Главная » Мировоззрение, Политика

Величко М.В. Биосферно-социально-экономическая система как объект управления. Лекция №3.2

08:42. 22 июля 2019 285 просмотров Нет комментариев Опубликовал:

Ниже – стенограмма лекции М.В. Величко. Понятно, что устная речь не всегда гладко ложится на письмо. Просим учесть этот момент.

Биосферно-социально-экономическая система как объект управления

М.В. Величко

Лекция №3

…Прошлая лекция была посвящена биологическим основам. Главное было: некоторые особенности строения организма, некоторые особенности развития и информационно-алгоритмическое обеспечение в виде инстинктивных программ поведения, которые распределены по представителям обоих полов биологического вида «человек разумный».

В общем-то, всё кроме нашего лидерства по кратности отношения объёма, массы мозга взрослой особи к объёму, к массе мозга новорожденной особи – всё это свойственно и всем остальным биологическим видам. Есть инстинкты, есть разделение на два пола в большинстве.

Некоторые биологические виды гермафродиты. Но человек несёт культуру. Что такое культура? Ответы на этот вопрос и разные в разных традициях. Некоторые настаивают на том, что это культ у «Ра», то есть культ бога «Ра».


Ну, а если есть культ не «Ра», а какой-то другой культ. Это что, культура или не культура? Есть те, кто считает, что культура – это некая высокая духовность. Опять же, что такое духовность? Что такое бездуховность? Чем отличается высокая духовность от низкой духовности? Бывает ли отрицательная духовность?

В чём высоту духовности будем измерять и как? Вот такое непонимание культуры – это следствие того, что гуманитарные дисциплины, – они не являются продолжением естественно-научных дисциплин.

И более того, в «Я-центричном» мировоззрении и миропонимании, в котором предельными обобщениями являются Пространство и Время, как пустые вместилища вещественного Мироздания, пронизываемого Духом, вот в этом «Я-центричном» миропонимании содержательного ответа на то, что такое культура, что такое психика людей, как они связаны друг с другом, как психика связана с биологией человека, как культура связана с биологией человека в «Я-центричном» мировоззрении ответов на эти вопросы быть не может вообще в принципе адекватных.

Да, могут быть всякие разговоры на эти темы, могут быть системы обвеховывания проблемы и решений задач. Что такое «обвеховывание»? Это как вот в навигации. Мы не видим того, что скрыто под водой, но есть вешки, которые выставлены и судоводитель идёт, оставляя одни вешки по правому борту, другие вешки – по левому борту.

Какие-то вешки он должен обходить, оставляя их к северу, какие-то должен обходить, оставляя их к югу, востоку или западу. Но того, что находится под водой, он не видит. Ну, а если бы была возможность видеть рельеф дна, то как это видит в ясную погоду пилот самолета, то надобности в обвеховывании всяких навигационных опасностей не было.

Вот увидеть рельеф дна, образно говоря, позволяет переход к миропониманию на основе предельных обобщений или первичных различий, которые в Концепции Общественной Безопасности названы триединство Материя-Информация-Мера.

Исходя из такого миропонимания можно увидеть, что инстинкты – это информационно-алгоритмическая система определенным образом под определенные задачи, связанные с выживаемостью вида, его распространением, распределённая по представителям каждой популяции, по представителям полов.

Можно увидеть, что психика человека – это тоже информационно-алгоритмическая система, возникновение которой, пути развития, потенциал которой обусловлен генетически. И если смотреть на культуру с позиции миропонимания триединства Материи-Информации-Меры, то культура тоже предстаёт как информационно-алгоритмическая система.

Сам факт возникновения культуры, – он запрограммирован генетически для биологического вида «человек разумный». Но в таком понимании культура не является специфической видовой характеристикой человека.

Есть публикации, которые рассказывают о том, что зоологи американского университета Дюка изучали популяции орангутангов в Африке и обнаружили, что разные популяции отличаются некоторыми поведенческими особенностями, которые передаются от поколения к поколению и осваиваются представителями новых поколений на основе того, что они общаются со взрослыми.

