Главная » Аналитика, Видео, Политика

Первый доклад «Антимайдан Аналитика» – «Технологии госпереворота»

09:28. 10 июля 2015 Просмотров - 1,158 4 коммент. Опубликовал:

9 июля 2015 года общественное движение Антимайдан прямо на площади в центре столицы устроило презентацию первого из целой серии, доклада экспертов, посвященных различным аспектам подготовки и реализации государственных переворотов. Тех, что пытаются маскироваться под “народное недовольство”, а на самом деле являются  технологией вмешательства внешних сил с целью смены власти в стране.  Первый доклад «Антимайдан Аналитика» так и называется:

«Технологии государственного переворота».

Предлагаю вашему вниманию текст доклада, его инфографику .

И прошу максимального распространения этой важнейшей информации среди граждан нашей, да и не только нашей страны.

Презентационный ролик доклада:

Инфографика

Смотреть слайды

Скачать слайды

Текст доклада проекта «Анатимайдан Аналитика» «Технологии государственного переворота».

Методы реализации «цветных революций»

«Цветная революция» — особая форма борьбы (политического вмешательства), направленная на создание конфликтного потенциала с целью смены государственной власти и принципиально меняющая основание ее легитимности, а также приводящая к геополитической и геоэкономической переориентации государства.

Исходя из этого определения, можно дать трактовку и основным понятиям, тесно связанным с понятием «цветная революция».

Технология «цветной революции» — совокупность согласованных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени приемов и способов воздействия на общественное сознание, реализуемых одновременно и последовательно, по единому замыслу и плану, под единым руководством с целью перераспределения социально- политической активности общества на нарушение функционирования органов государственной власти и смену правящей элиты.

Детали и содержание «цветной революции» могут меняться, но технологии являются достаточно отработанными приемами и применимы к различным ситуациям.

Метод — совокупность приемов и способов (операций), направленных на изменение социально-политической активности общества с целью нарушения функционирования органов государственной власти и смены правящей элиты.

Способ — порядок действий и приемы применения сил и средств для решения задачи изменения социально-политической активности общества, определенные с целью достижения нарушения функционирования органов государственной власти и смены правящей элиты.

Прежде всего надо отметить, что технологии не являются однозначно адаптированными к складывающимся ситуациям и могут дополняться специфическими способами и методами воздействия, в т.ч. создаваемыми непосредственно в конкретных условиях. Но знать их или, по крайней мере, распознавать как можно более полный перечень — необходимое условие компенсирования их воздействия.

Технологии современных «цветных революций» направлены на расшатывание и дестабилизацию обстановки в стране (регионе) и поддержание неустойчивого равновесия до создания необходимых условий и гарантированной смены режима или других спланированных изменений. Такую технологию можно называть «резонансной» или «технологией управляемого хаоса».

Для осуществления «цветных революций» проводится тщательная длительная подготовка и планирование, от мониторинга обстановки, изучения и тестирования целевой аудитории, например, путем проверки реакции на то или иное событие, (в т.ч. освещаемое в СМИ), до создания различных организаций, фондов и приобретения медиаструктур.

Этапы «цветной революции»

Модель «резонансной» технологии можно разбить на несколько последовательных этапов. Каждый этап носит самостоятельный характер и тщательно готовится. От успеха подготовки и проведения каждого этапа зависит успех проведения последующего. Первый этап — установочный (подготовительный). Предусматривает определение и расстановку сил, классификацию на своих и чужих, союзников и противников. Главным критерием при отборе целевой аудитории является отношение к целям, ценностям, эталонным понятиям и требованиям внешней управляющей (деструктивной) силы.

Предварительно этот этап тщательно моделируется. Моделирование может составлять от нескольких месяцев до четырех-пяти лет (в зависимости от поставленных целей, активности масс, интенсивности изменения региональной и глобальной политической ситуации, установленного срока исполнения полномочий руководством государства). При моделировании учитывается не только политическое, социальное и экономическое состояние региона (страны), целевая аудитория, но и каждый лидер или руководитель (государственных структур, политических партий и движений, крупного бизнеса, особенно СМИ), в отдельности. Осуществляется серьезное изучение и «разработка» потенциальных лидеров.

Большое внимание уделяется предварительной расстановке политических сил, руководителей органов государственного и военного управления, возможности воздействия на них различными способами (включая и методы дискредитации) и манипулирования ими. Необходимо обратить внимание на важный аспект — критическим звеном в системе управления в момент кризиса может оказаться специально подобранная некомпетентная фигура, не имеющая опыта принятия решений и соответствующей подготовки.

Поэтому целью этапа подготовки «цветных революций» является мониторинг возможностей оказания влияния на принятие управленческих решений, а также мероприятий, направленных на предупреждение, компенсирование проявлений социально-политического кризиса и устранение его последствий в необходимом ракурсе.

Мониторинг может заключаться в инициировании различного рода акций, информационных кампаний, вбросе информации с дальнейшей оценкой реакции целевой аудитории. Катализатором проявлений социально-политической активности и формирования стереотипов является создание аналитических и статистических структур, институтов и публикация ими различных данных мониторинга, рейтингов и анализов. Такие материалы, как правило, выглядят объективными, убедительными и авторитетными. Публикация статистических данных является эффективным приемом воздействия на массы. При анализе первого этапа аналитику необходимо четко определить цели и эталонные понятия, которые позволят выявить истинных игроков, отделить их от показных и отвлекающих сил. Для Российской Федерации серьезной опасностью является то, что сегодня государственные структуры пользуются результатами анализа и статистическими данными негосударственных аналитических структур, которые зачастую являются филиалами западных организаций, действующих исключительно в их интересах.

Необходимо провести тщательный анализ и учет всех аналитических структур, а публикацию статистических данных в СМИ разрешить только государственным, специально аккредитованным структурам или сертифицированным государством.

Второй этап — распределение сил. Цель второго этапа — четко распределить акторов (игроков) на тех, кто в дальнейшем придет к власти, и сформировать вокруг них необходимые силы, и на тех, кто будет положен в жертву революции — устранен с политической арены.

Огромная роль отводится персоналиям. Как правило, данный период характеризуется выходом на сцену политических лидеров, движений и появлением новых лидеров. Особое значение придается личным качествам лидеров, военного руководства, изучаются их привычки, склонности и даже состояние здоровья.

Задача управляющей внешней силы — выделение проявивших себя игроков для четкой классификации на «своих» (с целью обеспечения их действий) и «чужих» (с целью их устранения). К этому времени «свои» и «чужие» должны притянуть к себе все противостоящие силы и их лидеров. Продолжительность второго этапа может варьироваться от нескольких месяцев до 2-3 лет.

Третий этап — дестабилизация обстановки. Характерный признак — лавинообразное развитие событий. На этом этапе производится резкое нагнетание противоречий, сталкивание противоборствующих сторон, перевод ситуации к необратимому конфликту, когда политические, дипломатические, правовые меры становятся неэффективными.

Раскачивание обстановки начинается с одной или нескольких потенциально активных групп общества, например студентов или рабочих. Как правило, на первом этапе акцентируется внимание на экономических или социальных требованиях, наиболее близких для используемой социальной категории. Так, на Украине, в ходе «оранжевой» революции таким «запалом» стали студенты вузов, в которых длительное время не выплачивали стипендий. В ноябре 2013 года в Киеве на Майдане основным активным ядром стали также молодежь и студенты, недовольные отказом от европейской интеграции. Уже 8% населения могут стать «критической массой» для активного инициирования процесса дестабилизации социальной обстановки в стране.

