Главная » Мировоззрение, Невероятное в мире, Психология

Психоделическая революция ЦРУ

09:24. 5 ноября 2019 756 просмотров 2 коммент. Опубликовал:

ДВЕРИ ВОСПРИЯТИЯ:

ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ЦРУ

Напряженность, с 1960 года постепенно набиравшая обороты в университетах, вполне могла бы привести к положительному исходу, если бы не страшный психологический удар, который нация получила в день убийства Кеннеди, и последовавшее за этим стремительное распространение наркотиков.

Наркотики всегда являлись “аналитическим инструментом” романтиков XIX века, особенно французских символистов, и были популярны среди европейской и американской богемы. Так было до Второй мировой войны и еще десяток лет после нее.

Но во второй половине 1950-х годов ЦРУ и связанные с ним спецслужбы начали масштабные эксперименты с галлюциногеном ЛСД, исследуя потенциальные возможности его применения в целях контроля над обществом.

Есть документы, подтверждающие, что были созданы миллионы доз этого химического вещества, которые распространялись по стране в рамках проводившейся ЦРУ операции “МК-УЛЬТРА”. ЛСД стал излюбленным наркотиком сотрудников управления и через них широко распространился по стране.

Например, поэта-битника Аллена Гинзберга к участию в экспериментах с ЛСД, проводившихся в Пало-Альто, привлек ветеран исследовательско-аналитического отдела УСС Грегори Бейтсон.

Именно благодаря этим экспериментам свои двери восприятия раскрыли также Кен Кизи и члены первоначального состава рок-группы “Grateful Dead”».[82] А ведь Джерри Гарсия из «Grateful Dead» был кумиром молодежи, с него брали пример.

Известный журналист-расследователь Джим Кит пишет: «В докладе ФБР для служебного пользования от 1968 года упоминается использование группы “Grateful Dead” в качества доброкачественного и никому не угрожающего русла, куда направляется недовольство и бунтарство молодежи.

Эти музыканты оказывали государству огромную услугу, вовлекая молодежь в наркотики и мистицизм, — лишь бы подальше от политики».


Гуру «психоделической революции» Тимоти Лири впервые узнал о галлюциногенах в 1957 году из статьи в журнале «Life» (издатель которого, Генри Люс, сам часто получал «правительственные» наркотики, как и многие из тех, кто формировал общественное мнение) и вскоре подписал контракт с ЦРУ. В 1977 году на сборище «пионеров ЛСД» Лири открыто признался: «Успехом всей своей жизни я обязан дальновидности ЦРУ».[84]

В своей книге, озаглавленной «Понимание понимания» («Understanding Understanding»), доктор Хамфри Осмонд писал, что «распространение основных психоделических наркотиков в 1960-е годы было результатом экспериментов ЦРУ в отношении их возможного военного использования».

Эксперименты, имевшие разные кодовые наименования, проводились более чем в восьмидесяти университетах и невольно способствовали популяризации ЛСД. Тысячи студентов использовались в роли подопытных морских свинок. Вскоре эти студенты научились синтезировать наркотики своими силами.

Начиная с 1962 года Национальный институт оборонных исследований при корпорации RAND, расположенный в Санта-Монике, также приступил к четырехлетней программе исследований и экспериментов с использованием вызываемого ЛСД, мескалином и марихуаной психоза в качестве инструмента психиатрической диагностики.

Корпорация RAND, выросшая из рабочей группы по изучению психологических эффектов стратегических бомбардировок густонаселенных центров Германии, представляет собой финансируемый из федерального бюджета аналитический центр, курируемый канцелярией министра обороны и Советом по международным отношениям.

Эксперименты базировались на трудах психиатра У. Макглотлина, который проводил предварительные исследования на тему «Долгосрочное воздействие ЛСД на психологические установки психически нормальных людей».

Майкл Минничино объясняет этот феномен в зимнем выпуске «Fidelio Magazine» за 1992 год: «Галлюциногены оказывают весьма специфический эффект, превращая жертву в асоциальное, полностью эгоцентричное существо, одержимое вещизмом. Даже самые банальные предметы приобретают “ауру” и становятся вневременными и обманчиво глубокими.

