Новости Украины и Новороссии 20 мая 2017

3149 0

Перемирия на Донбассе не существует, — Меркель

Перемирия между сторонами конфликта в Донбассе на сегодня не существует.

Об этом на совместной пресс-конференции с президентом Украины Петром Порошенко заявила федеральный канцлер Германии Ангела Меркель.

«Мы должны сообщить, что перемирия на сегодня еще не существует и кроме того, еще минские договоренности не полностью выполняются», — сказала она.

По ее словам, во время встречи с Порошенко, в частности, будет обсуждаться гуманитарная ситуация в Донбассе.

Читайте также: В Европарламенте ответили Порошенко, требующему не пускать депутатов в Крым и Донбасс

«Верните мне ВК»: жители Днепропетровска устроили митинг

https://news-front.info/wp-content/uploads/2017/05/20-05-14.jpg

Сегодня, 20 мая, в Днепропетровске на Украине прошел митинг против блокировки российских сайтов Яндекс и Mail.ru, а также социальных сетей Вконтакте и Одноклассники.

https://news-front.info/wp-content/uploads/2017/05/20-05-13.jpg

На протестную акцию собрались около 30 человек, среди них преимущественно — молодые люди 15-18 лет. Участники митинга решили таким образом обратиться к власти и показать, что жители Украины — против блокировки российских социальных сетей.

Молодые люди уверены, что запрет социальных сетей не принесет никакой пользы.

Известно, что Порошенко ввёл санкций против социальных сетей «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также поисковой системы «Яндекс».

Украинцы обещали собрать новый Майдан. В Интернет-ассоциации Украины заявили, что на блокировку российских сайтов уйдёт $1 млрд.

Война в Чечне глазами командира танкового взвода

https://img-fotki.yandex.ru/get/15568/467598.c/0_124636_7fb0411f_XL.jpg

Война в Чечне глазами командира танкового взвода

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

http://ic.pics.livejournal.com/ymorno_ru/19736856/228264/228264_original.jpg

Старший лейтенант запаса Алексей Соколов родился 26 декабря 1972 года в городе Лосино-Петровский Московской области. Учился в городской школе № 1. В 1995-м окончил Челябинское высшее танковое командное училище. Служил в 15-й гвардейской танковой дивизии в Чебаркуле. Воевал в Чечне. Уволился в запас в 1998 году. Награждён орденом Мужества. Был представлен к награждению и вторым орденом Мужества, однако по каким-то причинам представление реализовано не было.

1. КАК ВСЁ ДЛЯ МЕНЯ НАЧИНАЛОСЬ

Начну сначала, опустив все подробности того, как попал в Чеченскую Республику. Напишу лишь, что был направлен в командировку из 239-го гвардейского танкового полка 15-й гвардейской танковой дивизии (Чебаркуль), в которой служил командиром танкового взвода. Соответственно – на аналогичную должность в танковый батальон 276-го мотострелкового полка. Это было в начале 1996 года. Выехали мы на Старый Новый год, по-моему, на поезде «Челябинск – Минеральные Воды». Ну, понятное дело, как проводили время в дороге… Из Минвод электричкой – до Моздока. Там просидели три дня – не было погоды. Тут я первый раз ощутил, что такое палатка без утеплителя и «буржуйка». Наконец, то ли 18-го, то ли 19 января транспортным вертолётом Ми-26 с группой бойцов, следовавшей, видимо, на пополнение 205-й мсбр (точно не помню), перелетели в Ханкалу. Бойцов высадили на Северном. Наша группа офицеров и прапорщиков состояла человек из двадцати, включая замполита 239-го гвардейского танкового полка подполковника Козлова, следовавшего на аналогичную должность в 276-й мотострелковый полк. Но не все ехали в 276-й, часть – в 324-й мотострелковый полк, тоже уральский.

В Ханкале нам сказали, что вертолёта до утра не будет и придётся ночевать здесь. Хорошо, что «направленец» (человек, который занимался пополнением, встречей офицеров, следовавших на замену), прикомандированный к штабу группировки, оказался моим однокашником. Точнее, вообще был у меня в училище заместителем командира взвода. Это Олег Касков, впоследствии Герой России. Он приютил меня, провёл как-то в штаб группировки, в комнату «направленцев». В Челябинском ВТКУ у нас с ним были неплохие отношения. Часто отдыхали вместе в увольнениях, когда учились на 3–4-м курсах.

2. НА МЕСТЕ

Утром вертолётом Ми-8 я прибыл в расположение 276-го МСП. Он тогда дислоцировался в районе населённых пунктов Автуры и Курчалой, примерно посередине между ними. Распределили меня в 3-ю танковую роту на должность командира танкового взвода. Командовал ротой капитан Валерий Чернов, который прибыл из Челябинского ВТКУ с должности командира курсантского взвода. Я командовал первым взводом, лейтенант Олег Касков (в командировке в Ханкале) – вторым. Лейтенант Влад Татаринов, тоже выпускник нашего училища, но годом раньше, командовал третьим танковым взводом. К моменту моего прибытия Влад, Олег и комроты Валера Чернов пробыли в Чечне примерно месяц-полтора и пока ещё не воевали. Влад ходил авианаводчиком с колонной снабжения полка (позднее я его сменил в этой роли). Мы первые, кто приехал на 6 месяцев официально, раньше ротация была через 3 месяца, но, бывало, и 4, и 5, и даже больше торчали.
Я сменил Серегу Битюкова, он тоже был командиром взвода курсантов в ЧВТКУ, старшим лейтенантом. Помню, отдал мне разгрузку и дополнительные магазины к АК и спросил: «Ты танк с «крючка» заводить умеешь?» Я говорю: «Умею» (мне на стажировке в Елани показали). «Значит, – говорит, – толковый». И дал мне ещё ключ для взрывателя ОФС, а потом и личный гильзоизвлекатель для ПКТ. Он вообще грамотный парень, всё мне показал, всё объяснил, мы с ним на танке по всем блокпостам полка (в пределах расположения) прокатились, я довольно быстро сориентировался в полку. Кстати, на одном из магазинов его АК было написано: «Любимому Джохарке от Серёги Битюкова».


3. МАТЧАСТЬ

Танки в батальоне – Т-72Б1. Примерно половина из них были довольно старыми машинами, ещё с первого Грозного. В 1-й танковой роте многие – без бортовых экранов. Командовал ротой Олег (фамилию, к сожалению, не помню). Во 2-й танковой роте, где командиром был Александр Самойленко, – там старых и новых танков было примерно пополам. 3-я танковая рота была полностью укомплектована свежими машинами с базы хранения 1985 года выпуска. Примерно за месяц до моего появления их в полк пригнали. Так что с ЗИПом проблем особых не было. В общем, повезло мне. Точное количество машин в батальоне не помню, что-то около 25. Полк был неполным. Было два мотострелковых батальона на БМП-1, танковый батальон – Т-72Б1, артиллерийский дивизион – 2C1, зенитный дивизион – несколько «Шилок»… Ну и роты…
Примерно через две недели началась операция, которая впоследствии получила название «Новогрозненская». От нашей роты требовались в сводный отряд 276-го МСП 2 офицера – командир роты и командир взвода. Поехали Валерий Чернов и я, а также 4 танка, в том числе танк комроты, 2-го взвода (моего), и танк 3-го взвода с катковым минным тралом. Я был назначен в ГПЗ – головную походную заставу. Впереди шёл танк с тралом. Он же был и дозорным. Потом ещё 2 танка и БМП. Затем основные силы рейдового отряда, точный состав не помню. Около 20 БМП и 10 танков, ИМР-2, БТС, топливозаправщики на базе КрАЗа, машины с боеприпасами.
Двигались днём, на ночь занимали круговую оборону, выставляли охранение. Примерный маршрут: Курчалой – Майртуп – Бачи-Юрт. При подходе к населённому пункту Майртуп подорвалась на фугасе БМП 166-й мсбр. Их колонна двигалась навстречу нашей колонне, я не доехал до места подрыва около 200 метров. Увидел шапку взрыва и приказал остановиться дозорному танку. Потом увидел на окраине «зелёнки» бронетехнику, доложил об этом и дал зелёную ракету, что означало «свои войска». Получив в ответ такую же, продолжил движение. Увидел подорванную машину, она лежала на своей оторванной башне, в днище – дыра около 3 квадратных метров, почти от борта до борта. Вокруг лежали бойцы, им оказывали помощь. Сильно ребят поломало, у одного были выбиты глаза (уже наложили повязку), а к ноге в качестве шины примотан автомат. Его сильно трясло, место вокруг представляло собой смесь грязи, масла, крови, патронов и какого-то мусора.
Эта картина чётко отпечаталась в мозгу, ведь это были первые увиденные мной боевые потери. Наверное, с этого момента я понял: война – это жестокость…


