Главная » Аудио, Видео, Невероятное в мире, Политика

Роль Англии и США в организации революций и переворотов

16:12. 1 мая 2016 1483 просмотра 2 коммент. Опубликовал:

Именно так называлась программа, которая вышла в эфир радио более семи лет назад. Её ведущий, Владимир Мединский (тогда ещё не министр культуры, а депутат Госдумы), пригласил меня, дабы обсудить эту тему.
Думаю, что сегодня вспомнить ту программу будет интересно. Тем более, что взгляды её участников ничуть не изменились…

Хронометраж:
00:00 — Представление гостя. О книге Н. Старикова «От декабристов до моджахедов. Кто кормил наших революционеров». Почему революционеры всегда хотят распустить армию?

4:14 — Кто финансировал наших революционеров?

5:36 — О деятельности Герцена, о журнале «Колокол» и аресте имущества Герцена в России.

12:35 — О народовольцах.

14:40 — О главных игроках на геополитической сцене. Почему российская власть никогда открыто не называла главных организаторов терактов и революций?

17:08 — Об эсерах и большевиках.

23:10 — Кто именно давал деньги на революции в России?

27:34 — Что руководило российскими революционерами: идея или жажда наживы?

30:20 — О мавзолее Ленина и захоронениях в Кремлевской стене.

33:25 — Может ли революция привести к позитивным изменениям?

35:45 — Был ли Ленин западным шпионом?

39:10 — Как и почему Запад потерял контроль над Советским Союзом?

41:50 — Зачем Запад финансирует нашу оппозицию?

43:30 — Кто сегодня действует против России на западные деньги?

Видео ВКонтакте
Скачать аудио

Источник: http://finam.fm/archive-view/872/

МЕДИНСКИЙ: Добрый вечер, дорогие радиослушатели! В эфире Владимир Мединский и историческая передача «Мифы о России». Сегодня у нас любопытная тема, хочу сказать сразу. И мы обязательно пригласим вас к беседе по этой теме по телефону нашей студии, но примерно минут через двадцать. А я вам представляю нашего гостя – это писатель и историк Николай Стариков. Добрый день!

СТАРИКОВ: Добрый вечер!

МЕДИНСКИЙ: Специально приехавший из Санкт-Петербурга сегодня, чтобы пообщаться с нами, за что вам, Николай, спасибо. А общаться будем мы на тему одной из ваших книг, которая называется «От декабристов до моджахедов». Это неполное название, а как полное название?

СТАРИКОВ: Еще надо добавить: «Кто кормил наших революционеров?»

МЕДИНСКИЙ: А, «Кто кормил наших революционеров – правильно – от декабристов до моджахедов?» Поэтому и тема нашей передачи: «Роль заграницы в организации русских революций, всех русских революций, состоявшихся и несостоявшихся». Вот интересно, как вы так умудрились вместе в одну кучу декабристов, моджахедов?.. Декабристы-то вас, Николай, чем прогневали? Хорошие ребята были: дворяне, патриоты.

СТАРИКОВ: Я тоже так думал, пока не занялся плотно изучением вопроса: что же хотели эти хорошие ребята? Взял их программы. Первое, что вызвало удивление, что программ было несколько. Представляете, люди делают государственный переворот и толком не знают, что будет.

МЕДИНСКИЙ: Свобода слова: одни одно хотели, другие – другое.

СТАРИКОВ: Если бы, если бы. Основной документ декабристов, так называемый «Манифест Трубецкого»; открываем пятый пункт – роспуск армии. Военные, полковники, офицеры, прошедшие страшную войну с Наполеоном, в 1825 году искренне считают, что России больше не нужна армия. Вам это не кажется странным?

МЕДИНСКИЙ: Ну, нормально, а чего? У нас был еще министр Козырев, я помню: примерно то же самое обсуждалось. Нет?

СТАРИКОВ: Нет, ну, если говорить о корнях странного поведения министра Козырева, то, конечно, оно примерно уходит в одну и ту же заграничную почву, как и странные желания декабристов.

МЕДИНСКИЙ: Но, может быть, они понарошку хотели распустить армию? Все-таки это как-то несерьезно.

СТАРИКОВ: Да нет, они очень по-взрослому хотели распустить армию. И меня заинтересовал этот вопрос. Думаю: «Что за странное желание, особенно от военных, профессиональных, героев войны 1812 года?» Я просто взял и посмотрел для сравнения программы последующих поколений наших революционеров. Следующие – это народовольцы. И представляете, каково было мое удивление, когда во всех программах: «Земля и воля», «Эсеры», «Большевики», «Меньшевики» — везде я нашел замечательный пункт об уничтожении российской армии. Сформулировано все это было по-разному, например, роспуск армии и замена ее народным ополчением; роспуск армии и замена ее всеобщим вооружением народа, но смысл-то оставался один и тот же.

МЕДИНСКИЙ: Ну, постойте, мне кажется, все революционеры хотят распустить регулярную армию, потому что они таким образом… Ну, это как Великая французская революция: они ведь тоже хотели распустить старую королевскую армию, но заменить ее новой революционной, чем Бонапарт потом успешно воспользовался. В этом нет никакой уникальности русской.

СТАРИКОВ: Штука в том, что революционеры, особенно наши, всегда пытаются распустить исключительно русскую армию. Я никогда не слышал о революционерах, которые пытались бы распустить армию Великобритании, никогда не слышал о желающих распустить германскую армию. Никогда не приходилось…

МЕДИНСКИЙ: А, может быть, германские революционеры хотят распустить германскую армию?

СТАРИКОВ: Нет, вот германские революционеры всегда с уважением относились к германской армии, а российская армия у наших революционеров, а, точнее, у тех, кто стоял за ними, кто их финансировал, по понятным причинам всегда вызывала ненависть и озлобление.

МЕДИНСКИЙ: Кто, по-вашему, финансировал декабристов? По-моему, они были богатые люди, они за идею боролись.

СТАРИКОВ: Если посмотреть материалы расследования… Надо сразу сказать, что молодой государь, вступивший столь неудачно на престол, Николай I, он не дал раскрутить всю ниточку, весь клубочек до конца. И уже даже то, что было раскрыто, во многом показало, что этот заговор имеет заграничные корни. Просто можно открыть документы, и там все это черным по белому написано. Но власть решила не углубляться туда, так сказать, плотно. Корни не нашли; корни не стали искать, и это привело к достаточно печальным последствиям. Было повешено всего пять декабристов, большинство было просто сослано. Власть поступила очень милосердно, надо сказать.

МЕДИНСКИЙ: Сто двадцать пять в Сибирь сослал, по-моему, он, и пятерых повесил?

СТАРИКОВ: Да. Но для государственного переворота это очень и очень мягко. Ну, если вернуться к тому, почему я выстроил их в одну цепочку, от декабристов до моджахедов, потому что это некая ретроспектива подрывной деятельности против России. Начало фактически положили декабристы, а конца этой подрывной деятельности не видно. Но наиболее «яркие», если так можно сказать, представители из того, что мы помним, последние, это, конечно, моджахеды. А деньги все одни и те же самые, и программы писались, видимо, в одних и тех же кабинетах.