Другими словами, галлюциногены позволяют мгновенно достичь того состояния сознания, которое описывается теориями Франкфуртской школы. И популяризация этих препаратов открыла массу возможностей для проверки данных теорий на практике.

Таким образом, ситуация, сложившаяся в начале 1960-х годов, предоставляла Франкфуртской школе блестящую возможность громко заявить о себе, и она этим сполна воспользовалась. Высшая ирония поколения шестидесятников со всеми их новомодными идеями и протестами заключалась в том, что ни одна из их “новых” идей не была моложе тридцати лет.

Их политическая теория полностью вышла из недр Франкфуртской школы. Люсьен Гольдман, французский радикал, в 1968 году выступавший с лекциями в Колумбийском университете, был абсолютно прав, когда в 1969 году сказал о Герберте Маркузе, что “студенческое движение… нашло в его, и только в его трудах теоретические формулировки своих проблем и устремлений”.

Длинные волосы и сандалии, общины свободной любви, макробиотическая диета, либеральный образ жизни — все это было придумано и разработано еще в начале XX века и еще до 1920 года прошло тщательные испытания в рамках социальных экспериментов, связанных с теориями Франкфуртской школы и нью-эйдж, таких как Асконская община.

Даже дерзкое предостережение Тома Хейдена “Не доверяйте никому старше тридцати лет” было лишь более прозаичной версией высказывания Питера Брука “Никто старше тридцати не стоит того, чтобы с ними разговаривать”, сделанного еще в 1905 году.

Социальные архитекторы, формировавшие общество шестидесятников, попросту воспользовались уже готовыми материалами, но сделали шаг вперед, переступив грань разума и ввергнув общество в мир супернаркотиков, которые использовались для модификации поведения и контроля над сознанием, что в конечном счете открывало почти беспрепятственный доступ в человеческий разум».

Чтобы разобраться в корнях этой шарады, необходимо вернуться в послевоенные годы, когда были предприняты объединенные усилия Франкфуртской школы и лондонского Тавистокского института с целью использовать марксистско-фрейдистские извращения психологии и других социальных наук в качестве инструментов массового контроля над обществом и промывания мозгов.

Двумя орудиями насилия, совершенного над американской интеллектуальной традицией, стали кибернетика и контркультура наркотиков.

«Контркультура наркотиков была как раз тем оружием, которое использовали на протяжении следующих более чем пятидесяти лет представители Франкфуртской школы и их приспешники, чтобы осуществить сдвиг культурной парадигмы и побудить общество отказаться от так называемой “авторитарной” матрицы человека как живого образа и подобия Бога и от веры в превосходство республиканской формы национального государства над всеми другими формами политической организации.

Они переключили внимание американской культуры на эротику и всевозможные извращения, внедряя нынешнюю тиранию “политкорректности” и толерантности, прикрывающую и оправдывающую дегуманизирующее воздействие наркомании, сексуальной распущенности и прославления насилия. Марксистско-фрейдистские революционеры из Франкфуртской школы, исполненные ненависти к западной иудеохристианской цивилизации, стремились взорвать ее изнутри — воспитывая поколения некрофилов».

Если это утверждение покажется вам слишком резким, задумайтесь вот над чем. В своем труде «Философия новой музыки» (1948) лидер Франкфуртской школы Теодор Адорно утверждал, что цель современной музыки состоит в том, чтобы в буквальном смысле приводить слушателей в безумное состояние.

«Он оправдывал это утверждением, что современное общество — рассадник зла, авторитаризма и потенциального фашизма, а освобождение возможно только через разрушение цивилизации, распространение различных форм культурного пессимизма и извращений.

О роли современной музыки он писал следующее: “Нельзя сказать, что в ней находит прямое выражение шизофрения, но на музыке лежит отпечаток стиля, подобного стилю душевнобольного. Индивид сам является причиной собственного разрушения… Он мечтает о чудодейственном исполнении обещанного, но в рамках повседневной реальности…

Ее задачей является актуализация шизофренических наклонностей через сферу эстетического. И если этого удастся добиться, то на месте подлинного здоровья можно утвердить безумие”. Адорно считал, что некрофилия является высшим выражением “истинного здоровья” в больном обществе.

