Немецкие фотографии русской деревни 1942-1943 гг. Фотограф Асимус Реммер

4282 9

Немецкий фотограф Асимус Реммер, служивший во время Второй мировой в вермахте, сделал в 1942-1943 гг. серию снимков в Калужской области.

Асмус Реммер родился 18 октября 1909 года в Германии в городе Лангбалиг (округ Фленсбург) в семье художника Эдуарда Реммера и фотографа Берты Реммер. Закончил школу, учился фотографии в ателье своей матери и в г.Гамбург-Гарбург. В 1925 году унаследовал фотоателье своей матери в Лангбалиге. Работал фотографом, специализируясь в области портретной, жанровой и пейзажной фотографии. Был владельцем собственного ателье с фотолабораторией. В 1935 году начал издавать почтовые открытки. В 1937 году сдал экзамен на звание мастера фотографии.

С 1940 по 1945 гг был солдатом вермахта. Служил в пехоте, в 1942-1943 гг участвовал в боевых действиях на территории СССР, затем во Франции. В мае 1945 года попал в американский лагерь для военнопленных, откуда вернулся осенью того же года.

В 1954 году Реммер открыл во Фленсбурге фотостудию, которую позже передал своему сыну. С 1969 по 1998 гг работал в своем ателье в Вестерланде, печатая фотографии из собственного архива и из архива своих родителей.

http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188156_0_112dc0_3f5cd9a9_orig.jpg
“Воробьева гора” (Калужская область)

Асмус Реммер является одним из пионеров в области цветной фотографии. В то время у него были маленькая фотокамера «Фохтлендер», фотокамера «Плаубель-Макина» (6х9) и цветная фотопленка «Агфа» для съемки диапозитивов.

http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188168_0_112dc1_a520af1c_orig.jpg
Портрет крестьянок (Калужская область)

В своем дневнике Асмус Реммер так описывает свою первую встречу с Россией: “Нас высадили на вокзале в Павлиново (Калужская область) в кировском лесу недалеко от Москвы. Мы сделали длинный ночной переход, прежде чем перед восходом солнца увидели первую русскую деревню. Засыпанные снегом дома возникли неожиданно. Из печных труб в розовое утреннее небо поднимался дым. Русская женщина набирала воду из колодца… У меня возникло ощущение, словно я читаю Библию, и я воскликнул: “И здесь мы ведем войну?”. В этот момент мне стало плохо и мои товарищи внесли меня в избу. Очнувшись, увидел стоявшую передо мной на коленях русскую девушку, которая поила меня с чайной ложечки горячим молоком с медом. Я сказал ей: “Я мог убить твоего мужа, а ты беспокоишься обо мне”.

http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188515_1.jpg
Девушки села Акимовка под Калугой

Асмус Реммер писал: “Когда мы проходили через другие русские деревни, мне тем более стало ясно, что было бы правильно как можно быстрее заключить с русскими мир. На сделанных мной фотографиях видно, что русские не обращали внимания на мою военную форму и относились ко мне скорее по-дружески!”

http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188533_2.jpg
На день Святой Троицы в деревне Патерки


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188537_3.jpg
Крестьянские дети


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188458_4.jpg
Портрет крестьян


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188529_5.jpg
В деревне Дальнее Натраново


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188476_6.jpg
Стирают белье


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188538_7.jpg
Мать и дитя


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188527_8.jpg
Обмолот зерна старинным способом


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188470_9.jpg
Мельница


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188535_10.jpg
Хлеб везут


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188510_11.jpg
На сельской улице


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188511_12.jpg
Сельские пейзажи


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188550_13.jpg


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188480_14.jpg


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188462_15.jpg


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188509_16.jpg
У колодца


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188544_17.jpg


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188527_18.jpg
Колонна немецких войск


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188484_19.jpg
Немцы идут


http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188537_20.jpg

http://www.perunica.ru/uploads/posts/2016-04/1461188495_21.jpg

Асмус Реммер: «В поисках интересных сюжетов я прошел гораздо больше, чем мои товарищи. Опередив нашу колонну, я сделал фотографию длинной вереницы конных повозок среди живописных деревьев. Она называется «Как в 1812 году». Мы прошли более 1000 км вглубь российской империи, и все это время меня не оставляла мысль, в каком же состоянии мы оставим эту страну, когда будем покидать ее …»
Оценка информации
Голосование
загрузка...
Поделиться:
9 Комментариев » Оставить комментарий
  • 4359 3338

    Мы прошли более 1000 км вглубь российской империи, и все это время меня не оставляла мысль, в каком же состоянии мы оставим эту страну, когда будем покидать ее …

    получается, что погромы начались только после приближения фронта к местам захваченными немцами?

