Главная » История, Мировоззрение, Политика

Зарождение капитализма в Советском Союзе

09:33. 7 июня 2020 789 просмотров Нет комментариев Опубликовал:

Если когда-нибудь вы задавались этим вопросом, то позвольте вам представить статью Максима Лебского, где вы найдёте все необходимые ответы.

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение

1. Зарождение капитализма в Советском Союзе

2. «Шоковая терапия»
3. Формирование российского правящего класса
4. Стабилизация российского капитализма в 2000-е гг.
5. Инсайдерская рента
6. «Сырьевая супердержава»
Заключение

ВВЕДЕНИЕ

Самым популярным жанром статей, которые пишут российские левые публицисты, является критика на тему: «Причины кризиса социалистического движения в России».

Сайты левой направленности буквально завалены текстами, в которых подробно проанализирован каждый шаг в работе тех или иных организаций, формально выступающих с социалистических позиций.

Крайне часто критика приобретает натуральную форму полного разгрома целых партий или отдельных личностей. Перечень вменяемых грехов очень велик: невежество, лень, мелкобуржуазность, продажность и т.д., и т.п.

Чаще всего вся критика сводится к выводам о недееспособности левого движения в России, состоящего из «плохих и безграмотных активистов». На наш взгляд, аргументированная критика и самокритика – полезное и важное дело, так как отечественные левые активисты, действительно, многого не знают и не умеют.

Но возникает резонный вопрос, неужели столь кризисное состояние социалистического движения в России вызвано отрицательными качествами отдельных личностей, которые не могут построить сильные организации?

Неужели за 27 лет, прошедшие с развала Советского Союза, не возникло «правильных людей», способных поставить левое движение на ноги?

Современники часто склонны наделять свою эпоху какими-то уникальными свойствами: «Мы переживаем самое тяжелое время»; «У нас самая плохая молодежь» и т.д. Избегая таких шаблонов, нам важно понять специфику нашего общества. Российские социалисты склонны часто ругать друг друга, редко пытаясь вдуматься в объективные причины недееспособности социалистического движения в нашей стране.

Для того чтобы разобраться в причинах кризиса, мы должны ответить на ключевой вопрос: как возник и развивался современный российский капитализм?

Левое движение является зеркалом, отражающим тенденции развития капиталистической системы. В связи с этим понимание специфики российского капитализма – ключ к осознанию подлинных причин кризиса антикапиталистического и рабочего движения в нашей стране.


1. ЗАРОЖДЕНИЕ КАПИТАЛИЗМА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

В сознании многих людей существует миф о том, что капитализм в России возник на пустом месте, «упав с неба» в 1991 г. Ниже в тексте мы на основе цифр постараемся опровергнуть эту мифологему.

Невозможно понять современный российский капитализм, если не учитывать тот факт, что очаги капиталистических отношений стали развиваться уже в позднесоветском обществе. Речь идет не только об экономике, но и о культурных предпосылках. В определенном смысле в позднем Советском Союзе буржуазное сознание возникло до появления самого класса крупной буржуазии.

Идеологическая основа для создания советского варианта общества потребления была заложена в третьей программе КПСС, принятой в 1961 г. Исследователь Б. Кагарлицкий пишет об этой программе следующее:

"Ведь там «коммунизм» представляется исключительно в виде потребительского рая, своего рода гигантского американского супермаркета, откуда каждый гражданин может свободно и бесплатно тащить все, что удовлетворяет его «непрерывно растущие потребности». Культ потребления, встроенный в систему, ориентированную на непрерывное наращивание производства, должен был ее стабилизировать, придать ей новые стимулы, но на самом деле — разлагал ее" [1].

По итогам своеобразного общественного договора об отсутствии расширения гражданских прав в обмен на непрерывный рост уровня жизни, в Советском Союзе 1970-х гг. возникло общество потребления. Обуржуазивание сознания советского обывателя стало мощной идеологической предпосылкой возникновения капиталистического общества в России. Но все дело в том, что идеологическими предпосылками дело не ограничивалось.

Еще до формального начала перестройки, в Советском Союзе в рамках государственной экономики присутствовал теневой сектор. Он начал активно складываться еще в 1960-е гг. на волне возникшего дефицита некоторых потребительских товаров и «денежного навеса» [2].

