Главная » Мировоззрение, Политика

Шнур в Хабаровске, Донбасс и перемирие

15:48. 1 августа 2020 434 просмотра Один комментарий Опубликовал:

Очередной прямой эфир программы «По сути дела» мы обсудили самые острые вопросы текущей повестки дня.

Хронометраж:
00:00 — О перемирии на Донбассе
03:09 — Повлияют ли итоги выборов в США на обстановку на Украине
05:17 — Как Киев уходит от реальности в конфликте с ДНР и ЛНР
09:47 — О необходимости выдачи российского гражданства украинцам
11:52 — Зачем Шнуров приехал в Хабаровск
19:32 — Почему власть не разгоняет митинги в Хабаровске
22:51 — Нужны ли Российской политике «Шнуровы»

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: Комсомольская правда


Николай Стариков: Украине удобнее говорить «На нас напала Россия – дайте нам денег». Она не будет прекращать конфликт в Донбассе

В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин. Николай, здравствуйте.

Н. Стариков:

— Здравствуйте.

В. Ворсобин:

— Поговорим о хороших вестях с Донбасса. Там вроде бы стороны договорились о соблюдении режима прекращения огня. По крайней мере, командующий объединенными силами Украины Сергей Наев выдал приказ о соблюдении этого режима. Есть вероятность, что спорадические боестолкновения там утихнут. Можно надеяться, что это будет долговечный мир?

Н. Стариков:

— Надеяться, наверное, можно. Но, как показывает опыт того, что уже происходит много лет на Донбассе, к сожалению, не первое перемирие, не первые переговоры, не первое прекращение огня. И все это, увы, заканчивалось ничем. Поэтому я насчет этого перемирия настроен скептически по одной простой причине. Для того, чтобы обе стороны прекратили стрелять друг в друга, должно быть обоюдное желание. Со стороны Донбасса это желание, безусловно, есть. А со стороны Украины этого желания нет. Постоянные разговоры со стороны президента Украины Зеленского, что переведите мне, объясните мне минские договоренности. Чуть ли не химический анализ бумаги сделать. постоянное желание затянуть вопрос, уйти от его обсуждения и заморозить конфликт в таком виде, котором он существует. Это вполне устраивает украинские власти.

Объясню – почему. Они надели одежды бедных несчастных, на которых кто-то напал. Это им очень удобно. Все экономические сложности, которые случились из-за их государственного переворота, они объясняют якобы осуществленной агрессией России и развязанной злыми силами гражданской войной на Донбассе. Помощь просить им тоже очень удобно. На нас напала Россия – дайте нам денег. Найдите хоть одну причину, чтобы они поменяли эту свою позицию? Нет, конечно. Так что, когда нет у политического истеблишмента желания мира, когда ему выгодна война, война и будет продолжаться.

Что касается Донбасса, он в очередной раз продемонстрировал готовность к окончанию гражданского конфликта. По ту сторону фронта, да, сидят, конечно, украинские националисты. Но вокруг них находятся такие же рядовые жители Донбасса, как находятся в ДНР и ЛНР. Поэтому каждый выстрел в ту сторону дается сложно. Потому что они, по большому счету, стреляют по своим. Поэтому есть приказ ДНР – ЛНР не открывать огня ни из какого вооружения.

С украинской стороны вроде то же самое. Но я уверен, что, увы, не сегодня так завтра мы услышим о том, что опять была стрельба, опять будет не найти виноватых. Но мне кажется, что виноватые должны быть найдены раз и навсегда. Тот, кто начал эту гражданскую войну, тот, кто осуществил государственный переворот, тот несет ответственность за то, что там происходит.

В. Ворсобин:

— Николай, вот очень интересную точку зрения высказал Георгий Бовт в своей колонке. Он связывает это затягивание минского процесса, что Киев все время держит паузу, с тем, что все ждут выборов президента США. И что если все-таки демократы одолеют Трампа, то украинцы получат мощную поддержку. Потому что Трамп практически не занимается Украиной. А вот демократы для того, чтобы насолить Москве, и вообще они будут вести очень жесткую радикальную антимосковскую политику, они по-всякому будут поддерживать Киев. Как вам такая точка зрения?