МЕДИНСКИЙ: Декабристы разбудили Герцена, мы помним. Что, Герцена тоже финансировали?.. По-моему, Герцен был тоже богатый человек и прекрасно себя чувствовал.

СТАРИКОВ: Вы знаете, Герцен…

МЕДИНСКИЙ: Издавал газету «Колокол» на свои деньги, дом у него был хороший на Тверском бульваре в Москве, и сейчас есть.

СТАРИКОВ: Но вот, для того чтобы вспомнить, где он издавал газету «Колокол», я вам скажу, что издавал он ее там же, где живут наши нынешние «беглецы»: издавал он ее в Лондоне.

МЕДИНСКИЙ: Потому что это свободный город. Он с удовольствием принимает всех несогласных…

СТАРИКОВ: С нашей, российской властью.

МЕДИНСКИЙ: С нашей властью, да.

СТАРИКОВ: Конечно, да. Он принимает, не только принимает, а он выделяет им деньги. Дело в том, что свои издания Герцен начал издавать, конечно, по совершенно случайному совпадению, исключительно перед началом Крымской войны. И в своих изданиях Герцен призывал российских солдат сдаваться, не защищать, ну, в общем, была совершенно не только антироссийская, антигосударственная пропаганда. Было даже такое высказывание в «Колоколе» напечатано: «Всю Россию охватил сифилис патриотизма». Вот не больше и не меньше.

МЕДИНСКИЙ: А кто автор?

СТАРИКОВ: Герцен.

МЕДИНСКИЙ: Герцен, да?

СТАРИКОВ: Конечно. Это он сказал о реакции российской общественности на польское восстание. Когда в Польше восставшие резали русских солдат, естественно, Герцен и передовая общественность того времени начала им аплодировать. И потом Герцен с удивлением заметил, что даже Пушкин и другие люди в России высказывались категорически отрицательно к такому поведению. Ну, вот ответ на реакцию…

МЕДИНСКИЙ: Постойте, вы чего-то путаете. По-моему, когда было польское восстание, где Николая поддержал Пушкин, Жуковский и компания известная – это их стихи «На взятие Варшавы» — но тогда еще «Колокола» не было, тогда был 183… какой-то год, 1831, по-моему.

СТАРИКОВ: Дело в том, что восстания было два, и оба восстания финансировались из-за границы. На Россию оказывалось серьезное дипломатическое давление с целью раскола империи, и старались вызвать уступки со стороны российской власти, чтобы Польша была еще тогда…

МЕДИНСКИЙ: А финансировались кем?

СТАРИКОВ: Великобританией.

МЕДИНСКИЙ: Великобританией?

СТАРИКОВ: Великобританией, конечно.

МЕДИНСКИЙ: Я читал, что Франция обсуждала. Она все обсуждала-обсуждала посылку военного корпуса в Польшу, но так и не дообсуждалась ни до чего.

СТАРИКОВ: Вы знаете, у разных держав есть разные способы борьбы со своими геополитическими соперниками. Вот англичане в свое время изобрели, если так можно сказать, революцию. С тех пор практически все революции, которые случаются, – по крайней мере, за российские я ручаюсь – финансируются англосаксами.

СТАРИКОВ: Англосаксы – это не только англичане, а это еще и американцы.

СТАРИКОВ: Ну, на определенном этапе исторического развития уже хвост начал вертеть собакой, и центр тяжести англосаксонской цивилизации, как мы сейчас видим, в общем, перенесся за океан.

МЕДИНСКИЙ: Перенесся на Wall Street?

СТАРИКОВ: Да.

МЕДИНСКИЙ: Николай, итак, декабристы разбудили…Значит, Герцен тоже на английские деньги?..

СТАРИКОВ: С Герценом связана очень любопытная история. Дело в том, что он был первым невозвращенцем, как говорили в советские времена. Николай Павлович повелел ему вернуться; он, как верноподданный должен был это сделать. Дело в том, что…

МЕДИНСКИЙ: Повелел официально?

СТАРИКОВ: Официально, да. Всем российским подданным император повелел вернуться, потому что в Европе вспыхнул черед революций. Герцен отказался.

МЕДИНСКИЙ: Это 1848 год?

СТАРИКОВ: Да. Спрятался, не выходил на связь, и тогда все его имущество…

МЕДИНСКИЙ: Не подходил к мобильному телефону…

СТАРИКОВ: Не брал, да.

МЕДИНСКИЙ: Когда ему звонит президент, как сейчас, да?

СТАРИКОВ: Не отвечал на СМС-ки. В общем, прятался по полной программе. Тогда власть поступила очень просто: она наложила арест на все имущество Герцена в России. Это к вопросу о том, что он был очень богатый.

МЕДИНСКИЙ: А, все-таки имущество Герцена было арестовано?

СТАРИКОВ: Да, имущество Герцена было арестовано, и Герцен оказался бедным человеком.

МЕДИНСКИЙ: А имущество было немалое?

СТАРИКОВ: Нет, он был очень богатым борцом за права бедных. Он же выступал за отмену крепостного права, при этом крепостных на свободу не опускал. Ну, вот…

МЕДИНСКИЙ: Но он теоретически выступал?

СТАРИКОВ: Теоретически выступал, а практически жил на проценты от капитала. И вот этот капитал был арестован.

МЕДИНСКИЙ: Давайте мы сейчас сделаем небольшую паузу, буквально на несколько секунд, а потом поговорим об имуществе Герцена и других русских революционеров, которые финансировались на Западе.

МЕДИНСКИЙ: Мы продолжаем нашу передачу «Мифы о России». У нас в гостях писатель Николай Стариков из Санкт-Петербурга, и мы говорим о роли заграницы в финансировании русских революционеров. Вот, вы подозреваете, Николай, что декабристы имели связь с зарубежом, а Герцен – так тот прямо агент английской разведки. Так получается?

СТАРИКОВ: Ну, я не могу подозревать. Я всего лишь пользуюсь той информацией, которая написана в книгах и лежит в архивах. И там эти документы можно легко найти. В качестве обвинительного документа против Герцена можно использовать его замечательную мемуарную книгу «Былое и думы». Вот там он прямо пишет, что, когда его капитал был арестован в России, он ни много, ни мало пришел к барону Ротшильду и практически этот капитал продал барону Ротшильду, не говоря, что он арестован. После чего Ротшильд попросил своих партнеров в России получить по векселям деньги. И тут стало понятно, что, в общем, ничего не получается. Представьте, вкладчик, маленький вкладчик банка Ротшильда. А что такое барон Ротшильд? А в тот момент Ротшильд – это один из основных кредиторов Российской империи. Так вот, вместо того, чтобы вызвать к себе Герцена и попросить обменять обратно деньги на неправильные бумаги, Ротшильд ни много, ни мало предъявляет ультиматум российскому императору. Он говорит, что, если деньги Герцена не будут ему, Ротшильду, со всеми причитающимися процентами выплачены, то Российская империя больше не получит кредит. И император…

МЕДИНСКИЙ: Видимо, денег было немало, судя по тому, что такие люди ввязались в эту историю?

СТАРИКОВ: В итоге император Николай I почел для себя за благо не связываться с Ротшильдом, и все деньги Герцена были Герцену через Ротшильда возвращены.

