Главная » Новости Украины и Новороссии

Новости Украины и Новороссии 28 апреля 2017

11:34. 28 апреля 2017 3263 просмотра Нет комментариев Опубликовал:

Привет Скрипке из одесского «гетто»: в городе стартовал языковой флешмоб

На фоне музыкального инструмента — обмотанной колючей проволокой скрипки — одесситы фотографируются у Одесского оперного театра со слоганом «Я говорю на русском».

Так горожане передают своеобразный привет Олегу Скрипке из одесского «гетто». Среди участников акции были замечены и депутаты Одесского облсовета Виктор Баранский и Виталий Саутёнков.

«Из “гетто” — с любовью», — подписывают люди свои фотографии с хештегом #яговорюнарусском в социальной сети Facebook.

Напомним, что скандальное заявление украинского певца Олега Скрипки о неполноценности русскоязычных жителей Украины вызвало большой резонанс в обществе. Музыкант просто назвал «дебилами» и предложил отправлять в «гетто» тех граждан, которые не выучили украинский язык. Такая точка зрения вызвала много негативных оценок как в самой Украине, так и за рубежом.

«Политика запрета на всё русскоязычное, которую проводит нынешняя власть, является ошибочной. Её последствием будет усиление конфронтации в обществе», — говорят участники акции.

«Заявление Скрипки — это, к сожалению, проявление общей политики, направленной на культивирование нетерпимости к тем, кто имеет точку зрению, отличную от официальной. Ещё одно яркое проявление такой политики дискриминации — попытки переписать историю, запретить праздники и памятные даты, близкие большинству граждан Украины», — добавляет депутат областного совета Виктор Баранский.

Примечательно, что, унижая русскоязычных украинцев, Олег Скрипка продолжает зарабатывать на них деньги: 4 июля скандальный музыкант планирует приехать в Одессу с концертом.

источник

Мы победим Аграмунта в пятницу

Как великана завалили

Facebook – https://www.facebook.com/anatolijsharij
VK – https://vk.com/id26867380
Twitter – https://twitter.com/anatoliisharii
Instagram – https://www.instagram.com/anatolijsharij
Sharij.net – http://sharij.net/

ДНР не страшно прекращение поставок электричества с Украины, — Пушилин

ДНР не страшно прекращение поставок электричества с Украины, — Пушилин | Русская весна

Донецкая Народная Республика не видит угрозы в возможности отключения поставок электроэнергии с Украины. Об этом сегодня заявил журналистам глава делегации ДНР на Минских переговорах, председатель Народного Совета Денис Пушилин.

«Украина отключила ЛНР от электроэнергии. Что касается ДНР, то, к счастью, вопрос решен. Впрочем, как и по многим другим вопросам, мы научились обходиться без Украины, и у нас угрозы нет никакой, что Украина нас отключит от электроснабжения», — пояснил спикер парламента.

Он добавил, что у Республики даже есть «некие резервы», которые могут быть использованы для помощи ЛНР: украинская сторона отключила соседнее государство от электроснабжения в ночь на 25 апреля.

Отметим, что после прекращения подачи электроэнергии в ЛНР удалось оперативно перейти на внутренние ресурсы и возобновить электроснабжение по всей Республике.

Сообщалось, что энергоснабжение туда начали поставлять из Российской Федерации и ДНР. Позднее так называемый заместитель министра Украины по делам временно оккупированных территорий Георгий Тука заявил, что рассматривается вопрос об отключении от энергоснабжения и ДНР.

Уточняется, что это может произойти после завершения строительства дополнительного участка линии электропередачи в оккупированную ВСУ Авдеевку.

Читайте также: Британские СМИ назвали нацистскую акцию украинских ультрас «расизмом в России» (ФОТО)

Фейкин идет в отказ

Подождем полного решения суда, Фейкин?

Facebook – https://www.facebook.com/anatolijsharij
VK – https://vk.com/id26867380
Twitter – https://twitter.com/anatoliisharii
Instagram – https://www.instagram.com/anatolijsharij
Sharij.net – http://sharij.net/

Юлия Витязева: Одесса – русский город, который загоняют в свинарник

Ситуацию в Одессе накануне третьей годовщины трагедии в Доме профсоюзов обозреватель «ПолитНавигатора» Валентин Филиппов обсудил участницей Русской весны – журналисткой издания «News Front» Юлией Витязевой, которая была объявлена украинскими властями в розыск и вынуждена покинуть родной город.

