Парапсихологический щит российского президента (2/2)

427 0

Окончание рассказа генерал-майора «ФСО» — ФСБ Бориса Ратникова

https://ic.pics.livejournal.com/ss69100/44650003/3173994/3173994_600.jpg
Это примеры удачного использования парапсихологии. Но были и неудачные результаты.


1992 год. Ельцин решает выступить миротворцем между Азербайджаном и Арменией, по старой привычке стать всесоюзным арбитром, хотя Союз уже развалился. Конфликт назревал: войны ещё не было, но стычки случались.

Ельцин полагал, что нарастающий конфликт можно погасить, если он лично съездит в Нагорный Карабах, бывший яблоком раздора. Мои же операторы-экстрасенсы однозначно заявили: такой сложный территориальный конфликт правители не смогут решить за спиной народов.

Поездка Ельцина в Нагорный Карабах только усугубит противостояние – на Кавказе начнётся настоящая война.

Официально я поехал в Азербайджан с задачей подготовить визит Ельцина: развернуть структуру службы безопасности, отработать взаимодействие с КГБ Азербайджана.


Приехав, я решил поговорить о сложившейся ситуации с Президентом Азербайджана Аязом Муталибовым, который сразу дал мне аудиенцию. Мы проговорили минут 40. Было принято решение уговорить Ельцина не лететь в Карабах. Муталибов обещал сделать всё, что может.

Самолёт с Ельциным приземляется, я забегаю на борт и докладываю ему, что анализ развития ситуации предсказывает самые негативные последствия его визита в Нагорный Карабах. Ельцин слушает меня, набычившись, он уже нетрезв – рукой отталкивает меня и молча идёт к выходу.

Только в этот момент я понимаю, что для него роскошное пиршество с попойкой, которое по случаю его визита приготовил Муталибов, гораздо важнее, чем вся политика и весь Кавказ.

Пиршество начинается. Муталибов не пьёт, а Ельцин глушит стакан за стаканом, его всего развезло. В это время идёт процесс: Муталибов убеждает отказаться от поездки в Нагорный Карабах, а Ельцин упирается:

– Полечу и всё! И тебя с собой не возьму!

И это он говорит президенту независимой страны, которой Нагорный Карабах принадлежит! Потом Ельцин звонит Нурсултану Назарбаеву, Президенту Казахстана, приглашает его поехать с ним в Карабах.

Через несколько часов прилетает Назарбаев, и они на вертолёте летят в Карабах. На второй вертолёт я сажаю Муталибова и на свой страх и риск везу его туда же.

Приземляются два вертолёта: из одного выходит Ельцин с Назарбаевым, из другого мы с Муталибовым. Ельцин увидел Муталибова и демонстративно говорит Коржакову:

– Чтобы я его там не видел!

Я в растерянности – не знаю, что делать. А что сделаешь, если культурный уровень нашего Президента ниже минимально необходимого? В конце концов, размещаю Муталибова с охраной в соседнем здании и прошу его не показываться на глаза Ельцину.

Тем временем готовится импровизированная сцена, на которой должен выступать Ельцин: подогнали грузовик, опустили борта, поставили охрану. В 30 метрах от грузовика стоит цепь из местных милиционеров, а за ними уже толпа из местных жителей, в основном армян.

Ельцин начинает полупьяную пламенную речь о том, что всем надо жить в мире. Я стою и наблюдаю за толпой. Вдруг замечаю движение, схему которого уже изучил по Афганистану. Мужчины отдвигаются на задний план, а впереди перед цепью выстраиваются женщины и дети.

Мы с Коржаковым сразу подошли к ребятам из группы спецназа «Альфа» и дали указание сомкнуть ряды, потому что явно готовится прорыв.

Я такое уже видел в Афганистане: сейчас дети поднырнут под цепь, за ними ринутся женщины, образуется брешь, сквозь которую прорвутся и мужики.

Так и случилось. Толпа попыталась прорваться, но «Альфа» стояла жёстко, и все поняли: эти в случае чего будут стрелять. Люди стали кричать, чтобы земля была отдана армянам.