4. ПЕРВЫЙ БОЙ

Первый огневой контакт произошёл у населённого пункта Бачи-Юрт, немного выше села. Мы закрепились на МТС или какой-то иной ферме, вырыли окопы. Спасибо сапёрам – помогли: за весь рейд ни разу не откидывал лопату. С нами были ИМР (инженерная машина) и БТС, отрывку окопов для танков и БМП выполняли они. Впрочем, частично окопы там были, видимо, с предыдущих боёв. Их проверили сапёры на предмет наличия мин.
В общем, только встали, ещё продолжались инженерные работы, как в метрах 100-150 от опорного пункта разорвался дымовой снаряд или 120-мм миномётная мина. Помню, что комбат спросил арткорректировщика, он ли вызывал огонь, тот сказал, что нет. Последовала команда «К бою!», и все заняли свои места. Как оказалось, вовремя – тут же последовали два разрыва в расположении сводного отряда. Потерь не было, и все дружно куда-то постреляли, мой танк в том числе. Не знаю… Цели я не видел, не помню, кто давал целеуказания, но сказали, что видели вспышки за холмом. Определился где и долбанул два раза ОФСом в крону дерева с расстояния примерно 1.200 метров. Оба снаряда разорвались в кронах деревьев, выбирал я самые густые… Короче, по нам больше не стреляли. На следующий день пришли мулла и кто-то из администрации Бачи-Юрта. Просили не стрелять по деревне и ещё о чём-то. Насколько я понял, договориться не удалось, поскольку на дорогу Бачи-Юрт – Новогрозненский, который находился в 300 метрах (может, чуть больше) от опорного пункта (мой танк и танк моего взвода стояли фронтом к дороге), вышла толпа, преимущественно женщин, которые скандировали что-то типа требований вывода войск.
Не знаю, есть ли смысл описывать все эти психологические мероприятия, просто, на мой взгляд, они нас задержали, а может быть, просто не было приказа. Хотя дорога простреливалась и ночью. Естественно, по толпе никто не стрелял. Вечером они исчезали, днём мы выставляли блокпост на дороге. Честно говоря, я не помню, когда нас второй раз обстреляли – до или после прихода муллы. Но это произошло, по-моему, на следующий день. Группа офицеров – я, Валера Чернов, командир мсб, ещё кто-то – стояли за бруствером (по периметру, оборона была круговая), и внезапно я понял, что мы под огнём.
Мы были обстреляны группой боевиков численностью примерно 15-20 человек. Огонь из стрелкового оружия они открыли со стороны дороги, немного левее от простреливаемого участка, с небольшой высоты, которая господствовала над опорным пунктом. Мы среагировали довольно быстро. Помню, что я побежал к своему танку. Пока бежал, думал, включена ли «масса» и какое место занять. Снаряда в стволе не было, и открыть огонь из пушки оперативно я бы не смог. Поэтому решил занять своё штатное место. Нырнул в люк, расстопорил ЗПУ, развернул. Пулемёт был взведён. Прицелился (видел вспышки выстрелов) и нажал на спуск. Выстрелов не последовало. Взвёл ещё раз – опять тишина. Мне тогда казалось, что я всё делаю непростительно медленно… Схватил автомат, который лежал на броне, и открыл огонь. Выпустил «спарку». Попробовал ещё раз разобраться с «Утёсом». Помню, вставил один патрон, и он выстрелил одиночным. Затем вставил ленту, и пулемёт заработал. До сих пор не знаю, что было с НСВТ… Потом неоднократно проверял, он больше никогда не отказывал, может, его не надо взводить заранее?
Короче, пока я ковырялся, подоспели наводчик и механик-водитель. Они занимались обустройством землянки. Запустили двигатель, открыли огонь из пушки и спаренного пулемёта. На мой взгляд, как только танки открыли огонь, боевики сразу отошли, и я не уверен, достали мы кого-нибудь или нет. Стреляли мы снизу вверх по гребню сопки, правда, сразу за сопкой – на обратном скате – находилась «зелёнка» и её верх просматривался. Я посоветовал наводчику бить по «зелёнке». Несколько снарядов он положил вполне удачно. Наводчиком был Саня Эбель. В общем, потом ходила разведка – разведвзвод мсб, – сказали, что уходило человек 15-20 и кого-то или что-то тащили. Насколько я понял, определили по следам.
Второй танк моего взвода открыл огонь одновременно с моим, он находился правее. Основной ошибкой было то, что не назначили дежурных огневых средств, все занялись обустройством… Потерь с нашей стороны не было, бой длился примерно 20 минут. Время не засекал, а по внутренним часам в такой обстановке не сориентируешься.