МЕДИНСКИЙ: Постойте. Это речь идет о наличности. Но у Герцена ведь была и недвижимость, имение. Разве это было арестовано? По-моему, Николай не трогал. Все-таки право собственности было священно и неприкосновенно?

СТАРИКОВ: Ну, в этот раз на имущество был наложен запрет. Но если говорить вообще об отношении власти к революционерам, то, конечно – гнилой либерализм, по-другому не скажешь. Прямо

в революцию 1905 года проживающие где-нибудь в Европе революционеры: эсеры, большевики, меньшевики – могли спокойно получать дивиденды от своих предприятий или от каких-то бумаг, спокойно за границей.

И никаких проблем у них с этим не возникало.

МЕДИНСКИЙ: Я просто, продолжая эту тему, призываю наших радиослушателей, когда они едут по Тверскому бульвару от Макдональдса в сторону Нового Арбата… Вот вы, значит, проезжаете Макдональдс, потом такой скверик небольшой, и вот, не доезжая театра имени Пушкина, справа целый такой небольшой квартальчик – это такое желто-белое, с колоннами классическое здание с пристройками многочисленными. Оно идет между Тверским бульваром и туда, в сторону Патриарших прудов. Это Литературный институт имени Горького. Для тех, кто не знает, Литературный институт имени Горького – это городская усадьба Герцена, никем, кстати, не конфискованная, она так и продолжала принадлежать Герцену все время, что он призывал к топору мужика русского, сидя в Лондоне. Вот так вот. Не сильно нуждался человек, не сильно. А что было дальше?

СТАРИКОВ: А дальше пришли ребята посерьезнее – это уже народовольцы. Хотел бы обратить внимание слушателей, что почему-то наши борцы за свободу больше ненавидят тех, кто несет в Россию свободу, чем тех, кто Россию свободы лишает. Я имею в виду сравнение двух императоров: Александр II, который отменил крепостное право, Александр III, который, по общему мнению, как-то подморозил Россию. Кого они убили? Александра II, вместо того чтобы просто носить его на руках.

МЕДИНСКИЙ: С двенадцатого раза, по-моему.

СТАРИКОВ: С восьмого.

МЕДИНСКИЙ: С восьмого, да?

СТАРИКОВ: Да. Но, тем не менее, сам факт, что борцы за свободу пытаются убить царя-освободителя, мне кажется, уже должен вызывать некое недоумение. А

если мы посмотрим те бюджеты, которыми располагали народовольцы, то это не может не вызвать удивления: денег, ну, как говорится, как у дурака фантиков.

МЕДИНСКИЙ: Да ладно!

СТАРИКОВ: Огромные бюджеты по тому времени.

МЕДИНСКИЙ: Ну, какие там бюджеты? Они бедные люди все были: Каракозов этот несчастный…

МЕДИНСКИЙ: Это иллюзия.

МЕДИНСКИЙ: Желябов, Перовская…

СТАРИКОВ: Пятьдесят-шестьдесят тысяч рублей в год. Это очень большие деньги, неизвестно откуда у них появляющиеся. И вот это…

МЕДИНСКИЙ: Но, по крайней мере, они их не воруют, они их честно тратят на борьбу с царизмом.

СТАРИКОВ: Но мне кажется, что термин «честно» по отношению к террористам, в общем, достаточно странно используется.

МЕДИНСКИЙ: Ну, могли бы себе покупать недвижимость, выезды, гулять по ресторанам, а все-таки, как сидели в каморках, какие-то бомбы делали…

СТАРИКОВ: Ну, один из следующих представителей… точнее, представитель следующего поколения революционеров (неразборчиво) как раз вот все это и делал.

МЕДИНСКИЙ: Да, да, да, выступал.

СТАРИКОВ: Он как раз гулял по ресторанам, любил женщин и между тем работал одновременно на революционеров и на российскую охранку. Я, например, в своей книге, проанализировав все факты, абсолютно убежден, что (неразборчиво) был ни много, ни мало, а английским разведчиком.

МЕДИНСКИЙ: Плюс ко всему, это была еще и третья сторона.

СТАРИКОВ: Ну, это была первая сторона. И уже по заданию английской разведки он внедрился в русскую охранку, внедрился в революционное подполье, и таким образом ему удалось осуществить массу террористических актов, с одной стороны, сдавая полиции определенных террористов и эсеров, с другой стороны, мешая полиции пресечь какие-то важные террористические акты.

МЕДИНСКИЙ: Какая-то англомания у вас, вы понимаете. Вы везде видите руку английской разведки, Николай.

СТАРИКОВ: Я думаю, что не стоит удивляться. Если, например, прохожих на улицах, к сожалению, давят именно автомобили. Почему? Потому что больше по улицам никто не ездит. Вот пароходы по улицам не ездят. Точно так же на политической арене на протяжении уже многих столетий идет жестокая борьба, и игроки на этой сцене не меняются. Англичане, Великобритания, Соединенные Штаты Америки – они раз за разом устраняли своих соперников. К сожалению, это получалось и в отношении России в 1917 году и в 1991, поэтому нет ничего удивительного в том, что именно они это пытались сделать раньше.

МЕДИНСКИЙ: Ну, хорошо. Тогда давайте зададим другой вопрос: почему никто до сих пор, по крайней мере, до вас, так публично не задавался вопросом: кто кормил русских революционеров? Ну, разве не выгодно было бы царской охранке, жандармерии, правительству сказать: «Да какие там, народовольцы, какая «Земля и воля», какой Каракозов? Это все выкормыши английской разведки. Это иностранные шпионы, «оранжевая революция». Относитесь к ним соответствующе». Но ведь они же так не думали?

СТАРИКОВ: В каждый политический период существуют некие слова, за которыми нет никакого смысла. Сегодня это международный терроризм, с которым все борются. Ну, что может быть общего у борцов за отделение штата Кашмир от Индии и борцов за отделение Ирландии от Великобритании? Ничего, кроме методов, а целей-то не может быть.

МЕДИНСКИЙ: Цель – отделить.

СТАРИКОВ: Цель – отделить, но есть цели и присоединить.

МЕДИНСКИЙ: Да.

СТАРИКОВ: Террористы бывают разных мастей, то есть говорить о международном терроризме – это все равно, что говорить как об автобусе, который едет сразу по всем маршрутам. Так не бывает. Поэтому и в те времена заявить, что российское подполье, революционное, финансируется из-за границы, это значит… ну, что? После этого надо объявлять войну Великобритании? Никто так не делает. С подпольем борются, их отлавливают.

МЕДИНСКИЙ: Послу Великобритании улыбаются.

СТАРИКОВ: Послу Великобритании улыбаются и присылают приглашения на прием.

МЕДИНСКИЙ: 730-73-70 – телефон студии. Через несколько минут мы приглашаем наших радиослушателей к беседе о том, согласны ли они с позицией Николая Старикова о том, что так либо иначе все наши революционные движения финансировались из-за рубежа и были связаны с зарубежными разведками. Есть ли у наших радиослушателей что-то добавить к этому, опротестовать, согласиться, не согласиться, опровергнуть, ну, и прочее, прочее? Итак, революция и заграница. Ну, слушайте, эсеров тоже англичане финансировали?