Эрих Фромм, еще один выдающийся представитель Франкфуртской школы, значительную часть своего программного труда «Анатомия человеческой деструктивности» (1972) посвятил анализу некрофилии, которую он называет доминирующим трендом современного общества. Фромм относил к некрофилии все формы одержимости смертью и разрушением, особенно с ярко выраженной сексуальной окраской.

Любопытно, что мнимым “лекарством” от этих массовых социальных извращений в конце 1960-х годов он считал контркультуру наркотиков, рока и секса».

Освобождение через наркотики

Несколько ранее, в 1952 году, на стол директора Центрального разведывательного управления легли предложения, очерчивающие механизмы финансирования наиболее секретных научно-исследовательских проектов ЦРУ, связанных с изучением возможностей использования биологических и химических материалов, таких как ЛСД, в целях модификации человеческого поведения.

Тринадцатого апреля 1953 года стартовал проект «МК-УЛЬТРА», направленный на исследование и разработку химических, биологических и радиологических материалов для использования в секретных операциях, а также для контроля или модификации человеческого поведения.

Эти чудовищные идеи массовой социальной инженерии были представлены как «гуманная» альтернатива войне в эпоху атомной и водородной бомбы, и на этой основе началась реализация еще нескольких важных проектов, призванных реализовать концепции «Заговора Водолея» и за шиворот затащить нас, кричащих и упирающихся, в «дивный новый мир».

Стоит отметить, что один из четырех руководителей проекта «Авторитарная личность» Невитт Сэнфорд сыграл важную роль в экспериментах 1950—1960-х годов и несет полную ответственность за последующее массовое распространение психоделических наркотиков.

Проект «Авторитарная личность», осуществлявшийся в 1940-е годы, проложил дорогу к контркультуре наркотиков, рока и секса 1960-х. В 1965 году Сэнфорд писал в предисловии к книге «Утопиаты:

Использование и пользователи ЛСД-25» («Utopiates: The Use and Users of LSD 25»), опубликованной издательством Тавистокского института, на который была возложена задача координировать разворачивающуюся психологическую войну.

В годы Второй мировой войны в Тавистоке базировалось психиатрическое подразделение британской армии, а сразу после войны лучшие промыватели мозгов были командированы оттуда в Соединенные Штаты для участия в секретных проектах по манипулированию сознанием, проводившихся ЦРУ и Пентагоном, включая проект «МК-УЛЬТРА», посвященный изучению воздействия ЛСД и других психоделиков.

В предисловии к «Утопиатам» Сэнфорд, руководивший в то время Институтом по исследованию гуманитарных проблем при Стэнфордском университете, который служил важной базой для проведения экспериментов в рамках проекта «МК-УЛЬТРА», привел аргументы в пользу легализации наркотиков, и по сей день остающиеся ядром пропаганды сторонников отмены запрета на наркотики.

«Страна, — писал он, — встревожена наличием 40 тысяч наркоманов — сбившихся с пути людей, которых необходимо любой ценой призвать к порядку с помощью полиции, что очень дорого обходится обществу.

Только чрезмерное пуританство побуждает нас уделять столько внимания наркоманам (в то время как у нас 5 миллионов алкоголиков) и видеть в них проблему, требующую вмешательства полиции, а не врачей, запрещая наряду с опасными наркотиками и вполне безобидные, такие как марихуана и мескалин».

Аргументация ведущих пропагандистов сегодняшнего наркотического лобби: Джорджа Сороса, Этана Нейдельмана и других — в пользу легализации наркотиков базируется на тех же рассуждениях, которые были высказаны Сэнфордом 36 лет назад.

Диэтиламид лизергиновой кислоты, или ЛСД, был разработан в 1943 году химиком Альбертом Хофманом, работавшим в швейцарской фармацевтической компании «Sandoz», принадлежавшей З. Дж. Варбургу.

Главным компонентом ЛСД является тартрат эрготамина, который Хофману удалось превратить в эрготамин — мощное психоактивное вещество и вызывающий сильное привыкание наркотик.

«Хотя документальных данных относительно того, при каких обстоятельствах была санкционирована разработка ЛСД, нет, вполне можно предположить, что в это дело самым непосредственным образом были вовлечены британская разведка и американское Управление стратегических служб.

