Главная » Аналитика, Мировоззрение, Экономика

В.Л. Авагян – Формула улья

08:23. 10 января 2017 Просмотров - 1,112 Нет комментариев Опубликовал:

Молодым, тем, кто сформировался уже в пост-советскую эпоху, не так очевидно то, что очевидно моему поколению: а именно, то, что работа не является зарплатой, и наоборот, зарплата не является работой.

Это разные вещи. Может быть, юнцам и девицам, насмотревшимся рекламы «я этого достойна!» кажется, что работа и зарплата – одно и то же. Но поверьте старику: это не так! Вот пенсия и выплата пенсии – одно и то же.

Если пенсию не выплачивать, то её и нет. А если выплачивать – то получение суммы пенсии означает пенсию. Тут всё просто, как и с паразитарной рентой (стрижкой купонов)…

Но зарплата – это вознаграждение за дело, которое не является само по себе вознаграждением. И даже наоборот!

Зарплата – это такой утешительный приз для человека, который делал не то, что хотел делать, а то, что пришлось вопреки желанию и настроению…

Зарплата с точки зрения экономической теории оказывается компенсацией за несвободу человека. Как говорила польская шляхта – «служба тратит волю». Причем, очень важно отметить, компенсация НЕПОЛНАЯ. Если бы она была полной – тогда работа была бы бессмысленной:

х – х = 0 [1].

Эта неполнота была в прошлом веке провозглашена «угнетением», с ней попытались разделаться силовым – или реформаторским – путями, но ничего не получилось.

Наверное, и не может получиться, по причинам, обозначенным моим коллегой и другом А.Леонидовым(Филипповым) в его новой монографии «Политэкономия без ретуши»: сокровищница храма цивилизации должна пополняться, а кроме людей пополнять её некому. И потому это приходится делать ЗА СЧЕТ людей. А иначе вообще ничего не будет…

Я хотел бы критически подметить, что когда гуманитарий Леонидов пишет о «религиозности» – он пишет не совсем о религиозности. То есть речь идёт не о мистических непознаваемых глубинах духа, его стремления к вечности и бесконечности, а о закономерностях вещественных, материальных, вполне выразимых математическими символами в виде формулы (религиозность, как вы понимаете, математическими символами не изобразишь!)

Для удобства запоминания я предлагаю называть это новое уравнение Авагяна как «ФОРМУЛА УЛЬЯ».

Речь идёт о законе существования РОЯ, который является дискретным организмом, одновременно разделённом на индивидов, и в то же время неделимом по сути. Каждая пчела – не самостоятельное существо, а ОРГАН Роя, что-то вроде нашего пальца или ресницы.

Это очень сложная штука, её и сейчас-то не все поймут, а тем более трудно было понять её на заре цивилизации, когда ставились первые пирамиды и зиккураты. Именно поэтому ФОРМУЛА УЛЬЯ облеклась в религиозно-жреческие формы, чтобы непонятливые просто подчинялись авторитету жреца: мол, так надо и всё, и «не приставай к царю!».

О чём же речь идёт по сути, если мы рискнём для интеллектуалов сорвать священные покрывала с Мардуков и Озирисов?

О том, что развитие может происходить там, где Общность эксплуатирует Человека. И оно не может происходить там, где Человек эксплуатирует Общность.

При этом общность не является ни правящим слоем, ни монархом, вообще никем из людей. Это абстракция, некое умозрительное построение, отрицаемая блестяще описанным у Леонидова Оккамом "УНИВЕРСАЛИЯ".

Это то, что А.Ситников называет «Опорой на Будущее» – т.е. служение наличного несуществующему в реальности, существующему только в потенциале, да и то не со 100% гарантией.

Я решил построить дом – но дома-то пока нигде нет, кроме как у меня в голове… Хуже того, если я неверно рассчитал – дома никогда не будет: постройка, возведённая неумело, обвалится! И получится, что я тратил реальные силы, реальные деньги, реальное время реальной биологической жизни на то, что в итоге предстало грудой строительного мусора, свалкой надежд!

Очень странно, что абстракция, не воплощённая ни в одном человеке – руководит действиями людей. И потому жрецы облекли её в «потребности Богов» – хотя мы-то, просвещённые люди, знаем, что Бог ни в чём не нуждается и никаких его потребностей человек удовлетворить не может (может только порадовать Его добрым поведением, но это другой разговор).

Но при всей странности власти несуществующего над существующими людьми – без этого экономического компонента нет никакого выхода из каменного века.

Если человек относится к Общности как потребитель – то он её ест, он её в итоге доест, и она в процессе может только уменьшаться, таять – но никак не возвышаться и не расти.

Так при приходим к «формуле улья»:

N(Z) => (∞) = (P > Z+R)N

В этой формуле Z выступает условным обозначением личного вознаграждения, и оно обнаруживает движение к бесконечному росту при условии, что P (вложения в общий проект) больше, чем зарплата и рента вместе взятые.