СТАРИКОВ: Конечно. Эсеры – это, можно сказать, любимое детище. Почему? Огромное количество людей было убито эсерами в период первой русской революции. А если мы посмотрим, что это за партия, мы увидим удивительные вещи: у них нет устава, нет программы, нет вообще ничего. А бомбы взрывают.

МЕДИНСКИЙ: Бомб было о-го-го, да.

СТАРИКОВ: Проживают в основном в Европе. Тот же Савенков в своих мемуарах пишет, что он по Москве ходил с английским паспортом в кармане. Почитайте его мемуары – все написано откровенно. Именно с английским.

МЕДИНСКИЙ: Ну, большевиков-то хотя бы англичане не финансировали?

СТАРИКОВ: Финансировали. Они финансировали всех.

МЕДИНСКИЙ: Ну, немцы, немцы… Мы же знаем, что немцы большевиков финансировали, и им это было выгодно, вне всякого сомнения.

СТАРИКОВ: На немцев, я бы сказал, больше повесили собак потом. Я проанализировал тот процесс, который привел к революции 1917 года, и могу совершенно уверенно заявить, что

Владимир Ильич Ленин сотрудничал с Великобританией, и это сотрудничество потом красной нитью проходит через всю гражданскую войну. Это и затопление флота, и уничтожение царской семьи.

МЕДИНСКИЙ: А как же английские десанты в гражданскую войну, которые воевали с советской властью?

СТАРИКОВ: Они, во-первых, не воевали.

МЕДИНСКИЙ: Ну, где-то, там, в Архангельске было, в Мурманске.

СТАРИКОВ: Да, высадились по просьбе большевиков. Дело в том, что совет…

МЕДИНСКИЙ: Как по просьбе большевиков?

СТАРИКОВ: Троцкий прислал телеграмму в Мурманск, и мурманский совет обратился к англичанам с просьбой высадиться, то есть это интервенция была достаточно смешная. Там корабли стояли уже. Они просто спустились на землю, но по приглашению совета.

МЕДИНСКИЙ: А зачем это совету было нужно?

СТАРИКОВ: Троцкий приказал.

МЕДИНСКИЙ: А зачем это Троцкому было нужно?

СТАРИКОВ: Троцкому нужно было это, потому что Троцкий являлся основным представителем как раз англосаксонских сил в большевистском руководстве. И революция-то делалась не для того, чтобы торжество социалистический идей распространилось на одну шестую часть суши, а для того чтобы развалить великую державу, чтобы потом пользоваться теми богатствами, которые находятся в недрах, чтобы качать нефть, рубить лес, добывать рыбу. И вот уже начался процесс распада России: значит, нужно было какие-то лакомые кусочки забирать под свой контроль.

МЕДИНСКИЙ: 730-73-70 – телефон в студии. Через минуту мы начнем беседу с нашими радиослушателями о том, согласны или нет они с тем, что все русские революции – от декабристов до сегодняшнего дня – так либо иначе финансируются из-за рубежа, вот что могут по этому поводу сказать. Слушайте, вы так сейчас и до «оранжевой революции» дойдете.

СТАРИКОВ: Ну, насчет «оранжевой революции», мне кажется, уже никого убеждать не надо.

МЕДИНСКИЙ: Это да.

СТАРИКОВ: Впервые в мире был проведен смелый эксперимент выборов президента в три тура.

МЕДИНСКИЙ: В три тура, да. Давайте мы об этом поговорим после перерыва на новости.

МЕДИНСКИЙ: Добрый вечер! Добрый вечер! Мы продолжаем беседу с Николаем Стариковым, автором книги «От декабристов до моджахедов. Кто кормил наших революционеров?» Выясняется, что кормила заграница. Да, добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Меня зовут Олег. Я очень поддерживаю теорию, изложенную в книге Николая. Она не совсем, конечно, верна, но на ваш сарказм могу вам сказать, уважаемый, что «великая ложа Востока» — это не выдумка, о ней писали во всех учебниках даже советской истории. Это что касается декабристов. И, естественно, Англия всегда последовательно выступала против России, всегда. Слова Черчилля есть, на определенном моменте Второй Мировой войны сказанные: ну, об открытии второго фронта и о том, что будет с русскими, то есть автор прав. Ну, в отношении Первой Мировой войны некоторые вопросы есть. Это Германия освободила свои войска с фронта и отправила их на западный фронт. И если бы Америка не вмешалась, то, конечно, конец был бы на стороне Германии. Это в отношении революционеров, то есть они финансировались, некоторые из них финансировались точно немецким генштабом, и есть документы.

А что касается – последняя моя фраза – что касается современных революционеров наших, которые развалили Советский Союз, так ведь уже и по всему ТВ, даже по центральным каналам, люди из ЦРУ нормально рассказывают о том, как они давали по пять, по десять тысяч долларов нашим деятелям. Они приходили буквально чуть ли не вот в * hause, брали там эти конверты. Этого, в общем-то, никто не скрывает. Если вам интересно, вы можете эти документы посмотреть и даже эти фильмы, снятые, между прочим, каналом Discovery и BBC, о том, как развалили Советский Союз. По-моему, так и называется документальный фильм.

В общем, мой большой респект автору, но хотелось бы, чтобы он поподробнее заострился на теме масонских лож, потому что не только одна Англия, а и Франция, в общем, Запад, последовательно втягивал Россию на пике ее развития в кровавые мясорубки, закрывался, в общем-то, русским мясом всегда. Пускай, пожалуйста, поподробнее осветит эту тему.

СТАРИКОВ: Хорошо.

МЕДИНСКИЙ: Хорошо, Олег, спасибо. Ну, я хочу сказать, что сарказма-то у меня никакого нет. Я всегда так передачи веду. Олег, слушайте почаще, и мы с удовольствием с вами еще побеседуем. Итак, 730-73-70. Ваши вопросы Николаю Старикову и ваши мнения. Вот видите, поддерживает теорию заговоров Олег, одного англосаксонского заговора.

СТАРИКОВ: Я не считаю то, что я сказал, теорией заговора. Это как раз антитеория заговора, потому что теория заговора говорит о каких-то темных силах, закулисных, непонятных моментах. Здесь все открыто и понятно. Разведка, государство… Геополитический соперник нашей страны, естественно, старается нас ослабить. Причем тут теория заговора?

МЕДИНСКИЙ: Ну да, нельзя не согласиться с тем, что было бы нелепо на месте Англии так не поступать, было бы странно, скорее. Ну, давайте продолжим. Продолжим, послушаем наших радиослушателей еще? 730-73-70. Алло? Радио выключите. Мы вас слушаем. Вот, видимо, молодой человек включил очень громко радио. Добрый вечер! Алло?.. Вот она, мобильная связь. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

МЕДИНСКИЙ: Да, вы в эфире. Говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

МЕДИНСКИЙ: Ваш вопрос, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос такой. Хотелось бы… Я не сомневаюсь, что финансировалось западными странами, потому что сами декабристы входили как бы в масонские, действительно, ложи и заканчивали, по-моему, так сказать, заведение иезуитское, насколько я так помню, но хотелось бы конкретики. Кто, например, был казначеем в группе Савенкова, кто финансировал конкретно? Не то, что, там, барон Ротшильд, а вот имена и фамилии, пароли и явки?

