Главная » Невероятное в мире, События

Сирия, ИГИЛ, последние новости 16 февраля 2018

12:40. 16 февраля 2018 Просмотров - 7,081 2 коммент. Опубликовал:

ИГИЛ — взгляд изнутри:

ИГИЛ — взгляд изнутри | Русская весна

Корреспондент «Ъ» Александра Ларинцева встретилась с врачом Умаром Магомедовым, оказывавшим медицинскую помощь боевикам запрещенной в России террористической организации ИГИЛ.

Он уехал помогать раненым боевикам, однако быстро понял, что ИГИЛ* существует совсем не ради высоких целей. Разочаровавшись, продал свой автомат, чтобы на вырученные деньги вернуться домой. За попытку побега в Сирии его наказали публичной поркой, а в России осудили за террористическую деятельность.

«Я слушал-слушал и созрел»

— В 2013 году, учась в Ставропольской медакадемии, я всерьез стал интересоваться исламом. Сошелся близко сначала с Шамилем — студентом из Дагестана, а уже через него со своими однокашниками по медакадемии (по делу о вовлечении в террористическую деятельность были осуждены несколько студентов.- «Ъ»). Сначала говорили о религии. Потом ролики начали смотреть о войне в Сирии. На видео люди жаловались, как им тяжело, сколько погибает народу из-за того, что элементарно некому кровь остановить — медиков нет. Обсуждали все это. Я слушал-слушал и созрел…

— Как родственники отнеслись к твоему решению?

— А я никому об этом не говорил. Мы с Шамилем созванивались по телефону, по интернету связывались, а потом купили билеты на самолет до Стамбула. Там нас уже, можно сказать, вели. В Стамбуле дня три жили на частной квартире. Там раненые боевики были, один без руки, другой без глаза. Они долечивались там, видимо. Ну и, как я понял, собирали новобранцев. К нам еще двое ребят добавились — один из Дагестана, другой из Чечни.

— Границу перешли без проблем?

— Нас отвезли на автовокзал, посадили на автобус до Газиантепа, а там уже ждал чеченец. Я его запомнил по ране на лице. Он нас послал в гостиницу и сказал ждать. Нас забрал минивэн с арабом и турком. За городом к нам посадили еще человек шесть. В таком составе доехали до какого-то села, где нас ждал проводник. С ним мы без проблем пешком перешли через границу. На той стороне уже ждал автобус, который привез нас в город Джераблус. Там находился перевалочный пункт «мадофа». Такая большая территория, огороженная забором, а внутри здания типа общежитий. За периметр выходить запрещалось, его постоянно охраняли пять-шесть вооруженных боевиков. Да поначалу уйти никто и не пытался.

— Много людей было в этом пункте?

— Человек 300–400 разных национальностей. Женщины и мужчины жили отдельно, даже если они были семейные. У всех забрали все документы и телефоны. Какие-то арабы проводили опросы, спрашивали о цели приезда, кто может за тебя поручиться. Все заносили в ноутбук. Вели себя вежливо, просили не обижаться, говоря, что эта проверка — простая формальность. Никто, конечно, не предупреждал, что документов своих мы уже не увидим и уехать будет нельзя. Такой вот билет в одну сторону.

— Все, кто приезжал, поддались на призывы в интернете?

— В основном да. Там с пропагандой все было серьезно. Уже на месте, когда там пожил, с людьми познакомился, узнал, что для этого у ИГ (запрещено законодательством РФ.- «Ъ») были специальные подразделения. Они базировались в Ракке и Табке. У них и финансирование отдельное было, свои штаты, свои СМИ. Задача перед ними стояла одна — только агитация и вербовка. Свои подразделения у них были и в Турции, и в Европе, и России. А те, кто внутри, в Сирии,- как военкоры работали: выехать, снять, смонтировать. Знакомые, которые там работали, рассказывали, что у них специалисты были, которые до этого чуть ли не в Голливуде обучались, потому что могли такие монтажи делать, которые и в фильмах редко бывают,- чтобы ролики зрелищными были. И переводы делали к ним на русском, французском, немецком, даже на китайский переводили, адаптируя под аудиторию. У них очень широкая география агитации была.

— Сколько заняла проверка?

— Дней десять. Можно было и быстрее всех проверить, но мы ждали очередь, чтобы перейти в «муаскар» — это уже тренировочный лагерь для новобранцев. Всех мужчин потом перевезли в такой лагерь под Раккой возле гидроэлектростанции на реке Евфрат. Амиром «муаскара» был иорданец Абу-Гариб Урдуни. В общей сложности нас там было около 500 человек. Первые две недели нас обучали исламским нормам, как правильно делать намаз и омовение. В сущности, рассказывали вещи, которые и так все знали. Вряд ли туда приезжали люди, которые молиться не умеют. Может, это была адаптация, чтобы к людям привыкнуть, что все ходят в военной форме.

— Откуда люди были в этом лагере?

