Главная » Невероятное в мире, Политика

Scofield: Война систем. Сербия и Черногория

16:47. 22 февраля 2017 1223 просмотра Нет комментариев Опубликовал:

М. Джуканович

В материале Scofield: передел мирового наркотранзита. Продолжение. Балканский маршрут рассматривались события вокруг некоторых участков «балканского маршрута». В частности, приводились фрагменты публикаций о событиях в Черногории, Сербии и Косово.

На обострение в ноябре 2016 года играла британская газета The Guardian. Сейчас эту тему вновь подхватила британская газета The Telegraph.

http://www.kommersant.ru/doc/3224147 (19.02.2017) Газета The Telegraph со ссылкой на источники в правительстве Великобритании сообщила, что западные спецслужбы собрали доказательства причастности России к прошлогодней попытке государственного переворота в Черногории.

Собеседник издания ссылается в своих утверждениях на спецслужбы США и Великобритании, которые якобы собрали достаточно доказательств (телефонные разговоры, электронная переписка и т.д. того, что переворот готовила Россия. «Сложно представить, что все это не получило одобрения сверху»,— выразил он мнение, отметив, что причастными к попытке путча могли быть и неконтролируемые российские агенты (конец цитаты).

Британский след всегда возникает в силу особенных обстоятельств, поэтому обратим на него внимание более детально.

«Новая газета», которая через своего акционера Александра Лебедева, работавшего в Великобритании еще по линии ПГУ КГБ СССР, а теперь владеющего британскими газетами The Evening Standard и The Independent, опубликовала статью В.Стриги следующего содержания:

https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/11/20/70605-putch-govoryat (20.11.2016) Россию — прямо ли, косвенно ли, — но обвинили в организации теракта в Черногории с целью устранения руководящего там 25 лет бессменного лидера Мило Джукановича. Для чего из России с территории Сербии вроде бы были засланы «вежливые люди». Однако теракт провалился, и якобы секретарь Совбеза Николай Патрушев секретно вывозил из Сербии двух российских спецслужбистов на своем самолете. Обо всем этом миру рассказала британская «Гардиан».

… Черногория заняла в последние месяцы топы европейских новостей.

В 2006-м начался бум вложений в недвижимость и промышленные активы Черногории. Основными инвесторами и покупателями жилья стали российские предприниматели.

… В итоге — примерно 1,2 миллиарда евро вложений со стороны России в экономику Черногории за десять лет. Сумма гигантская, очевидно, что ВВП республики в львиной своей части формировался за счет средств из России. Впрочем, это только видимая часть. Эксперты отмечают: Черногория в нулевых только вышла из состояния фактического офшора.

Начало экономического бума по странному совпадению синхронизировалось с окончательным разделением последнего постюгославского объединения — Союза Сербии и Черногории (СИЧ). Оппозиция, проигравшая с очень малой нехваткой голосов, обвинила лидера республики Джукановича в нечестной организации референдума о независимости республики за счет денег российского бизнеса. Россия итоги референдума признала первой.

В это же время лидер правящей партии Мило Джуканович провел успешные переговоры с российскими олигархами, в том числе Олегом Дерипаской, в результате которых Комбинат алюминия Подгорица (КАП) был продан за сумму 65 миллионов евро. Кроме Дерипаски в Черногории засветились и другие россияне: в местной прессе называются фамилии Лужкова, Батуриных, Полонского, команды Ходорковского и других. Черногория — идеальное место для переговоров: тот же Дерипаска встречается на яхте с Ротшильдом, регулярно появляются яхты Романа Абрамовича и Андрея Мельниченко. Фигурам поменьше из России в Черногории несть числа.

В межгосударственных отношениях все развивалось поначалу прекрасно. Мило Джуканович съездил в Сочи, в Бочаров Ручей, чтобы лично подтвердить президенту Путину свою приверженность прокремлевскому курсу. И российский бизнес начинает вкладывать в инфраструктуру страны.

… Тем временем прокурор Италии подтвердил существование уголовного дела, возбужденного в отношении Джукановича. Со слов прокурора Джузеппе Шелзи, имеется два доказанных эпизода контрабанды сигарет с участием черногорского лидера, а обвинительное заключение, состоящее из 409 страниц, готово к рассмотрению в любой момент. Но уголовное дело было приостановлено в связи с дипломатической неприкосновенностью политика (но не прекращено), хотя прокурор и считает Джукановича главным боссом балканской мафии. Как бы то ни было, Джуканович оказался на прочном крючке.

… Джуканович отказался выполнять обязательства перед отдельными российскими инвесторами. Поездка к Путину с попыткой объясниться закончилась лишь трехчасовым ожиданием в приемной российского президента. Премьеру дали понять, что терпеть ненадежного партнера здесь не намерены.

… И вот уже начинаются судебные процессы по алюминиевому комбинату Дерипаски и жилому комплексу «Миракс Групп» Полонского.

У обоих предпринимателей появились проблемы с правительством Черногории. В случае с «Мираксом» история напоминала классический рейдерский захват: сейчас комплексом Полонского управляет компания «Дуклей Гарденс» во главе с гражданином США, строителем баз НАТО Наумом Эмильфарбом.

… Политический и экономический торг долго не выходил в публичное пространство — пока в Черногорию не зачастили генсеки НАТО, а потом пожаловал британский принц Чарльз. Европа точно подметила слабую точку: у России нет гарантий мощным инвестициям, можно отыграть позиции.

2015 год. Разгар политического кризиса вокруг Крыма и Украины. Черногорию неожиданно делают наблюдателем в НАТО и обещают полноправное членство (при слабом протесте Меркель и ряда других европейских лидеров, считающих черногорского лидера Джукановича откровенным жуликом).

Тем временем российские инвестиции в строительство и туризм (благодаря кризису) упали катастрофически. Начались массовые протесты, которые сопровождались жестокими разгонами с бронетехникой и слезоточивым газом — зима 2015–2016-го выдалась бурной. В блогах ползли слухи: премьер Джуканович провел более суток в самолете с экипажем — готовился бежать, но в приеме самолета отказали все страны, кроме Британии.

Премьер Джуканович перешел к открытой конфронтации с Россией, заявляя в интервью, что курс на вступление в НАТО он не изменит. Объяснить эту позицию просто: российская сторона, вкладывая деньги в Черногорию, играла на повышение, а тут намечается эффективная игра на понижение, предполагающая возможность для тех же британцев скупать за копейки настроенное россиянами.

И Черногория поддерживает европейские санкции против России. Россия отвечает игнором и заявлениями МИДа: о необходимости все-таки провести референдум и о неадекватном применении силы при разгоне протестов.

И тут зашептались черногорские кофейни: неужели правда? Да, подтвердилось: неожиданно с визитом на частном борту прилетает министр обороны России Сергей Шойгу. Встреча с премьером была короткой, на частной вилле. Какие были предъявлены аргументы — неизвестно, но, судя по всему, Джуканович имел бледный вид.

Забузила и премьерская партия: политики выразили желание вести переговоры с оппозицией о смене главы правительства.

После Шойгу (уже с публичным частным визитом) из России прибывает Сергей Лавров. Министр иностранных дел покатался на яхте и провел множество переговоров, суть которых: пусть судьбу премьерского кресла и евроатлантической интеграции решит сам народ Черногории — на референдуме.

Октябрь 2016 года, выборы в парламент Черногории. Оппозиционные партии сумели объединиться в антипремьерский блок — Демократический фронт — и чудесным образом, имея рейтинг по отдельности не более 3%, вместе подошли к 60% голосов. Явка же на выборах достигла 74%. Местная пресса пишет: помощь со стороны России оппозиции все-таки пришла.

Выборы шли с мощным административным давлением: госслужащие отчитывались о поданных голосах, родовые кланы давили на своих членов, видеосъемками нарушений завалили блоги, зафиксирован подкуп избирателей, бесплатные чартеры для проживающих в Италии черногорцев… Но ничего не помогало. Экзитполы предсказывали разгромное поражение правящей партии.

