Главная » Мировоззрение, Политика, Психология

Глобальный терроризм и единственное лекарство от террора

09:24. 19 июня 2017 Просмотров - 814 Один комментарий Опубликовал:


Последние месяцы в мировом сообществе выглядят не столько месяцами катастроф, сколько месяцами безумного и бессмысленного террора. Да, это тот же самый революционный террор конца XIX и начала ХХ века.

Однако, если в те далёкие (для многих современников тех событий — почти романтические) времена, кукловоды «революционеров-народовольцев», прикрывая истинные цели революционного террора лозунгами «борьбы за освобождение трудового народа», совершали теракты против членов династии, министров и других высокопоставленных чиновников монархического режима, то в XXI веке необходимость такого камуфляжа отпала.

Обнажились истинные цели заправил революционного террора и сегодня каждый воочию видит: террор идёт не против сильных мира сего, не против властей предержащих, а против того трудового народа, во имя которого он якобы и осуществляется.

Безусловно, современный терроризм угрожает подорвать основы политической стабильности и мирового порядка. И наиболее опасным его видом является этнорелигиозный, прежде всего, псевдоисламистский, терроризм.

С 2000 года в мире было зафиксировано более 72 тыс. терактов. Больше половины из них были проведены в четырёх странах: Ираке, Пакистане, Афганистане и Индии и унесли жизни почти 170 тысяч человек, более 80% этих смертей — на совести псевдоисламистских организаций.

Если не говорить попусту о защите общества и личности от терроризма, а действительно искоренять террористическую угрозу будущему человечества, то проблематику, связанную с терроризмом, — надо знать и понимать как можно более детально и в разных аспектах её выражения в конкретных исторических событиях.

На данный момент написано достаточно большое количество аналитических материалов, посвящённых анализу «международного терроризма». Мы в сегодняшней публикации не будем вдаваться в разбор таких вопросов как, например, современная правовая наука определяет термин «международный терроризм», а изложим наше видение относительно «псевдоисламского фундаментализма», который, по нашему мнению, весьма далёк от ислама самого Мухаммада, почему мы и добавляем приставку «псевдо».

Назначение статьи — не нагнетать эмоции, и не выдать готовые к употреблению подробные инструкции, кому, что и как делать, а помочь профессионалам-управленцам, прежде всего, выработать жизненно состоятельное представление об этом явлении.

ЧТО ТАКОЕ ДЖИХАД?

Необходимо особо остановиться на джихаде. Обратимся к арабско-русскому словарю Баранова Х.К. По-арабски «джагьада», в первом своём значении, означает —

«стараться, трудиться, напрягаться, прилагать усилия; бороться (с трудностями)».

Само слово «джигьад» у Х.К. Баранова переводится как борьба; священная война, война за веру. Однако у этого слова есть другие, более глубокие значения. Имам аль-Газали рассматривал джихад как поклонение. Шейх Джамалуд-дин Гази-Кумухский, расшифровывая последнее выражение, считал, что последователь (мурид), прежде всего,

«нуждается в освобождении самого себя из тюрьмы плоти и полировке зеркала сердца от завесы, препятствующей войти в Его высочайшее присутствие (т.е. приближению к Богу), осознание истины вещей и тонкости наук, а затем очищать сердце от таких качеств, как высокомерие, ненависть, зависть и тому подобное».

На фоне таких высоких религиозных требований и стремлении правоверных стать ближе к Богу, современный образ жизни западной цивилизации, пропагандируемый в наше время, выглядит профанацией, и выступления некоторых молодых людей против современного общества представляются попыткой уйти от «кока-кольного» образа жизни и противостоять ему. Всё бы ничего, но эта «романтика» чаще всего кончается тем, что эти молодые люди попадают в сети матерых религиозных террористов, которые скрывают свои истинные цели благотворительными акциями, пожертвованиями и т.д

Джихад — священная война. По существу это означает, что сторонники осуществления Царствия Божиего на Земле вынуждены защищать себя, своих близких и своих союзников крайними средствами, поскольку убийство человека — грех.

