Сводки от Ополчения Новороссии на 30 ноября 2014

784 0

30.11.14 Заметка из второго номера «Боевого листка» бригады «Призрак» Алексея Мозгового.

ПЕРВЫЙ ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЙ

23 ноября 1-й освободительный батальон имени Святого Благоверного князя Александра Невского отпраздновал день поминовения своего Небесного покровителя. Ниже бойцы батальона рассказывают об истории своей части.

История создания дружины, а впоследствии и батальона началась в далёком, как теперь уже кажется, марте 2014 года.

Народные волнения, как закономерная реакция на события в Киеве (майдан, бегство Януковича, захват власти Хунтой) не оставили в стороне и наш родной город Алчевск, город металлургов и коксохимиков. Один за другим проходили митинги на которых предлагалась то выказать недоверие местной власти, то бойкотировать решение нелегитимной «новой власти» из Киева. На одном из таких общегородских митингов, организованным тремя неравнодушными жителями Алчевска, было озвучено предложение о создании народного отряда самообороны — Алчевской дружины имени Святого Благоверного князя Александра Невского. И неспроста именно Александра Невского, ведь при жизни он, как известно, не проиграл не одной битвы, а как Святой он является одним из сильнейших покровителей православного воинства. Было это 5 марта. Тогда же и был объявлен набор добровольцев.

10 марта был создан штаб в составе 5 человек руководства и секретаря. Для отбора кадров, как командного так и рядового состава, были привлечены бывшие командиры Советской Армии с большим жизненным опытом и опытом боевых действий. В течении последующих двух недель численность Алчевской дружины имени Святого Благоверного князя Александра Невского превысила 70 человек.

В первоочередные задачи дружины входили обеспечения правопорядка в городе (члены дружины были разбиты на отряды по территориальной принадлежности, каждый был призван охранять свой район), сбор подписей в поддержку проведения референдума (многие горожане помнят нашу красную палатку на площади Карла Маркса и на Центральном рынке у автостанции), организация и охрана митингов (на одном из таких митингов и состоялся первый «выход в свет» нашей Дружины — 14 марта), агитация и просветительская работа (приходилось разъяснять населению всю правду текущей ситуации, ведь о «правдивости» УкрСМИ тогда ещё было не всем известно).

Было и патрулирование города с милицией, и выезды на митинги в соседние города. Было и освобождение наших активистов из городского СБУ (утро 14 марта, одно из первых удачных по всей, тогда ещё Украине).

И практически полным составом Алчевска дружина имени Святого Благоверного князя Александра Невского выдвинулась в Луганск 6 апреля, на исторический штурм, в котором приняла активнейшее участие, областного управления СБУ, которым положено начало движение Сопротивления Луганщины!

Потом был штурм Областной Государственной Администрации, палаточный городок у Луганского СБУ, еженочное ожидание штурма силовиков, самолёты заходящие на атаку… Не сдались, не отступили!!!

В дальнейшем Алчевская дружина имени Святого Благоверного князя Александра Невского приняла активное участие в создании на её основе боевого подразделения для участия в боевых действиях, совместно с Алексеем Мозговым в лагерях близ н. п. Станица-Луганская.

В конце апреля подразделение Мозгового и наша дружина были вынуждены уйти из лагеря под Станицей-Луганской из-за предательских действий пособников Нацгвардии, и передислоцироваться под Свердловск.

В конце мая совместно с подразделениями Мозгового был осуществлен поход от КПП Довжанское до посёлка Троицкое, на севере Луганщины. На тот момент, кроме отдельных отрядов Нац. гвардии, войск Украинской армии там не было.

За последующий месяц количественный состав дружины был дополнен из числа добровольцев, было принято судьбоносное для нас решение о переименовании Алчевской дружины имени Святого Благоверного князя Александра Невского в 1-й Освободительный батальон имени Святого Благоверного князя Александра Невского!

Личный состав очень разный, люди разных профессий, возрастов, социальной принадлежности, национальности. Большое количество наших братьев — Россиян. Не мало казаков. Всех их объединяет одно — поскорее избавить землю от фашистской гадины, как когда-то избавляли её наши деды, прадеды, отцы.

Командир роты:

— Местный, Алчевский. Работал, как и все, на комбинате (АМК) Когда начался майдан, появились первые признаки начала боевых действий, тогда и насторожился. После государственного переворота и начала волнений на Донбассе, сердце подсказало — работа-работой, а родную землю защищать кому-то надо! Семья одобрила. Взял в руки оружие.

Был в Луганском ополчении, около двух недель. Затем будучи наслышан о Мозговом, попал к нему в лагерь, где и познакомился со своими теперешними собратьями по оружию, тогда ещё Алчевской дружиной имени Александра Невского.

С батальоном где только не был! Свердловск, Антрацит, Александровск, Изварино… Перечислять можно долго. Ну а дальше куда Родина позовёт, пока свои земли не освободим от фашистской заразы. А потом и на Харьковщину, Днепропетровщину, на Одессу. И, конечно же, есть желание водрузить наше знамя в освобожденном от фашистской хунты Киеве!

Начальник медсанчасти:

— А что обо мне писать… У меня из всех подвигов — табличку на комендатуру повесил. Вот и всё.

Ушёл на войну из «ГОРГАЗА», слесарь 5-го разряда, аварийка — работа сложная и опасная.

Военную специальность получил как и многие в рядах Советской Армии. Санинструктор роты. Службу проходил в ВЧ ПП 52355 Отдельный Медико-санитарный батальон, провинция Кундуз, республика Афганистан 1983–1985 года.

На войну пошёл с первого дня, сразу после заявления Турчинова о том, что мы здесь все сепаратисты и нас необходимо уничтожить. Свою землю защищать каждый мужик обязан, если б моей земле не угрожали эти проститутки, никуда я не пошёл бы воевать. А так, кто ж ещё будет защищать нашу землю, могилы наших родителей? Если фашисты придут сюда, они будут глумиться на могилами наших предков, стараясь уничтожить нашу историю…. Мы этого допустить никак не можем…

Из-за того что координаты базы были рассекречены, база подверглась массированному авиаудару ВВС противника. И только благодаря милости Господа Бога, покровительству Святого, чьё имя гордо носит наш батальон, а также грамотным и слаженным действиям командиров, все подразделения Мозгового и нашего батальона были выведены без потерь (хотя после министр МВД Украины, лжец и извращенец Аваков заявил об уничтожении 1500 «террористов» в тренировочном лагере под Ясенями, 27.05).

