Главная » Аналитика, Политика

Евроошметки: кто покинет разваливающийся ЕС?

18:02. 1 декабря 2014 1283 просмотра Нет комментариев Опубликовал:

разваливающийся ЕС

"Дерево судят по его плодам, а плоды Евросоюза давно сгнили" (с) Марин Ле Пен. Точнее, чем сказала лидер французского национального фронта, не скажешь. Оно и понятно: сгнили плоды, корневища да и весь древесный евроствол порос паутиной в виде гей-парадов, неонацизма, оболванивания и общезападного грехопадения. 

Главенство в Европарламенте захватили евроскептики – по сути существование Евросоюза стало пустой формальностью. 2014-ый стал для единой Европы настоящим парадом референдумов. Началось все с воссоединения Крыма с Россией, далее Венето, затем Шотландия, независимость которой была изуверски подавлена Ее Величеством через черную почтовую операцию, в ноябре Каталония, на очереди Баскония, далее – везде. С каждым годом число кандидатов на деносацию всех евросоглашений с БрюSSелем будет только возрастать. Рассмотрим потенциальных кандидатов на выход из ЕС.

Греция: своя ноша не тянет

Никто никогда не давал гарантий, что в ЕС хорошо будет всем, кто к нему присоединится. Дружная семья европейских народов оказалась ни чем иным как противоестественным географическим образованием. Дружба европейцев ничем не скреплена, а мировой кризис стал бомбой, взрыв которой дал 1-ые трещины в ЕС. Кто-то должен был стать 1-ой мишенью. Первой жертвой стала Греция. А ведь говорил Остап Бендер, что "в Греции все есть". Все, и даже больше.

2010-ый для Греции стал началом катастрофы членства в ЕС. Долги страны выросли до 300 млрд евро. В стране начались массовые беспорядки, правительство перешло к режиму "жесткой экономии". Несмотря на меры, страну захлестнула новая волна протестов. То и дело, но эти протесты вспыхивают там и сегодня. Греция является воротами на Балканы, а это уже направление на Сербию. Балканский п-ов так и остается "пороховой бочкой Европы", самым настоящим котлом противоречий.

Когда о выходе Греции впервые публично упомянули на саммите Большой двадцатки, состоявшемся в ноябре 2011 года в Каннах, где г-жа Меркель и президент Франции Николя Саркози настаивали на проведении референдума по вопросу выхода Греции из еврозоны, у европейских лидеров еще не было конкретного плана действий на случай, если Греция все-таки решит покинуть еврозону.

По словам нескольких высокопоставленных чиновников, они были потрясены тем, что г-жа Меркель и г-н Саркози публично заявили о том, что страны могут по своему усмотрению выйти из еврозоны — прежде такие заявления решительно пресекались. Даже те чиновники, которые работали непосредственно с этими двумя лидерами, позже признались, что это заявление застигло их врасплох.

«Я упал со стула, — признался один чиновник, который принимал участие в дискуссиях за закрытыми дверями вместе с двумя лидерами. — Они впервые использовали то слово, которое прежде было попросту вычеркнуто из разговоров. Я помню, как подумал тогда: впереди нас ждут серьезные проблемы».

Ну а теперь будем двигаться с Востока на Запад, о тех кто еще готов расстаться с ЕС.

Литва: навстречу Северному Союзу?

Еще во времена СССР Прибалтику называли "русской заграницей". Сегодня после вступления в ЕС балтийские экономики превращаются в самые настоящие евроошметки. Почти 1/3 населения в каждой прибалтийской стране – безработные; многие кто уехал на заработки в передовые государства-члены ЕС, не приходятся ко двору. Особенно дерзко посмеиваются над прибалтами в Британии. 4 года назад литовская газета Respublika опубликовала статью "Свобода приходит только путем долгов". В ней редакция издания ставит вопрос о выходе Литвы из ЕС. К концу 2020-го по прогнозам литовского Минфина внешний долг может составить 40% ВВП страны. Литовское издание взяло интервью у Ромуалдаса Озоласа. Вот что он сказал в нем:

– Кто вызвал такую ситуацию в Греции? Она сама? – спрашивает политик. – Сомневаюсь. Обсосать и выплюнуть – такова методика Европейского Союза. Что случится с отвергнутыми, ЕС в принципе не волнует. ЕС напрямую приложился к тому, что происходит сейчас в Греции. В ЕС, как и в Советском Союзе, людей учат не работать и жить на своей земле, а только ждать, когда кто-нибудь что-нибудь подаст. Конечно, подадут, но только на то, что выгодно для интеграции – на создание интернациональной инфраструктуры: дороги, системы связи, энергетику.