Следующий этап — официальный вывод недовольной социальной группы на митинги для легализации и предъявления своих требований с целью получения широкой политической огласки и создания резонанса в обществе. В период широкой огласки требований через и посредством СМИ в игру вводятся новые фигуры — специально подготовленные представители с политическими требованиями, целью которых является перевод ситуации на новый уровень — политический. Данный период является наиболее важным в технологии развития «цветных революций», так как подразумевает втягивание широких масс в политическое движение в кратчайшие сроки и является наиболее затратным в финансовом плане. Движущей силой создаваемого политического движения являются наиболее финансово и социально неудовлетворенные массы. Поэтому для мотивации данной группы чаще всего используются финансовые и материальные средства: денежное вознаграждение, обеспечение продуктами, спиртным, одеждой и т.д. Одним из приемов «подогрева» масс, привлечения новых участников и их объединения является направление обстановки в русло шоу, зрелища. На этом этапе чрезвычайно важна роль негосударственных структур, фондов, фирм, осуществляющих финансовую поддержку развития событий. То есть одним из факторов, указывающих на подготовку «цветных революций», является создание и распространение указанных структур, а также лоббирование их интересов при подготовке законопроектов, разработке законодательных норм. Продолжительность третьего этапа определяется активностью лидеров, их подготовкой и, исходя из опыта, может составить от нескольких часов до нескольких недель.

Четвертый этап — разрешение конфликта (революционный). Представляет массовые выступления, акции гражданского неповиновения, организованные демонстрации и силовые действия, направленные на захват власти. Действия выходят за рамки правового поля.

Течение этого этапа зависит от тщательности подготовки предыдущих фаз. Организация активного этапа конфликта предполагает создание необходимых условий для последующего решительного изменения политической ситуации в стране (регионе).

Как правило, этап относительно краткосрочный. Опыт «цветных революций» показал, что его длительность составляет от одних до нескольких суток. Эффективность этапа зависит от количества народных масс, выведенных на улицы, активности лидеров.

Локализовать выступления можно только подавлением, жесткими и скоординированными действиями вооруженных и полицейских сил. Доведением до масс однозначных требований военно-политического руководства страны.

В ходе планирования, подготовки и проведения массовых выступлений применяется тактика сетевой войны. Это создание сетевой структуры и ячеек, формирование подготовительных лагерей и курсов для авангарда движения. Информация распределяется таким образом, чтобы как можно меньше людей видели полную картину. Каждому шагу придается внешняя законность. Соблюдается конспирация. Создаваемые движения, как правило, не имеют конкретных лидеров, а только «координаторов» самоуправляемых ячеек.

Пятый этап (указывает на разложение реальной власти, разрушение государственной и политической системы управления) — легализация внешней управляющей силы. Объявление новой законной власти.

Особенность данного этапа состоит в том, что массы находятся в состоянии повышенного психоэмоционального напряжения («эмоционального шока»), реальная система управления государством разрушена, налицо все признаки социального, политического, экономического кризиса. Этот момент является наиболее благоприятным для формирования нового уклада жизни по стандартам и эталонам управляющей силы, без опасения применения санкций за принятые решения. Наилучший момент для объявления противоборствующей стороны вне закона.

Шестой этап — возвращение в правовое поле. Ликвидация противоборствующей стороны, занятие государственных постов управления, построение вертикали власти, системы управления государством по своим стандартам.

Методы, способы и приемы воздействия

Мобилизация населения. Для достижения поставленной цели одним из условий является постоянная и усиливающаяся активность народных масс. Для этого должен быть выполнен ряд условий:

  • укреплена решимость, уверенность и навыки сопротивления целевой аудитории;
  • усилены активные социальные группы, общественные организации;
  • создана разветвленная и мощная сила сопротивления.

Стоит отметить, что для организации «революции» нет необходимости иметь полноценную систему обеспечения (боевого, тылового, медицинского и др.). Эффективным средством является создание т.н. сетевой структуры: организуются курсы по подготовке актива, который в дальнейшем входит в состав избирательных комиссий или становится наблюдателями. Готовятся «координаторы» самоуправляемых ячеек. Создаются подготовительные лагеря, на базе которых проводятся встречи «актива» с представителями различных фондов и организаций, специализирующихся на революциях.

Сеть создается по следующей технологии: подготовительные лагеря формируют авангард из нескольких сотен человек. Каждый из лидеров авангарда привлекает еще несколько десятков человек, чтобы число активистов достигло нескольких тысяч. Впоследствии лидеры авангарда становятся руководителями массовых движений и ведут за собой добровольцев к заранее определенным объектам.

Перехват власти — замена действующей власти или блокирование ее кандидата на выборах. Необходимым элементом подготовки является выдвижение удовлетворяющей кандидатуры лидера. Сформировать искусственный образ личности гораздо проще и менее затратно, чем создать образ политического движения или партии. Поэтому западные политтехнологи стремятся перевести ситуацию в русло отказа от парламентских форм государственности и переходу к президентским (т.е. личностным, что наглядно было показано на примере событий в СНГ).

Формирование негативного и антинародного имиджа легальной власти. В отношении врага снимаются социокультурные барьеры и нормы, что является психологической основой внутренней легитимности любого политического режима.

Манипуляции сознанием масс — информационно-психологические методы. При манипулировании массами особый интерес вызывает такой инструмент, как продвижение технологий «брэндинга».

В первую очередь необходимо обратить внимание на технологию, базирующуюся на комплексе лозунгов, апеллирующих к широким массам и обещающих им скорое и легкое решение острых социальных проблем. При постоянном, дискретном воздействии, особенно при наличии объективных предпосылок к недовольству, такие призывы и лозунги довольно быстро получают распространение и поддержку у населения. Установлено, что эффективно организованная пропагандистская кампания способна оказывать чрезвычайно высокое эмоциональное воздействие на массы. Как показал опыт массовых протестных мероприятий и митингов, для удовлетворения недовольства под давлением популистских воззваний люди готовы пожертвовать даже своими моральными установками, фундаментальными и долгосрочными интересами. Причины недовольства в разных социальных группах могут быть несовместимыми и даже диаметрально противоположными. При особенно «благоприятном» стечении обстоятельств использование популистских лозунгов позволяет оппозиции создать острое чувство недовольства даже в самых привилегированных группах, которые заведомо станут главными жертвами свержения действующей власти.

Внедрение в массовое сознание и закрепление простых и ярких стереотипов, отвечающих формуле незыблемой истины: «враги против наших». Это общее правило всех революций. Вот известные примеры таких стереотипов, «патриоты против аристократов» (Франция, 1793); «правоверные против американских дьяволов» (Иран, 1979); «демократия против тоталитаризма» (СССР, 1991); «народ против преступной власти» (Украина, 2004).

Создание и внедрение атрибутики. Показательным элементом реализации технологии и методов осуществления «цветных революций» является формирование лозунгов и символов. Такие символы становятся важным средством объединения и идентификации соратников и единомышленников.

В Сербии это был сжатый кулак, на Украине — оранжевый цвет, в Грузии — роза, в Киргизии — тюльпан, в Болгарии — два пальца в форме «V» (Victory, Победа), в России — белая лента.

Обязательным качеством любого символа должна быть узнаваемость и несложная возможность его нанесения различными способами в общественных местах.

Если процесс идет по нарастающей, то ускоряется самоотождествление обывателей с «нашими». Быть «нашими» становится модно и престижно.

Лозунги — неотъемлемая часть «цветных революций». Причем их направленность проста, лаконична и понятна, например: «Сербия без Милошевича!», «Украина без Кучмы!», «Киргизия без Акаева!», «Грузия без Шеварднадзе!», «Россия без Путина!» Этот же принцип применялся в Азербайджане, Белоруссии, Узбекистане, Казахстане. Создание территориального анклава, где организаторы протестных выступлений, оппозиционные партии и поддерживающие их граждане обеспечивают имидж «цветному» кандидату. Территория становится плацдармом для расширения и закрепления власти оппозиции. На Украине такими территориями стали «Майдан» (площадь Независимости) и западные области страны, в Грузии — Тбилиси. На территориях анклавов власть действующего президента де-факто не признается.

