Главная » История, Мировоззрение, Наука

Открытие Василия Марковича Флоринского

09:11. 15 января 2020 493 просмотра Нет комментариев Опубликовал:

Не пытайтесь, дорогой читатель, отыскать хоть самые скупые биографические данные о Флоринском в пухлых энциклопедических словарях... [В Википедии есть статья о Флоринском. Исключительно как о медике. Лишь вскользь упоминается, что кроме врача Флоренский был также археологом.

В Википедии о Флоринском ни разу не встречаются слова „славяне” (кроме названия одного труда в списке литературы) или „венеды”. Единствено, что упомянуто в связи с этнографией, так это утверждение, что Флоринский был сторонником тюркского происхождения башкир. – Прим. ss69100.]

…22 июля 1888 года в Томске был торжественно открыт Императорский университет. Это был общерусский великий праздник науки, твёрдо укрепившейся теперь на просторах необъятной и могучей Сибири. Флоринский всю душу свою вложил в святое дело народного просвещения.

Кроме того, он организовал при университете археологический музей, немало сделавший для изучения неведомых тогда науке курганных сибирских древностей. Добавлю к этому, что огромное внимание новому университету уделял император Александр III, осуществивший идею своего венценосного отца.

Василий Маркович Флоринский (1834— 1899) прожил 65 лет. Окончил Петербургскую медико-хирургическую академию. Блестящие способности выпускника были замечены, вскоре ему было присвоено звание профессора. Но не медицинскими своими познаниями и способностями проложил этот человек дорогу в бессмертие.

Его судьбой и всепоглощающей страстью стала археология. Точнее, сравнительная археология.


Труд В. М. Флоринского «Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни», изданный в Томске в 1894 году, мало кому известен сегодня, но глубок и значим.

Его размышления о колыбели арийской народности, о переселении арийцев из Центральной Азии и о путях этого переселения, о родстве азиатских скифов с европейскими удивляют не только глубиною знаний, но и непривычной трактовкой исторических фактов.

Мне особенно запомнились приведённые им сведения о расселении арийцев по Европе и об освоении северных морей венетами, заставил задуматься его анализ причин ослабления балтийских славян… Темы сравнительной археологии в труде В. М. Флоринского многогранны и глубоки. Огромная заслуга его перед наукой в том, что он даёт благодаря своей эрудиции и широчайшей разносторонности знаний ответы на жгучие вопросы истории России.

Великий русский учёный искал — и нашёл — ответ на вопрос: каким народам и какой расе принадлежат тысячи древних курганов, разбросанных на просторах Сибири.

Ответ Флоринского был чёток и однозначен: древнейшее население Сибири принадлежало к арийской расе, а точнее, к племенам, ставшим позднее известными истории под именем славян.

Василий Маркович провёл гигантскую работу, сравнивая археологические находки раскопанной Шлиманом Трои, адриатических венетов (общеизвестно, что венеты, или венеды, — это славяне), а также венетов прибалтийских с находками в северорусских и южнорусских курганах.

Русский учёный доказал, изучая черепа в сибирских курганах и захоронениях адриатических и прибалтийских венетов (венедов), что они принадлежат к одной славяно-арийской расе.

Сходство найденных предметов быта, орнаментов, посуды из венедских — точнее, славянских — земель с сибирскими курганными предметами было настолько убедительно, что не оставалось сомнений: речь идёт об историческом бытии разных ветвей единого могучего арийского народа — протославян.

Кстати, только Флоринский приводит свидетельства Птолемея, который ещё в 140 году от Рождества Христова называл славян славянами. Многие советские и современные учёные относят появление исторического понятия «славяне» только к V-VI векам н.э.

Будучи лингвистом, Флоринский владел санскритом, латынью, знал многие европейские языки, что помогло ему, вслед за тоже подвергнутым ныне забвению русским историком, учёным-славистом А. Ф. Гильфердингом, приблизиться к разгадке проблемы арийской прародины. Мир ведийских и авестических арийцев он осмысливал как часть исторического бытия протославянских племён — праотцов великорусского племени.

ВЕНЕЦИЮ ОСНОВАЛИ СЛАВЯНЕ

Флоринский пишет, что адриатические, или италийские славяне-венеты, входившие в союз троянских племён, покинув Трою, основали один из самых загадочных городов мира — Венецию, а также Патаву (от славянского слова «пта» — птица, ныне Падую), а впоследствии стали гражданами Римской империи, навсегда добровольно этнически растворившись в ней.