Когда началась реализация проекта “МК-УЛЬТРА”, Аллен Даллес являлся резидентом УСС в Берне. Одним из его помощников в УСС был Джеймс Варбург, представитель того самого семейства Варбургов, которые приняли непосредственное участие в создании Института политических исследований в 1963 году и активно сотрудничали с Олдосом Хаксли и Робертом Хатчинсом».

Проект «МК-УЛЬТРА» подразделялся в общей сложности на 149 субпроектов, многие из которых были связаны с исследованиями по таким вопросам, как модификация поведения, гипноз, действие наркотиков, психотерапия, сыворотка правды, патогены и токсины в человеческих тканях.

Интересы спецслужб требовали от проекта «МК-УЛЬТРА» способности манипулировать человеческой памятью. Необходимо было обойти то, что фрейдисты называют супер-эго, и открыть контролеру-манипупятору прямой доступ в хранилище памяти вражеского агента. Это был первый шаг.

Затем следовал второй шаг.

Нужно было стереть из памяти агента определенную информацию и заменить ее другой, чтобы он даже не подозревал о том, что его допрашивали и он выдал какие-то важные сведения. Третий шаг являлся потенциальным бонусом: запрограммировать вражеского агента так, чтобы он действовал в интересах ЦРУ, даже не догадываясь о том, кто и почему ему отдает приказы. В этом заключалась суть операции «Маньчжурский кандидат».

В этом же состоит и суть того, что мы называем сегодня гипнотерапией и глубинным психоанализом, поскольку психиатр ищет доступ к бессознательным глубинам разума пациента, чтобы извлечь оттуда важную информацию, такую как перенесенные в детстве психические травмы, а затем нейтрализовать воздействие этой травмы, заменяя старые поведенческие паттерны новыми, позитивными.

Непосредственным оправданием такого рода деятельности послужила открытая апелляция к нравам романтиков XIX столетия. «Обращает на себя внимание связь между Гербертом Уэллсом, Бертраном Расселом, теософским лидером Алистером Кроули и ролью Олдоса Хаксли в пропаганде психоделических наркотиков, которые первоначально именовались психотомиметическими (имитирующими психоз)».

Эта связь обнажает сатанинскую сущность усилий, приложенных Олдосом Хаксли и иже с ним в подготовке будущей контркультуры рока, наркотиков и секса 1960-х годов. «Кроули и проживавший на Капри Аксель Мунте являлись ведущими представителями сатанинского, антихристианского культа начала XX века, получившего название “теософия”.

Издание в Вене, при участии Кроули, просатанинского журнала “Lucifer” — яркий тому пример.

Другими ключевыми фигурами этого антихристианского движения являлись приезжавший на Капри до Первой мировой войны Максим Горький, композитор Рихард Вагнер и экзистенциалист Фридрих Ницше. Для Мунте и компании первоначальным Антихристом был император Тиберий, чей зять Понтий Пилат казнил Иисуса Христа» Именно в этот круг на рубеже 1920—1930-х годов Герберт Уэллс и Бертран Рассел ввели Олдоса и Джулиана Хаксли.

Следует отметить, что в 1940—1950-е годы Фонд Джошуа Мэйси-младшего служил одним из главных мест встречи архитекторов молодежной контркультуры 1960-х годов.

Модель массовой психологии

Британцы уже имели прецедент контркультуры, которую они навязали Соединенным Штатам: языческие культовые церемонии в переживавших упадок Египетской и Римской империях.

И у этих культов была своя история. Здесь важно отметить преемственность культа Аполлона, меняющего названия, но сохраняющего суть. В Риме до сих пор есть семьи черной аристократии, родословная и политические традиции которых восходят к временам Римской республики. «Республика, а потом империя, где жили их предки, находились под властью римского ответвления культа Аполлона.

В те времена его служители занимались ростовщичеством по всему Средиземноморью и держали население в долгах». Они являлись политической спецслужбой, которая создавала культ и одновременно была культом.

Со времени смерти Александра Македонского и до растворения в культе стоицизма, созданного во II веке до нашей эры, базой культа Аполлона, державшего под своим контролем Рим, являлся птолемеевский Египет. В Египте культ Аполлона слился с культом Исиды и Осириса, и это было точной имитацией фригийского культа Диониса (и его римского аналога — культа Бахуса).