Главным оплотом теневого сектора были Закавказские республики и Средняя Азия, где теневики уже напрямую контролировались местной номенклатурой [3]. Демонстративные репрессии против партийного руководства республиканских компартий не устраняли систему коррупции, пустившую глубокие корни во всех сферах управления.

Менялись действующие лица, но система коррупционных связей внутри партийной и хозяйственной бюрократии продолжала существовать и активно развиваться.

Производство средств производства находилось под полным контролем государства, но теневики занимали достаточно серьезные позиции в торговле предметами народного потребления.

Зарубежный исследователь Грегори Гроссман оценивает долю теневой экономики в ВВП СССР в конце 1970-х гг. в 7-8 % [4]. Экономист А. Меньшиков пишет о том, что на долю теневой экономики во второй половине 1980-х гг. приходилось 15-20 % ВВП [5]. Г. Ханин пишет об участии в теневой экономике десятков миллионов людей [6].

Но наряду с традиционным черным рынком, существовавшем на базе дефицита потребительских товаров, в СССР существовал административный сектор теневой экономики. Его суть характеризует Г. Явлинский:

"Государственный план не мог быть на 100% реальным, не мог предусмотреть всех деталей и неизбежных, часто неожиданных изменений. Отсюда возникала необходимость самостоятельной активности управленцев-менеджеров для решения поставленных перед ними задач.

Соответственно, параллельно логике плана возникала и действовала логика своеобразного теневого рынка, когда одни ресурсы и услуги обменивались на другие, иногда с прямой выгодой для участников обмена, иногда без таковой, но в любом случаем с осознанием ими своей власти над благами и возможностями, оказавшимися в их распоряжении
" [7].

Таким образом, в рамках позднего СССР существовал серьезный анклав неконтролируемого рынка, который в будущем станет одним из источников возникновения отечественного капитализма [8].

Для того чтобы этот анклав превратился в полноценную систему рыночных отношений был необходим качественный политический перелом в виде демонтажа всей советской политической и социальной системы. Перестройка как раз и была таким переломом.

Существует множество трактовок событий перестройки, согласно одной из самых популярных, перестройка была продуманным проектом М. Горбачева и его окружения, направленным на развал Советского Союза (современный активный сторонник данной позиции – А. Фурсов).

Некоторые историки (А. Шубин) или бывшие соратники Горбачева (Г. Арбатов) видят, в свою очередь, в перестройке уникальную, но упущенную возможность создания в России «гражданского общества». Как правильно замечает тот же А. Шубин, при рассмотрении горбачевских реформ многие исследователи часто объединяют три совершенно разных вопроса:

1) Система плановой экономики, исключающая негосударственные формы собственности на промышленные предприятия;

2) Монополия власти КПСС;

3) СССР как единое государственно-территориальное образование [9].

Можно вести продолжительную дискуссию на тему того, можно ли было сохранить единое государство на базе рынка, но фактом является то, что в номенклатуре были серьезные разногласия в преддверии перестройки как минимум по одному – первому из вышеназванных вопросов.

На начальном этапе реформ мы можем выделить три фракции внутри номенклатуры.

Первая фракция была представлена консерваторами, которые стремились всеми силами продлить эпоху Брежнева, уже после смерти самого Леонида Ильича.

Вторая фракция – модернизаторы плановой экономики, которые выступали за реформы без изменения социально-экономической базиса СССР.

Третья фракция – радикальные реформаторы, стремящиеся создать в СССР полноценную рыночную систему. Дело в том, что четко выделить вышеназванные фракции мы можем уже постфактум, зная все произошедшие события. В ходе самой Перестройки долгое время шла скрытая война между разными аппаратчиками, которые использовали общую терминологию официальной идеологии.

Политическое противостояние после 1988 г. поляризовало КПСС на два лагеря – «консерваторы» и «демократы». Основной вопрос касался того, насколько далеко зайдут рыночные реформы. Е. Лигачев(секретарь ЦК КПСС по идеологии) был лидером т.н. «консерваторов», стремящихся удержать СССР на рельсах плановой экономики.

