Главная » Мировоззрение, Творчество

Управление обществом. Тавистокский институт. Телевидение

08:57. 29 октября 2019 530 просмотров Нет комментариев Опубликовал:

Глава 5

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

ЗомбоящикВысшая форма контроля — это когда вы думаете, что свободны, а в это самое время вами манипулируют и диктуют вам, о чем думать и что делать.

Когда вы находитесь в тюремной камере и видите вокруг себя решетки — это одна форма диктатуры.

И совершенно иная, более изощренная форма контроля и диктатуры — это когда вы не видите решеток и считаете себя свободными.

Самым великим гипнотизером на свете является прямоугольный ящик, стоящий в углу гостиной и внушающий людям, во что им верить.

Телевидение, проникшее в каждый дом, служит основой массового промывания мозгов, о чем и пойдет речь в этой главе. Возможно, вы этого не осознаете, но ваше сознание подвергается воздействию каждый раз, когда вы включаете «одноглазую сиделку».

Когда вы смотрите телевизор, активность вашего правого полушария вдвое превышает активность левого, что само по себе является аномалией с неврологической точки зрения. Этот перекос вызывает всплеск производства в вашем организме природных опиатов — эндорфинов, в число которых входят бета-эндорфины и энкефалины. Эндорфины структурно идентичны опию и его производным (морфию, кодеину, героину и т. д.).

Другими словами, телевизор действует как высокотехнологичная система накачки нашего организма наркотиками, и мы это действие чувствуем.


Тавистокский институтЕще один эффект, возникающий во время просмотра телевизора, связан с тем, что те области мозга, которые отвечают за высшую нервную деятельность, отключаются, зато максимально активизируется лимбическая система, низшие отдела мозга, подготавливающие организм к тому, чтобы в любой момент вступить в борьбу или бежать, реализуя глубоко укорененные в подсознании инстинктивные программы реагирования на внешние стимулы.

Кроме того, лимбическая система не способна отличить действительность от сфабрикованных образов (на это способна только кора головного мозга), поэтому мы реагируем на телевизионные программы так же, как если бы они были реальностью, выделяя соответствующие гормоны и т. д.

Исследования показывают, что в долгосрочной перспективе чрезмерная активность низших отделов мозга влечет атрофию высших отделов. Возможно, вы об этом не знаете, но уверяю вас, что люди, ежедневно занимающиеся промыванием мозгов, очень хорошо об этом знают. Мы вернемся к данному вопросу несколько позже.

Промыватели мозгов, которым поручено обеспечить трансформацию общества, придумали чрезвычайно хитрый трюк. Они сумели убедить людей, что то, что они видят своими собственными глазами, действительно существует. Поэтому люди будут смеяться вам в лицо, если вы попытаетесь объяснить им, что есть невидимая реальность, что мы видим далеко не полную картину.

В 1981 году Хэл Беккер из аналитического центра «Futures Group» заявил в одном интервью: «Я знаю, как заставить рядового американца поверить во все, что мне захочется. Если внешний мир противоречит тому, что показывают по телевизору, люди пытаются изменить мир, приводя его в соответствие с телевизионной картинкой…»

Видите ли, то, что показывают по телевизору, отнюдь не является правдой. Телевидение — это парк развлечений, это труппа жонглеров, красивых девушек, исполняющих танец живота, рассказчиков, певцов и ряженых. Но «ящик» полностью загипнотизировал людей. Вы сидите перед ним день за днем, вечер за вечером…

Практически все, что вы знаете о мире, вы узнаете из телевизора! Лишь 5 процентов американцев прочитывают больше пяти книг за год, зато церемонию награждения премиями «Оскар» смотрит миллиард зрителей.

Телевизор учит вас, о чем мечтать, о чем говорить, как одеваться, как себя вести, даже как пахнуть. Большинство людей лучше знают Пэрис Хилтон, Бритни Спирс и Леди Гагу, чем своих собственных супругов. Это же безумие! Разве вы не видите?

Миллионы людей поверят в любую ахинею, если она доносится с телеэкрана. Более того, власть имущие готовы говорить вам с телеэкрана все, что угодно, во имя «войны с терроризмом», увеличения зрительской аудитории и притока рекламодателей, пока вы голосуете за них, покупаете их продукцию и позволяете им промывать вам мозги.