После этого было принято решение о передислокации в родной Алчевск. Под гарнизон и комендатуру батальона было занято здание Алчевского СБУ, то самое, где когда-то и начинались первые шаги нашего боевого подразделения.

Отсюда и продолжается боевой путь батальона — уходят воины на боевые, возвращаются с боевых сюда, здесь же ведётся запись добровольцев.

В конце июля — начале августа батальон вошёл в состав механизированной бригады «ПРИЗРАК», с командиром которой, Алексеем Мозговым, тесно связаны первые боевые шаги нашего подразделения.

9 сентября 2014 года батальон имени Святого Благоверного князя Александра Невского, отдельной механизированной бригады «ПРИЗРАК», полным составом принял присягу на верность Новороссии.

В последнее время батальон активно поддерживает медикаментами медицинские и социальные учреждения города. Ведёт выдачу инсулина нуждающимся в нем гражданам. Оказывает адресную гуманитарную помощь ветеранам войны и труда. Помогает детям-инвалидам…

География боевого пути батальона очень обширна — там где горячо, там мы. Счастье, Металлист, Александровск, Красный Луч, Лисичанск, Антрацит, Изварино, Лутугино, Дебальцево. Дважды были в окружении в Александровске, вышли без потерь. Святой Александр Невский нас бережёт — ни одной потери, и в дальнейшем так и будет! Ведь наше дело правое, с нами Бог и народ Донбасса!

«Толстый»

http://www.pravda-tv.ru/wp-content/uploads/2014/11/LX7oeCoC7jQ1.jpg

30.11.14 Сообщение от ополченца с позывным «Добрый»

«Как делаются укропские новости.

«На подконтрольной боевикам территории Луганщины произошло дерзкое нападение на исправительную колонию. Террористы похитили оружие и патроны. Об этом сообщила руководитель ОСО ГУМВС Украины в Луганской области Татьяна Погукай на своей странице в Фейсбуке:

«27 ноября в органы внутренних дел из прокуратуры Луганской области поступило сообщение о том, что в 12.00 на территорию Комиссаровской исправительной колонии № 22 в пгт. Комиссаровка Перевальского района (территория находится под контролем ЛНР) на двух БТРах, с угрозой применения оружия, ворвались 60 вооруженных лиц, одетых в камуфляжную одежду и маски, задержали начальника колонии, после чего, повредив двери, проникли в комнату хранения оружия», — отметила она.

По словам Погукай, в руки боевиков попали: «АК» — 80 ед., «АКС» — 10 ед., «АКСУ» — 6 ед., «РПК» — 2 ед., «ПМ» — 33 ед., винтовка «ТОЗ-8» — 2 ед., газовый пистолет «Скиф» — 10 ед., учебное оружие — 5 ед., 96 штык-ножей, патроны калибра 5,45 мм — 5713 шт., патроны калибра 5,45 мм — 5715 шт., патроны калибра 5,45 мм (7 тз) — 1872 шт., патроны калибра 9 мм — 968 шт., патроны для газовых пистолетов — 120 шт., 38 осветительных ракет.

«После похищения оружия и боеприпасов боевики освободили начальника колонии и скрылись в неизвестном направлении. Как отмечается, на момент нападения в Комиссаровской ИК № 22 содержалось 175 осужденных. Жертв и пострадавших среди сотрудников и заключенных нет», — сообщает Погукай.

Сия новость вызвала изрядное веселье у бойцов комотряда. То, что укропы преувеличили личный состав нашей группы ровно в 5 раз — это уже привычно. За первый БТР они, видимо, приняли Ланос комбата «Сибири», а за второй — убитую Ниву, которая прошла 6000 вёрст от Иркутска до Алчевска. Про количество изъятого оружия — вообще ложь и провокация: я лично составлял акты и переписывал все серийные номера, 3 дня мотаясь между колонией и «неизвестным направлением».

В одном только укропы не соврали: пострадавших среди сотрудников и осуждённых действительно не было. Расстались мы очень тепло. И только грустный Аркадич печально вопрошает у встречных бойцов: «Куда вы дели мои два БТРа, ироды?!»

P.S. У кого-нибудь есть Фейсбук? Объясните, плиз, этой Тане Попугай, что врать — нехорошо. И что зеков в реальности было не 175, а 178″.

http://www.pravda-tv.ru/wp-content/uploads/2014/11/ehRJIQeTnac1.jpg30.11.14 Сообщение от жителей Дебальцево:

«Вчера (26 ноября) нацыки прострелили ноги пацану 18-летнему и его отца избили до полусмерти, они вышли собаку покормить в пол пятого, а те документы сказали предъявить, и давай издеваться над ними,теперь в больнице вдвоем. Бедная женщина, и сына и мужа изуродовали, они сегодня у всех паспорта проверяют, а я забыла блин свой… мамочки ужас, какие конченые отморозки.
Что тут еще скажешь?..»

30.11.14 Интервью с руководителем ГРУ ДНР генералом Петровским (начало)

Петровский Сергей Николаевич, он же «Хмурый», он же — «Плохой солдат» встретился с военкором Информационного корпуса и дал эксклюзивное интервью. Никогда прежде он не встречался с журналистами и не давал комментарии. Но для нас Сергей Николаевич открыл все карты той интриги, которую затеял против него Ходаковский. И как бонус, поведал о том, где он был до начала войны, какие операции провел и что значит для него Донбасс.
Меня встречали на КПП. Дежурный провёл меня в приёмную, и на встречу вышел САМ. Я представляла известного генерала немного другим. Сергей Николаевич галантно пригласил меня пройти в кабинет. Я огляделась: кабинет был просторным, но уютным. Настроиться на деловой разговор оказалось делом сложным: постоянные звонки по телефону, вопросы по каким-то административным делам и т. д… Кто-то вошёл, вышел, заглянул, позвонил. Но, в итоге, разговор состоялся. И рассказчик из Сергея Николаевича замечательный.

– Кто повлиял на Ваше решение пойти в военные и стать именно разведчиком? Может быть, какой-то великий полководец или легендарный разведчик?