Настало время последнего резерва премьера — провокации. Бывший шеф жандармерии Сербии Бранислав Дикич был готов: ранее его много раз заставали при неформальных контактах с премьером Джукановичем. И двадцать человек «военной» наружности вместе с Дикичем были арестованы в ночь подсчета голосов. Арестованные дружно давали признательные показания (сербские СМИ пишут о гонораре в сто тысяч евро за самооговоры), а официальные власти сразу же заявили о раскрытом теракте. Буквально в этот же день последовал еще один вброс — о российском следе. Якобы Кремль прислал аж 20 бравых сербов, из оружия у которых нашли пару-тройку «криптотелефонов (!)«Йота».

Всего же, по мнению прокурора Черногории Миливое Катнича, ожидалось участие несметных легионов путчистов — 60 человек. А через несколько дней прокурор предъявил и новые вещдоки: фото каких-то коридоров, заваленных амуницией, имеющейся на любом складе униформы ОМОНа, СОБРа или SWAT — с таким снаряжением «террористы» были бы способны на драку в дискотеке, но никак не на захват власти.

Однако эффект от вброса был реализован: он отвлек внимание от прямой подтасовки голосов, и в результате правящая партия, вопреки объективным опросам, накинула себе процентов до 20 голосов, обойдя оппозицию на пару мест в парламенте (конец цитаты).

Получается, что М. Джуканович, в котором была заинтересована Великобритания (включая наследника престола – принца Чарльза), провернул операцию с участием Б. Дикича, а британские СМИ обеспечили информационное сопровождение. В итоге, правящая партия победила на выборах, но 28.11.2016 г. М. Джуканович ушел с поста премьер-министра Черногории.

Этот шаг воспринимается, как очередной политический маневр:

https://www.gazeta.ru/politics/2016/10/26_a_10279967.shtml#page3 (26.10.2016) М. Джуканович своим уходом повторяет политический маневр, который в 2006 и 2010 годах уже помогал его партии остаться у власти. На этот раз его уход повышает шансы создать коалицию против пророссийских сил (конец цитаты).

И все-таки интересно, какие аргументы привел С. Шойгу на встрече с М. Джукановичем на частной вилле.

На должность премьера был выдвинут Душко Маркович, который с 2005 г. по 2010 г. возглавлял Агентство национальной безопасности Черногории. До реформ 2012 года эта структура занималась и разведывательной деятельностью, включая военную разведку (см. http://www.srpska.ru/article.php?nid=18806 ).

В новом составе правительства Черногории должность министра обороны занял Предраг Бошкович, должность главы МВД – Мевлудин Нуходжич (см. https://ria.ru/world/20161128/1482343827.html)

Новый министр обороны сразу обозначил свою позицию:

https://ria.ru/world/20170219/1488313818.html (19.02.2017) Telegraph пишет, что министр обороны Черногории Предраг Бошкович сообщил редакции, что «нет никаких сомнений» в том, что помимо местных граждан финансированием и организацией предполагаемой попытки переворота якобы занимались и офицеры российской разведки. При этом никаких доказательств ни сам министр, ни газета не приводят (конец цитаты).

Что касается М. Нуходжича, то здесь все намного интереснее. Вот, что сообщалось о нём ранее:

https://ria.ru/world/20111227/527855892.html (27.12.2011) Депутат черногорского парламента и член руководства правящей Демократической партии социалистов Мевлудин Нуходжич станет новым руководителем Агентства национальной безопасности (АНБ), сменив на этом посту Владана Йоковича после критики руководства страны в адрес спецслужб, сообщила издающаяся в Подгорице газета “Вести” со ссылкой на источники в правительстве.

Нуходжич возглавлял до сих пор парламентский комитет по безопасности. Йокович подал в отставку с поста главы Агентства национальной безопасности, объяснив этот шаг причинами личного характера.

… Наблюдатели связывают отставку Йоковича со скандалом, который вызвала в начале декабря черногорская газета “Дан”, опубликовав информацию о том, что нынешний премьер Игор Лукшич и министр иностранных дел Милан Рочен в 2008 году контактировали по телефону с известным на Балканах наркобоссом Дарко Шаричем, скрывающимся от правосудия.

Лукшич и Рочен категорически отвергли утверждения о том, что они разговаривали с Шаричем, назвав опубликованный в газете список контактов Шарича сфальсифицированным.

В то же время Лукшич выразил сомнение, что расследование обстоятельств появления этого списка даст какие-либо результаты, указав на неэффективность спецслужб (конец цитаты).

Фактически отставка В. Йовковича прикрыла И. Лукшича и М. Рочена, а М. Нуходжич был назначен для решения все тех же вопросов.

Что касается Д. Шарича, необходимо отметить:

http://rapsinews.ru/international_news/20140318/270955191.html (18.03.2014) Крупнейший балканский наркобарон, уроженец Черногории Дарко Шарич был задержан в результате совместной акции черногорских и сербских правоохранительных органов.

После задержания был передан Черногории, которая в течение дня должна выдать его в Белград. Неделю назад поимку Шарича обещал первый вице-премьер сербского правительства Александр Вучич, курирующий спецслужбы.

… По данным итальянских правоохранительных органов, клан Шарича ежемесячно только в Италию доставлял одну тонну кокаина высокой чистоты и использовал Милан как главный центр контрабанды по стране и Европе. Группировка набрала силу не с помощью оружия, а за счет низких цен на товар и хорошей организации продаж (конец цитаты).

http://www.newsru.com/crime/18mar2014/druglordsarichsrb.html (18.03.2014) В Сербию экстрадирован крупный представитель наркомафии Дарко Шарич, передает Reuters. Он обвиняется в организации канала поставки кокаина из Южной Америки в Европу через Балканский регион.

… По данным правоохранительных органов, банда 43-летнего Дарко Шарича использовала в качестве перевалочных баз территорию балканских стран, а также Италии и Словении. В дальнейшем кокаин поступал в Западную Европу (конец цитаты).

https://www.occrp.org/ru/daily/4146-serbia-drug-lord-saric-sentenced-to-20-years

В следственной бригаде Агентства информационной безопасности Сербии заявили, что еще в 2005 году знали о причастности Шарича к наркоторговле, однако дело против него было заведено лишь в 2008 году.

… В январе 2010 года Сербия выдала международный ордер на арест самого Дарко Шарича.

Через 10 дней после объявления Шарича в розыск он попытался отказаться от сербского гражданства и стать подданным Черногории, заявив, что хочет вернуться в родной город из-за болезни матери, а также из-за того, что потерял работу в Сербии. Однако власти Сербии отвергли его просьбу, и его план провалился.

В феврале 2010 года в ТВ-интервью премьер-министр Черногории Мило Джуканович заявил, что действительно обещал Шаричу черногорское гражданство, но оговорился при этом, что в то время Шарич еще не был осужден.

«Нельзя лишать человека одного из фундаментальных прав только из-за наличия подозрений — я говорю о праве на гражданство, — сказал тогда Джуканович. — Мы же не даруем ему свободу и не вручаем Нобелевскую премию».

В ходе суда Шарич отверг свою причастность к контрабанде кокаина. По его утверждениям, процесс над ним был инициирован прежним сербским правительством и теми, кто хотел от него свидетельских показаний против Черногории (конец цитаты).

М. Джуканович не боялся обещать Д. Шаричу гражданство в 2010 году, тогда как И. Лукшича и М. Рочена обвинили в телефонных разговорах с ним, которые состоялись в 2008 году. Другими словами, М. Джуканович представляет собой намного более влиятельную персону.

В чем причина?

Вернемся в более ранний период.

http://www.kommersant.ru/doc/14444 (09.06.1998) Открытое противостояние патриарха югославской политики Слободана Милошевича и молодого черногорского лидера Мило Джукановича началось в феврале 1997 года.