То, что мы наблюдаем сегодня, не является джихадом. Это — лжеджихад.

Если обратиться к истории становления культуры одной из региональных цивилизаций Земли на основе Коранического Откровения, то началу Джихада пророком Мухаммадом предшествовали десять лет мирной проповеди. В течение этих десяти лет:


  • с одной стороны, все противники Мухаммада и последовавших за ним первых мусульман имели полную возможность ознакомиться с Кораническим Откровением, вникнуть в его смысл и подумать о своём личном отношении к Откровению и о своих личных взаимоотношениях с Богом (в этом и есть суть религии), в результате чего многие из них сами стали мусульманами по своему разумению;

  • с другой стороны, сами первые мусульмане стойко переносили всё, что обращали против них их противники, — заговоры и насилие, доходившие до убийств, в том числе и до покушений на жизнь самого Мухаммада, голод и экономический геноцид вследствие торгового бойкота, организованного клановой верхушкой противников Ислама и т.п.

И только после этого был начат Джихад, завершившийся безоговорочной капитуляцией противника. Соответственно этому историческому прецеденту, если бы осуществлялся истинный Джихад, то «народный промысел» грабежа в некоторых странах был бы пресечён самими вождями экстремистских движений. То же касается и вопроса о захвате людей с целью получения выкупа и обращения в рабство.

Ислам — вероучение свободы человека в русле Божиего Промысла, он порицает рабовладение, осуществляемое всеми способами, особо обращая внимание на недопустимость власти ростовщичества над хозяйственной деятельностью и жизнью общества.

Однако мы ни разу не слышали, чтобы некоторые представители нашей Думы, например, вели бы борьбу с таким видом рабовладения.

Исторически так сложилось, что Кораническое Откровение было ниспослано людям в эпоху, когда рабовладение было в порядке вещей, а сильные мира сего предпочитали избегать толкования течения жизни на основании соответствующих текстов Корана и обосновывали своё право на рабовладение ссылками на Коран, злоупотребляя логикой в крючкотворстве.

Вопреки практике рабовладения исторически реального ислама, один из основателей мусульманской цивилизации сподвижник и родственник Мухаммада — Али — сам покупал рабов, как это было принято в те времена, обучал их Корану, помогая тем самым войти в религию, и спустя год предоставлял им свободу и средства, достаточные для того, чтобы они могли свободно жить в мусульманском обществе или вернуться на свою родину свободными людьми. Многие из такого рода рабов-отпущенников, возвращаясь на свою родину, стали для своих народов учителями Ислама.

Пророк Мухаммад учил:

«Раб Божий получает от молитвы лишь то, что он понял».

Согласитесь, что приучить к бессмысленному поклонению молитвенному коврику в непонятном ритуале — это одно, а научить человека жить в религии в русле Божиего Промысла в ладу с другими людьми и Вселенной — это другое.

И каждый россиянин, вспоминая без вести пропавших, а в действительности обращённых в рабство тысяч человек, погибших в терактах граждан России, вряд ли сможет вспомнить хотя бы одного человека, которого бы псведоисламские террористы обратили бы в истинный ислам так, чтобы тот свою жизнью явил людям дееспособную праведность человека Божиего. Хотя единичные примеры обращения в исторически сложившийся ислам с бездумным поклонением ритуалу имеются, и сторонники ростовщического рабовладения сразу же обыграли этот факт в фильме «Мусульманин».

И то, что лидеры экстремистов преуспели в бессмысленном насаждении ритуала поклонения молитвенному коврику и на этой основе произвели биороботов-самоубийц для осуществления ими власти помимо Бога, но от имени Его — было очень хорошо запечатлено на лице печально известного Мовсара Бараева (2002 год, «Норд Ост») в ходе его последнего интервью в здании ДК «Шарикоподшипника»: погасший взор, уклоняющийся от объектива камеры; подневольность не отвечающего за свои слова зомби, действующего по командам, получаемым по телефону, не понимающего при этом, что он творит, поскольку даже его хозяева не посвящены в тот глобальный сценарий, в котором всех их употребляют втёмную.

