Главная » Мировоззрение, Политика

Карта «МИР», БРИКС и люди в черном -2

11:28. 29 июня 2017 972 просмотра Нет комментариев Опубликовал:

Сегодняшний мир, мировая экономика крутятся вокруг денег. Они все больше становятся виртуальными. И вращаются они в платежных системах, неотъемлемой частью которых являются пластиковые карточки. В предыдущей статье мы разобрались с историей создания платежных систем и их стандартами. И вплотную подошли к ответу на вопрос: «а что у нас в России».

А в России у нас появилась карта «МИР». Но как все это сочетается с БРИКС, и причем тут люди в черном?

А при том, что финансовая система, платежные системы это не просто финансовая сфера, а часть мировой политики. Смысл тут какой – дело не только в деньгах и процентах, не только в доле рынка. Смысл в том, что при всех покупках каждого владельца карты информация о ней отправляется туда, где стоят процессинговые центры. Если вы пользуетесь MasterCard или Visa, то данные о покупке сразу же отправляются в США. Сбор данных на каждого человека идет сам собой, без особых усилий. Контроль за информацией, сохранение её «у себя» – важнейший аспект борьбы за создание своей национальной платежной системы.

В нашей стране никакой суверенной платежной системы не создавалось, хотя разговоры об этом велись давно. К решительным шагам подтолкнул… прессинг Запада, в некотором смысле «спасибо санкциям», которые резко ускорили процесс.

Но все по-порядку…

Что такое НСПК «МИР»

Итак, что же в России? Национальная система платежных карт (НСПК) «МИР» была создана в 2014 году. В общем, её создание к тому времени давно назрело. Попытки создания НПС России предпринимались и раньше. Несколько раз регулятор пытался заставить Visa и MasterCard открыть процессинговые центры в нашей стране, чтобы транзакции не выходили за нашу территорию. Последующий опыт создания собственной платежной системы показал, что международные платежные системы эти решения более-менее успешно саботировали.

В результате решили создать нечто новое, под названием НСПК «МИР». Для суверенной страны – суверенную платежную систему. Направление правильное, следует отметить, что приняв его, мы, фактически, «вскочили в последний вагон» когда наши «западные партнеры начали «удушение» наших банков в рамках санкций.

Как только санкции были введены, к ним тут же присоединились Visa и MasterCard и наши банки, попавшие под санкции, просто не смогли обслуживать своих клиентов нигде, кроме ряда банкоматов и терминалов, к которым они непосредственно имели доступ или доступ осуществлялся через банки-партнеры напрямую, без отсылки транзакции на серверы платежной системы. Но это было ещё полбеды. Наши банки не смогли даже просто перевыпустить свои карты или выпустить новые. Дело в том, что чистый «пластик» надо также «сертифицировать» в платежных системах. Догадайтесь с одного раза, выдавали ли платежные системы производителям пластика разрешения на выпуск? О том, что каждая карта имеет номер, содержащий идентификационный номер банка (BIN), который легко блокируется платежными системами, как для приема карт, так и для выпуска новых карт, мы даже упоминать не будем. В общем, ситуация пришла к известной формуле: «Захочешь жить … построишь свою НПС». Что, команда НСПК и сделала. Причем сделала это так, что самим Visa и MasterCard как следует «заикалось» и они потеряли хороший кусок бизнеса в нашей стране. А дело было так…

Представьте, что у вас работает цепочка, которую мы описали выше: карта — банкомат-процессинг банка, владеющего банкоматом — процессинг платежной системы — процессинг банка, владеющего картой. По цепочке «гуляет» все тот же, описанный выше протокол EMV, хорошо известный всем участникам. Теперь представьте, что два банка, разделенные платежной системой, строят соединение н-а-п-р-я-м-у-ю и гоняют платежи между собой. И никакая платежная система об этих платежах ничего не знает. Самое интересно, что и юридически она сделать ничего не может. Есть соглашение между двумя банками. Оно никак третьей организации не касается. Логотип на карте? Да, есть, но кроме него на той же карте есть наименование банка и с другой стороны написано, что эта карта принадлежит тому же банку! А теперь представьте, что мы строим национальный процессинговый центр и центр расчетов (клиринговый центр), подключаем к нему все банки и… вуаля. Плевали мы на логотипы. Российские банки принимают карты российских банков вне зависимости от логотипов, которые на них нанесены. А «международные» американские (зачеркнуто) платежные системы потеряли хороший кусок комиссий, который раньше им платили, гоняя транзакции через из процессинговые центры. А спецслужбы США теперь не могут «зайти» поговорить к платежным международным системам, да вопросы по России им задать…

Эта изящная операция была проведена и успешно закончилась в 2015 году. Сейчас все наши транзакции по всем картам «зациклены» внутри страны и никакие ребята в черных очках ни из каких американских Контор о них ничего не знают. Речь идет, как вы понимаете, о приеме существующих карт. С выпуском новых – сложнее. Как вы прочли уже выше, выпускать карты можно с магнитной полосой или с чипом (смарт-карты). Чипы в картах могут быть разные. Контактные и бесконтактные, разных стандартов и т.д.