Начали кое-где бросать тухлыми овощами. Ельцин быстро ретировался, мы были вынуждены эвакуировать его с Назарбаевым в соседний городок Гянджу.

В последний момент я еле успел насильно втолкнуть Муталибова в машину Ельцина. Тот был страшно раздосадован. Для поправки настроения Ельцин по приезду в Гянджу снова напился. Потом заснул. Великая примиренческая миссия закончилась.

Как мы и предполагали, визит Ельцина только усугубил остроту конфликта. Вскоре после его приезда в Нагорный Карабах развязалась настоящая война. Операторы-экстрасенсы оказались совершенно правы в своих прогнозах.

К ещё более катастрофическим последствиям привели действия Ельцина по отношению к Чечне, которые нам не удалось предотвратить.

Операторы-экстрасенсы неоднократно предупреждали нас, что в Чечне назревают грозные события и нужно проявить максимум взаимопонимания, выдержки и доброй воли, чтобы сбалансировать ситуацию.

Это же самое понимали и все политически трезво мыслящие люди.

Президент Чечни Джохар Дудаев многократно пытался добиться встречи или хотя бы телефонного разговора с Ельциным, но все его попытки оказались тщетными.

Особенный энтузиазм в разжигании конфликта проявляли тогдашние премьер-министр Виктор Черномырдин, министр обороны Павел Грачёв и помощник Президента Виктор Ильюшин.

Вокруг Чечни смыкалось кольцо заговора, военный конфликт в Чечне многие хотели использовать для приватизации её нефтяных ресурсов, подпольной торговли оружием и разворовывания бюджетных денег, идущих в этот регион.

Понимая это, спецслужбы старались во что бы то ни стало не допустить военного конфликта. На основе оперативной информации и прогнозов, полученных от экстрасенсов, мы с Коржаковым составили докладную записку Службы Безопасности о недопустимости ввода войск в Чечню и боевых действий там. Как пример приводили Афганистан.

Вечером Коржаков доложил записку Президенту, и тот, к нашему облегчению, в целом с ней согласился. Однако утром следующего дня он принял решение о вводе войск в Чечню.

Мы стали выяснять, почему Ельцин поменял своё решение, и обнаружили, что поздно вечером, уже после визита Коржакова к нему заезжал Черномырдин, и они проговорили до полуночи, похоже, что «не в сухую». Сразу стало понятно, кто является главным виновником начала войны в Чечне.

**

Анализируя эти примеры, мы видим две фактически симметричные ситуации: в Японии и на Кавказе. На Кавказе началась война, сначала одна, потом другая. Могли ли мы их предотвратить?

Видимо, да. Смогли же в Японии! Операторы-экстрасенсы утверждают, что все предсказания носят вероятностный характер. Есть не одно строго определённое будущее, а спектр возможностей.

От нас зависит, какую из них мы выберем. Но выбор будущего – это не просто желание, это наши усилия, наше понимание, наша мораль, наша собственная работа. Даже самые талантливые экстрасенсы, даже святые за нас этого не сделают, не говоря уж про гадалок и всяких там шарлатанов.

А шарлатанов в этой области хоть отбавляй. Мне вспоминается встреча с одним из них, Григорием Грабовым. В 1994 году меня и одного психолога пригласил для консультации Дмитрий Румянцев, начальник Управления кадров Администрации Президента РФ.

Грабовой напросился к нему на приём и начал всячески расхваливать себя, превознося свои экстрасенсорные способности. Он жил тогда в Ташкенте и хотел, чтобы его взяли на работу в Администрацию Президента, дали зарплату не меньше двух тысяч долларов в месяц и трёхкомнатную квартиру в Москве.

Мы с психологом с удивлением смотрели на его апломб и явную неадекватность поведения и требований. Было ясно, что перед нами жулик с патологической манией величия.

Но мы хотели быть до конца пунктуальными и попросили Грабового продемонстрировать свои экстрасенсорные способности, например, остановить лифт между этажами.