— В моем потоке было много арабов из Египта, Туниса, Ливии, Саудовской Аравии. Из русскоговорящих особенно много было чеченцев, дагестанцев и казахов. Еще через две недели нас рассадили по разным автобусам и отвезли еще в один лагерь между Раккой и Шаддадом. Туда через несколько дней приехали члены «казахского джамаата» из батальона «хайбар», забрали меня и еще пять человек и отвезли в свою штаб-квартиру в Ракку. Она была в здании бывшей гостиницы. Амир джамаата по имени Даут объяснил нам, что каждый должен быть приписан к какой-то ячейке ИГ, и мы теперь члены «казахского джамаата». Основная база «джамаата» находилась в городе Шаддад. Там же рядом был еще один военный «муаскар». Его «амиром» также являлся казах по прозвищу Хаттаб, раненный в ногу. Сам он в лагере бывал редко, а обучением новобранцев занимались трое: казах Абу-Умар, киргиз Абдулла и узбек Усман.

— Чему учили?

— Каждый отвечал за свое направление. Казах — за физическую подготовку, узбек учил обращению с оружием, а киргиз — теории. Кстати, многие считали, что подготовка там была практически для галочки, почти так, как у нас в школе на ОБЖ: противогаз надеть — снять, автомат разобрать — собрать. Может, это потому, что для медиков «военка» была не главной, конечно.

«С медициной там просто отчаянное положение сложилось»

— Поскольку я имел медицинское образование, меня распределили в медпункт в Шаддаде. Я думаю, что и к «казахскому джамаату» меня приписали, потому что в этом городке с медициной просто отчаянное положение сложилось. Специалисты, которые до войны работали, разъехались. В больнице, хоть она и была укомплектована вполне приличным оборудованием, не было людей, которые на нем могли работать. Персонал больницы состоял в основном из арабов, приехавших из Египта и Туниса. Чтобы понимать, о чем мне говорят, я начал учить арабский язык.

В больнице меня определили в приемное отделение. Туда и боевиков раненых привозили, и гражданское население приходило. Еще по списку, который мне выдавали, ездил по вызовам к легко раненным.

— Это все было на общественных началах?

— Нет, если ты приписан к «джамаату», то тебе выплачивают 100 долларов в месяц и на питание 40 долларов. Зимой еще могли выдать одежду и отопительные приборы.

— И этого хватало?

— Жилье было бесплатным. Его предоставляли всем, кто приезжал в ИГ. Если что-то не устраивало, то можно было занять любой дом, который местные бросили, спасаясь бегством. Продукты были недорогие. Пировать, конечно, не получалось, но жить можно было. Правда, зарплата все время снижалась и уже в 2016 году дошла до 50 долларов.

— В соцсетях проходила информация о хищениях в батальоне «хайбар», к которому вы были приписаны…

— Я тоже слышал разговоры, что полевые командиры списывали со счетов «джамаата» большие деньги. Вроде на зарплату местным за работу, но деньги до простых людей точно не доходили.

— На территории ИГ какие-то развлечения были?

— В Сирии с развлечениями скудно. А вот в иракском Мосуле, который тоже был под контролем ИГ, можно было сходить в бассейн, в парк аттракционов, поехать на речку, достопримечательности посмотреть. В Ираке вообще инфраструктура намного лучше — и дороги, и больницы. Там богаче жили.

— Говорят, что в Шаддаде был рынок, где женщин продавали?

— Да, был такой рынок. Туда привозили женщин в основном курдской национальности и продавали их. Цена зависела от внешнего вида и возраста. Молодых и красивых разбирало начальство ИГ*, а остальным доставались женщины, которым за сорок. Они годились только в роли горничных по дому. Сам лично видел таких «горничных» в домах некоторых членов ИГ.

— Как вообще там жизнь проходила?

— Непредсказуемо. На меня там, кстати, смотрели, как на динозавра — прожить год, а тем более два — для тех мест много. В среднем, после того как заступил на свою должность, человек там проживает два-три месяца, ну, полгода. Там не знаешь не то что может произойти завтра, а уже через час. Ты можешь сегодня в больнице работать в одном городе, а завтра уже в другом находишься и специальность меняешь, потому что в твоем новом городе уже другие флаги висят. Выход — только убегать.

— Другие флаги? Чьи?

— Там же много группировок! Я с местными разговаривал, они мне рассказывали, что они по семейному принципу собирают 10–15 человек — и вот уже отдельная группировка, которая готова воевать. Я их спрашивал, вы за что вообще воюете, в чем смысл? А один мне объяснил, что по-другому там просто не выжить. Когда все вокруг с оружием бегают, могут забежать в любой дом, убить, забрать все вещи — остается самим вооружиться. В общем, или ты, или тебя. Я потом с другой стороны на это посмотрел. На видео, которые по интернету присылали, они говорят: мы страдаем, приезжайте, помогите. При этом они люди на самом деле свободные и в любой момент могли уехать в Турцию, например. Это нам, которые из-за границы к ним приехали, тяжело было выехать обратно, потому что нас проверяли, не пускали и наказывали за это.