… Его пути с Милошевичем разошлись после дейтонского мира и отмены санкций против Югославии. Черногорское руководство ожидало либеральных реформ и интеграции страны в мировое сообщество. Республика, основные статьи доходов которой — иностранный туризм и морской транзит, в отличие от Сербии не может нормально развиваться без связей с внешним миром. Милошевич же менять ничего не собирался, предлагая черногорским лидерам довольствоваться ролью хозяев “своей деревни”, изолированной вместе с “сербским райцентром” от остального мира. Понимая, что полстраны (одну Черногорию) никто в мировые финансовые организации не пустит, а на пути Югославии в мир стоит Милошевич, Джуканович бросил ему перчатку.

… Оппоненты Джукановича попытались побить его западные козыри русской картой. Мол, что удивительного в том, что Запад его принимает. Он примет любого югославского политика, который отрекся от своих национальных интересов. Зато на нашей стороне — “матушка Россия”. В Черногории, где традиционно без благословения Москвы ни один правитель не вступал на трон, прохладное отношение России к Джукановичу могло поставить крест на его планах. В свою очередь, расположить Москву к себе Джукановичу было нелегко — там с подачи Белграда его подозревали в сепаратизме.

Реабилитировать себя перед Россией и своими согражданами Джуканович начал летом 1997 года. В начале июля он организовал в Москве презентацию Черногории. И воспользовался пребыванием в России для встреч с вице-премьером Яковом Уринсоном, замглавы администрации президента Александром Лившицем, московским мэром Юрием Лужковым, министром иностранных дел Евгением Примаковым и патриархом Алексием II. А также для знакомства с российскими бизнесменами, которых он пригласил в Черногорию.

По признанию самого Джукановича, самыми сложными были переговоры в МИДе. Примаков начал беседу не слишком дипломатично: “Давайте сразу оговоримся: мы за единство Югославии”. “Мы тоже”,— парировал Джуканович. Беседа, начавшаяся в холодных тонах, завершилась вполне дружелюбно. Ближе к концу встречи Примаков отлучился — ему позвонил Борис Ельцин. Вернувшись, министр сообщил Джукановичу, что рассказал Ельцину об их беседе и тот просил передать привет черногорскому реформатору.

Но самой перспективной, как выяснилось впоследствии, стала встреча с Лужковым. Московский мэр пригласил Джукановича еще раз приехать в первопрестольную в “удобное для него время”.

… С легкой руки российских банкиров Джукановича стали называть “черногорским Чубайсом”. И на выборах президента Черногории в октябре прошлого года российские бизнесмены прямо поддержали молодого реформатора. Некоторые из них даже выступили в его поддержку по местному телевидению.

Но официальная Москва молчала. Победа Джукановичу далась нелегко. Он обошел своего противника — тогдашнего президента Черногории Момиро Булатовича, ставленника Милошевича — всего на 2% голосов. Булатович и Белград отказались признать победу Джукановича. И готовились сорвать его вступление в должность, намеченное на 15 января. Сценарий был незамысловат: спровоцировать этнические беспорядки (10% населения Черногории — албанцы и мусульмане, голосовавшие за Джукановича) и ввести чрезвычайное положение.

Узнав об этом, Джуканович действовал быстро. Тут ему очень пригодилось приглашение Лужкова приехать в “удобное время”. В конце декабря он вылетел в Москву. Визит готовился в обстановке секретности. Посол Югославии в Москве, кстати, узнал о нем, лишь увидев президента в Московской опере. Черногорцы опасались, что Белград сорвет поездку. Достаточно было организовать выступление группы депутатов Госдумы или же публикации о “тайном сговоре” Джукановича с Западом по расчленению Югославии, и принимающая сторона постаралась бы аккуратно уклониться от встречи.

Приехав по приглашению Лужкова, Джуканович встретился не только с ним, но и с Наиной Ельциной.

… А Лужков прямо заявил: “Ваша концепция реформ очень близка нам. В нашем понимании приватизации очень много общего”. Мэр пригласил Джукановича на экскурсию по городу и на русский ужин, заметив, что в последний раз подобным образом принимал президента Франции. Джуканович не стал отказываться — он на пять часов отложил вылет в Черногорию, покинув Москву в половине шестого утра. Ужин, правда, получился грузинским — организовал его Зураб Церетели в своем особняке на Краснопресненской.

Расчет Джукановича был верным. Результаты поездки сказались уже через две недели, во время его инаугурации 15 января. Белград начал приводить в действие свой план по введению в Черногории чрезвычайного положения; сторонники Булатовича, спровоцировав столкновения в Подгорице, направились в албанские села “громить сепаратистов”. Полиция перекрыла путь погромщикам. Республика оказалась на грани гражданской войны.

Но тут в Подгорицу приехал посол России в Югославии Юрий Котов. Он привез личное послание Примакова Джукановичу. От имени России Примаков поддержал нового президента и проводимые им демократические реформы. Белград пошел на попятную. Провокации прекратились.

Милошевич посоветовал своему протеже перенести главное сражение на парламентские выборы. Партия Булатовича при активной поддержке Белграда должна была завоевать большинство в парламенте и вынести вотум недоверия президенту.

Джукановичу стала необходима более серьезная поддержка Москвы. Ситуация была для него благоприятной. К тому времени раздражение Милошевичем в Москве достигло критической черты. Высокопоставленный сотрудник МИДа в беседе с корреспондентом Ъ не скрывал досады: “Когда Милошевича припечет, он просит о помощи Россию, а венок главного миротворца на Балканах надевает на американцев. То, что он выложил Холбруку (согласие на переговоры с лидером албанцев Руговой.— Ъ), Милошевич вполне мог слить и представителю российского президента Игорю Иванову. Белград вначале нас втягивает в непростую борьбу за его же интересы, а потом эти позиции сдает, даже не поставив нас в известность”.

… Однако для того чтобы Кремль окончательно поставил на Джукановича, нужен был еще один толчок. В Подгорице начали зондировать почву для третьего визита своего лидера в Москву. В российском МИДе дали понять: если Джуканович будет в Москве, Примаков обязательно с ним встретится.

22 мая, за девять дней до парламентских выборов в Черногории, Джуканович прибыл в Москву. Формально — выступить с лекцией в Московском гуманитарном университете.

Белград сделал все, чтобы сорвать визит. По информации Ъ, черногорцам пришлось посылать подтверждение в российский МИД о приезде Джукановича через Париж. По странному стечению обстоятельств именно в тот день телефонная связь Подгорицы с Москвой, проходящая через Белград, отсутствовала. Затем Белград пытался уговорить российский МИД отказаться от приема Джукановича. Или хотя бы перенести его визит на начало июня, когда выборы уже пройдут. Но МИД проявил твердость.

В переговорах с Джукановичем в особняке на Спиридоновке участвовала вся “балканская команда” российского внешнеполитического ведомства: сам Примаков, его заместитель Александр Авдеев, помощник Роберт Маркарян, руководители департамента Юго-Восточной Европы. Как рассказал Ъ один из участников тех переговоров, Примаков очень тепло беседовал с черногорским гостем. Он высказывался примерно так: “Вы за единую Югославию, мы тоже. Вы демократ и реформатор, и это Россия поддерживает. К тому же наши подходы по всем ключевым проблемам югокризиса совпадают. И наконец, я очень ценю наши личные отношения с вами”.

А чтобы у черногорских избирателей не осталось никаких сомнений относительно отношения России к Джукановичу, в Москве позаботились о том, чтобы он вернулся на родину не с пустыми руками. В завершение встречи Примаков спокойно произнес: “Два дня назад премьер России Сергей Кириенко подписал по нашему представлению постановление правительства об открытии генерального консульства России в Черногории. Думаю, это выведет российско-черногорские отношения на новый уровень”. Это был приговор Милошевичу и Булатовичу.