Как раз там на основе культа Аполлона был создан культ стоического иррационализма. Именно культ Аполлона создал Римскую империю с ее законами, опирающимися на антигуманную аристотелевскую «Никомахову этику».

Такова традиция, продолжаемая старыми «черными» римскими семействами, известными как Венецианская черная аристократия. Сегодня они занимают ключевые посты в таких организациях, как Бильдербергский клуб.

Эта традиция сохранялась на протяжении веков. Менялись вывески, институциональная обложка, но фундаментальное мировоззрение и доктрина оставались прежними. Британская монархия, паразитический класс британских лендлордов и феодальные фракции Мальтийского ордена, где доминируют те же британцы, — все это современные проявления той же самой нерушимой традиции и политики древнего культа Аполлона.

Аристотелианцы знают, что «научно-технический прогресс в целом, учитывая необходимые для него условия образования и свободу инноваций, воспитывает в гражданах уважение и преданность по отношению к творческому потенциалу человеческого разума, который является антитезой олигархической системы.

На протяжении тысячелетий аристотелианцы терзаются тайным страхом, понимая, что поступательный научно-технический прогресс как основной курс развития общества неизбежно приводит к республиканской гегемонии, которая навсегда исключит возможность установления олигархического мироустройства».

И сегодня они прибегают к тем же самым методам, которыми пользовались древние жрецы Аполлона: пропагандируют дионисийские культы наркотиков и оргий, эротическую контркультуру, организуют движения бездумных «разрушителей машин» и плодят маньяков-террористов, — чтобы нацелить эти объединенные силы слабоумной черни против тех слоев общества, которые преданы научно-техническому прогрессу.

Приведенное ниже описание культовых церемоний относится к египетскому культу Исиды III тысячелетия до нашей эры, но его вполне можно было бы принять за журналистский репортаж о посвящении в хиппи в 1969 году нашей эры: «Обряд представляет собой действия и жесты, сопровождающие песнопение.

В этих плясках гипнотическое действие боя барабанов, ритма музыки и повторяющихся движений усиливается эффектом галлюциногенных препаратов, таких как гашиш и мескалин. Эти вещества помогали впадать в транс и приводили к галлюцинациям, которые воспринимались как визит бога. Наркотики считались священными, и знали о них только посвященные…

Возможно потому, что они создавали иллюзию исполнения желаний и позволяли выйти наружу самым сокровенным чувствам, ритуал постепенно приобретал неистовый характер, о чем можно судить по таким заклинаниям: “Отступи! Рея прокалывает твою голову, бьет тебя по лицу, разделяет твою голову, раздавливает ее в своих руках; твои кости трещат, твои конечности разрезаются на кусочки!”»

Культ Исиды — это в первую очередь культ наркотиков. Это культ высоких жрецов и тайных ритуалов, веками свято хранящихся британской королевской семьей и их друзьями из правящего класса. Он существовал в Египте в эпоху III династии Древнего царства. Культ Исиды — это, по существу, языческий, примитивный культ матери.

Жрецы Исиды образовывали тесный круг египетской аристократии, которая полностью контролировала жизнь общества, подавляя свободную волю людей. В XIX веке культ Исиды популяризовал в своем труде «Последние дни Помпеи» высокий жрец Исиды Бульвер-Литтон. Сын Бульвер-Литтона, Эдвард, был вице-королем и генерал-губернатором Индии с 1876 по 1880 год.

При нем резко возрос экспорт бенгальского опия в Китай. Бульвер-Литтон являлся наставником лорда Палмерстона, который возглавлял британский парламент, когда в результате опиумных войн Китай был вынужден не просто продолжить, но и увеличить объем продаж опия в стране. Русская оккультистка мадам Блаватская затем еще больше популяризовала культ Исиды в своей книге «Разоблаченная Изида».

Лорд Бертран Рассел, который присоединился к Франкфуртской школе в деле массовой социальной инженерии с целью разрушения творческих сил человека, а также европейской и американской культуры, свою лепту внес в 1951 году с помощью книги «Воздействие науки на общество».