«Телевидение служит идеальным средством создания однородной массовой культуры, манипулируя общественным мнением, чтобы все жители страны мыслили одинаково».

Зачем это делается? Для оболванивания. Для промывания мозгов. Для того чтобы превратить вас, взрослого человека, в инфантильный комок нервов. Чтобы вы не стояли на пути у серьезных людей, слишком увлекаясь собственными мыслями.

Задумайтесь над этим!

Более 75 процентов людей всю информацию получают из телевизора. Все, что льется с телеэкрана, для большинства становится непреложной истиной. Ящик стал для них евангелием, высшим откровением. Телевидение делает президентов и свергает их. Оно стало той силой, которая внушает наибольшее благоговение в этом Богом проклятом мире.

Однако что было бы, если бы оно попало не в те руки? И когда крупнейшая компания в мире контролирует самую могущественную пропагандистскую силу в мире, кто знает, какое дерьмо примет форму истины на телеэкране?

Создание фашистского общества

Большинство людей полагают, что неплохо знают, что представляет собой фашистское общество. Они видели кадры из снятых для телевидения фильмов о Германии 1930-х годов. Толпы людей, энтузиазм, блеск, марширующие солдаты, огромные митинги, развевающиеся флаги.

Ну и, конечно же, выступления Гитлера, в которых он говорил именно то, что нравилось слышать собравшимся толпам людей, поднятием рук салютующих своему фюреру.

Величайшее поколение XX века пошло на войну, чтобы одолеть величайшее зло, какое когда-либо видел свет. Двадцать шесть миллионов советских людей погибли на этой войне, а также еще миллионы европейцев и полмиллиона американских солдат. «Больше никогда!» — такие слова были сказаны нами, когда война закончилась. Помните?

Мир больше никогда не потерпит такой бесчеловечности. Среди нас больше никогда не возникнет нового Гитлера. Больше мы не позволим топтать сапогами человеческие права. «Да, — говорите вы. — Больше никогда!»

Но вы в этом уверены? А что, если я вам скажу, что это чудовище возвращается и что отчасти виновны в этом вы сами, мой читатель? Вы мне поверите?

Что ж, давайте обратимся в недалекое прошлое и вспомним победоносное вступление американских войск в Багдад и Кабул. Вспомните недавнюю войну с Ливией.

Вспомните операцию «Буря в пустыне». Вы помните транслируемые по телевидению торжественные встречи, конфетти, парады марширующих солдат и дорогостоящей техники перед восторженными толпами, размахивающими флагами?

Вам не кажется это знакомым? Миллионы жителей Соединенных Штатов праздновали великую победу, размахивая маленькими пластиковыми флажками, которые раздавались сотнями тысяч; восторженно ревела огромная толпа людей, которые поднимали руки, салютуя своему президенту и верховному главнокомандующему. Не возвращение ли это назад? Я считаю это возможным.

Да, бывают победы, бывают поражения, но на этот раз мы-таки надрали задницы этим арабам. Не так ли? Здравствуй, мама, мы лучшие!

Более того, если вдуматься, то все эти торжества были организованы телевидением.

Если присмотреться к сценарию интервенции, то он попросту скопирован из прошлых исторических событий. Вспомните Судан и кампанию «Спасите Дарфур», вспомните Косово и Балканы, Сомали, Гренаду, Фолклендские острова.

Телевидение действовало как суррогатный куратор «крупнейшего патриотического торжества в истории», как они это называли.

Вот как Кит Хармон Сноу 7 февраля 2007 года описывал в интернет-издании «GlobalResearch» сценарий инспирированного Великобританией конфликта в Судане:
«Во-первых, накалить обстановку нестабильности и хаоса, создавая впечатление, что арабы воюют с африканцами.

Во-вторых, разжечь кампанию в СМИ, которая сосредоточила бы внимание общественности на растущей нестабильности.

В-третьих, всколыхнуть общественное мнение, внушая чувство негодования весьма впечатлительному населению западных стран, которое готово поверить во что угодно — в самом буквальном смысле.

