Главная » Мировоззрение, Политика

С.В. Калашников: К сожалению, неравенство – это то, к чему мы должны готовиться

21:29. 25 июня 2019 928 просмотров 9 коммент. Опубликовал:
Предлагаем вашему вниманию публикацию тезисов „председателя Временной Комиссии Совета Федерации по мониторингу экономической ситуации С.В. Калашникова, депутата от ЛДПР, доктора экономических и кандидата психологических наук.”.

Дело вот в чём: Калашников пытается что-то понять в окружающей нас ситуации. И это замечательно!

Однако подход его неглубокий, товарищ скачет по верхам и не обдумывает то, что излагает. Хотя утверждает обратное, мол, думает. Собственно, думать Калашников обязан, ибо причислен к рангу учёных – см. выше. Только вот получается „как всегда”.

А ведь ранг Калашникова таков, что его голос слышен в хоре голосов, возвещающих о стратегии развития России. И, к счастью, некоторые тезисы Сергея Валерьевича безспорны и актуальны.

И всё же, давайте посмотрим, какова логика доктора наук в целом и насколько она может позволить дать дельные советы по укреплению могущества и суверенитета нашей страны.
*

Сергей Калашников,
Председатель Комиссии Совета Федерации по мониторингу экономической ситуации

Мы в нашей экономической реальности имеем дело с огромным количеством фантомов. То есть, изучаем и пытаемся управлять тем, чего на самом деле нет. [Посмотрите, бодрое и правильное начало! Т.е. председатель осознаёт, что чаще всего у власти лишь иллюзия управления. Однако ниже Калашников то и дело выдаёт упомянутые фантомы за реальность. – Прим. ss69100.]

Я позволю себе старый бородатый социологический анекдот, я его ещё на первом курсе лет 50 назад услышал, который звучит так: «Какова вероятность, что на Красной площади можно встретить динозавра»? Формально, теория вероятности отвечает, 50 на 50. Или встретишь динозавра на Красной площади или не встретишь. Так вот, оказывается, что многие наши экономические задачи вытекают из неправильно поставленного вопроса. Я постараюсь просто в качестве иллюстрации привести таких несколько пунктов, хотя их очень много.


Во-первых, сама постановка вопроса, стать пятой экономикой мира. 1,9 – вклад российского ВВП в мировой (вообще-то большинство экспертов называют 1,7), и 24% – вклад американского ВВП, хотя многие говорят, что это 29%.

[Тут сразу два принципиальных замечания. Или два фантома, если воспользоваться верным образом, который предложил доктор наук.

Во-первых, „большинство экспертов” запросто могут смотреть на слона, думая, что буйвол, ибо именно табличка „Буйвол” заботливо помещена на клетке.

Во-вторых, как считается пресловутый ВВП? В долларах. К тому же, в разных странах разные методики подсчёта. Но дело даже не в различии методик, а в самой сути подсчёта долларового ВВП.

В США, где размещена ФРС, денежный поток огромен. И каждое его перемещение записывается в ВВП! Это как-то прибавляет количество произведённой реальной продукции? В штуках, метрах, тоннах? Очевидно, что нет. Тогда зачем сравнивать несравниваемые сущности, деньги и реальную продукцию? И пытаться строить на подобном сравнении государственную политику??!

В-третьих, даже продукция продукции рознь! Если мы обгоним все страны по производству алкоголя и табака, увеличив при этом свой ВВП – это полезно для страны или нет? А ведь подобное увеличение повлечёт за собой и прирост денежного оборота в графе „Услуги” в  том же ВВП: мы ведь чаще будем обращаться к врачам, не так ли?!! – Прим. ss69100.]


Коллеги, нам нужно увеличить во сколько раз экономику, чтобы приблизиться к вкладу того же американского ВВП? Я уже не беру остальные три большие экономики. То есть, на наш взгляд, сам вопрос – неправильный. Если бы был поставлен вопрос, какую долю Россия через 6 лет будет занимать в мировом ВВП, была бы понятна задача. А так задача – провисающая.

