы, которая велась в Лаборатории № 2, были созданы две отдельные структуры.

Об объекте «В», который в настоящее время вырос до ФЭИ, физико-энергетического института имени Александра Ильича Лейпунского аналитический онлайн журнал Геоэнергетика.ru рассказывал уже в трех статьях, но они касались конца 40-х начала 50-х годов.


http://geoenergetics.ru/2018/03/19/atomnyj-proekt-ot-proshlogo-k-nastoyashhemu/


В настоящее время ФЭИ с имеющимся у него экспериментальной базой, и коллективом, в составе которого 40 докторов и 158 кандидатов наук, по праву занимает ведущее место не только в российском, но и в мировом атомном проекте.

В институте имеются 7 отделений: физико-химических технологий, перспективных исследований, теплофизики, инновационных реакторных материалов и технологий, ядерных реакторов и топливного цикла, космических энергосистем и центр ответственности «Проектные коды», десятки лабораторий.

Эксперименты ведутся на двух быстрых физических стендах, стенде СКТВ-2М, на котором моделируются системы безопасности для водно-водяных реакторов, на стенде МСПИК перепроверяются характеристики реактора БН-800. В отделении космических систем работа идет на установке, которая носит традиционное для атомной отрасли «никакое» название – стенд «Б», основой которого является ОКУЯН.

Стало понятнее? Оптический квантовый усилитель с ядерной накачкой – так расшифровывается эта аббревиатура, а, если попроще, то это лазер, источником энергии для которого является импульсный атомный реактор (БАРС-6). В самом конце его технического описания есть короткая фраза:


«Аналогов стенда «Б» в мире нет».


«Прямое преобразование энергии деления ядер в лазерное излучение позволяет создать на основе ОКУЯН сверхмощных, компактных и сверхмощных реакторно-лазерных систем, применение которых может привести к качественному преобразованию энергетики и целого ряда отраслей промышленности.»


Материаловедческие комплексы, стенды жидкометаллические и стенды для испытания аэрозольных фильтров, комплекс высоковольтных ускорителей, стенды гидравлические и стенды теплогидравлические – наверное, чтобы только осмотреть и понять, какие исследования здесь проводят, у гипотетической экскурсии уйдет далеко не один день.

Одним словом, ФЭИ – это тот случай, когда проще назвать те направления атомного проекта, которыми он не занимается, чем перечислить все технологии и разработки, которые в нем ведутся.

Широчайший спектр исследований, от фундаментальной науки до нефтегазовой и пищевой промышленности, от новых проектов огромных реакторов на быстрых нейтронах до наноматериалов – Обнинск был и остается малой родиной для больших технологий, мы не раз еще вернемся сюда на страницах нашего журнала.


Научно-производственное объединение «Луч»


https://imgprx.livejournal.net/ec5f93c7a0f0d40481f977c6eee28eeba975039f/-h_jmRz5GDeMgTVETTayXsGnaeKjr5AC02qVI64lPzq9IWXUJohlVmxJv6Wadcfl44jDNHR6v2jW4LNZRaOMeFx-pWJe8QfnfMBfgJhfwI5KcnYfKaGGuUxRkQDY_0LHФГУП «Луч» изначально, в 1946 году, создавался министерством цветной металлургии, что было вполне логично.

Согласно приказу министра Петра Фадеевича Ломако в Подольске создавалось опытное подразделение «Гиредмета» – завод, на котором предстояло освоить технологию и промышленное производство таких экзотических на тот момент материалов, как торий, индий, галлий, титан, иттрий, скандий, бериллий и цирконий.

Становление завода было необычным – в первых цехах работало по 30-40 человек, но, как только технология из экспериментальной превращалась ими в промышленную, тот или иной цех в самые сжатые сроки увеличивался многократно. Назывался тогда завод коротко и ясно – «Почтовый ящик №12», а в документах министерства – «Опытная установка».


В 1949 году, когда цеха из лабораторий стали действительно цехами, предприятие получило наименование Подольский Опытный Завод (ПОЗ), и в том же году его перевели в подчинение НИИ-10, нынешнему ВНИИХТ и стал структурой, входившей в контур Спецкомитета по атомной энергии.

Специалисты, работавшие в лабораториях завода, вели все новые, все более сложные разработки, и в 1960 году завод был реорганизован в НИИТВЭЛ. С этого времени специализацией Подольского предприятия разработка высокотемпературных тепловыделяющих элементов (и материалов для них) для специальных реакторных установок и термопреобразователей.

Здесь же разрабатывались активные зоны ядерных ракетных двигателей ИВГ-1, ЭД-1, ОКА-900, ТОПАЗ-2, МАК и других. В 60-е годы в НИИТВЭЛ был создан единственный в СССР, да и в мире, технологический и испытательный комплекс высокотемпературных топливных и конструкционных материалов.

