Главная » История, Мировоззрение

Как католический Запад переформатировал славянский народ Польши

09:40. 20 октября 2019 798 просмотров 3 коммент. Опубликовал:
Погибший в результате очень странного и скоротечного инфаркта депутат В. Илюхин пишет в своей книге „"Катынское дело". Проверка на русофобию”.
*
Россия и Польша. 1920 год
В 1920 году, когда Польша разгромила Красную Армию и захватила огромную территорию, земли Западной Украины и Западной Белоруссии Варшава передала победителям как колонии, на которых начал утверждаться «новый порядок», схожий с тем, который позже наводили гитлеровцы на оккупированных территориях.

Тоже расстреливали, вешали, пороли до смерти, сжигали поселки, разрушали храмы, силой окатоличивали.

Естественно, это вызывало противодействие местного населения, что новых хозяев только стимулировало к еще большей жестокости.

Поляки зверствовали, неимоверно издевались над пленными — стегали колючей проволокой, зашивали людям в полость живота живых кошек или убивали сотнями за малейшее нарушение дисциплины в концлагерях.

Мирных жителей тиранили, всех огульно лишили национальности, принуждали к рабскому непосильному труду. Польские газеты без стеснения писали: «На все тамошнее белорусское население сверху донизу должен упасть ужас, от которого в его жилах застынет кровь».

Кто же из оккупантов так зверствовал?

Во-первых, так называемые осадники.
Это ветераны армии Пилсудского, за боевые заслуги в польско-советской войне 1919–1920 годов награжденные земельными наделами в Белоруссии и Украине. Среди осадников было много офицеров — закоренелых русофобов и католических фанатиков.

Они обращались с местным населением, как живодеры со скотиной. И впоследствии им это даром не прошло.

Во-вторых, жандармы, поддерживающие «новый порядок» самым жестоким образом.

На захваченные территории были присланы «служители закона», отличающиеся особым садизмом — жандармы обирали крестьян до нитки, насиловали женщин, семьи лишали жилья. В 30-х годах польские жандармы в удостоверении личности в графе «национальность» у белорусов писали: «тутэйшие», то есть местные. Население должно было со временем забыть свои корни, свою культуру, свое национальное достоинство.

В-третьих, охранка многочисленных тюрем и лагерей. Особенно отличалась жестокостью охранка концлагеря Березы Картузской, который просуществовал с 1934 до 1939 года. Как пишут в польской прессе, там содержались евреи, украинские националисты и даже поляки.

Сохранилось свидетельство насаждаемых порядков в этом лагере. Известный польский общественный деятель и публицист Станислав Цат-Мацкевич писал в своих воспоминаниях: «Береза Картузская была не местом изоляции, а местом пыток… Со всей Польши здесь собрали людей, обожавших избивать безоружных. Уголовники назначались дежурными по бараку, контролировали выполнение «гимнастики». Им разрешалось избивать остальных заключенных. Главная пытка — отказ в праве справлять нужду. Только раз в день, в 4.15 утра, узников выводили и командовали: «Раз, два, три, три с половиной, четыре!» За эти полторы секунды все должно быть уже закончено».

Еще один вид пыток — «гимнастика», когда узников заставляли сидеть в глубоком приседе с поднятыми вверх руками на протяжении 7 часов. В приседе бегать, ходить, спускаться с лестниц и подниматься обратно.

При этом на них сыпались удар за ударом, особенно если чей-то желудок не выдержал. Делать «гимнастику» заставляли всех, даже арестантов с переломанными в результате издевательств костями.

Ночью людей будили каждые полчаса и приказывали им прыгать, бегать, ползать. «Все выглядело, как дантовский ад», — заключает С. Цат-Мацкевич.

А теперь приведу некоторую статистику. В польско-советской войне 1919–1920 годов поляки взяли в плен порядка 120–150 тысяч красноармейцев. 80 тысяч истребили. Сколько погибло в концлагерях мирного населения — не счесть. На территории Западной Белоруссии и Западной Украины разрушили почти все православные храмы, закрыли фактически все местные национальные школы. Население обобрали с ног до головы.