— Через границу, понятно, перебраться сложно, а из города в город?

— Для этого надо было выписывать «иджаза» — разрешение на поездки и передвижения. В этой бумаге обязательно указывалось, куда ты едешь, на какой срок, кто тебе дал разрешение, с его подписью и печатью. Это проверялось на всех постах.

— И много было постов?

— В основном на въездах и выездах из городов, и на трассах тоже стояли, проверяли, обыски делали. Все время были на страже, чтобы кого-то не пропустить. А где-то уже с 2016 года у них паранойя началась. В каждом человеке видели шпиона. Да, честно говоря, полного доверия к нам никогда и не было. Такая презумпция виновности: ты виновен, пока мы не узнаем, что ты невиновен. Ну а плюс-минус один человек роли для них не играет, жизнь человека они очень дешево считают.

— То есть среди своих все время шпионов пытались выявить?

— По сути, да. Когда туда попадаешь, просто чувствуешь, как будто включился фильтр, который не прекращает работу. И ты постоянно под колпаком. Вот, например, заходишь в интернет-кафе, сидишь, никого не трогаешь. А в этот момент туда заскакивают люди в масках, вырывают у всех из рук телефоны и начинают проверять: с кем переписываешься, на какие сайты заходишь. Дома ведь у себя интернет держать нельзя. Если увидят с «тарелкой», сразу вопросы начинают задавать: как, ты пользуешься интернетом, почему скрытно от всех его установил? Если просто с родными поговорить, то ты же не будешь дома у себя интернет прятать? Вот такая логика у них была. При этом командиры имели свободный доступ к интернету.

«Если не признаешься — мы тебя убьем…»

— Что было с обвиненными в шпионаже?

— Публичная казнь. Человека могли расстрелять или голову отрезать, а потом тело еще висело несколько дней с табличкой, типа «враг народа». Когда бомбежки начались, на трупах писали, что это они виноваты в том, что давали координаты и цели врагам. Насколько это обоснованно было, сказать трудно. Такие казни — своего рода агитационный ход, как устрашение в назидание другим — якобы человек, из-за которого другие погибли, справедливо наказан. Многие этому верили. Это уже потом я понял, что верить всему тому, что боевики говорят, нельзя, потому что я сам в их тюрьме побывал, видел, что там из тебя просто выбивают показания, видел людей, которые на самом деле ничего не делали, не выдержали пыток, признались, и их тоже казнили.

— Как попал за решетку?

— Это длинная история. Еще в 2015 году мы в Шаддаде встретились с братом. Он с другими новобранцами должен был ехать в Мосул. Потом, когда мы встретились снова, он сказал, что организует наш отъезд домой, в Россию. Но все время не получалось. Коридоры, которые в Турции были, перестали работать. То есть попасть на войну в Сирию или Ирак через Турцию еще было можно, а вернуться назад — нет. К концу февраля 2016 года, когда курды начали наступление на Шаддад и нам сказали, что воевать придется всем, в том числе медикам, я практически сбежал оттуда. Жил месяца два на границе Сирии и Ирака в маленьком городке. Потом из Мосула приехал брат вместе с парнем из Дагестана. Ждали отмашки от общего знакомого, родом из Карачаево-Черкесии, который должен был договориться о переходе через турецкую границу. Связывались по WhatsApp, но выехать не получалось. Уже шли бои в районе границы. Тогда мы перебрались в Ракку. Жили там около месяца в гостинице. Иногда ходили по городу. В итоге нас остановила местная полиция «шурта», чтобы проверить документы. Естественно, сразу всплыло, что я уже много времени не работаю ни в больнице, нигде. И начались вопросы: откуда у тебя деньги, на что живешь. После этого нас и отправили в тюрьму местной службы безопасности «амният».

— А на что ты действительно жил это время?

— Автомат продал. Там оружие продать вообще не проблема. Хороший российский автомат там стоил тогда 500–600 долларов. Те, кто разбирался в оружии, говорили, что это дешево, но сильно не поторгуешься.

— Кто в тюрьме занимался дознанием, арабы?

— Нет, там были русскоязычные. Правда, лиц их я на допросах не видел. Они были постоянно в масках: никаких имен, никаких лиц. В тюрьме теряешь представление о времени, ни с кем нет связи и никто не знает, где ты. Просто в один прекрасный день пропал, и все. Там тебе даже не говорят, когда будет суд. Но практически каждый день говорят, что убьют тебя сто процентов, поэтому лучше признайся, помоги следствию и, может, избежишь тяжелой участи. Кому-то, кто послабее, обещали отпустить после признания, кому-то за признание обещали, что долго мучить не будут. Мне так постоянно говорили, что уже бумаги пришли на казнь, поэтому нет смысла дальше отпираться. В общем, ничего не доказали, а за то, что мы хотели уехать в Россию, мне и брату назначили 300 и 250 ударов плетьми.