Н. Стариков:

— Мне кажется, что это желание выдать желаемое за действительное. Я просто задам один встречный вопрос. Скажите, пожалуйста, при каком американском президенте произошел государственный переворот на Украине? При Обаме. К какой партии Обама относился? К демократам. Потом демократы проиграли выборы республиканцам. На Украине что-то изменилось? Вообще ничего не изменилось. Сегодня Трамп всеми силами, прямо даже больше, чем Обама, пытается торпедировать «Северный поток-2». В чем разница, отличие политики республиканцев от политики демократов в отношении России, Украины, Донбасса? Ответ – ни в чем. Поэтому никакой разницы нет.

А это просто, знаете: давайте подождем. Еще подождем несколько месяцев. А вы пока кредиты дайте нам. Это продолжение того курса, который ведет украинский истеблишмент, который просто сидит, ворует деньги, высасывает соки из страны, а потом убегает куда-нибудь в Майами, в США, в крайнем случае – в Лондон. Это такая анестезия: давайте подождем ещё годик, ещё два. А вдруг США выберут какого-то хорошего президента? Да не выберут там никогда хорошего президента, который будет не возражать против объединения русского народа. Любой американский политик будет против этого.

В. Ворсобин:

— Если бы вести переговоры с вами, если бы вы отвечали за делегацию России на переговорах, я даже не очень представляю, как вы могли бы договориться. По большому счету, вы говорите так: признавайте тогда отделение. И вообще говоря, признавайте… что должны сделать украинцы или Киев официальный, чтобы погасить вот этот конфликт? По сути, вы призываете Киев к капитуляции. А есть ли компромисс между сторонами, где мы пошли бы на уступки и Киев пошел на уступки?

Н. Стариков:

— Я призываю киевскую сторону к реальности. А вы опять пытаетесь от этой реальности отойти в сторону. Дело в том, что Россия не является участником конфликта. Поэтому делегация России там вовсе не нужна. Там нужна делегация ДНР и ЛНР. Две делегации.

В. Ворсобин:

— Вы же понимаете, что это одно и то же.

Н. Стариков:

— Нет, это вы понимаете.

В. Ворсобин:

— Это наши сателлиты, это представители российских интересов.

Н. Стариков:

— Это те, за кого у нас болит сердце и душа. Но договариваться должны стороны гражданского конфликта. До тех пор, пока Украина делает вид, что она воюет с Россией, никакого мира на Донбассе не наступит. Потому что это иллюзия, это желание уйти от реальности. Там есть 90 % в ЛНР и ДНР местные жители, взявшие в руку оружие, и процентов десять – добровольцы, приехавшие помогать им со всего мира, в том числе – из России.

В. Ворсобин:

— Какая степень компромисса со стороны ДНР и ЛНР? Представим себе, какие уступки они могут сделать Киеву? И какие уступки будет делать Киев этим государствам? И что в итоге получится?

Н. Стариков:

— Я изложу свою точку зрения. Боюсь, вам она сильно не понравится. Возможность идти на уступки со стороны ДНР и ЛНР практически не существует. Фронт проходит рядом с аэропортом Донецка. Какие могут быть уступки? Войска отвести просто некуда физически. Это первое. Второе. Что предлагает Киев? Сдайтесь, пожалуйста, а мы придем и, наверное, вас всех перережем. Вот примерно так выглядят симпатичные предложения, которые постоянно озвучивают различные украинские политики. Никто никогда с украинской стороны не выступал с реальной примирительной точкой зрения.

