Главная » Актуально, Видео, Война миров, Самое самое, События Настоящего

Глава 2. Истинная суть исторической катастрофы России конца ХХ столетия. Сокрытое предтече исторической национальной катастрофы России.

15:34. 3 ноября 2016 3685 просмотров 18 коммент. Опубликовал:

МЫ УПРАВЛЯЕМ В СИЛУ НАШЕГО ПОНИМАНИЯ, НО И НАМИ УПРАВЛЯЮТ, В СИЛУ НАШЕГО НЕПОНИМАНИЯ!

УПРАВЛЯТЬ СОБОЙ

ПОЭТОМУ

 

ЧЕЛОВЕК НЕ ДОЛЖЕН СЛЕПО ДОВЕРЯТЬ ВСЕМУ, ЧТО ЕМУ ПЫТАЮТСЯ НАВЯЗАТЬ, ОН ДОЛЖЕН НАУЧИТЬСЯ ВСЕГДА, ВИДЕТЬ СВЯЗЬ МЕЖДУ ПРИЧИНОЙ И СЛЕДСТВИЕМ, ТОЛЬКО ТОГДА ОН СМОЖЕТ УБРАТЬ ВСЕ ПОМЕХИ НА СВОЕМ ПУТИ!

Всякий разумный человек современности не мог не обратить своего внимания на тот факт, что две исторические катастрофы за одно столетие для одной страны, – это уже не историческая случайность, а инициативно навязанный извне целеустремлённый процесс разрушения всех основ всякого организованного бытия, инициированный и воплощенный не по вине и желанию народов этой страны!

Не лукавое воспевание «героических» заслуг через театрализованную ложь исторических самозванцев и лжепатриотов, а глубокое осознание истинных первопричин и последствий от всего содеянного с Россией в конце ХХ столетия, позволит привести душевное состояние её исторических коренных народов в упокоенное откровение и, освобождённое от исторической грязи, состояние.

Ибо только через таковое общенародное душевное откровение и очищение, Россия может обрести прощение перед своей свершившейся с ней историей и, поднявшись с колен нынешнего подневольного рабского унижения, воссоздать прежнюю созидательную силу и мощь, обрести свою истинную функцию лидера с переходом на новую ступень развития цивилизации, обеспечив будущее своим потомкам, т.е. воссоздаваемому Человечеству. Всё иное, – есть уготованная быстрая гибель России вместе с её коренным народом, ликвидация всякого основания для бытия будущих потомков!

Спасти Россию может только нынешнее поколение, либо мы сейчас её отстоим, либо за нами не будет её будущей истории! Какие-либо интересы личностного характера в данный исторический момент категорически исключаются, как на управляющем, так и на общем исполнительском уровне! Только соборность, поскольку иного пути нет!

Историческим коренным народам России нужна чистая правда, насколько бы она ни была горька, ибо только она воссоздаст состояние единения нации, веру и всепобеждающую мощь России! Именно этого и стараются не допустить наши внешние и внутренние враги, устремляя все свои лживые ухищрения и сокрытые усилия, особенно через деятельность большинства нынешних чиновников прозападного служения и других любителей алчной наживы, превративших Россию в поле для своей неуёмной добычи.

Для покаяния необходима истина обо всём реально свершившемся. Этого больше всего остерегаются организаторы и исполнители проведённой неолиберальной реформы и по этой причине покрывают свои разрушительные следы ложью в любом её возможном проявлении, при этом, не гнушаясь применения властного насилия и откровенного предательства. А была ли эта реформа вообще, как таковая, или это было что-то другое? Прошло уже почти два десятка лет, но до сей поры этим организованным против России действиям не дано реальной оценки, более того, до сих пор реформаторы даже не могут выразить самой идеи, т.е. в чём конкретном должна была бы заключаться эта реформа, в какие временные рамки должна была бы быть обрамлена. Даже в настоящий момент продолжается безумствующее повизгивание реформаторов о преимуществах каких-то «рыночных отношений» в России, о вменении и единственной «исторической целесообразности» каких-то не существующих либерально-демократических основ организованного бытия людей, которые уже давно отвергнуты самими европейскими авторами, ибо ими признана эта идея, как временное помутнение разума, как бессмысленное прошлое, т.е. ошибка. И наконец, кто ответит за все последствия организованной исторической катастрофы России?

Вскрыть всю истину потребуется немало времени, но и это под силу нашим потомкам. А наша нынешняя задача состоит в том, чтобы проявить весь сокрытый от людей истинный ликвидационный замысел действий организаторов и исполнителей. Для этого необходимо проявить неведомую ими ранее программную скрытую управляющую его суть, которая и позволила воплотить всё вменённое или задуманное через исполнительный сущностный процесс и уготовила все необходимые исполнительские обстоятельства, способствующие разрушению системных устоев организованного бытия народов СССР, лишив коренные народы России всякого основания на будущее.

На основе реально проявленных событийных состояний подготовки, воплощения и последствий от «проведённых неолиберальных реформ», нам предстоит определить необходимые условия и обязательные внутренние и внешние обстоятельства для возрождения России, как обязательное комплексное её будущее состояние, необходимое для перехода на новый уровень цивилизационного развития – Человечество, обладая в будущем наделённой функцией мирового Лидера.

Время таковой экспертной исторической истинной оценки пришло!

 

2.1. «Стратегический замысел реформы» конца ХХ столетия есть сокрытое предтече исторической национальной катастрофы России.

Масштабное изобилие дифирамб, посвященных организаторам и исполнителям неолиберальных реформ конца ХХ столетия, воспевание их сомнительной «выдающейся» исторической роли всеми средствами продавшейся массовой информации, тяжелым бременем информационного насилия легли на разрушающееся ослабленное общественное самосознание исторического коренного населения России. Будучи подверженными наивному доверию к своим государственным руководителям, исходящему еще с времён и платформы коммунистической идеологии, общественное самосознание коренных народов не позволило поверить в то, что их предали и повели на ликвидационное разрушение бытия с их же молчаливого согласия и непротивления, поскольку таковое состояние подчиняемости было, как норма повиновения и привычного поклонного состояния этого поколения.

К великому сожалению в это же время, осознавая всю губительную катастрофичность последствий от свершаемого, недостойно и непатриотично повела себя основная часть научной и общественной элиты страны. Именно она была ответственна за судьбу страны через требуемую от них направленность и уровень формирования общественного сознания и познания вцелом, особенно, в сфере социальной и экономической наук. Немногочисленные группы несогласных с действиями инициаторов реформ и всего происходящего, пытавшихся объединиться вокруг академика, д.э.н. Д.С. Львова и его стойких единомышленников, была загнана в умолчание через угрозы в диссидентстве, и достойного сопротивления по этой причине не смогла оказать.

Коммунистическая партия, как ранее позиционированный оплот всего и всея, к этому времени никакой организующей и руководящей действенной силой уже не обладала. Сохранив только автомоторные ритуальные привычки из своей бывшей исторической значимости и угасающую мечту о несостоявшемся «светлом будущем», КПСС безропотно и открыто сдавала свои позиции «рулевого». Историческая катастрофа нашла своё начало через явный сговор и предательство своего народа посредством объединившихся инициаторов из среды партийных и административных руководителей того времени,  позиционирующих себя, как борцов за некие демократические начала, о которых народ и не ведал. В дальнейшем, из них же и сформировалась, так называемая «Ельцинская семья», как центр народного предательства.  Почему так мгновенно растаяла вся твердь идеологических устоев, поставленных на платформе марксизма-ленинизма, ведь ранее она прошла закалку «огнём и мечом» в боях мирового масштаба? Почему многомиллионная армия коммунистов не смогла дать отпор мелкой группе отщепенцев? Эти вопросы по сей день остаются в умолчании, как со стороны обществоведов, так и нынешних псевдо-коммунистов.

Таким образом, к 1989 году сложились все «благоприятные обстоятельства» для сознательной ликвидации цивилизации коммунистического типа и блокированы существенные препятствия по воплощению неолиберальных реформистских разрушающих действий ослабленной, но всё же состоявшейся Системы управляемого организованного социалистического бытия народов СССР. Руки реформаторов-разрушителей были развязаны. Вложенный в них извне дурман инициатив лишил их рассудка и осознания исторической пагубности последствий во всём ими содеянном, и не только как руководителей огромной страны, но даже, как и людей, с элементарной разумной логикой, превратив их в индивидов, алчущих удовлетворения собственнических имперских амбиций и наживы, как лжевершителей истории. Это не исторические лидеры, это жестокие паразитирующие временщики-разрушители, и иной оценки нет, и не может быть у всех последующих поколений исторических коренных народов России!

Остро, но исторически справедливо оценили период разворачивания реформ историки-писатели Сергей Батчиков и Сергей Кара-Мурза:

В 1989 г. правительство Горбачева начало в СССР радикальную экономическую реформу, которую в 1991 г. продолжило в России правительство Ельцина. Была декларирована трансформация специфической советской плановой системы хозяйства в рыночную экономику якобы «западного типа». Это требовало настолько глубоких изменений, что в обиход даже вошел нелепый термин «реформа посредством слома». С 1990 г. непосредственное участие в разработке программы этой реформы принимали американские экономисты, а также эксперты Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Проект этот по глубине ломки был несопоставим с революцией Октября 1917 года. В Советской революции претензии ограничивались изменением социально-экономического уклада и идеологии. Сейчас речь шла о смене типа цивилизации. Декларировалось глубокое изменение не только экономики, социальной и политической системы, но и структуры общества, образа жизни всего населения, мировоззренческой матрицы народа, его культуры во всех ее срезах, типа межнационального общежития. Можно сказать, реформаторы и их западные наставники ставили целью демонтировать страну, её народ и «собрать» их заново на совершенно иных основаниях. «Архитектор перестройки» академик А.Н.Яковлев назвал грядущую реформу Реформацией России – по аналогии с протестантской Реформацией в Западной Европе.

Организаторы и исполнители реформы осознанно привлекли для её разработки западных специалистов. Для организации исторической авантюры требовались именно авантюристы, не обладавшие реальным познанием по всем особенностям и тонкостям построения системы советского народного хозяйства, сложившейся из глубин сложной многоярусной системы социального обустройства, ориентированной на гуманную направленность развития, многоуровневой соционической картины отношений народов нашей страны и о многом другом, что могло бы быть освоено только уровнем разумной патриотично настроенной личности, а не индивидами, осознающими окружающую объективную реальность через призму ненависти к гуманному развитию цивилизации, как следствие противостояний в условиях прежней холодной войны.

Именно только такой тактический политический приём, как изоляция от разумно мыслящих и патриотично настроенных отечественных учёных или общественных деятелей, создающий ложную картину неспособности самостоятельно «по-домашнему» разобраться во всех проблемах дальнейшего цивилизационного развития собственной страны, позволил небольшой группе исторических авантюристов, стоявшей в то время у власти, осознанно сформировать уничтожающий стратегический замысел и в дальнейшем воплотить его, пользуясь инертной растерянностью доверчивого исторического коренного народа.

Возможность применения такового насильственного тактического политического приёма, – это не оценка талантливости организаторам и исполнителям реформы, поскольку это действительно случайные исторические выскочки. Этому способствовал итоговый приговор прогнившей сути всего политического и советского руководства того времени, демонстрация их двуличной внутренней политики на базе несостоявшейся коммунистической идеологии, исходящей из самого идейного центра, – ЦК КПСС. Это есть предъявленный исторический факт обнажившей себя системной коррупции со всем итоговым набором антинародных пороков, как ошибочной конструкции извращённого управления во властной сфере всех уровней, полностью не соответствующий своему заявленному предназначению – быть рулевым на пути в светлое будущее.

За всю многовековую историю России, это был действительно классический пример полного несоответствия научной теории и практики, проявившийся между декларируемой научной коммунистической идеологией и её воплощением в практику всего комплексного идеологического уклада. Это, несомненно, и должно было привести к коррумпированному преступному разрушению и незаслуженному присвоению узкой группой самозванцев всех материальных ценностных результатов, соборно воспроизведённых и достигнутых созидательным трудом коренных народов огромной страны, разграблению обретённых ими ценностей за период сложившегося советского организованного бытия во всех его сферах.

Привлечение руководством страны западных «специалистов-реформаторов» и осознанность такого исторического преступного выбора, заранее гарантировало и предусматривало выработку именно такого стратегического ликвидационного замысла реформ, воплощение которого неминуемо должно было привести к достижению целей уничтожения навсегда основ расшатанной коммунистической идеологии, уровня имперской самостоятельности и самодостаточности СССР и его коренных народов, превращения будущей России в комплексный ресурсный источник без прав самоопределения своего развития.

Это же так надо было ненавидеть свою страну со всем её народом!

И самое преступно бесчеловечное проявилось в том, что вся подготовка реформ рассматривалась с обязательным учётом интересов и выгод личностного характера для её организаторов и их преступных соисполнителей, не дающих себе отчета о последствиях в своих помыслах и действиях. Был подготовлен сокрытый и безжалостный геноцид исторических коренных народов, а их общественное самосознание, основанное на вере в нерушимые догмы о неизбежном коммунистическом светлом будущем, не обладало иммунитетом самозащиты от свершившегося предательства со стороны руководства страны и примкнувших к ним исторических авантюристов.

Реальную оценку всем историческим деталям воплощенного стратегического замысла реформаторов, объективно даст последующее поколение с соответствующим истребованием справедливого, неминуемого и обязательного возмездия по всем организаторам, исполнителям и их генетическим потомкам за все свершённые ими преступления пред истинной историей России, и её историческими коренными народами. На новом уровне развития цивилизации таковой шаг будет не только возможен, но и обязателен! Их имена, а равно и всякое родовое озвучивание с последующей биологической соответствующей стерилизацией территории России от таковых поганых корней, должно быть свершено непременно и стёрто из памяти народной!

В настоящий момент вполне достаточно ограничиться рамками анализа истинного смысла краха нынешней Цивилизации, последствий и результатов от проведенной неолиберальной реформы по основным разрушающим направлениям. Это позволит реально оценить сложившиеся внутренние и внешние причинные обстоятельства, определить и выбрать целесообразные пути и вынужденные экстренные необходимые меры и действия. Это и есть последний и решающий шаг в спасении самостоятельности, в определении будущего пути развития России, обеспечения гарантированной изоляции от внешнего разрушающего воздействия и вмешательства, обретения лидирующих функций перед переходом в будущее состояние эволюционного развития, – Человечество.

