Главная » Вооруженные силы, История

Котёл полковника Хайдебранда

16:31. 28 февраля 2018 1094 просмотра Нет комментариев Опубликовал:

Источник: warspot.ru

После того, как командир советской 8-й танковой бригады полковник П.А. Ротмистров отвёл своё соединение на северо-восток, в сражении на Ленинградском шоссе западнее Калинина, казалось, наступил перелом в пользу наступавших частей вермахта. По состоянию на утро 18 октября до Торжка, очередного важного транспортного узла на пути немецкой 3-й танковой группы, оставалось пройти всего около 20 километров. Однако эта задача оказалась из разряда невозможных.

«Отходить за Торжок не намеревались»

Сам город к тому моменту было уже сложно назвать беззащитным. Несмотря на эвакуацию подавляющего большинства населения, в Торжке собирали буквально все возможные силы, которые могли быть использованы в обороне. Традиционными источниками пополнения защитников города стали истребительные отряды, зенитные части и тыловые службы. В результате этих мер был сформирован отряд под командованием подполковника Г.С. Лукьянченко. Вечером 18 октября в отчёте о состоянии дел в районе Торжка он сообщил следующее:

«1. Противник занимает отдельными гарнизонами Марьино, Полустово, Медное. Разведкой установлено, что район Марьино обороняется по восточному берегу реки Логовеж силою до роты пехоты с двумя орудиями ПТО и двумя-тремя миномётами. Высланная разведка в южном, юго-западном и северо-западном направлениях от Торжка [противника]не обнаружила.

2. Отряд обороны г. Торжок в течение дня оборудовал отдельные опорные пункты восточнее Торжок и вёл разведку противника.

Истребительный отряд №1 занимает район Дубровка. Потери: ранен один человек, подбито огнём артиллерии две автомашины. Истребительный отряд №2 подготавливает для обороны восточные окраины Торжок. Мотоциклетный взвод в лесу 2 км севернее Сельцо. Один танк Т-34 восстановлен и придан истребительному отряду №1.

698-й артиллерийский полк ПТО АРГК [шесть противотанковых орудий – прим. автора]на огневой позиции юго-восточной окраины Торжок и перекрёстках дорог 8 км севернее Торжок. Зенитный дивизион Западного фронта на огневой позиции в районе Жабкино в готовности для открытия огня по прорвавшимся танкам.

В течение дня 18 октября авиация противника неоднократно бомбардировала г. Торжок и шоссе Торжок – Марьино. Истребительным отрядам поставлена задача в течение ночи на 19 октября вести разведку и уничтожать противника в районах Марьино, Полустово, Ямок».

Также в документе отмечалось, что на отряд работают около двух сапёрных рот: «производят минирование, заграждение и т.д. » Восстановленная «тридцатьчетвёрка», по всей видимости, относилась к ремонтному фонду 8-й танковой бригады.

Таким образом, энергичный командир развил бурную деятельность прямо под носом у немцев, ещё за день до этого планировавших совершить решающий рывок к Торжку. Более того, через посыльного лейтенанта Стрыгина он передал «наверх» довольно обстоятельный перечень предметов снабжения, необходимых отряду. Список включал в себя карты, продовольствие на 270 человек, санитарную машину и врача, финские ножи или штыки для командиров, автотранспорт и… позывные для частей.

Разрушенные и повреждённые здания — последствия октябрьских бомбардировок Торжка самолётами люфтваффе

На следующий день командир отряда планировал «собрать ещё пару танков и несколько мотоциклистов». Документ заканчивался прямо-таки эпической записью: «Отходить за Торжок не намеревались». В целом, хладнокровию подполковника Лукьянченко можно было позавидовать.

Судя по тексту донесения, деловито окапывавшемуся отряду так и не пришлось испытать на себе удар основных сил боевой группы Хайдебранда. Впрочем, причины такой пассивности частей вермахта следует искать во многих километрах юго-восточнее Марьино и Медного.

Сибиряки в атаке и обороне

Ещё 16 октября в журнале боевых действий немецкой 1-й танковой дивизии появилась тревожная запись: «Вновь прибывшая 133-я сибирская стрелковая дивизия, полностью укомплектованная, с сильной артиллерией, намерена снова отбить Калинин с северо-запада».