— Судили по шариатским законам?

— Говорили, что по шариату судят. Но на самом деле это был свод законов, часть которого была взята из шариатского права, а другая часть — это то, что придумали их судьи.

— Сколько времени в себя приходил после экзекуции?

— Месяца два. Потом нас с братом отправили в «муаскар тауби» в провинции Хомс. Это посреди пустыни огромный бункер, в котором было человек сто, в основном таких же, как мы, отправленных сюда на «перевоспитание». Я, во всяком случае, понял, что человек 70–80 из тех, кто там был, тоже пытались вернуться домой через турецкую границу. Для нарушителей был комплекс воспитательных мер: например, перетаскивать с места на место камни. Ночью спать не давали, заставляли выбегать на улицу, обливали водой, заставляли ползать. Потом еще больше месяца мы находились в пустыне где-то на границе провинции Хомс, а потом нас отозвали в Ракку. Всех снова распределили по разным ячейкам ИГ. Брат тогда снова связался с земляком, и он рассказал, как добраться до провинции Дейр-эз-Зор. Там мы сдались правительственным войскам. Где-то месяцев семь, пока шла проверка, снова сидели в тюрьме. Поскольку в боевых действиях мы непосредственно не участвовали, то попали под амнистию правительства Сирии. Нас из Дамаска отправили самолетом в Москву.

На первый взгляд там все были за одну большую идею «исламского халифата», но если чуть копнуть, то у каждого человека была своя история, почему он там находился. Кто-то реально был идейный, из тех, кто хочет захватить весь мир. Местные сирийцы хотели только Сирию захватить и власть поменять. Причем одни сирийцы говорили, что хотят других законов, а другие — что законы их устраивают, просто пусть Башара Асада не будет. Были и те из местных, кому просто деньги были нужны. Их Америка или Турция спонсировала. А из тех, кто приезжал из других стран, тоже все очень разные: часть идейные, которым внушили, что джихад — это война за веру, хотя на самом деле джихад — это усердие, а не война. У кого-то проблемы с законом были… Поэтому за что ИГ воюет, и не скажешь,- непонятно, как сформулировать.

— Для себя вы выводы сделали?

— Если совсем коротко ответить, то я совсем не рад, что туда поехал. Это была глупость и результат поспешных решений. Там вообще ничего нет, чтобы ради этого туда ехать. Никакой идеи, только деньги, которые кто-то получит, а ты заплатишь за это жизнью.

Читайте также: Нацисты, вон из футбола! За Донбасс — греческие болельщики отомстили украинцам за нападение на россиян и погром в Афинах (ФОТО, ВИДЕО)


* Запрещенная в РФ террористическая организация. 

В Сирии мы можем получить новую Югославию – Илдус Ярулин

Неудачный рейд: кого и за что разбомбили США, и что будет с Сирией?

Нефтяные поля Сирии. Иллюстрация: neftegaz.ru

Страсти, разыгравшиеся на фейсбучных полях сражений в связи с разгромом американо-курдами отряда правительственных войск в районе нефтеперерабатывающего завода аль-Исба (левый берег Евфрата в Сирии, между городами Хшам и ат-Табия), вызывают искреннее отвращение.«Диванные эксперты» уверено играют на повышение, доведя количество погибших там российских граждан с «нескольких» («several», так в сообщении CNN) до нескольких сотен (более шестисот на момент написания этих строк). Уровень аргументации — видеоряд из компьютерной игры, фотомонтаж из марсианского пейзажа и разбитой украинской колонны под Зеленопольем, анонимный аудиоряд и т. д. — тоже доверия не вызывает, хотя нынешним бойцам информационного фронта к такому не привыкать. А ведь даже номинальные знания об исходном рубеже, рубеже развертывания, рубеже атаки и рубеже спешивания тоже не позволяют с доверием относиться к рассказам об атакующей колонне, открыто (!) стоящей (!!) в трехстах (!!!) метрах от линии обороны вероятного противника.

Зато все это вызывает устойчивое ощущение агитации в канун российских президентских выборов.

Если без эмоций

Поэтому давайте, почтив погибших, исходить из «базового факта». Изинформации обнародованной CNN: «The US responded with airstrikes that killed about 100 of the attackers, according to the coalition, with the rest retreating» (США ответили авиаударами, которые убили около сотни атакующих, по информации коалиции, остальные отступили).

Это факт, и этого факта вполне достаточно, чтобы зауважать американское упрямство в достижении поставленной цели. С самого начала своего непосредственного участия в сирийском конфликте Россия прямо и упрямо заявляет о необходимости сохранения территориальной целостности Сирии. Янки открыто не возражают. Но еще в апреле 2016 года они достаточно прямо предложили русским разделить Сирию некой «абсолютной линией», а дальше — «Вы не заходите туда, мы не заходим сюда, а все, что посередине, — это честная игра» (Джон Керри, на встрече с редколлегией The New York Times, 22 апреля 2016 года).