В-четвертых, вывести на сцену дьяволов в седле — в данном случае эту роль сыграл “Джанджавид”.

В-пятых, демонизировать “врагов” [читай арабов] и их партнеров [китайские нефтяные компании и российских продавцов оружия].

В-шестых, отправить в бой христианских солдат и сопровождающие их “гуманитарные” армии; входим в Дарфур, и вот уже создано освободительное движение.

В-седьмых, продолжать ослаблять силы врага, подрывая доверие к нему.

В-восьмых, под флагом моральной правоты и при полной поддержке заботливой западной общественности свергнуть злую власть [ислам и Восток] и возвести на трон доброе, миролюбивое, продемократическое правительство.

И напоследок отменить санкции, в которых больше нет нужды, и помочь в долгожданном „развитии” еще одной отсталой стране.

И вот что мы теперь имеем: еще одна цивилизирующая миссия варварских арабских орд и все те же голодающие, беспомощные, необразованные, больные, инфицированные СПИДом племенные африканцы. Аминь!»

Этот пример показывает, с какой эффективностью телевидение может организовать общественное мнение в поддержку очередного крестового похода, осуществляемого в интересах мирового правительства, причем даже не приходится объяснять этой самой общественности, что конечной целью является создание мирового правительства, или ООО «Единый мир».

Помните, что именно телевидение указывает вам, что праздновать и почему следует гордиться тем, что вы американец, или почему вы должны завидовать тем, кто является американцем.

И это относится не только к миру политики. Вспомните «славную» победу Испании на Чемпионате мира по футболу в 2010 году. Торжество было бы совсем не то, если бы не телевидение, не устававшее напоминать испанцам о том, что они вправе собой гордиться.

Возможно, вы не знаете (потому, что вам никто не говорил об этом маленьком, незначительном факте), что до того, как СМИ развернули «гуманитарную» пропагандистскую кампанию, ни Сомали, ни Косово (и уж тем более ни Судан) не фигурировали в списке первостепенных забот Америки.

Более 85 процентов американцев не смогли бы найти Судан на карте. То же самое можно сказать о Сомали и о Косово, не говоря уже об Ираке до вторжения 1991 года, получившего название «Буря в пустыне».

Восемьдесят семь процентов американцев не смогли найти Ирак на карте и понятия не имели, кто такой Саддам Хусейн, пока прилежность и настойчивость телеканала CNN не приучили американскую общественность к возможности военного вмешательства.

Тем не менее не укладывается в голове то обстоятельство, что общественность так легко дала себя уговорить, ни разу не поставив под сомнение то, что внушали ей СМИ. Вместо того чтобы задавать вопросы, люди предпочитали участвовать в торжествах: непосредственно — выстраиваясь вдоль улиц с флажками — или следя за событиями по телевизору.

К концу 2010 года вместе с Саддамом Хусейном погибло более полутора миллионов ни в чем не повинных иракцев, более 5 тысяч американских солдат и неизвестно сколько десятков тысяч военнослужащих остались калеками ради «освобождения» страны для «British Petroleum», «Royal Dutch Shell», «Halliburton», «Blackwater», «Chase Manhattan Bank», «Bank of America», «CitiGroup» и прочих многонациональных корпораций, каждая из которых стремилась отхватить свой кусок иракского пирога — и природных богатств. Здравствуй, мама!

А думаете, в Афганистане что-то другое? Еще одна война, еще одна ненасытная статистика жертв. Афганистан с Ираком роднят десятки тысяч погибших детей, сотни тысяч калек.

И ради кого мы воевали? Американское правительство свергло грязных талибов только для того, чтобы заменить их самым коррумпированным режимом, какой только видел мир, во главе с Хамидом Карзаем, крупным наркодельцом, который прекрасно ладил с теми самыми талибами, против которых мы воевали. Здравствуй, мама! Мы все еще номер первый? Если только в глупости. Ну и что вы теперь чувствуете? Поняли, что вы праздновали?

И поверьте мне, большой разницы между нацистскими головорезами 1930-х и демократическими освободителями 2011 года большой разницы нет. Не сознавая того, вы стали частью бандитской шайки, фашистской банды, организатором которой выступило телевидение.