Мы убеждены — всё это и осуществление Божиего Промысла — несовместимо.

КОРАН И ТЕРРОР

Ислам на современном этапе, как и во все времена, опирается на Коран и Сунну Посланника Аллаха. Последнее является примером жизни Посланника Мухаммада

«как образец и руководство для всей мусульманской общины и каждого мусульманина, как источник материала решения всех проблем жизни человека и общества».

Значит ли это, что все, кто становятся в оппозицию современному обществу, так хорошо изучили Коран и Сунну, что находят его противоречащим образу жизни Посланника? Вовсе нет. Кстати, в этих основоположениях нет пропаганды насилия. К тому же значительная часть верующих не читала Коран или хадисы, повествующие о жизни и деятельности Пророка. Отсюда сразу вытекает — наибольшую заслугу в искажении этих источников надо отнести к тем, кто интерпретирует их.

Великий исламский богослов Абу Хамид аль-Газали (1058 — 1111), говоря о милостях Аллаха, на первое место ставил

«счастье в загробной жизни, которое есть существование без исчезновения, радость без горя, знание без невежества, богатства без бедности». «Этого нельзя достичь без Аллаха» — говорил он.

Но следом же учёный говорит о душевных и телесных достоинствах. К душевным достоинствам учёный относит

«разум и его совершенство — знания; целомудрие и его совершенство — благочестие; смелость и его совершенство — джихад; справедливость и его совершенство — правосудие».

И потому, чтобы не потворствовать заправилам глобальной политики, надо вести контрпропаганду, доводя до всеобщего сведения те идеалы мусульманской цивилизации, которые действительно наличествуют в Коране и не могут быть положены в обоснование политики глобального террора. В частности в Коране сказано:

Коран, 2:257 (256): «Нет принуждения в религии. Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения. Кто не верует в идолопоклонство и верует в Бога, тот ухватился за надежную опору, для которой нет сокрушения. Поистине, Бог — слышащий, знающий!»

Т.е. Коран предлагает людям свободу в выборе веры; причём этот выбор должен быть осознанно осмысленным, а не в русле традиции «верую потому, что абсурдно»; и не бездумно-автоматическим на основании того, что предки были носителями той или иной веры.

Но для того, чтобы люди не становились жертвой предубеждений в отношении ислама вследствие терроризма, действующего под прикрытием мусульманской атрибутики, люди — вне зависимости от их вероисповедания — должны быть информированы об идеалах, предлагаемых человечеству в Коране для воплощения в жизнь, дабы они сами могли различать и судить, какие явления в жизни общества действительно представляют собой коранический ислам, а какие являются его извращениями и пустой ритуальщиной. Или которые, будучи далеки от коранического ислама, злоупотребляют его атрибутикой в атмосфере всеобщего невежества. Т.е. искоренение невежества в отношении смысла Корана — путь, закрывающий возможности организаторам террора злоупотреблять исламской атрибутикой и тем самым в немусульманских обществах сеять предубеждения в отношении Корана, Ислама и мусульманской культуры.

Но вопреки этой насущной общественной потребности представители мусульманского духовенства в своих редких публичных выступлениях по радио и телевидению как в России, так и за рубежом не могут внятно показать, что современный терроризм, действующий под прикрытием мусульманской атрибутики, в действительности проистекает не из смысла Коранического Откровения, вследствие чего они объективно оказываются пособниками заправил террора под лозунгами исторически сложившегося ислама.