— Юлия, какая у тебя реакция на эти переименования улиц, которые произошли в Одессе? Некоторые воспринимают это как победу. Что удалось не дать переименовать Маршала Жукова, Валентину Терешкову, что улица Небесной Сотни так и не появилась на карте города. Позволили только Героев Крут, где-то на задворках. Можно ли это считать какой-то победой? Или это подслащённое поражение?

— В любом случае, любой выигранный бой нужно записывать себе в плюс. Начнём с того, что там, вообще, 25 Чапаевская Дивизия, Валентины Терешковой, Аркадия Гайдара – это мой родной район. Это те названия, с которыми я выросла.

— Ну, Чапаевской Дивизии нет уже. Уже всё.

— Вроде, Чапаевскую Дивизию тоже вернули.

— Не-не.

— Нет? Ну, в любом случае, Валентина Терешкова, Аркадий Гайдар, улица Космонавтов. На самом деле я, правда, очень рада. Я понимаю, что всё это временно, потому, что, когда немцы приходили, они тоже везде цепляли свои таблички. Это один из неотъемлемых атрибутов оккупации, переименование улиц, установление памятников и всего остального.

Так что это не стратегическая победа, но какая-то моральная.

Потому, что Одесса – русский город. И дух нашего города пачкать всякими «героями небесной сотни», это просто преступление. С другой стороны, это просто противно. Просто противно. Тебя насильно загоняют в какой-то свинарник, над которым вешают название, которое тебя абсолютно не устраивает. И ты должен радостно улыбаться при этом. И в воздух чепчики бросать.

Нет, это всё ужасно.

Так что, скажем так, – это только первый маленький шажок, за который Труханову аукнется. Уже вчера приехала в Одессу Залищук (депутат Верховной Рады от Блока Порошенко – подружка агентов посольства США Мустафы Найема и Сергея Лещенко), уже начались разговоры про коррупцию, а, значит, следующим визитёром будет антикоррупционное бюро, печально известное. И майские праздники Труханов ещё переживёт, а потом – очень сильно сомневаюсь, что ему удастся удержаться в мэрском кресле. Потому что Одесса входит в число потенциально опасных регионов для украинской власти, и они будут ставить своих людей везде. И не факт, что то, что принято сейчас на сессии, кто-нибудь опять не отменит, и начнётся всё с начала. И так и будет, как «Свадьба в Малиновке».

Как они учат историю? Вот буквально утренний случай. В Киеве — вместо улицы имени Маршала Победы, Георгия Константиновича Жукова, появится улица Кубанской Украины.

В общем, знаешь, «дурэнь думкой богатие».

То же самое, можно назвать улицу Украинская Аляска или Украинский Воронеж.

— Наш разговор — в преддверие печальных дат. 2 мая для Одессы вовсе не день взятия Берлина.

— Да. Это день, который разделил всю нашу жизнь на «до» и «после».

— Как считаешь, в этом году дадут провести траурные мероприятия, или опять заминируют? Даже кладбище у нас заминировали.

— Кладбище – это вообще. Это каким нужно быть уродом, знать, что такой день, знать, что люди туда идут пешком, потому что всё перекрыто, и идут-то в основном, кто? Бабульки. Да? Которые там, неделю собиралась пойти на кладбище, а какой-то идиот взял и …. Ну, что тебе сказать, в какую страну превратилась Украина….

2 мая. Опять придут люди. И опять придут провокаторы с той стороны. Опять будет полиция. Опять будут звонки о минировании. Опять будет этот обмен любезностями.

Но, с другой стороны, не приходить тоже нельзя. Понятное дело, что потом люди разбредутся, и дома помянут, и на кладбище к нашим поедут все. Потому что такая дата. Но прийти всё равно нужно. Чтобы показать, что никто не прощён, никто не отмщён ещё. И город забывать не собирается.

Просто один раз власть разрешила прийти. Я тогда ещё была в Одессе, даже съёмку вела — там нагнали столько милиции! Какое – милиции! Войска были. В траве лежали с автоматами. Автозаки по периметру. Через рамку пропускали. Но, хотя бы, людям дали прийти. И пришло такое количество людей, и был такой общественный в мировом масштабе резонанс, потому, что наши репортажи показывали на итальянском ТВ, и на немецком ТВ, и они поняли, что это больше нельзя допустить. Ни в коем случае.

И этими всеми попытками, там не пустить, там запретить, там заминировать, они думают, что люди скажут: — «Чего я пойду, меня всё равно туда не пустят». И появляется картинка, что Одесса всё забыла, Одесса всё простила, Одесса украинский город, при этом всякие националисты, уже не стесняясь, рассказывают, как они делали Мариуполь украинским и Одессу. Что они пользовались не всегда законными способами, более криминальными, вычищая всю «вату». Вообще, не стесняясь об этом рассказывают. Как людей и в СБУ гоняли, и физические меры применяли не самые гуманные.