Ещё один пример – много раз упоминаемая проблема снижения смертности и повышения ожидаемого возраста жизни. Это вообще полный абсурд. Это не категория здравоохранения, хотя её пытаются подать именно как заслугу здравоохранения Вклад в продолжительность жизни у здравоохранения – менее 30%, а всё остальное – другие факторы. И мерить ожидаемой продолжительностью жизни эффективность здравоохранения – это как в попугаях мерить чего-нибудь такое абстрактное.

Точно так же я ещё подчёркиваю, что эта ожидаемая, фантомная цифра, которая ничего не говорит. Если бы мы взяли смертность на сегодняшний день, мы могли бы чётко сказать, что у нас средний возраст смерти сегодня такой-то. Но мы же этот показатель не берём.
[Здесь, как и в нижеследующем тезисе, депутат на высоте! Т.н. средняя продолжительность жизни – действительно фантомная цифра. – Прим. ss69100.]

То, что нам нужны инвестиции – это такой рефрен, всем понятный, очевидный. Но ведь странная получается история: на самом деле денег-то переизбыток у населения, у банков. Вопрос, почему эти деньги не идут в реальный сектор экономики? Значит, есть какие-то шлагбаумы, значит, есть какие-то ограничения по перетоку денег в реальную экономику. Проблема вообще доступа к инвестиционным, кредитным ресурсам – это проблема решается ответом на вопрос, почему у нас существуют финансовые пробки между тем объёмом денег, которые есть и которые нам необходимы?

Ещё один фактор – импортозамещение, мы сейчас много им занимаемся. Импортозамещение без ориентации на мировую конкуренцию – это ведь полная бессмыслица, и бессмысленная трата денег. Есть критическое импортозамещение. Например, лекарственное. Это жизненно важные вещи, мы не можем позволить себе получать их из-за рубежа, не дай Бог, что случится, и мы должны здесь даже за дополнительную цену их производить.

Но нормальное импортозамещение предполагает, что мы выпускаем более дешёвую и более качественную продукцию, или мы выпускаем новую продукцию. Опыт импортозамещения нам ничего конкурентного, к сожалению, не дал. Однако мы продолжаем проводить эту политику как главную государственную линию.

[Здесь следует возразить депутату. Государственная политика в импортозамещении в целом правильная. Ибо что значит „производить и продавать за рубеж”? Это растрата физических, природных ресурсов. Это – излишнее загрязнение природы. Это – преждевременный износ работающих людей на вредных производствах. Это – дополнительно загубленные леса, почва, реки, воздух.

Тут возникает логичный вопрос: для чего в принципе самодостаточной стране вывозить свои ресурсы в обмен на зелёные бумажки??? Бумажки мы и сами способны напечатать.

Другое дело, когда мы что-то своё продаём, а взамен получаем ту продукцию, которая у нас пока не производится. Но ведь Калашников не об этом говорит, он повторяет мантры либерально обученных экономистов о необходимости постоянного наращивания производства, о постоянном увеличении внешней торговли!

Хотя понятно, что в целом рост экономики должен соответствовать приросту населения в стране. Только такая политика позволит хоть как-то сберечь нашу среду обитания. – Прим. ss69100.]

Я бы мог продолжать этот перечень. Я хочу обратить внимание на то, что мы можем догнать и перегнать кого угодно, в том числе Америку. История не только нашей страны, но и многих других стран показывает, что страны, казалось бы, полностью растоптанные, в очень короткий промежуток времени вставали с колен и показывали экономическое чудо.

Но возникает, естественно, вопрос, а каким образом мы это можем сделать?

Вопрос: эволюционным путём мы можем реализовать те задачи, которые поставлены в майском указе президента? Будем наращивать, усиливать, углублять то, что у нас есть. Если ставится так вопрос, напрашивается ответ, что, к сожалению, нам нужна для реализации этих задач экономическая революция.

А экономическая революция, наша страна это знает, как никакая другая, – это всегда большие проблемы, прежде всего социальные. Это означает определённую эпоху нестабильности. Это означает определённую ущербность каких-то масс населения, которые не попадают вот в это революционное колесо. Это требует от нас новых форм социальной защиты, новых подходов и так далее.