Американцы своего добились… Прошло без малого два года, и такая линия сформировалась — по Евфрату. И США, поставившие на курдов, не ошиблись. «Сирийские демократические силы» (а это в первую очередь курдские отряды народной самообороны) взяли под контроль практически весь левый берег Евфрата, за исключением двух районов, все еще находящихся под властью ИГИЛ.

На правом берегу ситуация сложнее. Там большую часть территории контролирует Башар Асад, но на севере засели курды (в Африне и Манбидже), турки (на севере провинции Халеб), аль-Каида (в Идлибе), южнее — «умеренная оппозиция» (в Ат-Танфе, Сувейде и Восточной Гуте). И даже, казалось бы, разбитый ИГИЛ воспрянул духом и контролирует два района, в Идлибе и в Сирийской пустыне.

Но все равно, фронт установился. И «бойней под аль-Исба» американцы и их прокси-курды откровенно показали, что для Башара и его союзников «на левом берегу земли нет». Поэтому рекомендую в ближайшее время присматриваться к региону Камышлы, ведь аэропорт в этом курдском городе до сих пор контролируется правительственной армией Асада.

Вернуть левый берег Евфрата военным путем русско-сирийцы не смогут. Во-первых, у них пока достаточно работы в Идлибе и Гуте. А то, что «во-вторых», американо-курды показали это достаточно зримо. В их руках находится Ракка и окрестности. А в окрестностях — плотина Табка, «запирающая» водохранилище аль-Асад с его двенадцатью кубоКИЛОМЕТРАМИ воды. 6 января этого года шлюзы плотины были открыты, и поток воды шутя уничтожил наплавной автомобильный мост, установленный русскими под Дейр-эз-Зором в сентябре 2017 года. А форсировать Евфрат под прицелом американских Air Force — это самоубийство для любой армии.

Так что «инцидент аль-Исба» уже можно рассматривать как обычную пограничную стычку. И таких будет еще много, потому что на кону стоит нефть. Ниже Дэйр-эз-Зора расположен крупнейший нефтяной кластер Сирии — «Меядин — Абу-Кемаль). Это 18 месторождений, включая крупнейшие в стране месторождения Эль-Омар и Ат-Тенек. Одиннадцать из них находятся на восточном берегу Евфрата, и именно поэтому правительственные войска стремились там закрепиться при штурме Дейр-эз-Зора: чтобы быть претендентами на самый большой сирийский «нефтяной пирог»

Все местные информационные агентства называют отряд, разгромленный под аль-Исбой, не «сирийской армией», а всего лишь «проправительственными войсками». Состоял отряд из тех, кого уже традиционно называют «частниками» — наемников (в т.ч. россиян из частной военной компании «Вагнера»), «хантеров» (добровольцы из группы «Охотники за ИГИЛ») и «племенных» (бойцы племенных ополчений). Это был рейд с целью захвата нефтеперерабатывающего завода, и сейчас в тех краях такие события не редкость. Я спросил у своего знакомого, который много времени проводит в Сирии: «Занимаются ли „вагнеровцы“ отжимом нефтезаводов?». В ответ: «Отжим нефтянки? Вагнеровцы — да, официалы (так называют кадровых российских солдат — А.Г.) нет, у них бюджетное финансирование. Частники работают в автономном режиме и у них с официалами даже натянутые отношения».

Тогда многое становится понятным. Если завод пытались отжать не кадровые подразделения, а ауксилларии (вспомогательные войска), то жесткий и жестокий разгром рейда — это и пограничная стычка, и недвусмысленный сигнал со стороны американо-курдов о том, что для Асада за Евфратом нет не только земли, но и, тем более, нефти.

Упущенный шанс

Сирийский ответ на такой сигнал можно было наблюдать уже на следующий день. Как известно, с 20 января Турция проводит военную операцию с целью изгнания курдов из кантона-анклава Африн, что на северо-западе Сирии. Операция производится при абсолютном доминировании турецкой авиации, поскольку у курдов нет даже толковых переносных зенитных ракетных комплексов. Авианалеты уже к началу февраля заставили курдских лидеров говорить о геноциде в Африне. Но 4 февраля авиаудары практически прекратились. Очевидно под влиянием России, которая хотя и «поставила» на Анкару — злейшего врага курдов, но всегда пыталась сохранить на них свое какое-то влияние. Кстати — до недавних пор небезуспешно.

Однако уже 9 февраля турецкие бомбардировки Африна возобновились с новой силой. Желающий может увидеть в этом совпадение, думающий — «удар возмездия». Кроме того, из арабских, сирийских и курдских источников практически исчезли еще недавно частые сообщения о продвижении курдских отрядов из Рожавы и Манбиджа в помощь соплеменникам в Африне. Это можно было сделать только через территорию, контролируемую войсками Асада. И если сирийцы перекроют этот транзит, то курды Африна окажутся вообще без поддержки: «Выгребут по полной!» — как сказал мне собеседник-курд.