Зоологи были удивлены этим фактом, поскольку выводы из этого факта таковы, что орангутанги – это тоже культурный вид. Он несёт определенную культуру, которая передается помимо генетического механизма биологического вида от одного поколения к другому.

И вот если с позиции триединства смотреть на систему взаимоотношений биология, культура, индивидуальная психика, то инстинкты и безусловные рефлексы – это биологическая врожденная компонента. Потенциал личностного психического развития – это тоже врожденная компонента, и он у нас не такой как у орангутангов.

Ну и далее, поскольку есть потенциал личностного развития, и он включает в себя интеллект и плоды интеллектуальной деятельности, то появляется культура как совокупность знаний и навыков, которые передаются от поколения к поколению помимо генетического механизма биологического вида «человек разумный».

Это вот определение культуры в Концепции Общественной Безопасности: культура – это вся информация и алгоритмика, то есть знания и навыки, которые передаются от поколения в поколение помимо генетического механизма биологического вида. И при таком понимании человек разумный и орангутанги, – они действительно оба культурные виды.

Но культуры, которые несут каждый из них, – они разные и по потенциалу развития, и по объёму информации и алгоритмики, которую можно заложить в их культуру. Но и каждый индивид – носитель какой-то части культуры, именно как информационно-алгоритмической системы.

Часть этой информации и алгоритмики локализована в индивидуальной психике. Другие части локализованы в индивидуальной психике других людей.

Но поскольку наш организм – это не только вещественное тело, это ещё некие биополя, то некоторая часть культуры записана на информационном носителе – биополе биологического вида «человек разумный» – там присутствует память, там присутствуют идеалы, то что устремлено в будущее.

И даже если мы всего этого не осознаём, то и наша генетика, и наша принадлежность к определённой культуре, – они обеспечивают доступ к этим массивам информации и алгоритмики через нашу психику, поскольку ключи к этому, – они некоторым образом записаны и в нашей генетике, и в результатах того, как мы осваиваем и развиваем культуру.

Культура связана с биологией. Как связана? В общем, генетический механизм любого биологического вида и человека тоже – это инструмент адаптации к внешней среде. Но если это инструмент адаптации, то возникают вопросы о параметрах его быстродействия.

Генетический механизм не может адаптировать биологический вид к изменениям внешней среды быстрее, чем в жизнь входят новые поколения. То есть его быстродействие ограничено, и он реагирует на медленно протекающие изменения.

Причём историки замечают, что, судя по всему, он реагирует упреждающе, потому что одним из предвестников воин в историческом прошлом было нарушение пропорции рождения девочек и мальчиков в семьях. Перед войнами мальчиков рождалось обычно больше, чем девочек, хотя в обычных условиях девочек рождается несколько больше, чем мальчиков.

Детская смертность среди мальчиков выше, и девочек оказывается избыточно много по отношению количеству юношей. То есть генетический механизм действительно работает, действительно реагирует как на совершающиеся изменения внешней среды, так и на предстоящие изменения. А теперь посмотрите на другую сторону вопроса.

Культура. Её несёт биологический вид. Та или иная популяция, которую историки, социологи обычно именуют народом культурно своеобразным обществом. Есть то, что называется традиции культуры. Нарушение традиций культуры пресекается самим обществом.

Ну и если культура в каких-то аспектах стабильна на протяжении жизни многих поколений, то это означает, что культура является фактором среды, под который тоже подстраивается генетический механизм биологического вида.

И то, что он подстраивается, это ставит перед вопросом: «Какие изменения в культуре целесообразны, для того, чтобы они как-то воздействовали на генетику и улучшали жизнестойкость, потенциал дееспособности человека, а какие изменения в культуре, и какие традиции надо искоренять для того, чтобы они не мешали дальнейшему развитию человека и не поддерживали процессы в биологической деградации человека.

Но в силу того, что биология, социология с политологией в традиционной культуре разорваны, эти вопросы даже не встают.