Все еще не верите? Случалось ли вам в последнее время летать в США? Персонал американских аэропортов, сотрудники министерства внутренней безопасности — это те же самые нацисты в кованых сапогах, которые за волосы выволакивали пожилых еврейских женщин из домов и забивали их винтовочными прикладами ради удовольствия и внутренней безопасности.

А вы, образцовый гражданин, как тогда стояли и смотрели, так и теперь продолжаете стоять и смотреть, немой и беспомощный. Вам ведь даже в голову не приходит вмешаться и помочь жертве, не так ли? Нет, конечно, ведь вам и вашим согражданам телевидение основательно промыло мозги и приучило никогда не ставить под сомнение действия власть имущих, сколь бы шокирующими и бесчеловечными эти действия ни казались.

А может, вы думаете, что просто такими родились? Тогда вернитесь на тридцать лет назад. Вели ли себя люди подобным образом по отношению друг к другу в те времена? Едва ли, верно? Тогда что же случилось? А случилось то, что где-то по пути мы растеряли свою совесть.

Совесть сохраняется в нас лишь в той мере, в какой мы способны чувствовать и думать за себя. А если мы просто принимаем эмоциональные и интеллектуальные банальности за свои, мы мертвы.

Давайте сформулируем это так: «Появление и массовое распространение телевизионных технологий создало нацистскую модель фашистского общества, обеспечив более изощренные и действенные методы социального контроля, нежели террор, организованный нацистами».

Для большинства людей все это звучит как шокирующая нелепица. В конце концов, что общего может быть между невинным торжеством победы демократии или футбольной команды и нацизмом, верно?

Фашистская концепция человека

Послушаем рассказ журналиста-расследователя Лонни Вольфа:

«Нацистское государство являлось порождением тех же самых финансовых и политических кругов, которые сегодня контролируют так называемые средства массовой информации и телевидение.

Забудьте о том, что вам рассказывают по телевизору насчет обстоятельств прихода Гитлера к власти: его путь к власти был расчищен теми же самыми олигархами, которые сегодня платят промывателям мозгов, создающим телевизионные программы.

В период после окончания Первой мировой войны экономическая политика этой международной элиты способствовала усилению Германии. Гитлеровские нацисты финансировались и поддерживались как один из политических вариантов, а потом, в 1932—1933 годах, им помогли взять власть.

Оказавшись у власти, нацисты постарались закрепить свое положение, развязав террор как средство массового промывания мозгов. Во многих отношениях было бы правильно рассматривать нацистский период как эксперимент по изучению методов массового промывания мозгов и социального контроля.

В основе этого эксперимента лежало стремление к созданию нового мирового порядка, базирующегося на перевернутой фундаментальной предпосылке христианской цивилизации: человек создан как высший вид, стоящий над животным царством, создан Божией милостью по образу и подобию Божию и наделен Божественной искрой разума».

Человека делает человеком сила разума. Именно умение мыслить характеризует человека как вид.

От животных нас отличает способность открывать универсальные физические принципы, позволяющая нам совершенствоваться и улучшать свою жизнь. Развитие человечества, развитие могущества отдельных людей и наций зависит от научно-технического прогресса; искать и открывать истину, тем самым совершенствуя свое существование, — наша высшая цель.

Истина всегда заложена в высшем порядке вещей. Так же и истинный суверенитет заложен не во мнении общественности, а в творческой силе индивидуального человеческого разума.

Таким образом, это моральная проблема. Проблема судьбы человечества. Каждое следующее поколение должно в чем-то превзойти предыдущее. И надежда на это должна оставаться в сознании каждого умирающего старика: его жизнь чего-то стоила, поскольку помогла заложить фундамент лучшей жизни.

Налицо фундаментальное столкновение идеалов: есть те, кто придерживается взглядов на человека, присущих эпохе Возрождения, и есть те, кто считает себя выше других людей, а в окружающих видит скот, чьи животные импульсы и инстинкты необходимо подавлять всей мощью государственного аппарата.

Таков взгляд на человека, присущий эпохе просвещения и, в своей крайней форме, фашистскому государству. Чтобы массовое промывание мозгов стало возможным, необходимо отвергнуть взгляды эпохи Возрождения, ибо невозможно промыть мозги человеку, с сильным нравственным запалом ищущему истину.