А жаль… Совсем недавно казалось, что Сирия имеет шанс сохраниться пусть и в федеративном формате, но в нынешних пределах. Асад еще в конце прошлого года озвучил готовность сирийского правительства к изменениям, вплоть до поправок в Конституцию и новых парламентских выборов. Большинство партий Сирийского Курдистана тоже поддерживали федерализацию. А турецкая атака на Африн могла даже объединить сирийцев и курдов, чья общая историческая память сохранила воспоминания о пятивековом и не очень радостном османском владычестве.

Но не сложилось… Сейчас куда логичнее предположить не только добивание курдов в Африне и сирийцев в аэропорту Камышлы, но и начало активных курдо-сирийских боев вдоль Евфрата. Ведь под Раккой курды контролируют кусок западного (правого) берега, в раздражающей близости от сирийского нефтяного кластера Ресафа.

Под Дэйр-эз-Зором, наоборот, башаровцы занимают кусок левого берега, вблизи одиннадцати месторождений кластера «Меядин — Абу-Кемаль», которые курды считают своими. Поэтому не удивительно, что уже 10 февраля агентство Liveuamap сообщило, что «Демократические силы Сирии» изгнали проправительственные войска из Ат-Табии. То есть, курды пытаются зачистить плацдарм сирийских войск на левом берегу Евфрата.

Сейчас башаровская армия и «проправительственные войска» лихорадочно передвигают войска в район инцидента. То же самое делают курды на левом берегу Евфрата. Настроение там очень мрачное. По поводу событий под заводом аль-Исба в арабоязычном сегменте интернета регулярно встречается фраза نعم وهناك شهداء كثيرون (Да, много мучеников). А это Восток, господа! Здесь на мучеников не молятся, здесь за них мстят.

Так что хотелось бы оказаться плохим оракулом, но на сегодняшний день наиболее вероятными становятся два прогноза:

1. Прощай, возможность «единой Сирии».

2. Здравствуй, первая курдо-сирийская война!

Господи, как же хочется ошибиться.

Андрей Ганжа, специально для EADaily
Подробнее:
https://eadaily.com/ru/news/2018/02/15/neudachnyy-reyd-kogo-i-za-chto-razbombili-ssha-i-chto-budet-s-siriey

Подробнее:https://eadaily.com/ru/news/2018/02/15/neudachnyy-reyd-kogo-i-za-chto-razbombili-ssha-i-chto-budet-s-siriey

США и Турция делили территориальные зоны Сирии – Саркис Цатурян о встрече Эрдогана и Тиллерсона

В Центре примирения враждующий сторон рассказали о ситуации в Сирии

Коротко по Сирии 16.02.2018



По данным сирийского источника, на подконтрольных курдским вооруженным формированиям территориях Соединенными Штатами было оборудовано 26 опорных пунктов для подготовки бывших боевиков «Исламского государства». Примечательно, что командирами там являются курды, а боевики — исключительно арабского происхождения.
Сирийской разведкой также был выявлен отряд из 150 боевиков в районе населенного пункта Сальхия. По оперативной информации, им руководит полевой командир Ахмад Хамель альх-Бейл. Все боевики прошли дополнительную подготовку и уверены в поддержке своих действий со стороны США.
По информации, предоставленной военным источником, из районов Абу-Кемаля и Меядина Соединенные Штаты вывели и перебросили на свои военные базы в Хасаке — Тель-Бейдар и Аш-Шаддади — несколько десятков боевиков, где те также проходят подготовку. Теперь в одной только Аш-Шаддади военные инструкторы США тренируют более тысячи бывших террористов ИГ.

https://riafan.ru/1026297-siriya-fan-publikuet-eksklyuzivnuyu-kartu-opornykh-punktov-ssha-gde-gotovyat-boevikov-ig – цинк

Стоит также отметить, что в этот район продолжается и передисклоация частей САА, которые усиливают сирийскую группиовку в провинции Дейр-эз-Зор. Очевидно, что борьба за северо-восточную Сирию будет продолжаться, так как для США это по сути единственный рабочий вариант затянуть окончание сирйиской войны еще хотя бы на год и продолжить деятельно вставлять палки в колеса России и Ирану.

И коротко по некоторым моментам.

1. Судя по истеричным заявлениям из Вашингтона и Парижа о том, что если Асад применит хим.оружие (а как мы знаем из заявления главы Пентагона, нет каких-либо доказательств, что Асад его вообще применял), по Сирии будут нанесены удары. Очевидно, что идет подготовка информационного и дипломатического поля для очередной провокации со стороны боевиков, в которой как обычно обвинят Асада. То, что у Асада нет химического оружия и что нет ни одной разумной причины его применять, разумеется иностранных интервентов не волнует, ведь решается задача задержаться в Сирии подольше, как руками боевиков, так и путем таких топорных провокаций. Причем я бы не исключал некоторого видоизменения темы в духе "Асад бомбит химическим оружием SDF".