  • 12 12

    Будь прокляты жиды поганые,что развязали эту войну и жидовский переворот в 17 году

  • 153 43

    В Краснодарском крае и Белоруссии эти любители фотографий разрывали младенцев, вспарывали животы беременным женщинам, забивали младенцами и еще живыми изнасилованными девочками колодцы, или ради развлечения напившиеся немцы одевали младенцев на штыки, подбрасывали младенцев и расстреливали их, а что делали с евреями и еврейками…поэтому наследники нацизма и родственники фашистов, убивавших и насиловавших женщин и детей подлежат … вне зависимости сколько времени прошло!

  • 37 30

    Ах, какая идилия… Ах, как мило наши девушки танцевали с немцами (надысь, показали по телевизору)! В общем, так: немчики все играли на скрипках и фортепьяно, читали нашим девушкам стихи Гёте, Гейне, Шиллера (и т. д.), а все зверства на оккупированных ими территориях творили (для их дискредитации) наши НКВД-ки, которых кровавый Сталин специально оставлял там в партизанах! ПС. Вопрос к авторам “Перуницы”: это что, … – за Вас, …, у меня в Великой Войне три дядьки погибли, а отец с неё вернулся только в 1946, искалеченным (в боях под Гентином) инвалидом?..”.

  • 4 4

    И впрям идиллия, если бы не рассказы наших дедов, которые воевали в ту войну вот с такими фотографами…

    • 44137 23133

      Ну надо же бросить ложку меда в бочку с дегтем.Только вот деготь даже этой ложки не заметит.Типа современные толерантные переосмысления ужасов войны.Не всеж так было плохо на фоне миллионов гражданских уничтоженных по плану Ост,даже некоторые улыбались глядя в обьектив этого упоротого инфантила,не видевшего суровых реалий войны.Типа он не знал,и не видел как большинство фотографировалось на фоне повешенных партизан,или просто попавших под раздачу,и посылали эти снимки домой своей семье,о том как мило они проводят время на войнушке.

      • 2 2

        А вот воспоминания жителей одной из деревень,изображенных на фото…воспоминани местных жителей о военных действиях в д. Акимовка

        Жиздринского района

        Из воспоминаний Карповой Матрёны Алексеевны,

        жительницы д. Акимовка, 1938 года рождения

        Когда пришли в нашу деревню немцы, мне было 5 лет. Немцы поселились в нашем доме, а нас выгнали в подвал. Так как мать и моя тетка были беременны, то их оставили жить в доме, чтобы они прислуживали немцам: варили еду, стирали, убирались. Нас было пятеро детей, одни девочки в возрасте от 1 года до 10 лет, вместе с отцом мы находились в подвале. Отца, так как он был многодетный, на фронт не забрали. Спали мы в этом подвале кто где: в кадушках, на полу, подстелив соломы. Скот немцы забирали и убивали себе для еды. Мать украдкой от немцев приносила нам еду. Немцы особо над нами не издевались, но жили в наших домах, как хозяева. В феврале 1943 года нас стали угонять в неволю.

        Из воспоминаний Фокиной Татьяны Фроловны,

        жительницы д. Акимовка, 1932 года рождения

        В сентябре 1941 года пришли немцы. Мне тогда было 10 лет. В доме жили: моя бабушка, мама, брат четырнадцати лет и сестра одиннадцати лет. Отец ушел на фронт. Когда немцы шли по улице, я испугалась и спряталась дома. В деревне почти в каждом доме жили немцы, а местных жителей сгоняли в один дом по несколько семей.

        В нашем доме немцы разместили комендатуру, а нас выселили в соседний дом, где стали жить две семьи. Мы были еще дети и всей серьезности происходящего еще не понимали. Мы залезали в дома к немцам и крали у них дёготь для того, чтобы смазать свои самодельные тележки, на которых катались. Немцы нас очень сильно ругали.

        В нашей деревне была конюшня, в ней немцы содержали своих лошадей. Туда мы тоже бегали играть, за это нас немец бил плёткой. Немцы себя чувствовали полными хозяевами. Отбирали для себя скот, кур, яйца. У нас была корова, которая должна была телиться, а немцы думали, что она больная из-за большого живота и не тронули ее.

        Помню, у Бардыковых был большой сад, в котором стояла немецкая техника. Ее было очень много. В этом саду была вырыта большая яма, не знаю для чего. Она была застелена еловыми ветками. Мы, дети, лазили туда за шишками. Помню, после одной такой вылазки за нами гнался немец с пистолетом. Было очень страшно.

        Через какое-то время нас выгнали и из этого дома, а в нем сделали лазарет.