Белорусы и украинцы об этом помнят…




1939–1941 годы. Откуда в Белоруссии взялись польские пленные

Для начала сделаю некоторые уточнения. Первая мировая война истощила Германию и Россию. Польша, получив из рук Верховного совета Антанты независимость, воспользовалась этим и направила штыки в сторону поверженных немцев.

Потом, увидев, что советская власть вот-вот падет, в январе — феврале 1919 года кинулась на Россию. Возглавлял этот поход национальный герой прошлых лет и современной Польши Юзеф Пилсудский, чьи памятники ныне можно встретить в любом уголке ее небольшой территории. Поэтому непродуманный поход доблестного военачальника Тухачевского на Варшаву был лишь ответом на эту агрессию. Далее, как мы знаем, ситуация изменилась, и РСФСР потерпела на польско-советском фронте крупное поражение. Наши территории по Рижскому мирному договору, заключенному 18 марта 1921 года, отошли Польше — западная часть Белоруссии и Западная Украина.

Но со временем Варшава и Берлин сблизились до такой степени, что Польша в 1933 году добровольно взяла на себя функции представлять Германию в Лиге Наций. Сотрудничество приобрело столь тесный характер, что Гитлер в январе 1939 года предложил Варшаве участвовать в походе на СССР. И был крайне удивлен и разочарован отказом Польши, которая в то время являлась еще и союзником Англии и Франции.

Заигрывая с одними и другими, Варшава все время помнила о ситуации 20-х годов, когда русские и немцы обескровили друг друга и ей легко достались лавры победителя. Поэтому Польша всячески затягивала процесс переговоров, явно забывая, что находится в буферной зоне между двумя крупными и сильными державами — Россией и Германией. Варшаву не образумил даже пакт Молотова — Риббентропа: в Гитлере она врага не видела и вместе с Англией и Францией настраивала фюрера против советской России. Ненависть поляков к большевикам явно затуманивала их сознание.

1 сентября 1939 года стало для Польши трагедией — гитлеровцы пересекли ее границу и двинули танки вглубь страны. Надо отдать должное полякам: защищались они самоотверженно, но силы были не равны и серьезно противостоять Берлину они не могли. Второй удар Варшава получила с востока. 17 сентября 1939 года по договору с Германией советские войска начали наступление, освобождая свои утраченные 20 лет назад территории.

На два фронта воевать крайне тяжело, поэтому военные действия быстро закончились — Польша была разделена на две части — немецкую и советскую. Не присоединившийся ни к кому буфер перестал существовать. Англия и Франция в войну не вмешались, а предпочли пожертвовать союзником ради собственного спокойствия.

Единственное, что сделал британский лев, — приютил в Лондоне сбежавшее польское правительство, которое через полтора года стало искать отношения с ненавистной ему Россией.

Мы вернули себе Западную Белоруссию и Западную Украину; в плен Красной Армии попало около 150 тысяч поляков, одетых в военную форму. Произошла большая фильтровка: представители низшего сословия были сразу освобождены. Часть поляков, жившая на западных землях Польши, была передана немцам.

Позже, уже в 41 году, 73 тысячи поляков были переданы польскому генералу Андерсу, и они на территории Италии вместе с англичанами воевали против немцев. У нас оставалась небольшая группа польских офицеров, отказавшаяся участвовать в сопротивлении немцам, а также сотрудничать с нами. В отношении этих офицеров надо было принимать какие-то меры.

Дело в том, что они совершали набеги на населенные пункты, так как не было серьезного конвоя, готовили мятеж, будучи в нашем плену. В их числе были жандармы, полицейские, издевавшиеся над нашими красноармейцами, плененными в 1920 году. Издевались они над белорусами, украинцами во время оккупации поляками названных территорий. Поэтому часть поляков была приговорена к расстрелу за тяжкие преступления. Но не в том количестве, о котором сейчас говорят. Цифры надо уточнять, но они — в пределах 3 тысяч. Это было под Харьковом, Тверью и в ряде других мест.