5. ДВИГАЕМСЯ ДАЛЬШЕ

Примерно дня через три мы получили приказ двигаться дальше в направлении населённых пунктов Алерой и Центорой. Правда, позже я узнал, что Центорой вовсе не так называется. Другое его название – Хоси-Юрт. Но я буду называть так, как тогда мы называли, Центорой. Эти два населённых пункта составляли между собой практически единое целое. Мы пересекли дорогу Бачи-Юрт – Новогрозненский, оставив блокпост на ферме. Так что Бачи-Юрт находился на правом фланге, а Новогрозненский – где-то слева. Прямой видимости не было. Стоял сильный туман, в эфире появились первые сведения о противнике. Кто-то доложил, что несколько человек перебежали дорогу, по которой мы двигались. Так начался поистине самый долгий день в моей жизни…
Я действовал в ГПЗ, и, должно быть, туман и отсутствие у меня опыта – только 6—7 месяцев после училища и меньше месяца в районе боевых действий – сыграли свою роль. Я ошибся и встал на высоту, с которой просматривался Центорой, но не видно было Алероя. Меня вызвал командир МСБ… Кстати, он и сам не сразу понял, что ошиблись.
Короче, выяснили, что не туда встали. Надо было двигаться на соседнюю высоту, примерно в 1.300 метрах. Для этого необходимо было спуститься в лощину между высотами, а место, на которое мы встали, до этого занимало какое-то подразделение внутренних войск. Я так понял, ещё летом 1995 года… Окопы для бронетехники были, БТС выкопал ещё несколько, пехота тоже начала закапываться. Я шёл от КШМки к танку и пялился в карту. В этот момент по нам открыли огонь, как мне тогда показалось, со всех сторон. До танка было примерно 50 метров, и я рванул… Помню, что бежал практически на четвереньках, помню фонтанчики от пуль перед лицом, а как оказался в танке – не помню. Сразу понять, откуда ведётся огонь, я в тумане не смог, видимо, место было хорошо пристреляно. Приказал наводчику стрелять по соседней высоте – как раз по той, которую мы по замыслу должны были занять. Почти сразу доложил командир другого танка: «Вижу «духа». Говорю: «Мочи! Не докладывай!» Он был на другой стороне круговой обороны, давать целеуказание ему я не мог, да там и ротный был.
Их танки были расположены примерно в 70 метрах друг от друга и повернуты ко мне кормой. А выше по склону стоял танк 1-й роты почти параллельно моему танку, только немного выдвинут вперёд. Ниже стояли танк с тралом перпендикулярно моему танку, и ещё 9 БМП-1, КШМ, БТС и пара МТ-ЛБ миномётчиков и медиков – 131 человек личного состава вместе с экипажами… Всё это – по периметру.
Огонь по нам вёлся из стрелкового оружия, гранатомётов, миномётов. Пусков ПТУР в первый день не видел, видимо, не пускали из-за плохой видимости. Почти сразу появились «трехсотые» – услышал по связи. Потом услышал, что горит БМП. Сразу за кормой моего танка стояла БМП, в 10–15 метрах, окоп ей выкопать не успели. Развернул командирскую башенку и увидел, что БМП горит, из задних дверей поднимаются языки пламени. Мой «мехвод» Сергей Буза говорит: «Командир, может, закроем от огня «бэху»?» Отвечаю: «Давай, только непонятно, как прикрыть от огня противника – огонь-то ведётся с трёх сторон». В общем, сообразили, как прикрыть, долго суть объяснять. Короче, прикрыли…
Только встали в окоп, как сдетонировал боекомплект у БМП. Взрыв был такой силы, что одна из дверей врезала по бочкам танка ротного. Пустыми были бочки… Башню вместе с верхним листом корпуса покорёжило и отбросило на несколько метров, борта слегка разошлись. Да и нам с наводчиком досталось – весь день тошнило. Люки были приоткрыты. На торсионах болтались. Они встали на стопор. Потом загорелся МТ-ЛБ миномётчиков с минами, его столкнули БТСом с высоты. В том месте был довольно крутой спуск – метров 200. Он докатился до самого низа, погорел, подымил и погас.
Примерно к середине дня туман начал рассеиваться. Прилетела пара вертолётов Ми-24, прошла над нами, и как только она оказалась над позициями духов, по ним открыли довольно сильный огонь из стрелкового оружия и гранатомётов. Вертолёты шли на небольшой высоте. Они сразу взмыли вверх, отошли, развернулись и дали залп НУРСами по высоте. Насколько я помню, они сделали один заход и ушли вообще. Погода не способствовала применению авиации. Спасибо им, что отработали в таких условиях. С артиллерийской поддержкой тоже было не очень. Дело в том, что наша полковая артиллерия 2С1 доставала только до населённого пункта Центорой. И то на пределе. А до позиций боевиков на высоте не доставала вообще. Потом я узнал, что артдивизион пришлось выдвигать на 3 км из расположения полка, прикрыв его блокпостами. Постепенно выявили основные позиции противника. Они охватывали нас полукольцом. Основные позиции находились по той высоте, на которую мы должны были встать. Эта высота ближним краем подходила к нам на 500 метров, дальним – на 1.300 метров. Основная сеть окопов на обратном скате – это правый фланг и фронт – от направления движения нашего отряда. Кроме того, миномёт – за школой в Центорое, тоже справа, немного сзади. На левом фланге – насыпная дорога и лес за ней, примерно 400–500 метров. Там же, немного сзади, бетонный забор и две большие ёмкости за ним…
Мне тогда казалось, что этот день никогда не кончится…
Перегрузили снаряды из немеханизированной укладки в автомат заряжания. Я сменил наводчика Саню Эбеля – он вывихнул плечевой сустав, только не помню, в какой момент. Короче, пытался вправить прямо в танке, положив руку на рамку выброса поддона, не получилось. Он вылез и лёг на корму, благо огонь немного ослаб. Минут через 10 – всё это условно, времени я не чувствовал, – садится на место командира. Я ему: «Ну что»? Он говорит: «Сама на место встала». Мне очень повезло с личным составом, и я благодарен Богу, что мне, молодому лейтенанту, довелось командовать и воевать с такими людьми. Спасибо им огромное за смелость и отвагу, за понимание меня как командира! Спасибо тем людям, которые готовили их к боевым действиям в Чечне (СибВО). Стреляли и водили отлично, была практически полная взаимозаменяемость в экипажах, даже «мехводы» стреляли и умели включать СУО. Все были одного призыва, так что разногласий не случалось. Думаю, это одна из причин отсутствия потерь в тех боях, если не основная… Но я отвлёкся…



