Главная » История, Наука, Невероятное в мире

Разоблачается миф о расцвете науки и технологии при Гитлере-2

07:22. 12 июня 2017 1495 просмотров Один комментарий Опубликовал:

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС

Современная еврейская пропаганда также не склонна гордиться причастностью своей национальности к успехам IG Farben. Объяснения этому пропускаем, для иллюстрации приведем лишь пару характерных публикаций

Вот редкий образец «оголтелой» пропаганды[20]

Жизнь Хабера названа «жалкой»! (в оригинале – «pathetic», никакой связи с русским «патетический», на самом деле это слово которым ослик Иа описывает свое отражение в луже – «жалкое зрелище, душераздирающее зрелище»).

Утверждается также, что неверный иудей Хабер принял христианство (на самом деле в 1892 г.) чтобы избежать преследований после прихода к власти Гитлера (на самом деле в 1933 г.)!

Даже и не уверен какая пропагандистская гипербола тут подразумевается – скорее, все-таки, что нацизм процветал в Германии уже в 1890-х годах, поскольку тут же рядом муссируется идея об антисемитизме в Bayer при изобретении аспирина в 1898 г.

Но это действительно редкий случай, гораздо более типичным являются упоминания об IG Farben такого типа [21], непритязательно доводящие то сведения читателя что деятельность IG Farben сводилась исключительно к производству Циклона-Б для уничтожения евреев в фашистских концлагерях.

Вроде бы глупость несусветная – циклон-Б составлял крайне незначительную часть деятельности IG Farben. Да и главным его преступлением против еврейского народа Циклон-Б назвать трудно.



Сравним, к примеру, с также довольно известным «Buna soup» – «резиновым супом» которым IG Farben кормила своих работников в Освенциме, обеспечивавшим потерю веса порядка 4-х килограммов в неделю и смерть от истощения, либо отчисление в газовые камеры через три месяца [5]. Изуверство вроде бы ничуть не меньшее, и вина руководства IG куда более прямая и явная.

Но пытаться свести деятельность химического концерна-гиганта к разбавлению супа конечно малоперспективно. И в результате на сегодня имеем в гугле по запросу «buna soup» 277 документов, по «Zyklon-B» 193 тысячи.

Погуглим еще:

+zyklon +"IG Farben" – 51.800 документов

+buna +"IG Farben" – 18.200

+sarin +"IG Farben" – 12.000

+anilin +"IG Farben" – 10.200

+nitrogen +"IG Farben" – 5.720

+prontosil +"IG Farben" – 4.990

+hydrogenation +"IG Farben" – 4.600

+magnetofon +"IG Farben" – 3.360

Циклон-Б с огромным отрывом выглядит главным делом в истории деятельности IG Farben. Пропагандой не дураки занимаются, она действительно работает. Если случайный обыватель (или Барак Обама) и увидит сегодня где-то название «IG Farben» с очень высокой вероятностью оно окажется ассоциировано с нацизмом и Циклоном-Б.

ДЕЯНИЯ IG FARBEN

Чтобы было с чем сравнивать – вот ссылка на американскую версию списка великих достижений человечества [22]>> (из энциклопедии Encarta).

IG Farben образовался примерно в 1903 из шести крупнейших германских химических компаний – Bayer, BASF, Agfa, позже присоединились Hoechst, Cassella и Kalle.

Процессом объединенения руководил Карл Дуйсберг – директор Баера. Это было довольно свободное трастовое объединение (полное название – Interessen Gemeinschaft der Deutschen Teerfarbenindustrie – сообщество интересов произодства красителей Германии) направленное на исключение взаимной конкуренции. Договоренности касались только производства красителей – главного источника доходов в то время. Но по всей видимости и в других сферах деятельности отношения существенно гармонизировались.