Она должна выглядеть следующим образом. Случилась трагедия, мы наконец-то осознали через шесть лет, что гражданская война в стране идет. И поэтому мы готовы дать статус русскому языку точно такой же, как украинский. Мы пересажаем всех, кто нарушает закон, нацистов – в тюрьму. Мы расследуем преступления против человечности, которые совершены на территории Донбасса. Вот единственная позиция для какого-то восстановления. Но они этого не хотят, не могут и никогда не будут этого делать. А вы пытаетесь ещё Россию сюда сунуть в переговоры.

В. Ворсобин:

— Вы когда-нибудь встречали в своей практике переговоры, при которых уступки делает только одна сторона?

Н. Стариков:

— Конечно. Горбачев, Ельцин и все наши так называемые демократы.

В. Ворсобин:

— Вы предлагаете им примерить себе горбачевскую стезю? Вы хотите, чтобы они сделали как Горбачев? Они этого делать не хотят.

Н. Стариков:

— Я бы, конечно, очень хотел, чтобы они действовали как Горбачев. Но поскольку за ними стоят американцы, которые знают, что такое горбачевщина, Киев так никогда действовать не будет.

В. Ворсобин:

— Вот вы и ответили на свой вопрос, почему в тупике переговоры.

Н. Стариков:

— Есть выход из этой ситуации. Донбасс не может в сегодняшней ситуации вернуться в состав Украины. Не хочет и не может. Украина вступает в Таможенный союз, в Таможенный союз вступают ДНР и ЛНР, которые получают там особый статус. Прекращаются боевые действия, войска именно с украинской стороны отводятся километров на 20-30, так, чтобы даже при желании было не дострелить. Киев получает мир – самое главное. Люди перестают гибнуть. Но нынешняя политическая украинская элита в случае принятия такого решения немедленно перестанет получать подпитку своим счетам по стороны Запада. И поэтому её мир не устраивает. Я вот все пытаюсь вам сказать: мир нынешнюю украинскую власть не устраивает. Поэтому мира там сейчас не будет.

Владимир из Красноярска:

— Я с Николаем Стариковым полностью согласен, что с трудом верится, что на Украине будет перемирие. Что Украина не нарушит опять это перемирие. Как долго ещё будут давать паспорта российские на Донбассе? Сейчас ещё половины жителей нет, чтобы они россиянами были? И если там зашкалит этот процент граждан…

Н. Стариков:

— Если мы откроем статистику, сколько Россия выдала паспортов в прошлом году, мы увидим, что порядка 400 тысяч граждан Украины получили российское гражданство. Львиная доля из них – жители Донбасса. Этот процесс нарастает. Он идет медленно, его надо наращивать. И после того, как мы раздадим российское гражданство всем жителям Донбасса, нужно немедленно заявлять о том, что мы готовы предоставить жителям – гражданам Украины – российский паспорт. У нас есть компетентные органы, которые разберутся, отделят нормальных людей от козлищ, кто недостоин получить российский паспорт. Это самый короткий и простой путь к примирению не только на Донбассе, но и в целом к воссоединению единого народа.

В. Ворсобин:

— А козлищ куда денете?

Н. Стариков:

— А козлища пусть в Канаду уезжают.

В. Ворсобин:

— Вы имеете в виду – из ДНР? Вы же им хотите предоставить паспорта.

Предлагаю перенестись в Хабаровск. Как вы на это смотрите?

Н. Стариков:

— Вы только что оттуда перенеслись в Москву. Так что мысленно, душой вы, наверное, до сих пор в Хабаровске?

В. Ворсобин:

— Да я бы рад уже забыть про это. Потому что две недели я там отработал. Но туда прилетел Сергей Шнуров. Давайте попробуем понять, зачем? По первоначальной информации, он полетел уговаривать протестующих разойтись. Потому что он прилетел по приглашению губернатора Дегтярева Шнуров вышел к народу. Мне пишут друзья, что не без его усилий шествие стало по-настоящему массовым. То есть люди пришли посмотреть Шнурова. И в итоге получается, что он учинил новый массовый митинг. Послушаем, как он объясняет, зачем он туда приехал. Его спросили протестующие: вы нас поддерживаете?