Пока мы не приведем человечество в эпоху разума, прогресса и знания, история будет и дальше вершиться не по воле масс, а по воле кучки «пастухов», которые, неизвестно, в каких целях — в добрых или злых, — перегоняют человечество как стадо коров то на пастбище, то в стойло — а иногда и на бойню.

Массовое промывание мозгов по Фрейду

Для многих станет сюрпризом то, что немецкие нацисты экспериментировали с фрейдистской психологией масс. Это означает, что у Фрейда и у нацистов была одинаковая система взглядов на человека как на грешное существо, которому можно позволить существовать лишь в условиях строгих законов.

Человек вовсе не создан по образу и подобию живого Бога, говорит Фрейд. Наоборот, человек создал Бога по своему образу и подобию, чтобы облегчить муки существования.

Фрейд называл интеллектуалов прошлого «инфантильными» за то, что они защищали религиозную доктрину:

«Мы говорим себе, что было бы прекрасно, если бы существовал Бог — создатель мира и благое провидение…

Вы обязаны всеми своими силами защищать религиозную иллюзию; когда она обесценится, — а ей поистине достаточно многое угрожает, — то ваш мир рухнет, вам ничего не останется, как усомниться во всем, в культуре и в будущем человечества. От этой крепостной зависимости я и все наши свободны. Поскольку мы готовы отказаться от порядочной части своих инфантильных желаний, то сумеем пережить, если некоторые из наших ожиданий окажутся иллюзиями».

Вся фрейдистская психология является формой промывания мозгов, потому что для того, чтобы согласиться с ее посылами, необходимо согласиться с тем, что человек представляет собой существо, которое должно отвергнуть существование универсального закона и Бога.

«Фрейдистская психология в той форме, в какой излагал ее сам Фрейд и неофрейдисты типа Карла Юнга, вошла в моду в 1920-е годы. Ее усиленно проталкивали в популярную культуру все тогдашние СМИ, газеты и журналы. Эта нездоровая с моральной точки зрения система ид, эго и супер-эго стала частью популярной культуры, как и убежденность в том, что творческие способности коренятся в сексуальном влечении».

В своем исследовании психологии масс Фрейд отчасти опирался на книгу французского психолога Гюстава Лебона «Психология народов и масс», где утверждалось, что, находясь в толпе себе подобных, человек регрессирует до примитивного психологического состояния.

«Люди в толпе забывают о моральных запретах и стандартах и становятся крайне эмоциональными».

Лебон описывает это как возвращение человека к его первобытной природе. «Человек, — пишет Лебон, — вернулся к своим животным корням». Вот в этом и состоит мобилизация масс. Парады во славу победы — лишь один из примеров этого феномена.

Идея, что все добропорядочные граждане должны выйти на улицы и размахивать флагами, — лишь еще одна форма социального диктата.

Но у этого феномена есть еще один побочный эффект. «Хотя человек толпы становится более примитивным, более инфантильным и похожим на животное, он приобретает также обостренное чувство собственного могущества, тогда как его индивидуальное чувство ответственности за свои действия — что является ключевым фактором любых моральных суждений — сходит на нет».

В то же время, отнюдь не соглашаясь с тем, что все должно быть направлено в сторону общей цели, Фрейд и Лебон игнорируют право человеческого разума поддаваться любопытству и идти туда, куда оно зовет.

В конце концов, любопытство означает неподконтрольность в самой чистой форме — а в Америке такое чревато тюремным заключением по обвинению в антиамериканской деятельности.

Наследие западной христианской цивилизации защищает свободу индивидуального разума от гибельного воздействия массовой культуры, массовой пропаганды и массовой мобилизации.

«Как нельзя обойтись без принуждения к культурной работе, так же нельзя обойтись и без господства меньшинства над массами, потому что массы косны и недальновидны», — писал Фрейд в своем сочинении «Будущее одной иллюзии» (1927), где подвергал нападкам религию. С такими мыслями он был не далек от Гитлера; более того, именно идеи Фрейда сформировали ядро нацистской философии.

Задолго до публикации книги Гитлера «Моя борьба» Фрейд писал в «Психологии масс» о тех самых принципах руководства массами, вокруг которых было организовано нацистское государство.