        Зимой 1942 года в стороне Ослинки, Букани шли ожесточенные бои, отзвуки которых были слышны в Акимовке. Начались бомбёжки и у нас в деревне. Погибло очень много мирных жителей. В феврале 1943 года нас стали угонять в лагеря в Германию. Когда мы возвращались на свои родные места, не было ни одного уцелевшего дома. Всё было разрушено.

        Из воспоминаний Дюковой Ксении Ильиничны,

        жительницы д. Акимовка, 1930 года рождения

        Мне было 11 лет, когда в деревню пришли фашисты. Когда по улице шла немецкая техника, мы выбежали посмотреть на нее. За это меня сильно ругала моя мама. Немцы расселялись по домам. Нас сгоняли по несколько семей в один дом. Почти в каждом доме были немцы, в том числе и в нашем. Нас заставляли стирать, убираться, готовить им еду.

        Помню, как-то ночью к нам в окно постучали. Моя мать очень сильно испугалась. Это оказались наши советские разведчики. Мама боялась их впускать, ведь если узнают немцы, то расстреляют всю семью. Но все же она их впустила, накормила. Их было четыре человека. Самый старший из них попросил, чтобы мать привела к ним старосту и полицая. Когда пришел староста, они очень долго беседовали, я не слышала о чем. Разведчики остались у нас ночевать.

        Наутро стали ходить немцы по дворам птицу забирать. К нам прибежала дочь старосты и сказала, чтобы разведчики уходили. Староста вывел их за деревню огородами. Потом они еще раз приходили ночью. Мать очень сильно боялась, что об этом узнают немцы.

        Потом стали бомбить Акимовку. Когда начиналась бомбёжка, мать выводила нас в огород, расстилала тряпку, чтобы мы ложились. Взрывы не утихали, и она нас уводила дальше.

        Однажды, когда мы вернулись на старое место, то увидели большую яму от взрыва. Очень было страшно. Снаряды попадали в дома, гибли мирные жители. Затем нас стали собирать и угонять в неволю. Большой жестокости немцев к нам, жителям, не было, может потому, что у нас не было рядом партизан. У нас не было такого, чтобы кого-нибудь расстреляли перед всеми жителями. Но, не смотря на это, все жили в страхе и ждали освобождения.

        Из воспоминаний Силаковой Евдокии Петровны,

        жительницы д. Акимовка, 1927 года рождения

        Первые немцы, их было немного, проехали по деревне в сентябре 1941 года. Они направились в сторону Ослинки. Потом они прощупывали местность. А чуть позже к нам в деревню уже шла большая техника.

        Немцы выгоняли местных жителей, а сами занимали их дома. У нас в доме тоже поселились немцы, но нас не выгнали. Поделили дом на две части, в одной жили они, а в другой мы с матерью. Мать стирала и готовила немцам. Мне было 14 лет, и я помогала матери по хозяйству. Немцы строили у нас в деревне дорогу, так как она была очень плохая. Они сгоняли местных жителей строить дорогу, рыть траншеи. На каждого человека выделяли рыть по 2 метра траншей. Были у нас и старосты, и полицаи из местных жителей мужчин. Помню старосту Савина Антона.

        От немцев вначале мы не видели жестокости, может потому, что не было у нас партизан. Потому что вокруг деревни не было леса, негде было им прятаться. У нас в деревне была немецкая комендатура, санчасть и их мастерские.

        В 1942-1943 гг. начались ожесточенные бои со стороны Букани, Ослинки. Нашу деревню тоже начали бомбить. Снаряды попадали в жилые дома, гибли мирные жители. Было очень страшно. К нам в деревню пригоняли много русских пленных, которых держали в сарае. Их гоняли на работы: строительство и расчистку дорог. В феврале нас стали угонять из деревни в лагеря.

        Из воспоминаний Хрущевой Варвары Игнатьевны,

        жительницы д. Акимовка, 1936 года рождения

        В 1941 году мне было 6 лет. Осенью, когда я вместе со своей матерью и другими взрослыми была на колхозном поле, в небе над деревней пролетали немецкие самолеты. Затем, к вечеру, по деревне уже шла немецкая техника, а за ней немецкие солдаты. Моя сестра, Ивченкова Мария Степановна (5 лет), ее брат Юра (3 года) и я стояли возле дома, и немец нас стал фотографировать. Мы испугались, думали, что он будет в нас стрелять, а он просто сфотографировал нас, сел, улыбаясь, в машину и поехал дальше.