Действительно, утром 17 октября дивизия генерал-майора В.И. Швецова успела частью своих сил, а именно 2-м батальоном 418-го стрелкового полка с миномётной ротой и одной противотанковой батареей, переправиться через Тверцу у деревни Рылово севернее Калинина. Вероятнее всего, немцы не заметили переправу, за что жестоко поплатились уже утром 18 октября. Смелой атакой пехоты при поддержке артиллерии дивизия освободила Старо-Каликино и Ново-Каликино, одним ударом отрезав боевую группу Хайдебранда от Калинина.

​Командир 133-й стрелковой дивизии генерал-лейтенант Василий Иванович Швецов - Котёл полковника Хайдебранда | Warspot.ru

Командир 133-й стрелковой дивизии генерал-лейтенант Василий Иванович Швецов

Попытки контратаковать свежую советскую дивизию частями другой боевой группы 1-й танковой дивизии, названной по фамилии её командира полковника Франца Вестхофена (Franz Westhoven), в которую входили два батальона 1-го и 113-го мотопехотных полков с приданными подразделениями, не увенчались успехом. В журнале боевых действий дивизии отмечалось, что «обороняющиеся вдоль узкоколейки на север и вдоль главной железной дороги на запад 2-й батальон 1-го полка и 2-й батальон 113-го полка очень слабы. Для срочного усиления в первую линию были переведены подразделения штаба дивизии».

Теперь о переходе в наступление на Торжок полковник Хайдебранд уже не помышлял. Его части срочно нуждались в горючем и боеприпасах, поэтому восстановление снабжения по шоссе становилось буквально вопросом жизни и смерти. В журнале 1-й танковой дивизии сообщалось о мерах, предпринятых командиром боевой группы: «Противнику удалось атакой, проведённой большими силами, снова захватить Каликино и продвинуться дальше на Николо-Малица. Против этих сил противника был развернут 2-й батальон 900-й бригады, с целью восстановить положение в тылу бригады».

Для закрепившихся в деревнях батальонов советской стрелковой дивизии это означало необходимость отбивать атаки сразу с двух направлений. Впрочем, с этой задачей они отлично справились: «Исправить положение у Каликино силами 2-го батальона 900-й бригады не удалось. Между тем, противник укрепился в Каликино большими силами. Путь через Николо-Малицу также перекрыт противником». В связи с этим положение немецкой группировки, наступавшей на Торжок, было представлено в журнале 1-й танковой дивизии совсем уж незавидным:

«Сообщение с силами дивизии и бригады, расположившимися у Медного, прервано. Войск, для того чтобы восстановить сообщение ударом из Калинина, в распоряжении нет… Невозможно доставить срочно требующиеся боеприпасы и топливо. Многочисленные раненые в Медном не могут получить требующуюся им помощь. Погодные условия препятствуют доставке боеприпасов и топлива по воздуху».

Дальнейшее решение немецкого командования выглядит вполне логично:

«Дивизией с тяжёлым сердцем принято решение, приостановить дальнейшее продвижение на Торжок, и пробить собственными силами путь назад… Исходя из этой оценки ситуации, дивизия решила прорываться силами смешанных подразделений боевой группы Хайдебранда, 1-го танкового полка и 73-го артиллерийского полка. Атака должна вестись из Городни на Каликино. Учебная бригада получила приказ удерживать Медное, а Марьино оставить сразу после усиления давления противника».

Следует отметить, что все эти записи в журнале боевых действий, как ни странно, относятся к 17 октября. Вероятно, эта очевидная ошибка появилась уже позже, в процессе описания событий постфактум.

Грузовик Einheitsdiesel Kfz.61 и бронетранспортёр Hanomag SdKfz.251 1-й танковой дивизии вермахта движутся в северную часть Калинина по Волжскому мосту

Согласно донесению штаба 3-й танковой группы, на 18 октября 1-я танковая дивизия имела 34 боеготовых танка: восемь Pz.Kpfw.II, 22 Pz.Kpfw.III и четыре Pz.Kpfw.IV. Её артиллерия насчитывала 14 лёгких и семь тяжёлых полевых гаубиц. В условиях острой нехватки горючего и боеприпасов эта грозная сила в течение одного-двух дней боёв вполне могла превратиться в груды металлолома. За период 13-18 октября общие потери дивизии составили 249 человек, из них 68 убитых, включая семь офицеров. 900-я бригада лишилась 208 человек, из них 44 убитых, включая три офицера. Многие раненые из общего числа потерь находились в Медном.