… Теперь, после окончательной победы у себя в республике, черногорскому лидеру предстоит выдержать первый экзамен на общеюгославском уровне. Самая серьезная угроза для него сегодня — это резко обострившийся конфликт в Косово. Опять-таки по странному стечению обстоятельств выборы в парламент Черногории совпали с началом полномасштабной операции сербского спецназа по зачистке десятка албанских сел в Косово.

Военная интервенция, о которой всерьез заговорили в конце прошлой недели в штаб-квартире НАТО, сыграет на руку Милошевичу. Объединив сербов под националистическими знаменами, он поставит Джукановича перед дилеммой: либо отказаться от планов борьбы за Белград, либо пойти на фактическое отделение от Югославии. И то и другое для Джукановича будет равносильно поражению.

Чтобы не допустить интервенции, Джукановичу нужно теперь разыгрывать американскую карту. России в этой ситуации остается только ждать. И надеяться на то, что отношение черногорского реформатора к Москве после того, как он извлек все выгоды из ее поддержки, неожиданно не изменится (конец цитаты).

Кроме того, и М. Джуканович, и С. Милошевич в своем противостоянии задействовали имеющийся транзитный ресурс.

Ниже фрагменты из книги Миши Гленни «Теневые владыки. Кто управляет миром»:

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-8.php

“Пять минут, Дик, – отрезал Сэнди Бергер, советник Билла Клинтона по национальной безопасности. – У него будет пять минут с президентом, и не больше”. Дик Склар был разочарован. Он считал, что президент Черногории Мило Джуканович заслуживал более продолжительной встречи со своим американским коллегой. Однако Бергер был тверд.

… Однако, как указывал Склар, “Джуканович оказался самым смелым нашим сторонником во время косовской кампании”. И именно благодаря победе в этой войне Клинтон и его команда пребывали в таком приподнятом настроении, когда в середине июля 1999 года они прибыли в Словению – альпийское государство, расположенное между Балканами и Центральной Европой.

… Почти все 90-е годы страна Джукановича Черногория, с населением всего в 500 тыс. человек (у остальных балканских народов лень черногорцев вошла в поговорку), стала центром многомиллиардного преступного промысла, который приносил доходы всюду – в Америке, на всем Ближнем Востоке, в Средней Азии, в странах Магриба и в Западной Европе.

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-9.php

Неделя за неделей в два главных аэропорта страны партиями прибывало по несколько тонн нелегальных сигарет, которые сразу же переправлялись в порт Бар.

… В гавани толкутся сотни крохотных скоростных моторных лодок. Все они загружались контрабандными сигаретами и стремительно уходили в море, совершая свой двухсоткилометровый рывок к проливу Отранто и в порт-партнер Бари, где итальянская мафия уже готовилась их разгружать.

Каждый блок сигарет облагался налогом, который Мило Джуканович именовал “транзитным”. Милошевич урезал потоки федеральных средств, поступавших в Черногорию едва ли не до нуля, и поэтому, утверждал Джуканович, “транзитный налог” был единственным способом удерживать государство на плаву и избегать давления сербов.

… В октябре 2002 года, после восьми лет расследований, прокуроры наконец-то подготовили судебные иски, обвиняя две американские компании – “Р. Дж. Рейнольдс” и “Филип Моррис” – в содействии контрабанде сигарет. Производителям были предъявлены самые разнообразные обвинения, в том числе и такое: балканская сигаретная торговля связана с отмыванием денег колумбийской наркоторговли. Юристы представили подробный отчет о том, как президент Джуканович и его сотоварищи выручили от контрабанды сигарет сотни миллионов долларов. Две черногорские компании – обе под контролем Джукановича – и черногорские спецслужбы взимали по 30 долларов с каждого блока сигарет, проходившего транзитом. “Эти деньги делили между собой всевозможные черногорские чиновники, вовлеченные в этот бизнес и распоряжавшиеся выдачей лицензий на транзит сигарет через Черногорию”, – гласили судебные документы Евросоюза. Вторая из этих компаний, с обезоруживающе честным названием “Черногорский табачный транзит” – Montenegrin Tabak Transit (или МТТ), принадлежала неким итальянцам, подозреваемым в связях с мафией. “МТТ была основана некими членами организованного преступного сообщества при участии черногорских государственных чиновников. Компания получила официальное разрешение от Черногорского управления иностранных инвестиций и действовала под особой защитой Мило Джукановича”, – утверждают документы Евросоюза.

Уже в 1994 году Евросоюзу было известно, что сигаретная мафия, с которой Джуканович вел дела, стоила Европе 6-8 млрд. долларов в год – и это одни только неполученные акцизы (главным образом в Италии и Великобритании). Итальянские прокуроры никак не могли призвать Джукановича к ответу за контрабанду и связи с мафией. Одновременно из США в Рим приходили секретные послания, которые требовали, чтобы итальянцы оставили Джукановича в покое. Черногорский президент был нужен Вашингтону в его войне с Милошевичем.

… Однако к тому моменту, когда летом 1999 года Клинтон встречался с Джукановичем, война в Косово была выиграна и черногорский президент уже не был так ценен в качестве союзника. Теперь Вашингтон внушал Джукановичу: если он хочет более тесных отношений с НАТО и Евросоюзом, самое время выйти из этого сигаретного бизнеса.

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-10.php

В результате войн, санкций и коррупции на Балканах первой половины 90-х государства бывшей Югославии обратились к мафиям и принялись вынянчивать их, чтобы те наладили им снабжение военных действий, – а очень скоро преступники контролировали и экономику, и правительства, и саму войну.

… Югославская военная контрразведка КОС (“Контрао-бавештайна служба” – Контрразведывательная служба) не имела равных в Восточной Европе. Тот факт, что уже в начале 90-х годов она проникла в новые криминализованные структуры такой соседней страны, как Болгария, был внушительной демонстрацией ее сильных и длинных рук.

… И точно так же, как Сербия позволяла провозить через свою территорию оружие из Болгарии и Румынии для своих врагов в Хорватии и Боснии, боснийцы, хорваты и албанцы были более чем счастливы продавать нефть своим врагам – сербам, поскольку из-за режима санкций это сулило сказочные прибыли. Вырученные деньги делились затем между государством, закупавшим на них еще больше оружия, и мафией с ее глубокими карманами.

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-11.php

Сербия находится на пересечении всех торговых путей Балкан: ее дороги и рынки важны для ее соседей почти так же, как для нее самой. Разумеется, ООН издала предупреждения соседним странам, согласно которым те должны были разорвать все связи с Сербией и Черногорией. Для балканских стран эти санкции были катастрофой.

Такие бизнесмены, как Илья Павлов, чувствовали себя не особенно ущемленными, даже несмотря на то, что болгарское правительство больше ничем не могло торговать с Сербией. Югославская военная контрразведка КОС, воспользовавшись своим влиянием в “Мультигруп”, навела Павлова на мысль одолжить у правительства железнодорожные составы, чтобы отправлять в Сербию миллионы литров бензина по железной дороге.

… Через Сербию проходил основной путь, связывавший Болгарию с остальной Европой. Совет Безопасности ООН, вводя санкции против Багдада, уже предложил Болгарии “сделать ручкой” тому миллиарду долларов, который она ссудила Ираку Саддама Хусейна. Теперь же ООН велела Болгарии не направлять грузовики через Сербию. Это оказалось тяжелейшим ударом, поскольку под угрозой оказались самые важные статьи экспорта в Западную Европу. “ВВП Болгарии составляет 10 миллиардов долларов, а они только на фруктах и овощах теряли миллиард, – поясняет Билл Монтгомери. – Я предлагал разрешить болгарам еженедельно отправлять караван через Сербию, который возглавляли и замыкали бы машины ООН. Он бы не останавливался, а проходил через страну насквозь. ООН согласилась на это, европейцы согласились на это, а Леон Ферт, советник вице-президента Элла Гора, оказался против и заблокировал предложение. На него не удалось повлиять, и это было очень досадно”. Досадно и, кроме того, очень обнадеживающе для организованной преступности, которая процветала благодаря экономическим бедствиям, вызванным близорукой политикой.