Стратегический замысел неолиберальной реформы, рассуждая с позиций анализа поведенческого характера реформаторов, предусматривал нанесение триединого одновременного разрушающего удара, который должен был привести страну в состояние хозяйственной, социальной и идеологической катастроф, одновременно.

В качестве базовой закладки этого стратегического замысла, реформаторами и ими нанятыми разработчиками предусматривались следующие целевые ориентиры:

- ликвидация базовых основ системы построения и управления социалистическим хозяйством СССР и России;

- ликвидация социальной Конструкции Государственного управления в интересах полной смены типа цивилизации;

- разрушение базовых основ формирования коммунистической идеологии и ликвидация последствий от её внедрения по территории России.

Какими бы научными отчетами о непредсказуемости развития и последствиях реформ, оправдательными трогательными мемуарами, ложными автобиографическими очерками и любой другой попыткой, направленной на снятие с себя вины за содеянное, не прикрывались авторы и исполнители, но свершённое злодеяние проявлено, а из истории его уже не вычеркнуть. Таковой шрам в общем событийном хронопроцессе не зарастает.

В конечном итоге, неолиберальная реформа в России, – это есть акт сокрытой классической апробации «Надиудейским Жречеством» их новой теории подготовки и управления историческими катастрофами, как управленческий эпизод завершающего шага программы «Глобализация», т.е. «Власть Золотого миллиона».

Пришло время прекратить всякие преступные суждения о случайности исторических совпадений, о непредвиденности возможных результатов и последствий, поскольку разобраться в системности всего произошедшего возникла прямая и непосредственная необходимость, но уже с проявлением истинной первопричинности. Демонстрацию вложенной для реформаторов таковой первопричинности и проявленное ими исполнительское осознанное поведение, целесообразно рассмотреть по трем основным направлениям катастроф, – хозяйственной, социальной и идеологической.

 

2.2.  Ликвидация базовых основ системы построения и управления социалистическим хозяйством СССР и России (хозяйственная катастрофа).

Исключая всякие пропагандистские приёмы для убеждения в свершённом историческом крахе, достаточно констатировать тот факт, что провал реформ уже очевиден всем, кроме самих реформаторов, прикрывшихся некой безучастной невинностью за всё содеянное. Даже до сей поры, с их стороны нет ответа на главный вопрос: почему у них, как организаторов, произошёл провал реформ, приведший к исторической экономической катастрофе в частности, т.е. полному разрушению системы хозяйствования цивилизации социалистического типа и объективному аллергическому отрицанию всяких западных рыночных систем в конструкциях хозяйствования для России? Публичной критики в их адрес звучит много, но таковая обвинительная поверхностная ненаучная критика, больше подобна всем надоевшему брюзжанию лозунгового эмоционального характера, оплаченного самими реформаторами. Даже самые ярые противники проводимого «современного» экономического курса не сумели сдвинуться дальше обвинений.

Реальных обоснованных предложений с их стороны также до сих пор не прозвучало, кроме заказных псевдо научных суждений по развитию всего того, что раньше уже попробовали развивать «рыночники», а именно:

  • то ли глубже улучшать ранее вменённые отношения западной рыночной системы,

  • то ли развивать малый, а за ним сразу какой-нибудь средний бизнес,

  • или наоборот, но развивать очень быстро и только за счёт отнятых у исторического коренного народа национальных природных ценностей, продавая их за бесценок западному рынку, находясь у них же в услужении.

Таковым «критическим ревизионистам» впору бы обратиться к наивным ботаникам, поскольку последние точно знают, что листья без деревьев не растут. Поэтому развивать хоть малый, хоть любого другого калибра бизнес в России без базисной части самой системы хозяйствования, – это утопия, характерная для экономики «догоняющего типа» и удовлетворяющая лишь хищнические личностные интересы узкого паразитирующего круга лиц. Поэтому подобные скудные ненаучные предложения, – это не только попытка в своих личных интересах задержать проистечение времени хронопроцесса, это больше, чем противоречие всяким научным экономическим основам, опирающимся на любой, пусть даже ныне не актуальный, но ранее признанный теоретический базис.

К настоящему важному историческому периоду, т.е. моменту преддверия перехода на новую ступень развития цивилизации, нам далеко недостаточно таковой необоснованной критики и такого ненаучного подхода, продолжающего развращать уничтожающими пороками остатки сохранившегося экономического миропонимания, как-то сформированного прошлым управляемым социалистическим бытием людей. Проявление истинных причин краха системы хозяйствования России, как следствие «несостоявшихся реформ», позволит придать уверенность и безошибочность в формировании будущих целесообразных действий, ориентированных на истинный событийный процесс, а именно построение новой социальной конструкции бытия – Человечество.

Прежде чем вести суждения об истинных причинах краха, необходимо выразить исторически необратимое и безоговорочное определение об итоговых результатах «проведённой» реформы, дабы исключить в будущем всякие последующие попытки оправдания преступной деятельности реформаторов и их прозападных организаторов, а именно:

- с точки зрения вложенной сокрытой истинной цели, неолиберальная реформа полностью состоялась, поскольку цивилизация социалистического типа в России реформаторами ликвидирована;

- с точки зрения легендированного прикрытия действий реформаторов и решения дополнительных своих целей личностного характера, связанных с приведением основной массы исторических коренных народов России в повинное уничтожающее социальное положение и приведение экономики в состояние «догоняющего типа», реформа якобы «не состоялась», а причинность случившегося именно в этой как бы её «несостоятельности».

«Не обессудьте, так уж получилось, реформаторы оказались невиноваты, бывают исторические ошибки у всех, судить некого», – именно так напевают продажные «соловьи политтехнологии», для ложной убедительности добавляя из классики о «дураках и дорогах», «умом Россию не понять» и прочее.

Но, пришло время иного исторического суда!

В интересах более убедительного осознания истинных причин исторического краха системы хозяйствования России, основная часть наших суждений будет построена на результатах анализа реального исполнительского поведения всех активно задействованных реформаторов, истинная суть которого была сокрыта и совершенно противоположна смыслу ими продекларированной реформы. По необходимости, проявленные истинные причины будут дополняться информацией о характере изменений в процессах управления их действиями, осуществляемого со стороны Системы. Это позволит более тонко ранжировать все реформистские действия на инициативные и осознанные, или автомоторные под прямым воздействием Системы Управления, что придаст объективность в оценке свершённого исторического преступления и необходимости в последующем наказании реформаторов за это.

Весь сокрытый смысл реформ вменённого неолиберализма, в отличие от заявленных реформаторами целей, заключался:

  • не в установлении нового более совершенного экономического базиса с целью обретения «экономического скачка и ускоренной интеграции» в мировой рынок;

  • не ради улучшения социальных условий бытия и повышения общего уровня благосостояния коренных народов;

  • не для вывода огромной страны из тупикового застоя в развитии коммунистической цивилизации.

Вся публично позиционированная цель проведения реформы была откровенной ложью, проявившей своё звериное лицо с первых же шагов её воплощения. Весь замысел по предполагаемым действиям закладывался с точностью наоборот, –ликвидировать цивилизацию коммунистического типа невоенным путём, т.к. именно военным дважды этого не удавалось. Именно этого требовала завершающая последовательность программы «Глобализация», возглавляемая и управляемая со стороны Надиудейского Жречества всем своим исполнительским проистечением.

Возникшие ещё в 40-х годах идейно-теоретические европейские платформы агрессивного милитаристского фашизма, ориентированные на повсеместную ликвидацию большевизма, как стратегическая их самоцель для всех воплощаемых ими действий и событий, не удалась. Эту задачу так называемое Надиудейское Жречество решило осуществить мирным путём, т.е. изнутри без внешнего военного вмешательства, за счёт и с помощью формирования с началом 90-х годов особого инструмента ликвидации всей системы организованного коммунистического бытия, –сокрытого фашизма иного рода, как совокупность некоторых внутренних исполнительских обстоятельств. Таковые обстоятельства необходимо было подготовить, создать и привести в действенное состояние одновременно по всей территории СССР. Истинную суть сокрытого фашизма иного рода, направленную на ликвидацию коммунистической идеологии и обрядившего все организованные формы социального паразитирующего насилия в интересах вменения неолиберальной реформы, мы рассмотрим в Главе 3.

В настоящий момент мы только отметим, что одним из обязательных условий для проявления и молниеносного внедрения такого ликвидационного инструмента, как фашизм иного рода, является в первую очередь ликвидация комплексного экономического базиса СССР, т.е. системы советского хозяйствования. Реформаторы не до конца осознавали всю пагубность последствий, но прекрасно понимали всю сложность и реалии воплощения поставленной задачи перед ними извне. Тем более, их предупреждали  патриотично настроенные учёные экономисты, что таковая система хозяйствования, как единственно приемлемая для России, дважды показала свою колоссальную неиссякаемую живучесть, а именно в период гражданской и Великой Отечественной войн и их послевоенные периоды, особенно в сложных условиях «холодной войны». Такую уникальную систему хозяйствования необходимо было только поддержать, и для этого было вполне достаточно изолировать управление ею от экономически безграмотных личностей. Но случилось всё наоборот.

Бездари, лишённые какого-либо элементарного экономического рассудка и целесообразного эволюционного суждения, решили таковую систему ликвидировать, а взять за основу марксистскую застаревшую упрощёнку, о неприемлемости которой для России говорил ещё сам Маркс.

Для всяких практически воплощаемых действий потребовалось, в первую очередь, наличие самого организующего начала по обладанию оружием особого рода, – «безумно говорящие бомбы и ракеты» из состава деятелей управляющего сословия, способных на предательство своего народа и опирающихся на паразитирующие идеологические принципы и интересы только личностного характера. Таковым «говорящим оружием разрушения» явился организованный сговор лже-теоретического лидера академика Абалкина с его окружением, историческими выскочками и авантюристами Гайдаром и Чубайсом с их группой лже-реформаторов, и отдельной группой безумствующих исполнителей, условно сведённых в общее подворотное понятие «Ельцинская семья», как наспех собранный некий мафиозный клан беспринципных аферистов и разрушителей во главе с Ельциным.

Все мухи не родственники, но собираются, как «родные» и только в одном месте.

Но на этот раз таковых, как «подельников», свело не природное «естество», а конкретная осознанная разрушительная цель, беспринципная алчность в добыче материальных ценностей любой ценой, даже не пренебрегая услугами организованной преступности по отъёму и разорению всего того, что веками накапливалось и собиралось всем народом.

Для разрушения системы хозяйствования СССР, как единственно уникального за всю историю и устойчиво развивающегося экономического базиса даже в предреформенный период, требовалось осознанно и уверенно осуществить молниеносный комплексный ликвидационный удар по основным преимущественным её особенностям экономической гармоничной конструкции, выгодно отличающим её от конструкций хозяйствования западного типа, а именно:

-     жёсткой конструкции по организации технологического процесса во всей производственной сфере;

-     двухконтурной финансовой системе;

-     одноуровневой банковской системе;

-     государственной системе ценоформирования при распределении благ и услуг.

Указанные преимущественные особенности самой конструкции хозяйствования и управления ею сами по себе уникальны каждая в отдельности, а в совокупной гармонии своего воплощения они продемонстрировали такие возможности в реальном свершении исторических экономических скачков, которые не только теоретически, но и практически не возможны в конструкции хозяйствования, построенной на марксистской методологической и теоретической основе западного типа. Апробированная за семь десятилетий указанная система хозяйствования сказала своё историческое преимущественное слово, и это было признано не идеологизированным научным миром. К великому сожалению, чаще наука экономика в СССР была задвинута на второй план и вообще была признана наукой, как таковой, только по велению Сталина.  После его кончины ей была повторно уготована роль некой прикладной науки и, по этой причине, должных фундаментальных глубоких исследований по указанным преимущественным особенностям такой системы хозяйствования особо публично не проводили. Чаще исследования носили инициативный или поверхностно вынужденный характер, а результативную действенность системы хозяйствования соотносили не за счёт её существенных преимуществ, а объясняли правильной постановкой идеологической и партийной работы «в центре и на местах», своевременным подъёмом творческой и трудовой активности масс, вменением духа коллективной состязательности, а не индивидуальной прозападной передельной конкурентности и прочее.

Самым слабым звеном таковой системы хозяйствования оказалась нарастающая экономическая безграмотность руководящего партийно-политического звена, особенно с началом 70-х годов, приспособившегося вследствие этого объяснять возможности преимуществ системы хозяйствования только через человеческий фактор, эффективность партийно-политической работы, особых заслуг членов ЦК КПСС и прочее. О чём ещё могут говорить экономически безграмотные личности? Но, суть новой экономической системы хозяйствования ими так и не была понята до конца, а результатами её «пользовались» келейно всем руководящим и управляющим составом с удовольствием. Именно это обстоятельство не только не позволило разрешить проблемы и трудности временного экономического характера, а наоборот все преимущественные особенности повернуло против уложенной уникальной системы хозяйствования. В этом и заключались главные заблуждения и непрозорливость руководителей предреформенного периода, чем и воспользовались Абалкин, Гайдар, Явлинский и их прозападные «убедительные» попечительствующие консультанты. Виновата не система социалистического хозяйствования, а руководители, которые безграмотно применяли на практике, не познав её истинных возможностей и преимуществ. В данный момент для нас это не актуально, поскольку этому очень важному вопросу следует посвятить отдельное исследование и историческое расследование. Мы ограничимся лишь тем уровнем суждения, с помощью которого следует осознать, почему именно по этим особенным направлениям был нанесён удар реформаторами прозападного служения.

 

2.2.1. Разрушение жёсткой конструкции по организации технологического процесса, как самоцель реформистских действий для ликвидации экономического базиса и самостоятельности России.

Жёсткая конструкция по организации технологического процесса во всей производственной сфере, как базовой части экономики СССР, явилась цивилизационным качественным научным и практическим скачком в сфере построения и развития вообще всяких систем хозяйствования ХХ века. Не нужно связывать воедино коммунистические идеологические лозунги и прочие идейные нашумевшие в истории заблуждения, с самой конструкцией системы хозяйствования, ибо это не одно и то же.