Впрочем, дефицитом снабжения и ростом потерь проблемы боевой группы Хайдебранда вовсе не ограничивались. Дело в том, что уже к вечеру 17 октября в район боевых действий начали подтягиваться стрелковые дивизии оперативной группы генерал-лейтенанта Н.Ф. Ватутина. Так, 183-я стрелковая дивизия генерал-майора К.В. Комиссарова вышла в район села Погорелово (16 км северо-западнее Марьина), а 185-я стрелковая дивизия подполковника К.А. Виндушева сосредоточилась в Иванцеве (45 км севернее Медного). Кроме того, со стороны Старицы в район юго-западнее Калинина выдвигались соединения 29-й армии генерал-лейтенанта И.И. Масленникова — 119-я стрелковая дивизия генерал-майора А.И. Березина и отдельная мотострелковая бригада комбрига А.Н. Рыжкова.

Общая схема сражения на Ленинградском шоссе 17-23 октября (Хетчиков М.Д. Оборонительные и наступательные операции, проведённые в 1941 году на тверской земле)

Осознав перспективы оказаться в полноценном «котле», Хайдебранд попытался ударить в направлении Калинина основными силами. Однако бойцы 133-й стрелковой дивизии снова стояли насмерть:

«Атака против сильного врага, применявшего противотанковые пушки и использовавшего миномёты, развивалась успешно вплоть до Каликино. Здесь она остановилась под сильным артиллерийским огнём противника. Территория исключительно неблагоприятна для наступления. Болото и густой подлесок препятствуют продвижению, а с высот у Каликино направление атаки просматривается противником».

В связи с неудачей попытки прорыва командование 1-й танковой дивизии приказало боевой группе сменить направление удара и наступать через Николо-Малицу, чтобы затем ударом в направлении Сакулино выйти в тыл советским частям. Но всё это было запланировано уже на следующий день, 19 октября.

На другом конце вытянувшейся вдоль шоссе немецкой группировки, в районе севернее Медного, частями 900-й учебной бригады было замечено активное перемещение советских войск. По всей видимости, это были передовые части 185-й стрелковой дивизии либо разведгруппы отряда подполковника Лукьянченко. Поскольку западнее, в Марьино, оставались только полторы роты мотопехотинцев, перед ними замаячила перспектива быть отрезанными от основных сил боевой группы. Штабом 900-й бригады было принято решение отвести их в Медное следующим утром.

Главное — вовремя вернуться

В течение дня 18 октября по вполне предсказуемому сценарию развивалась история о «возвращении блудного сына» в лице 8-й танковой бригады. Получив донесение комбрига, генерал-полковник И.С. Конев направил Ватутину следующее указание:

«Прошу Ротмистрова за невыполнение боевого приказа и самовольный уход с поля боя с бригадой арестовать и предать суду военного трибунала. В командование бригадой вступить начальнику штаба или командиру по Вашему выбору».

В целом, такой деликатный тон с использованием слова «прошу» и предоставлением права выбора не был характерен для осени 1941 года, однако Ватутин фактически проигнорировал даже эту относительно мягкую просьбу. В «своём доме» он решил разобраться сам, направив Ротмистрову ставшее впоследствии известным распоряжение:

«Немедленно, не теряя ни одного часа времени, вернуться в Лихославль, откуда совместно с частями 185-й сд стремительно ударить на Медное, уничтожить прорвавшиеся группы противника, захватить Медное. Пора кончать с трусостью!»

Однако выполнить указание, как это часто бывает, оказалось сложнее, чем его получить. Запись от 18 октября в журнале боевых действий 8-й танковой бригады гласит: «Бригада к 08:00 прибыла в район Терешкино. С 10:00 экипажи приступили к восстановлению материальной части». Просто так «всё бросить» и вернуться в бой в таких условиях было сложно. Приказ Ватутина, оформленный как боевое распоряжение №021 штаба Северо-Западного фронта, предписывал следующее: «8-я тбр совместно со 185-й сд к рассвету 19 октября форсированным маршем выходит в район Иванцево, где совместно со 185-й сд уничтожает противника западнее Медного, не допустив его отхода из-под удара 183-й сд». Впрочем, всё это ещё только предстояло сделать.