Есть и другие подсчеты историков. По некоторым данным, в руки СССР в 1939 году попало не более 130 тысяч поляков, из которых 42 тысячи польских военнослужащих, оказавшихся в армии по призыву, были освобождены. Это те, кто, как уже говорилось ранее, проживал на территории Польши, оказавшейся под немцами. И примерно столько же, чуть более сорока тысяч гражданских жителей, бежавших от фашистов на восток, СССР переправил назад через линию перемирия.

Из оставшихся и формировались рабочие подразделения для строительства дорог в Смоленской области, армия Андерса и дивизия имени Тадеуша Костюшки. Нельзя исключать, что кто-то из пленных умер своей смертью, кто-то сбежал. По суду же было расстреляно, как уже упоминалось, чуть больше трех тысяч.

Но не надо путать Катынь, у нас все это свелось к ней. Под Катынь было действительно направлено несколько тысяч поляков, которые работали на строительстве шоссейных дорог Смоленск — Витебск и т. д. Но когда началась Великая Отечественная война, немцы настолько быстро продвигались к Смоленску, что эвакуировать оттуда военнопленных поляков не удалось. Они вновь оказались в плену, на этот раз у немцев.

Германия использовала часть их на строительстве бункера для Гитлера. На строительстве этого бункера работали в том числе и пленные русские, украинцы, белорусы, евреи — все они были расстреляны и похоронены под Катынью.

Потому мы сегодня и говорим: давайте определимся, кто есть кто и от чьих пуль погиб.



Источник
**
А вот что пишут сами поляки в своей центральной газете „Ньюсуик Польска”.

***

О нечеловеческих условиях, в которых содержались в польских концлагерях пленные красноармейцы в 1919-1921 годах, написал влиятельный польский еженедельник «Ньюсуик Польска». Статья на эту тему называется «Ад за колючей проволокой». Ее автор – историк Игор Мечик.

«За колючей проволокой польских концентрационных лагерей советские военнопленные умирали, как мухи», пишет журнал, называя условия их содержания «польским бесчестьем».

Первоначально в руках поляков находилось около 10 тыс пленных красноармейцев, однако, после поражения армии Михаила Тухачевского под Варшавой в польский плен попало всего до 110 тыс солдат, командиров и комиссаров Красной Армии. Для них поляки созд ли целую сеть концлагерей – в Бресте, Лукове, Вадовице, Домбье, Тухоле, Стжалкове, Пикулице, Шипьорно и в других местах. Эта сеть покрывала почти всю польскую территорию.

Несмотря на то, что в 1919 году польское министерство по армейским делам составило для военнопленных специальный рацион, включающий хлеб, мясо, каши и даже кофе, ни в одном из концлагерей советские узники не ели досыта. Голод был овсеместный и вызывался польской лагерной охраной искусственно.

Автор статьи приводит многочисленные примеры того, как пленных красноармейцев морили голодом. Так, группу из 300 узников пять суток гнали в концлагерь в Пулявах и за это время не кормили ни разу. По прибытии в лагерь изголодавшимся людям бросили дохлую лошадь, которую те вынуждены были есть сырой.

Осенью 1920 года польский комендант концлагеря в Бресте так приветствовал прибывающих к нему пленных красноармейцев: «Вы, большевики, хотели отобрать нашу землю. Вот вы землю и получите. Я буду вас так кормить, что сами подохнете».

В статье приводится сохранившийся в центральном военном архиве Польши рапорт генерала Зджислава Хордыньского-Юхновича, возглавлявшего санитарный департамент военного министерства. Этот документ генерал написал после инспекции лагеря в Белостоке:

«Бараки переполнены, среди здоровых полно больных. По-моему, на 1400 заключенных здоровых нет вообще. Они покрыты лохмотьями и от холода прижимаются друг к другу, пытаясь согреться. В воздухе смрад от больных дизентерией и гангреной, развивающейся в опухших от голода ногах. Это ужасающая картина».

Посетившая лагерь для российских военнопленных в Стжалкове представительница Красного Креста Стефания Семполовска писала: «Барак для коммунистов так переполнен, что сдавленные узники были не в состоянии лечь и стояли, подпирая один другого».