Компании продолжали действовать под своими собственными именами. Значимостью производства новых синтетических красителей, вскормившего IG Farben, сегодня уже довольно трудно впечатлиться (кажется, изобретение синтетического синего цвета было величайшим и труднейшим). Но с конца прошлого века немецкая химическая индустрия начала открывать новые технологические горизонты давая жизнь продуктам не потерявшим значения и поныне…

1. В 1898 г. Bayer выпускает на рынок два «культовых» медикамента широко используемых до сих пор – аспирин и героин. Героин предлагался в качестве средства от кашля и лечения наркозависимости от морфия.

2. Hoechst финансирует работы лаборатории Пауля Эрлиха и получает права на Salvarsan – достаточно революционное средство от сифилиса, иногда считающееся первым современным антибиотиком. (Хотя наверно это все таки лекарство рангом пониже чем аспирин и стрептоцид). В 1923 г. сальварсаном пытаются лечить В.И. Ленина, что впрочем ничего не доказывает – [23].

В 1916 подводная лодка «Deutchland» дважды совершает контрабандный рейсы в США для обмена сальварсана и новокаина на грузы никеля и каучука. Новокаин также был создан в Hoechst (Alfred Einhorn, 1905).

3. В 1908 BASF начинает эпохальную работу иногда квалифицируемое как величайшее открытие двадцатого века [24] V. Smil, Nature, July 29 1999, p 415. Фрицу Хаберу удается в лабораторных условиях синтезировать аммиак из азота воздуха. Аммиак как известно необходим для производства двух важных вещей – азотных удобрений и взрывчатых веществ. По приблизительным оценкам, производство азотных удобрений обеспеченное этим открытием увеличивает сегодняшнее производство продовольствия примерно в полтора раза.

Промышленная реализация открытия Хабера возлагается на молодого инженера-металлурга Карла Боша, всецело лично поддерживавшегося главой BASF Heinrich von Brunick. Поиски доступных по деньгам катализаторов и материалов реакторов для удержания необходимой для синтеза крайне агрессивной среды с высокой температурой и огромным давлением создавало невероятные инженерно-технические трудности по тому времени [25].

Это вызывало сильнейший скептицизм у большинства членов руководства BASF. Коммерческие перспективы также были туманны – получающаяся в результате селитра должна была быть конкурентоспособна по отношению к присутствующей на рынке чилийской селитре. В 1912 году von Brunick умирает, BASF также встречает судебные иски по патентам на используемые технологии. Тем не менее, все эти трудности не смогли остановить проект и к концу 1913 года начинает работу первый завод по производству аммиака в Oppau.

Сегодня с помощью процесса Хабера-Боша производится более 100 миллионов тонн азотных удобрений. От трети до половины атомов азота в наших телах получены с помощью этого процесса!

4. К началу войны завод в Oppau достигает производительности порядка 40 тонн аммиака в месяц. Запаса боеприпасов у Германии хватало всего на полгода ведения войны. Однако, необходимость развития производства взрывчатых веществ из синтетического аммиака удивительным образом недооценивалась военными властями. Настолько, что завод даже прекратил работу из-за призыва его работников в армию.

Главной германской военной доктриной в то время была ставка на молниеносную войну («план Шлиффена») – с расчетом прежде всего быстро разделаться с Францией до того как проведет мобилизацию и сможет вступить в войну Россия. План сорвался после довольно скорого вторжения России в восточную Пруссию и проигранной битвы на Марне к середине сентября 1914.

Но даже еще до этого поражения влиятельный промышленник Вальтер Ратенау (глава AEG, впоследствии также министр иностранных дел подписавший с Чичериным Раппальский договор в 1922 г.) начинает пробивать в военном министерстве идею тотального учета стратегических сырьевых материалов, с необходимостью подготовки Германии к затяжной войне.

В министерстве создается соответствующий отдел военных ресурсов во главе с Ратенау, его химическое отделение воглавляет Фриц Хабер (т.н. «бюро Хабера»). Первейшей задачей становится синтетическое производство боеприпасов.

За время неопределенности с решением задачи о производстве взрывчатки немецкое командование, не слишком полагаясь на химиков, отправляет эскадру крейсеров для захвата Фалклкендских островов – базы снабжения британского флота в южной Атлатнтике.