Положение усугубляется тем обстоятельством, что наряду с их содержательно пустыми выступлениями и заверениями то же самое телевидение показывает или упоминает каких-то иных шейхов, мулл или мусульманских богословов и пропагандистов, которые расценивают современный терроризм и бандитизм под лозунгами ислама в качестве истинного джихада, имеющего место в наши дни.

koran

И если обратиться к переводам Корана на русский язык, то в них действительно можно найти такие слова:

Коран, 2:189 (193): «И сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а (вся) религия будет принадлежать Богу. А если они удержатся, то нет вражды, кроме как к неправедным!»

Коран, 4:78 (76): «Те, которые уверовали, сражаются на пути Бога, а те, которые не веруют, сражаются на пути тагута. Сражайтесь же с друзьями сатаны; ведь козни сатаны слабы!»

Коран, 9:14 (14): «Сражайтесь с ними, — накажет их Бог вашими руками, и опозорит их, и поможет вам против них, и исцелит грудь у людей верующих…»

Коран, 9:29 (29): «Сражайтесь с теми, кто не верует в Бога и в последний день, не запрещает того, что запретил Бог и Его посланник, и не подчиняется религии истинной — из тех, которым ниспослано писание, пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными».

Коран, 9:124 (123): «О вы, которые уверовали! Сражайтесь с теми из неверных, которые близки к вам. И пусть они найдут в вас суровость. И знайте, что Бог — с богобоязненными!»

Поэтому, если такого рода цитат надёргать из целостности Корана, умолчав обо всём остальном, что есть в нём, и об историческом контексте, в котором появился Коран и, соответственно, — приведённые его фрагменты, то:


  • у одних может сложиться впечатление, что коранический ислам действительно агрессивное вероучение, направленное на порабощение или уничтожение всех с ним несогласных, по какой причине ислам надо искоренить как угрозу всему человечеству, а Коран — изъять из обращения и, если не уничтожить, то запереть в спецхраны архивов и библиотек, где он станет доступен только особо доверенным и проверенным специалистам — историкам и социологам.

  • а у других появится текстологическая авторитетная основа для самооправдания своей склонности к зверствам, их можно будет вовлечь в терроризм, и при этом они будут пребывать в искренней убеждённости, что именно они являются истинными мусульманами и осуществляют джихад в борьбе с богоотступниками, подтверждая своими действиями убеждённость первых в агрессивности ислама.

Вне арабского языкового ареала положение усугубляется ещё и тем, что большинство традиционно верующих мусульман, не зная арабского языка, не знают и содержания Корана и не понимают его смысла, вследствие чего легко оказываются заложникам недобросовестных вероучителей-богоотступников, которые сами могут быть ритуально безупречны.

О том, что такое имеет место в мусульманском мире, мусульман и остальных людей предупреждал ещё аятолла Хомейни (1902 — 1989):

«Себялюбцы и деспотические правители использовали священную книгу (Коран) для антикоранических властей. Под разными предлогами и путём заранее спланированных заговоров они убрали истинных толкователей Корана, тех, кто познакомился с истиной, почерпнутой в Коране от Пророка… (…)

Они заложили основы для искажения Книги, Божественной Сунны и религии. И дело дошло до того, что становится стыдно от одного упоминания всего этого.

И чем больше ширились эти основы, тем больше становилось всяких извращений и искажений, пока Священный Коран, который был ниспослан Господом Богом Мухаммаду в его полном прозрении для улучшения человечества и объединения не только мусульман, но и всей людской семьи, с тем, чтобы привести человечество в состояние, которое оно должно достичь, спасти этого носителя божественных качеств от сатаны и деспотичных правителей, установить справедливость в мире и передать власть в руки безгрешных духовных правителей, был вытеснен из жизни, как будто он и не имел предназначения Наставления.

Дело дошло до того, что в руках продажных властей и порочных ахундов, которые были хуже деспотичных правителей, Священный Коран использовался как инструмент для насаждения насилия, жестокости и коррупции и оправдания угнетателей и врагов Господа.