Сергей Петровский: – На самом деле, я мечтал стать историком.

– Вам нравилась история?

С.П.: – История и языки. Пока я выбирал кем стать – историком или переводчиком, в нашем классе все 13 мальчиков решили пойти на “ха-ха” и поступать в военное училище; 7 из нас не прошли комиссию по состоянию здоровья, а из оставшихся 6-ти – я один поступил в военное училище. Я, который меньше всего этого хотел.
После училища я попал сразу же в Центр подготовки в Средней Азии и после 6 месяцев, в декабре 1984 г. был направлен в Афганистан на должность заместителя командира развед. роты. Буквально через год стал её командиром.

– Вы в Афганистане получали ранения?

С.П.: – Да, дважды ранен, контужен. Это в Афганистане. А всего у меня в итоге 8 ранений. По поводу моего героя – на самом деле, их очень много. В-первую очередь – это Илья Григорьевич Старинов, так называемый дедушка Советского спецназа. Это человек, который и развязал всю эту минную войну в годы Второй мировой, диверсионную деятельность. Который взорвал штаб немецкой дивизии в Харькове. О его подвигах могу долго рассказывать. Это легендарный человек, который изобрёл большинство управляемых мин и фугасов, используемых до сих пор. Это один из моих героев, но их много.

– Вы потомственный военный?

С.П.: – Нет, конечно, нет. Отец – инженер, мать – врач. Мой дедушка был снайпером, Героем Советского Союза, похоронен здесь, в Донецке. Здесь у меня похоронены и мать, и отец, и бабушка… Да, я родился и вырос здесь, в Донецкой области. Это моя родина.

Сергей Николаевич подошёл к карте и стал показывать места своей прошлой довоенной жизни: здесь у меня была дача. Вот здесь я часто бывал… Его палец застыл на карте и сорвался вниз – опять кто-то вошел и отвлёк генерала срочным вопросом. Сергей Николаевич присел, закурил и мы продолжили.

С.П.: – Я уроженец Донбасса, что бы сейчас там ни говорили, что тут сейчас в основном “варяги” и так далее. Год назад я похоронил маму здесь, в городе Донецке. И со стороны отца родители покоятся тоже в этой земле.

– Помимо службы в Афганистане, в каких ещё горячих точках Вам приходилось воевать?

С.П.: – Северная Осетия в начале 90-х, Первая Чеченская, Вторая Чеченская… В общем, эта война у меня уже 9-я. Я ушёл в запас в апреле этого года по достижению предельного возраста в звании Гвардии полковник. После увольнения собирался вернуться домой в Донецк, потому что он мне больше нравится, чем Ростов, в котором я проживал последнее время. Но никогда не думал, что моё возвращение произойдёт на танке…
Я созвонился с Игорем Ивановичем Стрелковым, который на тот момент находился уже в Славянске. В своё время я 2 года с ним совместно служил в Чечне, в Грозном. И прибыл к нему на должность заместителя Командующего армией ДНР.

– И с чего вы начинали в Славянске?

С.П.: – Первое мероприятие, которое я провёл, – это стравливание двух блокпостов украинских войск (95-я аэромобильная бригада). Я создал первую тройку из местных ополченцев. Первое, что необходимо для разведки – это желание служить в разведке, второе – это обучение. В 2 часа ночи мы по ложбинке проползли на линию между этими двумя блокпостами, одновременно открыли огонь в 2 стороны и уползли. А они между собой ещё 4 часа воевали. В итоге, у них несколько раненых, плюс на одном их блокпостов уничтожили собственный Хаммер.

– А вы всё это наблюдали?

С.П.: – Ну конечно! Как же я мог отказать себе в удовольствии? После этого я начал формировать первую роту спецназа, параллельно начал создавать агентурный аппарат. И, конечно, май месяц был очень тяжёлым в том плане, что нужно было создавать первую роту спецназа, обучать её, проводить, как командиру роты и группы, диверсионные мероприятия, одновременно принимать сообщения от агентуры, обобщать это всё и принимать соответствующие решения.
Разведотдел на тот момент находился в Краматорске, и хотя бы раз в 2 дня я должен был ездить в Славянск к Игорю Ивановичу, докладывать об обстановке и скоординировать наши действия. И в то же время я должен был съездить хотя бы раз в неделю в Донецк для взаимодействия с вновь созданным батальоном Кальмиусом. Командир Кальмиуса – Атаман Иванович (позывной) и Захарченко объявили о том, что они переходят под командование Игоря Ивановича Стрелкова. А ещё раз в неделю нужно было съездить в Горловку к Игорю Николаевичу Безлеру для взаимодействия. И я понял, что один всё это не вытяну. Через месяц я был истощён и физически, и морально.
Тогда я начал подбирать себе людей, которые собственно сейчас и возглавляют все управления ГРУ ДНР. Знаете, я пошёл по принципу комплектования Секретной службы Великобритании в 1940 году. У них в годы Второй мировой войны была сильнейшая в мире разведслужба.
Так вот, они в 1940-м году пошли по следующему принципу: они не стали набирать в эту службу офицеров, а её костяк составили именно интеллектуалы. Это профессоры, доценты, математики, историки, филологи, что, собственно, и позволило им создать мощнейшую службу, которая в итоге дала всем фору.
Я пошел по тому же пути: подбирал людей независимо от того, служили ли они вообще в армии. Если с контрразведкой мне было проще – туда я подобрал тех, кто проходил службу в Управлении борьбы с организованной преступностью. То в Управление агентурной разведки я подобрал тех людей, которые, собственно, были связаны с аналитическим мышлением: это преподаватели ВУЗов, это, как ни странно звучит, судьи с многолетним опытом работы. И люди, которые связаны с компьютерными технологиями.

– А эти люди за это время Вас не подводили?

С.П.: – Нет, никогда. Говорят, что 99% успеха – это умение подобрать кадры. И я до сих пор их подбираю.
Допустим, ополченец с позывным Зима – это российский доброволец, который прибыл сюда оказывать помощь народу ДНР в борьбе против Киевской хунты. Его взяли и поставили нести службу на блокпост с карабином, где я его и увидел.

– Чем он привлёк Ваше внимание?