Но, если смотреть на них, это действительно очень жизненно важные и актуальные вопросы, на которые названные науки – биология, социология и политология –должны давать ответы, жизненно состоятельные ответы, и в соответствии с этими ответами должна строиться и политика государства, и общественное самоуправление, и функционирование каждого из общественных институтов, которые исторически сложились в культуре общества.

Но эта тема, – она, к сожалению, закрыта для обсуждения, и если ведущим телешоу предложить дискуссии на эту тему, то даже не надо запрещать эти дискуссии. Это настолько далеко уходит за пределы миропонимания нашего журналистского корпуса, что они даже не поймут о чём речь.

И вот это обстоятельство ставит нас перед вопросом о построении типологии культур. Типологий культур может быть построено много. Признаки, которые кладутся в основу типологии, тоже могут быть разные. Вспомните фильм «Кин-Дза-Дза».

Предлагается типология культур на основе цветовой дифференциации штанов – характерный признак. Что он даёт для понимания жизни общества? Ничего. Вот этот эпизод из «Кин-Дза-Дза», – он гротескный.

Но если вы обратитесь к нашим учебникам культурологии, то фактически вы увидите там тоже самое: не цветовая дифференциация штанов, что-то другое, но тоже то, что не характеризует культуру именно в аспекте её взаимосвязи и обусловленности с объективными закономерностями всех шести групп.

А типологии, на основе которых общество действительно может анализировать своё состояние, анализировать перспективы, если оно не изменит своего состояния, своего качества, рассматривать варианты дальнейшего [состояния], обусловленные тем, как общество изменит само себя.

В общем-то, вот это вот всё и должно лежать в основе типологии культуры. Но а для того, чтобы строить эту типологию культур, надо опять же понять: Что такое человек состоявшийся? Что такое человек несостоявшийся? Что такое человек деградирующий? Как должно быть организовано взаимодействие индивида в обществе, для того, чтобы общество пребывало в гармонии с Природой, включая гармонию цивилизации и биосферы?

Вот в зависимости от ответа на вопрос: Что такое человек состоявшийся? – вы получите ту или иную типологию культур. Если вы этими вопросами вообще не задаётесь, то вы сведёте типологию культур к тому, что на Украине всё строится вокруг борща и сала с горилкой, а в Узбекистане есть плов, там растут гранаты, люди ходят в ватных халатах в жару для того, чтобы солнышко не грело.

Ну, а какие перспективы? Наличие борща и сала объясняет как-нибудь ту трагедию, которая происходит на Украине вот уже в течение двадцати с лишним лет? Нет.

Даже если предположить, что есть некие глубинные связи между салом и менталитетом, то есть культуры, где свинина просто запрещена. Тем не менее, там происходит трагедия, аналогичная украинской, и подчас даже в более жёсткой форме. Пример чему – Ливия.

Поэтому, если говорить о типологии культур, то надо начинать с того, «Что такое человек состоявшийся?» Факта рождения в биологическом виде «человек разумный» для того, чтобы состояться человеком недостаточно. Недостаточно по той простой причине, что рождается жизненеспособный младенец.

Да, он несёт генетическую программу развития организма и психики личности. Но это программа не автономна, она работает в интерактивном режиме, то есть, во взаимодействии организма и психики, которую несёт организм со средой обитания, в которой находится ребёнок, в которой он растёт. И характер этого взаимодействия предопределяет то, что получится к моменту завершения работы генетической программы развития организма и психики.

Есть такой анекдот-байка. Ну, в общем, был такой биолог академик Лысенко. К нему создано предельно отрицательное отношение в официозе современной науки и предельно отрицательное отношение в публицистике околонаучной.

Тем не менее, я вам рекомендую почитать книгу Юрия Игнатьевича Мухина «Продажная девка генетика», поднять работы самого Лысенко и посмотреть, что в них сказано, и как это соотносится с жизнью и с последующим развитием биологической науки.