Проблема при создании НСПК «МИР» заключалась в том, что до 2015 года подавляющее большинство банков в стране выпускали смарт-карты по стандарту EMV  и вся инфраструктура приема карт в нашей стране была «заточена» под этот стандарт. Поэтому перед командой НСПК встал вопрос: или мы выпускаем карты с программным обеспечением, сертифицированным по стандарту EMV, и тогда все устройства приема карт будет легко настроить на прием наших карт. Или мы выпускаем карты с программным обеспечением, разработанным по своему стандарту, потом сами проверяем его на соответствие ISO7816, настраиваем терминалы под наше программное и тоже начинаем работать.

Насколько автору известно, программное обеспечение карты «Мир» не зарегистрировано в EMV. Есть у нас в Зеленограде предприятие «Ангстрем», которое массово выпускает чипы для карт «Мир». Так вот, оно недавно не смогло сертифицировать свой чип в EMV. Причина? Предприятие под санкциями.

Есть ли те, кто отказался от сертификации EMV и в результате выиграл? А как же! Когда китайцы выпустили свои чиповые карты, они не стали регистрировать их в корпорации EMV и спокойно подождали десяток лет, выпуская миллионы карт, пока корпорация сама к ним не пришла с выгодным им предложением. Все это время их терминалы спокойно принимали у себя незарегистрированные китайские смарт-карты в тех же кардридерах (такая плоская дырка, куда вставляется карта), в которые вставляли и Visa с MasterCard и ничего – не перегорели.

И как быть с ситуацией, когда наша карта выезжает за границу? Пока НСПК договорилась с MasterCard о т.н. «кобейджинговой» схеме – когда на одном чипе размещаются два приложения: наше и MasterCard. Обоснованность этого решения вызывает определенные сомнения ввиду того, что американские финансовые структуры придерживаются режима санкций в отношении нашей страны.

Подведем промежуточный итог: создание карты «МИР» позволяет сохранять информацию обо всех платежах сделанных владельцами этих карт на территории России. А вот когда владелец карты «МИР» едет за рубеж, там его карта воспринимается как «мастеркард» и информация о покупках сначала идет в США, где она может собираться.

Есть ли выход из этой ситуации? Об этом мы поговорим ниже.

В любом случае, если вдруг наше программное обеспечение станет не только нашим, но и, например индийским и ЮАРовским, да если ещё и китайцы помогут, видя свою выгоду, то у корпорации EMV появится серьезный стимул для того, чтобы предложить нам достойные условия сотрудничества. Тогда и представители завода «Ангстрем» будут пинком открывать дверь европейского сертификационного центра EMV, за которой их будет ждать европейская девка в кокошнике с хлебом-солью.

И что важно, в цену всего этого торжественного мероприятия, включая девку, кокошник и солонку не будет входить обязательный перевыпуск 8 миллионов имеющихся карт «Мир».

А вот если мы будем одинокими и слабыми, то все может быть…

Общая карта БРИКС – выход из ситуации

Итак, как мы сказали выше, команде НСПК «Мир» удалось не попасть в полную зависимость от корпораций Visa и MasterCard в лице их детища – частной фирмы EMV. Однако наша проблема в том, что даже если мы выдадим каждому гражданину России по две пластиковые карты в одни руки, то не дотянем до числа в 300 млн. карт. Допустим, мы ещё вступим в союз с платежными системами стран ЕАЭС, то все равно это будет меньше 400 миллионов. Пытливый читатель спросит: «А зачем нам эти миллионы кусочков пластика?». Как то в беседе с нашими «партнерами» И.В. Сталин, имея ввиду римского папу, задал сакраментальный вопрос: «А сколько у него дивизий?». Вот количество выданных платежной системой карт не только означает её капитализацию на мировом рынке, но и определяет её вес в мировой финансовой системе. Это и есть ответ на вопрос «сколько дивизий». EMV (то есть глобалисты) пришла к китайцам с выгодным предложением тогда, когда выпуск китайских карт стал БОЛЬШЕ чему у Visa и MasterCard вместе взятых. А мы, даже если всем постсоветским миром напряжемся, до полумиллиарда карт точно не дотянем. Это означает, что принимать нашу карту за границей будут с гораздо большей неохотой, чем китайскую, если вообще будут. Выпускать нашу карту какой-нибудь индонезийский или сингапурский банк будет с большим скрипом и на драконовских условиях. О западных банках вообще лучше помолчать.