С. Шнуров:

— Моя личная абсолютно инициатива. Меня никто не приглашал. Я единственное, что, естественно, позвонил в администрацию и сказал, что я еду, готовьтесь, пугайтесь, бойтесь.

— Были знакомы с Михаилом Дегтяревым? Он вчера называл вас Серегой.

С. Шнуров:

— К счастью, нет. Маленькие спекуляции.

В. Ворсобин:

— По поводу вопроса, поддерживает ли он протестующих, ответил так.

С. Шнуров:

— Я, конечно, поддерживаю.

— Вот лично нас?

С. Шнуров:

— Конечно, поддерживаю. А как?

— Тогда, может, заберете с собой этого космонавта?

С. Шнуров:

— Не могу. Я ж не в космос. Я вижу, что протесты проходят мирно. Я вижу, что нет хулиганов. Я вижу, что никто не распивает. Я вижу, что здесь нет потасовок. Я вижу, что люди все вменяемые и говорят правильные вещи.

В. Ворсобин:

— Космонавт – это прозвище, данное новому губернатору Дегтяреву. Почему Дегтярев не выходит к людям? Он начал выходить. Он уже несколько раз это делал. Но пока не с массами. А так, пробные варианты – с небольшим количеством людей. А тут вот Шнуров ответил, почему Дегтярев не выходит к людям.

С. Шнуров:

— Он находится в сложнейшей ситуации. Я не понимаю, почему он к вам не выходит. Потому что хабаровчане – я здесь выступал неоднократно и всегда гулял по городу без охраны, и никогда никаких эксцессов не было. Поэтому здесь его ошибка. Я думаю, что пока ему нечего сказать.

В. Ворсобин:

— На вопрос, выходят ли за деньги, потому что нам кажется, что людей могут вывести только разные политики за деньги, на это Шнуров ответил так.

С. Шнуров:

— Ребята, это на самом деле, конечно же, некоторое оскорбление. Многим людям, которые приходят сами, невозможно всех мерить. Понятно, что кто-то наверняка за деньги. Есть такие люди, но это не все. Не может быть такого. Куда тогда смотрит ФСБ наша? Куда они смотрят, если здесь сплошные иностранные агенты? Чем они заняты?

В. Ворсобин:

— И вот его отношение к посадке Фургала – бывшего губернатора Хабаровского края.

С. Шнуров:

— Мое личное мнение ровно такое. Если народ требует открытого суда, если народ требует, чтобы суд проходил здесь, я считаю, что нужно к мнению народа прислушиваться. Потому что конституция у нас все-таки изменилась, но не настолько. И является народ у нас властью. Я могу сказать, что если люди считают, что он достойный, значит, он достойный.

В. Ворсобин:

— Николай, если Шнуров приехал по приглашению губернатора…

Н. Стариков:

— Он как раз обратное сказал. Он сказал: моя личная инициатива.

В. Ворсобин:

— Позвонил в администрацию и сказал, что едет.

Н. Стариков:

— Где же тут приглашение?

В. Ворсобин:

— Зачем он приехал?

Н. Стариков:

— Я бы сначала задал вопрос по-другому: в каком качестве приехал туда Сергей Шнуров? Он не знает Дегтярева.

В. Ворсобин:

— Он знает Дегтярева.

Н. Стариков:

— Он не знает Дегтярева. Вы как будто не слушаете то, что сами ставите в эфир. Потом послушайте и убедитесь. Он не знает Дегтярева. В этом смысле разница. Мы с Сергеем Шнуровым…

В. Ворсобин:

— Дегтярев его Серегой называет.