У экономики бывшего СССР есть одна очень важная особенность, которая практически ускользнула от внимания экономистов как отечественных, так и западных, поскольку идейная невосприимчивость их друг другом затуманили разум обеим сторонам. Эта особенность, – жёсткая конструкция по организации технологического процесса всей производственной сферы СССР. Собственно говоря, эта особенность хорошо известна, но до конца не осмысленна её истинная причинная историческая сущность,как особенный путь цивилизационного и экономического развития, характерный только для народов на территории России и «пролетарии всех стран при всём этом, совершенно ни при чём». Причина этого недомыслия кроется не в недостаточной разумности экономистов, а в излишествах от идеологической пены, выпячивания собственной самости партийных выскочек и их теоретических вождей, «орденоносно-знамённых» хороводов вокруг непознанной сути самой системы хозяйствования. Так было легче скрывать любую алогичность и собственную безграмотность некоторым руководителям. Совершенно обоснованно и логично эту ситуацию разъясняет в своих суждениях С. Кара-Мурза:

Дело вовсе не в идеологии, речь идет об исторически заданных ограничениях для выбора модели развития. К. Леви-Стросс [Claude Levy-Strauss] сказал, что «Запад создал себя из материала колоний». Из этого следует, например, что колонии уже никогда не могут пройти по «столбовой дороге» через формацию западного капитализма, поскольку их «материал» пошел на строительство Запада. В них создается особая формация «дополняющей экономики», так что центр и периферия на деле составляют одно связанное из двух разных подсистем целое, формацию-кентавр.

Советская хозяйственная система, не имея доступа к «материалу колоний», на деле показала более высокие, чем капитализм, возможности развития производительных сил, но экономическая наука не позволила нам этого понять. Не позволила она нам увидеть и того факта, что Россия вынуждена была идти иным путем, нежели западный капитализм, и на его путь перескочить не может. Не из кого ей делать вторую часть «кентавра».

Историк Фернанд Бродель [Fernand Braudel], изучая потоки ресурсов в период становления капитализма в Европе, так сформулировал этот абсолютный и жесткий критерий: «Капитализм вовсе не мог бы развиваться без услужливой помощи чужого труда». При этом очевидно, что в силу исторических обстоятельств Россия не имеет источников услужливой помощи чужого труда. Следовательно, в реальных условиях России капитализм западного типа несовместим с жизнью общества. Тот, кто уповает на возможность устройства в России рыночной экономики западного типа, должен или отвергнуть проверенный опытом постулат Броделя, или сообщить, какие источники услужливой помощи чужого труда может сегодня заполучить Россия….

.Либеральная экономическая теория описывает очень специфический тип хозяйства, в котором главным механизмом координации усилий и разделения труда является рыночный обмен в форме купли-продажи. Существуют, однако, типы хозяйства, причем, весьма сложно организованного, при которых ценности и усилия складываются, а не обмениваются – так, что все участники пользуются созданным сообща целым. К такому типу относится семейное хозяйство, которое даже в США составляет около 1/3 всей хозяйственной деятельности в стране. Этот тип хозяйства для определенного класса целей экономически исключительно эффективен – замена его рыночными отношениями невозможна.

К этому же типу хозяйства относилось и советское плановое хозяйство. Именно сложение ресурсов без их купли-продажи позволило СССР после колоссальных разрушений 1941-1945 гг. очень быстро восстановить хозяйство. В 1948 г. СССР превзошел довоенный уровень промышленного производства – можно ли это представить себе в нынешней рыночной России?

В советском хозяйстве мы имели малоизученный предмет, к которому образованный человек просто обязан был подойти с вниманием и осторожностью. Но этого не случилось в 80-е годы, этого нет и сейчас. Как же нам искать выход из кризиса? Мы же не знаем, что разрушали, разрушили или нет, можно ли вообще на этих руинах строить т.н. “рыночную экономику” …

Мы имеем экономику, организация производственного процесса в которой абсолютно несовместима с западной и связана со всем укладом организованного и управляемого бытия коренных народов России. Построить рыночную экономику в России только через разрушение единой конструкции технологического цикла всего процесса производства, – далеко недостаточно. Этим «деятелям-реформаторам» потребуется дополнительно ещё заменить почти весь список личного состава коренного населения России с их укладом жизни, но каким образом, хотелось бы уточнить.

Вся система хозяйствования СССР ранее представляла единый управляемый механизм, охватывающий все необходимые и самодостаточные для страны сферы производства, обеспечивающие поступательный процесс развития и продвижения по комплексному пути совершенствования организованного бытия для цивилизации социалистического типа. Большее внимание, особенно на начальных этапах её развития, было обращено на развитие сферы средств производства, т.е. группы А, поскольку так требовали складывающиеся обстоятельства всех тех последствий, которые исторически были увязаны с промышленной отсталостью послереволюционного состояния России. В исторические моменты, связанные с прямой или косвенной внешней угрозой, истекающей из возникающих обстоятельств непосредственно военной угрозы, а также возникшей потребности военного наращивания в условиях холодной войны, – естественно приводили к необходимости отвлечения всех промышленных возможностей от процесса прямого истечения развития на направления военно-промышленного комплекса. Всё вместе это не позволяло быстро разрешать проблемные вопросы, связанные с соблюдением планового развития важной сферы производства, влияющей на быстрое наращивание объёмов по товарам народного потребления, т.е. группы Б.

Всё то, что пришлось пережить за такой короткий период советскому народу, создать и всё же, самостоятельно обеспечить рост производства необходимых товаров потребления, да ещё и развивающимися темпами, – этого не смогла бы выдержать и сформировать ни одна из капиталистических систем хозяйствования со всем их мощным потенциалом «печатания денег», т.е. банковскими и финансовыми системами. Самая главная уникальная особенность нашей системы хозяйствования, – она совершенно независима от ёмкости и кратности оборачиваемых денег в сфере производства и распределения товаров потребления, т.е. независима от так называемого рынка! И именно в этом её главное преимущество.

Тот факт, что у нас не была развита витринно-художественная респектабельность, недостаточно красочно оформлялись фантики и обёрточный материал, часть молодёжи ходили в кирзовых сапогах во время отдыха, так это следует признать действительным, как факт, с одной стороны группы недостатков. Но, с другой стороны, в нашей стране не позволяли в красивой обёртке доводить до потребителя пищевой камуфляж, вместо здорового и натурального питания, как это позволяет себе западный рынок, обманным путём вовлекая покупателя. Из 100 грамм применённого пищевой промышленностью натурального мяса, граждане СССР получали 121 грамм натуральной колбасы, а на западном «красиво оформленном рынке» их граждане покупали 349 грамм «ароматизированной еды», внешне похожей на колбасу, и из того же применённого объема мяса в 100 грамм. Другое дело, какой объем активно задействованных финансовых средств у западных дельцов проскочил вместо натуральной колбасы и с каким уровнем «процентного радостного упования» замирало их банковское алчное к наживе сердечко, вот это уже суждение иного рода. Этот западный подход к формированию организованного бытия ради выжимания денег из всего, даже из здоровья потребителей и их бесцельной жизни, это не то, что нужно для настоящей России.

Надо умно организовывать сейчас, а не устремляться обливанием грязи и надругательством над всем тем, что создавалось и защищалось предыдущими поколениями.

Однако реформаторы с тупой твердолобостью до сих пор игнорируют этот факт и всё пытаются заставить нашу экономику работать на принципах, характерных для экономики стран запада, не понимая, что их попытки уже давно провалились, по той простой причине, что они заранее были обречены на провал. Экономика СССР была единственной в мире, почти полностью базирующейся на жестких последовательных технологических циклах от добычи полезных ископаемых и других сырьевых ресурсов, до конечной готовой завершённой продукции. При этом весь необходимый производственный процесс носил строго плановый и управляемый характер, доведённый впервые в истории экономики до состояния полной целесообразности частных циклов и реально планируемой бережной экономии собственных природных ресурсов вцелом в интересах развития своей собственной страны и повышения благосостояния своего народа, а не на какой-то условный рынок. Таковая плановая и строго учётная система хозяйствования отторгает всё иррациональное и избыточное. Она совершенно никак не нуждалась во всяких излишних мелких субподрядчиках с их незначительными объемами производства. Она не позволяла себе излишних затратных обременений. Более того, такая экономика на многих этапах своего производственного процесса несла на себе много дополняющих нагрузок, связанных с разрешением части социальных проблем, выверенного процесса подготовки специалистов по всем требуемым направлениям, максимальным вовлечением в трудовую деятельность населения страны. Всё это исполнялось и настроилось до автоматизма, исключая ненужные дополнительные тратты. Достаточно примера с нынешним удушающим положением ЖКХ, о котором ранее народ и не слышал. Такую жесткую систему организации технологического процесса невозможно изменить никакими манипуляциями, связанными с изменением форм собственности, поскольку она разрушаема только путём разрыва непрерывности в своём проистечении и нарушении плановости, т.е. строгом учёте и отчётности. Таковой строгий учёт и отчётность в крайней степени ограниченности дозволяли некоторым руководителям удовлетворять свои интересы личностного характера в рамках своего должностного положения, а таких с началом 80-х годов стало появляться всё больше и больше. Мы ранее отмечали, что это нарастание являлось программным процессом, управляемым со стороны Системы и связанным с активизацией исполнительских действий индивидов 42 и 44 генотипов мозга различного функционального наделения.

Конечно, у социалистической системы хозяйствования имеются свои конструктивные недостатки, а именно её инертность по масштабной и ассортиментной коррекции технологического цикла, т.е. её ограниченная гибкость при быстрых изменениях производственных обстоятельств во времени. Но этот недостаток должен был успешно компенсироваться за счёт прозорливости и упреждающих действий планового характера со стороны руководителей, но где их было взять с таковыми качествами в среде особо красных партийных билетов? Уровень экономической образованности редко учитывался при подборе и подготовке кадров.

Обстоятельства в этом смысле к началу 90-х годов складывались очень сложно и не в пользу настроениям и чаяниям основной части народа. Когда у политических выскочек того времени нет объективной разумности, кроме алчных побуждений наживы и, соответственно, опыта и познаний, они, как реформаторы, решили сломать непознанную ими систему хозяйствования так же, как делает это ребёнок с игрушкой, чтобы удовлетворить своё естественное любопытство. Очевидно, больше увлекались не научной экономической литературой. Но сломать всю экономику СССР, чтобы узнать, как была устроена система социалистического хозяйствования, – это следует рассматривать не иначе, как антигосударственное преступление и открытое историческое предательство своего коренного народа.

Все те, кто до сих пор поддерживает и удерживает прежний курс демократического либерализма, так и не сумевшие осознать пагубность свершённого, – есть исторические преступники вдвойне, поскольку «общенародная игрушка» сломана и выяснено, как она была гармонично и по-настоящему демократично устроена, в отличие от их декларированной лжи, пронизывающей всю их вменённую либеральную демократию!

Не целесообразнее ли эту «игрушку» хотя бы в базоопределяющих экономических элементах «воссоздать» с учётом изменившихся условий, вменить все требуемые новые коррекции с учётом случившегося горького опыта, применить разумные результаты истинных исследований и интенсивно развиваться дальше по пути построения единой конструкции технологического процесса производства на новой независимой технологической основе?

Никакого основания и упования на отсутствие финансовых средств в этом плане не существует, ибо всё это выдуманная и искусственно организованная провокация против России.

Значит, если делается не так, то последователи реформистов уже поступают осознанно против России, отстаивая либерализм, как единственный путь удержания своего состояния властвования над отброшенной основной массой исторических коренных народов, лишённых каких-либо условий существования и вообще какого-либо будущего.

В общем состоянии бестолковости реформаторов действительно предела нет. В результате вменённых реформ в России, реформаторами была ликвидирована жёсткая конструкция по организации технологического процесса, а вместо прежнего экономического устойчивого базиса проявился некий неопределённый гибрид на основе промышленного разрозненного феодализма, выжирающий остаточные ценностные накопления и базово стоящий, в основном, на дешёвой распродаже общенациональных ценных ресурсов в интересах обогащения ограниченного круга лиц.Этот ликвидационный реформистский процесс перевёл окончательно экономику России в состояние «догоняющего» типа и потерю лидирующей державной самостоятельности. Именно в этом и проявилась вся антигосударственная цель реформ, организованная группой исторических авантюристов.

В качестве итогового суждения следует определиться лишь в одном. Необходима немедленная выработка истинной стратегии принципиально нового уклада комплексного экономического базиса России на период до конца третьего столетия. Он должен учитывать опыт цивилизации социалистического типа и все её положительные фрагменты и основоположения, особенно отработанной десятилетиями конструкции единой технологической цепи всего промышленного производства с учётом имеющихся концептуальных определений в действиях и событиях, связанных с переходом на путь развития новой цивилизации. Таковая стратегия должна быть ориентирована не на популистские потребности некоего мифического разрушающегося мирового рынка, а на принципиально новый Российский уклад всех вновь образующихся сфер организованного бытия, на повышение уровня благосостояния всего народа страны, т.е. Человечества, учитывая соответствие изменяющимся функциям человека на Земле. Для этого, именно у России имеется всё необходимое, а «гешефт-махерские советы» прозападных теоретиков следует рассматривать, как сокрытую провокацию против неё и не иначе. Основания для формирования новой стратегии имеются все, как в новом теоретическом плане, так и в его практическом преломлении. Сила России в её «умной» созидательной целесообразности и самостоятельности для себя и своего народа, своей исторической предназначенности своими результатами в развитии, а не в вещном дешёвом применении, как природные содержатели сырьевых ресурсов!

 

2.2.2. Разрушение двухконтурной финансовой системы СССР, как самоцель финансовой колонизации России.

Всё гениальное появляется и набирает свою силу, как природное естество, к которому быстро привыкают и по этой же причине стараются не замечать, а из-за этого же привыкания не прикладывают каких-либо усилий по его объяснению. Так получилось и с «даром дарованным» базисным основоположением уникальной финансовой системы в конструкции экономики СССР.

Вопреки всякому твёрдо устоявшемуся миропониманию о роли и функциях денег во всех управляемых процессах организованного бытия к началу ХХ столетия, несмотря на возрастающую поступь проявления насилия со стороны западных «процентщиков», приступивших к формированию удушающей мировой финансовой системы на основе марксистской теоретической и её же методологической платформы (основатель К. Маркс «Капитал», по заказу Ротшильдов), а также вне всяких основоположений со стороны ленинского учения, т.е. наперекор огранённой твердыне указанных системных финансовых уложений «хозяевами того мира», – с 1929 года в России образовалась совершенно уникальная и до сей поры единственная принципиально новая система финансов.