К сожалению, в руках врагов, готовящих заговоры, и в руках неискушённых друзей, Коран, книга, призванная определять судьбы, не использовалась и не используется нигде, кроме как на кладбищах и поминках. То, что призвано быть средством объединения мусульман и всего человечества и должно стать Книгой нашей жизни, превратилось в орудие раскола или вообще ушло из повседневной жизни» (Завещание. Предисловие, стр. 4, 5. По тексту издания Независимого Информационного Центра «Тавхид», Москва, без года издания, ISBN 5-87298-127-9).

Но тем, кто таким образом втягивает людей в терроризм, творит террор и оправдывает его, прикрываясь атрибутикой ислама, следуя авторитетному мнению тех или иных тупых или просто нечестных мусульманских богословов, не следует ссылаться на приведённые выше и другие коранические тексты, поскольку эти тексты лежат в ином историко-политическом контексте — истории становления ислама и мусульманской цивилизации.

Ещё раз — история становления ислама и мусульманской цивилизации началась с десяти лет мирной проповеди пророка Мухаммада и его сподвижников, в течение которых первые мусульмане претерпели и неприятие окружающего общества, и торговый бойкот, в результате которого многие умерли от голода, и прямые акты запугивания и террора в отношении многих из них и в отношении Мухаммада персонально.

И только по прошествии этих десяти лет был начат джихад, в котором противники мусульман потерпели полное поражение. Мекка — тогдашний оплот противников ислама — сдалась войску мусульман во главе с пророком Мухаммадом. За этим не последовало ни казней, ни разграбления города, ни репрессий иного рода: все зачинатели и руководители сопротивления становлению мусульманской цивилизации были прощены, первые мусульмане отказались и от кровной мести.

Более того, деятельность псевдоисламских экстремистов осуществляется вопреки прямой коранической заповеди:

«Коран, 9:6 (6). А если кто-нибудь из многобожников <многобожники — неверные: наше пояснение при цитировании> просил у тебя убежища, то приюти его, пока он не услышит слова Бога. Потом доставь его в безопасное для него место. Это — потому, что они — люди, которые не знают».

Т.е. убийство тех, кто не знаком со смыслом Коранического Откровения и не имел времени подумать о нём, война против них не могут быть джихадом с точки зрения коранического ислама: т.е. это дело неправедное, глубоко греховное. Военно-силовой джихад возможен только в том случае, если миссия просвещения незнающих Коранического Откровения сталкивается с умышленно организованной агрессией, направленной против неё и её носителей.

Кроме того, в Коране говорится о его ниспослании следующее:

Коран, 13:37 (37). «И так Мы ниспослали его, как арабский судебник».

И это предполагает, что подавление иных культур с целью приведения их к арабоязычному ритуальному стандарту вероисповедания противоречит Корану и противно Исламу. И соответственно в Коране неоднократно говорится о должном отношении мусульман (людей, искренне исповедующих ислам без тени лицемерия) к иным культурам и их представителям:

Коран 4:96 (94). «О вы, которые уверовали! Когда отправляетесь по пути Бога, то различайте и не говорите тому, кто предложит вам мир: «Ты не верующий», — домогаясь случайностей жизни ближней. Ведь у Бога — обильная добыча. Таковы были вы раньше, но Бог оказал вам милость. Различайте же: поистине, Бог сведущ в том, что вы делаете!»

Т.е. свои притязания на порабощение других людей и захват их достояния не должно прикрывать лозунгами борьбы за торжество истинной веры и религии.

Коран, 2:131 (137). «А если они уверовали в подобное тому, во что вы веровали, то они уже нашли прямой путь; если же они отвратились, то они ведь в расколе, и Бог избавит тебя от них: Он ведь — слышащий, знающий».

Последнее предполагает возможность исповедания людьми единобожия и пребывание их в ладу с Богом вне ритуалов, свойственных исторически сложившемуся исламу. И соответственно — то, обстоятельство, что инаковерующие Богу не совершают пятикратный на день намаз и не строят мечети, не может быть основанием для того, чтобы объявить их неверующими и начать войну против них.