Но город всё равно не сдаётся. Город живой. Мы же ещё не забыли, что такое была немецкая оккупация. Людям тоже приходилось жить, выживать.

— Но немецкая оккупация быстрее закончилась.

— Бросаться на амбразуру с сапёрной лопаткой в руке, когда вокруг тебя человек сто врагов, ну, это глупо. И толку от этого никакого не будет.

Поэтому. С учётом того, что в своё время… время было упущено, и возможности тоже, сейчас просто нужно копить силы, и потихонечку наблюдать, делать выводы и действовать в правильном направлении.

Скажем так. Не сдавая прямо всё в открытую нашим врагам, которые пристально за нами наблюдают.

— Хорошо….

— В общем, Одесса – русский город. Всё, что я имею сказать по этому поводу.

— Убедила. Я уже согласен.

— Можно засыпать всю Дерибасовскую сеном. Завешать всё это украинскими флагами. Вытатуировать себе на лбу «Одесса это Украина», но от этого ничего не изменится.

— Расскажи мне, как одесситка, а откуда берутся «жидобандеровцы»? Историческая память как же? Потомки тех, кого в Бабьем Яру…

— Ну, ты же знаешь, что есть русские, а есть вырусь. Те, кто и родился в России, вырос в России, учился в русской школе на русской истории… и вот…. И выродок такой.

А что касается «жидобандеровцев», то они к евреям не имеют никакого отношения. Потому, что, бывают же какие-то уродства, да? Вроде, нормально-нормально, а потом вдруг, раз, и проявилось в природе уродство. Так и здесь. Это люди, которые, в первую очередь, предали память своего народа, который так пострадал чудовищно просто от фашизма. И они будут прокляты своим народом в первую очередь. И они к маленькому многострадальному народу уже никакого отношения не имеют.

— Непонятно, почему тот же Израиль не осудит это явление. Более того, мы знаем много случаев, когда «жидобандеровец», понимая, что перспективы слабенькие, просто уезжает в Израиль жить. И его там встречают не как «жидобандеровца», а как еврея.

— Ну, ты же понимаешь, я никого не оправдываю, но Израиль — государство маленькое. Израиль у нас живёт благодаря кому?

— Ну, да. Им.

— Ну, вот! Понимаешь. Но есть власть, и есть люди. Вот власть этому потворствует. Но, скажем так, хватило же смелости из Израиля приехать президенту и заявить в парламенте? Да. Хватило смелости!

Знаешь, придёт время, когда все станут смелыми, и начнут говорить то, что они на самом деле думают.

— И тебя в сторону отодвинут ещё. И тебе скажут: — «Слушай, Витязева, не мотайся под ногами, не видишь, мы правду говорим»!

— Да, скажут: — «Ты ничего не знаешь, отойди».

Есть люди, для которых Бог — это Золотой Телец. Ради этого, ради наживы они готовы наплевать на отца, на мать.

С другой стороны, мы же понимаем, кто сейчас в Мире самая главная угроза. И когда те же украинские националисты залазят на еврейское кладбище и занимаются там вандализмом, выходит Климкин или Зорян Шкиряк, и начинает рассказывать, что это всё провокация России, с целью разрушить самую крепкую украино-польскую, украино-литовскую, украино-израильскую дружбу. И все дружно кивают головой. И все понимают, что это не так. Но проще сказать, что — да. Что – всё провокация. И вот вам ещё денег, боритесь со своими террористами-сепаратистами.

Потому, что пойти и пописать против ветра никто не готов сегодня. Потому, что получит по голове. И они это глотают, глотают. Это же их великий польский журналист Мацейчук, получивший трындюлей в прямом эфире, представитель польского народа, который пережил такую трагедию, как Волынская резня, да? У него полно фотографий, где он ручкается с ОУНовцами.

С другой стороны, та же Польша сегодня снесла памятник УПА на кладбище. Аккуратно, красиво, всё чётко срезали, сложили, увезли.

Понимаешь, они все лишены такой роскоши, как возможность говорить правду. Им всем есть, что терять.

Нам, кроме своей страны и своего народа, терять нечего. Мы ни от кого, слава Богу, не зависим. И это нам даёт уникальную возможность выйти и сказать, что мы о них думаем. Остальные не могут себе этого позволить. Поэтому им приходится юлить, приспосабливаться, лавировать, прогибаться. Со стороны это смотрится ужасно. Но у них нет другого выхода. Если они начнут становиться в позу, то это для них плохо кончится. А каждый президент, он, как ни крути, заботится о своей стране и своём народе.