…Вспоминаю Венецию, которую как город (после Петербурга) люблю больше всего. Глядя на бесшумно скользящие по зелёным водам каналов гондолы, переполненный впечатлениями от встреч с творениями великих художников венецианской школы, я невольно думал об основателях города на сваях — наших предках венетах. В соборе Святого Марка ощущаешь себя приобщённым не только к византийской культуре, но и к культуре Киевской Руси.

Благодаря Василию Марковичу Флоринскому я узнал, какую огромную роль сыграли наши предки в становлении Европы. Оказывается, наиболее полно о венетах (венедах) рассказал в записках «О галльской войне» великий полководец Юлий Цезарь, ещё в I веке до Рождества Христова воевавший с ними. Они, по его свидетельству, славились больше всех народов Галлии, Бельгии, Британии и Германии, вели цветущую морскую торговлю, имели отличный флот и хорошо укреплённые города, понимали стратегию не хуже римлян…

Суда венетов, по описанию Цезаря, имели следующее устройство и вооружение: «…днища у них более плоские, чем у наших (римских), для удобнейшего движения по мелям и низинам во время отлива.

Кормы у них весьма высокие, и носы приспособлены выдерживать силу волн во время бурь. Эти суда во всех частях были сделаны из дуба и потому не боялись никакого удара. Скамьи гребцов на них были из брёвен в целый фут толщины, прибитых гвоздями в палец толщины (болтами). Якоря были прикреплены не на верёвках, но на железных цепях.

Кожи зверей, тонко выделанные, служили им вместо парусов, или по неимению льна и незнанию его употребления, или, что вероятнее, потому, что такие (кожаные) паруса способнее льняных могли служить к управлению столь тяжёлыми судами и выдерживать порывы бурь, свирепствующих в океане.

В стычке наших судов с судами венетов первые превосходили быстротой и лёгкостью движения, последние же, более приспособленные к местности и к силе бурь, во всех отношениях были удобнее и лучше наших.

Крепкие бока венетских судов безвредно выносили удары носов наших судов, а вышина их делала наши стрелы также безвредными. Во время ветров суда венетские выдерживали их легко, оставаясь на мели во время отлива; для наших же судов все эти случайности были предметом опасений».

В следующих параграфах (14-15) Цезарь описывает решительную битву римского флота с венетским. У венетов было около 220 судов, вполне готовых к бою и снабжённых всякого рода оружием. Они вышли из гавани и стали против римских кораблей, сознавая своё превосходство.

Только благодаря случайности победа осталась за римлянами — наступила совершенно безветренная погода, и тяжёлые венетские суда не могли пользоваться парусами, римляне же, имея более многочисленный флот, брали венетские корабли приступом, окружая каждый из них двумя или тремя своими, обрезали снасти острыми косами и взбирались на палубу неприятельских судов.

«Венеты, по свидетельству Юлия Цезаря, — пишет Флоринский, — не только не уступали Галлии, но в некоторых отношениях шли даже впереди её. Подобно нынешней Великобритании, венеты держали в своих руках северную морскую торговлю…

Все города венетов были расположены так, что, находясь на оконечностях мысов, вдававшихся в море, были недоступны для войск, потому что прилив морской, случающийся по два раза в сутки, совершенно прекращал сообщение с сушею, корабли же могли подходить к стенам их только во время прилива, а с отливом они остались бы на мели».

Флоринский вдумчиво и глубоко замечает, что описание венетских — славянских — городов у Цезаря позволяет провести параллель и понять, почему почти все русские и сибирские городища непременно устраивались «по-венетски», то есть на выдающихся мысах или при слиянии двух рек. Добавлю от себя, что точно так же наши предки поставили и старую Москву. Это и была общеславянская традиция градостроения.

СУДЬБЫ ВЕНЕТОВ

Но прочтём далее у Флоринского о судьбе италийских венетов. Как злободневно, воистину пророчески звучат сегодня слова о временах, казалось бы, давно минувших! Слияние италийских венетов с Римом, особо подчёркивает учёный, произошло незаметно, без каких-либо кровавых потрясений. «Это началось около 200 лет до P. X.

В век Юлия Цезаря италийские венеты получили уже право римского гражданства, и область их превратилась в нераздельную римскую провинцию. Причиною недолговечности этих венетов, так же как в Галлии, служила оторванность занимаемой ими страны от коренного местожительства остальной одноплеменной им массы народа и преждевременное увлечение соблазнительным блеском чужой цивилизации. Пример поучительный для некоторых народностей и нынешнего западного славянства!»

