Пригульный Андрей Геннадьевич: Теоретические аспекты функционирования рынков фундаментальных исследований в России

119 0

Андрей Пригульный отмечает, что: важнейшим фактором роста экономики знания становятся научно-технические достижения, позволяющие обеспечить устойчивое производство, накопление и широкое применение научного знания, которое становится самостоятельным участником экономического процесса.

 

 

В отличие от традиционной экономики, для которой в России характерна сырьевая направленность, интересующая нас экономика инноваций предполагает инвестирование в сектор производства и накопления знания. Особенность таких инвестиций состоит в том, что происходит не просто увеличение денежных вложений в средства и предметы производства по аналогии с традиционной экономикой. Инвестиции в сектор производства знания осуществляются с целью обеспечения восприимчивости всей национальной экономики к нововведениям. Таково развитие экономики инноваций, основанной на лучших практиках применения современной науки, о которой дальше пойдет речь.

Экономика инноваций охватывает систему отношений, которые возникают и развиваются в процессе научного исследования, реализуемого в следующей последовательности действий: фундаментальные исследования — прикладные исследования — разработки — внедрение. В этой модели цикла научного исследования и инновационных разработок, принятого в мировой практике, открытия фундаментальной науки становятся  основой  будущих  технических,  технологических, организационных, управленческих и иных инноваций. Эти открытия возникают как в исследованиях транс- и  междисциплинарного  характера,  так и в рамках дисциплинарного поиска фундаментальной науки.

Развитие экономики инноваций, основанной на производстве, распространении и использовании передового научного знания, — явление закономерное, которое возникло в период зарождения постиндустриализма, ознаменовавшего начало развития сферы услуг как относительно самостоятельного сектора экономических отношений.

Вторым, не менее значимым явлением для становления экономики инноваций было приобретение товарной формы неосязаемыми благами, в том числе интеллектуальными продуктами, обязательствами и правами на них. Прорыв в развитии экономики инноваций стал возможен благодаря тому, что знания, как базовый фактор инноваций, стали рыночным продуктом.

Рынки научного знания (фундаментальных и прикладных исследований, научно-технических разработок), представленные неосязаемыми продуктами, на наш взгляд, испытывают на себе влияние тех же экономических законов, что управляют рынками осязаемых предметов купли-продажи.

Специфика знания, проявляющаяся в его разделении на фундаментальные и прикладные исследования, а также научно-технические разработки, дает основание для предположения  о  неоднозначности  действия  рыночных  сил  в  соответствующих сегментах рынка. Неоднозначность есть следствие специфики проявления товарной формы результатов фундаментальных, прикладных исследований и научно-технических разработок.

Следуя логике законов развития рынка, описанных в большом количестве источников, только потребитель продукта и/или услуги, в том числе в секторе экономики  знания, способен  предъявить  спрос  на  благо,  обладающее  заданными  им  свойствами.  Предъявляя спрос  на  те  или  иные  услуги  научно исследовательского характера, потребители (организации, фирмы, сообщества, государство)  раскрывают свои  предпочтения  производителям  —  научно-исследовательским организациям и разработчикам научно-технической продукции. Производители же, в свою очередь, стремятся вывести на рынок тот продукт (потенциальные или фактические результаты своих научных исследований и бюджетных ассигнований. Потребности в таких благах не связаны с индивидуальными предпочтениями.

Для отрасли фундаментального знания возможна ситуация, когда  производители услуг сектора экономики знания создают одновременно  два  вида услуг, имеющих социальную полезность,  —  социальные  и  смешанные  блага. Это означает одновременное  применение  бюджетной  поддержки  (полное  обеспечение финансовыми ресурсами создания социальных благ) и частичной поддержки знания.

Особенность фундаментального знания в том, что оно не предназначено для прямого практического использования. Фундаментальные знания призваны расширять поле научного знания, формируют его запас для развития прикладных разработок. Далеко не  все фундаментальные знания трансформируются в прикладные разработки и находят свое практическое применение. Значительная часть идей не воплощается в конкретный проект, в то время как издержки могут оказаться весьма высокими. Этот факт является поводом  для  длительных  дискуссий о приоритетности фундаментальной науки.

Прикладные исследования — объект производства смешанных  благ,  обладающих одновременно социальной и индивидуальной полезностью. Спрос на такие блага может складываться из спроса индивидуумов и спроса со стороны государства, которое стремится к реализации мериторных интересов (интересов поддержки государством отдельных видов благ, в которых особенно нуждается общество). Производитель таких благ вправе рассчитывать на государственную поддержку.