В общем, был такой анекдот, что Лысенко как-то раз задали вопрос: «Почему несмотря на то, что во многих культурах на протяжении тысячелетий существует обрезание, генетика не подстраивается под это, и младенцы рождаются необрезанными?»

Якобы Лысенко не дал ответа на этот вопрос. Ответ на этот вопрос в том, что есть некий стандарт, который хранится Ноосферой планеты. Этот стандарт допускает вариации, которые генетически могут закрепляться в потомстве.

И есть то, что стандарт не допускает, потому что если это допустить, то генетический потенциал развития данного вида будет существенно ниже. Поэтому сам по себе вопрос, при всей, казалось бы, его внешней остроумности, – он глупый вопрос.

Но поскольку даже Ноосфера планеты – это не высший уровень организации управления во Вселенной и то, что должно быть, от него довольно трудно уклониться, поскольку Попущение на уклонение, – оно не безгранично.

В общем, человек должен быть биологически здоров, и на основе этого биологического здоровья должен развиваться полноценно, отрабатывая генетическую программу развития. Если говорить о том, что должно получится на выходе.

То есть к моменту завершения работы генетической программы, то должно получиться то, о чём в Концепции Общественной Безопасности говорилось неоднократно: человек состоявшийся – это воля, реализующая познавательно-творческий потенциал под властью диктатуры совести. Воля понимается как способность подчинять самого себя и течение событий вокруг осознанной целесообразности.

Осознанная целесообразность вырабатывается тем творческим потенциалом, который дан человеку и вырабатывается в процессе освоения и развития творческого потенциала. Совесть – это врожденное религиозное чувство.

То есть Концепция Общественной Безопасности не предполагает того факта, что атеистическое мировоззрение и миропонимание адекватно.

Но поскольку Бог никого не насилует даже Истинной, то быть атеистом – это право человека. Но это право не ограничено во времени и кроме того оно несёт сопутствующие обстоятельства в виде необходимости расхлебывать последствия атеистического миропонимания как в жизни своей собственный, так и в жизни общества.

Вот если мы определяем человека как индивида, воля которого реализует творческий потенциал под властью диктатуры совести то вот эти вот три признака, – они должны лежать в основе типологии культур. То есть культуры различаются тем, как каждая из них относится к трём вещам: творческому потенциалу человека, к воле человека, к совести человека.

И если опять же смотреть на жизнь, на причинно-следственные связи, то приоритетность, – она всё-таки вот именно такая: творческий потенциал, воля, совесть.

Почему? Потому что, если человек живёт, то только творческий потенциал и интеллектуальная мощь и личностная культура чувств, как компоненты его творческого потенциала, они позволяют ему прийти к выводу, что-то в жизни и моей, и общества не так, как надо. Вот если этот вывод сделан, что что-то не так, то дальше неизбежны выводы о том, что жить надо по совести.

А для того, чтобы «жить надо по совести», тоже необходим такой фактор как воля. Осознание воли, – оно, в общем-то, проходит тоже в результате познавательно-творческой деятельности, и совесть, и воля осознаются как факторы жизни практически одновременно, если человек задумывается о том, что что-то в жизни не так, тем более, что в культуре много чего есть на тему совести и воли.

Но для того, чтобы жить по совести, требуется воля, которая подчиняет творческий потенциал диктатуре совести. Поэтому типологии культур действительно строятся на вот этих трёх признаках характеристических именно в такой последовательности: отношение к творчеству потенциалу, отношение к воле, отношение к совести.

Я употребил слово «отношение». Слово «отношение» обычно предполагает наличие субъектности, однако культура такой вот неделимой единоличной персональной субъектностью, – она не обладает. Поэтому слово «отношение» надо понимать в смысле математическом, как отношение одного объекта к другому, как информационно-алгоритмическое отношение.

Вот культура, как информационно-алгоритмическая система, – она несёт в себе некоторые стандарты отношений, характерные для того или иного общества к очень многим жизненным явлениям, разным явлениям как естественным: дождь, снег, погода в целом, климат; социальные отношения: папа, мама, дети, другие люди, общественные институты, которые есть в обществе, экономика, её параметры.