6. ВОЮЕМ…

Всех обстоятельств первого дня я не помню. Бой то разгорался с новой силой, то утихал. И так до вечера. Начало темнеть. Доставили боеприпасы на двух МТ-ЛБ с боевым охранением, пополнили боекомплект и наложили снарядов на бруствер окопа. Помню, что выгрузил снаряды, не все, конечно, из танка с тралом, который пришёл с колонной снабжения. Там был мой друг Эдик Колесников. В общаге вместе жили, ЧВТКУ, 1994 год выпуска. Командир взвода 1-й танковой роты. Эдик дал несколько глотков браги из своей фляги. И пока совсем не стемнело, они ушли обратно к Бачи-Юрту.
60-17-05-13Опять усилился огонь. Видимо, засекли движение. Он продолжался, пока совсем не стемнело. Я сменил наводчика, включил ночник ТПН 1-49. Днём-то видимость была не очень, а ночью – максимум 200-300 метров. Так, постреливали для профилактики из ПКТ, «духи» – тоже. Помню, что сон снился в зелёном цвете. Уснул прямо за прицелом. А проснулся от того, что кто-то долбил в крышку люка. Экипаж сожжённой БМП поселился у нас на трансмиссии, просили не спать. Меня сменил наводчик. Несколько раз стучали, просили танк завести: холодно… Мы менялись с 438-м танком. Командир – Павел Захаров. То он наблюдает, то мы. Вот так закончился первый день. Описываю я его столь подробно потому, что это, по существу, был первый мой серьёзный бой.
Дальше четыре дня слились у меня просто в череду событий. Усилился миномётный огонь, начались первые пуски ПТУР, вёлся огонь из АГС, наводчик срезал «духа» из ПКТ. Я грохнул двоих ОФСом: сами «прощёлкали» – утром был туман, потом внезапно видимость улучшилась примерно до 1.500 м. Стоят, куда-то вниз смотрят под ноги, ну я и шарахнул.
Пуски ПТУР были по танку первой роты, но неточно. Причину не знаю. Пусков было несколько. Ракеты попадали то в бруствер, то пролетали над башней – это уже во второй день. Потери были, по-моему, «трёхсотые». А самые большие потери принёс третий день. Был уничтожен наш миномётный расчёт – прямое попадание 120-мм миномётной мины в капонир. Итог: пятеро «груз-200» вместе с комвзвода. Ещё несколько человек получили ранения. Один скончался по пути в Ханкалу. Прапорщик, связист с КШМки, сидел на броне (зачем?), две гранаты ВОГ-17 (от АГС) разорвались на ребристом листе МТО, осколок попал ему в глаз. Перед эвакуацией успел с ним поговорить. Он спросил, что у него с глазом, – медик меня предупредил, чтобы я ничего не говорил. Я ему отвечаю, мол, не видно, повязка. Он просил отомстить. Мы с ним вместе ехали в Чечню в поезде в одном купе, коротали время за «рюмкой чая»… Серёгой зовут, фамилию, к сожалению, не помню. Думаю, отомстил за него…
Кроме того, в тот же день по моему танку очень плотно работал миномёт. Разрывы ложились рядом, пришлось маневрировать. Спасибо ротному. Валера Чернов подсказал, куда лучше встать. Кроме этого опять было несколько пусков ПТУР. Опять по танку 1-й роты, и опять мимо. Думаю, ему необходимо было позицию сменить. Боевикам надо тоже отдать должное, особенно их миномётчикам. Метко стреляли, чего, впрочем, не скажешь об операторе ПТУР.
Правда, я так и не смог его засечь. По проводам определил примерное направление. Конечно, если это были 9М113, то на дальности 3.500–4.000 его можно было засечь только в момент пуска. Думаю, именно на третий день произошёл перелом. Нам удалось выдавить «духов» на дальние позиции – 1.300 метров, отжать концы подковы, которой они нас охватывали. Впрочем, левый фланг очистили уже к концу первого дня. Только в этот первый день они в белых маскхалатах пытались приблизиться.
На четвёртый день (или к концу третьего – уже не помню) подтянули три штуки 2С3 – «Акаций» – из Ханкалы. И они открыли довольно точный огонь. Я сразу почувствовал разницу между калибрами 122 и 152 мм – эффективность в разы выше, на мой взгляд. Думаю даже о том, что «духи» отошли именно поэтому. Обнаружил на дальности 3.600 метров трёх боевиков. Они уходили в горы, спускаясь по склону со стороны Новогрозненского. Я взял упреждение, скорее, интуитивно. Показалось, что накрыл. Оценить результаты с такой дальности в прицел 1А40 довольно сложно, ведь выглядели духи чёрточками. В этот же день было ещё несколько пусков (3-4) ПТУР. Так что, наконец, попали в танк 1-й роты в левую сторону башни прямо в направляющие системы «Туча». Результат – покорёжены направляющие, разбита головка ночного прицела, наводчик и командир контужены… Но больше ничего. Нет даже следов кумулятивной струи! Получается, ПТУР попал, а струя нет? Когда говорят, что на войне чего только не бывает, не врут…
На пятый день ничего особенного не происходило: мы стреляли, они стреляли. Пусков ПТУР больше не было, хотя танк остался на том же месте. Прилетело несколько мин, вроде работал АГС. Потерь, кажется, больше не было. Вечером из-под Новогрозненского пришли мотострелковая рота с танковым взводом – 10 БМП-2 и три Т-72Б1 со средствами усиления: два «Василька», ещё что-то из 131-й (Майкопской) бригады. Начали долбить артиллерией, «Васильками», 120-мм минометами, из пушек 2А42. Порадовали на фоне «Грома»… Весь шестой день долбили. Утром «духи» ещё огрызались из «стрелковки», а потом, наверное, ушли. Высоту заняла МСР 131-й бригады.
На седьмой день приехали вэвэ-шники на двух БТР-80 – чистые такие, экипированные. Валера Чернов мне говорит: «Подойди!» Подхожу… Он на БТРе с подполковником из внутренних войск разговаривает. Мне подполковник говорит: «Мои сейчас в Центорой пойдут, прикрой с высоты, только сам. Мне твой ротный про тебя рассказал». Думаю: «Чего Валера там наплёл?» Говорю: «А зачем в Центорой-то?» Он говорит, да ещё серьезно так: «Прочесать надо, посмотреть, нет ли боевиков. Не подведи». А там наша пехота уже, наверное, сутки трётся, матрасы да одеяла тырят.


Смешно стало, подогнал танк, сел за наводчика, включил систему, вошёл в связь. Они одним БТРом с десантом туда попёрли, а у меня прицел запотел, да так, что вообще ничего не видно. Меня подполковник спрашивает, а я ответить не могу. У меня припадок смеха, даже не знаю, почему. Кое-как взял себя в руки, переключился на нашу частоту, говорю Косте Дерюгину (номер танка 431): «Поставь танк рядом с моим».
Короче, они, не спешиваясь, проехали по селу, по центральной улице, и вернулись. Поблагодарили и уехали. Вечером слушаем интерволну через радиостанцию. Настраивали приёмник на свою частоту, а приёмопередатчик – на частоту интерволны… Кстати, наблюдение: если настраиваешь приёмник, он ловит хуже, чем приёмопередатчик. Позже, когда работал авианаводчиком в составе колонны снабжения полка, замечал, что если работаешь с вертушками с приёмопередатчика, а с колонной – с приёмника, то стоит колонне растянуться – и уже головных машин не слышно… Так вот: в новостях говорят – сегодня внутренние войска после тяжёлых боев заняли населенный пункт Центорой. Ничего против ВВ не имею и понимаю, что именно они сейчас тянут основную лямку на Северном Кавказе, но тогда… Может, кто-нибудь ещё и награды за это получил? Но это на их совести…
А про прицел – думаю, что случилось? Выкрутил патрон осушки, сказал наводчику, чтобы силикагель просушил, посмотрел на головку прицела. Оказывается, осколок или пуля повредили. Попадание – в самый низ. Разбили стекло. Правда, видно в него было довольно неплохо, просто, наверное, герметичность потерял.
Кроме того, был посечён осколками ветровой щиток КТ и имелась вмятина от пули в одной из направляющих системы «Туча». Других повреждений на танке не было. Только после детонации боекомплекта БМП-1, о чём писал выше, весь танк был какой-то «копчёный», в мелком мусоре – кусочки пластин от аккумуляторов, пули, вылетевшие из гильз, ещё что-то… Кроме того, на второй или третий день боёв я лишился АК-74С. Он свалился с брони, и мы по нему проехали. Пришлось бросить его в ЗИП, а затвор отдать пехоте – у кого-то из них на затворе сломался боевой уступ.
Операция закончилась примерно через 2-3 недели. Простояли на этом месте ещё несколько дней, потом отошли к Бачи-Юрту. Там тоже простояли несколько дней на господствующей высоте. Вроде «шмонали» Бачи-Юрт, хотя, скорее, договорились с администрацией или старейшинами. Те сдали несколько автоматов. Потом то же самое в Майртупе. Затем в Курчалое. Где-то в начале апреля рейдовый отряд вернулся в базовый лагерь полка

Т-72Б1 Грозный,1995г.

7. ВЫВОДЫ

Поскольку мы прожили в танках около 2 месяцев, позволю себе дать некоторые рекомендации.