Он писал:

«Физиология и психология оставляют место для научных методов, которые еще ждут своего развития. Двое великих ученых, Павлов и Фрейд, заложили основы этих наук. Я не поддерживаю ту точку зрения, что они находятся в некоем сущностном конфликте, но вот насчет того, какие здания будут построены на заложенных ими фундаментах, сомнения остаются. Я думаю, что в политическом смысле наибольшую важность приобретет тема массовой психологии…

Вместе с развитием современных методов пропаганды важность данного вопроса неимоверно возросла. И самым влиятельным из этих методов является то, что называют “образованием”. Религия тоже играет свою роль, хотя ее значение снижается, а вот роль прессы, кино и радио возрастает… Можно надеяться, что со временем любой сумеет убедить каждого в чем угодно, если успеет застать своего слушателя довольно юным и государство снабдит его достаточными денежными средствами и материальным снаряжением».

Далее Рассел продолжает:

«Если ученые сумеют подчинить его своей диктатуре, этот слушатель будет развиваться семимильными шагами… В распоряжении социальных психологов будущего будут целые классы детей, на которых будут испытывать различные методы неопровержимого доказательства того, что снег черный. И выводы будут сделаны очень быстро.

Во-первых, что влияние семьи только мешает.

Во-вторых, что мало чего можно добиться, если не начинать внушение до достижения ребенком десятилетнего возраста.

В-третьих, что стихи, положенные на музыку, очень эффективны, если повторять их с определенной интонацией.

В-четвертых, что, если вы не хотите, чтобы вас сочли эксцентричным, не следует говорить о том, что снег белый. Но я забегаю вперед. Это дело будущих ученых — уточнить подобные максимы и в точности определить, сколько, в расчете на душу, потребуется сил и средств, чтобы заставить детей поверить, что снег черный, и выяснить, насколько дешевле убедить их в том, что он темно-серый».

Рассел заканчивает свои рассуждения предупреждением: «Хотя эта наука будет прилежно изучаться, она останется уделом правящего класса. Простолюдинам не позволено будет знать, каким образом действует подобная сила убеждения. Когда техника будет усовершенствована, каждое правительство, отвечающее за образование молодого поколения, сможет надежно контролировать своих подданных, не нуждаясь ни в армии, ни в полиции».

Расселы были английской знатной семьей, выдвинувшейся в эпоху правления Генриха VIII. Бертран Рассел был внуком лорда Джона Рассела (1798—1878), который дважды занимал пост премьер-министра при королеве Виктории.

Знакомьтесь, Олдос Хаксли

Это именно лорд Рассел первым предложил в качестве метода социального контроля массовое распространение наркотиков — через декриминализацию марихуаны и других опасных психотропных препаратов — и изменение языка, облегчающее массовое социальное манипулирование (лингвистический метод).

Наркотический аспект проекта Рассела был подхвачен Олдосом Хаксли.

Олдос Хаксли — внук знаменитого биолога Томаса Генри Хаксли, которого за горячую поддержку дарвиновской теории эволюции называли «бульдогом Дарвина». Именно Томас Хаксли, будучи ведущим членом Метафизического общества, которое было основано в 1869 году в попытке свести воедино интеллектуальную элиту «оксфордских эссеистов» и «кембриджских апостолов», ввел в обращение термин «агностицизм».

Хаксли и его окружение отрицали способность человека вообще что-либо знать, и их так называемая «доктрина бездушия» послужила ядром «Открытого заговора» Уэллса.

В отличие от своего деда, Олдос Хаксли был романистом, которому нравилось экспериментировать с наркотиками, чтобы открывать в себе внутренние творческие силы и духовную связь. По его мнению, наркотики (в большей степени, чем евангелисты) наделяли человека способностью заглянуть в духовный колодец видений.

Даже мимолетный опыт самотрансцендентности способен сотрясти основы традиционного отношения к религии и помочь человеку жить более глубокой и насыщенной духовной жизнью. Хаксли предсказывал, что религия трансформируется, сместив фокус внимания с символики на переживания и интуицию, усиливаемые посредством мистического вдохновения.

Все это восходит к базовым идеям Томаса Хаксли: их объединяющей темой было отрицание человеческого благородства, выражаемого в доказуемой способности человеческого разума создавать и открывать новые идеи.