Вся эта конструкция умножается в 2, 4, 8, N раз, что, в общем-то и демонстрирует нам человеческая история: рост благосостояния при росте народонаселения. Раньше людей было очень мало, и жили они очень бедно. Потом их становилось всё больше и больше, но (как бы парадокс) – жить они научились всё лучше и лучше… Пока не затопило Землю чёрным половодьем либеральной идеологии…

Дело в том, что у «формулы улья» есть и обратное символьное выражение:

N(Z) => 0 = (P < Z+R)N

То есть и личное вознаграждение стремится к нолю, падает до предельных минимумов, если общий проект не расширяется, а проедается, растаскивается.

Улей или Рой я выбрал как условно-абстрактную иллюстрацию формулы. Пчела наполняет соты мёдом, но она же и питается мёдом. То есть она его изготавливает и она же его ест. Здесь производитель и потребитель (как и в любой нормальной экономике) – одно лицо. Допустим (вот чисто условно, мои пчёлы «математические»), что пчела приносит две капли мёда, и получает за это одну.

Если пчела принесёт 4 капли мёда, то получит две капли личного вознаграждения. Поэтому пчела заинтересована (материально простимулирована) приносить побольше мёда в соты. Запасы мёда копятся быстрее, чем пчёлы их проедают.

Чем больше пчела зарабатывает лично – тем больше мёда в улье. Дальше они там начинают роится, выделять новые рои и расселять их по всей Земле, но это дело биологов, мы туда не лезем.

Наши пчёлы никакие не пчёлы, а лишь схематическая абстракция. Личное вознаграждение пчелы (её уровень жизни) может стремиться к бесконечности, потому что и запасы улья тоже стремятся к бесконечности. Если в наличии 100 капель мёда, можно выделить на личное потребление 50, а если их станет 200, то уже 100, и так далее.

Вот в этом и заключается смысл «формулы улья», в котором цивилизация предстаёт таким же, как Рой, ДИСКРЕТНЫМ ОРГАНИЗМОМ. А люди в этом рое – элементы организма, не самодостаточные величины. Самодостаточная величина – это Робинзон на острове: и ему никто не помогает, и он ни с кем не делится.

Каков же практический вывод из «формулы улья», имеющий непосредственное отношение к удержанию или обрушению цивилизации? Он достаточно очевиден:

Стимулы, которыми общество поощряет своих членов, должны быть отделены от Цели, которую преследует данное общество.

Горе тем людям, для которых «стимулирование» и поощрение самих себя станет самоцелью, т.е. цель сольётся со средствами. Такое общество не только прекратит своё развитие, но и начнёт стремительно разлагаться, погружаться в пучину бытового, полового, мыслительного дегенератизма (что мы и наблюдаем в пост-советской эпохе).

Ведь совершенно очевидно, что если пчела будет брать больше мёда, чем принесла – она в итоге разорит и опустошит свой улей. А жить вне улья она не сможет – она не самодостаточная величина (как и современный горожанин вряд ли сможет стать эффективным охотником на мамонтов).

Тем не менее, религиозный секуляризм, затем атеизация, материализм, дарвинизм (уровнявший человека со зверем) и т.п. наметили тенденцию «избавления от предрассудков служения», жертвой которой грозит стать вся цивилизация со всей её цветущей сложностью.

Возник, как комплексный свод всех этих разрушительных идей, ЛИБЕРАЛИЗМ, который учит, что все служащие высоким идеям – дураки, что все, сдерживающие свои животные позывы – жертвы «психологических комплексов», а умны по-настоящему только воры и тунеядцы.

И что нужно весь, имеющийся в «улье» «мёд» просто «взять и поделить» (по учению Шарикова и Гайдара-Чубайса), растащить по личным крысиным норам. И при этом желательно загрызть нескольких соседей, чтобы забрать у них их долю. Вот тогда про тебя либералы скажут – «молодец, умеет жить!».

Об этом, в общем-то, книга Леонидова, несколько романтизировавшего понятие «религиозность», но в целом верно звонящим в нужные колокола: предлагаемая модель «Ума» – целиком и полностью звериная. Она, по меткому выражению рокерской современной песни «рыбья».

"Рыба не думает, потому что она и так всё знает"

Можно и вариатировать: рыбе, как и современному либерализированному подростку, ничего не интересно, потому что «она и так всё знает». Ведь ещё в античности сказано: чем меньше мы знаем, тем больше нам кажется, что мы знаем всё!

Недавно пересмотрел гадкий (иначе не скажу) фильм, якобы «комедию» «ДМБ». В определённом смысле он являет собой концентрат доходящего до дрожи омерзения авторов перед идеей служения Обществу, в котором над лозунгами типа «Отступать некуда, позади Москва» или «Русский солдат непобедим!» не просто глумятся, а глумятся с острой ненавистью.

Попавшие в «мясорубку служения обществу» люди терпят какие-то гомерические мучения, напоминающие приключения персонажей фильмов ужаса. А «истинные» ценности человека показаны авторами «ДМБ» исключительно зоологическими, как удовлетворение самых низменных и самых животных потребностей.