1. Если это холодное время года, а обогреватель боевого отделения, мягко говоря, «не соответствует», по крайней мере на танках Т-72, – можно сделать «кишку» из брезента. Просто отрезать длинную полосу (примерно 3 м длиной) и сшить проволокой с таким расчётом, чтобы получилась «труба» диаметром примерно 60-70 см. Одним концом закрепить её на жалюзи, а другой конец направить в люк командира и тоже закрепить проволокой. Но так, чтобы можно было быстро откинуть. Очень эффективно прогревает боевое отделение. И даже отделение управления. Можно пользоваться как на марше, так и на месте. Прогреваешь и закрываешь люки. Некоторое время вполне комфортно.
2. Спать удобнее всего на месте механика-водителя, хотя мне было вполне удобно и на месте командира. Для этого надо снять ограждение пушки (я как снял, так больше и не ставил) и все крепления немеханизированной укладки, сидение командира. Матрац стандартный армейский положить на полик, края матраца загнуть по краям (справа, слева) – места, конечно, мало, но мне удавалось лечь в полный рост на живот, ногами к ПКТ. Мои габариты: рост 170 см, вес 65 кг.
3. По боевому применению. Иногда необходимо иметь в боекомплекте как осколочные снаряды, так и фугасные. Можно заранее часть переключить на фугас и записать как БКС (кумулятивный). Только надо помнить, что после заряжания надо переключить баллистику обратно на ОФС, если нет БКСов. Впрочем, мы их и не брали, возил один БОПС в АЗ и один в ЗИПе всё время. На всякий случай. Ходили слухи, что у «духов» танк появился, но никто его не видел.
4. По приборам наблюдения. Всё время не хватало обзорности, хотелось вылезти и посмотреть. Если при действиях в горах это более или менее терпимо, то в движении и в городе становится почти критическим. При наличии навыков наблюдать, конечно, можно, но считаю, что командиру необходим панорамный прицел с адекватным ночным каналом.
По «ночникам» Т-72Б1. Не выдерживают никакой критики, можно констатировать только то, что они есть. Именно наличие ночных прицелов, на мой взгляд, останавливало противника от активных действий ночью. Это касается и прицела наводчика, и прибора наблюдения командира. «Ночник» «мехвода» можно оценить удовлетворительно, по крайней мере танк вести можно. За всё время не обнаружил ни одной цели ночью, хотя наблюдал довольно часто и долго.
5. По вооружению. Пулемёт ПКТ надёжный, только надо вовремя чистить. Отказов и задержек не было за всё время пребывания в Чеченской Республике. Случались в училище обрывы гильзы и отказ электроспусков, но это, как мне кажется, было связано с состоянием самих пулемётов. На мой взгляд, ПКТ эффективен до дальности 600 м, максимум – до 800 м. Дальше лучше работать из пушки. Это в боевых условиях. К слову, все уничтоженные из ПКТ боевики находились на дальностях до 500 м.
Пушка довольно точная, надёжная, мощность ОФС достаточна, но высокая начальная скорость и настильность траектории зачастую не позволяли уничтожить цель, находящуюся за бруствером. Боевики очень часто (и это не только моё наблюдение) выносили бруствер метров на десять вперёд, то есть попадаешь либо в бруствер, либо выше. Система дистанционного подрыва снаряда решила бы проблему (на Т-90 это реализовано в виде системы «Айнет», но насколько она эффективна – не знаю). А так приходилось стрелять либо в крону дерева (если есть поблизости от позиций боевиков), либо в опору линий электропередачи (но это попасть надо).
Пулемёт НСВТ – довольно надёжный, хотя один отказ был (описан выше), точен при стрельбе короткими очередями. Нужен пуленепробиваемый щиток, как на последних модификациях американского «Абрамса». Мне кажется, это эффективней, чем дистанционно управляемая ЗПУ, как на Т-80У и Т-90, но это моё личное мнение.

P.S. Вообще война – это плохо. Но для любого офицера, сержанта, солдата – это неоценимый опыт. Тем более удручает тот факт, что в связи с приданием армии «нового облика» большинство офицеров с боевым опытом уходит в запас. Кто будет людей учить?



См.также:

Танки в Чеченской войне

Грозный, 1995 год.

Сравнение танков Т-64, Т-80 и Т-72 (из личного опыта)

Промах разведки или предательство?

Ликвидаторы



Почти 40 российским артистам запрещен въезд на Украину

Украина запретила въезд в страну около 40 российским актерам и певцам за «незаконное посещение Крыма», сообщил глава Государственной пограничной службы Украины Виктор Назаренко.

«Что касается артистов и других публичных деятелей из России, которые посещали Крым. На сегодняшний день мы выявили их около 40 человек. Мы очень благодарны за ту помощь, которую нам оказывают неравнодушные граждане Украины и правоохранительные органы», — сказал Назаренко.

Назаренко уточнил, что речь идет о запрете въезда в Украину на 3 года. В этот список входят Лолита Милявская, Юлия Самойлова, Наташа Королёва, Николай Добрынин, Людмила Артемьева и другие.

Он также сообщил, что в 2016 году был запрещен въезд в Украину 5,4 тыс. иностранцам, из них более 1,2 тыс. — граждане России. В текущем году общее количество запретов на въезд уже достигло 2,5 тыс., 616 из них — граждане РФ.

При этом 19 мая в Запорожье выступил Dj List  из Москвы, который, начиная с 2014 года, нередко развлекает жителей Крыма.

Читайте также: Порошенко «перегнул с запретами»: как УПЦ МП спасли одним звонком

Петя, посади их всех

Проплаченная вата против мудрого Указа
Facebook – https://www.facebook.com/anatolijsharij
VK – https://vk.com/id26867380
Twitter – https://twitter.com/anatoliisharii
Instagram – https://www.instagram.com/anatolijsharij
Sharij.net – http://sharij.net/

Пока кондитер с Ангелой

От нормальных людей 545, 546, 547
Исключительно (!) по желанию: Яндекс: 410011924394697, PayPal: https://www.paypal.com/cgi-bin/webscr…

Польша усилит контроль на границах из-за украинского «безвиза»

https://news-front.info/wp-content/uploads/2017/05/20-05-04.jpg

Из-за «безвиза» Польша увеличивает количество таможенников на границе с Украиной.

Об этом сообщило министерство финансов Польши.

В Польше предполагают, что значительно возрастет количество желающих пересечь границу.

«В связи с запланированной отменой виз для граждан Украины министерство финансов планирует расширить штатную численность на польско-украинском отрезке государственной границы за счет дополнительных должностей учитывая прогнозируемые потребности и вероятный рост пограничного движения», – говорится в сообщении польского видомтсва.

Украинская полиция бессильна против копателей янтаря

https://news-front.info/wp-content/uploads/2017/05/yantar-1.jpg

Украинские правоохранительные органы не могут справиться с проблемой нелегальной добычи янтаря.

Об этом рассказал глава Нацполиции Украины Сергей Князев, признавший, что после задержания в Ровенской области высокопоставленных силовиков, крышеваших добычу янтаря, проблема никуда не делась.

«Официально в год наша страна добывает всего 5 тонн янтаря. На Гданськой же бирже в день продается 10 тонн. 99% этих продаж — нелегальный украинский янтарь», — говорит главный полицейский Украины.

Также он утверждает, что в селах Полессья, где есть залежи янтаря, практически все население участвует в его нелегальной добыче и противостоит правоохранительным органам.

«Приведу пример. На белом озере полиция нашла 25 помп. Начали их вывозить, поднялось все село, окружили. Полицейским машинам колеса прокалывают быстрее, чем их успевают менять. Стоит 100 крестьян, а полицейских четверо. И что дальше? Главное — ситуацию изменить, а не противопоставлять полицию обществу. Противопоставление заканчивается стрельбой. Меня почему туда назначили? При прошлом очень опытном руководителе противостояние полиции и населения привело к ранению около 10 полицейских. Сожжены машины, еле-еле собирали оружие, люди сами принесли», — пожаловался Князев.

Источник

Украинские боевики обстреляли ДНР в ночь на 20 мая

Карта обстрелов Украиной и столкновений в прифронтовой зоне Донецкой Народной Республики в ночь на 20 мая 2017 года.

— н.п. Коминтерново, 20:18, 19 мая;

— н.п. Спартак, 21:17, 19 мая;

— район н.п. Яковлевка, 20:09, 19 мая;

— н.п. Широкая Балка, 20:13, 19 мая;

— н.п. Зайцево, 20:06, 19 мая;

Украинский агрессор продолжает устраивать провокации и грубо нарушать Минские соглашения.