МЕДИНСКИЙ: Хорошо. Правильный вопрос. Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

МЕДИНСКИЙ: Так, имена, фамилии, пароли и явки. Вот вы про Троцкого сказали, а предъявите ваши доказательства?

СТАРИКОВ: Знаете, если мы начнем зачитывать список финансистов, начиная от Пестеля, который заведовал деньгами очень большими, и как-то тратил… Говорят, что тратил деньги казенные, но это большой вопрос, потому что никто не считал, сколько он тратил. И под видом казенных денег он мог тратить деньги не совсем казенные, на подкуп офицеров и так далее. Если мы начнем дальше перечислять эти фамилии, народовольцы и так далее, то передача будет достаточно скучная. Здесь неважна фамилия конкретного финансиста, потому что он меняется.

МЕДИНСКИЙ: А в книге они у вас есть, эти фамилии?

СТАРИКОВ: Конечно, конечно. Там написано, кто давал народовольцам деньги. Есть спонсоры 1905 года. Даже можно вспомнить того же известного в истории Савву Морозова. Он якобы давал огромные деньги на революцию.

МЕДИНСКИЙ: Да, да. Считается, давал.

СТАРИКОВ: На самом деле, это только так считается. Если почитать Горького, он пишет, что Савва Морозов не обладал большими деньгами, он не был сверхбогатым олигархом. Он был просто богатым человеком. Давал примерно двадцать пять тысяч рублей в год на революционное движение. Для сравнения…

МЕДИНСКИЙ: Ну, скорее всего он давал, я думаю, на какое-нибудь благое дело, типа издания газеты. Вряд ли он давал на финансирование террористов.

СТАРИКОВ: Нет, конечно. Он финансировал газету, которую потом сам же проносил на свое собственное предприятие – вот ирония судьбы. Но у народовольцев бюджет был – по рассказам членов этой организации – пятьдесят-шестьдесят тысяч рублей в год. Как мы видим, они были лет на сорок пораньше.

МЕДИНСКИЙ: Да, деньги были потяжелее.

СТАРИКОВ: Инфляции тогда не было большой. И все равно сумма, которую давал Савва Морозов, значительно меньше. О чем речь? Для чего придумываются такие вымпелы, такие жупелы, типа Саввы Морозова? Для того чтобы было, на кого списать эти деньги.

МЕДИНСКИЙ: Ну да.

СТАРИКОВ: И поэтому мы думаем, почему же такие загадочные капиталисты? Они финансируют рабочее движение, которое потом их и закопает. Они это не делали, они делали это в очень небольших масштабах. Основная финансовая поддержка была из-за границы. Просто давайте подумаем. Сотни революционеров десятки лет живут за границей. Чем они там питаются? Хорошо кушают, под мостами не спят. Откуда у них деньги, что они там делают? Они спорят друг с другом, бесконечно издают какие-то газетенки. А кто это все оплачивает? Кто оплачивает съезды РСДРП, которые почему-то все время происходят в Лондоне в основном? Ну, кто?

МЕДИНСКИЙ: В Цюрихе еще были.

СТАРИКОВ: Были, но в основном в Лондоне. Из пяти съездов три съезда были в Лондоне.

МЕДИНСКИЙ: Да.

СТАРИКОВ: Это исторический факт, ничего не поделаешь.

Лондон – это некий центр подрывной деятельности в отношении России; и так было всегда.

МЕДИНСКИЙ: Так, может быть, лондонские пролетарии сбрасывались по шиллингу?

СТАРИКОВ: Я боюсь, что лондонские пролетарии не знали о том, что они сбрасываются по шиллингу.

МЕДИНСКИЙ: Хорошо. Ну, вот, Маркса финансировал Энгельс – это известно, по крайней мере. Добрый вечер! Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

МЕДИНСКИЙ: Да. В эфире, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте!

МЕДИНСКИЙ: Ваш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Да у меня нет вопроса. Я просто полностью его поддерживаю, полностью согласен вот с…

МЕДИНСКИЙ: Масоны все, масоны, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Масоны – это самое… Просто полностью поддерживаю, что…

МЕДИНСКИЙ: Это правильно, это по-нашему.

СЛУШАТЕЛЬ: И декабристы замешаны, и дальше интересы Англии, сейчас дальше уже больше продолжаются, так что авторы так же, как и вы, хорошо мифы развеяли…

МЕДИНСКИЙ: Спасибо вам за вашу позицию. Вот видите, четно и ясно.

СТАРИКОВ: Спасибо за поддержку.

МЕДИНСКИЙ: Позицию партии поддерживаем. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер!

МЕДИНСКИЙ: Вы в эфире, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Наталья. Я не с начала слушала и очень сожалею. Знаете, я хотела бы о персоне Сперанского узнать, о его влиянии. И что в итоге руководило ими? Жажда наживы, потому что?..

МЕДИНСКИЙ: Сперанским?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, со Сперанским закончили: просто, если можете, сказать о нем.

МЕДИНСКИЙ: Про Сперанского отдельно расскажем, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. А вот теми другими-то вот этими господами, которые годами шлялись по заграницам, вынашивая планы свои, вот они, как вы считаете, что ими руководило? Желание сладко кушать и спать или, действительно, идея, или это сочетание? Потому что, как Парвус заканчивал свои дни? Ну, обожравшаяся свинья: просто сидела в дорогом доме…

МЕДИНСКИЙ: Кто-кто?

СЛУШАТЕЛЬ: Парвус – еще один, как говорится, финансист. Вот и о нем, пожалуйста, если можно. А, конечно же, масоны – они и есть масоны. Спасибо.

МЕДИНСКИЙ: Так. Слово вам.

СТАРИКОВ: Что ими двигало – это, конечно, загадка, потому что мы с вами не можем понять…

МЕДИНСКИЙ: Слушайте, хотите, отвечу на ваш вопрос? Хоть я и…

СТАРИКОВ: Хочу.

МЕДИНСКИЙ: Ну, вот смотрите, я внимательно прочитал недавно биографию Ленина, в нескольких различных толкованиях. Вне всякого сомнения, Ленин был абсолютно гениальным политиком. Гениальным! Политиком-практиком. Но до этого он был крайне никчемным адвокатом. Он все дела проиграл, которые вел. Ну, там, пару дел каких-то выиграл, но в основном проиграл. Денег он получал за адвокатскую практику три гроша. На фоне своего папы, который был большим, действительно, чиновником и успешным, ну, ему до папы еще лет тридцать расти. А амбиций-то сколько, а амбиций-то!.. Понимаете? Ну, вот, человек хочет всего и сразу.

СТАРИКОВ: Нет, амбициозные люди, конечно же, шли в революцию.

МЕДИНСКИЙ: Всего и сразу. Ну, не хочет, так сказать, долго и мучительно делать карьеру, чтобы к семидесяти годам дослужиться до какого-нибудь в лучшем случае товарища начальника департамента Министерства юстиции. Он хочет стать начальником сразу, президентом. Пожалуйста.

СТАРИКОВ: Но мне хотелось подчеркнуть один важный момент. Конечно, на мой взгляд, руководство революционных партий, конечно же, не были идеалистами и боролись отнюдь не за идею. Вот серединное звено в основном боролось, конечно, за идею. Ну,

мы не можем подозревать, что Буденный или Ворошилов за деньги или за пакет акций воевали в гражданскую войну. Конечно, нет. Они воевали за ту идею, которой отдавали, готовы были отдать свою жизнь.