Ну, вот в таком смысле отношения к этим трём названным характеристикам, – они тоже существуют. И вот культура может варьироваться (отличаться разные культуры друг от друга) по отношению к трём названным характеристикам личности.

Есть культуры, которые безразличны по отношению к творческому потенциалу. То есть, если ты хочешь, ты можешь его осваивать. Ты можешь его как-то реализовывать. Тебе никто ничего плохого по этому поводу не скажет, но и поддерживать и хвалить, поощрять тоже никто не будет. Это твой творческий потенциал, твоё отношение к нему – это твоё личное дело, которое нас не касается.

Есть культуры, в которых право на творческий потенциал признается не за всеми. Вспомните фильм «Неоконченная пьеса для механического пианино», когда за механическое пианино садится простолюдин, начинает там долбать по клавишам, а пианино, в силу того, что оно механическое, естественно играет какую-то мелодию.

А аристократ, глядя на это выпученными глазами, произносит фразу: «Чумазый не может. Чумазый не может».

Это вот выражение того, что право на творческий потенциал в этом обществе признаётся только за элитой, все остальные не должны иметь творческого потенциала, либо, если толпоэлитаризм многоуровневой, то на нижних уровнях творческий потенциал вообще не должен осваиваться, либо позволительны какие-то узкие направления, а на высших уровнях творческий потенциал должен осваивается.

И если вы обратитесь к истории, то деятельность СС и гитлеризма в целом, – она была направлена на то, чтобы вырастить, сформировать некую сверхэлиту, которая будет обладать гораздо более мощным творческим потенциалом, чем остальные неполноценные в расовом отношении и будет превосходить их в дееспособности. Хорошо это или плохо?

Если соотноситься с тем, что я рассказывал в прошлый раз, то это просто культурные надстройки над инстинктами стадно-стайного поведения в аспекте выстраивания иерархии внутри стада-стаи. Причём сама по себе вот эта задача, – она некоторым образом противоречит биологии.

Почему? Потому что вожак в стаде-стае, – он не обязательно самый-самый-самый и превосходящий всех остальных особей по всем показателям, потому что в биосфере первейший признак, который характеризует того, кто становится вожаком – это быстрота реакции на какие-то события в жизни.

Быстрота реакции на угрозу, самая быстрая реакция, но в силу особенностей психики человека, у которого интеллектуальная мощь, чувствительность, – она у всех (хоть и есть статистика, но статистика локализована в довольно узком диапазоне параметров быстродействия) самая быстрая реакция – она самая примитивная.

Она хороша тем, что она самая быстрая – она может быть далеко не оптимальной, но она самая быстрая, и она позволяет решить некие задачи с приемлемым ущербом. А вот выработка лучшего решения, – она бы требовала большего времени и реализации этого лучшего решения, – оно [решение] могло бы быть и запоздалым по отношению к динамике развития ситуации.

Вот в силу этих обстоятельств сама по себе задача гитлеризма – выработать некую расу сверхчеловеческую в том виде, в каком она была предпринята, – она противоречила и социальным закономерностям и [закономерностям] культурологического характера, и биологическим закономерностям построения внутренней иерархии в стае в глобальных масштабах, хотя и проистекала из этой алгоритмики.

Есть такая штука, которая в истории получила название «либерализм». Декларативно вроде как творческий потенциал должен осваиваться.

Ну, пожалуй, самый такой активный вопль на эту тему – это произведение Алисы Розенбаум под псевдонимом Айн Рэнд: «Атлант расправил плечи», сборника «Добродетель эгоизма» и прочие произведения.

Но опять же, посмотрите, при всём гимне творческому потенциалу и творчеству людей общество поляризовано на творцов и быдло. Быдло должно быть благодарно творцам и по остаточному признаку довольствоваться тем, что дают творцы.