… Голосование в Совете Безопасности ООН практически в одночасье породило панбалканскую мафию, обладающую исключительной мощью, сферой влияния, изобретательностью и коррупционным потенциалом.

… Российскому бизнесу этот праздник нарушения санкций, разумеется, тоже давал шансы, мимо которых он не мог пройти. Нефтегазовый гигант “Газпром” пошел на заключение с Сербией бартерного соглашения. Воспользовавшись своими избыточными запасами зерна, Сербия могла ежегодно обменивать у “Газпрома” нефти на сумму в 100-250 млн. долларов.

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-12.php

Любопытное совпадение с обстоятельствами жизни болгарина Ильи Павлова: тестем Вани Бокана был черногорец, один из трех генералов – руководителей югославской военной контрразведки КОС. Он познакомил своего зятя с ведущими политиками и бизнесменами Черногории, в том числе с амбициозным молодым премьер-министром Мило Джукановичем. Вскоре эти двое, объединенные духом предпринимательства, уже изучали возможные сферы сотрудничества. “Черный пират”, как с недавних пор называли Бокана, как раз приобрел два транспортных самолета Ил-76. На первый взгляд это выглядело неудачным вложением средств: НАТО запретило все полеты над Сербией и Черногорией. Однако одну лазейку Бокан отыскал: в Черногории была разрешена посадка самолетов “по техническим причинам”. С помощью своих новых черногорских друзей Бокан придумал идею, тянувшую на миллиарды: экспорт итальянской мафии сигарет, не облагавшихся налогами.

В одной из европейских зон свободной торговли (Роттердам и швейцарский Цуг) Бокан загружал свои вместительные “илы” сигаретами, которые ввозились туда прямо с фабрик всех крупных производителей Америки и Западной Европы. Иногда самолеты еще и захватывали товар в аэропортах Ближнего Востока и Средней Азии, где экспортные документы легко исчезали. Затем самолеты летели на Мальту или в какое-нибудь другое безобидное место в Европе, однако в Черногории получали разрешение на “техническую посадку”.

… Вести свой сигаретный бизнес Бокан мог только с одобрения правительства в Белграде, а это означало, что Слободан Милошевич должен был дать свое личное разрешение. “Он утверждал все”, – признавался позже тесть Вани, генерал из КОС. Естественно, свое одобрение должны были дать и могущественные югославские спецслужбы – УДБА (“Управа државне безбедности”, или Управление госбезопасности, гражданская тайная полиция) и КОС (военная контрразведка). Поскольку в бывшей Югославии, в отличие от других восточноевропейских стран, установились националистические диктатуры и разразилась война, там не проводились мероприятия по лишению тайной полиции ее власти, как это было в Болгарии. По всей Югославии организованная преступность и тайная полиция работали в замечательном согласии, да так, что часто было невозможно понять, где заканчивается первая и начинается вторая. Таким образом, Югославия превзошла по своей криминализации все другие восточноевропейские страны.

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-13.php

Между Милошевичем и Джукановичем, президентами Сербии и Черногории, немедленно разгорелась политическая битва. Оба они правили республиками, в которых ключевые позиции в политической и экономической жизни узурпировала организованная преступность, и оба пользовались для запугивания оппонентов услугами спецслужб и мафиози. Однако Джуканович понимал: стратегия Милошевича, постоянно раздражающего и провоцирующего Запад, едва ли принесет ему долгосрочные дивиденды. Джуканович, вполне в духе своего яркого, современного подхода, объявил, что собирается последовать примеру других республик бывшей Югославии – отделиться от Сербии и добиться независимости.

Всего за несколько недель ряд близких соратников обоих президентов и почти все ведущие фигуры сигаретной торговли были перебиты средь бела дня. Заместитель министра внутренних дел Сербии держал свою “резиденцию” в новеньком белградском ресторане “Мамма Миа”, в нескольких метрах от британского посольства – там его и нашпиговал пулями неизвестный автоматчик. Этот чиновник, головорез старой закалки, к которому Милошевич питал особую приязнь, был убит, когда охранял 700 тыс. немецких марок наличными (утверждают, что это были сигаретные прибыли).

… Затем наступил черед начальника службы безопасности Джукановича, который погряз в сигаретном бизнесе с головой, – тот был убит у себя дома.

… Поражение в Косовской войне 1999 года вселило беспокойство в преступность, поддерживавшую Милошевича. Появились признаки того, что некоторые крупные олигархи и теневые воротилы устали от нестабильности, которую породила их же собственная мафиозная власть. А когда жена и сын Милошевича поднялись до положения боссов крупных картелей, волна разочарования охватила и их конкурентов, и обычных людей. С окончания войны в Косово прошло шесть месяцев, когда в Белграде было совершено заказное убийство, имевшее исключительно важные последствия.

… Когда Аркана убили, Зоран Джинджич, лидер оппозиции, так любимый Западом, поскольку он мешал Милошевичу, а затем первый демократический премьер-министр Сербии, назвал убитого своим близким другом. “Именно Аркан предупредил меня, чтобы во время войны в Косово я бежал в Черногорию, поскольку Милошевич собирался меня убить”, – пояснял впоследствии Джинджич. (Более того, Аркан, предвосхищая демократическое будущее Сербии, даже организовал и оплатил бегство Джинджича).

… Настоящее его имя было Желько Разнатович, родился он в 1952 году в семье югославского военного летчика.

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-14.php

Не прошло и месяца со дня смерти Аркана, как министр обороны Югославии был убит, когда обедал в белградском ресторане (конец цитаты).

http://www.agentura.ru/dossier/russia/people/krutikov/bokan/?print=Y

В интервью газете “Элефтеротипия” Ваня Бокан заявил, что находится в близких отношениях с лидерами югославской оппозиции Вуком Драшковичем и Зораном Джинджичем, а также дружит с новым президентом Югославии Коштуницей и его женой Горицей. Просочились данные о том, что в его доме в Афинах проходила тайная встреча лидеров оппозиции, на которой разрабатывался план смещения Милошевича мирным путем. Нет никакого сомнения, что этот слух распространял сам Бокан через друживших с ним нескольких греческих журналистов. И, наконец, той же “Элефтеротипии” и частному телеканалу Antena он сказал, что Желько Ражнятовича, более известного под кличкой Аркан, одного из самых знаменитых военных преступников, разыскиваемых Гаагским трибуналом, убили близкие к Милошевичу люди, которые не хотели допустить сближения Аркана с прозападным президентом Черногории Мило Джукановичем.

… Это сенсационное интервью состоялось 7 октября.

В. Бокан и журналист договорились встретиться вновь через неделю 14 октября 2000 года для нового интервью. Но 12 Бокан был убит.

… «Это покойный Ваня Бокан дал мне машину, на которой я доехал из Афин до македонской границы, когда папу убили», – Войин Ражнятович, сын Аркана, говорит уверенным тихим голосом. Дети Аркана уже давно жили в Афинах, и известие об убийстве отца застало их именно там. Войин пытался как можно быстрее добраться в Белград, но действовало эмбарго, и въехать в Югославию можно было только на машине. Бокан, не раздумывая, дал ему машину (конец цитаты).

Более точную версию о заказчиках убийства Аркана предложил знавший его много лет В. Филин (комментарии которого уже неоднократно использовались в предыдущих материалах):

http://forum-msk.org/material/fpolitic/9210.html (25.03.2006) Существует устойчивая версия о контактах Аркана с СДБ – Служба государственной безопасности СФРЮ. По этой версии, Ражнатович организовывал ликвидацию лиц, угрожавших интересам тогда еще единой Югославии. Так, именно ему приписывают уничтожение трех лидеров организации «Красный Фронт», боровшихся за отделение края Косово. Все трое были убиты осенью 1982 года на территории ФРГ.