Что же делать? Объединяться.

Помните, что мы сделали, когда нам стало трудно работать с американской (зачеркнуто) западной финансовой системой в лице Всемирного банка и МВФ? Мы ОБЪЕДИНИЛИСЬ в рамках БРИКС и создали два банка: Новый Банк Развития (НБР/NDB) БРИКС и Азиатский Банк Инфраструктурных Инвестиций (АБИИ/AIIB). И в одной и в другой структуре Россия состоит учредителем с долей акций, не намного меньшей, чем у Китая и Индии. Насколько эти структуры могут тягаться с Всемирным Банком? Судите сами: не так давно собственный капитал АБИИ равнялся $200 миллиардов. Собственный капитал банка обычно не превышает 10% от средств, которые он может выдать в качестве кредитов. То есть, АБИИ может прокредитовать клиентов на 2 триллиона долларов. Cумма более, чем солидная.

Возвращаясь к пластиковым картам и проецируя на них ситуацию с банками БРИКС, напрашивается очевидный вывод: надо объединяться с теми, кто находится в сходной с нами ситуации. Кому стало надоедать ощущение американской руки в кармане собственного пиджака, причем как раз в том, где лежит бумажник. И кому не хочется все время быть «под колпаком у Мюллера».

Поскольку идея объединенной платежной системы практически витала в воздухе, она в один прекрасный день была сформулирована и предложена к рассмотрению ключевыми разработчиками темы НМСПК в Деловом Совете БРИКС Олегом Прексиным и Алексеем Казарцевым.  Заслуга авторов состоит в том, что они сформулировали идею, описали предлагаемую структуру платежной системы, вывели основные принципы её построения и предложили для обсуждения Деловому Совету.

Кратко проект можно описать так: если мы «зациклили» наши карточные транзакции внутри России, то почему бы не «зациклить» карточные транзакции стран БРИКС на территории этого объединения?

А если сюда присоединить ещё и страны ШОС и ЕАЭС, то мы получим такую систему такого масштаба, с которой будет невозможно не считаться. Назвали эту систему: Новая Международная Система Платежных Карт/New International Payment Card System (НМСПК/NIPCS).

Во всех странах БРИКС есть свои платежные системы со своими процессинговыми и расчетными (клиринговыми) центрами. Поэтому очень странно, когда, например, гражданин России приезжает в Нью-Дели, платит картой, а его платеж летит сначала в Калифорнию и лишь потом в Москву, а по дороге ещё международная платежная система получает комиссию и доступ к данным осуществленного платежа. Почему бы не построить прямое соединение (т.н. «межхостовое» соединение) между процессинговыми центрами Индии и России и гонять транзакции напрямую? И информация при нас останется, и деньги останутся при нас. Для сторонников рыночной экономики есть и ещё один аргумент — ещё и акциями вновь созданной платежной корпорации можно неплохо поторговать.

Это пошаговое решение проблемы.

Сначала, чтобы сохранить информацию о платежах по карточкам внутри России, была создана НСПК «МИР». Теперь нужно тоже самое сделать уже на пространстве стран членов БРИКС, а потом ещё ШОС И ЕАЭС.

В настоящее время национальные платежные системы (НПС) со своими картам созданы и развиваются практически во всех странах БРИКС и ЕАЭС. Они есть в Китае – China Union Pay (CUP), Индии – RuPay, Бразилии – ELO. На очереди ЮАР, где идет подготовительная работа к созданию национального процессингового центра. Страны ЕАЭС также имеют собственные национальные платежные системы и значительно продвинулись в развитии карточного бизнеса. Посудите сами: в Республике Беларусь национальная система БЕЛКАРТ выпустила 5,5 млн. карт, в Армении – до 1 млн. карт национальной системы ArCa, в Киргизии – до 1 млн. карт системы «Элкарт».