Озолас полагает, что в случае выхода Литвы из ЕС, многие граждане скажут :"Наконец-то мы освободились окончательно":

– Еще на заре нашей независимости я говорил, что если мы в очередной раз попадем в какую-нибудь, пусть и западную, зависимость, то, побывав там, увидим, что невозможно, завися от кого-нибудь, жить свободно. Вот это сейчас и происходит. Зависимость от того, кто побольше тебя, – прямой путь к гибели. С выходом Литвы из ЕС, пусть только и с двухмиллионным населением, но таким, которое хотело бы жить в Литве и которое понимало бы, что мы наконец освободились и только сами можем созидать то, что необходимо для достойного человека и достойного его существования, началась бы подлинная свобода Литвы. И это мы могли бы продемонстрировать миру как достойный подражания пример. Нет другого выхода для мира, как только существование отдельного государства, базирующегося на национальной основе, и ответственность за свою землю. И это неотвратимо.

Только вот каковы такие перспективы и осуществимы ли они в случае с Прибалтикой? Сама Литва давно стала одним из котлов противоречий. Национальный состав литовского государства это литовцы, поляки и русские. Между бывшими союзниками по Речи Посполитой давно уже идет гражданская война, но что хуже – обе конфликтующие стороны предъявляют территориальные претензии России на Калининградскую область. Нет уж, паны-литваки, хренушки вам, а не Калининград. "Балтийский Крым" будет только русским – и точка!

Выйдя из ЕС Литва с остальными прибалтийскими сестрами планирует создать Северный Союз вместе со странами Скандинавии. Но ни о каком союзе с Россией прибалты договариваться не намерены; слишком быстро дали себя оболванить и давно похоже потеряли желание учиться на ошибках.

Венгрия: все взорву, чтоб Брюсселю не досталось.

Вот уж кто больше всех восточноевропейских членов недоволен диктатом Брюсселя, так это Будапешт. А началось все с конституционной реформы 2010-го. Тогда Мадьярию буквально объявили евроизгоем и диктаторским государством. К власти пришли представители ФИДЕС во главе с Виктором Орбаном, сейчас набирают свою силу радикалы из "Йоббика", возглавляемых Габором Воной. Правительство Орбана в начале 2014-го пользуясь нарастающей конфронтацией между Будапештом и Брюсселем обратилось за помощью к России и смогло ее получить. Теперь в Венгрии строится АЭС на российские кредиты, а что будет дальше – выход из ЕС и НАТО?

Однако Орбан и его команда останавливаться на достигнутом не собираются. Сперва они избавились от кредитов МВФ, летом члены "Йоббика" выкинули флаг ЕС из здания Парламента, в этом году ввели налог на Интернет в размере 150 форинтов (0,5 евро). И сразу же отмашка из-за океана как сигнал для майдана.

«Мирный протест против налога на Интернет» закономерно быстро перерос в лозунги по смене режима в стране: «Мы здесь не только из-за налога на Интернет – нам надоело это правительство» (Euronews). Часть митингующих, как это было в Москве после митинга на Чистых прудах 4 декабря 2011 года, решила перейти к штурму административных зданий, атаковав штаб-квартиру правящей партии ФИДЕС и забросав ее чем попало под руку. Оперативно оказавшиеся к тому времени в авангарде протестующих футбольные фанаты пытались выбить в здании окна и, встав на его балкон, вывесили там сразу 2 заботливо принесенных с собой флага Евросоюза.

В общем, все как было в ноябре 2013 года в Киеве. Умело мобилизованная на улицы через соцсети вечно недовольная всем столичная интернет-аудитория и «Правый сектор» из числа готовых к насилию футбольных фанатов. Последние в Венгрии тоже известны своими праворадикальными и даже откровенно неонацистскими взглядами.

В Брюсселе свою связь с протестом особенно и не скрывают. Непосредственно перед митингом 26 октября еврокомиссар по вопросам цифровой экономики и общества Нели Крус написала в своем популярном (116 тысяч подписчиков) аккаунте в Twitter: «Я призываю вас принять участие или поддержать тех, кто выйдет протестовать против венгерского закона о налоге на Интернет сегодня в 18 часов в Будапеште». И дала ссылку на группу протеста против венгерского закона в Facebook.