Потребности в научно-технических разработках нередко сводятся к заинтересованности отдельных индивидов, т. е. обладают индивидуальной   полезностью, не сводимой к социальным потребностям. Спрос на такие блага удовлетворяется без участия государства.

Суммируя промежуточный итог, попробуем сформулировать, создание каких благ, производимых в рамках сектора экономики знания, и с какой целью должно поддерживаться государством.

  1. Под опекой государства должны находиться фундаментальные знания, обладающие исключительно социальной полезностью.
  2. Прикладные  знания  также  возможно  отнести  к  мериторным  благам,  находящимся  под  опекой  государства,  составляющим  ядро  его  научной  политики.

научно-технические разработки включаются  в  процесс  технического  и  технологического обновления и модернизации производства, поэтому являются фактором успеха организации. Этот вид знания воплощается в новых видах техники и технологий, которые создаются с учетом сложности современного производства под заказ производителей той или иной продукции.

Потребности в научно-технических разработках обусловлены выполнением заказов конкретных бизнес-структур, а значит, обладают индивидуальной полезностью, не имеющей отношения к социальным потребностям. Спрос на научно-технические разработки удовлетворяется, как правило, без участия государства.

Расширение этого способа технологического обновления, продиктованного потребностями современного рынка, порождает особую деятельность по систематической разработке новых технологий [30]. Исходя из этого предположения, в рыночную экономику полностью вписываются научно-технические разработки и отчасти при кладные исследования, отвечающие запросам конкретного потребителя со своими собственными предпочтениями и индивидуальными интересами.

Рынок прикладных исследований и научно-технических разработок.

 Анализ данного сегмента рынка научного знания проводим традиционно с позиций методологии неоклассической экономической теории, как рынка частных благ (частного потребления на основе индивидуальных предпочтений). Такой тип рынка функционирует на основе принципов конкурентности и исключаемости. Иными словами, мы подразумеваем, что потребление услуг на рынке научного знания экономическим агентом А, предъявляющим спрос на прикладные исследования и научно-технические разработки, зависит только от платежеспособности послед него. Одновременно агент В, предъявляющий аналогичный спрос и являющийся конкурентом агента А, не способен оплатить услугу и поэтому исключается из числа потенциальных потребителей. Обмен в этом случае невозможен. При таком исключении на рынке научного знания, функционирующего как рынок частных благ, действуют условия аукциона. Потребители услуг рынка знания в процессе торга раскрывают свои предпочтения производителям прикладных исследований и научно-технических  разработок,  а  производитель  под  давлением  конкуренции использует  эти  сигналы,  чтобы  обеспечить  выполнение  услуг  с  теми  параметра ми, которые соответствуют предпочтениям потребителей. Получаемые выгоды присваиваются и принадлежат конкретному потребителю. При этом необходимо учитывать природу благ, предполагающую, что в случае неплатежеспособности потенциальный потребитель будет исключен из числа претендентов. Таким образом, новые знания, произведенные на рыночных условиях, передаются потребителю после оплаты их стоимости. Иначе говоря, расходы должны быть компенсированы. В случае если потребление неконкурентно, а конкретного потребителя нельзя исключить из сферы потребления, мы наблюдаем «провал рынка» и возникает необходимость вмешательства государства.

Особенности рынка фундаментального знания.

В силу таких признаков, как отсутствие механизмов прямого практического использования полученных результатов при высоком уровне социальной полезности и соответствия общественным интересам, высоких издержках и неопределенности результатов научного поиска, фундаментальное знание оказалось в двояком положении. С одной стороны, без фундаментального знания не будут продуктивно развиваться ни наука, ни общество. С другой стороны, спрос частного сектора на результаты фундаментального знания, в силу объективных обстоятельств, не может быть  оценен  адекватно его роли в развитии общества. Поэтому фундаментальное знание занимает одно из важнейших мест в ряду актуальных благ с ярко выраженными признаками общественного блага.

В рыночных условиях основным потребителем и держателем результатов функционирования фундаментального знания становится государство. Как показывают результаты исследования, частный сектор в настоящее время ввиду отмеченных признаков лишь в исключительных случаях поддерживает фундаментальные знания. Поэтому политика государства в отношении фундаментального знания становится залогом успешного развития науки в целом.

Проанализируем рыночные параметры фундаментального знания с позиции общих положений теории общественных благ.