От себя добавлю — отнюдь не только для западного.

…Италийские венеты, основав дивный город на сваях, поселились по соседству с легендарными и загадочными этрусками, считающимися также предками итало-римской цивилизации. Напомню, что язык этрусков долго не могли расшифровать европейские учёные. Этруски «заговорили», когда лингвисты и историки XX века ключом славянского языка раскрыли многовековую загадку исторического бытия столь значимого для европейской истории племени, называвшего себя россенами.

Итальянцы нового времени считают основоположниками своей культуры и цивилизации загадочных этрусков. Об этом написано немало. Однако о происхождении этого великого народа мировая наука спорит по сей день.

Особо жгучий интерес представляет для нас трагическая история и судьба балтийских славян, противостоявших германскому натиску на протяжении более тысячи лет. Сегодня как никогда важно осмыслить и увязать исторические уроки порабощения балтийских славян — наших прямых предков — с нынешней судьбой славянского племени.

«Каким образом, — ставил вопрос Флоринский, — эта многочисленная и сильная ветвь славянской народности могла так быстро ослабеть (в X-XI веках) и так легко уступить своё место немецкому племени (в XII-XIV веках)? Обыкновенно это объясняют, с одной стороны, недостатком национального самосознания, с другой стороны — бесцеремонной настойчивостью и бессердечной суровостъю немцев при насильственной германизации славянских земель.

История в этом отношении весьма любопытна и поучительна. Меры, направленные к уничтожению славянства, состояли:

1) в лишении славян земельной собственности под разными предлогами;

2) в насильственной германизации, шедшей рука об руку с таким же водворением католицизма;

3) в ограничении прав славян сравнительно с немцами и

4) в систематическом заселении немецким народом отнятых или запустевших славянских земель».

Иными словами, это была политика беспощадно и умело проводимого геноцида славянских племён, не собранных тогда в кулак единого государства. Только Русь — Россия, благодаря политической мудрости наших правителей-царей, сумела создать великое государство — хранителя славянской идеи, которое не раз давало сокрушительный отпор разноплемённым завоевателям.

По книге Ильи Глазунова «Россия распятая»

Представляю вам редкую старинную книгу В.М. Флоринского "Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни", 1894 г., Томск

ОГЛАВЛЕНІЕ.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Введеніе стр. І-ХХІѴ

ГЛАВА I.

Колыбель арійской народности. Краткій очеркъ культурныхъ теченій. Начало арійской и семитской культуры (стр. 2).—Переселеніе арійцсеъ изъ центральной Азіи и пути этого переселенія (стр.6).—Санскритъ и его значеніе въ исторіи народовъ (11).— Родство санскритскаго языка съ славянскимъ (13).—Родство азіатскихъ скиѳовъ съ европейскими по слѣдамъ географическихъ названій (18).—Культурное развитіе ски¬ѳовъ (23).—Сопоставленіе скиѳской культуры съ славянскою по даннымъ языка (25).

ГЛАВА II.

Появленіе славянъ въ сѣверной Европѣ. Разселеніе арійцевъ по Европѣ (29).— Первыя свѣдѣнія о сѣверныхъ европейскихъ странахъ.—Пифій.—Рѣка Еридавъ и Танаисъ (31).—Cronium, Thule (33).—Morimarusa и мысъ Rubeas (35).—Объясненіе слова Thule и Baltia (37). — Посѣщеніе сѣверныхъ морей Венетами (41).—Повѣствованіе Тацита о Германіи (42).—Юлій Цезарь о Венетахъ въ Галліи (47).—Адріатическіе Венеты (51).—Славянство Венетовъ (53).—Балтійскіе славяне (57).—Причины ослабленія Балтійскихъ славянъ (61).—Отношеніе Балтійскихъ славянъ къ Русскому Государству (63).—О происхожденіи слова Варягъ (69).—ПІрибавленіе къ 1-й и 2-й главѣ: о русскомъ судоходствѣ и мореходствѣ въ связи съ объясненіемъ сибирскихъ городищъ (71).

ГЛАВА III.