Грабовой отказался, сославшись на свою способность только диагностировать механизмы, но не воздействовать на них. Он видимо забыл, что несколькими минутами раньше утверждал совершенно иное.

Показать нам свою диагностику он тоже не смог, поэтому совершенно не заинтересовал нашу структуру. Я доложил о нашей беседе Коржакову, который заметил, что в Москве своих мошенников хватает, и добавлять к ним ташкентских нет никакой необходимости.

Через десять лет, узнав, что Грабовой обманывает бесланских матерей, обещая оживить их погибших детей, я искренне пожалел, что наши спецслужбы не занялись этим мошенником серьёзно, когда только столкнулись с ним в 1994 году. Ведь мы могли ещё тогда очистить общество от этих помоев, и уберечь бесланских матерей и многих других людей от обмана.

Работа с психотехнологиями таит в себе ряд ограничений и опасностей. Как-то мы проводили обычный текущий сеанс.

Когда оператор погрузился в изменённое состояние сознания, мы установили с ним психологический рапорт и стали задавать вопросы. При этом мы сразу столкнулись с какими-то помехами: сломался диктофон, лента не прокручивалась. В диктофоне оказался посторонний предмет. Магнитофон починили – тут сели батарейки.

Основные моменты я решил записать вручную, но в шариковой ручке закончились чернила. Всё выглядело так, что нам словно говорят: сеанс проводить не надо. Но мы всё-таки начали и продолжали его минут 30-40.

Затем даём команду оператору на выход из особого состояния. А он не выходит, дыхание слабое, пульс еле прощупывается, лицо бледное. Мы пытаемся что-то сделать – ничего не получается.

Только в результате экстренных мер и специальной техники «обратного хода команд» удалось его привести в себя.

Отпоили мы его, откормили, дали передохнуть и потом задали вопрос: что же там происходило? Оказывается, он прошёл через классическое околосмертное переживание.

Вот что он рассказал: «Я задал вопросы и вдруг увидел языческий храм. Внутри храма было возвышение, а на нём в длинных белых одеждах сидел старец с длинной седой бородой и с посохом в руках. Я решил, что это – Хранитель Вечности, та сущность, которая ведает вселенским банком информации. Мне очень захотелось остаться с ним.

В следующий миг я увидел, что стою у его ног и мне лет пять. Старец гладит меня по голове и ласково говорит, что мне сюда ещё рано, надо идти туда, откуда пришёл. Затем старец разворачивает меня от себя и подталкивает вперёд, к выходу из храма. Всё начинает растворяться, а когда мир снова обрёл краски, я увидел себя в комнате среди вас
».

Воспринимая подобные переживания с полной серьёзностью, мы поняли, что оператор мог действительно уйти, т.е. умереть прямо на кушетке.

Трудно сказать, смог ли бы помочь в этом случае врач-реаниматор, даже если бы он дежурил во время сеанса (а его не было!). Во всяком случае, к таким ситуациям надо быть психологически и юридически готовым. И врача всё же лучше иметь рядом.

Теперь по поводу «закрытой» информации. Нас всё время интересовал вопрос, как будет проходить развитие ситуации в России в ближайшее время, чтобы ухватить начальные моменты социальных возмущений, не дать развязаться гражданской войне.

Шёл 1993 год. Мы просчитывали ситуацию конфликта между Президентом Ельциным и Вице-президентом Руцким. Роль оператора, или слиппера, играл наш кадровый сотрудник. Смотрим мы на полгода вперёд, и у нас рисуется картина: Руцкой находится в тюрьме.

Мы пытаемся уточнить ситуацию, убедиться в её достоверности, но к нам приходит ответ: эта информация не является полностью достоверной, более точную информацию вы не получите, поскольку мир наполнен вероятным развитием событий, могут быть разные варианты будущего.

Кроме того, по вашему духовному уровню ключевую информацию о будущем вам просто нельзя давать, иначе весь мир улетит в тартарары.

Помимо чисто «закрытой» информации есть и проблема интерпретации. Для более точной оценки надо выработать критерии: что есть что.