По свидетельствам очевидцев, только в одном этом лагере ежемесячно умирали 100-200 красноармейцев. В Бресте цифры были еще страшнее. Там только за сутки от голода и болезней погибали от 60 до 100 пленных.

В Тухоле в конце 1920 года за два месяца умерло 440 заключенных. «Местные жители вспоминали, что еще в тридцатых годах были места, где под ногами проседала земля, а из-под нее выступали человеческие останки», –пишет «Ньюсуик Польска».

Медицинской помощи не было вообще никакой. Раненые по две недели лежали без повязок, пока в ранах не заводились черви и люди не умирали от заражения крови.

«В самый страшный для узников период – зимой 1920-21 годов – умерших считали уже тысячами», – утверждает «Ньюсуик Польска».

Помимо этого имели место многочисленные случаи расстрелов взятых в плен красноармейцев, утверждает издание. Так, в районе Млавы поляки расстреляли около 200 взятых в плен казаков, на Волыни был зафиксирован факт расстрела еще 18 военнопленных.

В статье приводятся воспоминания одного из очевидцев событий 1919 года о том, как командир 18-го польского пехотного полка приказал пленным красноармейцам раздеться, затем отдал приказ избить их нагайками, а затем всех расстрелял.

Всех попавших в плен комиссаров поляки вешали без суда. Ужасающие факты об этих жестокостях приводятся в книге «Замолкающее эхо. Воспоминания о войне 1914-1920 годов», написанной участником тех событий с польской стороны Станиславом Кавчаком, отрывки из которой приводятся в статье Игора Мечика.

Журнал «Ньюсуик Польска» цитирует также дневник Казимежа Свитальского, личного секретаря главнокомандующего польскими войсками маршала Юзефа Пилсудского, который писал о «жестокой и безжалостной ликвидации пленных нашими солдатами».

Самым страшным считался концлагерь в Стжалкове /между Познанью и Варшавой/. Командовавшие лагерем капитан Вагнер и поручик Малиновский секли заключенных бичами, сделанными из колючей проволоки. Обычная норма при избиении составляла 50 ударов. Тех, кто просил пощады, тут же расстреливали, пишет польский журнал.

В этот лагерь попали солдаты латышского полка российской армии, добровольно сдавшие оружие и перешедшие на сторону поляков. В лагере с них сняли всю одежду и предупредили, что «живыми они из лагеря не выйдут, поскольку являются жидовскими наемниками». Латышам запрещали выходить из бараков за водой и вообще не давали есть. От нечеловеческих условий погибло несколько десятков солдат этого полка. Остальным удалось спастись только благодаря тому, что в лагерь прибыла следственная комиссия и Вагнер с Малиновским были арестованы.

Польский журнал задает вопрос, «не было ли все это сознательным уничтожением, может быть, не на уровне правительства, но по крайней мере на уровне начальства отдельных лагерей?» И тут же признает, что с таким утверждением «трудно спорить».

Кто то подумает, что может быть поляками руководила классовая ненависть – какое-то «быдло» в серых шинелях осмелилось поднять руку на высокородных шляхтичей да угодило в плен, так чего с ним церемониться? Да нет, для них не было никакой разницы между «красными» и «белыми».

Показательный факт. В феврале 1920 г. в Польше была интернирована 20-тысячная белогвардейская группировка генерала Бредова, отступившая туда под натиском красноармейцев из Украины. Казалось бы, Польша, находившаяся тогда в состоянии войны с большевиками, должна была бы относиться к белогвардейцам, как к союзникам.

Как бы не так. Создатель польского государства маршал Юзеф Пилсудский отправил их в лагеря Берёза Картузская, Стшалков, Торн, Тухоль, Щепёрно и многие другие. Несчастных почти не кормили и не оказывали медицинскую помощь.

Лагерная охрана ограбила интернированных, сплошь и рядом жестоко избивала их. Гибли не только зрелые и пожилые высшие офицеры, но и молодые, полные сил, как, например, терский казачий генерал-майор Слесарев.