Малопонятным образом это должно было способствовать восстановлению поставок чилийской селитры (из которой собственно взрывчатку всегда и производили). Но 8-го декабря 1914 г. эскадра была потоплена превосходящими силами британского флота. После этого судьба Германии на некоторое время полностью оказалась в руках IG Farben – в случае неудачи весной неизбежно последовала бы капитуляция.

Налаживать производство взрывчатки из азота воздуха вызывается опять же Карл Бош, что ему успешно и удается совершить, спасая Германию от неминуемого поражения. Считается что этот пример объединения сил армии, ученых и промышленности для решения единственной критической задачи явился прототипом «Манхэттенского проекта», да наверно и некоторых советских затей также. Характерный признак – массовый отзыв требующихся специалистов с фронта.

5. Также в прямой связи с нехваткой взрывчатки, военные вместе со светилами «бюро Хабера» обращаются к еще одной фатальной теме – химическому оружию.

Первым, по всей видимости, за дело взялся Карл Дуйсберг и его Bayer. Он даже персонально ознакомился с действием нового продукта вдохнув несколько раз фосген. И остался, похоже, вполне доволен результатом, оказавшись затем на неделю прикованным к постели.

Массовое применение баеровского химического оружия впервые неудачно было осуществлено немцами 30-го января 1915 г. в Польше на реке Равка против русских войск. Было выпущено 18 тысяч снарядов со слезоточивым газом ксилилбромидом без желаемого эффекта – из-за низкой температуры газ просто замерз.

Фриц Хабер взялся за разработку полноценного смертельного оружия, предложив выпускать на позиции противника хлор (в достатке производившийся химическими фабриками IGFarben) из металлических баллонов. Около 5 тысяч баллонов было в обстановке строгой секретности завезено в окопы передней линии в районе реки Ипр.

По наступлении подходяших метеоусловий, 22-го апреля 1915 г. на позиции противника было выпущено ядовитое облако газа. Технически был достигнут полный успех – противник потерял около 15000 человек в том числе около 5000 погибшими, фронт был прорван на протяжении 4 километров.

Считается, что если бы эта атака была поддержана адекватным количеством войск, вполне могло быть захвачено побережье английского пролива. Хабер полагал что была упущена реальная возможность выиграть всю войну. Однако генералитет не решился на поддержку химической атаки полномасштабным наступлением, как того требовал Хабер. Решено было просто посмотреть как все это будет происходить. В результате продвижение линии фронта оказалось малозначительным.

После этих событий Хабер ненадолго заезжает домой по пути на русский фронт для организации аналогичной атаки. На следующий день его жена Clara Immerwahr кончает жизнь самоубийством выстрелом в сердце из табельного пистолета Хабера. По официальной версии – в знак протеста против применения химического оружия. (Эту высокую трагедию затрагивает всего лишь один малобюджетный фильм! [26] http://www.haberfilm.com )

Хабер даже не остается на похороны, и на следующий день отправляется на восточный фронт. На русском фронте хлорная атака повторяется 31-го мая в районе Балимова, конечно же совершенно неожиданно для русского командования. И примерно с той же бессмысленностью – погибает более тысячи солдат, отравлено около десяти тысяч. Никакого наступления военные опять не стали осуществлять, территориальное продвижение полностью отсутствовало.

6. После войны Хабер более чем на пять лет увлекается секретным проектом по добыче золота из морской воды [27].

Будучи неистовым патриотом Германии, таким экстравагантным образом он обещает дать шанс Германии выплатить гигантские репарации назначенные победившей Антантой. В общем-то, в искренности Хабера сомневаться не принято.

Однако полной безрезультатностью, участием спецслужб, а также явно чрезмерным размахом и длительностью этот проект изрядно напоминает современную борьбу со СПИДом, озоновыми дырами и т.п..