Олдос Хаксли всю жизнь активно сотрудничал с Арнольдом Джозефом Тойнби, экономическим историком, чей двенадцатитомный анализ взлетов и падений цивилизаций позволял взглянуть на историю в глобальной перспективе. Олдос Хаксли познакомился с Тойнби в Оксфорде, где его наставником был протеже Тойнби Герберт Уэллс.

В то время как Уэллс в годы Первой мировой войны возглавлял британскую внешнюю разведку, Тойнби на протяжении почти полувека заседал в совете Королевского института международных отношений в Четем-хаусе.

Во время Первой мировой войны он также возглавил исследовательское подразделение разведывательного отдела британского МИД и в 1919 году был делегирован на Парижскую мирную конференцию.

С 1925 по 1955 год он являлся директором по учебной работе Королевского института международных отношений, а в годы Второй мировой войны занимал должность пресс-секретаря при премьер-министре Черчилле.

Историческая «теория» Тойнби, изложенная в его двенадцатитомном труде по истории западной цивилизации, состояла в том, что предопределяющим фактором мировой культуры всегда были возвышение и упадок великих имперских династий. В тот самый момент, когда этим династиям — «тысячелетнему рейху» египетских фараонов, Римской империи и Британской империи — удается навязать свою власть всему миру, начинается их упадок.

Тойнби утверждал, что этот упадок можно остановить, если правящая олигархия (например, члены британского «Крутого стола») посвятит себя вербовке и обучению достаточно большой армии жрецов, всецело преданных принципам имперского правления.

В то время как Тойнби апеллировал к высоколобой британской аристократии, Уэллс благодаря своим научно-фантастическим романам стал «поп-звездой» своего времени. Согласно Уэллсу, мировая революция была возможна только посредством «открытого заговора», использующего контркультуру как таран, атакующий ни о чем не подозревающее общество.

Уэллс писал: «Я верю, что появится сознательная организация умных и, возможно, богатых людей, движение, имеющее четкие социально-политические цели, сознательно игнорирующее большую часть аппарата политического контроля или использующее этот аппарат лишь время от времени, на отдельных этапах, — просто большая масса людей, движущихся в определенном направлении и вдруг неожиданно для самих себя осознавших, что есть некая общая цель, к которой все они движутся…

Они всеми доступными средствами будут контролировать государственный аппарат и влиять на него».

Будучи одним из Детей Солнца — дионисийского культа, состоявшего из детей британской элиты «Круглого стола»,— Олдос Хаксли смог собрать достаточно материалов для написания своего самого знаменитого романа «О дивный новый мир», впервые опубликованного в 1931 году.

«О дивный новый мир» представляет собой практически готовый проект вполне реального будущего мирового социалистического правительства, «нового мирового порядка» — одно из популярных произведений Герберта Уэллса, написанное в 1940 году, носит название именно «Новый мировой порядок» («The New World Order»).

Ранее, в 1928 году, Уэллс опубликовал книгу «Открытый заговор», где открыто обсуждается, каким образом может быть достигнут «новый мировой порядок» — якобы ради мира во всем мире и развития человечества.

Помните, что цель Уэллса, Рассела, Хаксли и компании — уничтожить суверенитет национальных государств и одновременно свести на нет философские, культурные и религиозные традиции, насчитывающие более 2500 лет.

Ларри Хечт поясняет: «“Открытый заговор” не потому открытый, что раскрывает какие-то секретные планы или разоблачает членов некоего внутреннего круга богатых и знаменитых, которые, согласно популярным заблуждениям, должны окружать себя завесой тайны, чтобы контролировать весь мир.

Дело, скорее, в понимании того, что философия и культура контролируют историю. Любой заговор, служит ли он делу добра или зла, представляет собой набор идей, которые объясняют, что такое быть человеком и какова роль человека во всемирной истории».

Находившийся под покровительством Уэллса Хаксли был представлен Алистеру Кроули, жизнь которого являлась плодом страсти к тайным культам, развивавшейся в Великобритании начиная с 1860-х годов под влиянием Эдварда Бульвер-Литтона, занимавшего пост статс-секретаря колоний в правительстве лорда Пальмерстона во время Второй опиумной войны.