С.П.: – Оказалось, что этот человек в прошлой жизни преподаватель МГИМО, знает 5 языков, блестящий аналитик. Я посчитал преступлением подобным образом использовать такой интеллектуальный запас, понимаете? Сейчас он такие аналитические выкладки делает – это просто немыслимо!
Нужно подбирать, нужно искать, нужно общаться с людьми…

– Вы начинали с трёх человек, и сколько сейчас людей служит в вашем Управлении?

С.П.: – В настоящий момент, если считать Спецназ, подразделение агентурной разведки, подразделение обеспечения – до тысячи человек.
Но из них львиную долю составляет Спецназ. Плюс у меня Эскадрилья беспилотников, которые я сам заказываю в Москве. Они (беспилотники) сейчас нам сильно помогают и для разведки, и для корректировки огня артиллерии.

– Ещё вопрос по кадрам: у вас женщины служат?

С.П.: – Да, всего 14 женщин. Санинструкторы и повара, ну и в канцелярии. Здесь нет никого по принципу любовниц и тому подобное, потому что я категорический противник, чтобы на рабочем месте этим кто-то занимался. Для меня это очень мерзко! Хочешь строить какие-то отношения – пожалуйста, но где-то там, за пределами организации, а так – нет. Я ещё допускаю, когда официальные жёны находятся в штате подразделения…
Хотя у меня нет никого, чьи бы жёны здесь служили. Невесты есть, но человек выйдет замуж и покинет это место работы.

– Сейчас в Ваши обязанности после Выборов нового руководства Республики вам добавили помимо разведки ещё и функции полиции?

С.П.: – Нет, нет. Просто если Глава государства посчитал, что эту задачу быстрее и эффективнее выполнят мои люди, то я выполняю его распоряжение. Я – офицер, я привык выполнять приказы и распоряжения, если они не несут какого-либо преступления.

Звонок прерывает интервью и продолжаем дальше.

30.11.14 Интервью с руководителем ГРУ ДНР генералом Петровским (продолжение)

С.П.: – Собственно, что произошло: пожаловались люди, которые находятся в Донецке. Предприниматели на рынке Континент принесли коллективные жалобы к А.В. Захарченко на то, что директор этого рынка, оказывается, работает от воров, от уголовников, вплоть до того, что берет непомерные налоги. Отключил всем свет на рынке, издевается и изгаляется над людьми. Мне была поставлена задача задержать его и его охрану, мои люди это выполнили. После того, как задача была выполнена, туда подъехали представители «Востока», так называемая «Осетинская группировка», которая почему-то решила, что имеет полное право куда-то вмешиваться, позвонили мне, сказали мне, что это наши люди. Очевидно, что они его крышуют, этого самого директора.

– То есть, они не просто проезжали мимо?

С.П.: – Нет, они блокировали мою группу, которая осуществляла задержание. Затем, позвонили мне и потребовали отпустить их людей, я сказал: «Я осуществляю приказ Главы государства, и приказ будет выполнен, а Вы что хотите?». В ответ: «Мы не уйдем отсюда, пока наших людей не выпустят». Я ответил: «Хорошо, ждите в гости спецназ». Мои приехали, и те товарищи начали стрелять под ноги моим людям.

– То есть, они первые открыли огонь?

С.П.: – Да, соответственно, как это обычно всегда бывает, мои их аккуратненько уронили, ни одного раненого там не было, как они говорят о двух раненых, ложь. Они были задержаны и переданы Военной полиции. После этого ко мне приехал заместитель Ходаковского (позывной «Сан-Саныч») и попросил, причем здесь сидело 4 человека свидетелей, гражданские лица, дословно: «Сергей Николаевич, наши люди были не правы, они не могли вмешиваться, пожалуйста, отпустите Заура и его людей. Оружие можете оставить себе, чтобы завтра, когда они к нам придут, мы их спросили: «а где ваше оружие, зачем вы туда лезли?». После этого я дал команду Начальнику Военной полиции, чтобы их передали Сан-Санычу.
Проходит 3 часа, опять ко мне приезжает Сан-Саныч и говорит: «Мы тут с Александром Сергеевичем Ходаковским подумали-подумали, так будет неправильно, оружие тоже надо отдать». Я говорю: «Вот вы мне ответьте, вы вместе с Александром Сергеевичем мужчины или проститутки в итоге? Ведь ты же меня 3 часа назад при свидетелях, о чем просил?». «Ну вот, мы решили, что это будет неправильно». «Нет, принципиально не отдам». На следующий день появляется интервью Заура о том, что они давно воюют, с мая месяца. О том, что они, якобы проезжали мимо, и так далее и тому подобное. Затем, появляется интервью товарища Ходаковского о том, что моя организация является незаконным вооруженным формированием, она сейчас не в штате Министерства обороны, а вот отдельная бригада «Восток» сейчас в штате. Вот здесь он несколько слукавил, «Восток» тоже не в штате.

– А как же Ходаковский?

С.П.: – Сам Ходаковский сейчас себе выторговал должность Секретаря Совета безопасности, перед этим он долго торговался, то подчинялся Игорю Ивановичу Стрелкову, то не подчинялся, то потом он подчинялся Захарченко, то не подчинялся. Затем он начал всем объявлять, что «Восток» это будет Антитеррористический центр (АТЦ), отдельная организация, не понимая элементарных вещей. Во-первых, АТЦ всегда существует в составе ФСБ, МГБ и так далее. Во-вторых, на каком основании ему из обычной пехоты, коей является батальон «Восток», кто-то будет создавать АТЦ?! В-третьих, товарищ Ходаковский спутал АТЦ с ССО (Силами Специальных операций), как это по аналогии существует в Российской Федерации.

– Может, он не спутал, а просто не знал?

С.П.: – Может, спутал, может, ему так и хотелось. (Телефонный звонок и продолжаем дальше).
Хотел бы я, чтобы эта отдельная структура состояла из «Востока»? То есть, все те лица, которые подчиняются непосредственно Главе государства, которые должны пройти соответствующую подготовку, а самое главное, в ком он не должен сомневаться. После это пошел разговор, что «Восток» все-таки будет бригадой в составе Министерства обороны, но будет!
Если Александр Сергеевич начал говорить юридическими терминами, то я отвечу также юридическими терминами. С одной стороны – Разведуправление Министерства обороны ДНР, которое юридически до сих пор находится в штате Министерства обороны, никто его оттуда не выводил, и я выполнял приказ Главы государства. С другой стороны – настоящая ОПГ, потому что бригада «Восток» до сих пор не находится в штате Министерства обороны. Я знаю первую славянскую бригаду, знаю вторую, созданную на основе «Оплота», третью, созданную в Горловке, а бригаду «Восток», чтобы находилась в корпусе Народной милиции, я пока не знаю.