Источник — MilitaryMaps

Порошенко сегодня встретится с Меркель в Германии

https://news-front.info/wp-content/uploads/2017/05/merkel-poro.jpg

В субботу, 20 мая, президент Украины Петр Порошенко посетит с рабочим визитом Германию, где проведет встречу с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

Об этом сообщает пресс-служба украинского президента.

«20 мая Президент Украины Петр Порошенко с однодневным рабочим визитом в Германию по приглашению Федерального канцлера ФРГ Ангелы Меркель», — говорится в сообщении.

В ЕС ждут от Украины разъяснений по поводу блокирования интернет-сайтов

http://the-geek.ru/wp-content/uploads/2015/11/2-format2403.jpg

фото:the-geek.ru

ЕС до сих пор ждут подробные разъяснения от украинской власти, ЕС до сих пор ждут подробные разъяснения от украинской власти, “в том числе относительно временного характера санкций”.

Об этом сообщили в представительстве Европейского союза в Украине в ответ на запрос “Европейской правды”.

“Мы знаем о решении Совета национальной безопасности и обороны Украины заблокировать ряд российских онлайн-сервисов, включая популярные социальные медиа-платформы в Украине, в рамках ограничительных мер, принятых Украиной”, – заявил в комментарии ЕП Юргис Вильчинскас, руководитель отдела прессы и информации представительства ЕС.

Он также подчеркнул, что Евросоюз “слышал публичные заявления украинских властей, что решение было принято исходя из интересов национальной информационной безопасности и что за последние месяцы Украина стала объектом многочисленных кибератак и дезинформационных кампаний”.

“Мы признаем, что защита национальной безопасности является прерогативой украинского правительства”, – подчеркнул представитель ЕС. В то же время он добавил, что этих аргументов недостаточно. “Тем не менее, мы ожидаем, что власть должна гарантировать, что ограничительные меры, принятые по соображениям нацбезопасности, не имеют негативного влияния на фундаментальное право на свободу выражения мнения”, – подчеркнул дипломат.

Юргис Вильчинскас добавил, что в ЕС до сих пор ждут подробные разъяснения от украинской власти, “в том числе относительно временного характера санкций”.

В ООН назвали блокировку в Украине социальных сетей и сайтов “ограничением гражданских свобод”.

источник



Помощь ополчению Донбасса! Помощь армии Новороссии!

Украина запретила транзит продовольственных товаров через Приднестровье

https://cont.ws/uploads/posts/619490.jpg

Украина запрещает с 20 мая транзит продовольственных товаров через приднестровский участок молдавской границы.

Украина запрещает с 20 мая транзит через свою границу с Приднестровьем продовольственных товаров. Об этом на сегодняшнем заседании Совета безопасности ПМР сообщил министр сельского хозяйства Приднестровья Ефимий Коваль.

По его словам, вчера в Минсельхозприроды ПМР поступило письмо от Государственной ветеринарной и фитосанитарной службы Украины, в котором сообщается о запрете транзита.

В документе также отмечается, что транзит таких грузов в Приднестровье через территорию Украины будет осуществляться только по согласованию с Национальным агентством по безопасности пищевых продуктов Республики Молдова.

Инициатором данного запрета, как сообщается в письме, выступило Главное управление контрразведовательной защиты интересов государства в сфере экономики СБУ. По мнению украинских контрразведчиков, такое решение должно способствовать «локализации угроз национальной безопасности».

Ранее выданные разрешения на транзит через украинскую территорию продовольственных товаров в направлении Приднестровья с 20 мая будут считаться недействительными. 

При этом, по словам Ефимия Коваля, только за несколько месяцев 2017 года было подано 83 заявки на транзит через украинскую границу грузов, попадающих под фито- и ветеринарный контроль. В этом году через украинско-приднестровскую границу было перевезено более 6 тысяч тонн продовольственных товаров.

Также по словам министра, что в случае недопуска грузов в порт приднестровские экономические агенты “будут вынуждены хранить их на штрафплощадке и платить за простой груза на территории Украины”. В случае же сухопутного перемещения грузов через территорию Украины, предостерегает Ефимий Коваль, велика вероятность их возврата отправителю до урегулирования всех вопросов.

«С учетом нашей зависимости от внешних производителей продовольствия проблема очень серьезная», — отметил министр.

По словам Ефимия Коваля, запрет может коснуться не только товаров, которые поступают через территорию Украины транзитом, но и собственно украинских пищевых товаров, произведенных на её территории.

Каковы результаты введения внешнего управления на предприятиях ДНР?

1 марта 2017 года на 43 предприятиях в ДНР было введено внешнее управление. Под управление Минпромторга перешло 4 из них. Газета «Донецкое время» пообщалась с Министром промышленности и торговли  Алексеем Грановским, чтобы выяснить обстановку на подведомственных ему предприятиях и результатах внешнего управления за 3 месяца.

Производственная кооперация

– Алексей Иванович, четыре предприятия перешли с марта под внешнее управление вашего министерства. Начну, наверное, с риторического вопроса: тяжела шапка Мономаха?

– Нелегко, конечно. Мы не планировали, что в нашу сферу управления войдут еще четыре предприятия. Причем непростых. К примеру, концерн «Стирол» раньше формировал до 40% бюджета Донецкой области.

На то время на нем работало порядка четырех с половиной тысяч человек. На момент введения внешнего управления – 2 088.

Этих людей надо обеспечить зарплатой. И это при том, что такую громадину, как завод «Стирол», запустить в работу не очень-то и легко.

С учетом того, что он находится вблизи линии фронта. Кстати, та же ситуация и по Докучаевскому флюсо-доломитному комбинату – он расположен на передовой. А людей при этом нужно обеспечить работой. К тому же напомню, что комбинат – градообразующее предприятие для Докучаевска.

– Знаю, что есть сложные вопросы также по «Донецккоксу»?

– Здесь они иного плана. У нас есть коксующиеся угли. Вроде бы все хорошо.

Но, как оказалось, в 2012 году владельцем, «Метинвестом», была вырезана коксовая батарея. Получается, как такового предприятия нет. В разговоре с работниками завода выяснилось, что были проблемы с поставкой сырья, и в один «прекрасный» день предприятие перешло в режим холодной остановки.

В результате коксовые батареи пришли в негодность. И их разобрали. Мало того, другую часть заводского оборудования также начали вырезать на металл. Теперь мы восстановить завод после таких вот «рачительных» хозяев не сможем.

Но «Донецккокс» – это не только производство, а еще и социалка. Дом культуры, стадион, общежития. Поэтому мы вынуждены содержать это предприятие за счет других, работающих в Республике.

– Финансирование таких предприятий ложится на госбюджет?

– Государственные предприятия – это большая агломерация промышленных государственных предприятий, которые могут оказывать друг другу необходимую помощь. Или финансами, или материалами. Допустим, Горловский машзавод, который по объективным причинам мы не можем запустить. Мы оттуда часть незавершенки вывезли на «Донецкгормаш».

Получилось, что горловский завод оказал помощь сырьем донецкому. Когда горловчане запустят производство, дончане вернут им, так сказать, одолженное или в финансовом выражении, или материалами.

Такая кооперация идет по всем предприятиям. Первая зарплата была выплачена по всем нашим предприятиям таким же образом.

– Значит, деньги от хозяйственной деятельности одного предприятия пошли на оказание помощи другому, а не взяты из госбюджета. То, что вы сказали, очень важно. Сейчас циркулируют слухи: на зарплату работников предприятий, взятых под внешнее управление, чуть ли не пошли деньги, предназначенные для выплаты пенсий.