Оперативная карта, содержащая пометки в соответствии с приказом генерал-лейтенанта Н.Ф. Ватутина 18 октября 1941 года — при нажатии доступна увеличенная версия (pamyat-naroda.ru)

В целом, напряжённый день 18 октября заканчивался для войск Калининского фронта на мажорной ноте. Вершиной достижений советских частей стал захват Горбатого моста. В журнале боевых действий 1-й танковой дивизии сообщалось о том, что «ночью [вероятнее всего, поздним вечером – прим. автора]противнику удалось захватить перекрёсток железной и шоссейной дорог. Положение в связи с этим значительно обострилось».

Обречённые на прорыв

19 октября основной задачей боевой группы полковника Хайдебранда по-прежнему оставался прорыв на соединение с остальными силами 41-го моторизованного корпуса. Ранним утром части группы закончили сосредоточение перед наступлением. Попытка прорваться была описана в журнале 1-й танковой дивизии:

«С началом атаки она [группа]вновь наткнулась на сильного хорошо укрепившегося противника. Атака сопровождалась большими потерями. Для того, чтобы отбросить столь сильного противника, войск явно недостаточно. Прорыв прямо на восток ещё представляется единственно возможным действием, но только после доставки горючего и боеприпасов».

Несмотря на все сложности, части боевой группы сохраняли подвижность, что позволяло им находить возможности для улучшения положения. Так, именно мобильность позволила вывести из боя часть подразделений учебной бригады и сконцентрировать их в районе Городни. Кроме того, согласно журналу боевых действий 1-й танковой дивизии, «у Щербово было установлено сообщение через Волгу с другими частями дивизии, организована переправа, по которой были доставлены боеприпасы и горючее, а также перевезены более 200 раненых». Телефонная связь со штабом 1-й тд в Калинине поддерживалась по кабелю, протянутому через реку.

Немецкая лодочная переправа через Волгу в районе Калинина, октябрь 1941 года

Несомненно, эти локальные успехи внушали немецкому командованию некоторую уверенность в своих силах: в журнале 1-й тд отмечалось, что «вечером 19 октября дивизия всё ещё не собирается сдавать Медное, так как противник там не появился, а разведка докладывает, что в окрестностях на 5-8 километров противника не наблюдается».

Правда, Марьино части боевой группы всё-таки вынуждены были оставить. В журнале боевых действий Северо-Западного фронта советские части, занявшие этот населённый пункт, были обозначены как «отряд Зевченко». Однако, судя по донесениям, составленным по итогам дня 19 октября, Марьино было занято подчинёнными подполковника Г.С. Лукьянченко, который в середине дня докладывал обстановку:

«Противник силами до пехотного полка с батальоном танков занимает участок дороги (иск.) Марьино, Медное. С рассветом 19 октября противник оставил Марьино и отошёл на Ямок. Этот пункт занимается силою до роты с 50-60 средними танками [так в тексте – прим. автора]… Отряд продолжает удерживать район Марьино и ведёт разведку в западном, юго-западном и северо-западном направлениях».

Следует отметить, что 183-я сд, судя по донесению Лукьянченко, к 12:00 только вышла на рубеж Думаново – Коноплищи, то есть не достигла даже Марьино. Перед пехотинцами отряд деятельного подполковника имел явное преимущество в подвижности, используя танк, мотоциклистов и автомашины с 45-мм пушками на прицепе. По всей видимости, именно успехи отряда привели к факту, лаконично зафиксированному в донесении: «с 13:00 в отряде тов. Ватутин».

Вечером командир отряда отправил очередное донесение, составленное на основе данных разведки: «отошедшие танки противника из Марьино, по-видимому, ушли в Калинин и в Полустово не отмечались… Разведка 1-го отряда достигла 19 октября Полустова, где была обстреляна двумя бронемашинами и вернулась обратно в Марьино… Мои мероприятия на ночь доложены тов. Ватутину. Начинаю действия отдельных групп в районе Медное». При этом отряд успел стать своеобразным «донором», передав 183-й стрелковой дивизии 698-й артполк ПТО.