Сегодня единственно правильным способом ведения такого проекта представляется превращение его в классическую «туфту», с очевидной возможностью бесконечно долго кормить предсказуемо благосклонных госзаказчиков рассказами про то что вода очень соленая, океаны очень глубокие и о множестве фундаментальных научных открытий сделанных в процессе исследований.

Я не особо склонен приписывать Хаберу честь изобретения схем современных воровских академических кампаний. Но в начале 20-х его положение могло и потребовать подобных инновационных махинаций. Более всего конечно вызывает сомнение, что разработка метода корректного измерения концентрации золота в воде могло занять пять лет у ученого такого калибра.

Подозрительным кажется и кругосветное путешествие совершенное Хабером с женой в рамках этого проекта — якобы для сбора проб воды. В любом случае, этот более чем странный проект вполне мог подсказать способ заработка кому-то еще.

Завершает проект Хабер совершенно неприемлемым по нынешним «понятиям» способом и в мае 1926 г. публикует доклад что содержание золота в морской воде оказалось примерно в тысячу раз меньше чем первоначально ожидалось, и, стало быть, ничего не получилось. Проект к тому же был закрытым – зачем надо было это делать, ставя в довольно глупое положение коллег и партнеров вообще непонятно! После этого провала Хабер впадает в депрессию и даже меняется внешне. Воровать, по всей видимости, он совершенно не умел.

За этот проект по добыче золота номенклатурный англо-еврейский журнал «Nature» в 2005 г. оценил умственные способности Хабера как «в некоторых отношениях примерно как у зайца» («hare-brained from one perspective») [28] Nature 438, 158-159 – 10 November 2005. Действительно – другая культура.

Замечу также, что в отличие от современных кампаний, золотой проект Хабера имел придворно-бюрократическую реализацию и не сопровождался организацией истерий в массовой печати. Честь главного разработчика этой техники следует пожалуй отдать Альберту Эйнштейну – большому другу Хабера, в отличие от него не обремененному чрезмерными соображениями о германском патриотизме.

7-го ноября 1919 года лондонская Таймс опубликовала статью с бойким заголовком «Revolution in Science – New Theory of the Universe – Newtonian Ideas Overthrown» ознаменовавшую начало самой успешной пропагандистской академической кампании по вколачиванию в мозги обывателей мягко говоря сомнительных научных идей. Кто, на чьи деньги и зачем проводил эту кампанию мне неизвестно, но в общем ее вполне можно началом господства и эталоном нынешней англо-еврейской паразитической научной культуры.

7. Также в начале 20-х под руководством Хабера разрабатывается знаменитый Циклон-Б – пока что только как эффективное средство уничтожения грызунов и насекомых.

8. 25-го декабря 1925 года Карл Дуйсберг и Карл Бош воссоздают IG Farben примерно в том же составе что и в начале века – на этот раз как действительно единый концерн. Главными проектами нового концерна (если не фактической целью его создания) становится гидрогенизации угля (производство синтетического бензина из угля) и искусственный каучук – «Буна».

Критическое значение военной составляющей проекта – обеспечения стратегической независимости Германии от импорта нефти – не вызывает никакого сомнения. Тем не менее, коммерческие перспективы у проекта также присутствовали – как это ни странно, но в то время считалось что мировые запасы нефти близки к очень скорому истощению.

Лицензии на технологии удачно продаются Рокфеллеровской Standard Oil которая использует их для увеличения выхода бензина из нефти. Давняя дружба со Standard Oil приводит также заключению всеобъемлющих картельных соглашений, довольно явно выглядевших как новый экономический раздел мира [5]. Значение объединения третьей по величине компании Америки и крупнейшей в Европе IG Farben трудно недооценить.

9. В 1932 году IG Farben патентует пронтозил (красный стрептоцид) – еще одно эпохальное лекарство. Вот книга [29] опять же превозносящая его значение до уровня главных открытий двадцатого века. Существуют веские основания полагать [30],что открытие было попридержано на пару лет по коммерческим соображениям. По всей видимости сначала были открыты бактерицидные свойства сульфаниламида (белого стрептоцида) – практически бесплатного непатентуемого отхода химзаводов.