Формирование «справедливой доказательной базы», которая благодаря СМИ подогревает социальное недовольство, эмоции (например, организованный русскими «голодомор» на Украине или ввод Вооруженных сил России на территорию ДНР и ЛНР). Для легитимизации своих позиций оппозиционные официальной власти силы применяют субъективные, зачастую сфальсифицированные подходы, такие как оперативное обнародование непроверенных, необъективных или промежуточных результатов, проведение экзит-полов, распространение через СМИ мнений лояльных оппозиции иностранных наблюдателей. С помощью подобных комбинаций официальные результаты ЦИК уже не воспринимаются значительной частью социума, более того, власть ставится в позицию ответчика.

Формирование в массовом сознании уверенности в «неминуемой победе». Она может быть вообще не мотивирована (сайт Ющенко был украшен бегущей строкой: «до победы Ющенко осталось… 40… 30… 5 дней»). Все это переводит массы в режим управляемого коллективного возбуждения. Юлия Тимошенко провозглашала: «Оранжевая революция станет эпидемией свободы по всему миру!» — и это подогревало эмоции масс, большую долю которой составляли люди с высшим образованием.

Одновременно в массовое сознание и в сознание работников силовых структур постоянно внедряется мысль, что «против народа» нельзя применять насилие и что «народ победить нельзя». Таким образом, массы провоцируют на эскалацию давления на власть, вплоть до захвата зданий, представляющих собой символические объекты государства, его официальных ведомств и структур.

Блокирование работы государственных органов, структур, административных зданий, редакций СМИ — преподносится как борьба за демократию, например, в ходе парламентской деятельности.

В условиях кризиса органам государственного управления приходится оперативно решать вопросы жизнеобеспечения страны, принимать экстренные решения. Метод блокирования может возыметь серьезное воздействие на общество, а в случае результативных действий придать стимула протестующим. Зачастую, не имея актуальных и системных предложений, оппозиция прибегает к блокированию работы органов власти, чтобы напоминать о себе и как-то оправдывать свое существование.

Непризнание итогов голосования. Протестные выступления в связи с недовольством результатами выборов носят спланированный характер, причем акцент делается на «мирном» противостоянии с властью. Однако, без сомнения, заранее, скрытно готовятся группы силового давления и противодействия. Фактически власть становится заложницей, т.к. силовое, «антидемократическое», разрешение конфликта в состоянии дискредитировать правящую элиту в обществе, что будет отвечать интересам оппозиции. Целью заключительного «постэлекторального» этапа осуществления «цветной революции» является пассивность власти, а также неопределенность стратегии ее дальнейших действий. Задачей оппозиции является вынуждение власти на построение диалога, согласие на уступки. Этим власть фактически признает правомочность требований и действий «контрэлиты», а также явно показывает собственную слабость. Подобное развитие обстановки вызывает окончательный слом политического баланса в обществе, который приводит к отторжению народом «дискредитированной» власти и ее последующему свержению.

Итоги голосования (выборов) становятся предметом закулисного политического торга или результатом противодействия групп влияния. Таким образом, граждан практически лишают права выбора, но этот факт скрывают декорациями демократических процедур. Если же возникает непредвиденное противодействие (например, со стороны крупных социальных групп, как это и произошло на Украине), то непризнание итогов голосования представляют как борьбу с «государственным переворотом».

Наконец, необходимо отметить роль столицы в условиях развития революционного движения. Как правило, массовое давление на центральные органы власти во многом становится катализатором для развития успеха оппозиции. При этом давление опирается на поддержку значительной части или большинства столичных жителей. Не исключено, что, будучи организованными в региональных центрах, революционные процессы не получили бы продолжение, так как не влияли бы на функционирование центральных властей и квалифицировались бы как сепаратизм или бунт региональных элит. Именно такое развитие событий в юго- восточных регионах Украины не принесло действенного результат сторонникам В. Януковича в 2004 году. Однако есть и исключения. В Киргизии реально массовые выступления против власти имели место не в столице, а на изначально оппозиционном юге страны, тогда как в Бишкеке президентский дворец штурмовала толпа маргинальных элементов.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  1. Все перечисленные технологии были использованы при планировании и в ходе «цветных революций» во всех государствах СНГ. Анализ показывает, что существуют и технологии применения «силовых приемов», иногда выходящих из-под контроля политических лидеров. Однако интенсивность применения силы практически сводится к нулю. Классическая, чистая модель «цветной революции» является ненасильственной. Исключение составляют специальные действия, в том числе с привлечением снайперов (были выявлены почти во всех революционных событиях в странах СНГ). Они часто используются для эскалации напряженности в случаях, когда «накал страстей» начинает спадать или когда власти удается нащупать путь примирения с оппозицией до достижения ей поставленной цели.
  2. Достаточно высокая шаблонность технологий осуществления «революционных» преобразований может привести к нивелированию или значительному снижению их эффективности. Так в частности, стереотипность и предсказуемость в действиях армянской оппозиции в ходе февральских 2008 года выборов президента страны позволила действующей власти предпринять соразмерные, адекватные и своевременные контрмеры, которые фактически привели к провалу «цветной революции» в Армении.
  3. Вместе с тем, стремительное распространение в мире современных информационных и коммуникационных технологий создает благоприятные условия для деятельности различных экспертов и профессиональных специализированных структур по поиску и апробации новых форм и методик внешнего управления социально-политическими процессами в различных странах и совершенствованию

 

Характерные особенности «цветных революций»

 

Влияние силового фактора и привлечение силовых структур

Главная задача государства — защита граждан и территориальной целостности. Это защита и от внешнего врага, и от межгруппового насилия в социальных, межнациональных и религиозных конфликтах, от преступников, от стихийных бедствий и эпидемий.

Утрата, даже в небольшой степени, монополии государства на «легитимное насилие» является первым признаком краха государственности. Даже до совершения актов такого насилия (например, казней по приговору «народного суда») само возникновение незаконных вооруженных и даже невооруженных, но организованных по военному типу формирований есть признак развала государства.

Одно из принципиальных отличий «цветных» революций, которое используется оппозицией, — их ненасильственный характер или, по меньшей мере, создание полной иллюзии безопасного ненасильственного развития событий. Это нейтрализует главную силу, которую государство готовит для отражения революции, — его силовые структуры.

Ненасильственный характер действий со стороны оппозиции притупляет саму способность власти видеть угрозы, служит как «обезболивание» государства на первом этапе революций и мятежей.

Поэтому во всех странах первоначально была проведена перестройка — отказ от «тоталитаризма» в политической сфере и отказ от «огосударствления» в сфере экономики. Это привело к «демократическому» решению конфликтных ситуаций и отказу новых лидеров от силового их разрешения. Однако неумение эффективно противостоять невооруженной толпе парализует государственную власть. Совершенно второстепенные вопросы взаимодействия с оппозицией становятся более важными, чем выполнение стратегических задач государства.

События апреля 2009 года в Молдавии ярко продемонстрировали, как толпа блокирует здание правительства, а само правительство убеждено, что никаких насильственных действий предпринимать против толпы нельзя, поскольку это недемократично. Происходит добровольный отказ государства не просто от права на легитимное насилие, но даже от обязанности применить насилие ради сохранения элементарного порядка и безопасности.

Дело доходит до полной утраты рациональности в поведении и заявлениях политиков.

Ненасильственный характер действий оппозиционных сил не только дискредитирует государственный аппарат, но и раскалывает общество.

Однако если власть отвечает насилием, то слишком большая часть общества начинает сочувствовать оппозиции, и этот опасный для государства процесс приходится тормозить, неся большие издержки.

Характерной особенностью периода, предшествующего кризису, является формирование негативного отношения к силовым структурам и к вооруженным силам в частности. Как известно, вооруженные силы остаются последним институтом реальной власти, способным к организованным действиям. Важнейшим условием достижения целей дестабилизации обстановки является морально-психологическое воздействие на военнослужащих, инициирование мероприятий, снижающих социальный статус военнослужащих и мотивацию к исполнению служебных обязанностей.