Думаешь, так интересно полякам копаться в останках своего президента?

Ну, это же понятно, почему упал самолёт. Потому, что там взыграло это вот, польская такая кровь подогретая алкоголем, захотела кому-то что-то доказать.

Но это такой шанс! Упал самолёт с президентом в России! Да ты что! Да они пока не выжмут его досуха, они не успокоятся. Они будут откапывать этого несчастного президента, эксгумировать. Придумывать, сочинять. Им уже плевать на Качинского. Они уже сами готовы оставить его в покое, и закрыть эту тему, и идти дальше, своим путём развиваться. Но нет. У них эта катастрофа, россияне, тра-та-та, ла-ла-ла, всё это размазывать. Почему? Потому что не пришла отмашка закрыть это дело.

Будут давить. Давить, давить, давить. Находить какие-то «новые обстоятельства», которые абсурдными кажутся даже человеку далёкому от авиации.

Вот так им приходится жить. Плясать под чужую дудку. На самом деле, тоже, очень утомительно.

— Хорошо, ты мне вот на какой вопрос ответь. Ты, находясь вдали от Одессы, в относительной безопасности, что ты посоветуешь одесситам на 2 мая?

— Ну, во-первых, мужества. Даже просто морально пережить эту дату очень тяжело. Это большое испытание. Во-вторых, наверное, всё-таки, не бояться. Хуже, чем было, уже быть не может.

Всё-таки, в этом году есть маленький бонус, это Евровидение, которое проходит в Киеве, и очень больших провокаций и беспорядков не допустит сама власть. Они постараются минимизировать все мероприятия, которые будут проходить в Одессе, заминируют Куликово поле, не пустят общественный транспорт, свет, газ, воду, перекроют мобильную связь. Всеми способами будут пытаться оставить одесситов дома. Но это будут максимальные меры, на которые они пойдут.

Поэтому, нужно всё равно брать себя за шкирку и идти. И ничего не бояться. И не реагировать ни в коем случае. Я знаю, что с той стороны будут кричать, оскорблять, очень сильно, очень обидными грязными словами. Но, просто, не обращать на них внимания. Их нет, всё! Главное – не бояться. Выстояли тогда, победим и сейчас.

Я понимаю, что кто-то скажет, «о, там сидит»…. На самом деле я всей душой с вами. Переживаю, сильно болею, я бы отдала многое, из того, что у меня есть, чтоб в этот день в Одессе, рядом со своими. Но, к сожалению, я не могу. Как бы мне этого ни хотелось.

Не бойтесь.

Всё будет хорошо.

Хуже, чем есть, уже не будет. А пережить надо. И даст Бог, наступит день, когда и я смогу… Приехать в Одессу…

«Политнавигатор»

Интервью с Гитлером

Видео о видео и о журналистике

Facebook – https://www.facebook.com/anatolijsharij
VK – https://vk.com/id26867380
Twitter – https://twitter.com/anatoliisharii
Instagram – https://www.instagram.com/anatolijsharij
Sharij.net – http://sharij.net/

Под Тернополем вандалы осквернили памятник жертвам Холокоста

Утром 27 апреля на окраине села Петрыкив возле Тернополя неизвестные вандалы облили маслянистой жидкостью памятный знак жертвам Холокоста и венки возле него.

Председатель еврейской общины Тернопольщины Игорь Банзерук сообщил, что обратился по поводу инцидента в милицию, СБУ, а также инфомировал консула Израиля в Украине Геннадия Полищука и руководство Всеукраинской еврейской организации.

По его словам, за последние десять лет такие акты вандализма на могиле жертв Холокоста были совершены шесть раз. Злоумышленников ни разу не задержали.

Памятный знак жертвам Холокоста в Петрыкове установлен на месте, где во время Второй мировой войны шли массовые расстрелы евреев из местного гетто.

Напомним, в декабре 2016 года неизвестные устроили погром в синагоге на могиле раби Нахмана в Умани. Они облили помещение красной краской и забросали кусками свинины.
Источник

“Единственный шанс для Порошенко”

32-летний серб Деян Берич хорошо известен в Донецке. Снайпер, он начинал свой боевой путь в Донбассе на заре “русской весны”, примкнув к ополчению Крыма. После вехами его пути стали Славянск, Краматорск, Донецк, где он находится и по сей день. Деки — его сокращённое имя стало позывным — рассказал Андрею Бабицкому о том, что для него значит его профессия и как он видит ситуацию в Донбассе и на Украине.

Андрей Бабицкий: Деки, я, наверное, начну не с традиционных вопросов, почему ты здесь, чем для тебя является Донбасс…

Деян Берич: Вот хорошо, и не надо их мне.