Н. Стариков:

— Так он и удивляется, что такое, прямо скажем, невежливое, почти хамское поведение со стороны человека, которого он не знает. Я с Сергеем Шнуровым знаком. Я знаю, что Сергей Шнуров смотрит мои ролики. Поэтому то, что мы сейчас с вами обсуждаем, я уверен, до него дойдет. Вопрос первый: в каком качестве Сергей Шнуров прилетел в Хабаровск? В двух качествах. Первое – в качестве сопредседателя «Партии Роста». Второе – это уже как бы операция прикрытия, что называется, — в качестве генерального продюсера одного из телеканалов.

На самом деле Сергей Шнуров приехал делать политический капитал. Так вот, пользуясь случаем, я хочу сказать Сергею Шнурову, что он ошибся партией. Он реально ошибся партией. Он вступил в такую буржуазную «Партию Роста», которая, мне кажется, вообще не соответствует его состоянию души. У него песни такие бунтарские, он сам такой русский бунтарь. Он такой пролетарий умственного труда. С партией он ошибся.

А то, что он говорит, на самом деле мы с вами уже обсуждали, платили ли деньги за протесты, Шнуров сказал вам ровно то, что я вам сказал: конечно, большинство людей искренне выходят на эти митинги. Но есть люди, которые получают за это деньги. Вот прилетели туда навальнята, ходорята всевозможные, они что, бесплатно туда прилетают? Мы же взрослые люди. Вот вы, Владимир, вас туда отправила редакция. Это значит, редакция купила вам билета туда и обратно в Хабаровск, сняла вам там жилье в гостиницею. Возможно, выплатила ещё какие-то суточные.

А теперь представьте себе, борец за свободу, который нигде официально не работает, пошел, купил себе недешевый билет в Хабаровск.

В. Ворсобин:

— А вы о ком сейчас?

Н. Стариков:

— Да о всей московско-протестной шайке, которая туда прилетела.

В. Ворсобин:

— Навальнята там местные. У них своя бригада навальнистов, который хабаровчане.

Н. Стариков:

— Я не хочу рекламировать фамилии всевозможных руководителей ходорковских организаций, которые из Москвы туда прилетают. Они прилетят на любой протест по любому поводу. Откуда у них деньги? Эти люди сделали борьбу с государством своей профессией. Финансируются они прекрасно. А 99 % хабаровчан обижены случившимся с Фургалом, они вышли на улицы.

Ваша версия, что Шнуров пришел сделать так, чтобы люди разошлись, а их собралось ещё больше, мне кажется, это тоже очевидная вещь. Если приезжает звезда, всем интересно с ним поговорить. Так что политический капитал Сергей Шнуров пришел даже не себе, а «Партии Роста» там создавать.

В. Ворсобин:

— А вам не кажется, что сейчас происходит такой политический карнавал в Хабаровске, когда Хабаровском и взрывом народным будут пользоваться очень многие политики? Приехал Шнуров. Может быть, ЛДПР с помощью своего очень живого, веселого губернатора тоже будет держать на стадии кипения этот конфликт. И ещё кто-то подтянется. Как вы рассматриваете такую вероятность?

Н. Стариков:

— Конечно, все пытаются делать политический капитал. И я очень надеюсь, что избиратели не только Хабаровска, но и избиратели всей страны внимательно следят и увидят, кто пытается на любой истории сварить себе немножечко бульона, а кто высказывается в разумном конструктивном русле. Потому что выборы в Госдуму у нас очень скоро. И уже нужно примерно начинать определяться, кто вам симпатичен, а за кого вы точно никогда голосовать не будете.

В. Ворсобин:

— Наши слушатели пишут: «Очередной скоморох, рвущийся к власти. Народ поддержал Путина, и надо президенту применять власть». Видимо, имеется в виду Хабаровск.

Н. Стариков:

— Президент применил власть, сразу скажу. Президент отправил в отставку губернатора Фургала, потому что к президенту пришли и показали серьезнейшие, как мы с вами полагаем, документы и аргументы в пользу того, что этот человек замешан в преступлении.