В Госархиве РФ есть воспоминания поручика Каликина, который прошел через лагерь смерти Тухоль и которому посчастливилось выжить. Поручик писал:

File:Tuchola 1919.jpg«Еще в Торне про Тухоль рассказывали всякие ужасы, но действительность превзошла все ожидания. Представьте себе песчаную равнину недалеко от реки, огороженную двумя рядами колючей проволоки, внутри которой правильными рядами расположились полуразрушенные землянки.

Нигде ни деревца, ни травинки, один песок. Недалеко от главных ворот – бараки из гофрированного железа.

Когда проходишь мимо них ночью, раздаётся какой-то странный, щемящий душу звук, точно кто-то тихо рыдает. Днём от солнца в бараках нестерпимо жарко, ночью – холодно… Когда наша армия интернировалась, то у польского министра Сапеги спросили, что с ней будет. «С ней будет поступлено так, как того требуют честь и достоинство Польши»,
– отвечал он гордо.

Неужели же для этой «чести» необходим был Тухоль? Итак, мы приехали в Тухоль и расселились по железным баракам. Наступили холода, а печи не топились за неимением дров. Через год 50% находившихся здесь женщин и 40% мужчин заболели, главным образом, туберкулёзом. Многие из них умерли. Большая часть моих знакомых погибла, были и повесившиеся».

Как считают некоторые  историки, в целом в концлагерях Польши было умерщвлено 80 тысяч военнопленных – преимущественно красноармейцев, но и белогвардейцев предостаточно. Ю. Пилсудскому, очевидно, принадлежит сомнительная честь именоваться отцом системы концлагерей для массового уничтожения пленных.

А теперь из прошлого вернемся в наши дни. За последние два-три десятилетия в Польше сложилась и завертелась на полных оборотах общенациональная пропагандистская машина, которая с неутомимостью отбойного молотка «врубается» в пресловутую катынскую тему. В Польше создан так называемый Институт национальной памяти, который занимается расследованием преступлением против поляков, где бы и когда бы они не были совершены.

Главное направление его деятельности, без сомнения, — это Катынь. Правда после гибели в авиакатастрофе под Смоленском всего «актива Катыни», дело притормозилось. Но думается временно, потому что за этим  кроются баснословные деньги, которые Польша рассчитывает получить в качестве компенсации от правоприемников СССР.

А между тем Польша и поныне не признает факта гибели безоружных людей. До сих пор на территории бывших польских концлагерей не воздвигнуто ни одного мемориала в память о погибших красноармейцах. Не проявляет наш западный сосед и готовности к христианскому покаянию.

Алексей КАРЦЕВ,
корр. ИТАР-ТАСС в Варшаве
Источник: По материалам ИТАР-ТАСС

Источник

***

.

Метки: белоруссия, война, войска, Запад, история, концлагерь, нравственность, польша, рабство, русский, славяне, статистика, Украина

3 Комментария » Оставить комментарий


  • 12182 7348

    Статья некоего перца с чисто жыдовской фамилией “Карцев”, тупо науськивает российского ДЛБ на страну с названием “Польша”, которая у ДЛБ будет автоматически ассоциироваться с польским народом. Методика науськивания также типично жидовская: воздействие на эмоции дебилов, которые фактов в упор не видят, один из которых таков, что славяне тех зверств, которые описываются в статье, совершать не могут по определению – генетика не позволит…

    • 10106 1164

      Т.е генетика русскому славянину позволяет убить БРАТА в гражданскоцй войне просто так.
      Ради светлого будущего коммунизма.
      Мучать истязать крестьян,пытать репрессированных.
      А поляки не такие а знакокачественные.
      Слава тов. Дзержинскому.
      Он расправился с беспризорными и их не стало
      Закопали.

  • 10106 1164

    В 1920 году Польша разгромила Красную Армию
    ——–
    Как? Ведь это непобедимая и легендарная прославившаяся в боях против безоружных крестьян.
    Под руководством Троцкого и Сталина.
    Не верю.
    Не могли разгромить.
    )))
    Там кстати единственный раз боями коммандовал будущий генералисимус ))

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)