Ранним утром 20 октября сражение продолжилось. Части боевой группы Хайдебранда, планировавшие наступать, вдруг ощутили на себе всю силу ударов включившейся в бои за Калинин 119-й стрелковой дивизии, ранее форсировавшей реку Тьму и двигавшейся на город. Согласно журналу боевых действий 1-й танковой дивизии, боевая группа «была атакована сильным противником с юго-западного направления».

Мотоциклисты разведывательного подразделения Красной армии. Район Калинина, осень 1941 года

Бой развивался по крайне неприятному для немцев сценарию: «Оборонявшийся севернее Зеленец мотоциклетный батальон в ожесточённом ближнем бою был рассеян и понёс значительные потери в живой силе и технике. Враг также продвигается с юга в районе Медного между позициями учебной бригады и мотоциклетного батальона». В данной цитате речь идёт о 243-й стрелковой дивизии 29-й армии.

Такая характеристика боя не так уж часто встречалась в журналах боевых действий соединений вермахта летом-осенью 1941 года. Требовалось срочное приятие новых мер:

«В этих обстоятельствах наступление боевой группы Хайдебранда невозможно. Атаки противника могут быть отбиты только с использованием всех имеющихся в распоряжении сил. К этому времени для дивизии не остаётся других решений, кроме как перебросить силы учебной бригады из района Медного с целью атаковать противника в районе Зеленец, Городня, установить сообщение с боевой группой Хайдебранда, далее обороняться фронтом на юго-запад, чтобы дать возможность боевой группе Хайдебранда осуществить запланированный прорыв, имея тылы прикрытыми».

Части учебной бригады, в 08:00 приступив к выполнению поставленной задачи, «в районе Новинки натолкнулись на противника и в жёсткой борьбе сломили его сопротивление». К 13:15 передовые отряды 900-й бригады оказались в полутора километрах западнее Ширяково и встретились там с танковыми частями боевой группы. Командованием группы была осуществлена рокировка: танки и мотопехота 1-й тд стали с боем пробиваться на Черкассово, а подразделения 900-й бригады сменили их в Ширяково и Городне, прикрывая атакующих с тыла. Однако полноценное выполнение приказа о прорыве оказалось невозможным в силу больших потерь, понесённых в предыдущих боях, а также острой нехватки топлива и боеприпасов. Так, к 20 октября общие потери 1-й тд составили 45 офицеров и 765 нижних чинов.

Советский миномётный расчёт на позиции. Район Калинина, осень 1941 года

В сложившейся ситуации вполне логичным шагом выглядел деблокирующий удар со стороны Калинина. Для его проведения 1-й танковой дивизии был подчинён 3-й батальон 428-го пехотного полка 129-й пехотной дивизии, днём ранее прибывший в Калинин. Он был выдвинут южнее Ленинградского шоссе и усилен батареей противотанковых пушек, имея задачу отбить Горбатый мост. Прорываться через Волгу по железнодорожному мосту, удерживаемому боевой группой Вестхофена, считалось нецелесообразным в силу его низкой пропускной способности и уязвимости перед советской артиллерией. Сам прорыв был перенесён на вторую половину дня 21 октября.

Цель — Медное

Между тем 20 октября советские войска начали наступление на Медное. В нём были задействованы 185-я стрелковая дивизия и 8-я танковая бригада. Согласно бригадному журналу боевых действий, «8-я тбр выделяет группу танков: два КВ, два Т-34, два Т-26, пять Т-40, три Т-38 для совместных действий со 185-й сд по овладению Медное, группой руководит командир 1-го танкового батальона капитан Гуменюк».

Судя по журналу боевых действий 185-й стрелковой дивизии, замысел боя был следующим: «185-я сд, нанося главный удар своим левым флангом в общем направлении на Слобода, Медное, уничтожает противостоящего противника в районе Ямок, Слобода и овладевает Медное. Начало наступления с рубежа Букарево, Курово в 09:00 20 октября».