«Любая масса, будь то нация или случайным образом собранная группа людей, должна иметь вождя, — утверждал он, — человека, который придает ей свой “идеал Я”, ценность. Вождь становится общим “идеалом Я” для всех членов группы и воплощением всех индивидуальных способностей, так же как загипнотизированный человек передает всю свою волю гипнотизеру.

Именно вождь, — продолжает Фрейд, — служит общим связующим звеном для массы людей; общая привязанность к вождю позволяет им идентифицировать себя друг с другом, что придает массе форму и направление».

Был ли Гитлер фрейдистом? «Известно, что Гитлер читал Лебона, — пишет Лонни Вольф в статье “Создание фашистского общества”. — Читал ли он Фрейда и конкретно “Психологию масс”, установить теперь невозможно.

Но ясно, что те, кто привел Гитлера к власти и направлял его курс, Фрейда читали, как и вся правящая элита того времени: ведь именно они пропагандировали фрейдистские безумства и распространяли их по всему миру».

Карл Юнг и Гитлер

Одним из известнейших неофрейдистов, открыто поддержавшим нацистов, был швейцарский психоаналитик Карл Юнг, чья дружба с Фрейдом закончилась после отказа последнего признать ценность гностического мистицизма.

Фрейд, который всячески возражал против интеграции мистических идей в психоанализ, ассоциировал мистицизм со спиритическими сеансами, голосами из потустороннего мира, привидениями, левитацией, трансами и пророчествами.

«Юнг видел в Гитлере апофеоз своих собственных поисков некого языческого причащения к потустороннему миру, поисков, которые начались еще в 1915 году, когда Юнг пережил сильнейший нервный срыв».

В своем эссе о Гитлере и Юнге, опубликованном в 1997 году, Вольф выражает мнение, что преклонение Юнга перед Гитлером неразрывным образом связано с его психоаналитическими теориями, послужившими одной из концептуальных основ сегодняшней идеологии нью-эйдж.

«Юнг был одержим идеей, что глубочайшая реальность и величайшая истина погребены в бессознательных, мистических, психотических аспектах человеческого разума, и это шло вразрез с рациональным, научным иудеохристианским мировоззрением».

Это послужило основой для десятилетий поисков, самокопания, попыток отыскать изначально существующую систему мифов, которая наглядно продемонстрировала бы взгляды Юнга на человеческую психологию и религию. Начав с гностицизма, впоследствии он переключился на изучение астрологии и спекулятивной алхимии как системы символов.

По Юнгу, существует глубокий субстрат сознания, расположенный под слоями механических инстинктов и измеримых феноменов клинической психологии, который Юнг называл коллективным бессознательным.

В определенных обстоятельствах эти бессознательные образы осознаются, становятся видимыми (на политических митингах, на религиозных церемониях, на киноэкранах, в рекламных и пропагандистских материалах), и мы принимаем их как данность, не сознавая того, какую силу они представляют и до какой степени способны манипулировать нашим сознанием.

В свою очередь, эти образы, шаблоны, матрицы, лежащие в основе наблюдаемой вселенной, своего рода решетка связей, соединяющих между собой воспринимаемые нами события, управляются невидимой рукой промывателей мозгов из Тавистокского института и Франкфуртской школы.

Тавистокский институт человеческих отношений является психологическим военным подразделением британской королевской семьи. Это самое крупное учреждение, единственный смысл существования которого заключается в разработке методов манипулирования населением.

Согласно официальной истории Тавистокской клиники, «начиная с 1920 года под руководством своего основателя доктора Хью Кричтона-Миллера клиника внесла существенный вклад в понимание психотравматических эффектов контузии».

В 1930-е годы у Тавистокского института сложились симбиотические отношения с Франкфуртским институтом социальных исследований. Это сотрудничество привело их к анализу культуры населения с неофрейдистской точки зрения. И одним из их «пациентов на психиатрической кушетке» оказался нацизм.

В сущности своей Гитлер был прототипом юнгианца, который отдает свой разум на откуп бессознательному и с радостью окунается в божественное безумие, как советовал Юнг.