Рынок фундаментального знания, в отличие от рынка прикладных исследований и научно-технических разработок, характеризуется общественной значимостью   и   неконкурентным   характером.   Поэтому   потребитель фундаментального знания (общество в целом) не может быть  признан неплатежеспособным и исключен из потребления. Фундаментальные знания являются общественными благами в силу того, что потребитель А получает выгоды от их потребления, не снижая выгод, получаемых от их потребления всеми другими участниками. Те же самые выгоды доступны всем без взаимного вмешательства. Поскольку участие А в потреблении фундаментального знания не затрагивает потребления  В,  то  исключение  из потребления  ввиду  неплатежеспособности теряет смысл. Эффективное использование ресурсов в этом случае  предполагает равенство цены предельным  издержкам (издержки при влечения дополнительного пользователя блага). Но в этом случае предельные издержки, как и цена, равны нулю.

Применительно к объекту, анализируемому нами в этой работе, выгоды, получаемые от производства, накопления и использования фундаментального знания, получает общество. Исключение одного из членов общества, равно как и отдельной социальной группы, невозможно и абсолютно бессмысленно, поскольку потребление А не затрагивает потребления В. Гипотетически возможен случай, когда оплата услуг фундаментального знания может взиматься на отдельных этапах его производства, накопления и использования. Но пока не получен конкретный результат в виде инновации (нового товара и/или услуги, нового вида техники, технологии и т. д.) оплата будет бесполезной, поскольку на каждом этапе  получения  новшества  (фундаментальные  исследования  —  прикладные  исследования — разработки — внедрение) его практическое использование будет ограничено ввиду незавершенности. Предельные издержки и цена такого блага на каждом отдельно взятом этапе его производства будут равны нулю. Поэтому нет основания взимать  плату  за  благо,  в  котором  не  нашли  отражения  все  не обходимые потребителю требования.

В то же время, при том что предельные издержки привлечения дополнительных пользователей равны нулю, издержки предоставления услуг нулю не равны и должны быть компенсированы. Необходимо определить, какой объем услуг следует предоставлять и в течение какого времени. При неуместности принципа исключения эта задача не может быть решена при помощи обычных рыночных методов продажи индивидуальным потребителям. Обеспечение общества благами фундаментального знания только лишь при помощи рыночного механизма  становится невозможным. Эта ситуация означает, на наш взгляд, «провал рынка». Решить проблему способно государство, которое может позволить потребителям выражать свои предпочтения посредством выбора благ и обязать их участвовать в финансировании этих благ.

Для области фундаментального знания несостоятельность рынка гипотетически возникает также в случае, когда потребление конкурентно, а исключение хотя и уместно, но невозможно.

Даже если большинство социально значимых благ, как, например, часть фундаментальных исследований, доведенных до прикладных научно-технических разработок, потребление которых конкурентно, являются исключаемыми, есть не исключаемые конкурентные товары, а именно: исследования и разработки, по разным причинам не давшие обществу конкретных инноваций. Расходы были произведены, но  благо,  отвечающее  потребительским  предпочтениям,  не  появ лось. Ожидания оказались нереализованными. Производство, не завершившееся выпуском готового к потреблению научно-технического продукта, может оказаться слишком дорогим для отдельного производителя. Мы имеем дело с ситуацией, когда исключать такие варианты развития событий нельзя, но они не должны осуществляться.

Трудности практического применения механизма исключения потенциальных потребителей из потребления стали причиной несостоятельности рынка. До тех пор, пока не будут найдены технические средства для его применения, необходимо использовать государственное обеспечение.

Если участие  в  потреблении  не  зависит  от  оплаты,  ничто  не  заставляет  потребителей раскрывать свои предпочтения при обсуждении условий торга за общественные блага. Поскольку общий уровень обеспечения благами не зависит от каждого отдельного человека, индивидуальный потребитель будет находить для себя выгодным пользоваться достижениями других на правах «безбилетника». Безусловно, произойдет это при условии, что все потребители будут вести себя так же, не может быть и речи об эффективном спросе. Так ломается сама система рынка как аукциона, и вновь нужен иной способ обеспечения спроса.

Таким образом, свойства неконкурентного потребления и неисключаемости из потребления во взаимодействии сопутствуют рынку фундаментального знания. Исключение не только не может, но и не должно применяться. Поскольку возможны ситуации, когда обе причины несостоятельности рынка пересекаются, напрасно спрашивать, которая из них является основной. Однако неконкурентная природа потребления фундаментального знания может рассматриваться в качестве таковой, ибо делает исключение бесполезным, даже если его осуществление технически возможно.