До самого начала разрушительной реформы в России, именно таковая уникальная финансовая система обладала полной апофатичностью для «финансовых воротил» запада (Ротшильдов, Рокфеллеров и Ватикана) и обладала такой же «боевой мощью» в комплексной системе безопасности СССР своим равным потенциалом противостояния в период холодной войны, как и системные Вооружённые Силы с его совершенным оружием. Недомыслие этого факта, есть полное и прямое доказательство в отсутствии истинного познания о системной сути развития цивилизаций, в том числе и промежуточного его этапа – цивилизации коммунистического типа. Традиционное  революционное лиходейство, с безумной животной ориентацией на разрушение «до основания» всего, это участь друзей и родственниково которых так часто с заботой упоминал господин Дарвин. Для своих ликвидационных сокрытых замыслов западным финансовым бонзам нужны были именно такие особи-реформаторы, и они в России их нашли.

Именно созданная новая уникальная финансовая система явила собой, то самое мощное организующее начало, которое позволило России с нуля и в кратчайшие сроки обрести экономическую самостоятельность и государственную имперскую мощь, существенно отличающуюся целым рядом своих преимуществ, обеспечивших доведение всей системы хозяйствования страны до мирового уровня значимости. В чём заключается истинная уникальность и значимость таковой финансовой системы, почему именно её необходимо было ликвидировать реформаторам-разрушителям?

Всякое свершённое событие в цепи общего исторического хронопроцесса имело своё причинное изначало. Так и формирование системы финансов СССР в 1929 году обрядилось в свой уникальный новый формат, имея на это причинность некоего особого рода, – обладание у коренного народа особой  прозорливости  и взаимной безкорыстной поддержкиприродной логической рассудительности и неимоверной способности выживать в складывающихся тяжёлых условиях, несмотря на любой уровень противодействия и давления. Именно по этой причине, вопреки уже ставшему популярным учению К. Маркса «Капитал», на который большевики делали основную теоретическую ставку всей своей революционной лиходейской героики, несмотря на укоренившуюся в мире практику вменённой непременности и насильственной обязательности участия денег в развитии всех и всяких производственных процессов и отношений, восстав против нацеленной кабальной ловушки «европейских процентщиков», приготовившихся к финансовой колонизации экономически слабой России, – была создана новая уникальная финансовая конструкция, сломавшая все теоретические устои банковских «гешефтмахеров» запада. В такой ситуации с гордостью можно подтвердить, что «их» умом Россию действительно не понять, ибо такой ум у них отсутствует и ленинские суждения в этом процессе, как некая «обязательная и непременная теория коммунизма», не потребовалась!

Каковы краткие тонкости проистечения исторического процесса формирования финансовой системы?

Революция в России изменила только лишь социальную конструкцию управляемого бытия. Несмотря на вдохновенные лозунги и революционное лиходейство, изменить конструкцию экономической системы она была не в состоянии. Матрос Железняк и равный ему Троцкий и все прочие, могли умело справляться с телеграфами, мостами и справно носили пулемётные ленты, но как строить гармоничную систему хозяйствования, помимо постулатов от навязанной миру марксистской идеи, тем более не рекомендуемой для России со стороны самого автора? В первую очередь отсутствовало какое-либо теоретическое обоснование на таковой исторический шаг, т.е. обладания прозорливого шага в модельное будущее не было как такового, кроме призывных лозунгов «о каком-то неопределённом и светлом» ничего иного не существовало, отсутствовал реальный практический ответ на вопрос, «как, что и каким образом строить?». Всё концентрировалось вокруг смены власти и, последующих за этим, вынужденных частных поступательных шагов в условиях весьма проблемных внутренних и внешних угроз мировой и гражданской войн и не более. Состояние общей системы хозяйствования было крайне удручающим, достаточно его степень определить, как разруха на аграрно-базисном экономическом основополагающем поприще. Все мифы о скачкообразном временном взлёте за счёт введённого НЭПа легко разлетаются вдребезги через простые итоговые сравнения, – к 1928 году национальный доход на душу населению был на 15% меньше, чем в 1913 году. Страна практически была обречена на экономический застой и вечное отставание или полную сдачу всех революционных позиций. По «формульной твердыни» марксистской теории требовались огромные внешние займы для построения собственного промышленного комплекса, как рекомендовали специалисты экономики. Только некое экономическое чудо могло спасти молодую страну советов, требовалось нечто даром дарованное, т.е. совершенно новая идея уложения системы хозяйствования через иное, нетрадиционное финансовое сопровождение по разворачиванию и развитию процесса производства опережающими темпами.

В 1929 году, т.е. с началом первой пятилетки, в промышленно ослабленной стране главным товаром являлся хлеб, уходящий в основном на экспорт. Вырученные деньги были единственным источником формирования бюджета аграрной страны, поэтому финансирование промышленного развития могло быть только за счет сельского хозяйства. Объёмы финансирования и темпы развития промышленности были такими незначительными, что страна никогда не смогла бы вырваться из тяжёлого состояния экономики догоняющего типа и всё больше и больше увязала бы в долговую трясину внешних займов. Но, это было бы, если бы в основу конструкции системы хозяйствования России заложили бы идею банковских «процентщиков» на марксистской рыночно-торгашеской методологии «товар-деньги-товар». Но в России свершился удивительный парадокс, – финансирование на развитие промышленного базиса за счет сельского хозяйства с каждым годом значительно уменьшалось, а к концу пятилетки было сведено к нулю, при этом, в свою очередь, общее промышленное производство своим потенциалом возросло в четыре раза. Таким образом, паразитирующая непременность участия денег по классическому марксистскому, т.е. капиталистическому теоретическому положению сократилась до нуля, а производственный потенциал вырос в несколько раз!

Таковое экономическое чудо удалось свершить с помощью, сформированной впервые в истории новой финансовой системы без участия ленинских учений, а именно – вся система денежного взаиморасчета страны была разделена на наличную и безналичную части, исключая возможность взаимного перетекания или слияния их, будучи разделёнными по разным учетным счетам и учётным позициям. Под безналичной частью денег понимается безналичная форма взаиморасчёта во всей единой технологической конструкции процесса производства России, позволившая в действительности уничтожить денежную функцию их преобладающего насилия в процессе производства в том классическом основоположении «процентщиков», которая была заложена в капиталистической модели организованного бытия, как одного из управляющих инструментов властвования, – быть ценностным эквивалентом в навязанной методологии определения ценностей. Наличная часть денег, олицетворенная выпускаемыми в стране денежными знаками, как формализованный инструмент расчета, применялась в основном только в сфере потребления. Таким образом, введённая новая уникальная финансовая система обрела сама и придала всей системе хозяйствования ряд таких преимуществ перед общепринятой капиталистической формой хозяйствования, которые в совокупности полностью исключали какую-либо зависимость темпов и масштабов развития базисной части экономики от рынка и его денег, т.е. рынок потребительских товаров со своей денежной массой в условиях социалистического типа цивилизации вообще прекратил своё первоопределяющее значение! По истинной сути, «процентщикам» не оказалось места для своего существования в социалистическом типе цивилизации! Такое базовое основоположение до сей поры не осознано лже-реформаторами, но возможно, осознано и применено, в качестве главного оружия по ликвидации России, как Державы.

В советской экономике деньги, как наличные, так и безналичные, разделённые друг от друга взаимным не проникновением через установленную учётную систему счетов, никакого отношения к реальным деньгам, как обеспеченными товарной массой по западной методологии рыночных отношений, не имели ничего общего. Они служили в советской социальной среде средством распределения материальных благ и услуг, вне зависимости от сферы реального производственного труда.

Это решение было найдено не сразу и, если правильно рассудить, то оно было определено как бы больше эмпирическим путём, т.е. без участия марксистско-ленинских основоположений, без теоретических суждений специалистов экономической сферы и без вездесущего Троцкого и других «революционных провидцев». Созданная финансовая система не имела аналогов в утвердившейся экономической истории, она проявилась своей эффектной действенностью настолько необычно, даже для самих руководителей государства и неких марксистско-ленинских классических экономических теоретиков, что им потребовалось идеологическое, а не научное обоснование и некое дополняющее легендирование для её внедрения. В то лихое время таковые приёмы были весьма популярны, но не суть важно.

По истинной действительной сути, весь основоположенный базис введения в России безналичной формы взаиморасчёта в технологическую конструкцию сферы своего производства явил собою такое внезапное защитное действо, которое было сродни открытому финансовому свободному противопоставлению вопреки всякому, кем-то узаконенному смыслу, традиционно вменённого по всему миру стяжательского удушающего насилия через действия «процентщиков». Это был финансовый бунт России против «процентщиков» всего мира! Вся банковская и финансовая системы, отстроенная «процентщиками» вместе с привязанными к этому функциями ими напечатанных денег, и по сей день являет собой основу так называемой рыночной экономики по марксистской методологии. Разве они могли смириться со своим поражением? Но они умеют терпеливо ждать.

Система безналичного взаиморасчёта в социалистической экономической конструкции была ограничена ёмкостью в деньгах только лишь реально оценённым объёмом всей своей потенциальной производящей возможности всего промышленного универсального планового комплекса, даже с учётом его возможной перспективы. Именно этим, она полностью отвергла какое-либо проникновение в сферу советского производства чуждых традиционных «западных» денег и разрушила всю многовековую паутину рабского поклонного повиновения всего производства перед какими-то бумажными условными деньгами, которую так старательно плели «процентщики» через обязательное вменение функций напечатанных ими денег во все щели управляемой ими жизни, кроме России.

Поэтому новая финансовая система, это система некоего «светлого добра, природно-родовой взаимной поддержки и взаимной помощи во всём укладе организованного бытия», генетически характерная только для коренных народов России. Это «добро России» исходило из особого функционального территориального её наделения и целого ряда серьёзных различений, связанных с ограниченной причастностью её коренных народов к вменению в их среду представителей с узконаправленными изменёнными генотипами мозга «рыночно-западного типа»,которые в свою очередь программно сопровождались непосредственно через Управляющие Комплексы старой Системы.

Западные территории с их народами на этом этапе исторического хронопроцесса самого общего развития к таковой финансовой системе «доброты» генетически не приспособлены. Так и для организованного бытия России, западная, т.е. рыночная финансовая система, экономический базис и все иные основоположения их организованного капиталистического и «псевдодемократического» бытия, генетически не приемлемы при построении конструкций организованного бытия для коренных народов России! Для народов России — это клинически чуждо, и всякое навязывание каких-то искусственных рыночных отношений всё равно будет этими народами отвергнуто, никакие вертикали или горизонтали властного контура таковое искусственное вменение насилия не удержат. Рано или поздно всякие навязанные постулаты по устроению организованного бытия вызовут бунтарское состояние коренных народов, произойдёт это с особой жестокостью в адрес организаторов чуждых для России реформ. В некоторой степени опережая логику суждения, следует особо подчеркнуть, что именно таковую больную точку «доброты» коренных народов, как некую активно влияющую акупунктуру общего организма России, и применили реформаторы-разрушители, особенно в технологии вменения ваучеризации при отъёме кучкой самозванцев всех ценностей промышленного комплекса и захвате прав единоличного пользования бесценными ресурсными кладовыми страны в после перестроечный период.

В 1929 году, благодаря введённой новой системе хозяйствования, было положено и начало применения совершенно иного подхода по оценке материальных ценностей, как новой методологии оценки ценностей в конструкции самого комплексного процесса производства, так и во всей системе хозяйствования, далее распространившейся на всю изменившуюся систему построения организованного бытия новой цивилизации социалистического типа. Инициативных перегибов на начальном этапе было много, но в процессе накопления опыта целесообразность возобладала. Со временем, к этому финансовому и оценочному состояниям на социальном и бытовом уровне привыкли, как к «даром дарованному» естеству, поэтому таковые достоинства и преимущества новой финансовой системы перестали замечать и осознавать, как истинные основоположения нового этапа бытия, а партийные руководители в этом случае совершенно ни при чём, несмотря на их «авторские» заявления о свершённых достижениях и заслугах! К сожалению, эта приученная народная беспечность сыграла свою роковую роль с началом вменения разрушительных реформ.

В результате введения уникальной новой финансовой системы, советская экономика обрела существенное преимущественное качество, а именно – в отличие от марксистской, т.е. рыночной, экономика перестала быть вообще зависимой от потребительского сектора и обрела возможность развиваться вне всякой связи с ним. Так сформировались обстоятельства по введению управляемого планового принципа опережающего развития всего промышленного базиса, исключающего «рыночное классическое» влияние со стороны всех тех «процентщиков», которые в мире захватили право печатания денег и этим самозвано обеспечили себе право присвоения всех рукотворенных ценностей, создаваемых остальной частью людей планеты. Разве же могли успокоиться эти «процентщики», неужели они могли себе позволить сохранить существование такой могущественной Державы, как СССР, с несметными природными ресурсными богатствами? Ответ очевиден, но нужны были подельники изнутри, т.е. «реформаторы»!

Во всём содеянном со стороны реформаторов и проявилась практическая, т.е. поведенческая сущность генетических особенностей индивидов, т.е. так называемых «демократических реформаторов», с конкретно определённым генотипом мозга, как биороботов, задействованных для воплощения программных процессов этого исторического периода, действия которых были управляемы старой Системой. Этим и объясняется вся первопричинность по концентрации в них генетической ненависти к коренному народу России. Эта ненависть проявилась во всех организующих действиях реформаторов при разрушении всего того, что являло собой определённое уникальное финансовое совершенство при ранее сформированной созидающей гармонии советской системы хозяйствования и сопровождающей организации всего отстроенного механизма её производственного процесса. Вся конструкция системы социалистического хозяйствования и её уникальная финансовая система никак не зависели от степени насилия «западных пустых и ничем не подкреплённых денег», удерживаемых от проникновения их финансово-силовых возможностей для финансовой колонизации территории СССР, с её богатейшими ресурсными возможностями, но пока не работающими на «их обогащение и ценностное наполнение». Ликвидация уникальной финансовой системы СССР с разделёнными контурами безналичных и наличных денег явилась финансовым крахом России, с одной стороны и открыла дорогу по финансовой колонизации России со стороны западных «процентщиков». В этом и кроется их истинная цель по разрушению существовавшей системы финансов СССР, все достоинства которой были опорочены лживой грязной клеветой провокаторов-теоретиков и исполнителей, во главе с Яковлевым, Ельциным, Абалкиным, Гайдаром, Черномырдиным, Явлинским, Чубайсом и прочими их подельниками, которых до сих пор воспевают нынешние прозападные служители-чиновники, как героев какой-то перестройки. Враг ныне более внутренний, чем внешний, т.е. отечественный гибридообразованный с искалеченным разумом от алчности наживы.