В 70-е годы появились новые темы – металлические зеркала для работы с мощным лазерным излучением и особо прочные керамические материалы и технология изготовления изделий из них.

Вместе с ростом направлений деятельности НИИТВЭЛу, который в 1966 году переименовали в ПНИТИ (Подольский научно-исследовательский технологический институт), стали требоваться новые производственные мощности, и в 1989 году было создано научно-производственное предприятие «Луч», в состав которого вошли предприятия, расположенные в казахстанском городе Курчатов.

Но в таком составе НПО «Луч» смогло проработать только два года – до декабря 1991 года.


http://geoenergetics.ru/2018/01/05/pervyj-promyshlennyj-atomnyj-reaktor-sssr/


В 2000 году в НПО «Луч» состоялось пополнение – в его состав вошел Протвинский филиал. Филиал был создан отнюдь не на пустом месте, здесь в 60-е годы был создан ЗЭМО, завод электромеханического оборудования.

По безликости названия очевидно, что это было предприятие Министерства среднего машиностроения, а деятельность завода с этим названием ничего общего практически не имела – ЗЭМО изготавливал аппаратуру для космических спутников. В 2002 году НПО «Луч» получило статус федерального государственного унитарного предприятия, сохранив при этом основные направления деятельности.

В подмосковном Подольске продолжают решать задачи по разработке и производству твэлов и ТВС как для энергетических реакторов, так и для ядерных энергодвигательных установок, создаются твэлы новых поколений – нитридное для проектируемого реактора на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем БРЕСТ, для перспективного высокотемпературного газоохлаждаемого реактора ВГТР.

Одним из основных направлений деятельности стала переработка и возврат в ядерный топливный цикл невостребованных ураносодержащих ядерных материалов. Универсальность этого комплекса позволяет переработать все известные на сегодня топливные композиции.

Высокообогащенные ядерные материалы переводятся в материалы обогащением ниже 20%. Совсем недавно, в конце декабря 2018 года «Луч» завершил переработку ядерно-топливных материалов Orano (бывшая AREVA) в металлический уран низкого обогащения, который позднее станет топливом для исследовательских реакторов.

Все прибывшие из Франции урановые композиции различной формы и обогащения были переработаны в металлический уран обогащением 19,75% – заводской комплекс в очередной раз продемонстрировал свою универсальность.


Продолжают развиваться и технологии на основе монокристаллических и высокотемпературных материалов, особо прочной керамики, востребован и опыт работы с металлическими зеркалами – именно «Луч» обеспечил ими космическую обсерваторию «Спектр-УФ».

В Протвино продолжают изготавливать оборудование, но теперь уже не для космоса, а для мирного атома – детекторы плотности потока нейтронов, ионизационные камеры, другую измерительную аппаратуру.

Одна из новых разработок филиала, защищенная патентами – генератор водорода производительностью 1000 литров в час, причем чистота получаемого водорода составляет 99,5%. НПО «Луч», несмотря на многочисленные переименования и организационные изменения, сохраняет главное – синтез науки и высокой технологии, умение в самые сжатые сроки превращать научные разработки в опытные и промышленные технологические линии.

Разработок, разумеется, намного больше, чем упомянуто в этой обзорной статье – как и каждое подразделение Научного дивизиона Росатома, «Луч» требует более подробного знакомства.


Мы успели познакомиться, да и то очень поверхностно, только с частью научных институтов Росатома, начав едва ли не с самых первых этапов становления отечественной научной и технологической атомной школы.

В следующих статьях мы продолжим путешествие по Росатому, Научный дивизион которого позволяет не только вспомнить, с чего и как все начиналось, но и понять, как будет развиваться атомный проект в ближайшие годы.





Б. Марцинкевич


***

Источник.

.
Оценка информации
Голосование
загрузка...
Поделиться:

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Информация о сайте

Ящик Пандоры — информационный сайт, на котором освещаются вопросы: науки, истории, религии, образования, культуры и политики.

Легенда гласит, что на сайте когда-то публиковались «тайные знания» – информация, которая долгое время была сокрыта, оставаясь лишь достоянием посвящённых. Ознакомившись с этой информацией, вы могли бы соприкоснуться с источником глубокой истины и взглянуть на мир другими глазами.
Однако в настоящее время, общеизвестно, что это только миф. Тем не менее ходят слухи, что «тайные знания» в той или иной форме публикуются на сайте, в потоке обычных новостей.
Вам предстоит открыть Ящик Пандоры и самостоятельно проверить, насколько легенда соответствует действительности.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет. Прежде чем приступать к просмотру сайта, ознакомьтесь с разделами:

Со всеми вопросами и предложениями обращайтесь по почте info@pandoraopen.ru