… В августе 1990 года генерал Югославской народной армии Марко Негованович подписал приказ о формировании под командованием Аркана Сербской добровольческой гвардии – СДГ, получившей известность под названием «Тигры Аркана». Костяк этой гвардии составили болельщики «Црвены Звезда». Их командиру было присвоено звание генерала.

… В августе 1991 года Аркан отправился на фронт. К сентябрю 1991 года в рядах его СДГ было уже 600 человек. Администрация Восточной Славонии предложила Аркану использовать оставшиеся от частей Югославской армии казармы в городе Эрдут.

Вскоре там начал работать Учебный Центр, через который с 1991 по 1994 годы прошли более 10 тысяч курсантов.

Следует отметить, что Аркан имел вполне достаточно средств, чтобы самостоятельно содержать СДГ. Он монополизировал торговлю спиртным в Восточной Славонии. Параллельно торговал продовольствием, а также оружием и боеприпасами, что было естественным в условиях войны. Кроме того, Эрдут находится вблизи месторождения нефти Джелетовац с объемом добычи 150 тысяч тонн в год. Благодаря этому бойцы Аркана получили контроль над вывозом топлива в Боснию, Сербию и Венгрию. Наконец, как раз в ту пору кое-кто из журналистов прозвал Аркана «сербским Пабло Эскобаром», намекая на его причастность к наркобизнесу. Впрочем, никаких доказательств такой причастности представлено не было.

… Кстати, в то время одним из соратников Желько стал другой выдающийся серб – Милорад Лукович по прозвищу «Легия», которое он получил во время службы во французском иностранном легионе. Уже потом, в конце 1990-х, Легия был назначен командиром спецназа СДБ Сербии «Красные береты».

… После убийства Аркана журналист и редактор Славолюб Качаревич выразил, наверное, общее мнение, сказав: «Вопрос был не в том, убьют его или нет, а в том, когда это произойдет». Произошло это вечером 15 января 2000 года в холле все того же отеля «Интерконтиненталь».

… Более того, после трагедии начался настоящий отстрел друзей Аркана. В течение 2001 года были убиты известный боксер Миодраг Стоянович, родственник Аркана, бизнесмен Милан Джорджевич, бывший сотрудник СДБ Момир Гаврилович, и бывшие «тигры» Славко Муйович и Ненад Пумпалович, обладавшие серьезным весом в бизнес-среде. Ни одно из этих убийств так и не раскрыто.

… С самого начала сербская полиция утверждала то, что убийство Аркана носит следы криминальной разборки. Министр информации Горан Матич так и заявил: «Аркан был преступником и был убит черногорской мафией, которая желала прибрать к рукам его бизнес».

У меня тоже есть своя версия причины трагедии, постигшей моего друга. После окончания войны за Косово летом 1999 года Аркан установил контроль над транзитными коммуникациями из Приштины в хорватский порт Дубровник, проходящими через территорию Черногории. Немалые средства, которые давал такой контроль, инвестировались им в белградский бизнес и политику. Такое положение вещей категорически не устраивало лидера рвавшейся в то время к власти прозападной оппозиции Зорана Джинджича, как по политическим причинам, так и по чисто криминальным. Я не сомневаюсь, что именно Джинджич и стал заказчиком убийства Аркана.

Правда, самому Джинджичу его смерть вышла боком. Через три года 12 марта 2003 года Джинджича «завалили» во дворе правительственного здания превосходным снайперским выстрелом. Когда это произошло, прозападный режим поспешил обвинить во всем «земунскую» бригаду. Через несколько дней лидеры бригады Душан Спасоевич и Миле Лукович были убиты в одном из сел в 40 километрах от Белграда якобы при попытке полиции их арестовать.

А 3 мая 2004 года произошла добровольная сдача сербским властям Милорада Луковича по прозвищу «Легия» – главного обвиняемого в организации убийства Джинджича. Почему Легия решил сдаться, мне не известно. Во всяком случае, я и многие другие люди, с кем он советовался, делать это ему категорически не рекомендовали.

… Когда в июне 2004 года в Белграде начались судебные слушания на процессе по делу о ликвидации Джинджича, на первом же допросе Легия рассказал много интересного. Во-первых, он категорически отверг свою причастность, как и бывших своих подчиненных, к убийству Джинджича и других лиц, а также к актам терроризма. Выдвинутые обвинения он назвал политическими интригами.

Во-вторых, отвечая на вопросы о событиях между октябрем 2000 года, когда оппозиция во главе с Джинджичем пришла к власти, и мартом 2003 года, Легия сообщил ряд сведений, бросающих тень на покойного премьера и его окружение. Прежде всего, лидерам «земунской» бригады Душану Спасоевичу и Миле Луковичу, с которыми «демократические» власти в начале своего правления установили «деловые» отношения, было обеспечено специальное обучение в Институте безопасности в Белграде для проведения спецопераций на Западе.

Кроме того, по словам Легии, тогдашний вице-премьер и один из замов Джинджича в Демпартии Чедомир Йованович предложил ему от лица «государственного руководства» переправить через границу Сербии 700 килограммов героина, захваченного на границе с Болгарией еще в 1996 году и хранившегося в сейфах Коммерческого банка.

Легия, находясь на службе, воспринял это как приказ и согласился. И вместе с подчиненными выполнил поставленную задачу – героин, вес которого возрос до тонны, так как порошок был дополнительно разбавлен дешевой субстанцией, был им лично доставлен в Боснию и Герцеговину, Хорватию и Румынию.

При этом Легия назвал множество фамилий лиц, близких к Джинджичу и имевших отношение к наркобизнесу. Правда, все, кто фигурировал в показаниях, опровергли высказывания Легии. Однако многие в Сербии убеждены, что в суде прозвучало то, о чем раньше говорилось шепотом или полунамеками – о связях Джинджича с организованной преступностью и наркоторговлей.

Любопытно и то, что сразу же после ликвидации Джинджича, правительства западных стран вдруг резко усилили давление на Кремль с целью заставить руководство России в максимально сжатые сроки вывести наши миротворческие силы из Косово и Боснии и Герцеговины (конец цитаты).

http://forum-msk.org/material/power/13981.html (14.09.2006) В. Филин: «блестящим снайперским выстрелом сербские патриоты «завалили» в Белграде премьера Зорана Джинджича, ориентированного на Германию. В ответ немцы усилили давление на Россию, и им удалось убедить Кремль свернуть наше миротворческое присутствие на Балканах. Летом 2003 года российские войска покинули Боснию и Косово. В благодарность немецкая разведка БНД по указанию канцлера Шредера передала в Москву имевшуюся у нее оперативную информацию об акционерах ЮКОСа и их финансовых операциях в странах Европы» (конец цитаты).

Итак, ориентированный на Германию З. Джинджич заключил соглашение с частью теневых операторов и их кураторов из служб безопасности. Мило Джуканович мешал ему своей самостоятельностью, связанной с транзитом через Черногорию и международным покровительством. Поэтому, как только Аркан стал сближаться с М. Джукановичем, он подписал себе приговор.

При этом были осуществлены мероприятия, прикрывавшие след к З. Джинджичу. Сам он назвал заказчиком С. Милошевича. Эту версию озвучил и В. Бокан, судя по всему перешедший на сторону З. Джинджича вместе со своими кураторами из военной контразведки.

Осталось уточнить, почему было принято решение устранить З. Джинджича в 2003 году.