Принимая во внимание состояние и уровень всех финансовых разрушительных последствий, аккумулирующих своё негативное воздействие на локализацию какой-либо самодержавной самостоятельности России, как в сфере возрождения базисной части экономики и всего комплекса социального уложения, так и в определении конструкции организованного бытия России вцелом, в первую очередь требуется построение и уложение принципиально новой конструкции системы финансов. Она непременно должна учесть и применить все положительные функциональные и модульные элементы той прежней уникальной финансовой системы, учесть всю коррекцию в будущих функциях денег на новой теоретической и методологической основе немарксистского базиса, изменения роли и материальной формы субститута, новой методологии оценки ценностей и особенность будущего уложения новой социальной конструкции, – Человечество. Для воплощения этого требуется разработка новой комплексной финансовой стратегии будущей России на переходный и последующий периоды развития новой цивилизации минимум до конца третьего столетия. У нас имеется основание заявить о готовности к разработке и предоставлении концептуальной базисной теоретической части к сказанному.

 

2.2.3. Разрушение одноуровневой банковской системы – открытие изолирующего занавеса мировой паразитирующей системе «процентщиков».

Аннотационный материал об одноярусной уникальной конструкции банковской системы СССР представлен в Приложении 6. Всеми своими преимуществами, отстроенная банковская система выполняла, наравне с финансовой системой СССР, защитную непреодолимую функцию по предупреждению и не проникновению в систему хозяйствования СССР всяких возможностей финансовой колонизации нашей страны деньгами от цивилизации западного, т.е. капиталистического типа. Ликвидация такой банковской защитной системы была не только мечтой со стороны западных финансовых воротил, это была целевая ориентация в несколько десятилетий, как единственный путь по завершению финансовой колонизации всей планеты.

Почему и как это произошло, каковы причинные факторы всему свершившемуся?

Проявление истинных первопричин и должно быть целью нашего исследования в интересах проведения профилактической реабилитации в действиях, связанных с разработкой и воплощением новой финансовой стратегии России.

Нынешняя экономика России конструктивно отстроилась в некую смешанную систему из осколков ранее существовавшего непрерывного единого цикла технологического промышленного комплекса и обрядилась в форму уродливого гибрида на базисе разобщенного отраслевого промышленного феодализма. Все мужественные административные потуги по обеспечению финансового сопровождения базисной части экономики, угасающей своими созидательными потенциалами в нарастающих темпах, опираются на неуправляемые отношения между государственной политической конструкцией управления и искусственно вменённой банковской системой, формально и отдалённо напоминающей западный тип. Всякие гипнотические попытки трибунного заверения со стороны государственных чиновников об уложении каких-то рыночных отношений в стране остаются пустыми декларативными заверениями, носят больше оправдательный характер, поскольку другого выхода у них не определяется всей сутью их стратегий, и быть иного в будущем не представляется возможным.

Необоснованно названные рыночными, всякие отношения в сфере частично сохранившегося промышленного производства с разорванным технологическим циклом, а также производства товаров и услуг, сферы потребления, – всё это в прямом смысле ориентировано на два, насильно вменённых западом, транзитных пути общего товарооборота, ежедневно опустошающего экономический потенциал России.

Первый транзитный путь увязан с экспортом дорогостоящих природных не восполняемых сырьевых ресурсов, торгуемых по навязанным обязательствам за бесценок, а также производимых промышленных полуфабрикатов с алчными интересами наживы узкой группой «дельцов» и чиновников прозападного служения, опустошающие общенациональные ценности коренных народов России и блокирующие развитие автономного универсального отечественного промышленного комплекса страны.

Второй транзитный товарно-денежный путь связан с приёмом, под покровом навязано ориентированной торговли вменёнными товарами, сомнительно нужного потребления, одновременно сопровождённый жестким устремлением со стороны западной рыночной экономики, разрушением всяких основ и возможностей по собственному производству более дешёвых действительно необходимых отечественных товаров у себя в стране.

Эти оба транзитных товарно-денежных пути неминуемо должны быть сопровождены отстроенной финансовой конструкцией, обладающей реальной возможностью по управлению денежными потоками, их распределении и удовлетворении любых других возникающих денежных функций в процессе установления всех товарных отношений, от производства до завершённой их реализации. При этом следует особо подчеркнуть, что более 3/4 всей сферы торговли принадлежит гешефтмахерам, не имеющим отношения к коренным народам страны и, зачастую, не являющимися её гражданами, соответственно выводя большую часть обращаемого объема денег от сферы торговли за пределы России. Делается в прямом смысле всё необходимое, что предопределяет для России условия окончательного обретения экономики догоняющего типа и уничтожении всяких перспектив в обретении самостоятельных путей её развития.

В таких обрядившихся условиях виртуальных рыночных отношений, базисная часть экономики не может ориентироваться и каким-либо образом обрести возможность опираться и применять для своего активного существования какой-то объём денежной массы от потребительского сектора и, в первую очередь, вследствие недоступности этих денег для самой производственной сферы.

Между базисной частью экономики и денежной массой потребительского рынка образовалась непреодолимая гранитная преграда – банковская система России.

Вследствие своего алчного ограниченного ума, ориентированного на сладовластие и наживу, реформаторы, копируя западную банковскую систему, даже не удосужились задуматься над тем, что банковская система – это обязательный элемент конструкции экономики рыночного, т.е. капиталистического (марксистского) типа. Её отсутствие, а равно и отрыв её от общей конструкции экономики и особенно её базисной части, означает обескровливание и последующее полное разрушение экономики вообще. Это знал даже тот издревле исторический Маркс, публично демонстрируя свою гениальную формулу «товар-деньги-товар», книжки которого реформаторы не посчитали нужным внимательно почитать, прежде чем приступить к реформистским деяниям.

Цель деятельности банков в рыночной экономике – не круглосуточная забота о кредитовании самой системы экономики, а извлечение прибыли через ссудные проценты в любой навязанной форме долговых обязательств в рамках ими отработанной и принятой практики. В западной экономике, благодаря многовековому общему историческому укладу организованного капиталистического бытия, как суть воплощенных исполнительских функционально-территориальных программных процессов при управлении извне со стороны Системы, доходность от всех основных видов деятельности примерно одинакова. Поэтому западным банкам принципиально всё равно, что и кого кредитовать, лишь бы охватить ссудными долговыми обязательствами всё и всех, что есть вокруг. Они, будучи в равной степени заинтересованности, кредитуют всю сферу промышленного производства, сельское хозяйство, крупные инвестиционные проекты на долгосрочной основе у себя и за рубежом, строительную отрасль жилищной и другой сферы, торговлю, сферу услуг и прочее. В результате этого, кредитные ресурсы в западной рыночной экономике распределяются относительно равномерно в общей системе хозяйствования. Предпочтения всегда отдаются крупным кредитным операциям, не пренебрегая и обслуживанием клиентов мелкого краткосрочного кредитования с разной причинностью применения финансов. В этой связи относительно свободных, т.е. так называемых мёртвых денег, в банках накапливается мало. Бывают краткосрочные моменты проявления относительно свободных денег от деятельности спекулятивного рынка ценных бумаг или сферы крупных трастовых финансовых операций, но и они, как правило, всегда предваряются рассмотрением каких-то перспективных программных ориентаций по дальнейшей их капитализации. В случаях проявления краткосрочного дефицита денег, со стороны ФРС США, Ватикана и системной финансовой структуры Рокфеллеров, он всегда будет удовлетворён «напечатанием новых денег». Для них это не проблема, она будет всегда красочно позиционирована какой-нибудь безупречной причиной с «театрализованным» участием государственных структур.

Главное устремление всей банковской западной системы – как можно больше охватить долговыми обязательствами маргинальных или относительно развитых государств, ведущих производственных конгломератов или крупных отраслевых направлений, трансконтинентальных и региональных направлений, особенно имеющих отношения к добыче природных сырьевых ресурсов, производству и распределению товаров потребления и прочее. Тем самым, осуществляется их конкретно ориентированная непременная цель – финансовая колонизация всего, из чего можно выжать все деньги на планете, приводя всех заёмщиков их капитала в повинное управляемое состояние.

Наивным реформаторам, с их безрассудным устремлением к созданию некой новой банковской системы России, было даже невдомёк – разве позволят международные финансовые бонзы обрести финансовую самостоятельность России, выжидая этот исторический момент почти 70 лет, разве они позволят себе ещё раз ошибиться и сохранить неприступную для них крепость в лице Финансовой и Банковской Систем СССР!

Реформистские мечтатели все интересы в построении финансовой самостоятельности России рассматривали только через масштаб и призму собственнических интересов и свою неуёмную алчность в обладании индивидуальной властности и наживы. Иного замысла у организаторов реформ не существовало, а списывать свершённое ими историческое преступление на случайные непредвиденные обстоятельства и последствия, – это ныне даже не является основанием для рассуждений на кухонно-бытовом, т.е. традиционном светском телевизионном уровне отвлечения внимания народа от истины через образовавшуюся философию познеров.

Именно таковая истина и легла в основу формирования некоего гибрида, исполняющего второстепенную обслуживающую функцию относительно западной финансовой и банковской системы, которую трудно назвать банковской системой России. Что ныне этот гибрид из себя представляет? Публично, т.е. в лаконичной легендированной форме некоего банковского правового поля, это позиционируется следующим образом:

Банковская система России – это совокупность национальных банков и других кредитных учреждений, действующих в рамках единого финансово-кредитного механизма. Включает в себя два уровня: Центральный банк Российской Федерации (Банк России) и кредитные организации.

Ключевым звеном системы выступает Банк России. По действующему законодательству его уставный капитал и иное имущество составляет федеральная собственность, которой он владеет, пользуется и распоряжается. Однако государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России не отвечает по обязательствам государства. Банк России есть юридическое лицо, с той лишь особенностью, что оно не имеет устава и не регистрируется в налоговых органах. Данная правовая норма, однако, оспаривается многими экспертами. Банк России — это некоммерческая организация, получение прибыли не является целью его деятельности. Прибыль после направления ее в резервы и фонды перечисляется в доход федерального бюджета. Источниками получения прибыли являются процентные доходы по кредитам и депозитам, доходы от операций с ценными бумагами и драгоценными металлами, полученные дивиденды по паям и акциям. Основными целями деятельности Банка России являются: защита и обеспечение устойчивости рубля, в том числе его покупательной способности и курса по отношению к иностранным валютам; развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации; обеспечение эффективного и бесперебойного функционирования системы расчетов.

Банк России имеет право эмитировать наличные деньги, изымать их из обращения, принимать решения о выпуске в обращение новых банкнот и монет. Разрабатывает и проводит в жизнь единую денежно-кредитную политику. Основными инструментами и методами являются: процентные ставки по операциям Банка России; нормативы обязательных резервов, депонируемых в Банке России (резервные требования); операции на открытом рынке; рефинансирование банков; валютное регулирование; установление ориентиров роста денежной массы. Непосредственно сам или через создаваемый при нем орган осуществляет банковское регулирование и надзор, главная цель которых – поддержание стабильной банковской системы, защита интересов вкладчиков и кредиторов. Высшим органом Банка России является Совет директоров – коллегиальный орган, определяющий основные направления его деятельности. В его состав входят председатель банка России и 12 членов Совета.

Национальные банки республик, будучи территориальными учреждениями Банка России, не имеют статуса юридического лица, не вправе принимать решения, носящие нормативный характер, а также выдавать гарантии и поручительства, вексельные и другие обязательства без разрешения Совета директоров.

Что же касается второго уровня банковской системы, т. е. кредитных организаций, то все они являются коммерческими структурами со статусом юридического лица. Основным мотивом их деятельности является получение прибыли. На осуществление кредитных операций они должны получать специальное разрешение (лицензию) Банка России.

Кредитные организации образуются на различных формах собственности – частной, государственной, муниципальной, собственности общественных объединений. Кредитные организации подразделяются на две больших группы: коммерческие банки и небанковские кредитные организации. Коммерческие банки имеют исключительное право осуществлять следующие банковские операции, а именно привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.

Небанковские кредитные организации могут осуществлять лишь отдельные банковские операции. Законодательство проводит строгую линию на четкое разграничение банковских и небанковских кредитных организаций. Преобладают среди кредитных организаций коммерческие банки. У них прослеживаются два направления деятельности. Первое из них – банковские операции, исчерпывающий перечень которых приведен в законе. Исчерпывающего перечня подобных сделок закон не содержит.

Кредитная организация вправе осуществлять любые сделки в соответствии с законодательством Российской Федерации. Как свидетельствует практика, в т, ч. мировая, кредитные организации способны предложить своим клиентам до 200 видов банковских услуг. Вместе с тем российским законодательством установлен прямой запрет на три вида деятельности – производственную, торговую, страховую. Запрещена кредитным организациям также монополистическая деятельность, в частности заключение соглашений и осуществление согласованных действий, направленных на монополизацию рынка банковских услуг, а также на ограничение конкуренции в банковском деле.

В таковой «лирической» тональности для всего сообщества пытаются вменить понимание и осознание лояльности и важности роли и функций созданной банковской системы России. Но, это до момента первого соприкосновения с ней любым гражданином России, уверенно «защищённым в своих правах» положениями не им принятой Конституции.

А что в действительности?

Смысл деятельности коммерческих банков заключается в том, чтобы любыми доступными способами в рамках дозволенного им правового поля аккумулировать у себя временно высвобожденные деньги и перераспределять их с наибольшей для себя выгодой. Всякие свободные деньги, это временно выведенные из оборота, но они не являются лишними. В экономике России лишних денег нет, наоборот уложилась их катастрофическая нехватка. Всякий рост банковских резервов совершенно не означает положительной тенденции роста экономики, а наоборот – это показатель нарастающего обескровливания промышленного производства России, т.е. омертвление базовой части экономики. Всё дело в том, что банки нашли свою выгоду при вложении в основном в торговлю, строительство и сферу услуг, и всё.