В. Ворсобин:

— Речь о том, что уже две недели происходит. Если формально, происходит ежедневное нарушение законодательства. Незаконные митинги. А люди говорят: а что за безобразие творится в этом городе? Давайте уже как в Москве, когда винтилово. Почему за бутылочку ломают руки-ноги на московских улицах, а хабаровчанам все можно?

Н. Стариков:

— Вы имеете в виду, когда в полицейского бросили бутылкой? Давайте тогда в Уголовный кодекс впишем, что можно кидать в сотрудников полиции. У нас же все по закону. Впишем: вот это можно кидать в сотрудников полиции. А вот это – нельзя. И тогда судья будет оценивать.

В. Ворсобин:

— Почему такое разное отношение?

Н. Стариков:

— В полицейского ничего нельзя бросать. И в Хабаровске, если кто-то бросит в полицейского, его арестуют, и он получит срок. Потому что в полицейского ни в Хабаровске, ни в Рязани, ни во Владивостоке, ни в Москве ничего никогда бросать нельзя.

В. Ворсобин:

— Но разгонять не только за бутылочки, а просто за выход на несанкционированный митинг. У нас по всей России это жестоко подавляется. Почему в Хабаровске этого не произошло?

Н. Стариков:

— Это в какой-то вашей параллельной России это жестоко подавляется. А вот в моей нормальной России просто поддерживается элементарный порядок. Что нужно этим ходорятам-навальнятам, которые, как мухи на одну субстанцию, слетелись в Хабаровск? Им нужна картина для западных СМИ. А второе – трупы, в крайнем случае изувеченные протестанты. Вот что им нужно. Власть им этого не дает. Поэтому поступает совершенно правильно. Вам нужны беспорядки? Беспорядков не будет. А если вы будете кидать камни, бутылочки, цветочки в полицейских, вот этот конкретный человек будет арестован и судим. И потом попробуйте сказать, что он был невинной жертвой кровавого режима. Власть не дает им то, что им нужно. И правильно делает.

В. Ворсобин:

— А почему власть позволяет проводить несанкционированные митинги в Хабаровске?

Н. Стариков:

— Понимайте, что нужно вашим врагам, и не давайте им то, что им нужно. Это даже возвращаясь к Донбассу. Им нужна война, значит, не давайте им войну. Этим нужна картинка и нужны трупы. Не давайте им эту возможность. Пусть люди выговорятся, выскажутся.

В. Ворсобин:

— Вячеслав из Санкт-Петербурга нам дозвонился.

Вячеслав:

— Хотел бы высказать свою точку зрения по поводу протестов в Хабаровске. Лично я думаю, что это просто лично мои враги руководят какими-то юными дурачками, и происходят эти протесты. Хотел бы пояснить, почему так говорю. Молодые люди, понятно, им хочется протеста, бунта. Этим пользуются какие-то организаторы. Я прекрасно помню 90-е годы, когда конкретно жизнь моей семьи была сломана предыдущими революционерами. Это минус образование, минус здоровье, минус молодость нормальная, это серость, унылость. На мой взгляд, все это ни к чему лучшему не приведет, а только вернет нас обратно. Молодые люди просто не помнят. Они думают: вот мне 19 лет, я все это время прожил при Путине. Я не всё время. Я прожил при Ельцине. Все эти бунтари… Вы сказали, Шнур, у него бунтарский характер. Я не считаю плюсом все эти бунтарские характеры, начиная с Ленина, Че Гевары, Ельцина, они простому народу приносили только голод, войну, смерть и разруху.

Н. Стариков:

— Бунтарский характер в данном случае это как данность. Никто же, наверное, в здравом уме не скажет, что Сергей Шнуров это такой рафинированный эстет. Нет, чувствуется такой русский бунтарский характер. Он, мне кажется, потому и популярен, что он такой очень русский. По-разному, может быть, кто-то относится к творчеству Шнура, но мне кажется, он какую-то струнку русской души все время по-своему задевает. Кстати, Высоцкий тоже очень четко, но по-другому эту струнку обыгрывал.