Ниже фрагмент стенограммы заседания клуба “Содержательное единство” с докладом С. Кургиняна:

http://www.kurginyan.ru/clubs.shtml?cat=41&id=293 (16.03.2006) В убийстве Джинджича были обвинены бывший командир спецподразделения “Красные береты” Милорад Лукович (Легия), экс-глава ГБ Йовица Станишич и экс-командир специального антитеррористического подразделения Франко Симатович. Кроме того, под арестом оказалась и вдова видного полевого командира эпохи балканских войн Желько Разнятовича (“Аркана”).

… После смерти Джинджича многие белградские журналисты и аналитики обращали внимание на то, что экс-президент Югославии Воислав Коштуница (в настоящее время – премьер-министр Сербии) активно сохранял кадры Милошевича в спецслужбах, препятствуя увольнению главы ГБ Раде Марковича и командира “красных беретов” Луковича (он же – Легия).

Также Коштуница обвинялся в сговоре с протеже Милошевича в спецслужбах с целью совершения переворота в Сербии против Джинджича и попытке реставрации “старого режима”.

Парируя эти обвинения, Коштуница заявил, что 8 октября 2000 года (через несколько дней после падения Милошевича) он по инициативе покойного Джинджича встречался с Луковичем-Легией.

Кроме того, журналистские расследования показали, что за сутки до падения Милошевича – 4 октября 2000 года – Джинджич встретился с Луковичем-Легией. В ходе этой встречи Легия заявил Джинджичу, что он имеет приказ не только подавить уличные беспорядки, но и физически устранить некоторых лидеров оппозиции. Как именно дальше протекал разговор командира “красных беретов” и лидера оппозиции – доподлинно неизвестно. Однако известен результат – “красные береты” фактически “сдали” Милошевича.

Отметим также, что, по словам того же Коштуницы, “красные береты” принимали активное участие в аресте Милошевича 31 марта 2001 года и в его выдаче в Гаагу в июне 2001 года. Обе эти акции прошли по инициативе Джинджича.

Эксперты склонны считать, что причиной, побудившей Луковича и Станишича организовать убийство Джинджича, якобы стало то, что сербский премьер планировал не только арестовать их, но и выдать Гаагскому трибуналу. В этой связи следует вернуться к сюжету с переходом “красных беретов” на сторону оппозиции в октябре 2000 года.

По мнению ряда экспертов, Лукович и Станишич установили связи с оппозицией, предвидя крах режима Милошевича. Как было отмечено выше, коммуникатором между “красными беретами” и оппозицией был именно Джинджич.

Когда был установлен контакт между “беретами” и Джинджичем – вопрос открытый. Но ясно, что не за несколько часов до падения Милошевича, а значительно раньше. Как минимум, такой контакт был установлен за несколько месяцев. И в этой связи следует напомнить, что за несколько месяцев до падения Милошевича по республике прокатилась серия политических убийств. Вот их список:

25 января 2000 года в холле гостиницы убиты Желько Ражнятович (Аркан), бывший командир спецотряда сербского ополчения “Тигры”, и один из его телохранителей. Убийцы были арестованы через несколько дней. Мотивы судом не установлены, существует несколько версий: от криминальных разборок до предотвращения возможного сотрудничества Аркана с Гаагским трибуналом.

6 февраля 2000 года найден труп министра МВД Зорана Соколовича, известного своей близостью к Слободану Милошевичу. Полиция предположила самоубийство.

7 февраля 2000 года в ресторане одного из белградских футбольных стадионов убит министр обороны Павле Булатович. Убийца на мотоцикле выстрелил через витрину ресторана, когда Булатович обедал вместе со своим бывшим заместителем генералом Ойданичем и директором ресторана Кнежевичем. Мотивы примерно такие же, как и в случае с Арканом.

В марте 2000 года во дворе собственного дома во время прогулки с собакой убит один из парламентских лидеров Бронислав Лайнович.

26 апреля 2000 года в Белграде убит бывший директор Югославских авиалиний Живорад (Жика) Петрович. Предполагается, что его убийство может быть связано с тем, что Петрович обладал слишком большим объёмом информации о незаконных и контрабандных операциях в период эмбарго.

В мае 2000 во время открытия сельскохозяйственной выставки в Нови-Саде убит глава автономного округа Воеводина Бошко Петрович, один из лидеров правящей партии. На месте был арестован член делегации Миливое Гутович, у которого полиция изъяла мелкокалиберный пистолет. Гутович принадлежал к организации “Отпор”, контролируемой одним из лидеров оппозиции Вуком Драшковичем.

2 июня 2000 года в Черногории убит советник по национальной безопасности президента республики Горан Жугич.

10 июня 2000 года застрелен заместитель министра внутренних дел Бошко Буха, занимавший при Милошевиче пост начальника белградской полиции.

24 августа 2000 года вышел на утреннюю пробежку и не вернулся Иван Стамболич.

Многие из этих убийств приписывали именно “красным беретам”, действовавшим, якобы, по указанию Милошевича и главы ГБ Марковича. В свете информации о переговорах Джинджича и Луковича, дальнейшей “сдачи” “красными беретами” Милошевича, участии “беретов” в аресте и экстрадиции Милошевича в Гаагу (проведенных по инициативе Джинджича), – возникает естественный вопрос о степени информированности об этих преступлениях и самого Джинджича (конец цитаты).

Если «красные береты» сориентировались на В. Коштуницу для проведения переворота, то понятно, почему З. Джинджич планировал арестовать их и выдать Гаагскому трибуналу. Соответственно и превентивный снайперский выстрел в премьера мог стать началом этого переворота, но события пошли иным образом.

В итоге немцы настояли на выводе российских миротворческих сил из Боснии и Герцеговины, а также из Косово.

http://vz.ru/world/2015/3/16/734279.html (16.03.2015) В Сербии вышла книга-расследование «Третья пуля. Политические обстоятельства убийства Зорана Джинджича», авторы которой прямо обвиняют в устранении политика британскую разведку.

… Бывший телохранитель Джинджича Милан Веруович и журналист Никола Врзич утверждают, будто к убийству премьера может быть причастен сотрудник британской разведки Энтони Морктон, находившийся на связи с основными обвиняемыми в данном преступлении – так называемым земунским кланом. По данным Викиликс, английские спецслужбы «работали» с преступными группировками Сербии, используя их возможности для достижения конкретных политических результатов.

… Руководство правящей коалиции произвело временную кадровую рокировку и объявило в стране чрезвычайное положение. Часть полицейских функций была передана армии, от которой «спикером» выступил тогдашний начальник генштаба Бранко Крга – один из самых уважаемых и известных генералов в стране.

… На следующий день представители военной власти официально объявили список подозреваемых в убийстве Джинджича. Его возглавили полковник Милорад Лукович (Улемак) по кличке Легия (Легионер) и полковник Душан Спасоевич, известный как Шиптар (Албанец). Оба – бывшие руководители спецназа МВД Сербии «Красные береты», подавшие в отставку после отстранения от власти Милошевича. «Береты» не участвовали в штурме дома экс-президента в Дедине, и потому возник вопрос – кто вообще были эти люди, ночью осадившие уже неохраняемую резиденцию (согласно распоряжению Джинджича, с дома Милошевича была снята госохрана). Основным аргументом для обвинения Луковича и Спасоевича стали события месячной давности, когда кортеж премьера был подрезан огромным грузовиком на трассе, ведущей в белградский аэропорт Сурчин. Тогда Джинджича спасло чудо. Водитель грузовика был задержан на месте. Им оказался некий Деян Миленкович, более известный как Багси (в бывшей Югославии, как и на Кавказе, клички, часто полученные еще в детстве, заменяют в разговорной речи реальные имена – в этом нет ничего криминального, это не бандитский жаргон, просто так сложилась разговорная речь), служивший ранее в «беретах» и близкий к Луковичу. С его мобильного телефона был зафиксирован звонок, которым передавались точные координаты движения премьерского кортежа.

… Лукович и Спасоевич входили в руководство так называемого земунского клана, одной из крупнейших преступных группировок Сербии.