На Юнга произвел огромное впечатление стремительный взлет Гитлера, и он признавал, что диктатор, «должно быть, черпал какую-то необыкновенную энергию из тевтонского бессознательного».
Не стоит говорить, что нацисты составляли лишь малую часть немецкого народа, даже когда они были у власти. А как насчет «добропорядочных немцев», которые поддержали гитлеровский террор? Как это произошло? Точно так же, как происходит с нами каждый день под воздействием средств массовой информации.

Самым вездесущим средством массовой информации в те годы было радио. Более того, придя к власти, нацисты распорядились о массовом производстве и распространении дешевых радиоприемников среди всего населения страны.

Вот что такое настоящая «массовая аудитория». Теоретическая подоплека здесь та же, о которой писал в «Психологии масс» Фрейд: «Индивиды, участвующие в массовых феноменах, подвержены внушению до такой степени, что теряют совесть — настолько подавляют их индивидуальность массовые переживания».

Промыватели мозгов называют это «институциональной агрессивностью человека», которая, как уверяют нас Фрейд и его последователи, доказывает, что мы, люди, являемся нацеленными на разрушение животными. Согласно Фрейду, эти агрессивные разрушительные влечения являются «частью животной природы человека».

Цель общества, по Фрейду, заключается в том, чтобы «регулировать и контролировать при помощи различных форм принуждения вспышки этой врожденной животной страсти, против которой человеческий разум в конечном счете бессилен».

Основная идея Фрейда заключается в том, что «массы людей можно организовать, апеллируя к эмоциям. И наиболее действенным является апеллирование к бессознательному, которое способно подавлять рассудок и доминировать над ним».

«Массы никогда не жаждали знать правду, — писал Фрейд, имея в виду безумные толпы, движимые примитивными инстинктами. — Им нужны иллюзии, без которых они жить не могут. Нереальное для них всегда превалирует над реальным, и фальшь воздействует на них с не меньшей силой, чем правда. Они попросту не отличают одно от другого».

В «Психологии масс» Фрейд утверждал, что моральные запреты и взгляды индивида могут разрушаться, так как он видит себя не индивидом, а частью массы.

Лонни Вольф рассуждает о том, что Фрейд называл массовым переживанием, имеющим мощный эмоциональный заряд: «Далее Фрейд утверждал, что в таких условиях, когда эмоции довлеют над разумом и человек не хочет искать истину, он теряет совесть, или то, что Фрейд называет “идеалом Я”».

С точки зрения Фрейда, это не всегда плохо, «поскольку совесть, или супер-эго, побуждает человека неестественным образом подавлять в себе базовые животные инстинкты. По мнению Фрейда, это может вызывать невроз. В толпе, организованной вокруг человеческих эмоций, индивид дает себе волю, освобождается от всех моральных и социальных запретов.

Как отдельный индивид, он может быть очень культурным человеком, но в толпе преображается и становится варваром — существом, действующим на основе инстинктов».

Следовательно, ключ к промыванию мозгов — создание организованной, управляемой среды, в которой «стресс и напряжение подавляют морально информированное здравомыслие и делают человека более восприимчивым к внушению».

Основной смысл здесь в том, что, находясь в толпе, человек перестает думать и все его реакции становятся чисто эмоциональными.

В нацистской Германии радио доносило в миллионы домов голос одного человека — Адольфа Гитлера. Тот факт, что вся Германия одновременно слышала его голос, придавал его словам особую силу.

Слушатели в буквальном смысле ощущали себя частью толпы, и разум вытеснялся эмоциями. Речи Гитлера являлись одними из первых массмедийных событий в истории и были подготовлены так же тщательно, как и любое другое массовое мероприятие.

В Тавистоке и Франкфуртской школе очень внимательно наблюдали за нацистскими методами пропаганды и охотно включали их в свои собственные исследования. Цель этого проекта, как утверждает Адорно во «Введении в социологию музыки», было «запрограммировать массовую культуру с помощью экстенсивного социального контроля, ведущего к неуклонной деградации потребителей этой культуры».
В своей получившей широкую известность книге “Просвещенное сердце” Беттельгейм указывал, что жизнь за воротами концентрационных лагерей зеркально отражала то, что происходило в лагерях: все немецкие граждане становились все более инфантильными, менее способными вести себя так, как подобает взрослому, ответственному человеку».