У нас есть тезис о том, что неравенство – главная угроза для мировой и российской экономики. Я, например, лично для себя отвечаю, что да, к сожалению, неравенство – это то, к чему мы должны готовиться, и, если есть возможность, подстелить соломки, чтобы не упасть слишком больно. Но это означает совершенно другой подход, в том числе и к нашей политике внутренней и, в целом, социальной.
[А вот и главное: неравенство следует возвести в ранг государственной политики. Тут, как говорится, комментании излишни. – Прим. ss69100.]

И ещё одна очень важная вещь. Новая экономика привносит новое революционное понимание классических экономических понятий. Я приведу только один пример, очевидный.

Появился новый вид продуктов – социальные услуги. Социальные услуги, в отличие от классической экономики, не имеют принятых принципов и законов ценообразования. Человек приходит за медицинской помощью, ему она оказывается, при этом ни врач, ни больной не знают, на каком уровне и каково качество данной социальной услуги.

Появились социальные услуги, которые народ, в принципе, оплачивать не хочет, хотя для всех эта потребность официальная – экология. Если я вам предложу платить налог на воздух, все скажут, ну, совсем уже обнаглели, экологические сборы, плата за экологию – это очевидная вещь.

Или мы включаем это в социальную функцию государства, и пусть государство раскошеливается, но это опять-таки через наши деньги, через наш бюджет, или должны быть другие источники. Но платить-то за эти социальные услуги всё равно никто не хочет. И цена их тоже не определена.
[И как вам эта сентенция выше? Т.е. предприниматель ради максимизации прибыли загрязняет природу, а платить за возмещение ущерба должно государство? – Прим. ss69100.]

И приведу еще один пример, которым я болею последние годы и который для меня кажется крайне важным – это проблема интеллектуальной собственности. Мир порождает новое понятие интеллектуальной собственности, а мы пытаемся подойти к нему совершенно с другими критериями. Но, не решив проблему интеллектуальной собственности, мы не создадим систему мотивации для творческого труда, для производства.
[Интеллектуальная собственность, авторское право – это действительно большая проблема для страны. Ибо в своём существующем виде подобный институт – очевидный тормоз развития.

Оплачивать изобретения должно государство, внутри которого не должно быть никаких барьеров для реализации новшеств. Но что касается других стран, то до тех пор, пока существует враждебность по отношению к России, существующее межгосударственное патентное право необходимо сохранять. – Прим. ss69100.]



С.В. Калашников


***


Источник.
.

Метки: ВВП, депутат, Калашников, лдпр, либералы, развитие, Россия, статистика, финансовый, экология, экономика

9 Комментариев » Оставить комментарий


  • 14631 1117

    к: «Какова вероятность, что на Красной площади можно встретить динозавра»? Формально, теория вероятности отвечает, 50 на 50
    ——–
    Шариков ты Кретин.
    По теории вероятности встретить динозавра невозможно.
    Вероятность стремится к НУЛЮ.
    И эти люди нас чему-то учат?

    • 37808 19424

      Какова вероятность что среди депутата гос.думы можно не встретить пи.добола?..Ну наверно 50 на 50,хотя если честно они все такие.)))Складно пи.дит,поэтому то он и весит как бригада сталеваров,а не наоборот.)Это ведь надо ж уметь,на основе анекдота,создать целую экономическую канцепцию,и вроде как все правильно,и в тоже время темный лес.)))

    • 3194 2698

      Эй, чукча, Вы когда анализы в поликлинику сдаете, мочу в 3 литровой банке приносите? Вы зачем на полном серьезе пытаетесь разобрать юмористическую миниатюру с неожиданной развязкой, называемой анекдотом? Мысль о смысле в бессмыслице бессмысленна.

  • 10678 6448

    В нашей экономике столько шлагбаумов, менделей, шаломовых, всякихбергов, всякихманов и кацев, что пребываешь в ахуе!

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)