И уж затем был создан пронтозил – нелепая химическая модификация на которую тем не менее можно было получить патент. Затея не удалась – сульфаниламид был легко и быстро переоткрыт французами, денег заработать не дали. Впрочем у нас в стране красный стрептоцид народ неизменно вспоминает с большой любовью. Считалось что он «злее» и к тому же после его принятия внутрь моча вскоре приобретает кровавокрасный цвет, создавая наглядную видимость получения истинного лечения. Кажется еще и волосы им можно было красить.

10. В 1923 налаживается производство метанола.

11. (Этот пункт конечно можно сильно расширить) В 1929 выпуском стирена IG Farben открывает эру пластиков и полимеров. Выпускаются полистирен (1930), поливинилхлорид (1931), полиэтилен? (1937). Это данные с корпоративного сайта БАСФ [31] – мне кажется они несколько преувеличивают свои приоритеты в области полимеров упоминая даже выпуск нейлона. Под нацистским правлением IG Farben явно теряет лидерство в области пластиков. Хотя патент на эпоксидку 39-го года пожалуй стоит еще упомянуть.

12. В 1935 на выставке радио в Берлине совместно с AEG демонстрируется первый практический «Magnetofon». IG Farben отвечал за магнитофонную пленку которая и была главной инновацией.

13. В 1936-38 г. создаются нервнопаралитические газы табун, затем зарин [32] - на два-три порядка более эффективные чем традиционные отравляющие вещества первой мировой войны. До конца войны было произведено от 10 до 30 тысяч тонн в основном табуна, но запасы так и остались на складах. Решение об их применении дважды было близко к принятию – в мае 43 г. – видимо при наступлении на Курской дуге, и в конце 44 против десанта в Нормандии. Спекуляции о вероятном эффекте применения табуна очевидны – ни больше ни меньше, он вполне мог оказаться оружием победы нацистов [5].

Однако оба раза Гитлер отказывается от этой идеи – считается, что в основном из-за ложных опасений о наличии аналогичного оружия у противника. Специалистами ему было доложено что информация об этих веществах присутствовала в открытой печати. Также как и в истории с открытием ядерного деления, режимность была по советским понятиям просто безобразной – IG Farben даже оформил патенты на табун и зарин.

Есть также предположения что немецкие аналитики были введены в заблуждение исчезновением из открытой печати публикаций по теме фосфоорганических соединений. Тогда как на самом деле это режимное ограничение было обусловлено американскими разработками не табуна а всего лишь ДДТ (также считавшимся стратегической военной разработкой) [5] стр12

Впрочем нашлись добрые люди - подсказали что в ДДТ фосфора нет, так что очень вероятно что эта спекуляция цельновыковырена из носа.

14. В конце 1938 г. Otto Hahn открывает деление урана, что явилось, по общему мнению самым значимым шагом к практическому освоению ядерной энергией. Об открытии Hahn сообщает своим коллегам бежавшим из Германии и даже публикует его в открытой печати. В августе 1939 Эйнштейн по настоянию Szillard (эмигрировавшего из Венгрии) пишет письмо об этом открытии Рузвельту [33], которое собственно и запустило «Манхеттенский проект». (Трудно кстати не заметить в тексте письма Эйнштейна явную попытку «приватизации» открытия ядерного деления в пользу его более правильных новых американских коллег.)

Otto Hahn долгое время работал в физико-химическом институте Кайзера Вильгельма которым руководил Хабер и во время войны также входил в команду Хабера разъезжавшей по фронтам руководя применением химического оружия. Утверждают что высокоморальный Hahn даже пенял Хаберу на противозаконность применения химического оружия. Так что Otto Hahn наверно может считаться близким родственником IG Farben, и с некоторой натяжкой атомную энергию тоже можно зачислить на счет концерна.