Это нарабатывается индивидуально в процессе исследований и жизненного опыта оператора. Сколько раз мы получали информацию о покушении на президента: характер покушения, время, личность, которая должна его совершить. Мы тщательно фиксировали, проверяли – не совпадало, не было покушения.

Я вновь приходил к операторам с вопросом: почему информация оказалась ошибочной? Мне отвечали, что нам была нарисована символическая картина, а мы её восприняли, как реальность.

Помимо символизма на достоверность результатов влияют и психическое состояние оператора, и его личная заинтересованность, и конкретная техника, и время проведения сеанса, и место проведения, и многое другое.

Нужно уметь отделить или интерпретировать символику и учесть массу факторов. А это очень трудно, под силу только опытным экстрасенсам и ведущим. Желательно использовать групповые методы, групповое сознание.

Также нужен тщательный анализ фактов, сравнение их с информацией, полученной из других источников, например от разведки.

В результате этих проб и ошибок мы нашли более эффективным спрашивать о тенденциях развития какой-либо угрозы, чтобы не доводить её до такого состояния, когда она может реализоваться. Затем, по каждой из тенденций мы выясняли знаковые признаки, которые мы должны отследить в реальности, и реперные точки события.

Просим совета, на что нам обратить внимание. Дают признаки. Я сразу же начинаю создавать по каждой тенденции карту признаков.

А потом уже с помощью своих сотрудников начинаю анализировать, какая из предложенных тенденций начинает стремительно развиваться, отслеживаю систему признаков и, анализируя на уровне сознания, просчитываю, каким путём пойдёт развитие тенденции, прослеживаю её устойчивость и понимаю, к чему это может привести в реальности.

Таким образом достоверность информации может повышаться до 95 %.

**

Когда под Ельциным в 1993 году зашатался трон, ко мне прибегали чиновники из администрации, всё выспрашивали, к кому прислониться, на кого ставить, чтобы не проиграть в политической возне.

Я всем отвечал: ребята, ставьте на своё Отечество: и свои будут уважать, и чужие тоже, потому что здесь вы не прогадаете.

Я им открыто указывал на один из главных знаковых признаков, а они думали, что я скрываю экстрасенсорную информацию о будущем, веду политическую игру. А достоверной экстрасенсорной информации о расстреле Парламента и других надвигающихся событиях действительно не было.

Росло моё собственное разочарование в политическом и социальном курсе, на который всё больше сворачивала правящая верхушка. Ельцин, который в конце 80-х годов ещё как-то думал о народе и что-то старался сделать для народа, теперь превратился в царствующего самодура.

Власть полностью испортила его. Кроме собственного величия и водки он больше ни о чём не думал. Его окружение, в основном, занималось разворовыванием страны.

Мне было противно в этом участвовать, я отказался от элитной квартиры в центре Москвы, от дачи в Заречье, категорически не брал никаких взяток и не участвовал в тёмных коммерческих операциях. В результате стал в Кремле, как бельмо на глазу.

Я пытался делать аналитическую работу, прорабатывал тенденции угроз, просчитывал социальные тенденции, подавал доклады наверх.

На мои докладные записки начальство реагировало раздражённо, потому что по ним нужно было действовать, думая о стране, а наверху были другие задачи.

Замечательные, честные люди наверху тоже были, но они совсем не делали погоду. Погоду делал Ельцин, его личные качества и характер.

Мой личный кризис совпал с кризисом власти, расстрелом Парламента в октябре 1993 года.

Здесь мне вспоминается один характерный момент. Страсти были накалены до предела, на улицах собирались волнующиеся толпы. За сутки до начала штурма Белого Дома Барсуков приказал мне разобраться с новым оружием для успокоения толпы, которое ему порекомендовал кто-то из правительства.

Я думал, что это какое-то психотронное оружие из секретных НИИ, к разработкам которого я не имел отношения. Когда же приехал изобретатель со своим аппаратом, выяснилось, что это мощный лазер, предназначенный для разрезания предметов.

Я тут же отослал прибор и изобретателя обратно, высказав руководству всё, что я об этом думаю.