– На каком основании они тогда ходят с оружием?

С.П.: – Александр Сергеевич сам же говорил: «А вот они у меня такие, осетины, они привыкли, что в мае и июне, когда не было тут еще полиции, они поддерживали тут порядок». На самом деле, они все это тут крышевали, но на этом еще остановимся дальше. А сейчас остановимся на Александре Сергеевиче, чем, собственно, он у нас тут отличился? Изначально, когда он уговаривал при первом штурме СБУ и ОГА штурмующих не штурмовать. Говорил: «Давайте разойдемся, Україна єдина» и так далее. Это могут подтвердить несколько человек, которые тут еще с тех времен находятся, которые принимали в этом участие. А далее в августе он дал интервью, где он говорил, что он за єдину Україну. Далее, он дал интервью, что нужно пропускать грузы в аэропорт, которые никто не контролирует, а там могут вести как продовольствие, так и боеприпасы. Это очень странные высказывания, если не сказать больше. Не понятно, на чью мельницу он льет воду такими выступлениями, и у меня такое ощущение, что с каждым его интервью на политические темы, он то ли в себе запутывается, то ли раскрывает свою истинную сущность.
Теперь возьмем Александра Сергеевича, как полководца. Им проведено всего лишь 2 операции – это 26 мая в аэропорту Донецка.

– Это когда был расстрелян КАМАЗ с ранеными?

С.П.: – КАМАЗ был уже на отходе, а было полное отсутствие организации, начиная, в лучшем случае, от бестолковости и заканчивая, в худшем, до подставы и предательства русских добровольцев. Страшные жертвы. Ужасно, что там было… Ну, не буду об этом, это и так везде есть.

– Матери погибших так и считают?!

С.П.: – Там во всем вина именно Ходаковского, больше некого винить. Он за это отвечал, он это организовывал и в итоге все это просрал.
И вторая величайшая операция, это 5 июня. «Попытка взятия КПП Мариновка», когда цель не была достигнута – это раз, потеряли людей – это два. И около 80 человек вышли на территорию России, тем самым подставив Россию, показали, что Россия помогает, а на тот момент ничего такого так явно не было показано. Вот те 2 великие операции, после которых Александр Сергеевич от военного командования практически устранился и стал в основном политической фигурой, одновременно являясь в то время Министром госбезопасности ДНР. И как-то его движения на посту Министра Госбезопасности себя никак не проявили, он даже за несколько месяцев не удосужился сформировать МГБ, то есть, он одновременно и командир «Востока», и Министр госбезопасности. Но аппарат не формируется, ничего не делается, абсолютно ничего!

– А как же Министерство?

С.П.: – Да какой там, даже здание под Министерство не было подготовлено. Абсолютно ничего не делалось, то есть, мы надуваем щеки, мы ходим, мы Министр госбезопасности, на самом деле, мы все министерство в одном лице.

– И без штата?

СП.: – Да, абсолютно, ни одного человека у него не было. И когда в конце июля, начале августа встал вопрос: «Вы все-таки создаете МГБ или отодвигаете это?». В ответ мы обиженно написал рапорт «об отставке», получив очередную строку в свою биографию: «несколько месяцев был Министром госбезопасности в Донецкой Народной Республике».

О самом батальоне «Восток»
У них 2 000 личного состава. Они пережили в июле, когда от них откололась и ушла часть лс, когда увидела, что люди приходят для того чтобы воевать, а не заниматься отжимом и крышеванием.
Допустим, где все это время героически воевал батальон «Восток»? Сразу говорю, я не противопоставляю ни Оплот, ни славянцев, ни Кальмиус, потому что сразу после выхода сюда, честь им и хвала, Оплот принимал участие во всех боевых операциях, это и Степановка, и Мариновка, и Дибровка, и Шахтерск, и Иловайск. Кальмиус тоже во всех этих операциях принимал участие. Захарченко при Кожевне даже был ранен. А к Востоку у меня интересное отношение в этом плане, такое ощущение, что Восток видит своей задачей только оборонять рынки на территории города Донецка.

– Возвращение 90-х?

С.П.: – Да, возвращение 90-х. И именно города Донецка. Потому что, когда нужно было куда-то выдвигаться, имея в подчинении 1 000 человек (в том же августе), им Игорь Иванович Стрелков ставил задачу, а они «не=не, мы не пойдем, мы не хотим идти туда воевать».

– Получается, что так можно было ответить Министру обороны?

С.П.: – Получается что так. Была единственная ситуация, когда я шел на Степановку, перед крушением Боинга, мне позвонил Ходаковский, почему-то не Игорь Ивановичу, а мне, и сказал: «Если вам нужно, можете взять у меня 3-4 танка». И я взял, потому что мне это было нужно.
Вторая ситуация, конечно, низко голову склоняю, это когда 20 человек из Востока обороняли Саур-Могилу. Это, действительно, Люди с большой буквы, которые даже несколько раз вызывали огонь артиллерии на себя, когда танки были на склонах. Но опять в августе было принято решение, что Саур-Могилу они оставляют, так как они устали, не те люди, которые там погибали, а командование «Востока» устало и приказало оставить Саур-Могилу.

– Самостоятельно?

С.П.: – Да, так решил товарищ Ходаковский. Теперь берем, где еще кроме Саур-Могилы, воевал Восток, по пунктам:
Карловка – оставили;
Пески – оставили;
Авдеевка – оставили.
Вот эта жопа, извините, в настоящий момент мы будем говорить своими словами, – это последствия героической деятельности Востока.

– А Ясиноватая?

С.П.: – Ясиноватую они не оставили, потому что с ними был мой отряд спецназа.

– То есть Ваш отряд не дал оставить?

С.П.: – Нет, не так. Я разделил командование Востока и самих людей, которые там находятся. Вот почему очень большое количество ушло к Бесу в Горловку, потому что люди пришли сюда воевать, а их заставляли заниматься крышеванием. Поэтому они и ушли.