При этом как-то Алиса не уделяет внимание тому обстоятельству, что сами по себе творцы не могут заменить собой… творцы идей, творцы решений технологических, управленческих, иных, – они не могут заменить собой весь персонал, который работает на воплощение этих идей в жизнь.

А если в руки персонала, который по организации психики действительно не далеко ушёл от скота попадают мощные технологии, мощные объекты техники, то получается то, что уходит в афоризм «обезьяна с гранатой».

И такое отношение к творческому потенциалу, когда право на творческий потенциал, его реализацию признаётся далеко не за всеми членами общества, не за всеми детьми, которые рождаются – это убийственно. Но опять же, либерализму свойственно замазывать эту проблему, потому что указывать на недостатки других, это неправильно с точки зрения либерализма.

И с точки зрения и либерализма недоумок именуется словами – «альтернативно одаренный».

Да, в каких-то аспектах он действительно альтернативно одаренный, но делать вид, что проблема отношения к творческому потенциалу людей, к творческому потенциалу общества в целом в обществе не существует – это очень неправильно, и в перспективе это самоубийственно для цивилизации.

Сто один год тому назад состоялась Великая Октябрьская социалистическая революция, которую либералы порицают как ошибку истории.

Если почитать работы В.И. Ленина, почитать работы И.В. Сталина, то выяснится, что по отношению к творческому потенциалу задача революции была такой, чтобы каждый ребёнок, родившийся в этом обществе, получил достойное его образование, которое бы не привязывало его к какой-то одной профессии, что для того, чтобы стать коммунистом надо знать историю, быть широко эрудированным человеком, быть творцом будущего.

То есть по отношению к творческому потенциалу задача ставилась так, что творческий потенциал каждой личности – это общественное достояние, достояние всего народа, и соответственно каждый человек должен осваивать и развивать свой творческий потенциал, потенциал своих детей, а любое действие, направленное на подавление творческого потенциала, на его извращение, угнетение (хотя это и не было прописано в уголовном кодексе страны), тем не менее, если соотноситься с идеалами, которые провозглашали В.И. Ленин и И.В. Сталин – это преступление против всего народа, эквивалентное государственной измене.

Поэтому идеологии и творцы реформы системы образования, которая была осуществлена в девяностые годы, если соотноситься с этими идеалами, – подонки, фашисты, мразь редкостная.

Потому что действительно, если творческий потенциал каждого человека является общественным достоянием, то его реализация позволяет выявить и разрешить множество проблем, при условии, что с двумя другими признаками, положенными в основу типологии культур, тоже всё обстоит нормально.

Ну, вот представьте такую ситуацию, что творческий потенциал реализуется, появляются новые знания, новые технологии, новые психологические практики какие-то, а творец выдаёт всё это, и он безволен, то есть он не способен подчинять самого себя по своей инициативе никакой осмысленной им целесообразности.

Ну, в предельном варианте – это некая энциклопедия, воплощённая в организме человека, то есть сам он – пустое место, но, если вы к нему придёте, обратитесь с вопросом типа: «Слушай, а вот есть такой вопрос. Чего…?»

Он выдаст исчерпывающий ответ. Но если рядом с ним будет происходить катастрофа, которую он в состоянии предотвратить, потому что он обладает необходимыми знаниями и навыками либо может их выработать в темпе развития этой катастрофы, или, упреждая её наступление, – он ничего не сделает, а катастрофа разразится.

И вот в русском языке было очень чёткое разделение: раб и невольник. Но раб изначально – это не невольник.

Это не собственность другого человека, а это раб Божий, работник Божий на Земле. Ничего унизительного, порочащего индивида в этом понятии изначально не было. Человек по сути своей не может быть человеком, если он уклоняется от религиозности, хотя атеисты имеют по этому поводу иное мнение.

И вот если тоже посмотреть на историю, то общества, – они тоже разные, потому что то, что называется «тоталитаризм» – это когда право на волю имеет только верховный диктатор, все остальные – либо невольники, либо их воля должна быть подчинена воле верховного диктатора.