Остается только пожелать венгерскому премьеру не наступать на грабли Януковича и уверенно продолжать проводить меры по освобождению от брюссельского и вашингтонского ига, и выйти из ЕС и НАТО с высоко поднятой головой.

Германия: Marke über alles?

Несладко обстоят дела и у евролокомотива. Попыталась выйти из его состава Бавария, да только вот эту попытку пресекли на корню. Что ж, единая Германия все же выше любого баварского национализма, с чем немцев остается только поздравить. Без Баварии Германия просто бы стала еврокалекой. Смогут ли немцы выйти из ЕС? Думаю вряд ли их отпустят в свободное плавание. Да и канцлершу будут держать до победного конца, несмотря на то, что ее избрали на 3-ий срок. Да и в ближайшем будущем перспектива перехода на родную марку маловероятна.

Италия: сломанный еврокаблук?

Территория Италии внешне напоминает сапог. Что ни на есть, но роль Италии в ЕС скорее роль подкаблучницы. Заявление главы итальянского МВД Р. Марони о том, имеет ли смысл оставаться в ЕС, вызвало бурную дискуссию.

Италия – вместе с Германией, Францией и тремя странами Бенилюкса – стояла у истоков ЕС. В 1951 году они создали Европейское объединение угля и стали, выросшее со временем в Европейское экономическое сообщество, а затем в Евросоюз.

Заявление Марони привлекло к себе внимание как европейских, так и итальянских политиков. В частности, еврокомиссар Сесилия Мальмстрем, отвечающая за вопросы иммиграции, сразу же заявила, что будет очень печально, если Италия покинет Европейский союз.

Пережив референдум о статусе Венето, Италия может готовиться к референдуму о статусе Южного Тироля, который может воссоединиться с Австрией. Не исключено, что может разразиться гражданская война на севере страны.

Великобритания: гудбай ЕС, Scottish not British, Farewell Ulster.

Шотландский референдум резко ударил по единству Соединенного Королевства. Однако несмотря на временное сохранение Шотландии в своем составе, у Кэмерона возникли тяжбы и с Брюсселем. Разногласия по вопросу миграции привели к тому, что британский премьер пригрозил выйти из ЕС, в случае, если подобные договоренности не будут достигнуты. В самом UK референдум о выходе из ЕС ожидается в период с 2015 по 2018 гг.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявлял о намерении провести в 2017 году референдум о сохранении членства страны в ЕС. Вопрос выхода Британии из ЕС широко обсуждается в ходе избирательной кампании перед намеченными на май 2015 года парламентскими выборами, на которых консерваторы, пытаясь сохранить популярность, выступают с критикой Евросоюза.

Степень разочарования ЕС "высока как никогда". В своем обращении премьер Ее Величества произнес следующее:

"Я обращаюсь к британцам — это будет ваше решение. И, когда дело дойдет до выбора, вы сделаете важный выбор, чтобы определить судьбу вашей страны. Это будет решение, которое мы должны принять с холодной головой. Разумеется, Великобритания может идти своей дорогой, (развиваться) вне Евросоюза, если мы это выберем. Так может сделать любая страна-участник. Но вопрос, который мы должны задать самим себе: действительно ли это самое лучшее будущее для нашей страны?"

Выход из ЕС не решит территориальные противоречия внутри самого королевства. Буквально на днях в Шотландии вновь стартовали демонстрации с требованием независимости от Лондона. 140 тысяч сторонников независимости, активисты движения 45% подписали петицию о пересчете голосов, будучи уверены в том, что результаты сентябрьского сфальсифицированы (а оно так и есть на самом деле!). Об этом сегодня утром сообщил телеканал RT. Согласно официальным данным сентября голоса разделились 55% – за юнионизм, 45% – независимость. Глава Шотландии, премьер А. Салмонд после результатов подал в отставку, однако подбросил хворосту в огонь, сказав что "Шотландия должна продолжать свою инициативу и способна победить". Сотни людей собрались у шотландского парламента с просьбой о пересчете голосов. 3 дня спустя после референдума в Шотландии, глава Ольстера Джерри Адамс заявил, что Северная Ирландия готова выйти из состава UK и также намерена провести референдум, включив в него пункт о воссоединении с Ирландией. В случае отказа, Лондон приобретает сразу 2-х врагов в лице Эдинбурга и Белфаста. Это уже необратимый шаг на пути к гражданской войне в самом королевстве – главному союзнику США в Европе.