В развитии промышленного производства, инновационную деятельность и прикладную науку, развитие транспорта, сельского хозяйства, поддержание и развитие всех комплексных обеспечивающих коммуникаций, здравоохранение и прочее основоположение бытия людей, – банкам вкладываться не выгодно вследствие продолжительной оборачиваемости денег и существенно более низкой выгоды, нежели в легкомысленную торговлю и спекуляцию. Более того, установилась непосредственная связь и организующее участие банков в блокировании процесса развития и соответствующего целевого быстрого разорения предприятий, выпускаемых отечественные товары сферы потребления, поскольку финансирование торговли импортом для банков не только выгодно, но и является сокрытым условием при получении заёмных финансовых средств от западной банковской сферы.

Коммерческие банки разбухают от денег, одновременно занимая принципиальную пассивную позицию относительно доступности денег для промышленной сферы.

В этой связи, само по себе наличие такой банковской системы в России, которую построили реформаторы – это оружие против развития её экономики, это инструмент окончательного разрушения отечественной производственной сферы, это путь приведения всей системы хозяйствования в состояние маргинального уровня догоняющего типа.

Именно этого и добивались «процентщики» западной рыночной экономики. Таким образом, с помощью реформистской банковской системы России полностью расчищена дорога для финансовой колонизации всей нашей страны и её коренных народов. Перед Россией встала задача стратегического уровня и значения, – формирование новой банковской системы,  принципиально изолированной от западной экономики рыночного типа и сопровождающей её банковской системы, учитывающей особое функционально-территориальное наделение, лидирующую роль и значение России на нынешнем этапе исторического хронопроцесса, связанного с переходом на путь развития цивилизации нового типа.

 

2.2.4. Разрушение методологических основ социалистической государственной системы ценоформирования.

Как бы ни были «совершенны» все современные научно-методологические обоснования западной рыночной экономики, они в любом случае всегда будут опираться только на ушедшие в историю и потерявшие актуальность научные положения марксизма об объективном характере её экономических законов, имевшие место быть яко главное основание только для формирования западного капиталистического организованного бытия. Правильнее и точнее сказать, для бытия в прошлом. Для их безумствующего лозунга, а именно «Вперёд в прошлое», это временно только и приемлемо, но очень ненадолго!

Рыночниками таковое идейно-теоретическое базовое обоснование доведено до уровня кажущейся «неопровержимой декларативной догмы», но именно только оно и было взято на вооружение реформаторами России. Поскольку научные взгляды теоретиков марксистского основоположения, отстаивающих единственность и неотъемлемую справедливость только западной рыночной экономики, всегда отрицали объективность экономических законов при социалистическом типе цивилизации, соответственно, также традиционно и в унисон с ними и российские реформаторы отвергли экономические законы социализма, как объективные. А достоверна ли научная обоснованность действий российских реформаторов, опьянённых алчностью индивидуальной наживы вместо гуманной ориентации общего развития всего народа;

  • справедливы ли их действия в отношении коренных народов при разорении устойчиво сформировавшейся системы некапиталистического хозяйствования и присвоении ими всех совместно накопленных общегосударственных ценностей;

  • кто их вообще уполномочил развернуть в иную сторону Вектор Цели развития истории России вцелом и от имени какого «народа» присвоены ими таковые «самополномочия»?

Вся насильно вменённая несправедливость и научная необоснованность действий реформаторов особенно ярко проявилась в такой отдельной сфере Исторической катастрофы России, которая была связана с разрушением некапиталистического системного подхода по ценоформированию в системе социалистического хозяйствования СССР. Её вообще следовало бы рассматривать, как одну из важных преимущественных показателей против рыночной экономики, резко отличающих её от капиталистической методологии оценки ценностей, и выражающую истинную гуманность на равно-человеческую ориентацию по обладанию социальной справедливости во всём обществе.

Более того, независимо от марксистских и ленинских идей коммунизма вообще, таковая методология ценоформирования существенным образом влияла как на выбор самого пути в процессе развития цивилизации, так и построения особенной социальной конструкции организованного социалистического бытия и его резко контрастного различения от организованного бытия капиталистического типа. Другое дело, с каким качественным устремлением и с какой «чистотой душевного порыва» со стороны высшего руководства КПСС всё это было воплощено в жизнь, т.е. насколько соответствовала практическая действительность заявленной коммунистами идеологической доктрине о всеобщей социальной справедливости?

Ответ за эту практическую нечистоплотность воплощения ещё будут держать коммунисты перед историей и коренными народами.

Ныне для нас это не принципиально. Но!

Этой наиважнейшей подразумеваемой тонкости реформаторам осознать было не дано, поскольку напрямую в книжках о Ленине этого не указывалось, а в решениях КПСС таковое предусматривалось только или чаще всего, интуитивно. Обладая лишь способностью «ассигментной работы» в рамках ограниченных функций своего генотипа мозга, как вещно применённые исполнители, реформаторы ограничились бездумным плагиатом от своих западных попечителей и насильно вменили «рыночную» методологию ценообразования. В данный момент текущих суждений будет весьма уместно подчеркнуть некую особенность о том, что «ценоформирование» и ценообразование, – есть не одно и то же, что часто и сознательно путают рыночники реформаторы.

Прежде чем рассматривать методологию ценоформирования, применённую ранее в системе хозяйствования социалистического типа, хотелось бы подчеркнуть следующую особенность относительно крайне несправедливых и необоснованных ничем утверждений западных организаторов и их российских реформистских исполнителей о единственности и обязательной целесообразности по вменению рыночных отношений, как якобы непременного и единственно приемлемого экономического универсального базиса современности при построении организованного бытия для людей в любой стране мира. Особенно удивляет их наивная простота и самоуверенность в неопределённой, но и по сей момент так до конца и не сформулированной ими, какой-то саморегуляции!

Всякие суждения, исходящие с позиции некоего саморегулирования в обществе вообще, совершенно безрассудны. Где бы оно не позиционировалось:

  • толи в сфере рыночных экономических отношений между людьми или группами из них;

  • толи в сфере демократического, т.е. откровенно лживого «равного положения» для людей в рамках вменённого им какого-то «целесообразного» правового поля;

  • толи в сфере декларативно заявленного «равнодоступного и справедливого» социального уложения в самих конструкциях организованного бытия и прочее, – всё вместе это был нескрываемый бред безумствующих исполнителей, вовлечённых в процесс управления для организации программно предусмотренного извне бытия общества вцелом, ранее организуемого и проистекающего под руководством старой Системы.

В этой связи, всякие суждения о саморегулировании каких-либо отношений во всех сферах организованного бытия, – это есть факт полного незнания об управлении Системой извне и вещного применения людей в этом вменённом программном процессе!

Предварив наши последующие суждения некоторыми вышеуказанными уточнениями, целесообразно рассмотреть истинные особенности методологии ценоформирования при социалистическом типе хозяйствования. Будет не лишним ещё раз подчёркнуть, что она не зависела от коммунистических идей марксизма и ленинизма, а своими корнями незримо и обязательно опиралась на функционально-территориальное особое наделение самой России. Именно особое Российское функционально-территориальное наделение предопределяло проявление сути и сущности организованного бытия её коренных народов особенным образом, не характерным и не приемлемым для запада. Таковое особое наделение и способствовало якобы проявляющимся идеям по существенно отличающимся от запада нововведениям в сфере бытия, которые в свою очередь, воспринимались в качестве как бы различных основоположений и методологий, в том числе и ценоформирования, а идеи коммунизма в этом случае не причём. Всё вновь проявляющееся, в том числе и в области экономики, приписывали к теории коммунизма, как некое постоянно развивающееся учение без определения его конкретных функциональных и стратегических целевых рамок, как некий неопределённый фрагмент исторического хронопроцесса. Но причём здесь учение о коммунизме?

Товарное производство нельзя смешивать с капиталистическим производством, как пытаются всех в этом убедить рыночники. Капиталистическое производство есть высшая форма товарного производства в самом плохом смысле его антигуманной и паразитирующей функции в обществе, а именно это рыночники и пытаются скрывать. Капиталистическое производство, как практически необходимый фрагмент по обязательному созданию рукотворенных условий существования, из всей общей конструкции самой системы организованного бытия выступает своей внутренней функцией против социальной справедливости всех людей, вынужденно задействованных в нём путём эксплуатации их труда.

Однако, товарное производство не обязательно и не при всяких условиях ведёт именно только к капитализму. Товарное производство своим проистечением существенно старше капиталистического производства, но последнее совершенно не является обязательным в самом процессе развития цивилизации вцелом. Товарное производство существовало и на этапе рабовладельческого исторического хронопроцесса и обслуживало его, однако не привело к капитализму. Оно существовало и на этапе феодализма. Несмотря на то, что оно подготовило некоторые условия для капиталистического производства, оно не привело к капитализму. Товарное производство никаким образом не предусматривает обязательность формирования капитализма, как ныне пытаются утверждать рыночники. Капитализм является всего лишь вынужденным следствием от вменения «процентщиками» обязательной финансовой колонизации по всей сфере товарного производства. Именно только таким образом насильно вменённый капитал в процесс товарного производства обрёл себе своеобразные функции многостороннего социального паразитизма, подмяв под себя и свои «напечатанные» деньги, совершенно всё, что связано с формированием конструкции организованного бытия большинства людей планеты.

Не следует рассматривать «гениальную» марксистскую теорию, как некую суть единственного целесообразного основополагающего базиса западного экономического совершенства, как единственный путь развития цивилизации вообще. Скорее всего,марксистская теория, это сокрытое оправдание вменённого финансового насилия в товарное производство под видом некоего капитала со стороны узкого круга исторических самозванцев, присвоивших себе функцию печатания денег и паразитирующих за счёт этого. Из этого следует и обязательность всех последующих вменений различных форм насилия во все сферы бытия людей, как необходимый элемент защиты самого капитала, в том числе и насильственное вменение обязательных рыночных отношений и специфичной методологии ценообразования и прочее. В этом и есть вся хитро сокрытая сила капитализма, и более того, он не является единственным целесообразным путём развития цивилизации вцелом. Но разве могли себе простить «рыночники» западного марксистского основоположения существование иной формы товарного производства, такой как социалистическое товарное производство? Разве может их алчность к нарастающей наживе позволить им спокойно существовать, если их ничем не подкреплённые пустые финансы до сих пор не наполнились ценностями сырьевой природной благодати, закрытые от них в России? 

Ответ очевиден.

Методология социалистического ценоформирования вцелом, как совершенно новый базис по разрешению исторических проблем социальной справедливости, одновременно являясь одним из объективных законов социалистического товарного производства, была одним из существенных барьеров, не позволяющих беспрепятственно вменить западную финансовую колонизацию в Россию и разрушить социальную гармонию в обществе. По этой причине и российские «рыночные» реформаторы не только отвергли объективность такового закона, но и вообще разрушили методологическую основу ценоформирования социалистического товарного производства, поскольку она реально мешала внедрению их разрушительных реформ, в том числе и в решении проблем, связанных с вменением комплексного социального паразитизма и выгодным ценообразованием только для узкого круга лиц.

Хотелось бы декларативно уведомить господ реформаторов-рыночников в том, что объективный характер экономические законы носят не только при рыночной экономике. Даже если экономические законы объективны, включая и законы на базисе марксистского основоположения, это не означает, что действия этих законов являются неотвратимыми, осуществляющимися со стихийно неумолимой силой, не поддающейся воздействию людей. Общество не бессильно перед лицом экономических законов. Оно может, познав экономические законы и опираясь на них, ограничить сферу действия одних законов, дать простор другим, пробивающим себе дорогу. Социально справедливое общество, без западных нравоучений и ими навязанного образа жизни, может самостоятельно применять экономические законы с полным знанием дела, своим уровнем познания объективной окружающей действительности, исторического опыта бытия своих коренных народов, использовать их в интересах всего общества и таким образом покорить их, добиться управляемого господства над ними.

Но, таковое не только может, но и должно быть подвластно участию и в интересах именно всего общества России, а не отдельной самозваной группы, устремившейся к алчной наживе и удовлетворению интересов личностного характера. Россия другая страна, её народ однажды уже попробовал фрагменты социальной справедливости ранее и лживые лозунги некоего «демократического равенства» надолго терпимыми этим историческим коренным народом быть не могут. Реформаторам, а они этого не желают осознавать, уже уготован приговоренный эшафот за историческое преступление.

Довольно этой унижающей «простоты» безумствующих рвачей временщиков, пытающихся убедить людей в том, что голодная и разорённая Россия, но с рыночным уложением экономики, существенно выгоднее коренному народу и прогрессивнее как своим униженным уровнем, так и вменённым ей путём развития в никуда, чем иная другая!

Реформаторы прозападного типа по сей день пытаются не только отрицать объективность экономических законов социалистической экономики, но и уверять, что она была неуспешной, и по этой причине не смогла бы вывести страну из сложившегося затруднения начала 90-х годов. Но так ли это, не является ли указанное упрощённым популистским приёмом простого насильственного захвата власти в стране представителями прозападного служения, действия которых не имели под собой какого-либо законного основания? Если это действительно так, то законны ли они ныне вообще?

Совершенно очевиден тот факт, что для того чтобы быть успешной, хозяйственная политика должна была бы прежде всего сообразовываться во всём с требованиями основного экономического закона социализма. Этим требованиям должна была удовлетворять и советская политика цен.

Существенные черты и требования основного экономического закона социализма, определяющего сущность социалистического производства, все главные стороны и все главные процессы его развития, были сформулированы следующим образом:

  • обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники.

Может быть, кто-то из реформаторов осмелится заверить, что это было не так?

В противовес современному капиталистическому, т.е. неудавшемуся рыночному нынешнему производству России, целью которого является обеспечение максимальной прибыли узкой группы случайных исторических выскочек, социалистическое производство было действительно подчинено интересам общества, человека, удовлетворению его материальных и культурных потребностей. Это доказала история, а противоречить этому может только безумец. Коренная противоположность целей производства между нынешним рыночным капитализмом России, обрядившимся в форму промышленного феодализма и общественным производством при социализме в СССР, приводят к принципиальному различию и средств, при помощи которых эти цели осуществляются.