Больше я терпеть этого не мог. Я не был на стороне Парламента, но после надругательства над человеческой совестью и Конституцией, после пролитой крови не мог оставаться дальше на службе и написал рапорт об увольнении.

Не стал докладывать Барсукову, передал через секретаря. Через час-полтора секретарь принёс мне подписанный Ельциным указ о моём увольнении, без указания причин.

Но по каким-то хитрым соображениям меня не уволили, а отстранили от должности, оставив временно в резерве. На словах мне передали, что я должен сдать сейф и сам находиться под домашним арестом. Мой телефон поставили на прослушивание и за мной установили наружное наблюдение.

Понимая, что КГБ-ФСБ меня уважает, и я всегда смогу с ними договориться, поставили наблюдение от МВД. Верховная власть боялась за свои тёмные секреты.

Знал я много, поэтому и боялись того, что я перейду на сторону оппозиции и передам им секретную информацию.

Что касается меня, то я этого делать не собирался, понимая, что оппозиция немногим лучше центральной власти. Я делал то, что советовал другим: ставил на своё Отечество. И в тот момент это выглядело единственно правильным и честным решением.

Пару недель круглосуточно работала наружка. Заканчивался декабрь, шёл снег. Как-то я сидел дома и смотрел через окно на машину наружного наблюдения. В ней двое молодых ребят совсем окоченели от холода.

Я налил в термос горячего чая, наделал бутербродов и отнёс им, подневольным людям, которые мёрзли, карауля меня. На следующий день я поехал в Кремль и пристыдил своих бывших соратников, что для наблюдения за мной держат две бригады милиции, когда вокруг столько преступных группировок.

В таком состоянии я пробыл с ноября 1993 по май 1994. Время сгладило остроту конфликта, оппозиция была разгромлена. Несколько изменилась и моя собственная позиция.

Нет, не в моральном смысле, мораль и оценка ситуации остались прежними. Но свои собственные действия я больше не считал такими уж верными. Если все, кому нынешняя политика не нравится, фыркнут и уйдут, то кто же останется?

Поразмыслив, я пришёл к выводу, что более правильным было бы остаться на своём месте и делать хотя бы то, что в моих силах. Пусть немного, но всё-таки делать.

В мае я поехал в Кремль. Меня уволили из Службы Охраны по сокращению штатов, убрав для этого мою должность 1-го зама задним числом, за сутки до моего реального ухода.

Встретившийся мне в Кремле Коржаков предложил хлопнуть по рюмашке и стать после увольнения консультантом в его президентской Службе. Подумав, я принял предложение. Мне дали кабинет, вертушку, машину, и я снова начал заниматься анализом.

Но для систематической работы с операторами-экстрасенсами теперь всё время возникали препятствия. В значительной степени этому способствовал страх правящей верхушки, что мы сможем читать у них в головах, так как рыльца там почти у всех были в пуху.

**

Но любопытные данные от экстрасенсов мы всё же время от времени получали.

Когда мы, например, спросили, почему наше руководство не поддерживает новых технологий, нам ответили, что, к сожалению, у нашего руководства очень низкое духовно-нравственное начало, их интересы настолько меркантильны, а внутренний мир настолько беден, что они не в состоянии воспринять высокие глобальные задачи по сохранению цивилизации.

Вопросы духовности и нравственности слишком далеки от них, а для Космоса именно этические вопросы главные.

В отношении Ельцина нам пояснили, что его приход к власти не случаен. Сейчас его поддерживают массы, но придёт время, когда люди будут плеваться, говоря о его делах.

В настоящий момент он должен быть подвержен тем же порокам, какие преобладают в обществе, не должен отличаться от большинства людей, так как люди на самом деле не хотят светлого чуда и забросали бы его камнями, если бы оно вдруг появилось.

Ельцин точно соответствовал исторической ситуации, интеллектуальному и культурному уровню страны в целом. Страна практически всегда имеет такого правителя, которого заслуживает. Так и мы, что заслужили – то и получили…

..Ещё несколько важных моментов. В отчётах операторов-экстрасенсов указывалось, что человеческое сознание зреет трёхлетиями. Если человек сегодня рождает мысль, то её реализация произойдёт через три года. Отсюда и русская пословица: обещанного три года ждут.