– Ни копейки на эти выплаты из госбюджета не было потрачено. В результате хозяйственной деятельности на счетах предприятий аккумулируются определенные деньги.

Пресекая саботаж

– Вы заговорили о «Стироле» и упомянули, что он находится на линии фронта. Сегодня здесь, мягко говоря, небезопасно запускать производство?

– Запуск этого предприятия в полном объеме на сегодня действительно невозможен. В технологическом цикле используется аммиак. Поэтому любой прилет на территорию завода может привести к экологической катастрофе. И не только в Донецкой Народной Республике. Хотя есть возможность запустить выпуск органики: удобрения, карбамид, лаки, краски. Над этим вопросом работаем вплотную.

Рассчитываем, что к концу лета число работающих на «Стироле» будет около 1 000 человек. Пока что фактически работают 82. Они и получили первую выплату.

До конца мая планируется, что работать будет порядка 300 человек. Соответственно, «Стирол» будет понемногу выходить на необходимые объемы производства. Исходя из реального положения дел.

Кроме этого, прорабатываются варианты работы на привозном аммиаке. Опять же в целях безопасности будем работать прямо с колес.

Сейчас директор «Стирола» Артем Сердюков вместе со специалистами завода эти вопросы прорабатывает. Могу сказать точно: «Стирол» работать будет, но не в полном объеме.

– Есть график зарплат по предприятиям, перешедшим под внешнее управление?

– Они теперь находятся в нашем юридическом поле, поэтому выплата производится в соответствии с республиканским законодательством. Аванс и зарплата. Допустим, на «Стироле» был выплачен аванс. В начале следующего месяца будет полная зарплата.

– Слышал, что имеется некоторое недопонимание ситуации со стороны владельцев «Стирола». Например, по их задолженности перед работниками по зарплате. И вообще, как бы вы охарактеризовали взаимодействие с владельцами?

– Взаимодействие как таковое они отвергли еще тогда, когда Глава Республики Александр Захарченко сказал, что им нужно перерегистрироваться на нашей территории до 1 марта.

Никто из собственников, включая ПАО «Концерн «Стирол», не захотел это сделать. Конкретно по «Стиролу». В январе и феврале этого года людям не выплачивалась зарплата. Во время представления нового директора у людей были вопросы: будут ли погашать задолженность и когда? Но сами понимаете, что задолженность эта украинского предприятия. Поэтому я предложил такой вариант.

Люди могут не увольняться, оставаясь в украинском правовом поле. Тогда через суд будет возможность стребовать с владельцев задолженность.

А к нам на республиканское предприятие устроиться по трудовому соглашению. Хотя возврат долгов украинскими собственниками довольно иллюзорен. Понемногу люди начали полностью переходить к нам.

Тут имел место саботаж со стороны руководящего состава завода. Они получали четкие указания от собственников препятствовать нам во всем.

Мы не могли получить ни инвентаризационные ведомости, ни документы по бухучету, ни штатное расписание, ни данные по остаткам на складах. Саботаж был, можно сказать, со всех сторон. Включая бухгалтерию.

– И как это выглядело?

– Человек получал указание нового директора. Затем проходил через приемную к заместителю директора, так сказать, из бывших и еще не уволенных. Там делались корректировки под нужды украинских собственников, выполняя которые этот человек фактически саботировал работу предприятия.

Сейчас ситуация изменилась в корне. И мы массово принимаем людей на работу.

– Помятую историю нашей страны, знаем какие меры в 1920-е годы применялись к саботажникам. Каковы методы воздействия на них в наше время?

– Ничего незаконного не делаем. (Улыбается.) Были написаны определенные обращения в Министерство государственной безопасности. Теперь эти вопросы уже в их компетенции.

Государственная стратегия развития

– Потребители продукции предприятий, перешедших под внешнее управление, расположены по большей части в России? Насколько понимаю, там эту же продукцию кто-то уже производит. Как выходите из этого стыка интересов?

– Пока что мы юридически являемся для России территорией Украины. Возможно, это неприятно слышать, но такова экономическая реальность. Соответственно, таможенные пошлины, другие виды налогообложения мы оплачиваем. Что, безусловно, сказывается на цене продукции. В сторону удорожания. В любом случае мы экономим на затратах на производство продукции.

У нас относительно недорогое электричество благодаря тому, что Глава Республики издал нормативный документ, запрещающий поднятие стоимости энергоносителей. Поэтому в этом вопросе имеется определенный выигрыш, но все же нынешняя юридическая ситуация остается сдерживающим фактором для повышения конкурентоспособности продукции.

Понятное дело, что законы рынка никто не отменял. Следовательно, тяжело вернуться в те ниши, которые были у наших предприятий до начала боевых действий.

Свято место пусто не бывает – их уже заняли другие. Чтобы вернуться на эти рынки, нам нужно предложить более качественную и менее дорогую продукцию.

На самом деле здесь не политический, а экономический вопрос. Поэтому наши предприятия находят всевозможные способы снижения себестоимости.

Если говорить в целом, то это ежедневный кропотливый труд всего народнохозяйственного комплекса Республики. В том числе и нашего министерства.

– Это та работа, которая не видна стороннему глазу?

– В основном именно так. У нас в министерстве создан координационный центр для коммерческой помощи. Ведь как на сегодня обстоит дело. Прежними собственниками были упразднены коммерческие службы на предприятиях. А заказы на продукцию конкретным производителям давали подразделения, сидевшие в центральных офисах.

Как следствие, на многих предприятиях, где введено внешнее управление, этим направлением попросту некому заниматься. Директора столкнулись с тем, что должны сами искать потребителей своей продукции.

Но они этим никогда не занимались. Да, мы обучаем, помогаем им. И все равно это не работа директоров. Поэтому сотрудники нашего коммерческого центра ежедневно работают над поиском путей реализации продукции. Участвуют в тендерных торгах в Российской Федерации, странах Таможенного союза.

Находятся в постоянном контакте как с нашими предприятиями, так и с возможными потребителями продукции. В общем, проводится громадная работа.

– Вот здесь и давайте поговорим о Юзовском металлургическом заводе. В начале лета, насколько знаю, планируется его запуск в работу. Реально ли это, исходя из сегодняшнего положения дел?

– В принципе, реально. Но у нас возникают вопросы с поставкой итальянских комплектующих. Там не очень, по нашим меркам, расторопно работают. Срок доставки колеблется от 8 до 22 недель! Других поставщиков мы взять не можем, потому что завод оснащен оборудованием определенных итальянских фирм.

вот теперь мы ждем, когда придут комплектующие, необходимые для запуска ЮМЗ в работу. Все проплачено. Нужно только получить и установить. Но уже сейчас вижу, что к концу мая – началу июня комплектующие к нам могут просто не успеть прийти.

– И снова о сбыте. Кто будет потребителем продукции ЮМЗ?

– Около 8 000 тонн в месяц будут реализовываться в Республике. Мы будем запускать производство высокоуглеродистой стали. Ее потребитель – «Силур». При полном обеспечении его потребностей это порядка 7–8 тысяч тонн в месяц.

– Из ваших слов надо понимать, что предприятия, взятые под внешнее управление, начинают понемногу кооперироваться с госпредприятиями, уже работающими в Республике? Входят в единое экономическое пространство нашей страны?

– У нас в Республике сложилась ситуация, которой по большому счету нет нигде. В собственность государства возвращается то, что было государством построено, а потом за гроши отдано в частные руки.