Особо необходимо отметить роль силовых структур во время проведения «цветных революций». Во всех случаях силовые структуры либо сохраняли нейтралитет (кроме Узбекистана), либо достаточно быстро переходили на сторону «цветной революции».

Это объясняется следующим. Во-первых, социальным положением личного состава силовых ведомств. Во-вторых, предупреждением западных лидеров о недопустимости применения силы и об ответственности политического руководства страны за жертвы, которые возможны при применении силы по подавлению беспорядков. Эти предупреждения особенно действенны для компрадорской части правительства и правящей элиты. В-третьих, активной деятельностью иностранных государств по привлечению к участию силовых ведомств в различных совместных мероприятиях на всех уровнях, от рядового до высшего командного состава. Обязательный предварительный анализ активности силовых структур позволяет иностранным спецслужбам составить четкое представление о морально-психологическом состоянии личного состава силовых ведомств, их возможностях по противодействию протестным выступлениям гражданского населения, решимости выполнять приказы командования. На основе этих данных полит- технологи, заинтересованные в проведении «цветных революций», достаточно точно могут прогнозировать поведение личного состава во время социальных и политических кризисов и целенаправленно проводить психологические и информационные операции против силовых структур.

Провоцирование силовых структур на насилие

В данном случае организаторы массовых движений используют практически беспроигрышный для себя вариант развития событий.

Провозглашая «мирный» характер манифестаций и наращивая одновременно с этим «мягкое давление» на власть, они пытаются воспользоваться любым предлогом для выдвижения обвинений в «непропорциональном насилии» над собственным народом. При этом факты пролития крови и гибели людей, особенно невинных, обладают исключительно сильным эффектом воздействия на сознание, воображение и чувства не только сторонников «революционного движения», но и увеличивающегося числа сочувствующих.

Яркой иллюстрацией этого стало, например, нарастание митинговых страстей в Москве после гибели трех человек во время «ликвидации путча» в августе 1991 года или резкое развитие событий на Майдане после применения оружия снайперами в 2014 г.

Применение силовых структур

В условиях кризиса силовые структуры необходимо применять в первые часы развития событий, оперативно принимать государственное решение на их привлечение. Однако необходимо отдавать отчет, что критерием применения вооруженных сил является количество демонстрантов, вышедших на улицы, их оснащенность и решимость на крайние, экстремистские действия.

Урок из «Революции роз» извлек пришедший к власти в Грузии М. Саакашвили. В ноябре 2007 года он выступил с резкими заявлениями в отношении вышедшей на улицы Тбилиси оппозиции, и это было немедленно подкреплено жесткими действиями полиции и силовых структур с использованием водометов, слезоточивого газа, резиновых пуль и т.д. Выступления были подавлены.

В то же время промедление принятия решения на ввод войск и их применение, обсуждение легитимности применения силы в самих вооруженных силах в момент кризиса приводит к разрушению системы управления государством и войсками, принципа единоначалия, утрате веры в органы управления. Более того, такая ситуация оказывает деморализующее воздействие не только на гражданское население, но и на самих военнослужащих.

Примеры перехода части военнослужащих на сторону оппозиции в моменты кризисных ситуаций можно было наблюдать в Российской Федерации (1991 г.), Украине, Грузии, Казахстане.

Применение информационной составляющей

Одним из фундаментальных следствий развития информационных технологий стало снижение эффективности и, соответственно, значимости логического мышления общества.

Сегодня нет необходимости доказывать, какой огромной властью над сознанием людей обладают владельцы средств массовой информации. Именно они определяют, каким реальную действительность увидят миллионы людей и какова будет их реакция. Информационная составляющая стала важнейшим компонентом современных «цветных революций» и военных конфликтов и непременным атрибутом их подготовки. В США на разработки в информационной сфере ежегодно затрачивают несколько миллионов долларов. Использование информационных технологий нашло свое непосредственное воплощение в моделировании «цветных революций» и стало составной частью современной политики. Сегодня уже невозможно представить основную сферу деятельности любого государства в отрыве от СМИ. В России СМИ также приобрели колоссальное значение. Руководители и владельцы СМИ создают виртуальный мир для населения и решают его проблемы в этом виртуальном мире.

СМИ формируют у населения видение мира. Даже простой отбор информации для освещения в СМИ формирует у аудитории актуальность (рейтинг) происходящих событий в стране, ее влияние на социальную обстановку, жизненно важные сферы деятельности.

Поэтому массовый информационный поток сегодня освещает преимущественно те сферы, где социальные проблемы проявляются наименее заметно для населения. В основном он состоит из развлекательных программ, информации, привлекающей внимание: криминал, боевики, скандалы, личная жизнь звезд и политиков.

В психологических операциях воздействие всегда направляется на массовое сознание, однако элементом первичного воздействия может служить отдельный человек или социальная группа. Помимо публикаций развлекательного, криминального и сенсационного характера хочется обратить внимание на еще один прием воздействия и отвлечения населения от действительности. А именно на комиксы, дающие возможность не утруждать себя обращением к тексту, мыслить и получать сразу готовые зрительные образы.

Распространенные сегодня рисунки комиксов упрощают представление о реальной действительности, искажают ее. Зачастую они представляют насильственные действия, которые вызывают эмоциональный шок. Учитывая эффективность воздействия и доступность, комиксы в изобилии представлены как в изданиях, рассчитанных на взрослых, так и в детской литературе. Исследования психологов показали, что суггестивность (внушаемость) максимальна в возрасте от четырех до восьми лет. Таким образом, можно констатировать, что отработка формирования будущего нашей страны уже происходит на детях.

Свое развитие комиксы получили в соединении с политикой — политических комиксах, а также в создании фотороманов, которыми изобилуют молодежные издательства. Они развивают нетребовательный вкус, замещают мыслительный процесс зрительными образами, которые сегодня во многом используются в качестве закрепления идеологических стереотипов.

Характерный пример — скандал, вызванный публикацией комиксов, изображающих пророка Мухаммеда. Эти же публикации в январе 2015 года во Франции привели к расстрелу редакции журнала Charlie Hebdo. Вероятно, такой реакции могло и не быть, в случае освещения событий в виде простой публикации или высказываний.

Важнейший аспект информационных кампаний — информационное воздействие, в первую очередь, направлено на наименее интеллектуально развитые массы.

Недостаточно образованные народные массы гораздо легче объединять в организационные структуры. Такие однородные структуры работают надежнее и эффективнее. Таким образом, упрощение личности является социальной целью организаторов «цветных революций». Это ведет к стандартизации и снижению мыслительного потенциала, ограничению индивидуального творчества и разрушению интеллектуальных способностей личности.

Таким образом, информационный поток обращен не к сознанию аудитории, а к эмоциям. Формируются стереотипы, упрощенное представление действительности и, в конечном счете, искаженное понимание реальных событий. Формируемые стереотипы не что иное, как продукт манипулирования массами и идейно- политического воздействия.

В Советском энциклопедическом словаре дается следующее определение стереотипа социального — схематический, стандартизированный образ или представления о социальном явлении или объекте, обычно эмоционально окрашенные и обладающие большой устойчивостью. Выражает привычное отношение человека к какому-либо явлению, сложившееся под влиянием социальных т условий и предшествующего опыта; составная часть установки.

Содержание данной категории демонстрирует важность подготовительного периода, для которого характерен процесс изучения целевой аудитории и формирования стереотипов.

Необходимо понимать, что сегодня, посредством формирования стереотипов, сознание людей выходит из-под контроля и влияния национальных политических и государственных институтов. В свою очередь ослабление внимания приводит к занятию этой ниши деструктивными элементами.