 Другое дело, что идея оказалась мифической, их использовали в определенных играх, но не в том их вина. А вот руководители, именно они были на контакте с товарищами из зарубежных разведок, и именно они сидели на путях финансирования, и именно к ним надо задавать вопросы.

МЕДИНСКИЙ: Послушаем еще наших радиослушателей? У нас заняты все линии, представляете? Давайте попробуем. Дорогие радиослушатели, давайте коротко максимально: вопрос, позиция – а то иначе у нас никто не дозвонится. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер!

МЕДИНСКИЙ: Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Скажите, пожалуйста, у меня вопрос следующий: о Ленине, о Троцком и о происходящем сейчас в стране. Не находите ли вы, что, скажем так, предатель, провокатор, то есть я имею в виду и Ленина и Троцкого, лежат в самом центре нашей страны, с одной стороны…

МЕДИНСКИЙ: Нет, Троцкий не лежит.

СТАРИКОВ: Ну, Троцкий да, уже, то есть и Вышинский иже с ними, рядом с очень уважаемыми людьми, в кремлевской стене. И по сей день они лежат там. И вот вопрос у меня на основе этого следующий: как сейчас вы расцениваете ситуацию, что нынешнее, скажем, правительство нашего государства допускает такое несоответствие, что у нас предатели и провокаторы, то есть убийцы нашего народа, то есть люди, купленные за деньги еще в те далекие времена, находятся сейчас в самом, скажем так, центре, в святом? То есть двуличность…

МЕДИНСКИЙ: Кирилл, спасибо. Вопрос понятен.

СТАРИКОВ: Я думаю, что ответить на этот вопрос достаточно просто. Ленин – это очень противоречивая фигура. Это, действительно, гений. И если в 1917 году, в 1918 году – это злой гений, то после – это гений со знаком плюс. Именно Ленин выиграл гражданскую войну и собрал Россию воедино заново, под новым флагом.

МЕДИНСКИЙ: Может быть, лучше бы Колчак выиграл?

СТАРИКОВ: Под другим названием. Колчак, кстати, был привезен в британском обозе, что называется. Давайте не будем насчет Колчака питать каких-то иллюзий.

МЕДИНСКИЙ: А, ну да, да, да.

СТАРИКОВ: Я к нему отношусь очень тепло, к Колчаку, потому что тот факт, что он был потом предан союзниками, говорит как раз о том, что он был порядочным человеком.

МЕДИНСКИЙ: Он же золотой запас не сдал французам.

СТАРИКОВ: Да, но…

МЕДИНСКИЙ: Вот они и сдали его.

СТАРИКОВ: То есть британцы играли и по ту, и по эту сторону баррикады фактически, но

Ленин – это факт исторический – он Россию собрал воедино. И за это мы можем ему быть признательными. А за то, что он ее перед этим развалил, за это нужно предъявлять исторический счет.

Поэтому я просто рекомендую всем слушателям как-нибудь сходить, пройтись вдоль кремлевской стены. Там очень интересные персонажи лежат. Конечно, там есть маршалы. Вот вторая половина жизни Советского Союза не вызывает никаких сомнений, а первоначальные…

Там, например, лежит Джон Рид, который у большевиков работал в газете и нес свет знаний почему-то не в страны англосаксонские… Ну, было бы логично, если бы англичанин или американец захотел бы, пропитавшись идеями революции, донести их до своих соотечественников? Нет, он почему-то работал в издательстве, которое печатало огромными тиражами германоязычную газету «Форвардс», и это во время Брестского мира. Двести тысяч в сутки печатали большевики при помощи Джона Рида, а машины печатные были тоже предоставлены американцами. И все это перебрасывалось через линию фронта. Это к вопросу о том, какие большевики были замечательные немецкие шпионы.

МЕДИНСКИЙ: Так. Добрый вечер! Вы в эфире, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Меня Александром зовут.

МЕДИНСКИЙ: Очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Я вашу передачу очень внимательно слушаю, и у меня создается такое впечатление, что вы очень отрицательно относитесь вообще к революции, да?

МЕДИНСКИЙ: Я или автор книги, наш гость?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, и гость, и вы, Владимир.

МЕДИНСКИЙ: Я крайне отрицательно отношусь к революциям, конечно же.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотел бы тогда высказать прямо противоположную точку зрения. Я считаю, что в революциях есть благо, потому что… Я не считаю, что революция – это абсолютно хорошо, абсолютное благо, абсолютное добро, но я не считаю, что это и абсолютное зло. Потому что власть, которая зажралась и не имеет внешних и внутренних сдержек и противовесов, кроме как революцией, никак невозможно упразднить, то есть люди, не имеющие других возможностей влиять на власть, будут вынуждены прибегать к революции. А уж кто там эту революцию подпитывает – из-за границы или откуда – это другой вопрос. Но если революция не имеет основ изнутри, то есть, если нет народного недовольства…

МЕДИНСКИЙ: Ну да, привнести снаружи ее невозможно?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

СТАРИКОВ: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, вот я это хотел сказать.

МЕДИНСКИЙ: Нужна была благодатная почва. Ну, такая есть позиция.

СТАРИКОВ: Я хотел бы подчеркнуть, что

всякая власть, пришедшая в Россию насильственным путем, оказывается значительно хуже власти, которая была до нее. Всякая революция в России превращается в кровавый кошмар. И не дай бог нам еще повторения этого.

Вот просто проанализируйте историю России. Все, кто приходит на смену, всегда оказывались хуже. Даже наши последние годы… 1991 год – распался Советский Союз. Что пришло на смену?

МЕДИНСКИЙ: С каким энтузиазмом мы к этому поначалу относились!..

СТАРИКОВ: Как мы это встречали!..

МЕДИНСКИЙ: Радовались, да.

СТАРИКОВ: И чем это все закончилось? Хорошо, что в последние годы наконец-то… Это вот, кстати, можно прямую параллель провести с временем, когда Ленин собирал воедино Россию. Все то же самое было сделано в последние годы. И не дай бог еще раз какой-то революции. Россия может эту революцию уже не пережить.

МЕДИНСКИЙ: 730-73-70 – телефон нашей студии. И, пожалуйста, задавайте ваши вопросы автору книги «От декабристов до моджахедов: Кто кормил наших революционеров?» Николаю Старикову. Николай, так значит, все-таки Ленин не был германским шпионом?

СТАРИКОВ: Ленин, конечно же, не был германским шпионом. Поведение Ленина накануне его проезда в знаменитом пломбированном вагоне нам об этом говорит. Достаточно взять телеграмму Ленина того времени. Представьте себе немецкого шпиона, который, собираясь проехать в России, почему-то в Германии вопросов не задает и не обращается к немцам с просьбой его провезти. Он прямо пишет в своей телеграмме, что «через Германию не проехать, а Англия меня, наверное, не пустит». Ну, это удивительное поведение. Такое впечатление, что и немцы не знали, что у них есть такой шпион – Ленин, а Ленин не знал, что он является германским шпионом. И вот только потом…

МЕДИНСКИЙ: Но, тем не менее, переправка Ленина со товарищи в Россию была Германии выгодна, потому что это была пятая колонна, правильно? Это была оппозиция. И они его переправили.