Кроме того, как мы уже говорили, не надо стараться заглянуть в будущее – можно нарушить цепь событий и навлечь на себя несчастье. Заглядывающий в будущее сокращает свою жизнь, притягивает к себе болезни.

Вспомните: много будешь знать – скоро состаришься. Это не просто фраза, это – космическая реальность. Надо быть умнее, не гоняться за готовыми ответами, а логическим путём давать эти ответы самим.

И наконец, самое главное – закон равновесия. Любая система, любой объект должен стремиться к равновесию, как нормальному, исходному для себя положению.

Равновесие распределяется по синусоиде, человеческая жизнь и судьба как система – тоже синусоида: чем меньше амплитуда колебания в этой синусоиде, тем лучше мы пройдём по жизни. Меньше будет несчастий, срывов.

Для этого жизненная цель человека должна быть долговременной и в её основе должно лежать добро. Тогда интуиция, как компас, укажет наилучший путь для реализации цели.

Человеческая цель должна быть долговременной и иметь благородное начало.

Это первоначальное условие для того, чтобы человека поддерживали «оттуда», если оно есть, идёт энергетическое закрепление такой цели, человека энергетически подпитывают, дают ему силы для осуществления благородной цели.

Если же цель кратковременная, человек стремится к ней, бросает на её достижение все свои ресурсы, но как только цель достигается и происходит осмысление, что он дошёл до конечной цели, знак меняется с плюса на минус, и синусоида начинает идти в обратную, отрицательную сторону.

Компенсация энергии, взлёт синусоиды наступит, когда человек снова выстроит благородную цель. Этому, по моему убеждению, мы и должны следовать.

**

Параллельно парапсихологической программе в Федеральной Службе Охраны в России разворачивалась и действовала новая экстрасенсорная военная программа, крупнейшая из существовавших в мире до сих пор.

Её появление не было вызвано стратегическим противостоянием, а явилось естественной реализацией новых волнующих возможностей, открывшихся в результате падения гнёта марксистско-ленинской идеологии.

Эта программа началась в 1989-90 годах в Генеральном Штабе Вооружённых Сил СССР и не была посвящена исключительно экстрасенсорике. Её задачи были гораздо шире – исследование необычных возможностей человека, развитие его способностей, раскрытие его глубинных резервов.

Для создателей программы экстрасенсорика была всего лишь частью этого потенциала, всего лишь выражением необычных возможностей человека.

Этой программе оказали поддержку многие крупные государственные деятели, включая последнего премьер-министра СССР Валентина Павлова, нескольких секретарей Совета Безопасности, многих начальников Генерального Штаба, и ряд крупнейших учёных – академиков АН России.

Создатель этой программы, доктор технических и философских наук, генерал-лейтенант Алексей Юрьевич Савин расскажет о ней в следующей главе.


Б.К. Ратников


***


Источник.
.

Оценка информации
Голосование
загрузка...
Поделиться:

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Информация о сайте

Ящик Пандоры — информационный сайт, на котором освещаются вопросы: науки, истории, религии, образования, культуры и политики.

Легенда гласит, что на сайте когда-то публиковались «тайные знания» – информация, которая долгое время была сокрыта, оставаясь лишь достоянием посвящённых. Ознакомившись с этой информацией, вы могли бы соприкоснуться с источником глубокой истины и взглянуть на мир другими глазами.
Однако в настоящее время, общеизвестно, что это только миф. Тем не менее ходят слухи, что «тайные знания» в той или иной форме публикуются на сайте, в потоке обычных новостей.
Вам предстоит открыть Ящик Пандоры и самостоятельно проверить, насколько легенда соответствует действительности.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет. Прежде чем приступать к просмотру сайта, ознакомьтесь с разделами:

Со всеми вопросами и предложениями обращайтесь по почте info@pandoraopen.ru