«Демократы» в лице Б. Ельцина (первый секретарь Московского горкома КПСС) и А. Яковлева (заведующий отделом пропаганды и секретарь ЦК КПСС по идеологии, информации и культуре), взяли уверенный курс на полную реставрацию капитализма в СССР.

Видя данный расклад сил, Горбачев пытался маневрировать и занимать центристскую позицию, но в условиях обостряющегося внутреннего кризиса для создания сильного центра в политической системе СССР не было никаких предпосылок. Как справедливо замечает Т. Краус:

"Горбачёв всегда пытался занять центральную позицию как в партии, так и в стране, но никакого «центра» больше не было. Он дистанцировался от «ностальгических» коммунистов, будучи при этом на ножах с «демократами»" [10].

Поражение «консерваторов» в внутрипартийной борьбе носило неслучайный характер. У них не было внятной программы общественных преобразований, на основе которой они смогли бы консолидировать советское общество.

Лигачев, будучи соратником Горбачева по перестройке, предлагал постепенно реформировать экономику, сохраняя в руках КПСС все рычаги власти. Такие благие пожелания явно проигрывали силе и организованности радикальных реформаторов, которые боролись за полное изменение социально-экономического базиса страны, стремясь стать частью мирового правящего класса.

Маловероятно, что они хотели развала страны: её экономическое пространство могло обеспечить отечественной буржуазии неплохие стартовые позиции на мировом рынке. Просто объективный ход событий подталкивал республиканские фракции номенклатуры быстрее захватывать собственность и власть в условиях стремительно нарастающей дезинтеграции СССР.

Мы не будем рассматривать поэтапно всю перестройку, а остановимся на нескольких решениях, которые подготовили превращение России в капиталистическую полупериферию. Не соответствует фактам версия о том, что советская экономика к 1985 г. находилась в полной стагнации.

Тем не менее, в ней присутствовала определенная кризисная тенденция – непрерывное падение темпов роста экономики с конца восьмой пятилетки (1966-1970 гг.).

Таблица №1 [11]

По официальной советской статистике, темпы роста производительности общественного труда также начали падать после восьмой пятилетки:

1961-1965 гг. – 6,1 %,

1966-1970 гг. – 6,8 % (среднегодовые показатели),

1971-1975 гг. – 4,5 %,

1976-1980 гг. – 3,3 %,

1981-1985 гг. – 3,1 % [12].

Как отмечает Г. Ханин:

"Объективно оценивая состояние советской экономики в середине 1980-х годов, можно сделать вывод, что имелись реальные возможности преодолеть застой и надвигавшийся экономический кризис. Но для этого требовалось, опираясь на сильные стороны советской экономики, на основе объективного экономического анализа и оценки состояния общества выработать продуманный план преодоления кризисных явлений" [13].

Важно отметить возникновение зависимости советской экономики от экспорта углеводородного сырья. Ключевой датой, определившей постепенное встраивание СССР в мировой рынок, стал 1973 г. В результате решения ОПЕК, вводившего эмбарго на поставки нефти в страны, поддерживающие Израиль, цена барреля нефти подскочили с 3 долларов до 12 долларов.

В 1979 г. в связи с Исламской революцией в Иране и вводом советских войск в Афганистан цена нефти выросла с 14 долларов до 32 долларов. Руководители СССР решили воспользоваться конъюнктурой на нефтяном рынке и стали наращивать экспорт нефти и нефтепродуктов за рубеж.

В 1970 году СССР экспортировал 95,8 млн тонн нефти и нефтепродуктов. Из них:

нефтепродукты — 29,0 млн тонн

сырая нефть — 66,8 млн тонн.

1980 год 160,3 млн тонн. Из них:

нефтепродукты — 41,3 млн тонн

сырая нефть — 119 млн тонн.

1986 год186,8 млн тонн. Из них:

нефтепродукты — 56,8 млн тонн

сырая нефть — 130 млн тонн [14].

Из данных цифр мы видим увеличение разрыва между экспортом нефти и нефтепродуктов:

в 1970 г. разрыв в 2 раза,

в 1980 г. – в 3 раза.