Цель современного капиталистического рыночного производства достигается только при помощи эксплуатации, разорения и обнищания большинства коренных народов страны, путем насильственного социального закабаления и нарастающих темпов разграбления общегосударственных ценностей и природных ресурсов, используемых для обеспечения наивысших прибылей узким кругом исторических преступников-реформаторов.

В отличие от нынешнего рыночного, цель социалистического производства в СССР достигалась при помощи непрерывного роста и совершенствования социалистического общественного производства, ориентированного на обретение блага всеми членами общества почти равномерно. Естественно, были некоторые отклонения и перегибы, но причиной всему, – не методология ценоформирования и народ, а «талантливое» управление его рулевого, т.е. ЦК КПСС. Это исторический факт, который из истории страны не вырежешь. Только слишком коротка память у самих реформаторов, получивших в своё время в этой стране всё необходимое для своего самодовольного существования. Но это недостаток их ума, а не ошибки истории развития социалистического товарного производства и социалистической методологии ценоформирования.

Вместо характерного для капитализма развития производства с перерывами от подъёма к кризису и от кризиса к подъему, социалистическое общество осуществляло непрерывный рост своего производства, более того, ещё и будучи в состоянии постоянного отрицательного внешнего воздействия. Вместо периодических перерывов в развитии техники, сопровождающихся разрушением производительных сил общества при капитализме, – непрерывное совершенствование производства на базе высшей техники при социализме происходило и этому были свидетели, – все народы мира.

Экономическая советская теория воспроизводства и развития, применительно к социалистической экономике, в своё время сформулировала экономический закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства при социализме. Сущность этого закона заключалась в том, что в результате обобществления средств производства возникала возможность и объективная необходимость планомерного развития народного хозяйства и управления его функционированием на некапиталистических принципах, т. е. постоянно поддерживаемой обществом пропорциональности в развитии всех частей народного хозяйства. Превращение этой возможности и объективной необходимости в действительность, осуществлялось при социализме путем государственного планирования народного хозяйства. Одна из важнейших задач такого планирования заключалась в обеспечении пропорционального развития народного хозяйства, в предупреждении и недопущении возникновения диспропорций и в устранении последних, в случае их появления.

Действия закона планомерного, пропорционального развития народного хозяйства могли давать должный эффект, если они опирались на основной экономический закон социализма. Планирование народного хозяйства добивалось положительных результатов лишь при соблюдении двух условий:

  • если оно правильно отражало требования закона планомерного развития народного хозяйства;

  • и если оно сообразовывалось во всём с требованиями основного экономического закона социализма.

В социалистическом обществе сохраняли своё действие в известных пределах закон стоимости и такие экономические категории, как стоимость, цена, себестоимость, прибыль, налог с оборота, процент за кредит.

В отличие от основного экономического закона социализма и закона планомерного пропорционального развития народного хозяйства, закон стоимости не принадлежал к экономическим законам, возникшим при социализме на базе обобществления средств производства. Закон стоимости является законом товарного производства, как такового. Он возник вместе с товарным производством ещё при рабовладельческом строе, а затем обслуживал феодальное общество и капитализм. Действие закона стоимости при социализме было связано с тем, что и в социалистическом обществе сохранялись в известных пределах товарное производство и товарное обращение. Это совершенно нормально. Вся тонкость состоит в том, на какой методологической основе осуществлялся весь процесс ценоформирования и с какими целями?

Существование товарного производства при социализме являлось следствием того, что развитие социалистического производства осуществлялось в двух основных социально справедливых формах – общенародной и колхозной. В условиях двух социально справедливых форм собственности обмен продуктами между промышленностью и сельским хозяйством происходил, лишь в единственно приемлемой к тому времени форме купли-продажи товаров. А там, где имеются товары, естественно должна была существовать стоимость и формы стоимости, соответственно и непременно должен действовать закон стоимости.

Но с какой методологией оценки? Поскольку сфера товарного производства и обращения товаров была существенно ограничена и охватывала в основном потребительскую продукцию промышленности и сельскохозяйственную сферу, то и действия закона стоимости также были ограничены весьма узкими рамками его проявления в этой области распределения и перераспределения товаров. Но это был управляемый процесс по самой количественной оценке и был ориентирован на цели разрешения проблем социальной справедливости всех коренных народов страны. Он никогда не отпускался в какое-то саморегулирующее состояние и, тем более, не имел целей социального паразитизма одного класса над другим или решения каких-то проблем частного характера для узкой группы лиц. В отдельные периоды истории развития социалистического производства наблюдались некоторые перегибы в руководстве самим процессом воплощения данной методологии оценки, но они носили человеческий конъюнктурный характер, а не системный.

Сами действия закона стоимости при социализме были ограничены непосредственно только сферой обращения потребительских товаров, где он выполнял в известных пределах только лишь роль регулятора обмена, т.е. условного регулятора цен. Однако то обстоятельство, что потребительские продукты, необходимые для покрытия затрат рабочей силы, производились и реализовывались как товары, подлежащие действию закона стоимости, это и привело к ограниченному воздействию закона стоимости в сфере производства. Так как потребительские продукты не просто распределялись, а продавались и покупались за деньги, то и доля отдельных работников социалистического общества в общественном фонде потребления также выступала в денежной форме, в виде денежной заработной платы.

Существование же денежной заработной платы приводило к тому, что:

  • во-первых, реальное значение доли отдельных работников социалистического общества в общественном фонде потребления самым непосредственным образом было связано с уровнем цен на потребительские товары, на образование которых оказывало в известных пределах регулирующее воздействие закон стоимости;

  • во-вторых, в силу существовавшей при социализме необходимости соответствия между долей отдельного работника в общественном фонде потребления и долей его в общественном труде, затраты труда на производство продукции при социализме измерялись также в денежной форме.

Таким образом, закон стоимости, утративший полностью роль самого регулятора производства в условиях социалистического общества, всё же сохранял некоторое почти условное известное воздействие на производство, так как здесь был необходим стоимостный (денежный) учёт затрат труда и денежный контроль за деятельностью предприятий. Даже в сфере производства средств производства, находящихся вне границ действия закона стоимости как регулятора цен, сохранялась необходимость в использовании отдельных форм стоимости, в существовании контроля рублём за деятельностью предприятия, в калькуляции затрат на производство продукции, в использовании денежных расчётов в отношениях между предприятиями, в определении цен. Эта необходимость была вызвана скорее применением единой учётной укладки, т.е. учётом и отчётностью в интересах более тонкого и совершенного планирования всего процесса производства. Поскольку, таким образом, в советской экономике сохранял действие экономический закон стоимости, это находило отражение в плановой хозяйственной политике социалистического общества. В этом вопросе следует различать две стороны. Известно, что закон стоимости имеет исторически преходящий характер. Он является исторической категорией, связанной с существованием товарного производства.

Однако существовала другая сторона вопроса о действиях закона стоимости на социалистическое производство, состоящая в том, что в условиях социалистического хозяйствования закон стоимости мог и должен был успешно использован в интересах всего социалистического общества. Этим достигалась относительная социальная справедливость для всех, а не удовлетворение алчной наживы отдельных групп.

Диалектика развития социалистического общества состояла в том, что подготовка действительного перехода того времени от социализма к коммунизму, с существованием которого несовместимо товарное производство и товарное обращение, требовали всемерного использования таких экономических инструментов товарного производства, как советская торговля и деньги. При использовании закона стоимости в интересах социалистического производства хозяйственная политика не могла не учитывать опасности проявлений стихийных действий закона стоимости, как закона обычного товарного производства, и необходимости обуздания их. Поскольку они могли препятствовать осуществлению требований закона планомерного, пропорционального развития народного хозяйства страны, а также стремлению к соблюдению социальной справедливости при распределении благ и услуг.

Так, вводя колхозную торговлю хлебом и другими сельскохозяйственными продуктами, руководство страны отчётливо различали две стороны вопроса о колхозной торговле. Колхозная торговля была необходима и полезна в то время, поскольку она способствовала расширению товарооборота между городом и деревней, обеспечивала колхозам и колхозникам дополнительный стимулирующий источник дохода и повышала тем самым заинтересованность колхозников в укреплении колхозного строя и росте общественной собственности. Однако при неправильном проведении колхозной торговли, неудовлетворительном руководстве колхозами она могла оказывать и вредное влияние, порождая спекулятивные тенденции среди части колхозников, ослабляя ответственность за выполнение обязательств перед государством. Для того чтобы эта отрицательная сторона колхозной торговли не брала верх, нужно было организовывать дополнительные формы контроля, в том числе и общественного характера. Это не носило системный характер, а чаще выражалось через национально-региональное проявление. Не могли представители отдельных народов удержаться от своего инстинкта обязательно чем-нибудь поторговать.

Мы своими рассуждениями не пытаемся позиционировать только положительные моменты методологии ценоформирования при социалистическом товарном производстве, ибо при её практическом воплощении были и существенные ошибки, и принципиальные отклонения. Таковым отклонением на определённом этапе явился хозрасчёт.  Хозяйственный расчёт представлял собой метод управления предприятиями на основе использования в интересах развития социалистического производства, опираясь больше на действия закона стоимости. Однако этот метод мог быть успешно использован в интересах социализма лишь в том случае, если практика проведения хозяйственного расчёта отвечала требованиям закона планомерного, пропорционального развития народного хозяйства, если она была подчинена интересам выполнения государственного плана. В противном случае развязывались стихийные действия закона стоимости, ведущие к подмене общегосударственных интересов узковедомственными коммерческими интересами отдельных предприятий, ведомств, районов или даже республик. Именно с этого теоретически ошибочного экономического момента, начался этап развала методологии ценоформирования и даже отдельных фрагментов экономики, и это была вменённая и очень серьёзная ошибка, которую не сумели распознать коммунистические теоретики. Вот яркий пример тому, как могут попытки совершенно несовместимых проявлений отрицательно влиять на устойчивость и развитие строго сформулированной жёсткой Системы Хозяйствования!

Следовательно, использовать закон стоимости в интересах социалистического общества – означало обуздать проявления неуправляемых действий закона стоимости, противоречащие требованиям закона планомерного, пропорционального развития народного хозяйства, с одной стороны, и дать простор и должное направление тем действиям закона стоимости, которые могли быть использованы в интересах непрерывного роста и совершенствования социалистического производства, – с другой.

Несколько опережая суждения, возникает серьёзный теоретический и практический вопрос, связанный с исследованиями о необходимости в будущем сохранения торговли в социальной конструкции «Человечество».

Должно быть, временно возможно, поскольку перераспределение товаров и доведение их до непосредственного потребителя на Переходном периоде неминуемо без торговли. Но, введение каких-либо форм только неуправляемой частной торговли исключено. Государство обязано сохранить за собой право полного и строго учётного распределения всех произведённых объёмов товаров и услуг, а также установления функций обязательного регулирования цен, ограничивая возможность алчного устремления наживы случайными частными торговцами. Государство обязано побеспокоится об этом, в первую очередь, сохраняя за собой право государственной собственности на все объекты, где осуществляется процесс торговли. Особое внимание следует обратить на развитие торговой государственной отрасли во всём его комплексе, ограниченно предоставляя право аренды торговых площадей для частных лиц, в основном реализуемых товары народного промысла и творчества, но только из числа местных коренных народов.

Все общепроизведённые товары должны реализовываться только через государственную систему торговли.

Цена – это есть денежная форма стоимости товара. Она исторически возникла вместе с товарным производством и товарным обращением. Существование цен в социалистическом обществе было связано с существованием в нём в известных границах товарного производства и товарного обращения, а тем самым и закона стоимости.

Поскольку цена является формой стоимости, образование цен и изменение их уровня не может быть произвольным, оно имеет, в конечном счёте, своим объективным основанием выражение общественно необходимых издержек производства продукции, выраженных в денежной форме. Вместе с тем, в силу свершённого обобществления средств производства, в условиях действия основного экономического закона социализма и закона планомерного, пропорционального развития народного хозяйства, изменилось коренным образом назначение цен и характер их движения при социализме. Изменилась и социальная суть цены, она уже не выражала собой завершающее проявление финансового насилия над личностью со стороны паразитирующей группы самовыдвиженцев.

Прежде всего, на базе социалистического обобществления средств производства и действий закона планомерного, пропорционального развития народного хозяйства для Советского государства впервые за историю проявилась возможность планомерного установления цен на решающую часть продукции народного хозяйства. Осуществляя плановое установление цен, Советское государство исходило из политики цен, предусматривающей систематическое снижение цен на продукцию государственных предприятий. Эта политика являлась отражением существенных требований основного экономического закона социализма. Присущие социализму непрерывный рост и совершенствование производства на базе высшей техники вели к непрерывному росту производительной силы общественного труда и снижению на этой основе общественно необходимых издержек, соответственно и стоимости производства продукции. Так как социалистическое производство было подчинено интересам удовлетворения потребностей общества, то возникающие для общества выгоды в результате роста производительности общественного труда реализовывались в целевом факте – снижении цен. В свою очередь снижение цен вело к увеличению ёмкости внутреннего рынка, повышению платёжеспособного спроса на продукты и тем самым являлось побудительным стимулом роста производства.

Таким образом, систематическое снижение цен представляло объективную закономерность социалистического общества. Оно предполагало, что основные средства производства принадлежат всему обществу, а целью общественного производства являлось максимальное удовлетворение потребностей всего общества.

Напротив, систематическое и планомерное снижение цен немыслимо при капитализме вообще, так как это шло бы вразрез с их основным экономическим законом капитализма. Капитализм знает вынужденное падение цен, т.е. как принудительное, насильственное обесценение капитала в период кризисов. Ему известен также и демпинг, как острое средство конкурентной борьбы в интересах завоевания рынка и последующего монопольного господства на нём, но он не знает и не может знать снижения цен, как сознательно и неуклонно осуществляемый акт управляемой ценовой политики, так как это означало бы, что капитализм перестаёт быть капитализмом. Для современного капитализма, т.е. некоего уродливого гибрида рыночной алчности, в особенности в России, характерно систематическое взвинчивание цен, рост дороговизны, осознанное разрушение социальной справедливости, как один из методов ограбления коренных народов с одной целью – его уничтожения.