В «Просвещенном сердце» Беттельгейм пишет: «“Добропорядочный немец” должен быть невидим и неслышим… Одно дело — вести себя как ребенок, когда ты ребенок, и совсем другое — быть взрослым, но вести себя по-детски. И в это беспомощное состояние человек впадает не просто по принуждению извне.

Речь также идет о раздвоении личности. Страх, желание сохранить жизнь вынуждают его отказаться от всего того, в чем заключается его шанс на спасение, — от способности разумно реагировать и принимать здравые решения. Отказываясь от этого, человек перестает быть взрослым и становится ребенком.

Он понимает, что для выживания необходимо принимать решения и действовать, и все-таки пытается выжить, никак не реагируя. Такая комбинация настолько ошеломляет и подавляет его, что он утрачивает всякое самоуважение и самостоятельность».

В конечном счете нацистский эксперимент провалился и сами нацисты, эта группа гностических психотиков, были уничтожены теми самыми силами, которые ранее привели их к власти.

Годы существования Третьего рейха вызвали массовые подвижки в сознании населения всей планеты — сдвиг парадигмы, если угодно. Хотя оккультизм и политика издавна идут рука об руку (еще со времен Иосифа, толковавшего сны фараона, царя Саула, советовавшегося с аэндорской волшебницей, и даже еще с более ранних астральных храмов Ниневии и Вавилона), мир впервые оказался под столь непосредственной угрозой установления вселенской «культократии» в форме Третьего рейха.

Здесь уместно повторить, что нацистская партия не являлась политической партией в обычном понимании этого термина; это был культ. Оккультизм в нацистской интерпретации представлял собой странную смесь астрологии, франкмасонства, расизма и европейского фольклора (катары, Святой Грааль, рыцари Храма, легенды о короле Артуре).

Все силы мрака были брошены на борьбу против человечества. В книге «Утро магов», вызвавшей в 1960-е годы эффект разорвавшейся бомбы, авторы трактуют эти силы в паранормальном свете, но всегда обнаруживаются связи с фашистскими фантазиями Гитлера, Гиммлера, Розенберга, Дарре и Гесса — вульгарными оккультными фантазиями, ставшими государственной политикой и приведшими к холокосту и Второй мировой войне.

То, что из-за этих извращенных фантазий погибли миллионы людей, стало величайшей трагедией XX века. Но авторы книги настаивают, что под внешней оболочкой Третьего рейха было что-то еще — мрачная сила, которую на время пробудили нацистские маги из СС.

Феномен «совпадения», или то, что Карл Юнг называл «синхронностью», был самым очевидным свидетельством действия этой силы и того, что, по мнению авторов, могло бы послужить основой «новой концепции истории».

«Когда все было кончено, те, кто навязал миру весь этот ужас, попытались через СМИ обвинить в совершенных преступлениях самих же жертв.

Немцам, которых олигархи руками нацистов подвергли пыткам и промыванию мозгов, сказали, что они коллективно виновны во всем случившемся.

В результате преступниками, насильниками и массовыми убийцами объявили целую нацию».

И в то самое время, когда нас уверяли, что такого больше не должно повториться, специалисты Тавистокского института и родственных учреждений уже тайно трудились над разработкой нового, гораздо более мощного инструмента промывания мозгов — телевидения, которое должно было помочь им организовать свое фашистское сверхгосударство без ставшей неприемлемой нацистской надстройки.

Многие ли это понимают сегодня? Многие ли осознают, что восприятие большинством населения действительности, особенно на политической арене, навязано, внушено извне. Хозяева закулисья ловко манипулируют населением, навязывая те представления, которые считают нужными.

Большинство людей этого определенно не замечают, что в значительной мере объясняется промыванием мозгов.



Эстулин Даниэль
Перевод: Самсонов П.


***

Источник.

.
Метки: американцы, Германия, Гитлер, демократы, ложь, манипуляция, мозговой центр, народ, нация, общество, партия, политика, пропаганда, свобода, СМИ, совесть, суть, США, технологии, толпа, управление, фашизм, человек

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)