Всё, что выше зоологического дна личности – объявляется сумасшествием, и демонстрируется как омерзительное сумасшествие…

Это фильм не о чудовищных проблемах в российской армии (в которой дела и в самом деле более чем горьки) – а о ненависти духовно-одичавшего человека к цивилизованному обществу, ко всему, кроме жратвы, наркоты и половых органов.

Наверное, если бы цирковой зверь умел снять фильм о цирке и дрессировщиках – он именно так бы и отразил всё цирковое бытие, как бессмысленное и беспощадное…

***

Но это всё лирика. Что же мы имеем в «сухом остатке»?

Факт 1. Человек не может без материальных благ. Он без них помрёт. Их нужно ему предоставить.
Факт 2. Может показаться, что эти материальные блага – единственное, что человеку нужно: он ведь всю жизнь за ними бегает, и только их дефицит постоянно испытывает, а всё прочее – дано в изобилии.

На основании этих двух фактов может сложится настроение, что всё, находящееся между человеком и вознаграждением за труд – досадная и вредная помеха.

Отсюда сама работа (любая, если целенаправленная и системно поставленная) начинает казаться отравленному ядом либерализма уму – досадной и вредной помехой жизни. Он хотел бы, чтобы работа заключалась в выплате зарплаты, так же как пенсия заключается в выплате пенсии, а рента – в выплате ренты.

Растленная такими настроениями масса выдвигает и поддерживает руководителей «под себя». Она голосует за кандидатуры «под себя». Она ведёт всё дело к тому, что всякий мега-проект – безумие, что нужно не строить, а делить наличное, и нужно как можно скорее устроить вакханалию на дионисийских началах, слить будни с праздниками до полного растворения будня в карнавале.

После того, как эта первичная, «весёлая увертюра» либерализма сыграна – закономерно, по «формуле улья» приходит время резни и взаимоистребления.

У людей вообще есть только два состояния: или они служат общему делу (Царствия Божия ищут, коммунизм строят), или они убивают друг друга. Причем не в рамках политических репрессий, а исключительно ради корысти: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»…

Переходное состояние между этими двумя – как раз либерализм. То есть и святыни вроде как не совсем выброшены на помойку, и резня, вроде как сперва не самыми очевидными инструментами…

Однако движение от проходимца-афериста Л.Кравчука до кровожадного маньяка П.Порошенко (со всем скопищем Фредди Крюгеров вокруг него) – это удел ОТНЮДЬ НЕ ТОЛЬКО несчастной УКРАИНЫ.

Это общий вектор "либерализации отношений" – ведущий к озверению и оскотиниванию как власти, так и общества в "диалектическом единстве" взаимности…

Дело ведь не только в том, что воры берут у общества больше, чем дали, и тем его истощают. Если человек, ни в коем случае не вор и икона «честного либерализма» будет брать ровно столько, сколько отдал, 1:1, то и это тоже истощает общество, толкает его к пропасти.

Истощаемый резервуар благ заставляет вести всё более и более жестокую борьбу по его берегам.

Сперва снимаются моральные представления о недопустимости человекоубийства, а потом рассыпаются уже и простые технические возможности НЕ УБИВАТЬ.

Ведь если ты поселил миллионы людей на клочке земли, в мегаполисе, то ты же не можешь прокормить их огородами натурального хозяйства образца XVI века (к вопросу о раздаче голой земли на Дальнем Востоке российским правительством – устарела мерка-то!)

Если не поддерживать системы модерна, если разобрать их в рамках приватизаций (не только чубайсовских, но даже и кристально честных, типа чешской[2]) и сдать детали в лом цветных и чёрных металлов, лично обогатившись, а про общность не думая – тут-то всеобщий кердык и настанет!

***

Современная российская власть достаточно смела и энергична, она вытащила нас из могилы. Но в то же время она не имеет ясного концептуального основания. Она действует стихийно, что она строит и что проектирует – никто не знает, включая и её саму.

Но если нет Проекта, то нет и врагов – потому что враги вредят проекту, а если его нет – то чему вредить? Российская власть доселе не может для себя решить – встать ли ей за цивилизацию против дегенератизма, или же укреплять сложившуюся в 90-е годы синекуру вконец разложившегося ворья? Власть не может сделать выбора между жизнью и смертью, колеблется, проявляет непостоянство.

Но выбор делать всё равно придётся. Даже американская правящая масонерия в итоге признала (в лице Трампа), что двигаться курсом либерального дегенератизма (когда все люди ищут возможность не подвиг совершить, а обворовать общество) – дальше уже некуда.

Системе, УЖЕ доигравшейся до «халифатов» и «интегральных национализмов» – вскоре придётся подыскивать пещеры для житья…


[1] Теоретически такое может быть в обществе устойчивого развития, в котором нет места прибыли, а идёт исключительно кругооборот обмена. Он полного цикла, без потерь. Но в обществе хозрасчетном такого быть не может: предприятию, даже и казённому, а уж тем более частному – нужна прибыль!

[2] С именным счетом на каждого гражданина без права скупки.

В.Л. Авагян


***

Источник.

Метки: авагян, власть, либерализм, масоны, народ, общество, экономика

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>