Так вот, в нашей истории такие пассионарии очень часто приносили пользу. Вот Стенька Разин. Это отрицательный персонаж, отрицательное действие для страны, когда такие пассионарии. А есть положительные. Мы говорим про какой город? Хабаровск. Хабаров основал этот город. Ермак огромные территории присоединил к России. Те же самые люди, с тем же самым бунтарским характером, которые для государства огромную пользу принесли. Поэтому энергию Сергея Шнурова – в мирное русло. Поэтому я и говорю, не в ту партию он пошел, она рафинировано-буржуазная, она не соответствует его жизненному настрою, поэтому она и на выборах-то никогда пройти не может. Потому что большинство людей чувствуют, что это что-то чуждое, иностранное и не соответствующее русской действительности и русской душе.

В. Ворсобин:

— Николай, но есть город Хабаровск, есть город Пугачев, есть улицы Разина. Так что наше государство, видимо, понимает, что нужны бунтари разного плана.

Н. Стариков:

— Нет. В Советском Союзе в чем была проблема? Террористов, бунтарей подняли на щит только потому, что они боролись против России. Боролись столетиями до этого. Степан Разин, Емельян Пугачев, извините, принесли огромный вред стране. Я уж не говорю о террористах 1905 года.

В. Ворсобин:

— Сергей из Ставропольского края на связи.

Сергей:

— Владимир, отдельное спасибо вам за то, что две с лишним недели достойно, правдиво и объективно освещали массовые протесты.

В. Ворсобин:

— Спасибо. Это моя работа.

Сергей:

— Я какое-то время тоже жил на Дальнем Востоке и знаю менталитет этих свободолюбивых граждан. Просто им наплевали в душу. Ну, сколько можно народу терпеть? Вы сами проводите многочисленные опросы у вас на радио. У вас против Путина 80 процентов, а за его обнуление проголосовало 80%. Где же правда?

Н. Стариков:

— Если вы хотите задать вопрос по итогам голосования, то они открыто опубликованы. Если у вас есть вопросы, есть Центральная избирательная комиссия.

В. Ворсобин:

— Речь идет о крике души с улиц Хабаровска, что это не было организовано, не было проплачено, это был гнев народа.

Н. Стариков:

— Повторение – мать учения. Первое. Люди были возмущены. Согласен. Но возмущенные люди сами собой неделями выходить не могут. Попробуйте организовать собрание возмущенных жителей какого-нибудь большого многоквартирного дома…

В. Ворсобин:

— Николай, съездите в Хабаровск. Может быть, вот так дистанционно из Питера говорить о том, что чувствуют люди в Хабаровске, немножко самонадеянно. Съездите – может быть, оттуда ваши слова будут более весомыми.

Н. Стариков:

— Я обязательно съезжу в Хабаровск, когда это не будет выглядеть конъюнктурным желанием попиариться на сегодняшних демонстрациях.

В. Ворсобин:

— Татьяна из Москвы нам дозвонилась.

Татьяна:

— Владимир, я слушала все ваши репортажи с большим удовольствием. Спасибо, что вы там работали. И поздравляю, что вы в целости и сохранности вернулись домой.

У меня два вопроса к Николаю. Моя подруга жила в ЛНР. Она пропала. Как мне её найти?

Н. Стариков:

— Если вы хотите, чтобы мы оказали какую-то помощь, то оставьте телефон. Мы созвонимся и попробуем через наших знакомых в ЛНР как-то оказать вам помощь.

Татьяна:

— Если человек, который получил российское гражданство (я имею в виду не ДНР и ЛНР, а какую-то другую страну), совершает на нашей территории тяжелое преступление, что мы имеем на выходе?

Н. Стариков:

— Мы имеем тяжкое преступление, подозреваемого, который задерживается органами правопорядка. Дальше мы имеем суд. И вне зависимости от того, какой это гражданин, наш или не наш, он получает срок. В наших колониях сидят как совершившие преступления граждане России, так люди с двойным гражданством, есть и иностранцы.