Процент экспорта топлива и электроэнергии в общем экспорте увеличивается

с 15,6 % в 1970 г. до 52, 7 % в 1985 г. [15]

В связи с резким скачком цены на нефть и наращивания нефтяного экспорта в бюджет СССР начал поступать огромный поток нефтедолларов:

1970 г. – 1,05 млрд. долларов,

1975 г. – 3,72 млрд. долларов,

1980 г. – 15,74 млрд. долларов [16].

Увеличение углеводородного экспорта стало тем «спасительным решением» за которое ухватилось брежневское руководство. Открытие огромных нефтегазовых запасов в Западной Сибири в 1960-е гг. и скачок цен на нефть в 1970-е гг. позволило правящей номенклатуре отказаться от разработки системных реформ, которые бы предполагали внедрение автоматизированного управления, резкое увеличение производительности труда, развитие энергосберегающих и наукоемких технологий.

Это было прямым следствием вырождения верхушки КПСС. Она больше не имела стратегического видения будущего страны, а пыталась любыми способами оттянуть назревшие реформы. Член ЦК КПСС в 1980-е гг. Г. Арбатов вспоминал:

"В нем (экспорте энергоносителей – М.Л.) виделось спасение от всех бед. Так ли уж надо развивать свою науку и технику, если можно заказывать за рубежом целые заводы «под ключ»? Так ли уж надо радикально и быстро решать продовольственную проблему, если десятки миллионов тонн зерна, а вслед за ним и немалые количества мяса, масла, других продуктов так легко купить в Америке, Канаде, странах Западной Европы?

И я, и многие мои коллеги в конце семидесятых — начале восьмидесятых не раз думали, что западносибирская нефть спасла экономику страны… потом начали приходить к выводу, что одновременно это богатство серьезно подорвало нашу экономику: постоянно откладывались назревшие и перезревшие реформы"
[17].

Формированию такой ошибочной позиции, по мнению исследователя С. Ермолаева, также способствовало непонимание советскими экономистами современного им этапа развития мирового рынка:

"Совершенно необычная ситуация — открытие огромных нефтегазовых месторождений и многократный рост нефтяных цен на мировом рынке — вскоре стала восприниматься как естественный порядок вещей. В результате у государства появилось множество постоянных расходных обязательств, выполнять которые оказалось сложно" [18].

После завершения Второй Мировой войны в СССР начинается бурный рост городского населения вследствие урбанизации и развития промышленной индустрии. Каждое десятилетие численность городского населения увеличивается на 25-30 млн. чел. :

1950 г. – 69,6 млн человек,

1960 г. – 103,7 млн,

1970 г. – 136 млн,

1979 г. – 163, 6 млн,

1989 г. – 188,8 млн [19].

Институциональная основа советского сельского хозяйства в виде колхозов закладывалась в 1930-е гг., когда около 70 % всего населения проживало в деревне [20]. Экстенсивный рост сельского хозяйства за счет дешевого крестьянского труда был исчерпан к концу 1950-х гг. Последней формой экстенсивного роста сельского хозяйства стало освоение целины в 1950-60-е гг. (исторического максимума посевная площадь достигла в 1975 г. – 217, 7 млн гектаров) [21].

Но данный шаг позволил решать продовольственную проблему лишь в краткосрочной перспективе.

Для стратегического решения продовольственного вопроса в урбанизированной экономике нужна была интенсификация сельского хозяйства и значительное увеличение капиталовложений в него. И действительно, если мы взглянем на статистику, то можем увидеть значительное увеличение инвестиций, которые советского правительство тратило на интенсификацию сельского хозяйства.

В девятую пятилетку (1971-1975 гг.) в развитие сельского хозяйства и отрасли, обеспечивающие его развитие, было вложено 134,4 млрд. руб., в десятую – 175,2 млрд руб., в одиннадцатую – 204, 6 млрд руб., что составляло около 24 % от общих капиталовложений в народное хозяйство [22].

Проблема состояла в том, как распределялись эти средства. Сельское хозяйство еще в большей степени, чем другие отрасли экономики, страдало от общей тенденции всего советского народного хозяйства – неуклонного снижения фондоотдачи.