Создание территориального анклава и ненасильственная оккупация территории

Как упоминалось выше, создание территориального анклава подразумевает формирование области или областей внутри страны, где местные власти и влиятельные слои населения обеспечивают оппозиционному кандидату (или партии) безусловную поддержку, и где легитимная власть де-факто не действует. Еще один показательный способ «ненасильственного захвата» и последующего удержания территории — организация палаточных городков около правительственных зданий и других символических мест (например, на площади Независимости в Киеве). Характерной чертой и обязательным условием деятельности подобных городков выступает слаженность и четкая внутренняя организация, а также определенная иерархия их участников.     Безусловное подчинение приказам и распоряжениям, передаваемым через отлаженную структуру агитаторов, категоричный запрет употребления спиртных напитков, доставка горячего питания, обеспечение сменной одеждой и обувью, медицинской помощью, организация круглосуточных трансляций на огромных плазменных экранах, установка биотуалетов — лишь некоторые элементы организации.

Помимо этого, из числа заранее подготовленных активистов оперативно формировались «направления» и «отделы» по различным видам деятельности — от поддержания порядка на территории городка до проведения агитации за его пределами, расклеивания листовок, повязывания оранжевых ленточек на машины и т.д.

 

Молодежные организации

Во всех «революциях» молодежные организации сыграли уникальную роль. Во-первых, все массовые акции гражданского участия проводились именно с помощью молодежи (студентов). Во-вторых, молодежные организации выводили на улицы десятки тысяч человек, способных противостоять силовым подразделениям. В-третьих, именно массовое участие студентов создавало вокруг происходивших событий ореол «подлинной революционности», выдавая студенческое движение за общенародное. Одна из причин привлечения молодежи — это наиболее неустойчивая в идеологическом плане часть нации.

Также важно зафиксировать типологическое сходство всех молодежных организаций, участвовавших в «революциях». Их создание было важным элементом в технологической цепочке «цветных революций». Необходимо обратить внимание, что самостоятельными политическими силами молодежные организации не являлись, скорее, они стали удобным объектом для использования оппозиционными силами. Югославия: в октябре 1998 г. в Югославии была создана первая молодежная политическая организация подобного типа. Организация получила название «Отпор!» или, в переводе на русский язык, «Сопротивление!».

Своей целью организация ставила свержение режима Милошевича, а своим основным оружием избрала «технику ненасильственного сопротивления». К моменту выборов 2000 г. количество членов «Отпора» достигло 100 000 человек. Символом этой молодежной организации был избран сжатый кулак на черном фоне, а основными лозунгами стали «Gotov je!» («Конец ему!»), «Vreme je!» («Его время истекло!») и «Dosta je!» («Довольно ему!»).

Отделения «Отпора» открывались рядом с местами, где обычно собирается молодежь (дискотеки, бары, клубы). Члены организации проходили специальные семинары и тренинги по тактике борьбы с режимом «ненасильственными методами».

Следует отметить, что одним из «наставников молодежи» являлся полковник армии США в отставке Роберт Хелви, который весной 2000 г. был направлен Международным республиканским институтом (International Republican Institute) преподавать тактику «ненасильственной борьбы» членам «Отпора».

Финансирование организации обеспечивали такие фонды, как Национальный фонд поддержки демократии (National Endowment for Democracy), Фонд Сороса (Soros Foundation), Международная Амнистия (Amnesty International), Новый сербский форум и др.

Грузия: здесь было создано движение-клон «Отпора!» — «Кмара!» (по-грузински — «Хватит!»). У «Отпора» были позаимствованы не только методы уличной борьбы, но и символика — плотно сжатый кулак. Единственное отличие грузинского варианта в том, что знак «Отпора» — кулак на черном фоне, а знак «Кмары» — кулак на оранжевом. Целью организации стало свержение режима Шеварднадзе. Для этого члены «Кмары» также использовали методы и технологии «ненасильственной борьбы».

Обучение грузинской молодежи проводилось летом 2003 г. на специальных семинарах, которые вели лидеры «Отпора». Вот что, например, говорил об этом Александр Марич, руководитель группы обучения «Отпора»: «Мы не организовывали ни демонстраций, ни каких-либо других подобных акций ни с «Кмарой», ни с другими оппозиционными организациями Грузии. Наша организация лишь обменивается с «Кмарой» своими знаниями и опытом. Мы провели некоторое время в Грузии перед революцией, но не присутствовали там во время революции».

Сильную информационную поддержку «Кмаре» оказывал оппозиционный телеканал «Рустави-2», финансирование которого в основном осуществлялось за счет грантов Фонда Сороса (Soros Foundation). В дни «цветной революции» этот телеканал дважды показывал фильм о свержении Слободана Милошевича.

Украина: молодежное политическое движение «Пора!» было создано накануне президентских выборов в марте 2004 г. Основной целью организации являлась поддержка оппозиции и в то же время борьба против власти в лице президента Леонида Кучмы и премьера Виктора Януковича. На официальном сайте движения его «вдохновителями, партнерами и советниками» названы сербский «Отпор» и грузинская «Кмара».

Основным средством борьбы, так же как и в двух предыдущих случаях, декларируется «гражданское сопротивление без использования насилия». Символом движения стало восходящее солнце в треугольнике, что символизирует «начало нового дня, новой поры, завершения ночи». Самым сильным политическим ходом «Поры» можно считать организацию знаменитого палаточного городка сторонников оппозиции в центре Киева — на Майдане Незалежности.

Разжигание национально-этнических противоречий

Разжигание этих противоречий выступает одним из типичных элементов «цветных» революций. Задача — сплочение наиболее радикально настроенных групп населения на основе этнической или национальной принадлежности, а также придание им статуса активного участника движения. К таким группам можно отнести УHА-УHСО, «Правый сектор» и военно- патриотическую организацию «Тризуб» (2004 г.) на Украине, «Национальное движение» в Грузии, «Гражданский форум» в Чехословакии, «Фронт национального спасения» в Румынии и т.д.

В большинстве своем отличительной особенностью подобных движений на территории постсоветских государств является их антироссийская и антирусская направленность. Так, например, лейтмотивом выборной кампании сторонников В. Ющенко в ходе «оранжевой» революции стали откровенно антироссийские тезисы о том, что «украинцы живут плохо из-за России», о «тайных планах вторжения российских войск», о том, что «Украина кормит всю Россию», покушаются на суверенитет, государственную целостность и т.д. В целом эти же тезисы используются и до настоящего времени на Украине, Молдавии, центрально-азиатских республиках в рамках информационных кампаний по пресечению постсоветской интеграции и в качестве аргументов для вступления в НАТО.

Маркетинг или продвижение бренда «цветной революции»

Процесс планирования оранжевых революций начинается с исследования целевой аудитории. Политтехнологи определяют заинтересованность в социально-политических изменениях (емкость сегментов общества), то есть выявляют социальную группу, поддерживающую оппозиционные силы, а также испытывающую интерес к социально-политическим процессам. Производится сегментирование общества и выбор тех его частей, на которые политтехнологи способны оказать влияние наилучшим образом.

Сегмент — социальная группа, обладающая похожими потребностями и желаниями. Разделение общества на различные сегменты и их последующее изучение позволяет сконцентрировать внимание на наиболее перспективных, с точки зрения активности, сегментах (целевых аудиториях). Сегментация целевой аудитории может быть произведена по нескольким признакам: географическому, демографическому, социальному, националистическому, поведенческому, при этом каждому из этих признаков присущи свои переменные. Для получения всеобъемлющей информации о социальных группах политтехнологи могут выделять сегменты на основе совокупности признаков. Разрабатываются планы создания и доведения бренда (продукции) «цветной революции» до потребителя, а также стратегия маркетинг-микс (англ. marketing mix) воздействия на массы через бренд. Создают систему маркетингового аудита, которая позволит оценивать результаты проводимых мероприятий и степень их воздействия на потребителей.

Разработка и применение способов и приемов стали предметом профессиональной деятельности больших междисциплинарных групп специалистов, которые выполняют заказы государственных служб и политических партий. Эти разработки ведутся на высоком творческом уровне, сопровождаются оригинальными находками и в настоящее время стали важным проявлением высокого интеллекта и научно-технического потенциала. В последние годы для постановки массовых действий привлекаются даже такие организации, как антиглобалисты. Нельзя исключить и связи с экстремистскими и террористическими организациями.