Последние лет 20-ть минимум, а то и 30-ть есть уйма любителей проводить параллели между третьим рейхом и Советским Союзом, настаивая на том, что Сталин и Гитлер – это два сапога пара. Такие карикатуры были в 30-е годы ещё при их жизни: ну, типа Сталин – в образе невесты, Гитлер – в образе жениха, и вот они вместе там куда-то под ручку топают.

Ну, а теперь, посмотрите, есть фильмы Лени Рифеншталь, он называется «Триумф воли», и фильм посвящён съезду нацистской партии, который проходил в Нюрнберге, если не ошибаюсь в 1934 году.

Но а если понимать психологию личности, то правильное название фильма – «Апофеоз безволия», потому что толпа подчинила свою волю фюреру, а фюрер, при ближайшем рассмотрении, просто одержимый, то есть он тоже не хозяин своей воли, если воля вообще есть. Поэтому картинка на тему о том, что воля фюрера ведёт народ, – это одно.

А реальность, – фюрер и народ – это совсем другое. И проблема именно в том, что наверху оказывается безвольный, им кто-то манипулирует по своей воле, все лояльные системы подчиняют свою волю или безволие фюреру. Те, кто с нею не согласен, – они неправильные; подлежат перевоспитанию в концлагерях, либо уничтожению как дефективные.

Поэтому вопрос о воле -– это тоже кардинальный вопрос, который характеризует жизнь общества, причём [вопрос] не о воле первого лица государства, а вопрос о воле всех и каждого в этом государстве, начиная от детей, которые осваивают свою волю и, кончая стариками, которые занимаются вознёй с внуками, правнуками и что-то от себя передают им как в своих рассказах, так и в играх.

Ну, и самое главное на уровне биополевого общения, то вопрос о воле, о том, что невольников в обществе не должно быть, – это действительно один из важнейших вопросов. Мы живём в такой культуре, когда вопрос о воле понимается как неразрешимость парадокса: «что хочу, то и ворочу».

Но если каждый будет воротить, что он хочет, то не возникнут ли конфликты этих самых частных воль, которые надо некоторым образом улаживать.

Если надо улаживать конфликты, то появляется ещё одна либеральная бредня на тему о том, что ваша свобода заканчивается там, где начинается свобода другого. А где заканчивается свобода одного, и начинается свобода другого?

В общем-то, вот эта вот фраза о том, что «ваша свобода заканчивается там, где начинается свобода другого», – она аналогична известной фразе из «Одесских рассказов» И.Э. Бабеля, что спрашивали: где кончается полиция и начинается Беня Крик? И на что умные люди отвечали, что там, где кончается Беня Крик, там начинается полиция.

Ну, а где проходит граница между полицией и Беней Криком? А граница, – она динамически перемещается от полиции до Бени Крика, и, опять же, в силу ряда обстоятельств, полиция оказывается менее дееспособной, чем Беня Крик. Но к этим обстоятельствам мы обратимся в одной из последующих бесед.

Но, опять же, посмотрите, вот если есть слово «liberty», которое в английском языке означает «свободу», а мы живём в России, у нас господствующий, наиболее распространенный язык – это русский. В русском языке есть слово «свобода».

То опять же возникает вопрос: «А почему у нас появилось слово «либерал» вместо того, что могло бы быть использовано слово свободолюбец? Почему не используется слово «свободолюбец», а используется слово «либерал»? Ну, и здесь вот этот вопрос – это один из вопросов, связанный с мистикой языка именно как средства управления матрично-эгрегориальными процессами.

И ответ на этот вопрос я начну издалека.

В общем, вы видели кинохронику времён Великой Отечественной войны. В большинстве случаев в кинокадрах носителем Катюши является американский трёхосный автомобиль «студебекер».

Ну, «студебекер» не очень был распространён в самих Соединенных Штатах, но надо отдать должное, что этот грузовик и фирма «Студебекер» внесла немалый вклад в обеспечение победы Советского Союза в Великой Отечественной войне и как транспортный грузовик, как артиллерийский тягач, и как носитель системы залпового огня «Катюша».