Цены в социалистическом обществе представляли такую форму стоимости, которая использовалась на самых различных участках социалистической экономики:

  • в экономическом обороте средств производства в пределах государственного производственного сектора (оптовые цены),

  • в экономическом обороте сельскохозяйственного сырья между колхозами и государственной промышленностью (заготовительные цены),

  • в обращении потребительских товаров (розничные цены).

Цены в СССР использовались в целях:

  • систематического роста реальной заработной платы рабочих и служащих, и доходов крестьян на основе повышения покупательной силы денег,

  • расширения ёмкости внутреннего рынка и организации потребительского спроса,

  • развёртывания объёмов и ассортимента товарооборота,

  • укрепления дополнительных стимулов роста производства и экономии затрат,

  • увеличения комплексного накопления общенародного капитала.

Цены использовались в практике составления и проверки выполнения государственных планов, в калькуляции издержек производства и обращения, а также в экономических расчётах нового строительства.

Давать пошаговую оценку действиям реформаторов по ликвидации основ цивилизации социалистического типа, – это дело больше прокурорское, а нам следует в итоге заявить о следующей системной оценке свершённого.

Разрушение таковой методологии ценоформирования социалистического товарного производства, служащей впервые в истории развития человечества интересам социальной справедливости и наиболее полному удовлетворению, и равномерному распределению благ и услуг, явило собой конкретную антинародную цель всех действий реформаторов прозападного служения.

Само по себе, это приводит к единственному выводу: цель таковых реформистских действий выходит за рамки простого преступления против уложившейся и развивающейся цивилизации социалистического типа,  поскольку это есть историческое преступление против коренных народов России! Иной истинной оценки этому не существует.

Blank

 

 

 

 

 

 

Б.В.Маков

Источник: http://www.salvatorem.ru/?page_id=608

Метки: блог, в мире, важное, веды, Видео, власть, война, геноцид, Евразия, Жизнь, здоровье, знания, империя, история, Китай, компиляция, Культура, Левашов, МАКОВ НИИ ЦУС, медицина, мнения, наука, нии, НИИ ЦУС, НИИ ЦУС хатыбов, Новороссия, Новости, образование, общество, политика, противостояние, прошлое, Путин, развитие, религия, РНТО, рнто шкруднев, РНТО-"СВЕТЛ ФЛОРА", РНТО-БРАСЛЕТЫ СВЕТЛ, РНТО-СВЕТЛ, Россия, Русы, Русь, Север, славяне, СМИ, ссср, США, Тартария, технологии, Украина, хозяйство, эволюция, экономика

18 Комментариев » Оставить комментарий


  • 1301 638

    Ключевая фраза: “Но случилось всё наоборот.” Почему?
    В ответ на этот приведен 1000 и 1 довод, которые ничего в “истинной сути” не проясняют. Ларчик же открывается просто: в 1985 г. произошла закономерная смена парциального социокультурного поколения, внутренние свойства-признаки которого существенно отличались от поколения 1959-1985 гг. Кроме того, на это же время пришлось начало анархического политического режима 1985-2024 гг., начался глобальный социокультурный кризис, охвативший все подсистемы социокультурной системы. Перечисления феноменальных проявлений этого кризиса можно длить до бесконечности, но ничего по сути происходящего не проясняя.

  • 1719 1343

    Всё верно. Бог поможет России, русскому народу. Это действие осуществляется через пророка, мессию, – или царя.
    Пдлинная правда приведет народ не только к покаянию, но и осмыслению своего Места Божьего в мире, к спасению.
    А правда такова:
    Все русские сказания содержат некую царственность, речь в сказках подлинно древних идет о множестве царств: “В тридевятом царстве”. Эта царственность принадлежит русскому народу изначально.
    Факт второй Русской Правды:
    Ни одного истинного царя, то есть пророка, мессии за всю известную историю России не было. Все “цари” прошлого царями не являлись, но являлись всего лишь воеводами, рубиголовами, так как не несли своему народу подлинно духовную науку.
    Факт третий: социалистический строй (СССР) и наша история доказали возможность, справедливость и истинность всечеловеческого равенства, что подтверждается истинными словами из священного писания: “по Образу и Подобию Божьему создан человек”, то есть не рабом друг другу, а сотворцом.
    Истинное русское царство, справедливое, Божье – может быть только социалистическим. Истинный царь не в кабинете госвласти, а в народе, пророческим Словом обитает, духом святым, словом святым, делом святым спасительным ведёт народ к спасению, в долгожданное и святое Божье Царство России. Социалистическое Царство.

  • 1766 1170

    Слишком много букав ! А , коротко так : в 1917 группировка ашкеназов оседлала восстание народа против группировки сефардов . Затем под лозунгом обобществления изъяла собственность Русов . К 70 -м годам КПСС настолько обрусела , что практически все средние и нижние командные посты в СССР были заняты Русами . Единственным способом удержания власти и собственности для группировки ашкеназов стал государственный переворот . Что и было исполнено в 80-х под демократическими лозунгами . Подтверждение ? Смотри кого запрещено сегодня критиковать . Именно эти у власти .

    • 4639 3401

      коротко и верно,ашкеназы и сегодня и Путин из тусовки их же(команда Собчака-нарусова,кудрин,маневич,мутко,,фурсенко,все питерцы народоненавистники)Ну и выход каков Петров Игорь,если коротко.

      • 1766 1170

        +МАРИНА

        ПО ПРОЧТЕНИИ СТАТЬИ ” RASHKINЫ дети ” С ПОДЗАГОЛОВКОМ

        ” Почему отечественная элита презирает свою страну? ” Из статьи ( “RASHKINЫ дети “) ПОДУМАЛОСЬ : – КОМУ – ТО ЕЩЁ ИНТЕРЕСНО ПОЧЕМУ ” ЭТИ ” , С ПОЗВОЛЕНИЯ СКАЗАТЬ , ЭЛИТАРИИ ПРЕЗИРАЮТ ? И С КАКОГО ПЕРЕПУГА ” ЭТИ ” ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ? И СВОЮ БЛИЖНЕВОСТОЧНУЮ СРАНУ ” ЭТИ ” НЕ ПРЕДАЮТ , АЖ НИКАК . НУ , И ВОТ ВАМ ПАССАЖ ИЗ СТАТЬИ :

        ” Вся столичная «золотая молодежь» рассуждает в том же духе. Эти мальчики и девочки мнят себя кем-то вроде патрициев. Они уверены, что мерилом успеха является толщина кошелька, и что они вправе возвышаться над миром, поскольку законы писаны только для BYDLA.” ( Из статьи ” RASHKINЫ дети “)

        Да ” эти ” не мнят , а являются патрициями , по положению вещей на сегодняшний день , разумеется . И , буде оставаться таковыми , до тех пор , пока на их тезу : ” … всё куплю сказало Злато ! ” эти ” эти ” и их дети не получат от BYDLA ( безсловесный , безвольный , заклеймённый крупный рогатый скот – польск ., разговорное , презрительное ) антитезу : ” …всё возьму сказал булат ! ” А , пока , одно BYDLO пишет статейки , а другое эти статейки почитывает , статус КВО сохраняется . Умные умствуют , а храбрые действуют ! Полагаю , кто действует , а кто умствует понятно . Так , что патриции они – патриции ! Ведь это они действуют !

        НУ , ВЫ , ДЕРЖИТЕСЬ ЗДЕСЬ ! И ХОРОШЕГО , ВАМ , НАСТРОЕНИЯ !

    • 2520 1493

      Вооружённая группировка ашкеназов (а проще говоря, банда) в составе 300 харь прибыла в Россию на пароходе прямиком их Нью-Йорка, само собой не на собственные бабки, и никакого восстания никакого народа не осёдлывала. Они тупо осуществили гос.переворот, точно такой же как на украине в 2014 году. Это еврейские технологии и они хорошо известны. А про “русов” это вам сейчас впаривают те же самые жыды, которым надо поднять русских дебилов скинуть Путина, который им всю малину обосрал. Не было в руководстве никаких “русов”, патамушта жыды не такие дураки. чтобы власть отдать русскому ваньке. Ванька в поле пахал да на заводе, да на войне погибал, а властью от его имени жыдыыы распоряжались…

  • 1766 1170

    Всем кто поддержал мой комментарий моя душевная благодарность .

  • 6041 4644

    У власти организованная престпная группировка жидомасонов во главе с двойником Путина. Настоящий Путин умер ещё в 2007 году. Эта банда разграбила страну, а сейчас хочет страну поделить по частям. Россией сейчас управляют Ротшильды, через куклу Путина. Читайте как разграблялась страна и кем.
    https://cont.ws/post/269635 А здесь написано кому сейчас принадлежит Россия и кто ей управляет. В конце текста обязательно посмотрите видеоролик про настоящего Путина и его куклу. http://espavo.ning.com/profiles/blog/show?id=3776235%3ABlogPost%3A1538220&commentId=3776235%3AComment%3A1538550&xg_source=activity
    ГДЕ РОССИЙСКАЯ АРМИЯ? ВЕДЬ ВСЕ ОФИЦЕРЫ ДАВАЛИ ПРИСЯГУ СЛУЖИТЬ НАРОДУ, А СЛУЖАТ БАНДЕ.

  • 7038 3296

    Зачем столько воды? Кто организовал развал СССР? Кто такие Ротшильд, Рокфеллер, Морган…, кому они подчиняются, кому служат?

    • 129 129

      Правильный вопрос будет… Кто он? “Если есть творение, то есть и Творец. Гэб сотворён своим Отцом. Гэб имеет творческое начало в себе, но Творцом (с большой буквы) Он не является, поскольку не творит в масштабе Солнечной Системы, его масштаб планетарный. Гэб для живых существ есть планетарный Логос, Планетарный Дух, частичка Вселенской Иерархии.

      Иерархически Он подчиняется своему Отцу, Творцу, который является автором особых взаимоотношений с Сыном. Этот Творец известен не только по Библии, но и по гностическому Учению, под именем Ильдабаоф – «Рождённый из Яйца».
      Ильдабаоф отвергает Иерархию, отвергает свободу Сына, и помещает всё живое в астральную тюрьму.
      Ильдабаоф не является носителем пола, но может иметь мужской и женский Лики. Также, сам по себе Он не плох и не благ, Он имеет свой нрав, свой характер. Вспомним, каким традиционное церковное видение изображает Яхве-Ильдабаофа: мускулистым дедом, с указующим перстом. Ангелы – его служебные духи, по той же традиции, совершенно слепы, и только исполняют Его волю.

      Это – не сам Творец, это «лишь» Его Лик. Беда в том, что Он отождествил себя со своим ликом, и действительно считает себя носителем мужского начала, отсюда такое неприятие женского начала в природе у последователей Лика.
      Он не является демоном, Он не является Великим Архитектором Вселенной. Он не творил Вселенной, Он сотворил только Гэба, чьё начало не подвергается сомнению. Лик Гэба совпадает с носимыми энергиями творческого потенциала.
      Аналогом Гэба является Сварог. Есть и другие аналоги. Гэба и Нут разлучил ревнивый Амон. В славянском мифе есть иная линия поведения: Род, сотворив Сварога и Ладу, скрылся обратно в яйце, из которого произошёл. По другому мифу, Род распространил себя в природе, сделав всё собой.”

  • 24238 8496

    Все согласятся,что голова существует не только для того,чтобы есть.Но,если мы едим не всё подряд,то и думать должны что читать,какой мусор в голову не допускать.

    • 129 129

      Разве Вас, заставляют поедать зёрна вместе с плевелами? Чтобы знать где правда а где ложь, нужно знать. Во многих своих суждениях Вы, опираетесь на следствие. Следствие, по своей природе, непостоянно и дискретно до бесконечности, это очень зыбкая почва, что бы на ней основывать свои выводы и действия.

      • 24238 8496

        Меня невозможно заставить принимать всё подряд,так как я из искателей истины,а они в первую очередь живут по-совести,а уже во-вторую очередь получают различение добра и зла.Это условие его получения,потому и докапываются до истины.Исхожу из знания кто 3000 лет назад создал библейскую концепцию и внедрил её в жизнь,т.е. рабовладельческую ростовщическую систему,и как осуществляется управление ею.Вы пишете “Чтобы знать где правда а где ложь, нужно знать.”-,т.е. чтобы знать,нужно знать?И где здесь смысл?К тому же знание не определяет нравственность,а от её уровня и зависит мировоззрение человека,его сознание,понимание реальности,его судьба.А написала я о том,что предлагаемый материал – очередной увод от реальности,теория,которая не предлагает людям технологии строительства общества справедливости,т.е. мусор интернета,которым не стоит засорять свой мозг.Жаль,что Вы этого не поняли.

        • 129 129

          “Меня невозможно заставить принимать всё подряд,так как я из искателей истины,а они в первую очередь живут по-совести,а уже во-вторую очередь получают различение добра и зла.Это условие его получения,потому и докапываются до истины.” Потому, не докапываются до истины, а не ведают, что творят.
          “Вы пишете “Чтобы знать где правда а где ложь, нужно знать.”-,т.е. чтобы знать,нужно знать?И где здесь смысл?” Процесс познания бесконечен, до этого Вы должны были додуматься самостоятельно, потому и составил предложение подобным образом.
          “К тому же знание не определяет нравственность…” Именно знание (в первую очередь) и определяет нравственность. Потому так важно от кого идёт знание. Нрав – поведение по отношению к реальности. Нравственность же, вообще, есть явление двух своих типов: низкая – когда идёт пропаганда иллюзий. Человек с низкой нравственностью несколько ошибочно называется безнравственным, то есть без нрава, но таковых не существует. Высокая же нравственность – это пропаганда Пути, Служения, Долга. Посмотрите на себя, как менялась Ваша нравственность по отношению к полученному знанию.
          “А написала я о том,что предлагаемый материал – ” А написали Вы то, что продиктовала Ваша самость, опираясь на то, что позволили знать и исходящий из этого уровень нравственности.

          • 24238 8496

            Знания определяют нравственность?Уж Гитлер то и его команда были очень знающими,не зря всё,чего достигли наци,так старательно схватили и увезли к себе в Америку воины второго фронта.Главная ошибка и понятно почему.Не профессионал в этой сфере.Почитайте хотя бы А.С.Макаренко,полюбопытствуйте о его технологии изменения нравственности преступников.И ещё,Вы не путаете нравственность с моралью?Уясните,что это разные сферы проявления личности.А о самости – смешно,ей Богу!

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)