Квалифицированный предвыборный маркетинг стал отличительной особенностью «цветных революций». Единый кандидат от оппозиции может «продаваться» избирателям как продукт.

Различного рода атрибутика, элементы одежды, рок-музыка и мультипликация привлекают внимание избирателей и поднимают рейтинг кандидата от оппозиции, прежде всего среди молодежи, т. е. наиболее динамичной и в то же время неудовлетворенной части населения. В первую очередь, деятельность такого рода направлена на сопровождение молодежного политического движения.

В рамках продвижения бренда «цветной революции» можно

выделить следующие компоненты:

  • лозунги, слоганы, граффити, наклейки-стикеры;
  • футболки, головные уборы, значки, шарфы, ленты, повязки, плакаты и т.п.;
  • музыкальное сопровождение, провокационные тексты на мотивы известных песен;
  • комиксы, политические мультфильмы, компьютерные игры.

Различные элементы одежды вроде бейсболок, футболок, шарфов стали одним из самых действенных приемов предвыборной агитации. Другими средствами политической рекламы стали плакаты и настенная живопись — граффити.

Особый «маркетинговый» прием был использован в Югославии: стикеры (самоклеящиеся этикетки), изготовленные в количестве 1,8 млн экземпляров, буквально заполонили дома и улицы Белграда. В Украине оппозиция использовала оранжевые ленточки, которые люди прикрепляли к одежде, автовладельцы украшали ими свои автомобили.

Музыка сыграла особую роль в «цветных революциях». Так, в Югославии был организован концертный тур известных рок-групп под лозунгом «Vreme je!». Этот тур начался за несколько недель до дня выборов (24 сентября 2000 г.), и в его рамках в разных городах Сербии было проведено 27 концертов. Финальный концерт состоялся в Белграде за три дня до выборов и собрал 20 000 человек.

В Украине рок-концерт на Майдане Незалежности шел непрерывно в течение 14 дней. «Песни Майдана» в основном носили политический характер. Например, гимнами «революции» фактически стали две песни — «Оранжевое небо» и «Разом нас богато!».

Одним из успешных инструментов политической рекламы в ходе «цветных революций» стала мультипликация, дополненная компьютерными играми. В полную силу эта технология была отработана на Украине. В Интернете и на компакт-дисках активно распространялись мультфильмы политического содержания, в первую очередь направленные против премьера Януковича. Основным сюжетом мультфильмов и компьютерных игр на тему «Выборы в Украине» стал реальный случай, когда в Виктора Януковича бросили куриным яйцом из толпы, и он упал. Тут же появился бренд «Веселые яйца», под который стали создавать мультфильмы и компьютерные игры. Одним из сюжетов таких игр было задание: «Попади яйцом в Януковича и освободи Украину».

Финансирование

Как отметил еще в 2005 году директор ФСБ РФ Николай Патрушев, выступая в Госдуме на правительственном часе: «ФСБ России располагает данными о подготовке рядом зарубежных неправительственных организаций очередных «цветных революций» на постсоветском пространстве. Иностранные спецслужбы все активнее применяют нетрадиционные методы для своей работы и с помощью образовательных программ различных неправительственных организаций пропагандируют свои интересы, проводят работу и собирают информацию, в частности, на пространстве СНГ». В числе неправительственных организаций, которые, возможно, используются иностранными спецслужбами, Патрушев назвал Корпус мира США, саудовский Красный полумесяц, некоторые организации Кувейта и ряд других.

Каналы внешнего финансирования хорошо отработаны. Эта схема применялась в Грузии, на Украине и других государствах практически без изменений. Некоторые изменения были внесены лишь при организации «революции тюльпанов» — там была меньше роль Сороса и больше — «Фридом Хаус». При этом США даже не скрывали своего участия в киргизских событиях. В отчете Госдепартамента сказано, что в 2004 г. США предоставили 53 финансовых гранта неправительственным организациям в Киргизии «для поддержки независимых СМИ, распространения информации, обучения журналистов, обеспечения прав человека, а также для получения правового образования». Как заметил директор гарвардского «Центра Дэвиса по изучению евроазиатских проблем» М. Гольдман, «потянув за конец киргизской нитки, можно размотать весь клубок бывших советских республик. И сама Россия может быть опрокинута».

Реальные суммы, которые затрачивали западные спонсоры на каждую из этих революций, неизвестны. Некоторая часть этих сумм легализуется, иногда даже провоцируются скандалы — для того, чтобы показать «общественному мнению», насколько невелики эти суммы.

Так, представители Госдепартамента США в декабре 2004 г. сообщили, что украинская оппозиция за последние два года получила из Вашингтона около 65 миллионов долларов. На сайте Госдепартамента США можно было узнать, что в 2003 и в 2004 гг. на Украину поступило 13,9 и 13,8 млн долларов по статье 121-0213 «Увеличение вовлечения граждан». Там указано, сколько часов телевещания, «обучающего демократии», оплатит USAID (Американское агентство по международному развитию), сколько людей пройдут специальные тренировки и т.д.

Значительные финансовые ресурсы на организацию «цветных революций» поступали через американский фонд «Поддержки демократии в Восточной Европе» (Support for East European Democracy — SEED). Расходы SEED — часть бюджета госдепартамента США. Общие финансовые поступления через SEED только в Сербию составили: в 1998 году — 15,3 млн долларов, в 1999-м — 24,3 млн долларов и в 2000-м — 55 млн долларов. Для их распределения использовались, в частности, каналы организации «Балканская инициатива» при Американском институте мира.

По оценкам экспертов, в ходе «оранжевой» революции на Украине было израсходовано не менее 60 млн долларов. В целях «содействия развитию демократических преобразований» в Киргизии — 50 млн долларов. Ежегодная финансовая помощь Грузии из США составляет около 100 млн долларов. Помимо этого, осуществлялось финансирование целого ряда целевых программ. К примеру, 300 тыс. долларов было выделено грузинским филиалом фонда Сороса совместно с «Международным обществом справедливых выборов» движению «Кмара» для создания компьютерного банка данных избирателей. А общественной организацией Freedom House — около 30 тыс. долларов на организацию лагерей для подготовки «оранжевых» активистов в Крыму и около 110 тыс. долларов для «наблюдения за ходом выборов» в Киргизии.

Важным направлением финансирования «цветных» революций продолжает оставаться поддержка деятельности всевозможных неправительственных организаций, которых лишь на постсоветском пространстве насчитывается около 40 тысяч. Только на Украине количество специалистов, получающих солидные денежные гранты по линии международных фондов и неправительственных организаций, достигает 40 тыс. человек. Именно эти люди принимают активное участие в заседаниях «круглых столов», демонстрациях, митингах, пикетах, других массовых акциях протеста, становятся организаторами и лидерами «революционного» движения.

Это вполне естественно: для представительства своих интересов заинтересованным силам в Соединенных Штатах было бы нерационально использовать разрозненные организации и множество различных технологий проведения «революций». Гораздо эффективнее сосредоточить соответствующие ресурсы (интеллектуальные, информационные и организационные) в руках одной структуры, выступающей в качестве координатора «революционных» процессов.

В эпицентре «революций» начала XXI века находится Восточно- Европейский демократический центр (WschodnioEuropejskie Centrum Demokratyczne, WECD). Офис ВЕДЦ находится в Варшаве. Сама организация была зарегистрирована в 2001 г. и возникла на базе белорусской программы американского фонда Институт в поддержку демократии в Восточной Европе (Institute for Democracy in Eastern Europe, IDEE). Финансируется ВЕДЦ теми же самыми организациями и фондами, которые спонсируют оппозицию: National Endowment for Democracy (NED), Charles Stewart Mott Foundation (MOTT), Freedom House, Soros Foundation.