Рынок фундаментального знания показывает свою несостоятельность, от чего немедленно возникает потребность в его бюджетном обеспечении. Но эти рынки отличаются, потому что существование неконкурентного потребления меняет условия эффективного   использования фундаментального знания по сравнению с прикладным знанием  и  научно-техническими разработками, которые  применимы в случае конкурентного потребления.

Неконкурентная природа потребления фундаментального знания имеет важное значение для того, кто определяет эффективность распределения ресурсов для производства с минимальными  издержками,  в  чем  наиболее  нуждаются  потребители фундаментального знания, а также для процедуры, посредством которой достигается обеспечение потребителей фундаментальными знаниями.

Сравним теперь эту картину со случаем фундаментального знания: вертикаль под  каждой  кривой  спроса  по-прежнему  отражает  предельные  выгоды,  извлекаемые из потребления, поскольку оба пользуются в потреблении одним и тем же предложением. Предельная выгода, порождаемая данным уровнем предложения, получается вертикальным суммированием. Таким образом, точка равновесия е теперь отражает  равенство  между  суммой  предельных  выгод  и  предельными  издержками предоставления общественных благ. Если выпуск не достигает оN, вы годно его расширять, поскольку сумма предельных выгод превосходит издержки, в то время как превышение выпуска над оN ведет к потерям, так как предельные издержки перевешивают суммарные предельные выигрыши.

Таким образом, оба случая аналогичны, но с одним важным различием: в случае прикладных исследований и  научно-технических  разработок,  функционирующих как частные блага, эффективность требует равенства предельной выгоды, получаемой каждым потребителем, предельным издержкам, в то время как в случае фундаментальных исследований — благ общественных, предельные выгоды, получаемые двумя потребителями, различны, и равной предельным издержкам должна быть именно сумма предельных выгод.

Таким образом, в условиях рыночной экономики наука не только сохраняет, но и укрепляет приоритет фундаментальных исследований, как общественных публичных благ, поддерживаемых государством. Современная наука по-прежнему демонстрирует зависимость практической эффективности научного знания от развития их фундаментальной компоненты.

Экономике знания, в основе функционирования которой лежит спрос, не обходимо научиться измерять этот спрос. Измерителем знания, на наш взгляд, может быть число людей, потребивших знание. Для того чтобы с этим согласиться, необходимо выяснить, что считать единицей знания, которую потребляют  заинтересованные в знаниях индивиды, и что означает само понятие «потребление знания».

Общепризнанной единицы знания, как  показывают  результаты  исследования, в настоящее время не выработано. Однако известно, что для регистрации и хранения знания индивиды используют общепризнанные величины, такие как: количество опубликованных статей, монографических изданий, сборников, отчетов в листах и страницах, битов и байтов информации, выполненных тем НИОКР, разработанных программ, обоснованных теорий, изобретений, патентов, открытий, докладов, выступлений и т. д. На данном уровне решения проблемы фиксации спроса в экономике знания такого понимания, на наш взгляд, достаточно.

Потребление знания, как и любых других объектов купли-продажи, означает приобретение ценности, которая заключается в данном объекте, если он кому-то понадобился для практического использования. Для рыночных продуктов акт признания состоит в приобретении данного продукта и/или услуги. Для знания как публичного блага акт признания состоит в использовании знания в той или иной форме.  Знание может использоваться по-разному. Самое простое использование знания предполагает обращения к нему или его запрос. Более глубокое значение — ознакомление  с  содержанием  отчета,  прочтение  статьи,  книги,  от чета  и  т. д.  Далее —запоминание знания,  способность  его  воспроизвести,  интерпретировать и/или передать другому индивиду. Самая продуктивная форма использования знания — производство нового знания на базе использованного, его накопление и передача третьим лицам.

Использование в научной работе результатов, полученных ранее, — пример наиболее эффективного  использования  знания.  Нам  представляется, что потребление знания состоит как минимум в осуществлении зафиксированного запроса, означающего проявление  интереса  к  конкретному  ресурсу  знания,  готовность к  его  использованию  в  той  или  иной  форме.  Основное  предположение,  содержащееся в данном определении показателя количества знания, состоит в том, что потребленные знания одного типа складываются с потребленными знаниями другого типа.