Выпуск товарной продукции на 1 рубль среднегодовой стоимости промышленно-производственных основных фондов

в 1970 – 100 %;

в 1975 г. — 95 %;

в 1980 г. — 81 %;

1985 г. — 69 % [23].

Фондоотдача (валовая продукция сельского хозяйства на 1000 руб.среднегодовой стоимости производственных основных фондов сельскохозяйственного назначения), руб. :

1970 – 1657 р.,

1980 г . – 735 р.,

1985 г. – 606 р., [24].

Это цифры говорят о том, что рост производительности труда значительно отставал от темпов роста фондовооруженности. Официальная советская статистика отражала этот факт, производительность труда медленнее всего росла в сельском хозяйстве, и после восьмой пятилетки этот рост сокращался :

1966-1970 гг. – 5,4 %,

1971- 1975 гг. – 4,0 %,

1976-1980 гг. - 2,6 %,

1981-1985 гг. – 1,5 % [25].

Было бы ошибкой сказать, что сельское хозяйство СССР находилось в полной стагнации, но его рост явно отставал от увеличения численности городского населения. Валовый сбор зерна:

1940 г. – 95,6 млн тонн,

1956-1960 гг. (в среднем за год) – 121,5 млн,

1961-1965 гг. – 130, 3 млн.,

1966-1970 гг. – 167, 6 млн,

1971-1975 – 181,6 млн.,

1976-1980 гг. – 205 млн,

1981-1985 – 180,3 млн [26].

Урожайность зерна (центнеров с гектара):

1940 г. – 8,6,

1956-1960 гг. (в среднем за год) – 10,1,

1961-1965 гг. - 10,2,

1966-1970 гг. – 13,7,

1971-1975 гг. – 14,7,

1976-1980 гг. – 16,0,

1981-1985 гг. – 14,9.

По объективным климатическим причинам, сельское хозяйство в СССР находилось в худших условиях по сравнению с Западной Европой и США.

Но вместе с тем советское руководство ставило задачу догнать и перегнать США по производству определенных продуктов на душу населения. СССР в 1980 г. был крупнейшим производителем ряда с/х продуктов : пшеницы, сахарной свеклы, ржи, ячменя, овса, картофеля, молока, яиц и другой продукции [27].

Но для достижения таких результатов СССР нужно было вкладываться на порядок больше ресурсов, чем соседним странам. По объективным причинам – суровый климат и падающая фондоотдача, рост уровня потребления советского общества явно не соответствовал росту производительности труда в сельском хозяйстве, что на фоне бурной урбанизации и уходе населения из села привело к серьезным продовольственным проблемам.

Испытывая продовольственные сложности, советское руководство с 1970-х гг. переходит к резкому увеличению закупок импортного продовольствия. Импорт зерна в

1970 г. – 2,2 млн тонн,

в 1980 г. – 27,8 млн,

в 1985 г. – 44,2 млн.

Удельный вес импорта в потреблении зерна:

1970 г. – 1,2 %,

1985 г. – 20,3 %.

Импорт мяса и мясопродуктов:

1970 г. – 165 тыс. тонн,

1980 г.- 821 тыс.,

1985 г. – 857 тыс. [28].

Удельный вес импорта в потреблении мяса:

1970 г. – 2,3 %,

1985 г. - 7,4 %.

Импорт рыбы и рыбопродуктов:

1970 г. – 39,7 тыс. тонн,

1980 г. – 182 тыс.,

1985 г. – 421 тыс.

Советский Союз утрачивал независимость своей продовольственной базы и попадал со временем в зависимость от потока нефтедолларов. Обрушение нефтяных цен в 1986 г. с 28 долларов до 14 стимулировал острый кризис в продовольственном снабжении крупных городов.

В ответ на сокращающиеся темпы роста новый генсек М. Горбачев выдвинул идею ускорения экономического развития. Ключевой составляющей программы перестройки стало т.н. ускорение роста советской экономики за счет увеличения основных капиталовложений в гражданское машиностроение и сельское хозяйство [29].

С помощью этого Горбачев предполагал решить две основные проблемы – стимулировать рост обрабатывающего производства гражданской направленности и решить продовольственную проблему.