        Потом немцы стали заселяться в дома. В нашем доме они тоже поселились, а мы пошли жить во времянку. Семья наша состояла из 5 человек: мать, отец, сестра, брат и я. Отца не взяли на фронт, потому что он был инвалидом еще после Финской войны. В нашем доме жил один немец, очень хорошо говорил по-русски. Так он позволял моей матери готовить для своей семьи. Бывало, наварит мать в доме на печи поесть и несет нам во времянку.

        Помню, в школе находился немецкий штаб. Однажды ночью он загорелся. А поджог его Фокин Иван, который был там сторожем и истопником.

        В 1942-1943 гг. шли бои в районе Букани. Оттуда немцы приводили наших пленных и закрывали их в сарае. И этот же немец, который жил в нашем доме, нам разрешал осторожно подкармливать пленных. Один раз я попалась на глаза финскому солдату, когда несла еду пленным. Он меня чуть не убил. Он начал стрелять, и я случайно упала в кусты, и он промахнулся. Немцы у нас в деревне были разные. Одни относились к жителям с состраданием, даже угощали нас, детей, конфетами.

        Когда линия фронта проходила недалеко, нашу деревню сильно бомбили. Снаряды попадали в дома, где жили местные жители. Их тогда много погибло.

        В 1943 году, когда немцы стали отходить, они начали звереть. Фашисты начали нас выгонять из домов и угонять в неволю.

        Из воспоминаний Мартыновой Анны Семеновны,

        жительницы д. Акимовка, 1930 года рождения

        У нас в семье было четверо детей, я самая старшая. Взрослое население фашисты заставляли насильно работать. Дети сидели тихо дома. Немцы, пока взрослых не было, обходили каждый двор. Если где слышали голос скотины, то сразу забирали. Мы, по возможности, старались их не пускать к себе на двор, чтоб не услышали нашего поросенка. Я его гладила, закрывала, чтоб только не хрюкал. Было очень страшно.

        Жестокость немцев не имела предела. Немцы выгоняли на улицу людей, и занимали их дома. Женщин заставляли работать. Многие работали в качестве медсестер – перевязывали раненых немцев. Фашисты боялись русского снега. Они заставляли население чистить снег даже на линии фронта. На улице не должно было быть ни одного сугроба.

        Во время бомбежек люди прятались в погребах. Когда выходили, то видели много погибших.

        Фашисты не любили маленьких детей. Если малыши мешали своим плачем, то могли ударить.

        Немцы расстреливали партийных, а мирных жителей угоняли в рабство. Наша семья тоже не избежала этой участи. Всю дорогу до Брянска гнали пешком, где погрузили в вагоны для скота и повезли в Белоруссию. После освобождения вернулись домой, стали восстанавливать разрушенные дома, хозяйство.

  • 18927 12783

    Я бы эту публикацию оттенила снимками советских фотографов о зверствах фашистов. Так вперебивочку пустила бы, чтоб впечатление подкорректировать…

  • 348 284

    Многие из нас помнят ВОВ (Великую Отечественную Войну) 1941-1945 гг. Помню, летом, мы, пацаны, бегали только босиком. И в змеиный лес. и по жнивью. А когда похолодает-ходили в лаптях. Мне лапти сплела моя бабушка Анна Семёновна Ширяева, мать пятерых детей. Единственный её сын, Ширяев Геннадий Фёдорович, сын врага народа, Ширяева Ф.И. умер от ран 11 февраля 1943 года… Мы тоже, как могли помогали взрослым во всём… Испытали всё: и голод, и холод… До наших деревень фашист не дошёл – остановили наши воины, в том числе и мой тесть, Титов Фёдор Михайлович, и мой дядя по отцу, Губанов Алексей Иваноич, павшие в Калининской мясорубке…
    Хочу сказать, что Русская деревня, даже в тяжёлые годы Войны, не утратила своей красоты, что и подтверждают фотоснимки немецких оккупантов.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Информация о сайте

Ящик Пандоры — информационный сайт, на котором освещаются вопросы: науки, истории, религии, образования, культуры и политики.

Легенда гласит, что на сайте когда-то публиковались «тайные знания» – информация, которая долгое время была сокрыта, оставаясь лишь достоянием посвящённых. Ознакомившись с этой информацией, вы могли бы соприкоснуться с источником глубокой истины и взглянуть на мир другими глазами.
Однако в настоящее время, общеизвестно, что это только миф. Тем не менее ходят слухи, что «тайные знания» в той или иной форме публикуются на сайте, в потоке обычных новостей.
Вам предстоит открыть Ящик Пандоры и самостоятельно проверить, насколько легенда соответствует действительности.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет. Прежде чем приступать к просмотру сайта, ознакомьтесь с разделами:

Со всеми вопросами и предложениями обращайтесь по почте info@pandoraopen.ru