Рассмотренное понятие потребления знания дает ответ на вопрос, почему спрос является ключевым в экономике знания. Если спрос не предъявляется, например к фундаментальному  и/или  прикладному  знанию,  тогда  это  открытие  или  изобретение ни у кого не вызвало интереса и потому не зафиксировалось в памяти человечества. Поэтому  предложение  знания  есть,  конечно,  важная  сторона  про цесса, но не определяющая. Спрос и только спрос решает, «жить или не жить» знанию дальше. На наш взгляд, не может быть ни малейшего сомнения в том, что огромное число идей, открытий, изобретений и других произведенных людьми знаний исчезло, не найдя спроса. То же самое можно сказать и о потенциальных гениях человечества, носителях идей, открытий и изобретений, не нашедших своего практического применения.

Теперь  обратимся  к  вопросу  о  количестве  одного  и  того  же  знания.  Количество знания может быть измерено по результатам. В этом случае мы исходим из  предположений:  во-первых,  что  измерение  необходимо  для  понимания  общественной пользы данного знания; и, во-вторых, что ценность знания равна нулю, если оно никогда не применялось. Ценность знания тем выше, чем более широкий круг пользователей причастно к его потреблению. В связи с такой постановкой ограничений возникает необходимость проанализировать понятие потребления знания. В зависимости от содержания данного понятия могут быть использованы различные способы измерения ценности знания.

Наиболее распространены индексы цитирования.  К подобному  же  типу  измерений  относятся  количество  кликов  или  получения  копий  в  Интернете,  количество упоминаний в СМИ и т. п. Подобная информация привлекает внимание общества к персоне, явлению, компании. Такое внимание получает денежную оценку. Популярные личности или компании имеют рыночное преимущество, фиксируемое рейтинговыми агентствами.

Измерение ценности возможно при помощи социальных сетей. Этот термин широко используется  в  маркетинге,  при  формировании  виртуальных  групп, а не только в измерении знаний. В социальной сети, где вершинами являются знания, а соединениями — использование одних знаний другими, выявляются базисные  или  коренные  знания,  утрата  которых  приведет  к  существенным  потерям. А следовательно, можно подсчитать степень незаменимости знания. Более тонкий анализ социальных сетей знаний дает представление, из каких элементов может быть сложена современная картина мира.

Таким образом, экономика знания увеличивает объем своей продукции, если, во-первых, больше  видов  знания  создано  научными  сотрудниками;  во-вторых, больше людей потребили созданные знания. В частности, получается одинаковый объем знания как в экономике, где ученые произвели только одно знание и это знание потреблено всем населением, так и в экономике, где два вида знания, но каждое из них потреблено только половиной населения. Это означает, что в экономике знания важна и работа ученых, и работа людей, которые доводят знания до конечного потребления. А каково между ними оптимальное соотношение, может быть установлено экспериментально.

В настоящее время для измерения количества потребленного знания используются различные методические подходы. Среди российских исследователей инновационной экономики значительные разработки в этой области выполнены А. А. Дынкиным, Н. И. Ивановой, В. В. Ивантером, Г. Б. Клейнером, Б. Н. Кузыком, В. Л. Макаровым,  Г. В. Осиповым,  Ю. В. Яковцом.  Главным  результатом  их  поисков стало твердое убеждение в том, что необходимо не только определить цели, но  и  четко  представлять  последовательность  перехода  от  сырьевой  к  инновационной экономике. Задача номер один — создать благоприятную инновационную среду, в которой могут произрастать результаты научно-технических достижений.

Известно, что фундаментальные знания используются в жизни, если попадают в благоприятную среду, характеризующуюся показателями, которые указывают на ее творческий потенциал. Например, уровень развития инновационной сферы можно  измерять  с  помощью  индексов  состояния  того  или  иного  аспекта  экономики и общества: экономическая свобода; отсутствие коррупции и бюрократических барьеров; антимонопольная политика и отсутствие ограничений вхождения в рынок; возможности для привлечения капитала; лояльное отношение общества к коммерческому успеху; защищенность от произвола чиновников; механизмы исполнения контрактов и т. д.

Практически по всем аспектам у России имеются серьезные проблемы. В российских условиях необходимы особые меры, специфичные именно для этой страны. Задача состоит в том, чтобы создать новый образ ведущих российских корпораций  как  частных,  так  и  государственных.  Во-первых,  корпорации  должны  иметь  в  своей  структуре  мощный  научно-исследовательский  сектор,  включающий научно-исследовательские лаборатории, занимающиеся прикладными и фундаментальными исследованиями. Кроме того, в этот сектор должны входить корпоративные образовательные учреждения, в первую очередь корпоративные университеты, а также конструкторские бюро и др. Таким образом, речь идет о  воссоздании  сектора  прикладной  науки  на  новой  основе  и  в  новой  конфигурации.  Во-вторых,  деятельность  корпорации  должна  сопровождаться  работой  малыми предприятий, с которыми корпорация должна быть связана контрактными обязательствами и материнским капиталом.