Славяне на Балканскомъ полуостровѣ и въ южной Россіи.—Фракійскія пле¬мена. Геты и Даки и отношенія ихъ къ славянству. Значеніе славянства при императорѣ Юстиніанѣ (87).—Отношеніе Болканскихъ славянъ къ византизму (89).— Внѣшнія черты византизма и его источники (93).—Связь византизма съ Персіей и Сарматіей (95).—Національность Скиѳовъ и Сарматовъ (97).—Скиѳо-сарматская куль¬тура (99).—Церковно-византійскій стиль и его происхожденіе (103).—Древніе христіанскіе храмы въ Абхазіи и Сванетіи (105).—Сходство кавказскаго церковнаго зод¬чества съ славянскимъ (106).—Слѣды древнихъ каменныхъ городовъ на сѣверномъ Кавказѣ (107).—Древній городъ Можары (113).—Археологическое зваченіе кир¬пича (118).—Ассирійскій, троянскій, греческій и римскій кирпичъ и его размѣры(120).— Размѣры древне-русскаго и европейскаго кирпича (125).—Происхожденіе слова кирпичъ (127). Общій выводъ изъ первыхъ трехъ главъ (128).

ГЛАВА IV.

Славянскіе города и земляныя укрѣпленія. Происхожденіе слова городъ и славянская терминологія городскихъ укрѣпленій (133).—Днѣшній городъ или дѣтинецъ (135).— Происхожденіе словъ: кремль, стѣна, вежа, столпъ, башня, костеръ, острогъ (136— 139).(—Ассирійскія и вавилонскія укрѣпленія (144).—Городскія стѣны у Евреевъ и Персовъ (146).—Первыя земляныя насыпи при осадѣ городовъ (147).—Національная привязанность къ способамъ фортификацій. Первыя земляныя укрѣпленія у Римлянъ (151).—Земляныя укрѣпленія у Галловъ (152)—и Британцевъ (155).—Отсутствіе укрѣпленій у древнихъ Германцевъ (156).—Города у Балтійскихъ славянъ. Равенсбергское городище (157).—Земляные окопы у западныхъ славянъ (159).—По¬левые окопы у Гунновъ, Каталаунское побоище (161).—Земляныя укрѣпленія въ древ¬ней Руси (165).—Укрѣпленія Новгорода, Старой Ладоги, Изборска, Рязани, Кіева, Владиміра и Твери (167 —169).—Появленіе на Руси деревянныхъ городскихъ стѣнъ (170—172).—Первыя каменныя ограды въ Россіи (173).—Укрѣпленія у сѣверныхъ Финновъ и у камскихъ Болгаръ (175). – Археологическое значеніе древнихъ земляныхъ укрѣпленій и ихъ типическіе признаки (177—183).

ГЛАВА V.

Великая Пермь въ связи съ Камской Болгаріей и Сибирью. Мѣховая торговля сѣвера (185),—Происхожденіе слова соболь (188). – Происхожденіе слова Пермь (192).— Границы Пермской области (193).—Торговое значеніе Перми и причины ея упадка (195).— Скандинавская саги о Біарміи. Путешествіе Отера (199).—Пермскіе клады и археоло¬гическое закамское серебро (200—204).—Источники богатства пермскаго края и гор¬ные промыслы древнихъ (205—209).—Уральское и алтайское золото и мѣдныя руды въ Западной Сибири (210—211).—Древняя разработка рудъ въ Акмолинской обла¬сти (212).—Акмолинское, Семипалатинское и Алтайское золото древнихъ (214).— Уральскіе горные промыслы (216).—Гумешевскій рудникъ (218).—Древнія рудныя работы въ Уфимской губерніи (219)—Городища по рѣкѣ Бѣлой (221).–Городища по p.p. Вяткѣ и Чепцѣ (223).—Городища по p.p. Обвѣ, Камѣ и Колвѣ (224-226).— Галкинское городище при устьѣ р. Чусовой (227).—Городища по нижнему теченію Камы(228).—Водяные пути и волоки черезъ Уралъ (230).—Городища по р. Тавдѣ (231).— Городища по Тоболу, Турѣ и Исети (234).—Городища по Иртышу (235).—Чувашскій мысъ и Искеръ, походъ Ермака и завоеваніе Сибири (236).—Археологическое значеніе Искера (239). — Происхожденіе слова Сибирь (243).—Основаніе городовъ Тюмени и Верхотурья (245). — Выходъ съ Туры на Чусовую (247).—Писаные камни по р. Тагилу (248—251).—Городища по р. Чусовой (252).—Происхожденіе болгарскихъ и сибирскихъ городищъ (253).—Торговыя связи древней Сибири съ Болгаріей и Пермью (256).—Упадокъ древней Болгаріи и Перми (258).—Возрожденіе Сибири (259).