Первыми шагами в рамках политики ускорения стали постановление ЦК КПСС «О мерах по совершенствованию управления внешнеэкономическими связями» и закон «Об индивидуальной трудовой деятельности» (1986 г.). Постановление позволяло министерствам и крупным предприятиям вести торговлю на мировом рынке.

ССЫЛКИ:

[1] Кагарлицкий Б. Реставрация в России. М.,2000. С. 23

[2] Часть денежной массы¸ хранящаяся у населения либо на банковских счетах, либо на руках лишь потому, что эти деньги не на что тратить, им не противостоит достаточная масса нужных населению товаров и услуг.

[3] Ханин Г. И. Экономическая история России в новейшее время: Экономика СССР в конце 1930-х гг. —1987 г. Новосибирск: Издательство НГТУ, 2008. С. 345

[4] Grossman G. The «Second economy» of the USSR / G. Grossman // Problems of communism. –1977. –Sept. –oct. –P. 35

[5] Меньшиков С. Анатомия российского капитализма. М., 2004. С. 23

[6] Ханин Г. И. Экономическая история России в новейшее время: Экономика СССР в конце 1930-х гг. —1987 г. Новосибирск: Издательство НГТУ, 2008.С. 348

[7] Явлинский Г. А. Реформы 1990-х и экономическая система современной России: генезис «Периферийного капитализма» // Экономический журнал ВШЭ. 2005. №. С. 85

[8] К чести некоторых советских экономистов, стоит признать, что еще до развала СССР у части из них было полное понимание всех возможных последствий дальнейшего развития и легализации теневого капитала. См. статью : Сергеев А.А. Пир состояться не должен //Альтернатива: выбор пути. Перестройка управления и горизонты рынка. М., 1990.

[9] Шубин А. Парадоксы Перестройки : Упущенный шанс СССР. М., 2005. С.8

[10] Краус Т. Перестройка и передел собственности в Советском Союзе: политические трактовки и исторические свидетельства

http://scepsis.net/library/id_2612.html

[11] Ханин Г. Надо ли защищать советскую экономику лукавыми цифрами ? // Пространство экономики. 2016 №. С.23

[12] Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М.,1987

http://istmat.info/node/9265

[13] Ханин Г. И. Экономическая история России в новейшее время: Экономика СССР и РСФСР в 1988-1991 годах. Новосибирск, 2010. С. 12

[14] Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М.,1987

http://istmat.info/node/9321

[15] Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М.,1987

http://istmat.info/node/9321

[16] Подробнее см.: Славкина М.В. Триумф и трагедия. Развитие нефтегазового комплекса СССР в 1960-1980е годы. М., 2002. С. 113-131.

[17] Арбатов Г. А. Человек системы: наблюдения и размышления очевидца ее распада. М., 2002. С. 313-315

[18] Ермолаев С. Формирование и развитие нефтегазовой зависимости Советского Союза // Московский центр Карнеги. М., 2017. С. 50

[19] Народное хозяйство СССР в 1990 г. (Статистический ежегодник). М., 1991.

http://istmat.info/node/443

[20] Население СССР : Справочник. М., 1983. С. 19

[21] Колхозы CССР (Краткий статистический сборник), М. 1988. С. 23

[22] Котц Д.М., Вир Ф. Путь России от Горбачева к Путину Гибель советской системы и новая Россия. М., 2013. С. 204

[23] Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М.,1987

http://istmat.info/node/9270

[24] Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М.,1987

http://istmat.info/node/9287

[25] Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1987

http://istmat.info/node/9265

[26] Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1987

http://istmat.info/node/9277

[27] Народное хозяйство СССР в 1985 году. Стат. ежегодник. М., 1986. С. 596-597.

[28] Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1987

http://istmat.info/node/9321

[29] В реконструкцию и техническое перевооружение производства планировалось вложить 200 миллиардов рублей капитальных вложений –больше, чем за предшествующие десять лет.


Максим Лебский


***


Источник.
.

Метки: ВВП, Горбачёв, демократы, ельцин, закон, история, капитализм, конкуренция, КПСС, партия, рынок, сибирь, советский, социализм, ссср, статистика, экономика, яковлев

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)