Александр Захарченко четко поставил задачу, что во главу угла поставлены государственные предприятия. При всех обстоятельствах у нас огромный конгломерат госпредприятий. Поэтому здесь мы говорим о государственной стратегии развития.

– На мой взгляд, в ближайшие лет десять базовыми в нашей экономике будут крупные госпредприятия. А вот мелкий и средний бизнес большей частью станет частным. Такое мнение имеет право на жизнь?

– Надеюсь, что такая тенденция сохранится. Опять же. Вокруг стабильно работающего крупного госпредприятия начинает развиваться мелкий и средний бизнес, обеспечивающий его комплектующими, расходными или иными материалами, предоставляющий какие-то транспортные услуги. Вот так во взаимодействии они совместно развиваются.

Поэтому, запуская крупное госпредприятие, мы прекрасно понимаем, что благодаря ему сможет поднять голову мелкий и средний бизнес.

Особый, донбасский характер

– Алексей Иванович, вы коснулись некоторых трудностей перехода предприятий под внешнее управление: оплата труда, взаимоотношения с собственниками. С какими еще сложностями сталкиваетесь?

– Большей частью это рынки сбыта готовой продукции. Произвести сейчас мы можем все что угодно. А за рынок надо бороться. Здесь требуется и высокое качество, и низкая стоимость, и коммерческая жилка.

Как бы мы ни хотели, но у нас все предприятия мощные, градообразующие, с переизбытком мощностей, с большим количеством работников. Некоторые из этих производств работают вполсилы, в четверть ее.

Для нас огромная победа, когда получается запустить предприятие на полную мощность. Но рынок сбыта – самая сложная задача, которая стоит перед нами. И здесь нам помогут только наш труд, наше умение.

– Все 25 лет украинизации всего на свете киевской властью упорно формировался и старательно поддерживался ею же придуманный постулат: наша продукция никому за пределами страны не нужна. Мы варим некачественную сталь, мы изготавливаем плохое оборудование на машзаводах и так далее. Вы находитесь, так скажу, внутри процесса республиканского производства. Да еще в условиях войны. Что вы можете ответить на такую критику?

– Дело не в промышленности, а в людях. У нас особый, донбасский характер. Думаю, никакого секрета я не раскрыл. (Улыбается.) На нашей земле живут труженики, высококлассные специалисты, патриоты своего края, целеустремленные люди. Так вот, эти особые люди могут всё. Поднять с ног предприятие, выпускать высококачественную продукцию.

Читайте также: Порошенко «перегнул с запретами»: как УПЦ МП спасли одним звонком

Источник: Газета «Донецкое время»

Киев развязал «интеллектуальную войну» с Россией для продвижения зарубежных IT-компаний — мнение

Запретом использования российских программ автоматизации деятельности организаций госсектора и муниципального управления украинские власти решили расчистить дорогу на внутренний рынок менее конкурентоспособным зарубежным аналогам.

Такую уверенность ДАН высказал кандидат наук, завотделом социальной экономики Института экономических исследований Донецкой Народной Республики Артем Крамаренко.

«Большую опасность представляет запрет на интеллектуальные продукты, которые обслуживают реальный сектор экономики, в частности, программы „1С“, „Парус“. Не исключено, что таким образом расчищается дорога импортным аналогам.

Фактически налицо „интеллектуальная война“ и неприкрытое лоббирование интересов иностранных IT-компаний в кириллическом сегменте интернета», — отметил экономист.

По мнению Крамаренко, такое решение могло быть принято в связи со значительным увеличением популярности российского программного обеспечения в данной сфере, что составляло в последние годы сильную конкуренцию иностранным аналогам.

«К сожалению, эти действия лишний раз подтверждают последовательную и системную работу в Украине по разрыву в прошлом единого экономического пространства», — добавил он.

Другой донецкий эксперт, доцент кафедры международной экономики Донецкого национального университета Андрей Грузан назвал блокировку российских социальных и поисковых сетей попыткой ввести цензуру и «отгородить жителей Украины от мира забором».

«Руководство Украины в очередной раз себя дискредитировало», — подчеркнул Грузан.

Он считает, что запреты не дадут Киеву нужного результата, поэтому их влияние оказалось минимальным.

«Санкции носят исключительно точечный характер, и не призваны подорвать экономику страны в целом. В большей степени страдают страны, их вводившие», — добавил собеседник агентства.

Напомним, что 16 мая президент Украины Петр Порошенко ввел в действие решение СНБО о запрете российских социальных и поисковых сетей «ВКонтакте», «Одноклассники», «Яндекс» и «Mail. Ru».

Под запрет также попала популярная бухгалтерская программа 1С и ряд российских IT-компаний, в том числе производители антивирусного программного обеспечения.

Читайте также: Порошенко «перегнул с запретами»: как УПЦ МП спасли одним звонком

Украина ведет политику тотальной информационной блокады, — Минсвязи ДНР (ВИДЕО)

Министр связи ДНР Виктор Яценко заявил, что украинское руководство ведет в отношении населения Республики и своего народа политику тотальной информационной блокады, что вылилось в запрет популярных среди украинцев российских интернет-ресурсов и попытки прекращения вещания средств массовой информации России, Луганской и Донецкой Народных Республик. 

«Это является продолжением политики Украины по изоляции собственного населения от информации и по формированию некоего вакуума вокруг ситуации в Донецкой Народной Республике», — отметил министр.

По его мнению, ярким примером тому является массированный артиллерийский обстрел украинскими силовиками Тельмановской телевизионной станции в ночь с 16 на 17 мая 2017 года, из-за чего было повреждено передающее оборудование и прекращена трансляция российских и республиканских телерадиоканалов для граждан Республики, а также населения подконтрольной Украине территории Волновахского района и города Мариуполь.

Также Яценко отметил, что работа Тельмановской станции в ближайшее время будет восстановлено в полном объеме.

Читайте также: Порошенко «перегнул с запретами»: как УПЦ МП спасли одним звонком

Я хочу помочь Навальному

Или плохие и хорошие олигархи

Facebook – https://www.facebook.com/anatolijsharij
VK – https://vk.com/id26867380
Twitter – https://twitter.com/anatoliisharii
Instagram – https://www.instagram.com/anatolijsharij
Sharij.net – http://sharij.net/

В Одессе задержали женщин с георгиевской ленточкой

Украинские националисты в Одессе на Соборной площади обнаружили машину, к которой была прикреплена георгиевская ленточка. Они спустили колеса и требовали снять ленточку, довели молодых девушек до слез.

После чего укрофашисты вызвали полицию, которая должна была оформить так называемое правонарушение.

Владельцами транспортного средства являются две женщины, приехавшие из Молдавии.

Оценка информации
Голосование
загрузка...
Поделиться:

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Информация о сайте

Ящик Пандоры — информационный сайт, на котором освещаются вопросы: науки, истории, религии, образования, культуры и политики.

Легенда гласит, что на сайте когда-то публиковались «тайные знания» – информация, которая долгое время была сокрыта, оставаясь лишь достоянием посвящённых. Ознакомившись с этой информацией, вы могли бы соприкоснуться с источником глубокой истины и взглянуть на мир другими глазами.
Однако в настоящее время, общеизвестно, что это только миф. Тем не менее ходят слухи, что «тайные знания» в той или иной форме публикуются на сайте, в потоке обычных новостей.
Вам предстоит открыть Ящик Пандоры и самостоятельно проверить, насколько легенда соответствует действительности.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет. Прежде чем приступать к просмотру сайта, ознакомьтесь с разделами:

Со всеми вопросами и предложениями обращайтесь по почте info@pandoraopen.ru