– То есть, это правда, когда ребята добровольцы, возвращаясь в Россию, говорили: «мы ехали туда воевать, а там другое».

С.П.: – Поэтому я и говорю, что когда подняли вопрос об осетинах, пытались туда внести националистическую ноту – это неправда, я ко всем нациям отношусь одинаково, я сужу о человеке по его действиям, а не по его национальности. Зато мне интересно, чтобы сказали земляки товарища Заура, если бы узнали, что он на фронт практически не выезжал, что он занимается крышеванием публичных домов.

– Здесь, в Донецке?

С.П.: – Да, здесь, в Донецке. Подпольные публичные дома, как и везде. Так же, когда открылось заведение «Дом синоптиков», товарищ Заур приехал и сказал: «Я теперь ваша крыша». Вот так себя здесь ведет их земляк, и этому есть все подтверждения. Можно сейчас набрать номер и вызвать любую девочку, и она подтвердит, что ее заведение крышует товарищ Заур.

– И его никто не может остановить?

С.П.: – А кто-то пытается? И субботники, знаете, как в 90-х было для своих, этот товарищ Заур устраивает. И как-то до меня не доходили его подвиги с фронта, а вот эти доходили.
А еще у нас есть станция Ясиноватая, там держит оборону «Восток» и с каждого вагона, который проходит через станцию, они собирают по 50 долларов, хотя люди уже всё официально оплатили, а они не пропускают, пока не будет по 50 долларов. Этим занимается непосредственно командование. Самая верхушка «Востока». И тут тоже надо вводить порядок. Если у моего управления в ближайшее время будут новые полномочия, то я с этим тоже наведу порядок, кто не успеет убежать, извините. И я уверен, что если сейчас попытаются эту бригаду передвинуть к фронту, то они откажутся, уже были подобные ситуации.

– Я не понимаю, как военный человек может отказаться от выполнения приказа?

С.П.: – Одни исходят из приказов, а другие из своих желаний. Вот они исходят из своих желаний: «может, пойдем, а может, не пойдем». И я повторяю, что за пределами города Донецк, кроме тех 20 человек, молодцы, герои. Я преклоняюсь перед ними, остальных я не припомню.

– Тогда что они делают?

С.П.: – Крышуют.

– Зачем тогда Министерству такое подразделение?

С.П.: – Тут уже начинаются политические игры. Они же в мае были организованы, жили тут шикарно, раздербанили автосалоны, а тут, хлоп, и какой-то Стрелков появляется. И как-то не дают, запрещают, еще и говорят: идите на Степановку, Дмитровку. А зачем им это? Они не понимают, зачем им все это нужно, им и тут в Донецке хорошо, зачем им нужно куда-то ехать, чем-то рисковать?
Мне не хотелось, чтобы такое происходило в городе, но если кто-то думает, что хотя бы один мой человек разоружится, что хотя бы одного моего человека можно положить мордой вниз, как того Заура, и разоружить – они глубоко ошибаются. Этого не будет никогда!
Я смею надеяться, что для армейских подразделений представляю больший авторитет, чем Ходаковский, Заур, Сан Саныч… И если кто-то попытается развязать какую-то войну на территории города Донецка, ну, что ж, если успеют добежать до Российской границы… Хотя у меня такое ощущение, что после их высказывания о единой Украине и доставке гуманитарного груза противнику в аэропорт, они побегут в обратную сторону, в сторону Киева. Милости просим!
Я не ищу войны со своими, я выполняю свою работу! И смею надеяться – выполняю её качественно и честно. И я никому не позволю втаптывать моих людей в грязь! Мои люди, несмотря на то, что не обеспечиваются уже 2 месяца ни продовольствием,ни топливом, каждую ночь мои люди воюют. Каждый день дают минимум 30 целей для артиллерии Министерства обороны. Я уже 2-й месяц кормлю людей за свой счёт, в прямом смысле слова. Агентура работает каждый день, Спецназ работает. Могу зачитать сводки за последние дни.

Сергей Николаевич, нервно курит и быстро подходит к огромному столу с картами и документами, берёт одну из сводок и зачитывает: «Вот, 26 ноября, Новобахмутовка. Уничтожено 3 бензовоза, 43 вкопанных цистерн, ГСМ около 150-ти тонн, 960 реактивных снарядов, 24 пакета для Градов».

С.П.: – У меня люди работают, не получая зарплаты два месяца. И я за свои деньги закупаю продовольствие.

– Около тысячи человек кормите и одеваете за свой счёт?!

С.П.: – Да, пока тяну… (горько усмехается). Это порядка 250-300 тысяч долларов в месяц. Ничего, нормально. У меня люди одеты в единую форму, Спецназ весь одет в зимнюю форму, вплоть до термобелья. У нас есть беспилотники.

– Что и беспилотники тоже за Ваш счёт приобретались?!

С.П.: – Да, за свой счёт. Первые беспилотники у меня появились в конце июля.

– Какой стержень Вас держит, что Вы не оставляете свою службу и продолжаете нести свой долг вопреки всему?

С.П.: – Первое, я здесь родился и вырос, у меня здесь могилы родителей и предков. И мне не безразлично, что происходит на моей земле. Второе, я мог бы, конечно, плюнуть и уйти. Хотя едва ли есть такие недалёкие люди, которые считают, что государство может обойтись без разведки…

– Назовите мне хоть одно государство, где нет разведки?

С.П.: – Нет, конечно, ни одного такого, но у нас есть люди, которые считают, что единственная республика – может без разведки обойтись.
И я несу ответственность за людей, которые мне доверились. Я им что, должен сказать: так, расходитесь и идите там в какие-то пехотные подразделения? Как?! Я не могу так. А как быть с той работой, которую я налаживал, как быть с сетью агентуры? Либо кто-то хочет это получить в свои руки? Я семь месяцев формировал агентурный аппарат, а теперь передам вам? Это же мерзко! Я просто хочу заниматься работой, которую люблю и которую умею делать хорошо.

Дети Донбасса о войне в родном доме!

Сколько еще детских судеб покалечит война? Кто восстановит израненную психику подрастающего поколения? Вряд ли кто сможет дать ответ.
Маленькие жители Донбасса уже привыкли к обстрелам, жизни в подвалах и снам, где их родители не возвращаются домой..
И, не доведи Господь, они вырастут и начнут мстить за свое искалеченное детство и разрушенные семьи…

30.11.14 Сообщение от ополченца Александра Жучковского

«Здравствуйте, друзья. На время выпал из информационного пространства, но пребываю в добром здравии и продолжаю исполнять свои служебные обязанности.