Малые фирмы более гибки и инновационны. Они являются источником потока инноваций [37]. В данной сфере формально существует множество организаций различной организационно-правовой формы. Например, организации, работающие в сфере науки: научные учреждения РАН; учреждения высшего профессионального образования, национальные исследовательские и федеральные университеты; институты и лаборатории университетов и/или корпораций; научные общества; фонды, финансирующие науку; консультационные организации; организации, проводящие экспертизу; рейтинговые агентства, работающие в сфере науки и образования.

Когда говорят об  инновационной  экономике,  экономике  знаний,  то  имеют в виду главный инструмент этой экономики — рынок знаний, понимаемых в самом широком смысле этого слова. Он представлен следующими составляющими: институты собственности на знания (авторское и патентное право, законы, охраняющие интеллектуальную собственность); собственно рынок (знаний, услуг, труда, прав; рыночные площадки, в частности биржа технологических компаний, особенности ценообразования); инновационные менеджеры; консультационные компании; судебная система (исполнение контрактов) и т. д.

Чем еще отличается классическая рыночная экономика от экономики знания? В обычной рыночной экономике есть производитель продукта и его потребитель. Когда началось становление экономики знания, все именно так и понимали: есть производители знания (изобретатели). затем усилиями менеджеров изобретение предлагается потребителю (инвестиционной компании). Такова классическая схема. Однако по мере развития экономики знания производитель знания в различных формах сближается (интегрируется) с потребителем, и не всегда можно точно определить, кто из них производитель, а кто — потребитель знания, потому что знание не всегда четко идентифицируется с тем, кто его произвел и кто потребил.  Потребитель знания зачастую становится  партнером,  соавтором в его производстве. В экономике знания это скорее типичная ситуация. Знание порой просто неразделимо  между  его  производством  и  потреблением, а процесс перманентен.

Это положение в  значительной степени  подтверждается  так  называемыми процессами «утечки мозгов», которые являются показателем того, что в данной стране ученые и специалисты не востребованы, но их рыночная цена высока, коль скоро они получают высокооплачиваемую работу в других странах. Вместе с тем ученый или специалист, работая в другой стране, продолжает производить знания, как  глобальное  публичное  благо,  которое  с  момента  опубликования  в  междуна родном журнале принадлежит мировой научной общественности. Кроме того, имеются положительные эффекты от такого проявления научной мобильности.  Если  речь  идет  о  временной  работе,  то  эти  эффекты  лишь  усиливаются. Ученый получает дополнительный стимул для работы, новые знания, которые, возможно, трудно получить на родине. Наконец, заводятся новые связи, образуются новые неформальные коллективы, что характерно для современного способа ведения научной работы. Физическое перемещение ученого из одной страны  в  другую  еще  не  означает  его  потери  для  страны,  где  он  вырос  как  ученый. Наука стала настолько интернациональной, что во многих случаях не так важно, где ученый физически находится.

На наш взгляд, развитие научной мобильности будет способствовать инновационности российской экономики, так как неизбежен «эффект обратной связи», который принесет в страну опыт, лучшие мировые практики в области формирования и развития механизмов экономики инноваций в самых различных сферах, областях и отраслях знания.

 

Оценка информации
Голосование
загрузка...
Поделиться:

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Информация о сайте

Ящик Пандоры — информационный сайт, на котором освещаются вопросы: науки, истории, религии, образования, культуры и политики.

Легенда гласит, что на сайте когда-то публиковались «тайные знания» – информация, которая долгое время была сокрыта, оставаясь лишь достоянием посвящённых. Ознакомившись с этой информацией, вы могли бы соприкоснуться с источником глубокой истины и взглянуть на мир другими глазами.
Однако в настоящее время, общеизвестно, что это только миф. Тем не менее ходят слухи, что «тайные знания» в той или иной форме публикуются на сайте, в потоке обычных новостей.
Вам предстоит открыть Ящик Пандоры и самостоятельно проверить, насколько легенда соответствует действительности.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет. Прежде чем приступать к просмотру сайта, ознакомьтесь с разделами:

Со всеми вопросами и предложениями обращайтесь по почте info@pandoraopen.ru