2. Состоялась ожидаемая встреча Тиллерсона с Эрдоганом. Турки высказали США свое недовольство происходящим в Северной Сирии и изложили свои ожидания от американской политики, связанные с изъятием поставленного США вооружения у курдов, прекращения любых поставок вооружений курдам, отказа от обучения и тренировки "курдских формирований" и пожелали США активизировать совместную с Турцией борьбу против РПК и прекратить попытки создавать "курдское государство" на границах Турции. При выполнении этих требований, Турция готова и далее быть главным союзником США по борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке. Что будет, если США не выполнят требования Эрдогана, стороны пока не конкретизируют.  Попытки США лавировать, дабы усидеть на двух стульях, вызывают у Анакары плохо скрываемое раздражение. В американской прессе высказываются опасения, что текущий курс администрации Белого Дома ведет США к военному конфликту с союзником по НАТО и предлагают варианты уступок по курдскому вопросу в обмен на некоторые уступки со стороны Турции, как то – отказ от закупки С-400 у России, а также прекрашения военной координации Турции с Россией и Ираном. Как указывает Defence One – неконтролируемые взаимодействия Эрдогана и Путина на Ближнем Востоке несут долгосрочную стратегическую угрозу интересам США. И текущая политика администрации Трампа лишь подталкивает Турцию к России и Ирану, разменивая долгосрочные фундаментальные приоритеты американской политики на краткосрочные манипуляции с курдскими боевиками.
Также вчера в Брюсселе прошли переговоры главы Пентагона и министра обороны Турции. Мэтис предложил туркам рассматривать проблему РПК и проблему PYD/YPG по отдельности. Турки в ответ указали, что считают и тех и других террористами, а США вместо поддержки терроризма должны сотрудничать с Турцией в деле борьбы с курдским терроризмом.
Кроме того, турки потребовали, чтобы американцы удалили всех боевиков РПК и YPG из рядов SDF. Турки продолжают гнуть свою линию направленную на то, чтобы ставить США перед жестким выбором – или Турция или курды.

3. Касательно переговоров о вводе сирийских войск в Африн, то переговоры проходили в Таль-Рифате при посредничестве российских военных и дипломатических представителей. Затягивание вопроса связано с отказом курдов передавать свое вооружение сирийским военным. В случае отказа YPG в Африне подчиниться Дамаску и передать под контроль САА и мухабарата имеющиеся вооружения, они вольны защищаться от Эрдогана самостоятельно и Асад готов подождать еще, пока YPG и протурецкие боевики убивают друг друга в афринских горах. Институт Брукингса по этому поводу замечает, что крайне негибкая позиция YPG не затруднила, а наоборот, облегчила для Эрдогана конструирование ситуации, при котором нападение на Африн стало возможным и курды не получили сколь-нибудь существенной международной поддержки.

«Тигры» и другие сирийские штурмовые отряды прибывают под Дамаск для мощного наступления

«Тигры» и другие сирийские штурмовые отряды прибывают под Дамаск для мощного наступления | Русская весна

Элитные подразделения Сирийской Арабской Армии перебрасываются в восточные районы Дамаска. 

Новые силы САА передислоцируются в Восточную Гуту в связи с надвигающейся наступательной операцией против террористических группировок, действующих в этом регионе.

Военные источники заявляют, что главные штурмовые отряды и подразделения огневой поддержки лучших сирийских армейских формирований начали прибывать в район Восточной Гуты. Эти подразделения только что завершили крупные боевые операции против террористов «Хайят Тахрир Аш-Шам» и ИГИЛ* в провинциях Идлиб, Хама и Алеппо. 

В начале этой недели элитному подразделению «Тигры» САА был отдан приказ передислоцироваться в район пригорода Дамаска после успешной кампании в провинции Идлиб.

Подразделение «Тигров» на фронте Восточной Гуты будет действовать в окрестностях сирийской столицы впервые за все время войны.

Точные цели этой переброски войск не раскрываются, но, судя по всему, оно будет помогать правительственным войскам в продолжающейся битве за пригород Харасты.

На данный момент террористические группировки «Хайят Тахрир Аш-Шам» («Джебхат ан-Нусра»*, «Аль-Каида»*) и «Харакят Ахрар-Аш-Шам» атакуют окрестности стратегической базы военно-транспортного управления в районе Хараста.

Имеющие богатый опыт отряды штурмовой дивизии Tiger Force также хорошо оснащены лучшей в Сирийской Армии военной техникой, которая будет необходима в борьбе против хорошо вооруженных группировок боевиков.

Этой ночью банды обстреляли Дамаск из оккупированных ими пригородов, в ответ армейцы открыли огонь на подавление огневых точек врага.