О том, что сказано в этом подразделе, на протяжении всех 1990-х годов по настоящее время и в обозримой политической перспективе неустанно должны говорить на русском и национальных языках народов всего мира, исповедующих ислам, не только представители мусульманского духовенства, но и журналистика всех СМИ. В противном случае все они — и муллы, и журналисты, и политики — оказываются пособниками террористического интернационала, вовлекающего в терроризм по их невежеству множество людей, которые в силу разных причин лишены возможности вникнуть в смысл Коранического Откровения и соотнести его с реальной жизнью человечества и своих народов.

Это не призыв к политике обращения в традиционный ислам всех: нет принуждения в религии (Коран). Загнать бессмысленные толпы в мечети и заставить их поклоняться молитвенному коврику — это и есть то, к чему стремятся вдохновители террора под исламской атрибутикой. Но Коран, смысл Коранического Откровения должны быть достаточно широко известны в обществе, в том числе и в немусульманской его части, для того, чтобы всеобщее невежество не открыло ворота, через которые в мир способно войти ещё большее зло.

ТЕРРОР И ДЕНЬГИ

В современном мире ни у кого нет абсолютной и гарантированной защиты: ни у президента, ни у министра, ни у депутата, ни у бизнесмена, ни у простого труженика, ни у заправил «мировой закулисы». Вопрос только в цене: сколько стоит «заказ» той или иной персоны?

Террор всегда дорого стоил, а в прейскуранте террористического интернационала цена на ликвидацию простого человека — самая низкая. Поэтому, чтобы можно было много, а главное — безопасно — «заработать» на терроре, необходимо, чтобы пострадавших в теракте простых людей было как можно больше. Ибо чем их больше, тем сильнее рекламно-пугающее воздействие даже не самого террора, а информации о терроре, идущей с экранов ТВ и других СМИ на толпу. И вдохновителям и исполнителям терактов тем больше заплатят из «фонда на мировую революцию», чем большее воздействие окажут СМИ на толпу. Ведь реально количество жертв террора многократно ниже, нежели количество жертв дорожно-транспортных происшествий и обыкновенного бытового пьянства и алкоголизма (об этом читайте в статье «Мартовские Иды — год 2017: от теракта в МВФ и смерти Рокфеллера к теракту в Санкт-Петербурге» http://inance.ru/2017/04/martovskie-idy-2017/). Но это — бытовуха, проистекающая из безволия, и потому пугать этой всем привычной повседневной бытовухой обывателя конечно можно, но эффект — не тот.

Террор в смысле воздействия на психику обывателя через нагнетание страха, — и на уровне рядовых исполнителей, и на уровне его организаторов, — претендует на выражение «крутой» политической воли и уже потому готовит толпу к состоянию, при котором она сама должна запросить порядка — т.е. диктатуры.

И установление глобальной фашистской диктатуры — порубежная историческая цель заправил международного терроризма. После этого обывателю будет предложено, соблюдая «права человека», жить в новом порядке для того, чтобы «жрать», а по существу — работать на те цели, о которых ему знать (с точки зрения заправил проекта) не положено.

То, что в XXI веке мировой интернационал выступает под зелёными знамёнами (помним о приставке «псевдо») «исламского фундаментализма», а не под красными знамёнами марксизма, как это было в конце XIX и на протяжении большей части XX веков, — значения не имеет. Идеи «исламского фундаментализма», которые камуфлируют ложные цели человечества, только тогда хорошо «работают», когда опираются на большие деньги.

Для того, чтобы «шахидки» или «шахиды» одели пояса или портфели с тротилом и пошли на грех самоубийства, отягощённый убийством по сути таких же как и они простых людей, необходимо было сначала убить их мужей, жен, матерей, братьев и отцов, чтобы для них исчез традиционный в их культуре смысл жизни.