Правофланговый 257-й сп дивизии при поддержке одной батареи 76-мм орудий должен был, уничтожая противника, освободить деревни Букрево, Ямок и Порожки. 1319-й стрелковый полк получил более сложную задачу — уничтожить противника в районе Курово, Слобода и захватить переправы через Тверцу. С другой стороны, усиление у полка было мощнее, чем у соседей — именно ему передавались танки бригады Ротмистрова, а также две батареи 76-мм пушек. В роли эшелона развития успеха выступал 280-й сп при поддержке 2-го дивизиона 695-го артполка, который после выполнения задачи 1319-м полком должен был, развернувшись «из-за его левого фланга», овладеть Медным.

Колонна немецких полугусеничных артиллерийских тягачей и грузовиков в районе Калинина, осень 1941 года

В советских документах и воспоминаниях бой за Медное описывается по-разному. В журналах боевых действий 8-й тбр и её танкового полка есть сведения о немецкой контратаке, последовавшей после занятия советскими частями Слободы: «В 09:45 до роты пехоты с танками противника наступали на Слобода. Частями 185-й сд атаки отбиты». Далее танки бригады поступили в распоряжение комдива и были разделены на два эшелона, первый из которых, в составе одного КВ-1 и двух Т-34, взаимодействовал непосредственно с подразделениями 1319-го сп.

Атака советской пехоты и танков в направлении Медного была красочно описана в мемуарах командира танкового полка 8-й тбр А.В. Егорова:

«В то утро над Волгой и Тверцой опустился густой туман, укрывший боевые порядки полка. Видимость была не более 400 метров, это нам хорошо помогло. Танки первого эшелона вместе со стрелками 1319-го полка пошли в атаку. С опушки дубовой рощи хорошо был виден передний край противника. Мы наблюдали за движением танков. Они ходко шли ржаным полем. Первая линия танков под командованием капитана Гуменюка засверкала орудийными вспышками. Атака была столь стремительной, что немцы не успели организовать огонь. Беспорядочная стрельба их пушек не причинила нам большого вреда. Враг отступал… Преследуя противника, стрелки 1319-го полка бросились в ледяную Тверцу. Одетые в форму танкистов автоматчики батальона капитана Шестака… первыми вышли вслед за танками на другой берег. Бросая танки и орудия, гитлеровцы поспешно отступали».

Следует отметить, что Егоров относит эти события к 19 октября, что, вероятнее всего, является банальной ошибкой памяти. Гораздо сложнее дело обстоит с «одетыми в форму танкистов автоматчиками». Батальон автоматчиков 8-й бригады на момент описываемого эпизода находился в подчинении командира 133-й стрелковой дивизии на северных окраинах Калинина, а потому в действиях танкового полка участия принимать не мог. Теоретически, атаку танков могли поддержать «безлошадные» танкисты, однако никакими документами это не подтверждается.

Ещё более спорной выглядит необходимость бросаться в «ледяную Тверцу» при наличии неповреждённого моста, захваченного пехотинцами. По воспоминаниям пулемётчика 185-й сд В.С. Флерова, участвовавшего в бою, «немцы не успели заминировать мост. Боевое охранение могло спокойно расстрелять нас, но немцы бросились к машине, сразу вильнувшей в проулок под нашими выстрелами».

Так или иначе, согласно бригадному журналу боевых действий, «к 14:00 успешными действиями танков с пехотой противник был выбит из Медное и начал поспешно отходить в направлении Новинки, 7 км юго-восточнее Медное». Эти данные неплохо стыкуются с немецкими документами. В журнале боевых действий 3-й танковой группы отмечалось, что решение об уходе из Медного было вновь «с тяжёлым сердцем» принято командованием 41-го моторизованного корпуса в середине дня 20 октября.

Подбитый Pz.Kpfw.III 1-й танковой дивизии вермахта. Калинин, октябрь 1941 года

Отчитываясь впоследствии перед командованием танковой группы о потерях материальной части, штаб 1-й танковой дивизии признал оставление в Медном восьми танков, четыре из которых получили боевые повреждения, а остальные взорваны экипажами, и всех мотоциклов одной из рот мотоциклетного батальона. Интересно, что советские танкисты первоначально претендовали на несколько меньшие трофеи: «один танк Т-4, два танка Т-3 и три лёгких танка». Позднее к подсчёту захваченного имущества присоединились командиры стрелковой дивизии, что привело к появлению в журнале боевых действий 185-й сд следующих цифр: «мотоциклов — 5, автомашин грузовых — 14, танков тяжёлых — 2, средних — 3, лёгких — 2, пушек зенитных — 3, зенитных пулемётных установок — 1, винтовок — 5».

