Главная » Здоровье, Мировоззрение, Невероятное в мире

Михаил Ефремов не главный виновник! Аварии и ДТП из-за алкоголя – в чем причина?

22:00. 12 сентября 2020 1224 просмотра 25 коммент. Опубликовал:

25 Комментариев » Оставить комментарий


  • 752 632

    ,,,ПРИВЕТствую Вас,,,

    Вопрос[ИЩЕ],на который ЕСТЬ – полит-ОТВЕТ…
    “““
    1. а КТО главный получатель ВЫГОДЫ,от расПРОДАЖи алкоголя?
    [В С Е и ВЕЗДЕ в мире - ОТВЕТ Знают!]

    2. а за счёт ЛЕВОГО алкоголя – КТО машны набивают…
    [В С Е и ВЕЗДЕ,особенно в России - ЭТО Знают!]

    3. а КОГО и..,ГДЕ,за ПЬЯНЫЕ-ПРЕСТУПЛЕНИЯ – “отмазывают”…
    [В С Е и ВЕЗДЕ,про ЭТО государство Знают!]

    4. а ГДЕ,самые ПРОДАЖНЫЕ гос-СЛУЖБЫ,которые алко-ПРЕСТУПНИКОВ отмазывают?
    [ОЙ...СМОТРИте...НА КАКУЮ страну - ВСЕ пальцами ПОКАЗывают...?!!!]

    5. ГДЕ(в какОЙ стране)- ТВАРИ алко-ПРЕСТУПНЫЕ – Наибольше УБИВАЮТ?
    [а ТАМ,где Полит-НЕГОДЯИ=ВРЕДители(Т.Н."ед~ро"ССня...)- правят-И-рулюют!!!]
    ““““““““““““`
    _ПСИ-болезнью – “ЕФРЕМОВщина” – Россия БОЛЬНА!
    и ОТ ЭТОЙ болезни,СТРАШНО страдает страна!
    БОЛЕЗНЬ эту КУРИРУЕТ($ ВЫГОДУ получает)- правящая “власть-МАСТЬ”!
    * ОНИ наихудшие,ОНИ для России – Политическая НАПАСТЬ!!!
    [ДОЛОЙ - правящий,УНИЧТОЖАЮЩИЙ Россию - Полит-"ГНОЙ"!!!]
    - – - – -
    Ничего ни к кому личного. Благодарю.
    = = = = =
    С уважением – Валерий Бондарик.
    г.Эдмонтон. Канада. 12-09-2020.

  • 5112 4064

    Ванечка поставил бутылку в центр круга, потерев рука об руку, кивком головы дал команду вынимать из карманов закуску, и четверо приятелей стали доставать и класть возле бутылки всякую еду. Витька Малых положил большую луковицу и два бутерброда с толстыми кусками сала, сам Ванечка вынул кусок тощей колбасы и две шанежки, Устин Шемяка достал три смятых яйца, тряпочку с солью и стрельчатый лук, свернутый в три раза, чтобы не высовывался из кармана. Семен Баландин из карманов ничего доставать не стал.

    — Не торопись, не торопись, народ! — сладострастно приговаривал Ванечка Юдин, вытирая травой граненый стакан и ежесекундно разглядывая на свет зеленое стекло. — Устинушка, ты бы не валил яйца-то на хлеб! …А ты, Витюх, сальцо-то порежь. Семен, ты себя не беспокой, заботу себе не давай, в сознанье себя держи… Да куда ты, Витюх, хлеб-то тычешь? Сюды, сюды давай…

    Слышно было, как поплескивает у берегов вода, кричат в небе чайки, что-то свистит в горле у Семена Баландина, который опять обморочно дремал. На щеках Устина Шемяки костром разгорался яркий румянец, шрам-снежинка на подбородке, наоборот, бледнел, мускулы под рубахой ходили ходуном, а Витька Малых, даже сидя умудрялся приплясывать, пританцовывать и, щелкая тонкими пальцами, пел: «…как проснусь, то сразу море у меня в ушах шумит…»

    — Устин, открывай! — наконец скомандовал Ванечка Юдин. — Давай, давай, душа горит…

    Схватив бутылку лапищей, Устин Шемяка сорвал зубами пробку, выплюнув ее на землю, бережно передал бутылку Ванечке:

    — Наливай, зараза!

    Ванечка на секунду благоговейно замер… Он всегда разливал водку, среди пьющих мужиков славился тем, что умел разливать на глаз любое количество спиртного с такой точностью, что промеры спичкой показывали абсолютную равность, и пьющие уважительно шептали: «Глаз-алмаз». Был случай, когда Ванечка разлил три бутылки «Столичной» в одиннадцать стаканов так, что в последней бутылке не осталось ни капельки, а стаканы содержали ровно по сто тридцать шесть граммов.

    — Зачинаю!

    Ванечка начал священнодействовать. Он ногтем прочертил на бутылке только ему видимую черту, зачем-то встряхнув и взболтав водку, обвел приятелей значительным, важным, надменным взглядом. Он уже было наклонил бутылку к стакану, чтобы наливать, но Витька Малых задержал его руку.