А чтобы их всех поубивать, надо было сначала дать им в руки оружие, иначе убивать их будет не за что. А чтобы они взяли в руки оружие, необходимо было внедрить в их мировоззрение ложные цели типа: борьбы за независимость; борьбы за «исламское государство» и т.д. Но у простого труженика, который живёт от зарплаты до зарплаты, нет денег даже на пистолет, не говоря уж об автомате с патронами, «стингерах», бронемашинах, танках и другой военной технике. Поэтому просто так вся эта военная техника в руках обывателя оказаться не может: кто-то должен был дать на всё это большие деньги.

И «шахиды» в метро, в автобусах и в авиалайнерах — это лишь конечное звено кровавой цепи:

«в начале — таимые от толпы цели закулисно правящего меньшинства, потом — иллюзорные идеи, предназначенные всем недовольным в толпе, далее — реальные деньги, затем на полученные деньги — оружие, после этого — бойцы «сопротивления», и только в самом конце цепи — террористы и террористки и жертвы террора». И в этой цепи одним из главным звеньев, на котором держится вся цепь террористического интернационала, являются деньги. Чтобы парень из трудовой семьи в результате работы этой цепи смерти превратился в террориста, надо много, очень много денег потратить. А поскольку, как говорил главный прораб перестройки «процесс пошёл…»,

то сегодня для его остановки необходимо прежде всего остановить денежный поток, питающий террор, чтобы можно было в более или менее спокойной обстановке вести беседы о смысле жизни.

После террористических атак наперебой дают рекомендации по части того, что нужно сделать, чтобы остановить террор. И многие люди хотя и догадываются, но не в полной мере осознают: всякая, даже самая большая и жестокая война в современном технократическом мире заканчивается, как только заканчивается её финансирование.

Но означает ли это, что террористический интернационал прекратит своё существование? — Нет! Деньги — это условие необходимое, но недостаточное, поскольку и тех, кто даёт деньги на террор, и тех, кто жертвуют собой и другими в террористических акциях, как это ни покажется странным, многое объединяет. И для того, чтобы понять, что представляет собой условие достаточное для прекращения террора, необходимо заглянуть в духовный мир некоторых «выдающихся историков», деятельность которых, по очень точному выражению Бориса Пастернака, только создаёт изоляцию на проводе истории, но току истории — она не помеха.

Жил-был в советские времена такой историк — Михаил Яковлевич Гефтер. Он исповедовал хорошо известные в определённых кругах ещё со времён Великой французской революции и декабристов лозунги «Свободы, Равенства и Братства» и потому в диссидентском и либерально-демократическом окружении пользовался непререкаемым авторитетом. Будучи в какой-то мере провозвестником и идеологом перестройки (сам её прораб — М.С.Горбачёв прислушивался к его советам), тем не менее, оставаясь один на один со своими мыслями, он задавался вопросом: куда же движется современное общество?

«В моём пионерско-комсомольском и более позднем возрасте спросили б меня, что с мощной колониальной системой станет, уйдёт когда-либо это страшилище? Конечно, ответил бы я, исчезнет, когда придёт-утвердится мировая революция... (выделено нами при цитировании).

А вот мировой-то нет и в помине, но и колоний тоже. Колониальные империи ушли без возврата, задержавшись лишь малыми остатками» (здесь и далее цитируются отрывки из книги, состоящей из автобиографических и дневниковых записей М.Я.Гефтера «Там, где сознанию узко и больно», которые опубликованы в газете «Московские новости» № 32, 2004 г., под общим названием «Тоска по цели»).

И хотя историк, судя по его записям, не понимал, что рабство на Земле никуда не исчезло, а приобретало со временем лишь всё более цивилизованные формы; что всё это происходило и в ХХ веке в том числе и потому, что заправилы романтической мировой революции, хотели не искоренить его, а придать ему ещё более изощрённые формы, — тем не менее его пафос по поводу «свободы, равенства и братства», к концу жизни несколько сник.