ГЛАВА VІ.

Городище Болгары и Камская Болгарія. Топографія городища Болгары. Старая Кама и вытекающія отсюда соображенія о временя основанія города Болгара (261— 264).—Обзоръ литературы объ этомъ городищѣ (265).—Описаніе укрѣпленій горо¬дища (266).—Время основанія города Болгара (270).—Находки на городищѣ, под¬тверждающiя его древность (272).—Сравненіе болгарской культуры съ сибирскою: орнаментированная глиняная посуда, напрясла, глиняныя водопроводныя трубы, костя¬ные наконечники стрѣлъ, желѣзныя стрѣлы большого формата, копья, топоры, кельты, бронзовыя долота и серпы, птицевидные идолы (274—284).—Архитектурные памят¬ники Болгаръ: Большой и Малый столпъ (285).—Археологическое значеніе болгарскихъ руинъ (289). — Значеніѳ слова Столпъ (291).—Историческое происхожденіе столповъ и отношеніе ихъ къ индійскимъ топамъ и китайскимъ пагодамъ (292).— Башня Бураны въ Семирѣченской области (295).—Сауранскія башни (298).—Сходство болгарскихъ столповъ съ азіатскими (299).—Религиозное значеніе столповъ (301).— Татарскія постройки въ Казани и Сумбекина башня (303).—Описаніе Бѣлой палаты (305).—Сходство ея съ христіанской церковью (310).—Черная или судная палата (313.—Назначеніе ея (317).—Изображенiе креста въ ея окнахъ (318).—Башни болгар¬ской цитадели (321).—Назначеніе ихъ (322).—Палатки и церковь св. Николая (325).— Долговѣчность каменныхъ построекъ (327).—Сравненіе болгарской и русской строитель¬ной техники (328).—Историческія свѣдѣнія о болгарахъ(ЗЗІ).—Упадокъ города Болгара (334).—Національность древнихъ болгаръ (335).—Слѣды христіанства въ Болгарахъ, греческая палата (339).—Три періода болгарскихъ древностей: славянскій, арабскій и татарскій (343).—Замѣтка объ имени Болгаръ (345).— Отношеніе Болгаръ къ гуннамъ и о націоналыюсти тѣхъ и другихъ (350).—Заключеніе первой части.

ТАБЛИЦЫ ЧЕРТЕЖЕЙ И РИСУНКОВЪ.

Табл. I—VI. Начертанія на скалахъ по берегамъ рѣки Тагила.

I. Начертанія на камнѣ Балабанъ, на правомъ берегу Тагила. Къ стр. 249.

II. Начертанія на Караулъномъ и Сокольемъ камнѣ, на лѣвомъ берегу Тагила. Къ стр. 249.

III. Надписи на Змѣевомъ камнѣ. Къ стр. 250.

IV. Начертанія на томъ же камнѣ. Къ стр. 250.

V. Изображенія на камнѣ, называемомъ Писаный. Къ стр. 250.

VI. Изображенія на томъ же ІІисаномъ камнѣ. Къ стр. 251.

VII. Планъ окрестностей города Тобольска, съ указаніемъ городищъ. Къ стр. 236.

VIII. Планъ городища Искеръ. Къ стр. 236.

IX. Глазомѣрный планъ старой дельты рѣки Камы, отъ Спасскаго затона до горо¬дища Болгары. Къ стр. 261.

X. Планъ городища Болгары (изъ атласа Шмита). Къ стр. 266. (Объясненіе ну¬мераций плана см. на стр. 265 подъ строкой).

XI. Планъ и фасадъ Бѣлой палаты въ Болгарахъ (по рисунку Палласа). Къ стр. 310

XII. Черная палата и Болгарскіе столпы (по рисунку Палласа). Къ стр. 314.

XIII. Церковь св. Николая (по рис. Палласа). Къ стр. 325.

XIV. Планы и разрѣзы Бѣлой и Червой палатъ (по рисунку Шмита). Къ стр. 315.

XV. Фасадъ и разрѣзъ башни Бураны, въ Семирѣчья, по рисунку снятому въ 1886 году. Къ стр. 295.

XVI. Фотографическій снимокъ той же башни въ 1891 году.


Книга доступна в формате PDF (19309Кб)

Владимир Берест


***


Источник.
.

Метки: археология, история, лингвистика, медицина, русский, санскрит, сибирь, славяне, флоринский, этруски, язык

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)