    — Ты ровно не разливай, Ванюшк! — сказал он. — Ты мне чуть плесни, а Семену поболе набухай…

    — Хрена ему! — злобно закричал Устин Шемяка и погрозил Витьке волосатым кулаком. — Я на свои кровные кажного поить не хочу… Хрена ему, пьянюге несчастному!

    Семен Баландин этого вопля не услышал: привалившись к плечу Витьки спиной, закрыв глаза и свистя горлом, он находился в полуобмороке, в полузабытьи; пористое, вздутое водянистой подушкой лицо Семена с прозрачными мешками под глазами, с чернотой обуглившихся губ и дрожащей кожей было таким страшным, что Витька, махнув рукой, потупился.

    — Ты бы не кричал, Устин! — после небольшой паузы рассудительно сказал Ванечка Юдин. — Ты бы не орал, ежели в этом деле ни бельмеса не понимаешь… — Он поставил бутылку на землю, покачал головой. — Семен могет запросто помереть, если ему дозы не дать… Небось помнишь парикмахера Сашку? Отчего он перекинулся? Вот то-то же!.. Сашка оттого перекинулся, что дура-баба ему опохмелиться не дала! — Ванечка осуждающе пожал плечами, посмотрел на сиреневую руку. — Ушной врач так и говорил: «Дай, говорит, дура-баба Сашке опохмелку, он, говорит, меня бы попреж под бобрик стриг»… Так что ты дура, Устин!

    Четырех приятелей обнимала подкова веселых от солнца молодых елок, над ними сияло яркое и тоже молодое небо, под ними тихо-тихо текла великая сибирская река Обь, вздымающаяся к небу, как море; шел по реке буксирный пароход «Литва», на деревянных баржах вращали крыльями ветряки-насосы, пароход деловито бил по воде плицами и шипел паром; ходил под яром по песку пожилой человек в красных плавках на загорелом теле — то приседал, то пружинисто вскакивал, то падал грудью на землю. Это делал утреннюю зарядку директор шпалозавода Савин.

    — Семен Василич, держи! — великодушно сказал Ванечка. — Грамм сто семьдесят тебе набухал…

    Однако Семен Баландин и на этот раз не услышал — сидел неподвижный, бледный как смерть, и Витьке Малых пришлось пошевелить плечом, чтобы он пришел в себя. Почувствовав толчок, Баландин выпрямился, медленно повернулся к Ванечке Юдину и вдруг испуганно и нервно расширил мутные глаза — увидел водку. Глядя на бутылку, он делал мелкие глотательные движения, стиснув губы, вздрагивал так, словно его колотила лихорадка.

    — Похмелись, Семен Василич!

    Еще раз вздрогнув, Баландин неожиданно для всех вскочил, прикрыв рот ладонью, бросился в гущу молодых елок, извиваясь и стеная, начал блевать на землю; он три дня ничего не ел, только пил, и сейчас Семену рвотой выворачивало внутренности, из желудка поднималась ядовитая желчь, пузырилась на губах, дыхание прерывалось, и все это было так тяжело, что приятели Баландина, отвернувшись от него, стали глядеть на утреннюю реку.

    — Ну, чего, Семен Василич, проблевался? — деловито спросил Ванечка, когда судорожные звуки чуточку ослабли. — Приложись… Разом полегчает!

    Еще через минуту Семен Баландин повернулся лицом к приятелям, наклонив голову и плечи, пошел на Ванечку и стакан с водкой таким шагом, точно его подталкивали в спину острым штыком; в обморочных глазах Семена светилась яростная решимость, подбородок задрался, руки были по-солдатски прижаты к бокам.

    — Ставь на землю! — хрипло попросил Семен и осторожно лег грудью на землю. — Поближе ставь!

    На землю Семен Баландин лег потому, что не мог держать стакан в руках

    — так они тряслись. Нацелившись, он схватил край стакана зубами, закрыв глаза, сгорбатив худую спину и затаив дыхание, начал пить водку так, как теленок в первый раз сосет мать. И опять все это продолжалось мучительно долго, и трое снова отвернулись от товарища — Витька Малых с жалостью и состраданием, Ванечка Юдин с расчетливой целью не помешать человеку «принять дозу», а Устин Шемяка со злобой к алкоголику Баландину.

    — Прошла? — заботливо спросил Ванечка. — Гляди, Семен, не дай ей обратным ходом пойтить! Это для тебя хуже беды…

    Распластанно лежа на земле, Семен еще несколько томительных мгновений боролся с собственным организмом, потом все услышали такой протяжный и долгий вздох, какой издает расседланная лошадь; вздрогнув в последний раз, Семен оторвал грудь от земли, хватанув воздух широко открытым ртом, сел прямо.

  • 10047 7851

    Конечно, он не виноват.
    Виноват папа Олег, зачавший это чудовище.

  • 2782 2534
  • 16065 14947

    Держали за руки , за ноги , насильно заливали.. И никто их, мля, не останавливал.

  • 49 45

    Так почему Ефремову за гибель 1-го мужчины дали 8 лет, прокурорше за убийство ребёнка менее 3-х, полицейскому за убийство 9-х человек – 8 лет?
    Неужели за насмехательства над самим Светлейшим? Или за Пашаева и Джигурду?
    Разве Ефремов должен отвечать за адвоката, или за эмоции судьи?
    Суд обязан быть безпристрастным.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)