Читайте также: Огненный смерч: «Змей Горыныч» уничтожает снайперов террористов в Сирии (ВИДЕО)


* Запрещенная в РФ террористическая организация.

Сирийские войска войдут в Африн



Похоже "заслуженный Кракен Ближнего Востока" сделал свое дело, убив порядка 1300 – 1500 курдов.
Сирийские официальные лица заявляют, что договоренность с афринскими курдами достигнута и сирийские войска войдут в Африн. Значит некий компромисс все же был найден.

Сирийское правительство и курдские «Отряды народной самообороны» (YPG) договорились о введении Дамаском войск на территорию Африна для «отражения нападения Турции». Об этом со ссылкой на собственные источники в Сирии сообщает телеканал Al-Mayadeen.
Такая договоренность между сторонами, как уточняют его собеседники, была достигнута после соответствующих переговоров. При этом о том, что «не за горами» ввод сирийских войск в Африн ранее также заявлял замминистра иностранных дел Сирии Фейсал Микдад, напоминают источники Al-Mayadeen в республике. Не против этого выступают и в «Отрядах народной самообороны», подчеркивает телеканал, замечая, что курдские формирования воспринимают такое решение как «защиту региона» от турецких военных.


https://www.rbc.ru/politics/16/02/2018/5a85f7929a7947b6cb6cad05 – цинк

PS. Разумеется, необходимо еще дождаться как условий озвученной договоренности (очевидно, что курдам пришлось пойти на уступки, а вот пошел ли Дамаск на встречу курдам – это пока вопрос), так и ее практической реализации дальше информационных деклараций.
Причины оживления переговоров и анонс скорой реализации достигнутых договоренностей очевидно прямо коррелирует с неблагоприятными для курдов тенденциями на линии фронта.
В МИД Сирии Африн назвали неотъемлемой частью Сирийской Арабской Республики, которую Асад будет защищать.
Впрочем, стоит подождать фактического ввода сирийских войск, а то курды уже один раз в январе сорвались с крючка, что собственно и привело к масштабному кровопусканию в афринских горах.


Если бы курдские вожди не ломались и сразу согласились на условия Дамаска, то все эти люди были бы сейчас живы.
Такова цена ослиного упрямства.
Причем если технические моменты соглашения связанные со статусом структур PYD/YPG  затянутся. то картинка с угасшими жизнями существенно увеличится в размерах. Или придется вторую заполнять.
В общем, мяч на стороне курдов – спасительная рука им протянута.

СРОЧНО: Курды и Дамаск договорились о вводе Армии Сирии в Африн, чтобы становить наступление Турции (КАРТА)

СРОЧНО: Курды и Дамаск договорились о вводе Армии Сирии в Африн, чтобы становить наступление Турции (КАРТА) | Русская весна

Правительство САР и Отряды Народной Самообороны YPG практически договорились о вводе Вооруженных сил Сирии в курдский регион Африн в провинци Алеппо для защиты от турецкого вторжения.

Об этом «Русской Весне» сообщил источник из администрации Африна. Он сообщил, что переговоры велись давно, а сейчас они близки к завершению, так как стороны наконец нашли компромиссные варианты сотрудничества.

Главной проблемой остается наличие большого количества вооружения, которое находится в руках курдских бойцов, сирийцы предлагают им сложить оружие.

Ливанский спутниковый телеканал Al-Mayadeen также сообщает информацию о достижении договоренности со ссылкой на собственные источники:

«Сирийское руководство и курдские силы самообороны достигли договоренности о вводе Вооружённых сил САР в кантон Африн».

По данным источника «Аль-Маядина», это решение было принято в первую очередь для отражения атак армии Турции и подконтрольных ей бандформирований на кантон Африн.

Нынешняя карта ситуации в Африне показывает, что турецкое наступление, официально именуемое операцией «Оливковая ветвь», продолжает свой медленный, но устойчивый прогресс против позиций Курдских «Отрядов народной самообороны» (YPG) и «Сирийских демократических сил» (SDF) в этом районе.

В среду поддерживаемые Турцией банды из «Свободной сирийской армии» сосредоточили свои атаки на оси района Раджо, где им удалось захватить город Кудах Кувих. Вскоре после этого, к северу от города, боевики из «Файлак Аш-Шам» сумели взять штурмом цепь холмов Балилко (Balilko).

Турецкие войска пытаются отрезать стратегический город Раджо от других районов, в ожидании последующего наступления, чтобы захватить его, в то время как джихадисты из «Джейш Аль-Шаркия», входящие в ССА, отбили контратаку YPG вокруг города Аршли.

Читайте также: Израиль нанёс удар по иранской базе в Сирии

СРОЧНО: Курды и Дамаск договорились о вводе Армии Сирии в Африн, чтобы становить наступление Турции (КАРТА) | Русская весна

Турция направила конвой с военной техникой в провинцию Идлиб

Метки: главное, компиляция

2 коммент.»

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>