Франция: от евроинтеграции к дружбе с Россией.

Падение авторитета Олланда усилило влияние французского Национального Фронта во главе с семейством Ле Пен. По своей сути нынешний французский президент абсолютно не владее ситуацией в стране, а на саммитах он заслужил репутацию самого нерукопожатого президента. Рейтинг Олланда упал до 13%, а влияние французских ультраправых только растет изо дня в день. Сама Марин Ле Пен так говорит о выходе из ЕС:

– Если я буду выбрана президентом Республики, я возьму на себя обязательство перед французами через 6 месяцев организовать референдум о выходе из Европейского союза… Если французы проголосуют против выхода из ЕС, я уйду, так как никогда не дам им обещания, которое не могу сдержать. Я хочу им четко сказать, что ничего не может измениться, если мы не восстановим свободу быть хозяевами своей судьбы. Но, как генерал де Голль, я их предупреждаю. Есть еще люди этого калибра во Франции. Я хочу прийти во власть для того, чтобы изменить положение дел.

О Путине Ле Пен отзывается как о патриоте, заботящимся о суверенитете своего народа и разделяющим ценности европейской цивилизации. Также она обвиняет ЕС во всех французских бедах:

– Евросоюз виноват в ослабление нашей системы социального обеспечения. Ведь система социального обеспечения должна иметь национальный характер, и она обречена, если она становится всеобщей. Сегодня во Франции ситуация такова, что существует глубочайшая несправедливость между лицами, которые даже нелегально проникли на нашу территорию, то есть подпольными иммигрантами, которые часто имеют больше прав, чем настоящие коренные французы. Они получают бесплатное медицинское обслуживание, когда целая треть французов не имеет доступа к медицинскому обслуживанию, потому что у них на это просто нет денег. Их размещают в приоритетном порядке в различных социальных домах, в то время как полтора миллиона французов ждут сегодня какого-то социального жилья.

Во имя прав человека Еврокомиссия и брюссельские технократы заставляют нас делать всё более и более безумные вещи, всё более и более отдаляясь от наших традиционных ценностей. Европейский Союз заставляет народы принимать законы, которые они не хотят принимать. Эти законы вступают в противоречие с нашими ценностями, и мы больше не можем защищаться.

Много говорили о законе, разрешающем однополые браки. Вы должны знать, что Евросоюз заставляет голосовать за эти законы. Сегодня это Франция, вчера это была Испания, а завтра все страны – члены Евросоюза будут вынуждены принять закон об однополых браках и разрешить усыновление таким парам.

Евросоюз заставляет нас открывать границы, не заботясь нисколько о нашей безопасности, нисколько не заботясь о том, что мы становимся жертвой массированной иммиграции. К нам приезжают иммигранты, и таким образом, уровень жизни падает, население беднеет. Мигранты получают права, подчас, равные или даже больше, чем коренное население. Я приведу вам несколько очень показательных примеров.

В Евросоюзе мы сталкиваемся с крупной проблемой – это проблема иммиграции цыган. 10-12 миллионов цыган проживают в Восточной Европе. Они на правах полноценных членов Евросоюза становятся гражданами Евросоюза. Проблема в том, что одной из самых привлекательных стран для таких иммигрантов является Франция, и это одно из любимых направлений для иммигрантов. Несмотря на это, Евросоюз заставляет нас принимать их, предоставлять им социальное жильё в первую очередь. Если мы не предоставляем им жильё, поскольку они находятся на нелегальном положении, тогда Франция обязана выплачивать им 75 евро в день на человека. Я скажу вам, что многие французы хотели бы иметь эти деньги ежедневно на жизнь. Есть немалое число французов, которые далеко не имеют таких доходов.

Именно Европейский Союз заставляет нас во имя соблюдения прав человека предупреждать заключенных, что у них будут производиться обыски в камерах. Господин осуждённый, предупреждаем вас, что завтра у вас будет обыск в камере на случай, чтобы не нашли оружие или наркотики. У меня вызывает большое сомнение эффективность таких мер.