«А что, люди стали более равными, если сравнить, держа в голове всё «за вычетом»? Да, в чём-то — более равными стали. А в чём-то, очень существенном, очень больном, очень затрагивающем строй души, они стали в другом смысле не-равными… И эта неравность мучает — судорогами, войнами родословных, кровопролитиями…»

«Или: вы видите Папу Римского то в одном конце мира, то в другом. И — миллионы людей перед ним на коленях. Разве мир нынешний стал более верующим, чем в прежние времена? Откуда эти миллионы, опускающиеся перед ЭТОЙ верой на колени, а не перед какой-то другой сейчас? Нет, мир, вероятно, не стал более верозависимым. Он, скорее, в чём-то более СТРАДАЛЬЧЕСКИЙ, ЗАДУМЧИВЫЙ. Он — мир, который потерял ЦЕЛЬ. Даже не какую-то определённую, она мнилась надеждой, а оказалась — иллюзией».

Все выделения крупным шрифтом в тексте — не наши, а самого автора, который отрицает определённость целей мира и не прочь рассматривать их как некую иллюзорную надежду, которая может быть утрачена по каким-то причинам. После чего задаётся вопросом:

«А можно ли устроить жизнь без цели, заменив её задачами, последовательно развёрстываемыми (правильно было бы сказать — сменяемыми) во времени?» Но в этом и проявляется демонизм и собственная одержимость историка — подменить цели Промысла задачами, которые неверующему Богу человечеству может выставлять только демоническая «мировая закулиса».

«Потерял ВООБЩЕ ЦЕЛЬ КАК ТАКОВУЮ. И замер перед загадкой, как перед сфинксом: а можно ли устроить ЖИЗНЬ БЕЗ ЦЕЛИ? Допустим, заменить её ЗАДАЧАМИ: одни решим, потом — другие, последовательно развёрстывая во времени. Проживём так? Может быть, и проживу, говорит человек НЕ МОЕГО времени, а вот на колени перед Папой Римским встану… Значит, потребно чем-то заместить эту ушедшую цель. Значит, тоска осталась. Тоска по цели…»

Как видно из этих фрагментов, в конце жизненного пути на душе у историка было, мягко говоря, неспокойно — тошнёхонько: сменяющие друг друга задачи, не ведущие к Цели, издревле назывались суетой и томлением духа (см. Библию, книгу Екклесиаста), и М.Я. Гефтер это знал с детства. Но томлению духа альтернативы у него нет, возможно потому, что прежние любезные ему идеалы мировой революции, пришедшие в Россию с Запада, себя исчерпали, а новых идеалов у него просто не было. А не было потому, что цели, выставленные миру теми, кто мнит себя и сегодня, в начале XXI века, его хозяином, на поверку оказались ложными, иллюзорными. И вот историк почему-то решил, что «мир потерял цель».

Однако Жизнь устроена так, что мир (в данном случае имеется ввиду конечно мир людей) не может потерять целей своего существования, поскольку эти цели — вне его. Они в том, чему люди давно дали название — Божий Промысел. И многие люди всегда стремились осознанно выразить Промысел в делах своей жизни.

ИАЦ

***


Источник.

Метки: арабский, Бог, власть, война, глобализация, иац, идеология, ислам, исламизм, Культура, нравственность, общество, религия, СМИ, США, управление, финансовый, цивилизация

Один комментарий » Оставить комментарий


  • 960 -68

    ну, жыд расстарался…
    …тогда как козе ясно, кто есть ЕДИНСТВЕННЫЙ ТЕРРОРИСТ в мире.

    а лекарство известно давно: ПРОТИВ ЛОМА НЕТ ПРИЁМА, ОКРОМЯ ДРУГОГО ЛОМА.
    это даже ихний верховный раввин признал: чтобы их остановить, их всех надо истребить.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)