В общем-то 38-м годом история великих деяний IG Farben и заканчивается, может быть еще синтез метадона стоит упомянуть где-то в конце 30-х. После «нацификации» IGFarben становится уже не совсем самостоятельной организацией тесно интегрируясь с нацистской государственной системой.

Есть утверждения что нацистская разведка был создана на базе всемирной сети промышленного шпионажа IGFarben.

В 1936 г. принимается четырехлетний план подготовки Германии к войне под руководством Геринга. По сути это был план IG Farben – около 80% инвестиций предназначались именно ему для расширения производства синтетического топлива.

Есть утверждения о жирных взятках при раздаче госзаказов. Сытая харя главного хозяйственника третьего рейха оставляет мало сомнений что так оно и было на самом деле. Но план успешно был выполнен – вплоть до начала массированных налетов союзной авиации на заводы IG Farben весной 1944 никаких проблем с топливом германская армия не испытывала.

Хотя вердикт Нюрнбергского суда насчет того, что вторая мировая война была бы невозможна без IG Farben абсолютно справедлив, участие в войне концерна было скорее тупо хозяйственным. Ни одной заметной инновации в течение войны мне неизвестно – разительный контраст с первой мировой, когда IG Farben действительно был главным действующим лицом.

Для своего последнего проекта в 1940 концерн получает в свое распоряжение концлагерь Освенцим (он же Аушвиц) для использования заключенных на строительстве и эксплуатации гигантского химического завода близ Моновиц – в четырех километрах от основного лагеря. Позже был пристроен дополнительный концлагерь поближе – для экономии.

Авторство знаменитого лозунга «Arbeit macht frei» на воротах Освенцима иногда приписывается Fritz ter Meer – директору фабрики IG Farben в Освенциме. Да и сама идея использования рабского труда в германской промышленности (впервые неудачно опробованная на бельгийских рабочих еще в первую мировую) зачастую приписывается легендарному Карлу Дуйсбергу.

Кстати, и некоторые другие важные нацистские брэнды происходят из недр IG Farben. Понятия «фюрер» и «фюрерство» (fuehrerprinzip) применялись в Bayer еще в начале века. Также есть утверждения что и концепция национал-социализма была изобретена в 1916 г. фарбеновским химиком Werner Daitz.

Согласно книге Borkin [5] проект завода в Освенциме оказался провальным – сроки строительства не выдерживались, и завод после 4-х лет строительства практически так и не заработал. На нем планировалось выпускать очень широкую номенклатуру химических продуктов, но в промышленных масштабах удалось запустить производство только метанола [34].

Завод был достроен уже при советской власти. Сейчас это процветающая польская химическая компания Synthos SA [35] - 3-й крупнейший производитель синтетической резины в Европе.

После войны руководители IG Farben были подвергнута суду как военных преступников американским трибуналом в рамках Нюрнбергских процессов, но сроки получили не очень большие, да и те отсидели едва ли в среднем на половину. Британцы повесили Bruno Tesch и Karl Weinbacher – двух руководителей фирмы производившей Циклон-Б; Bruno Tesch также участвовал и в разработке Циклона-Б под руководством Хабера в двадцатые годы.

IG Farben был расчленен на изначальные составляющие, из которых вскоре остались только четверо крупнейших: BASF, Bayer, Hoechst (до 1999 г.) и AGFA.

***


Источник.

Метки: Германия, Гитлер, история, миф, наука, национализм, оружие, пропаганда, ссср, США, технологии, фашизм, физика, химия

Один комментарий » Оставить комментарий


  • 9548 7444

    Автор явно не специалист в химии.
    Автор не учёл, что часть учёных могла быть относительно нравственной и просто “перестать” развивать перспективные разработки, саботируя режим. Тем более, никто не мог достаточно квалифицированно в этом разобраться, кроме их самих. По сути, они почти не рисковали. Это объясняет всплеск технологий в странах победителях, которые поимели документацию и специалистов из Германии.
    Еврейский вопрос в статье явно преувеличен:).

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)