При этом бригада Ротмистрова понесла внушительные людские потери, отчитавшись о 47 убитых и раненых. Вполне вероятно, что именно танкисты вынесли на себе основную тяжесть боя непосредственно за село. Об этом косвенно свидетельствуют весьма умеренные потери 185-й сд — один убитый и четверо раненых. Село Медное стало первым значимым населённым пунктом, освобождённым войсками Калининского фронта.

Прорыв

Несмотря на все понесённые потери, боевая группа полковника Хайдебранда к 21 октября ещё располагала 24 боеготовыми танками.

В 14:45, согласно журналу боевых действий дивизии, «после очередного пополнения боезапаса [через переправу]началась новая атака». Со стороны Калинина последовал встречный удар 129-й пехотной дивизии: «В 17:15 батальоном 428-го пехотного полка снова захвачен перекрёсток дорог. Учебная бригада достигла юго-восточных окраин Николо-Малица. Однако соединение пока ещё не установлено».

Впрочем, немцы постепенно прорубали «коридор» к северной части Калинина для соединения с остальными силами 41-го моторизованного корпуса. Советские стрелковые дивизии, в силу своей ограниченной подвижности, не успевали своевременно перекрывать все направления атак боевой группы Хайдебранда.

Оперативная карта, отражающая положение войск Калининского фронта в районе Калинина к 21 октября. Размашистые пунктирные стрелки, ведущие в центр города, отражают намерения советского командования. При нажатии доступна увеличенная версия (pamyat-naroda.ru)

Например, 119-я сд, пытаясь прорвать оборону немцев в районе Ширяково, наткнулась на контратаки подразделений 900-й моторизованной учебной бригады, оттеснивших 421-й стрелковый полк от деревни. Ожесточённый бой за Ширяково продолжался и утром следующего дня, что дало немецкому командованию возможность продолжать отводить свои части в направлении Калинина.

Таким образом, полноценного окружения и разгрома боевой группы добиться не удалось. Об этом свидетельствуют, в частности, весьма умеренные потери офицерского состава 1-й танковой дивизии и 900-й моторизованной учебной бригады за период 17-21 октября — шесть убитых и 21 раненый, причём, часть этих потерь приходится на боевую группу Вестхофена, которая находилась в обороне на окраине Калинина.

Несмотря на потери в людях и технике, полковнику Хайдебранду со своими подразделениями удалось отвести в город значительную часть боевых и транспортных машин с личным составом. Судя по журналу 1-й тд, это произошло во второй половине дня 22 октября. Историограф дивизии относит возвращение боевой группы в Калинин на утро 23 октября.

С другой стороны, провал попытки немецкого наступления на Торжок и ряд других неудач означал временную смену приоритетов. Теперь удержание калининского плацдарма и отражение советских атак на него становилось одной из важнейших задач левофланговых объединений группы армий «Центр», и прежде всего их пехотных дивизий, постепенно подтягивающихся к городу. Эта установка была официально подтверждена в приказе генерал-фельдмаршала Фёдора фон Бока от 23 октября, где удержание Калинина занимало первое место среди поставленных задач. Сражение за город продолжалось.


Источники и литература:

  1. NARA. Т 311. R 233
  2. NARA. Т 313. R 231
  3. NARA. Т 315. R 26
  4.  

  5. https://pamyat-naroda.ru
  6.  

  7. http://wwii.germandocsinrussia.org
  8.  

  9. http://waralbum.ru
  10. На правом фланге Московской битвы – Тверь: «Московский рабочий», 1991
  11. Они защитили нас: фотоальбом – Тверь: ГЕРС, 2011
  12. Хетчиков М.Д. Оборонительные и наступательные операции, проведённые в 1941 году на тверской земле: рабочие материалы для военно-исторического труда – Тверь: Коммуникационная компания, 2010
  13. Stoves Rolf. 1. Panzer-Division 1935—1945. Chronik einer der drei Stamm-Divisionen der deutschen Panzerwaffe – Podzun, 1962

Автор: Максим Фоменко

Метки: чит.клуб

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)