В 1886 году Кроули, поэт Уильям Батлер Йейтс, впоследствии удостоенный Нобелевской премии, и несколько других протеже Бульвер-Литтона создали храм Исиды-Урании Герметического ордена Золотой Зари. Основой для формирования этого культа Исиды послужило произведение Елены Блаватской «Разоблаченная Изида» (1877), в котором русская оккультистка призвала британскую аристократию реогранизоваться в жречество Исиды.

Среди других Детей Солнца были Т. С. Элиот, У. X. Оден, Освальд Мосли и Д. Г. Лоуренс, любовник Хаксли. Именно Хаксли впоследствии, в 1950-е годы, затеял судебную тяжбу, чтобы добиться разрешения напечатать в США порнографический роман Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей» — на том основании, что это неправильно понятое «произведение искусства».

В романе «О дивный новый мир» Хаксли подробно описывает научную методологию удержания населения, находящегося под властью элитарного меньшинства, практически в аутическом состоянии, когда они буквально счастливы быть рабами своих господ.

Выступая перед студентами Калифорнийской медицинской школы в Сан-Франциско, Хаксли заявил:

«Уже при жизни следующего поколения появится фармакологический метод, позволяющий сделать так, чтобы людям нравилось быть рабами, дающий возможность построить диктатуру без слез, так сказать, загнать целое общество в безболезненный концентрационный лагерь, где люди, фактически лишившиеся свободы, будут, скорее, рады этому обстоятельству, поскольку пропаганда, промывание мозгов, а еще лучше промывание мозгов, усиленное фармакологическими методами, лишат их всякого желания бунтовать.

Вот это, по-видимому, станет последней из революций».

С позиции образа мышления Уэллса, это был не заговор, а, скорее, единый мировой мозг, функционирующий как полиция мыслей.

Выступая в 1961 году на радиостанции Госдепартамента США «Голос Америки», Хаксли опять говорил про мир рабов, подвергающихся фармакологическому манипулированию, про «ментальный концентрационный лагерь», обеспечиваемый пропагандой и психотропными препаратами, где люди учатся любить свое рабское положение и оставляют всякое желание сопротивляться. «Это последняя революция», — заключает Хаксли.

Подельник Хаксли по участию в экспериментах с психотропными лекарствами 1950-х годов Тимоти Лири, психолог из Гарвардского университета, позволяет с другой стороны затянуть в извращенное сознание Рассела, Хаксли и представителей Франкфуртской школы в отчете об исследованиях психоделических препаратов в Гарвардском университете, получившем название «Галлюцинации из прошлого» («Flashback»).

Лири в своем отчете привел цитату Хаксли: «Эти мозговые препараты, массово производимые в лабораториях, приведут к масштабным изменениям в обществе, что произойдет независимо от моего или вашего мнения. Все, что мы можем сделать, — это распространять информацию. Препятствием для этой эволюции, Тимоти, является Библия».

Затем Лири продолжает: «Мы пошли против иудеохристианского единобожия, приверженности одной религии, одной реальности, что было проклятием Европы на протяжении веков и Америки с самых дней ее основания. Наркотики открывают глаза, помогают увидеть множественность миров и неизбежно ведут к политеистическому мировоззрению. Мы чувствовали, что пришло время для новой гуманистической религии, основанной на интеллекте, разумном плюрализме и научном язычестве»…


Эстулин Даниэль


***


Из книгиТавистокский институт”..

Метки: Америка, американцы, Культура, манипуляция, наркотики, общество, рабство, революция, секс, США, управление, цру, человек

2 Комментария » Оставить комментарий


  • 8988 7196

    Есть масса возможностей сойти с ума. А стать умнее – только одна – читать книги.

  • 472 432

    Так давно утверждаю, что именно наркоманы и устроили революцию в Российской империи в 1917г, а потом в 1991г поднимите архивные интервью защитников белого дома. Там они утверждали, что люди с явным акцентом, раздавали наркоту защитникам. То же самое на Украине, знаменитый чаёк да и тяжелые наркотики прямо в палатках. Пьяный проспится, наркоман никогда! Вот в России очередной всплеск борьбы с алкоголем, видно очередную революцию готовят.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)