СТАРИКОВ: Это очень сложный момент в нашей истории. Я описал это в другой своей книге. И просто если пунктирно сказать, Ленина фактически на блюдечке немцам принести англичане. Англичане вступили в контакт с немцами, вступили с ними в сепаратное соглашение. Немцы, согласно этому соглашению, должны были провезти Ленина в Россию, снабдить его деньгами. Деньги, кстати, получили от американцев в виде кредитов. Англичане же гарантировали, что в момент, когда Ленин будет разваливать Россию, Временное правительство, которое управлялось Великобританией, оно не будет ему мешать.

МЕДИНСКИЙ: Правительство Керенского?

СТАРИКОВ: Правительство Керенского, да. А английские войска и другие войска, противостоящие Германии, не будут вести активных боевых действий. Можно посмотреть: в период с апреля по октябрь 1917 года на западном фронте, как говорится, без перемен. Никаких боевых действий не было.

МЕДИНСКИЙ: Затишье?

СТАРИКОВ: Абсолютное затишье.

МЕДИНСКИЙ: То есть все ждут, пока потихоньку разваливается восточный фронт.

СТАРИКОВ: Пока немцы разваливали Россию, англичане терпеливо это ждали.

МЕДИНСКИЙ: Понятно. Давайте еще примем несколько звонков. Добрый вечер! Алло?.. Не дождались, видимо, нас… Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

МЕДИНСКИЙ: Да, вы в эфире, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Ну, я хочу поддержать вашего гостя, во-первых. Сам его книжки не читал, но я читал немного западной литературы, в частности, про «Комитет 300», ну, то есть интересуюсь теориями заговора. У меня точка зрения… Ну, то, что поддерживали наших революционеров извне – это я согласен, но я считаю, что это поддерживалось не политической силой, а скорее группировками, которые финансовые, промышленные, Старой Европы. Прозвучала фамилия Ротшильдов и так далее. Вот интересно мнение автора на эту тему.

МЕДИНСКИЙ: Что это были не государства, а корпорации?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, не политическая воля, а воля больших группировок: финансовых, производственных…

МЕДИНСКИЙ: Хорошо, спасибо. Ваше мнение на этот счет, Николай?

СТАРИКОВ: Все дело в терминах. Дело в том, что через три недели в продаже появится моя новая книга, которая называется «Кризис: Как это делается?» В ней я подробно рассматриваю инструмент создания нынешнего кризиса…

МЕДИНСКИЙ: О современном кризисе?

СТАРИКОВ: О современном кризисе. Но дело в том, что, для того чтобы понять это, мне пришлось удалиться в историю. И вот как раз банкиры Ротшильды, создание Федеральной резервной системы, их взаимоотношения с революционерами – все это нашло отражение в моей новой книге. Там все это можно будет прочитать, я надеюсь, достаточно убедительно.

МЕДИНСКИЙ: Понятно. Добрый вечер! Вы в эфире, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Меня зовут Олег. Я хотел бы задать такой вопрос: если руководители революции, скажем так, организаторы, спонсировались извне, то в какой момент они потеряли контроль над Советским Союзом, и как вообще это могло произойти?

МЕДИНСКИЙ: Вы имеете в виду, зарубежные спонсоры потеряли контроль над своими ставленниками в данном случае?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, скажем так, да. Какая фигура, кому сказать спасибо? Сталину, там, я не знаю? Каким группировкам? Это любопытно.

МЕДИНСКИЙ: Вопрос понятен.

СТАРИКОВ: Да, это очень интересный вопрос. На самом деле, Ленин не был марионеткой в полном смысле слова, то есть он всегда выполнял только то, что выгодно в данный момент его власти. Именно поэтому большевики выиграли гражданскую войну. После этого…

МЕДИНСКИЙ: Он был прагматиком?

СТАРИКОВ: Да, до мозга костей.

МЕДИНСКИЙ: И в этом смысле как бы патриотом самого себя?

СТАРИКОВ: И в этом смысле у него стоит поучиться.

МЕДИНСКИЙ: Да.

СТАРИКОВ: Далее Ленин, как известно, заболел. И тут Россию начали сдавать концессии. Тут товарищ Троцкий начал играть первую скрипку в руководстве. И все это безобразие продолжалось до 1929 года, пока Троцкий не был выслан из России. Далее начинается период, когда Сталин потихоньку забирает всю власть в свои руки. И вот здесь контроль над Советским Союзом был абсолютно Западом потерян. В одной из своих книг я сопоставил даты внутрипартийной борьбы в Советском Союзе и ростом популярности, ростом финансовых доходов нацистской партии Гитлера. Удивительное дело: как только у Троцкого и у внутренней оппозиции в СССР дела пошли плохи, у Гитлера – ну, на него буквально обрушился золотой дождь. И как только путем внутренней борьбы Троцкий и Сталин…

МЕДИНСКИЙ: Был более перспективный клиент для вложения?

СТАРИКОВ: Когда Запад, когда те самые Ротшильды поняли, что в Советском Союзе не удастся поставить у власти своего ставленника Троцкого, что его уже выпихнули из Советского Союза, тогда они сделали ставку на подготовку ко Второй Мировой войне и буквально потащили за волосы Гитлера к власти.

МЕДИНСКИЙ: Это, кстати, очень интересный момент. Давайте мы договоримся, что следующую передачу нашу мы посвятим как раз некоторым нюансам прихода к власти Гитлера. Это как самая страшная тайна Третьего Рейха – кто финансировал Гитлера: национальный капитал либо иностранный капитал? В этой связи, на кого играл Гитлер? Но давайте еще… 730-73-70 – телефон в студии. Мы принимаем ваши мнения и вопросы Николаю Старикову по поводу иностранного финансирования всех русских революционеров, начиная от декабристов. И получается, современные?..

СТАРИКОВ: Да, да, да.

МЕДИНСКИЙ: «Солидарность»… Что у нас там? Каспаров… Кто у нас там, эти главные?..

СТАРИКОВ: Давайте не будем называть фамилий.

МЕДИНСКИЙ: И прочие, да.

СТАРИКОВ: Просто они не играют никакой роли. Всякая оппозиция российской власти – подчеркиваю,

любая оппозиция любой центральной власти – будет финансироваться из-за границы.

 Не из-за любви к искусству, не из-за любви к демократии, а для того чтобы она ослабляла центральную власть и разваливала страну, расшатывала ту самую лодку, в которой мы все сидим.

МЕДИНСКИЙ: А если это будет патриотическая оппозиция? Если это будет оппозиция, занимающая более прогосударственные позиции, чем власть?

СТАРИКОВ: Она не получит поддержки, потому что патриотическая оппозиция никогда не будет насильственно свергать власть или раскачивать эту лодку очень сильно. А вот крайние проявления, националистические, те же самые скинхеды, конечно же, они найдут горячую поддержку из-за рубежа, обязательно.

МЕДИНСКИЙ: В силу своей крайности?

СТАРИКОВ: В силу своей крайности, потому что их крайность, она точно так же вредит России, как и крайность другой оппозиции.