Теперь нас заставили, неявно заставили, проголосовать за однополые браки и за то, чтобы разрешить таким парам усыновлять детей. Сегодня мы должны включить в нашу систему образования гендерную теорию. Я не знаю, знают ли переводчики, что это такое, потому что никто не знает, что такое гендерная теория. Это пришло к нам из Соединённых Штатов. Гендерная теория состоит в том, чтобы говорить, что я не женщина, а Людовик не мужчина. Вы не мужчины и не женщины, это общество, которое обусловливает и делает нас мужчинами или женщинами. Для нас это своего рода насилие, говорит гендерная теория. Мы, следовательно, должны объяснять детям, что у них нет пола, это унисекс, то есть они должны выбирать быть им мужчиной или женщиной. И для этого нужно разрушить эту обусловленность и запретить мальчикам играть в машинки или играть с пластмассовыми пистолетами, а девочкам надо запретить надевать принцессины платья.

Бельгия: фламандский бунт

Не было ли стратегической ошибкой США располагать структуры ЕС и НАТО не где-нибудь, а в Брюсселе? Похоже на то, что это несомненно так. Как и сами США, Бельгия оказалась искусственным образованием, ныне не способным поддерживать всю евротяжесть. В середине 2000-ых в бельгийском обществе резко начал нарастать национальный раскол. Дело в том, что Бельгия появилась 23.09.1830, вырвавшись из-под власти нидерландского королевства. И теперь эта 180-летняя старуха готова испустить последний вздох.

Все обусловлено ростом популярности 2-х полит.ячеек – "Фламандский интерес" и "Новый фламандский альянс", ратующих за раздел Бельгии на 2 независимых государства: Фландрию и Валлонию. Кампания по ликвидации Бельгии была запущена еще Бартом де Вевером. Дело де Вевера продолжили двое: Филипп де Винтер и Герольф Аннеманс, лидер "НФА". Последний более 25 лет представляет свою партию, ратующую за отделение Фландрии. Считается прекрасным оратором, написал труд "Мирный раздел Бельгии". Считает, что распад Бельгии пойдет ей только на пользу:

– Последние выборы в Бельгии показали, что фламандцы мыслят совершенно иначе, в менее социалистическом духе, чем валлонцы, они в большей степени либеральны и поощряют свободное предпринимательство. Для принятия любых решений федерального правительства необходим компромисс Фландрии и Валлонии, и для фламандцев это отвратительно. Последнее федеральное правительство, находящееся под влиянием валлонцев, было вынуждено принять закон, превративший Бельгию в страну с самым тяжелым налоговым режимом в Европе. В Валлонии сильна Социалистическая партия и близкие к ней политические силы, которые стоят за высокое налогообложение. Они также поддерживают сохранение единого бельгийского государства, потому что Фландрия ежегодно отправляет в Валлонию €1,6 млрд в качестве социальной помощи и в счет уплаты государственного долга.

Бельгия всегда была разделена на две части: Фландрия на севере говорит по-голландски, Валлония на юге — по-французски. Это обусловлено историей: на юге изначально селились романские племена и всегда было сильно французское влияние, а потомки германских племен на севере ему активно сопротивлялись. И хотя какое-то время вся территория Бельгии была французскими владениями, фламандцы сохранили приверженность своему языку и отличную от валлонцев ментальность. Во Фландрии и Валлонии действуют отдельные парламенты и правительства, за власть борются разные партии. Фландрия сумела развить сферу услуг, туризм и высокотехнологичные производства, в том числе фармацевтическое. Экономика Валлонии, которая в прошлом опиралась на добычу угля и металлургию, пребывает в гораздо худшем состоянии и нуждается в финансовых вливаниях с севера.

Нарастающий раскол в Бельгии глава фламандских сепаратистов назвал ни чем иным как несчастливым браком.

В каком-то смысле, единому европейскому центру даже по пути с этими сепаратистскими движениями. Они подрывают суверенитет национальных правительств и переводят переговоры о присоединении к европейскому проекту на региональный уровень. Другое дело, насколько управляемым в конечном итоге окажется этот процесс. Помнится, перед распадом СССР центральная власть тоже ставила вопрос о подписании нового союзного договора с автономными образованиями в составе республик.

Так что, поживем – увидим, чем закончится евромечта о единстве. 

Метки: в мире

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)