Обстановка на фронтах за ноябрь существенно не изменилась, новых горячих точек практически не появилось, относительная стабилизация (хотя это очень тяжелая, мрачная стабильность) ситуации пока позволяет сконцентрироваться на гуманитарно-организационных вопросах.

Несмотря на то, что холодно и «все устали», ополченцы (да и мирные граждане) очень недовольны подвешенностью ситуации и хотят действовать. Никому ничего не объясняется — что дальше, как дальше, куда дальше. Скажу откровенно: люди могут (и согласны) жить хуже, но хотят, чтобы эта жизнь была осмысленней. Они хотят и имею право знать, ради чего они терпят лишения. Хотя бы потому, что временные лишения при понятности перспектив будут ощущаться именно как временные, а очерченные командирами понятные цели (условно, «к Рождеству берем Славянск, ко Крещению — Одессу, к Пасхе — Киев») решат многие внутренние проблемы ополчения, в том числе с междоусобицами и правопорядком.

Игорь Стрелков не зря бьет в набат — Донбасс переживает настоящую гуманитарную катастрофу. Поэтому, как член РПЦ (и человек, ранее тесно связанный с церковными кругами в Петербурге), поддерживаю обращение Стрелкова (http://youtube.com/watch?v=NAF6M7LW-Jg) к духовенству нашей Церкви и призываю всех знакомых священников к этому обращению прислушаться.

Посмотрел социальные сети, сильное отторжение вызывают непрекращающиеся информационные мероприятия против Стрелкова и его людей (в частности принялись «разоблачать» и меня). Вызывают брюзгливость выступления Бородая (очень нечистоплотно он выглядит сейчас), зачем-то включился в эту игру господин Чаленко и другие люди (надеюсь, что «не ведают что творят»).

Стараюсь сейчас держаться от всех этих бурлений подальше и работаю вместе с Олегом Мельниковым по общей и адресной помощи ополченцам. Делаем эту работу благодаря тому, что русское общество не разуверилось в идее Новороссии и продолжает поддерживать ополчение.

За вторую половину ноября мы направили в Новороссию около 50-ти добровольцев (конечно, их больше, говорю о прошедших через меня), кроме того подготовлена и экипирована очередная группа в нашем петербургском центре подготовки (http://vk.com/imper_legion). В Питере и Москве люди продолжают каждый день приносить теплые вещи и снаряжение, также присылают посылки в Ростов (на днях партия этой помощи будет переправлена на Донбасс).

Финансовая поддержка уменьшилась, но люди стабильно продолжают оказывать помощь переводами — на наши счета за сутки приходит в среднем от 70 до 100 тыс. рублей. Мы уже закупили очередную партию зимней формы и обуви для ополчения — правда, некоторое количество пришлось взять в долг, потому что цены все больше дорожают, да и одеть ополченцев нужно скорее. Груз будет доставлен ближайшие 2 дня, отчет опубликуем.

Зимовать, очевидно, буду на Донбассе «безвылазно», так что в Петербурге или Москве появлюсь не скоро (пока не будет твердой уверенности в том, что меня не хотят «эвакуировать»). По всем вопросам, связанным с переправкой добровольцев и помощью ополчению, пишите на почту juchkovsky@gmail.com.

30.11.14. Сообщение от побывавшего в плену ополченца Алексея.

«Когда в плен попал, положили лицом на землю, я только услышал: «Берем вот этого большого, маленького и старого, остальных в расход». А группа наша была в составе девяти человек. Нас поместили в БТР и увезли меня в неизвестный населенный пункт, потом я из разговоров понял: какой-то 11-й разведбат.

Там нас кувалдой били по пальцам ног, молотком по коленям били, соответственно по ногам, черенками от лопат били… ночью привязали к какой-то ограде, раздели до трусов и всю ночь обливали холодной водой. С утра продолжили избиения, ближе к обеду нас увезли в какой-то штаб, где избиения продолжились. Потом в СБУ города Изюма уже относились чуть-чуть попроще. Кормили когда один раз в день, когда два, когда просто забывали. А потом уже обменяли.»

30.11.14 Рассказ о звонке с Украины:

«Честно говоря, к ситуации на Украине я всегда относился несколько пофигистически, больше всего интересуясь участием в тамошних событиях моих любимых сербов. На рассказы в прессе о полной деградации населения Украины обычно заводился, но потом по здравом размышлении решал, что все это лишь пропаганда.

Вот собственно история — на днях матери позвонила родная сестра — русская вышла замуж за полуукраинца-полуполяка давным-давно, еще при Союзе, и там и живущая. Мы с ними, честно говоря, особо не общаемся… общение было по принципу или у меня по медицине что-то спросить, или друг друга с днем рождения поздравить.

Так вот, любимая тетя Таня позвонила без каких-то дат и поводов, долго убеждала моих родителей (оба военные) в том, что российская армия дивизиями и бригадами воюет с Украиной, а потом затянула «Ще невмерла Украина». Общий вопрос «А что это вообще было и зачем звонила?» остался без ответа. Так что сидим, думаем, то ли там в воду что-то добавляют, то ли за такие звонки в Россию пару гривен платят…»

29.11.14. Комментарий о соотношении сил от военного обозревателя Бориса Рожина.

«У хунты после недавно признанных Шуфричем 14 тыс. убитых с апреля по ноябрь, сейчас под ружьем в первой и второй линиях около 60-65 тыс. человек, который противостоит группировка в 33-35 тыс. человек (не считая потенциальных возможностей «военторга»). Так как прежнего подавляющего превосходства в людях нет, то отсюда и следует зондаж общественного мнения на предмет проведения 4-й волны мобилизации, которая в теории может позволить довести численность группировки до желаемых 90-110 тыс. человек, чего хунта пыталась добиться еще в июле.

Но судя по тому, что и в самой хунте довольно скептически рассматривают ее перспективы, даже если ее объявят, она провалиться как и 3 предыдущие волны, которые позволили лишь нарастить группировку с 35 до 60 тыс., а а так же компенсировать огромные потери. А ведь речь идет о стране, в которой на оставшихся территориях проживает порядка 35 млн. человек и которая не может выставить на Донбассе даже стотысячную армию.