Основные интересы ВЕДЦ традиционно сосредоточены на Беларуси, Украине и России. Но в последнее время они включают и страны Центральной Азии (Киргизия, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан).

На официальном сайте организации сказано, что «ВЕДЦ реализует несколько главных программных блоков. Это образовательно-тренинговые проекты, адресованные прежде всего журналистам, учителям, издателям региональной прессы и активистам неправительственных организации. Кроме работы, связанной с реализацией главных программ, ВЕДЦ сотрудничает с несколькими независимыми научными, исследовательскими и аналитическими группами, а также с культурными центрами, поддерживая издательскую деятельность информационно-культурного характера».

Формальные задачи фонда — это «распространение идеи демократии, поддержка гражданских инициатив и неправительственных программ, строительство открытого общества, образование в области прав человека и демократических свобод, содействие социальным и общественным переменам в посткоммунистических странах».

Фактически же ВЕДЦ занимается сбором и анализом информации о политической ситуации, разработкой и внедрением политических технологий.

Активисты ВЕДЦ работали во всех «революционных» странах, начиная с Югославии. Именно им принадлежало авторство лозунгов, под которыми проходили «цветные революции»: «Отпор!», «Gotov je!», «Кмара!», «Пора!».

В Киргизии представители ВЕДЦ работали с середины 2004 г. Для Курманбека Бакиева (Народное движение Кыргызстана) они разрабатывали программу будущих избирательных кампаний. Оппозиции было предложено два базовых варианта действий: — мирный — под лозунгом «Ойгун, жаштар!» («Проснись, молодежь!») и силовой — под лозунгом «Урвай!» («Бей!») .

Деятельность ВЕДЦ курирует Збигнев Бжезинский. Так что нетрудно указать и конечный пункт текущей серии «цветных революций». В целом можно констатировать, что механизм финансирования цветных революций отработан, получил апробирование и находится в «постоянной готовности». Попытки нарушить или блокировать его деятельность будут восприняты США, как недопустимое противодействие демократии.

Выводы

Подводя итог анализу произошедших событий, изучению их концептуальной основы, можно однозначно утверждать, что сценарий осуществления «цветных революций» основывается на высоком теоретическом и научном уровне разработок в области социальной философии, социологии, психологии, обществознания.

Говоря о социальных последствиях «революций», следует подчеркнуть, что никаких радикальных конструктивных перемен (ощутимого роста уровня жизни, снятия этнической и конфессиональной напряженности, снижения уровня преступности и т.п.) ни в Югославии, ни в Грузии, ни в Киргизии, ни, тем более, на Украине в обозримой перспективе не предвидится. «Цветная революция» никогда не преследует цели изменения социальной структуры общества, улучшения жизни беднейших слоев.

Никто в этих странах не собирался всерьез заниматься ротацией коррумпированных элит (что является, по сути дела, ключом к социальному оздоровлению).

Во главе стратегического плана любой «революции» — смена правящего режима (и как следствие — изменение внешнеполитического курса страны). В этом принципиальное отличие «цветной революции» от революции как социально-политического явления, характеризуемого общественным кризисом и революционной ситуацией. Говоря словами В.И. Ленина: «Большей частью для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде».

Новый баланс сил становится непосредственной особенностью постреволюционной ситуации. Данный процесс сопровождается не только расколом между элитами, связанными с прежней и новой властью, но расколом между «революционными» фракциями, объединенными в единый блок только тезисами смещения «недемократического» режима. Неизбежная радикализация политических отношений влечет за собой непредсказуемые последствия, учитывая то, что элитарный раскол переносится и на общественные отношения.

К наиболее характерным косвенным особенностям следует относить и такой фактор, как объективную и открытую легитимизацию на международном уровне «цветной» смены режимов (при прямом участии внешних сил), которая противоречит нормам международного права. Сегодня начался очередной раунд «борьбы за господство в Евразии», и основной ее площадкой, естественно, выступают страны СНГ. Борьба мировых центров сил (США, ЕС, КНР) идет, главным образом, за доступ к сырьевым и энергетическим ресурсам этого региона. В ход здесь идут все средства — политические, дипломатические, финансовые, экономические, информационные, специальные.

Разумеется, геополитические и геоэкономические цели, реализуемые в ходе этой игры Соединенными Штатами, варьируются от страны к стране. В самом конспективном изложении они выглядят следующим образом (речь, конечно, идет об аналитической реконструкции).

Югославия: с помощью политической и экономической дестабилизации на Балканах подорвать позиции евро, «сбить с курса» новую, альтернативную доллару мировую валюту. И эта цель была достигнута — на несколько лет «триумфальное шествие» евро было заторможено.

Грузия: эта страна интересует США как, прежде всего, транзитная территория, обеспечивающая доступ к энергетическим ресурсам Азербайджана и Центральной Азии.

Проблема Черноморско-Каспийского региона для США имеет исключительное значение: нестабильность мирового рынка нефти, контролирование роста цен на нефть, создание альтернативного маршрута транспортировки энергоносителей.

Соответственно, Грузия со всеми своими проблемами рассматривается как фрагмент «стратегического коридора» к энергетическим ресурсам Азербайджана и Центральной Азии.

Очевидно при этом, что ставка Запада сделана на дальнейшее раскачивание ситуации. Обстановка в стране должна дойти до той точки, когда «международному сообществу» станет окончательно ясно, что без его вмешательства местному населению грозит катастрофа. После этого должна последовать финальная стабилизация — с введением в этот регион международных «миротворческих сил» (ООН, НАТО или какой-либо другой коалиции).

Украина: Збигнев Бжезинский оценивает геополитический статус Украины так: «Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Если Москва вернет себе контроль над Украиной с ее 52-миллионным населением и крупными ресурсами, а также выходом к Черному морю, то Россия автоматически вновь получит средства превратиться в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и Азии. Без Украины реставрация империи, будь то на основе СНГ или на базе евразийства, стала бы нежизнеспособным делом». Киргизия: с учетом географического положения страны — попытка США создания площадки «по сдерживанию» Китая и, отчасти, России.

При этом речь идет не только об использовании «уйгурского фактора» для дестабилизации Синцьзян-Уйгурского автономного района (СУАР) или Тибета, но и о торможении планов прокладки магистральных нефтепроводов в КНР из Казахстана. Принимая во внимание планы США по усилению влияния в Центральной Азии, в особенности в Кыргызстане, можно рассматривать эту страну, как базу для «продвижения процесса демократизации» в Таджикистане, Казахстане и Узбекистане и уменьшения китайского и российского влияния в этом регионе.

Таким образом, в действиях заказчиков и организаторов «цветных революций» просматривается достаточно четкая геополитическая и геоэкономическая логика: постепенный, пошаговый, но жесткий перевод под контроль США стратегических источников и маршрутов транспортировки энергоресурсов из Каспийского региона. При этом в отношении конкурентов — ЕС, России и, прежде всего, Китая — эффективно применяется стратегия «превентивного сдерживания». Формирование системы зон «управляемой нестабильности» на постсоветском пространстве будет продолжено. Анализ подготовки и проведения «цветных революций» в Грузии, на Украине и Киргизии и показал управляемость этих революций извне, широкое спонсирование оппозиционных групп со стороны различных западных фондов. Так, Ариэль Коэн, научный сотрудник Heritage Foundation, в одном из своих интервью выразил уверенность, что грузинская революция может стать моделью для устранения диктаторских режимов в других государствах бывшей советской империи. По его словам, в Белоруссии и Туркмении, возглавляемых диктаторами Александром Лукашенко и Туркменбаши, демократические лидеры могут усвоить уроки грузинских событий, точно так же, как г-н Саакашвили и его друзья усвоили уроки сербской революции, в ходе которой был свергнут Слободан Милошевич. Тогда в Белграде, как и в Тбилиси, массовые протесты продемонстрировали политическую нелегитимность прежних режимов и стали причиной их устранения. Об эффективности «цветных технологий» говорит опыт организаторов протестов в Молдавии. В Кишиневе Наталья Морарь была в центре событий. С мегафоном в руках она призывала отменить результаты выборов, а сами беспорядки начались с организованного Натальей митинга. О чем она не без гордости сообщала в своем блоге: «Шесть человек. 10 минут на креатив и принятие решения. Несколько часов распространения информации по сетям, facebook, блогам, sms друзьям и e-mail рассылкам. Вся организация — через интернет. На улицу вышло 15 тысяч молодежи!!! Наша инициативная группа называется «Я не коммунист»».