… Раскручивать дело против «земунского клана» стали после, на первый взгляд, банальной разборки из-за передела собственности в родном для клана Милошевичей городе Пожаревац. Местный предприниматель Любиша Буха (Чуме), ранее активно сотрудничавший с «земунцами», обвинил Луковича и бывшего генерала госбезопасности Милорада Брачановича в рэкете и минировании своего предприятия Defense road (якобы в пользу сына Милошевича Марко). За этим последовала серия убийств и похищений. В частности, были убиты два молодых парня – братья Драган и Зоран Живковичи, сыновья кума (для сербов это иногда больше, чем брат) пострадавшего коммерсанта. Их отец Ратомир Живкович (Фискал) также открыто обвинил в их убийствах «земунцев». Но обстоятельства этих убийств были более чем странные. В Австрии был задержан некий немец с полкило героина, который показал, что купил наркотики в Пожареваце у братьев Живковичей, которые сотрудничали с «земунцами». И когда в Пожареваце был убит один из братьев, Драган, выяснилось, что второй брат, Зоран, в это время пребывает не где-нибудь, а в столице Колумбии Боготе. Когда он срочно вернулся из кокаиновой столицы в Пожаревац, его тут же расстреляли из «хеклера». С этой чисто мафиозной истории и началась раскрутка «земунского клана» и его связей с семьей бывшего президента Милошевича.

… Стоит отметить, что Милорад Улемак сменил свою фамилию на Лукович и получил кличку Легия после того, как почти десять лет отслужил наемником во Французском легионе. Вернувшись в Югославию в начале балканских войн, он сделал головокружительную карьеру, стал полковником МВД и командующим спецназом «Красные береты». Впоследствии объявлен военным преступником.

… Вообще, практически за всеми громкими убийствами и покушениями тех лет в Югославии стоят люди, так или иначе имевшие отношение к военной контрразведке, подчинявшейся в свое время Раде Марковичу, который был лично предан Милошевичу, и его жене Мире Маркович. После свержения Милошевича Зоран Джинджич потребовал немедленной отставки и ареста четы Маркович. Однако Воислав Коштуница довольно долго по непонятной причине противился этому, что позволило клану Милошевича подчистить архивы, решить многие денежные вопросы и, в конце концов, сохранить на руководящих постах в армии лояльных им генералов, в том числе и начальника Генштаба Бранко Крга (конец цитаты).

Итак, «красные береты», «земунский клан» и Колумбия. А также работавшие через «земунцев» британские разведчики.

О связях сербов с Колумбией необходимо пояснить:

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-14.php (Миша Гленни «Теневые владыки. Кто управляет миром») В то время на первые роли в белградской преступности выходил исключительно злобный головорез по имени Душан Спасоевич, лидер Земунской группировки, названной так в честь фешенебельной окраины Белграда – именно там он выстроил вычурный особняк в духе новых богатеев. Спасоевич был родом с юга Сербии, из городка Велики-Турновач, где преобладали албанцы и который не одно десятилетие был одним из форпостов контрабанды героина. В 90-е годы Спасоевич добился монополии на торговлю героином в Белграде, так что, по данным местной полиции, “он ежемесячно перерабатывал до ста килограммов тяжелых наркотиков – это приносило ему десятки миллионов долларов”.

https://profilib.com/chtenie/155376/misha-glenni-tenevye-vladyki-kto-upravlyaet-mirom-15.php

В Северной Европе основным центром распространения наркотиков оставался Амстердам с его большой колумбийской диаспорой; товар прибывал сюда в основном из Испании, Италии и Западной Африки.

… В середине 90-х колумбийскую кокаиновую индустрию тщательно перетряхнули: в это время Управление по борьбе с наркотиками США и колумбийская полиция покончили с двумя главными синдикатами – картелями Медельинским и Кали. Эти события заставили реорганизоваться тех производителей, которые действовали еще успешнее двух этих картелей. У группировок, заполнивших брешь, оставленную Медельинским картелем и картелем Кали, технология в производстве, распространении наркотиков и обеспечении безопасности играла значительную роль. Молодые и более образованные боссы, такие, как Арканхель Энао, оттачивали свои маркетинговые стратегии, которые они либо их подчиненные изучали в американских школах бизнеса. Плохо охраняемые берега, а также высокий уровень коррупции в Хорватии, Албании и Болгарии сулили им превосходные возможности резко повысить продажи в Европе. Кроме того, колумбийцы могли воспользоваться высоким уровнем образования – коммунистическим наследием Балкан. В Югославии и Болгарии не было недостатка в высококвалифицированных инженерах-химиках, так что производство кокаина можно было наладить гораздо ближе к месту его потребления.

С 1999 года, когда закончилась война в Косово, Балканы стали играть в распространении наркотиков иную роль. “Через Испанию по-прежнему проходит почти половина кокаина, попадающего в Европу, однако львиную долю всего остального трафика в последние четыре года Балканы перевели на себя”, – поясняет сотрудник болгарской полиции (конец цитаты)

Также необходимо отметить, что за несколько дней до убийства З. Джинджича (12.03.2003 г.) был убит очень серьезный «теневой оператор» Болгарии – Илья Павлов (08.03.2003 г.).

Почему потребовалась трансформация крупных транзитных линий в марте 2003 года?

20.03.2003 года началась операция Operation Iraqi Freedom.

Если З. Джинджич был ориентирован на Германию, то И. Павлов все-таки на Великобританию. Стороны обменялись ударами.

Зачистка «земунского клана» разрывала определенные связи между сербами и колумбийцами. Подобные связи оказывали влияние на сопротивление в Ираке. Конкретные немцы (вместе с американцами) начали готовить кадры «Аль-Каиды в Ираке», чтобы затруднить другим американцам закрепление на территории и снизить их влияние в регионе. Определенные действия были предприняты и на иранском поле.

Также, возвращаясь в 2000 год, принесший такой передел на Балканах, необходимо отметить, что это был год президентских выборов США, когда инфраструктуру, выстроенную во время правления Б. Клинтона и А. Гора, начали трансформировать и заводить на новых людей, выгодных для тех, кто пришел вместе с Д. Бушем-младшим и Р. Чейни.

В 2000 году структура с названием «Отпор», позднее ставшая CANVAS (Centre for Applied Nonviolent Action and Strategies – Центр прикладных ненасильственных действий и стратегий) участвовала в осенней «бульдозерной революции» в Югославии, что привело к смещению С. Милошевича.

Один из основателей группы «Отпор» и CANVAS Срджа Попович (Srđa Popović) стал советником по вопросам окружающей среды Зорана Джинджича – премьер-министра Сербии с 25.01.2001 года. При этом с З. Джинджичем он работал, как минимум, с января 1994 года (см. https://en.wikipedia.org/wiki/Sr%C4%91a_Popovi%C4%87_(activist) ).

Поэтому, как только речь заходит о CANVAS всегда стоит вспоминать о том, как именно эта структура завоевала себе имя – в ходе замены одних контролеров нелегального транзита на других. Пока одни стреляли и взрывали, другие [CANVAS] говорили о преимуществах ненасильственных действий.

В феврале 2014 г. сотрудники CANVAS засветились и в ходе беспорядков в Боснии (см. http://www.vz.ru/world/2014/2/11/672016.html ), и в организации убийства Б. Немцова (см. http://pravosudija.net/article/zhertvy-naivnosti ). Эти события оказались связаны между собой (см. http://pravosudija.net/article/scofield-skrytye-partnery-ig), что позволяет сделать вывод о наличии в них, в том числе, и «транзитного интереса». Особенно с учетом того, что убийство Б. Немцова было осуществлено именно в день ССО ВС РФ, а расформирование ФСКН и ФМС было отложено на год.

Поэтому обвинения со стороны британских СМИ не возникли на пустом месте. Что-то пошло у самих британцев не так и это что-то выходит далеко за рамки Черногории, которая нужна в качестве транзитного ресурса.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)