У ВСН сейчас численность личного состава стабилизировался — кол-во «диких» ополченцев уменьшилось (вместе с этим несколько снизился и уровень криминала), большая часть бывших отрядов ополчения переформированы в полки и бригады. Мобилизацию так же объявлять не планируют. Вопросы увеличения армии упираются в недостаток оружия, формы, боеприпасов. Людей найти можно, но вот ресурсы под них — куда как сложнее. С формой ситуация сейчас удовлетворительная, хотя пробелов по прежнему много.»

30.11.14 Интервью с ополченцем с позывным «Марсель»: Служить бы рад, прислуживать не буду

Марсель из подразделения Б-2 – один из самых ярких героев за все время нашей экспедиции. Казак, воюющий вместе со своей дочкой-снайпером, в прошлом делал мебель, а теперь выслеживает украинские танки. Описать его сложно – Марселя стоит увидеть и послушать.

- Марсель, расскажите о себе немного, пожалуйста.

- А что о себе рассказать – родился, крестился, жил мирной жизнью. Теперь пришлось повоевать немножко. Я из Сибири, с Красноярского края, город Канск-Енисейский. Я там родился, жил там до 14 лет, потом сюда переехал до бабушки, в Украину, и жил здесь, отсюда призвался в армию, сюда же пришел опять, здесь выросли мои дети.

- Чем вы занимались в мирной жизни?

- Я дарил людям радости, мебель делал под заказ, ту мебель, которую хотели, ту я и делал. Люди были довольны и радовались жизни. Были и на этот год заказы, но, извините, на этот год все заказы аннулировались, потому что началась вот эта война, не знаю, кому она сильно нужна была.

- Не скучаете по мирной жизни, по любимому делу?

- Как сказать, все скучают, потому что всем надоели взрывы и все такое. Но мы будем идти до последнего. Я не хочу, чтобы из моего цветущего города Донецка сделали какую-то помойную яму, хочу, чтобы наши дети жили и не слышали выстрелов.

- Мы прямо сейчас слышим выстрелы, когда, наконец, прекратятся обстрелы Донецка?

- А это у них спросите. У нас же перемирие. Мы не бомбим, это они бомбят и очень сильно — из крупнокалиберных, гаубиц. Вот они, выстрелы пошли.

- Как далеко вы готовы идти на Запад?

- Пока не признают нашу республику. И пока они не поймут, что мы все братья и делить нам нечего, если они считают, что они паны, а мы должны у них прислуживать, они глубоко ошибаются. Как говорил один товарищ: служить готов, прислуживать не буду. Вот у меня такой девиз. И к этому девизу прислушивается моя дочка, которая со мной же воюет.

- Как так получилось, как ваша дочь оказалась в ополчении?

- Я свою дочь увидел здесь, в Иловайске, в боевых условиях, и только тогда узнал, что она воюет. Она говорила, что работает поваром, кормит ребят, и я же думал, что она их кормит, а как выяснилось, она снайпер и очень неплохой.

- И как Вы отреагировали — неужели не переживаете?

- А что я могу сказать? Она же взрослый человек, ей 24 года, сама решает. И нельзя не переживать за своего ребенка — каждый мужчина, каждая женщина переживает, если у них есть дети, переживает за них . Если не переживает мужчина за своих детей, то это не мужчина. Дети — это святое, как бы там не было с женой — там поругался, развелся, а дети остаются детьми, какого бы они не были возраста — 24 года, 30 лет, 50 лет. Мне вот 50, а у меня мама тоже переживает, говорит: «Сыночек, ну как ты там?», хотя знает, что у меня самого уже взрослые дети.

- Как вы относитесь к тому, что воюют женщины? Мне кажется, это неправильно.

- Нормально. Это вполне нормально. Почему с их стороны воюют наемники? Там есть женщины, и очень красивые, есть и блондинки, и рыженькие есть, они тоже воюют, почему наши женщины не могут тоже воевать.

- За что вам награду – Георгиевский крест дали?

- Георгий — это за деревню Грабово, нас было 86 человек, а их полторы тыщи, а мы трое суток продержались.

- Что для вас означает Новороссия?

- Жизнь. Занятие любимым делом.

http://www.pravda-tv.ru/wp-content/uploads/2014/11/0JtyWJWGrGg1.jpg

29.11.14. Сообщение от ополчения.

«Около 12-20 из района н.п.Бугас ВСУ нанесли удар в район н.п. Докучаевск. Около 13-20 из района н.п.Волноваха ВСУ нанесли удар из РСЗО град в сторону Докучаевска.»

Фото от очевидца.

«Каждый день со стороны г. Волновахи. или пгт Новотроицкое и с. Николаевка прилетают подарки в виде снарядов. из миномётов, градов, и пушек. Ну вот вчера они добрались до детского садика, а сегодня отроботали по мирным жителям.»

29.11.14 Фоторепортаж от немецкого журналиста Марка Барталмая

«Что «осталось» в Макеевке (пригороде Донецка) на месте последних артобстрелов и атак Града в последние дни. Почти ничего…»

29.11.14 Видео от ГБР «Бэтмен». Фронтовые дневники. Князь высота

Бои на Станично-Луганском направлении.

Источник

Оценка информации
Голосование
загрузка...
Поделиться:

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Информация о сайте

Ящик Пандоры — информационный сайт, на котором освещаются вопросы: науки, истории, религии, образования, культуры и политики.

Легенда гласит, что на сайте когда-то публиковались «тайные знания» – информация, которая долгое время была сокрыта, оставаясь лишь достоянием посвящённых. Ознакомившись с этой информацией, вы могли бы соприкоснуться с источником глубокой истины и взглянуть на мир другими глазами.
Однако в настоящее время, общеизвестно, что это только миф. Тем не менее ходят слухи, что «тайные знания» в той или иной форме публикуются на сайте, в потоке обычных новостей.
Вам предстоит открыть Ящик Пандоры и самостоятельно проверить, насколько легенда соответствует действительности.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет. Прежде чем приступать к просмотру сайта, ознакомьтесь с разделами:

Со всеми вопросами и предложениями обращайтесь по почте info@pandoraopen.ru