Причем оцените изящность решения. Подобно тому, как все карты, выпущенные российскими банками, оказались при построении НСПК «МИР» вовлеченными в нашу НПС, так и ВСЕ КАРТЫ СТРАН БРИКС окажутся вовлечены в НМСПК! Это более 7 миллиардов карт. Сегодня Деловой Совет БРИКС работает на проектом КРУПНЕЙШЕЙ в мире системы платежных карт.  И не просто работает, а уже включил его годовой отчет и представил лидерам стран БРИКС на саммите в Гоа в 2016 году.

Помните, мы выше горевали по поводу того, как повторить «подвиг» китайцев и сделать так, чтобы корпорация EMV в обнимку с Visa и MasterCard воспринимали нашу НПСК «МИР» всерьез? Будем одним, отдельным проектом — это вряд ли случится, а создадим платежную корпорацию БРИКС и выпустим общую карту — тогда нам не придется ни за кем ходить и соглашаться на драконовские условия «партнеров». Что-то подсказывает, что сами придут и все предложат.

(Подробно о проекте общей карты БРИКС можно почитать в ряде статей, выходивших в банковских журналах с 2015 по 2017 годы. Сразу предупреждаю, что журналы профессиональные и язык там не самый простой.

http://www.bdm.ru/sobytiya-i-kommentarii/svoyu-kartu-pochti-polovine-zemlyan

http://rfinance.ru/magazine/?id=16577&aid=16618&tid=18

http://www.plusworld.ru/journal/section_1817/plus-3-2017/novaya-mezhdunarodnaya-sistema-platezhnyh-kart-briks-dalee-vezde/

Собственно, статья в журнале ПЛАС и побудила меня познакомиться с одним из авторов проекта и написать этот текст).

Дальше мы попытаемся простыми словами рассказать, как же нам создать платежную систему, из которой не будут торчать американские (зачеркнуто) «международные» уши. Кроме этого, надеюсь, ни у кого не возникло сомнений в том, что в течение двух лет с момента начала работы, проект общей карты БРИКС подвергался разносторонней профессиональной критике. Основные аргументы скептиков мы тоже приведем, но немного забегая вперед, успокоим читателя: на настоящее время – «наши побеждают». Кстати, одна из целей этого текста — помочь авторам проекта и предупредить его недоброжелателей: мы за вами внимательно смотрим…

Так вот, одна их основных проблем проекта общей платежной системы состояла в том, что страны БРИКС очень разные и платежные системы у них имеют несопоставимый масштаб. Как мы уже отмечали, более 200 миллионов карт НСПК «Мир» выпустить сможет только в очень оптимистичном случае. А China Union Pay уже выпустила более 5 миллиардов карт. Если мы затеем строить единый процессинговый и клиринговый центры, как это было в России, то будет трудно предложить какое-либо другое место для него, чем Китай. Опасения по поводу доминирования китайцев в общей структуре высказывали некоторые уважаемые отечественные профессионалы. В частности, приводился и такой аргумент, что китайцы уже вложили в построение платежной инфраструктуры в России более сотни миллионов долларов. Они сами обеспечивают прием и выпуск своих карт в России и не заинтересованы в том, чтобы открыть свою платежную сеть в Китае для карт «МИР». В перспективе это значит, что избавившись от одного трехглавого «гегемона» (Visa, MasterCard, EMV) мы запросто можем взгромоздить себе на шею нового. Кроме этого, не надо забывать, что у такого уважаемого члена БРИКС, как Индия взгляды на многие вещи кардинально отличаются от китайских.

Что делать? Тупик? Нет. Не нужно, даже противопоказано, строить единый центр. Каждая страна БРИКС имеет (или, как ЮАР, в ближайшем будущем будет иметь) свой процессинговый и клиринговый центры. И это прекрасно, да будет так! Одна из главных идей проекта состоит в том, чтобы каждый процессинг построил четыре прямых соединения (межхоста) с процессингами стран-партнеров.  Много? Нет. В масштабах страны затраты будут совсем небольшими – единицы миллионов долларов на каждый межхост. С точки зрения национальной платежной системы любой из стран БРИКС, затраты на построение инфраструктуры представляются вполне разумными. При этом надо понимать, что никто не собирается в дальнейшем для любого новичка строить межхосты ко всем странам БРИКС. Сбалансированная инфраструктура предлагается для стран – учредителей. Другие будут включаться в систему, строя соединения только со «своим» учредителем. Например, Малайзия с Китаем, Кения с ЮАР и т.д.