МЕДИНСКИЙ: Добрый вечер! Говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

МЕДИНСКИЙ: Добрый вечер! Говорите, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Меня зовут Максим. Абсолютно поддерживаю ваши высказывания, ваши мнения по поводу, тем более, масонских движений, которые спонсировали все наши глобальные изменения в нашей стране. И, соответственно, хочу еще поинтересоваться вашим мнением по поводу книги Колышевского, которая называется «Секта». Там затронут очень большой период, и с начала монаха Авеля. Спасибо. Буду внимательно слушать.

МЕДИНСКИЙ: Спасибо за вопрос. Николай?

СТАРИКОВ: Вы знаете, по поводу этой книги мне сложно что-то сказать, потому что я не знаком с ее текстом, но постараюсь прочитать, если это, действительно, такая достойная работа.

МЕДИНСКИЙ: Да, спасибо. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте!

МЕДИНСКИЙ: Да. Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Роман зовут. Скажите, пожалуйста, по аналогии с группами, которые финансировались из-за рубежа, в нынешней, современной России на кого стоит обратить внимание?

МЕДИНСКИЙ: Вы имеете в виду?..

СТАРИКОВ: Зарубежным разведкам?

СЛУШАТЕЛЬ: На какие группы?..

МЕДИНСКИЙ: Зарубежным разведкам или, наоборот, нашим контрразведкам? Вы что имеете в виду?

СЛУШАТЕЛЬ: Я имею в виду на тех представителей иностранных спецслужб, которые пытаются оказать активное влияние на ситуацию в России. Какие группы – там, либералы или правые – на кого стоит обратить внимание, с вашей точки зрения?

МЕДИНСКИЙ: Да. Так кто хуже, Николай?

СТАРИКОВ: Ну, кстати, их разведка и наша контрразведка должна обращать внимание, на самом деле, на одних и тех же людей. Сначала обращает внимание их разведка, а потом уже наша контрразведка, но лучше до, чтобы контрразведка обращала. Если говорить серьезно, то, конечно же, любая внесистемная оппозиция – это просто Клондайк для зарубежных разведок: люди, которые просто раскачивают лодку, просто бузят, безобразят и так далее. Это первое. Второе – те, кто высказывается по одному простому принципу: Запад всегда прав, Россия всегда не права. Вот надо обращать внимание. Это псевдолиберальные журналисты, независимые, которые получают премии в американских посольствах, которые все обвешаны грамотами, как орденами, и при этом говорят о своей независимости. А кто еще? Ну, совсем недавно стоило обращать внимание компетентным органам на всякие некоммерческие организации: через них закачивались огромные деньги, через них финансировались всякие подрывные течения. Точно так же это было и раньше. Но сейчас уже, слава Богу, вопрос с НКО практически закрыт.

Но вообще мне хотелось бы, чтобы наши органы были очень бдительны. И, может быть – надеюсь, что они и так знают все, что я написал в своих книгах – но, может быть, взяли бы, полистали, нашли бы что-то интересное, какие-то параллели, может быть, пришли к ним в голову, потому что дело-то нешуточное.

Методы наших противников, они абсолютно не меняются, как и не меняется место пребывания наших основных борцов за нашу с вами свободу. Как они сидели в Лондоне, так они в Лондоне и сидят, и скажу больше: будут сидеть именно там.

 Вот просто прогноз: как только какой-нибудь наш пламенный борец будет выпихнут из страны, обратите внимание, куда он поедет. Почему-то он никогда не поедет…

МЕДИНСКИЙ: Чичваркин тоже политический?

СТАРИКОВ: Нет, там совершенно другая история, чисто уголовная. Вот, не поедут ни в Париж, ни в Цюрих, ни в Вашингтон. Почему-то все едут исключительно в Лондон. Почему? Историческая традиция.

МЕДИНСКИЙ: Ну, так, знаете, еще говорят, есть такая английская пословица… Как это по-русски звучит? Сейчас… Birds of feather flock together – типа рыбак рыбака видит издалека. Вот, птицы одного цвета собираются вместе. Вот они кучкуются…

СТАРИКОВ: Ну, я бы другой пример привел. Самолет на дозаправку возвращается на авианосец, на свой.

МЕДИНСКИЙ: Да, да.

СТАРИКОВ: На котором столетиями уже их заправляли, так сказать, любовью, лаской и деньгами.

МЕДИНСКИЙ: Да, вот такая интересная точка зрения. У нас в гостях был Николай Стариков. Я сознательно пытался в этот раз не говорить никакой своей позиции, чтобы дать возможность побольше Николаю рассказать вам, и послушать наших радиослушателей. К сожалению, мы не сможем больше принять телефонные звонки. Но в заключении скажу. Вы знаете, Николай, недавно читал историю народовольцев. Знаете, как проходило первое покушение на Александра II, как раз студента Каракозова? Очень любопытно. Александр II, естественно, ходил без охраны, как полагается, гулял по Летнему саду. Каракозов в него выстрелил. Кто-то из крестьян рядом…

СТАРИКОВ: Крестьянин по фамилии Комиссаров, кстати…

МЕДИНСКИЙ: Комиссаров?

СТАРИКОВ: Комиссаров.

МЕДИНСКИЙ: Да, которого произвели потом за это в дворянство, выбил у него пистолет, поэтому Каракозов не попал. Его тут же чуть не растерзали. Но интересно другое. Когда ошарашенный Александр II тут же подошел к стрелявшему Каракозову, первый вопрос, который он ему задал: «Вы поляк?» Тот сказал: «Нет, я чистокровный русский». Александр II даже не поверил: как может чистокровный русский стрелять в собственного царя? Вот вам об иностранцах и России. Давайте на этом закончим нашу сегодняшнюю передачу. Николай, больше вам спасибо. А мы с вами через неделю еще поговорим и о приходе Гитлера к власти.

СТАРИКОВ: Спасибо. До свидания.

МЕДИНСКИЙ: Всего доброго!

Метки: блог, Видео

2 Комментария » Оставить комментарий


  • 1328 799

    Заголовок должен был быть:

    еврей мединский с евреем стариковым о своих … о еврееях.

    зы: брахман своих раскручивает по полной. Видимо, еврейский захват сайта :-)

  • 3448 2542

    Стариков: “Всякая революция в России превращается в кровавый кошмар. И не дай бог нам еще повторения этого.”
    Вывод: Пусть страна разваливается в пух и прах, но ни каких революций. Стариков не понимает, что создавая оппозицию и ведя борьбу за власть с властью, тем самым создаёт революционную ситуацию в стране.
    По поводу финансирования. Представте, что вам грозит смертельная опасность, вы знаете, что через час к вам придут два бандита и убъют вас. И здесь приходит сосед и предлагает вам для защиты помощь (деньги) автомат АК. Вы понимаете, что потом, надо будет вернуть долг соседу. Вы что, откажитесь?
    Революция равносильна операци, по уничтожению раковой опухоли. Скальпель (гражданская война) скользит по здоровым клеткам органов. Но если после революции, организм начнёт выздаравливать и крепчать, то операция нужна. Чем раньше начнёте операцию, тем меньше крови и больше успеха. Для того чтобы не было операции, надо было власти вести правильный моральный и здоровый образ жизни.
    Я со Стариковым не борюсь, я его уважаю как гражданина.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)