Фирма «Студебекер» перестала существовать, если не ошибаюсь, где-то 1969 – 1970 году. Но в её истории был интересный момент. В 1956 году они показали концепт-кар.

Концепт-кар назывался «Предиктор». В Достаточно Общей Теории Управления я вам рассказывал о том, что такое схема управления «Предиктор- Корректор». И есть основание полагать, что психодинамика американского общества, – она отреагировала на то, что автомобиль был назван «Предиктор» тем, что через двенадцать-тринадцать лет фирма рухнула.

Если бы автомобиль был назван как-то иначе, а не «Предиктор», то не исключено, что фирма «Студебекер» продолжала бы существовать до настоящего времени.

Это всё к вопросу о том, что слова – это, как сказал М. Горький, одежды, в которой предстают мысли.

Смыслы и предстают в упаковке из слов. Вот название «Предиктор», – оно затронуло недопустимые смыслы для американской толпо-элитарной культуры, и дабы эти смыслы не затрагивали, фирма была наказана, хотя возможно, что это не происки братанов масонов, а просто автоматическая реакция американской культуры, психодинамики их общества как информационно-алгоритмической системы, которая защищала себя от проникновения чуждых ей смыслов.

А теперь обратимся к тому, что такое «либерал» и что такое «свободолюбец»? Структура русского языка такова, что слово «свобода» является аббревиатурой: совестью водительство Богом данное.

Да, кто-то может сказать, что это всё ахинея, вздор, что мы вправе перед текстом написать далее чёрное означает – белое, а белое означает – чёрное и во всём последующем тексте именно так надо воспринимать этот смысл.

Но вот жизнь она устроена так, что в некоторых текстах такие вещи допустимы, в некоторых текстах такие вещи недопустимы, то есть вы можете придумать какой угодно идентификатор некоего смысла, как последовательность символов, как последовательность звуков и пользоваться им, и ничего не будет.

А можете назвать «горшком», то, что не является «горшком», и в итоге, когда-то это будет засунуто в печку вопреки поговорке «Хоть горшком назови, только в печку не суй», и будут большие неприятности. Вот, если «свобода» де-факто является обозначением смысла «совестью водительство Богом данное», а совесть – это врожденное религиозное чувство, то появление слова «либерализм» в русском языке – это агрессия против русской культуры, агрессия «либерализма» как «безсовестности», и противостоять либералам могут только «свободолюбцы».

А дальше типология замыкается. Если жить по-совести, то надо осваивать творческий потенциал. Если осваивать творческий потенциал, то надо осваивать волю и подчинять её совести.

Если жить по-совести и совесть – действительно врожденное религиозное чувство, то творческий потенциал под властью диктатуры совести разных людей будет взаимно-дополняющим образом взаимодействовать друг с другом в жизни общества и никогда не получится таких ситуаций, что воля одного, действующая в режиме «что хочу, то и ворочу», войдет в конфликт с волей другого человека, который тоже действует в режиме «что хочу, то и ворочу», потому что вот эти вот «хотелки», – они проистекают из совести, реализующей творческий потенциал, и они изначально в русле Вседержительности будут построены таким образом, что воли будут взаимно дополнять и поддерживать друг друга без всяких конфликтов.

Это в русском языке называется «соборностью». А вот типология культур, основанная на трёх вот этих признаках: отношение к творческому потенциалу, отношение к воле, отношение к совести и, соответственно, к стыду – это действительно типология, которая позволяет диагностировать пороки любых культур, которые существуют, позволяет вырабатывать

Праведные идеалы развития культур и позволяет правильно строить поэтапную политику реализации этих идеалов. Вот на этом сегодняшняя лекция кончается.

Спасибо за внимание. Всего доброго. До свидания.



М.В. Величко

***

Источник.
.
Метки: биология, Величко, Воля, генетика, ДОТУ, информационная, КОБ, концепция, Культура, нравственность, общество, русский, свобода, совесть, сталин, теория, управление, человек

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)