Критики говорят, что при такой схеме взаимодействия каждая пара платежных систем сможет договориться об отдельных тарифах и «целостность новой системы нарушится». На вопрос: «Почему?» — молчат. Ну, да, в системе могут быть разные тарифы. Это предусмотрено конструкцией и будет записано в правилах. И что? Инфраструктура – одна, стандарты – единые и программное обеспечение на чипе карты – одинаковое. Тарифы разные – и ладно.

Тогда те специалисты, кто у нас по взаиморасчетам, выдвигают такое возражение: взаиморасчеты будут слишком сложными и объемными. Представьте нагрузку на расчетные клиринговые центры, если к нам «пойдут» миллионы китайцев. Но они уже у нас! За 2016 года у нас побывало 5 млн китайских туристов. Только они обслуживаются в СВОЕЙ инфраструктуре, в банкоматах российских банков, где уже есть наклейки China UnionPay. Пользуются они своим расчетным центром и нас грузить не собираются. Изящность идеи проекта заключается в том, что пока сохраняется дисбаланс во взаимных поездках, а проще сказать, взаимных поездок мало (а китайцы обслуживают себя сами), то и взаиморасчетов будет не много. То есть, пока фирма «не раскрутится» и пока, например, индийцы массово не поедут к нам, а мы к ним, объем взаиморасчетов (клиринга) будет вполне терпимым. Зато общее число карт – огромное, а значит «дивизий» будет достаточно. Информация тоже при нас.

Ну, и вообще как-то по-детски звучит аргумент критиков о том, что нам вовсе не нужна единая платежная корпорация, и мы обойдемся двусторонними «кобейджинговыми» соглашениями. Представьте, что подписав, к примеру, четыре таких соглашения со странами БРИКС, придется разместить на чипе своей карты такое же количество разных программных приложений. Пять на одной карте – перебор.

Проект прошел большой и интересный путь. Партнеры по БРИКС, в отличие от «наших западных», партнеры без всяких кавычек и активно включились в работу. Судите сами: руководителем индийской делегации в рабочей группе проекта стал председатель индийской платежной корпорации господин Хота, а от Китая – Вице–президент China Union Pay, господин Чжу. Представители госбанков Китая и Индии также вошли в рабочую группу. ЮАРовцы не спят.

А что в России, что у нас? НСПК «МИР» и ЦБ РФ поначалу отнеслись к проекту прохладно, несмотря на российское авторство и на то, они первыми были ознакомлены с сутью предложений. Присматривались, критиковали понемногу, выдвигая перечисленные выше аргументы, но ресурсы не выделяли. Создается впечатление, что авторов проекта они всерьез не воспринимали. Однако, к концу второго года работы над проектом, с появлением понимания того, что если продолжать «запрягать», то можно полностью отдать инициативу Китаю и Индии и остаться «на приставном стульчике», в российских структурах начались определенные подвижки. Председатель НСПК «МИР», господин Комлев, получил приглашение от господина Хоты, обсудить предложенный представителями России проект общей карты БРИКС. Представитель руководства ЦБ на прошедшем недавно профессиональном форуме, сказала, что пригласит авторов проекта и заслушает их подробно. Надеемся, что период их «раскачки» действительно заканчивается. Кстати, мы, конечно же, ни в коем случае не допускаем, что авторов проекта могут «оттереть» от их детища. В любом случае, будем держать руку на пульсе.

Что может сделать общественность России для того, чтобы помочь этому полезному начинанию? Во-первых, осознать риски: не трудно представить, что будет делать тот, кто захочет реализовать проект или затормозить его реализацию. Тот, кто захочет реализовать проект, имея для этого необходимые средства и политическую волю, пригласит авторов в команду и выделит ресурсы на реализацию проекта. Если же найдется кто-то, кому выгодно будет «подыграть» Visa и MasterCard и затормозить развитие проекта Общей карты БРИКС-ЕАЭС, то представляются логичными следующие шаги:

  • «Забыть» пригласить авторов принять участие в практической реализации проекта, далее – «замотать» проект в согласованиях или
  • пригласить авторов принять участие в проекте и отстранить от принятия решений (вот вам тихий уголок с компьютером, кофеварка, работайте спокойно, отдыхайте больше), по причине соблюдения субординации, далее – также «замотать».

Дальнейшее развитие проекта покажет, как оно пойдет. А мы посмотрим, и если, надо окажем посильное содействие.

Еще раз подчеркнем, что проект создания общей карты БРИКС имеет не только (и может даже не столько!) финансовое значение и выражение, сколько значение геополитическое. Речь идет о большой мировой политике.

Именно так и надо относиться к этому проекту…

Метки: блог

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)