В. Ворсобин:

— Андрей из Петербурга дозвонился.

Андрей:

— У меня, наверное, крик души в какой-то степени, но это и вопрос в том числе. Я с нашим президентом знаком лично, по части его биографии, которую он никогда и нигде не опубликовывал, но которую знают очень многие петербуржцы. Он долгое время был куратором Института культуры им. Крупской г. Ленинграда. И мы с ним как-то случайно на студенческой вечеринке познакомились. Я, услышав, что он отставной разведчик, с его слов, обратился к нему с просьбой помочь мне разобраться в моих отношениях, когда я умом понимаю, что все верно, а сердцем в это не верю. Я стал его убеждать в том, что Советский Союз скоро рухнет, если не принять конкретные меры. Когда он мне подтвердил правильность моих выводов, мы с ним имели долгую аналитическую беседу о том, что будет происходить в стране, как с этим бороться. И было много вещей найдено очень ярких. В частности, «прямые линии» президента с народом это мой ему подарок как будущему президенту.

У меня сейчас такая ситуация, что я как генератор идеи выступил во многих вещах. Вот изменение морского парада, недавно суда поплыли – это моя идея. Но я слышу с экрана, что это придумал лично Владимир Владимирович, когда читал газету…

Н. Стариков:

— Вопрос мы так и не услышали. Мне кажется, что это такой звонок с саморекламой. Честно говоря, очень странно. Если у вас есть знакомство с президентом, и вы, согласно вашим словам, такие хорошие идеи подаете, я думаю, что вы найдете способ продолжить общение. Потому что идеи это всегда самый штучный, самый редкий товар. Поэтому на любом уровне власти нужны люди, которые дают хорошие советы. Но что вы хотели сказать этим, я так и не понял.

В. Ворсобин:

— Дмитрий из Челябинска у нас на связи.

Дмитрий:

— Я по хабаровским митингам хотел высказаться. Я лично поддерживаю митинги в данной ситуации, что в поддержку губернатора вышли. Действительно, показатели нашей власти стали в том регионе падать, и власть такую меру предприняла. И люди встали на сторону губернатора. Скорее всего, люди взрослые вышли, в возрасте, не только молодежь 19 лет, как сказал один из звонящих.

Н. Стариков:

— В продолжение того, что вы сказали, прочитаю то, что нам пишут радиослушатели. Наталья пишет: «То, что творится в Хабаровске, это попытка мафии 90-х утвердить свой суд, чтобы не было возможно расследование всех преступлений 90—2000-х по захвату бизнеса и власти в стране».

Я хотел ещё обратить внимание на один факт, который скрылся. Вообще я считаю, что эти митинги могут принести много хорошего и пользу. Дегтярев узнал о том, что существует договор о снабжении нашего сжиженным газом с месторождения «Сахалин-1», который добывает американская компания. Этот договор до 2025 года в долларах. Вы понимаете, что сейчас цена газа выросла в несколько раз. Так что там копать нужно глубже, чем Фургал. Этот договор был заключен в 2005 году. Думаю, что он не единственный. То есть эти митинги могут стать способом очищения элиты от тех, кто продает интересы родины.

В. Ворсобин:

— Согласен, Николай.

Н. Стариков:

— Так что дайте возможность правоохранительным органам копнуть, а Дегтяреву почитать договоры, которые там заключены.

В. Ворсобин:

— И не только. Я бы, кстати, не особо доверял. Правоохранительные органы – это замечательно, он и у них там рыльце в пушку. Поэтому лучше вместе с обществом. И журналисты, и следователи могут копаться и предоставлять всю информацию.

Н. Стариков:

— Следователь вместе с гражданским активистом. Шикарная идея, но нереализуемая.

P.S. Предыдущие выпуски:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: блог, Видео

Один комментарий » Оставить комментарий


Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)