Что же касается уроков и основных выводов из анализа «цветных революций», то они сводятся к следующему.

Главной движущей силой «цветных революций» стала протестная часть населения, которая в рамках действующего политического режима не имеет возможности решить свои личные проблемы, главным образом материального и духовного характера. К этой группе, прежде всего, относится молодежь. Она весьма склонна к проявлению любых форм протеста и готова поддержать любую силу, которая будет выступать против действующей власти и властной элиты. Организационной основой этой части населения являются организации гражданского общества.

При отсутствии внутренних основ для организации представители этих групп населения весьма оперативно присоединяются к любым дееспособным организациям, выступающим против действующей власти, в крайне короткие сроки наращивая их численность и мощь до уровня, когда они становятся способными свергать существующие режимы.

Как правило, невысокая идеологическая и политическая подготовка представителей большей части протестного населения не дает им возможности сделать правильный выбор, за кем идти в спектре оппозиционных правящей элите политических сил. Поэтому в большинстве они идут за теми, у кого выше организация, больше материальных и информационных ресурсов, кто более агрессивно настроен против правящей элиты.

Основной формой борьбы с властью в период «цветных революций» была «распределенная атака». Суть ее состоит в том, что объект атаки прямо или опосредованно подвергается множеству воздействий. В итоге объект попадает под пристальное внимание общества, мировой общественности. Все зависит от поставленной задачи и выделенного на атаку бюджета. Целью всех «цветных революций» являлся бескровный уход старой элиты под нажимом общественного мнения и иностранного военно-дипломатического давления. Комбинацией различных методов в процессе подготовки к «цветной революции» решались следующие основные задачи — изменялся вектор общественного мнения, осуществлялась моральная подготовка общества к резким переменам.

Все «цветные революции» изначально опирались на негосударственные организации — основу так называемого гражданского общества. Тысячи негосударственных организаций охватывают сотни тысяч граждан. Причем гражданское общество ориентируется в основном на западные гранты, а следовательно, и управляется с Запада.

Во всех случаях силовые структуры либо сохраняли нейтралитет (кроме Узбекистана), либо достаточно быстро переходили на сторону «цветной революции», а учащиеся вузов силовых ведомств Украины с самого начала принимали активное участие в протестных мероприятиях «цветной революции». Это объясняется следующим.

Во-первых, социальным положением личного состава силовых ведомств. Во-вторых, предупреждением западных лидеров о недопустимости применения силы и об ответственности политического руководства страны за жертвы, которые возможны при применении силы по подавлению беспорядков. Эти предупреждения особенно действенны для компрадорской части правительства и правящей элиты.

В-третьих, активной деятельностью иностранных государств по привлечению к участию силовых ведомств в различных совместных мероприятиях на всех уровнях, от рядового до высшего командного состава. Эти мероприятия позволяют иностранным спецслужбам составить четкое представление о морально-психологическом состоянии личного состава силовых ведомств, их возможностях по противодействию протестным выступлениям гражданского населения, их решимости выполнять приказы командования. На основе этих данных специалисты на Западе, заинтересованные в проведении «цветных революций», достаточно точно могут прогнозировать поведение личного состава во время социальных и политических кризисов и целенаправленно проводить психологические и информационные операции против силовых структур.

В стратегическом плане, исходя из уроков произошедших «цветных революций» важнейшими задачами будут.

  1. Обеспечение устойчивого экономического роста страны, реализация социальных программ, подъем благосостояния граждан. Решение этих задач позволит резко сократить протестные слои населения, позволит выделять большие ресурсы на противодействие попыткам управлять экономическими, социальными и политическими процессами.
  2. Разработка стратегии противодействия ведению гибридных войн, сетевых информационных и психологических операций против России. Необходимо также осуществлять строительство, боевую подготовку вооруженных сил и других силовых ведомств исходя из современных и прогнозируемых угроз национальной безопасности.
  3. Взятие под контроль негосударственных организаций гражданского общества. Самый надежный способ контроля — финансовый. Для финансирования «гуманитарных» программ негосударственных организаций гражданского общества целесообразно создать благотворительные фонды, подотчетные государству.
  4. Стимулирование развития военной науки, так как угрозы подготовки «цветных революций» лежат вне сферы военной безопасности РФ, вследствие чего существует проблема применения вооруженных сил для противодействия и нейтрализации этих угроз — в существующей сегодня практике боевого применения вооруженных сил нет приемлемых форм и способов противодействия «социальному протесту».

В тактическом плане основными задачами для исключения возможностей по подготовке и проведению «цветной революции» на территории России являются следующие направления деятельности.

  1. Полностью исключить или жестко контролировать финансирование из-за рубежа политических и общественных организаций, негосударственных организаций гражданского общества, которые могут быть использованы для организации беспорядков и противодействия федеральным властям.
  2. Жестко регламентировать подготовку специалистов за границей, особенно силовых ведомств, журналистов, PR-менеджеров, политологов и т.д.
  3. Осуществлять постоянный контроль над формированием и развитием негосударственных организаций гражданского общества в РФ.
  4. Осуществлять подготовку специалистов по противодействию использования СМИ, PR-технологий и негосударственных организаций гражданского общества в антигосударственных целях, как силами внутренней оппозиции, так и извне.
Метки: блог, ВТО

4 Комментария » Оставить комментарий


  • 1298 635

    «Цветная революция» — особая форма борьбы (политического вмешательства), направленная на создание конфликтного потенциала с целью смены государственной власти и принципиально меняющая основание ее легитимности, а также приводящая к геополитической и геоэкономической переориентации государства.
    Из этого реального определения дают “трактовку и основным понятиям, тесно связанным с понятием «цветная революция».” При этом игнорируется то обстоятельство, что только номинальные определения позволяют дать наиболее всеобъемлющее представление о реальных процессах. При этом погрешность модели оказывается вполне удовлетворительной, а вероятность событий – 1. Рассмотрение отдельных разрозненных аспектов, которым занимаются многочисленные эксперты, не позволяет создать целостную картину происходящих событий и их последствий. В итоге составляется множество различных, порой противоречащих друг другу, сценариев. Результат такой “научной” деятельности можно наблюдать на многочисленных ток-шоу.

  • 2518 1495

    Шикарный анализ! Прямо сказано, что любая “революция” – это иностранная интервенция при поддержке предателей внутри страны. Обнадёживает, что команда ВВП, или кто там за ним стоит, подошли к проблеме системно. Технологии госпереворотов существуют сотни лет, но такое ощущение, что известно о них только самим изобретателям. Поэтому они едут уже по накатанноё колее и особо не заморачиваются нюансами. Теперь эти мерзкие технологии вытащили за яйца наружу и разложили по полочкам. Осталось добавить ещё несколько моментов: а)предлагаемая методика противодействия осуществляется при неприкосновенности агрессора, то есть, она оборонительная, а значит, неполная. Пока существует источник агрессии, а это паразиты, которые на этом живут, войны будут продолжаться… б)…

  • 37 57

    слово “Антимайдан” вызывает спорные ощущения – по-энергетике “майдан” очень сильное и негативное слово (на данный момент, в моём понимании), поэтому приставка “анти” ничего особо не даёт. Это какая-то “подпитка” что ли? )))))

  • 472 777

    Полезная статья. Чем больше людей будут знать об этих технологиях, тем меньше шансов у “закулисья” втянуть народ в свои темные игры… Я так думаю…

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)