А.Б.: Ну нет, до них мы тоже доберёмся, без этого не обойтись, но начну я с вопросов, может быть, не самых приятных, но ответы на которые, думаю, интересуют всех. Давай поговорим о профессии снайпера.

Д.Б.: Ну, не все ответы ты получишь.

А.Б.: Естественно. На что сможешь ответить — на то и ответишь. Обычный боец, участвующий в столкновениях, он видит какие-то смутные фигуры, стреляет по предполагаемому скоплению людей. Для него противник в значительной степени остаётся абстракцией. Никто из воевавших даже точно не скажет, скольких врагов он убил, ведь он этого просто не знает. Не знает, куда попал, ну, бывает изредка, что скосил какую-то фигуру очередью — в этом случае можно быть в чём-то уверенным.

У снайпера совсем другое видение войны. Он точно знает, кого он убивает, он видит лица, ему известно наверняка, куда попала пуля. И воюющие стороны проклинают именно снайперов, считая их людьми, которые убивают сознательно и хладнокровно. Как тебе удалось внутренне нравственно примириться с тем, что ты делаешь?

Д.Б.: А что значит нравственно примириться?

А.Б.: Ты как-то сам для себя обосновал, что это можно и нужно делать?

Д.Б.: Ну, конечно, это нужно делать. В любой войне снайперы дают поддержку своим и убирают снайперов другой стороны, и это очень важно. Я очень хорошо знаю, что такое моя работа, и ребята меня понимают. Это сохранение их жизней. Поэтому у меня нет никаких проблем с совестью. Я никогда не стрелял в человека без оружия, никогда не стрелял человеку в спину и никогда не стрелял в гражданских. Я стрелял в военных, которые либо повернули оружие в нашу сторону, либо на позиции в наступлении, либо в снайперов врага.

А.Б.: Ты не собираешь в памяти эти лица — людей, тобой убитых?

Д.Б.: Когда обучались, с нами очень хорошо и много работали психологи. Это было в югославской армии. Они нас подготовили к войне.

А.Б.: А есть у тебя какие-то ограничения, кроме стрельбы по гражданским, в спину или в человека без оружия. Например, ты не выстрелишь… Ну, не знаю. В кого ты почему-то не выстрелишь?

Д.Б.: Было много таких, в которых не стрелял. Мы постоянно на передовой, и я вижу многих на той стороне через прицел. Если не считаешь человека угрозой, если нет необходимости его убивать, то просто отпускаешь. Гораздо больше таких, которых отпустили, чем убитых. Не нужно стрелять в каждого. Говорят, что снайпер должен наводить панику на противника. Это есть, но всё равно нет никакой необходимости убивать всех, кого видишь.


Фото: © vk.com/Деян Берич

А.Б.: То есть это всё-таки не охота, это работа?

Д.Б.: Ну, может быть, не работа, но это нужное дело.

А.Б.: Следующий вопрос. Россия оказалась каким-то очень неоднозначным союзником Сербии. Она фактически никак не помогла ей в 1990-е годы. Нет ли обиды?

Д.Б.: А почему обида, когда примерно 700 русских пришли нам помочь? Это народ пришёл. В 1990-е годы России тоже нужна была помощь. Надо понимать, что иногда есть желание кому-то помочь, но нет такой возможности. Обижаться не надо ни на кого.

А.Б.: А как русские воевали?

Д.Б.: Отлично! Русские у нас воевали прекрасно. К сожалению, 26 человек похоронены. Есть город у нас — Вышеград. Совсем недавно там поставили памятник русским, которые воевали в Республике Сербской. Они хорошие бойцы, и поэтому у нас долг перед ними — помочь им здесь. Обиды, повторюсь, нет. Мы должны сами себе сначала помочь. Мы не проиграли эту войну, мы проиграли политически, потому что Милошевич предал нас: и Республику Сербску, и Республику Сербску Краину, и Косово. Всё сдал. Войну не надо начинать, если ты не собираешься её заканчивать. Если собираешься на половине сказать: “Всё, я сдаюсь”, то зачем тогда?

А.Б.: Есть представление о единстве славянских народов: они, дескать, должны помогать друг другу, в том числе и во время войны. А мы видим здесь какой-то удивительный распад этого славянского единства: два славянских народа воюют друг с другом.

Д.Б.: Я не согласен. Большинство воюющих на той стороне — это националисты, это мусульмане и нацисты. Очень много из России, было три серба, хорваты, поляки, болгары есть. Значит, воюют нацисты. Если смотреть на передовую, настоящую передовую, то украинцев там мало. Там карательные батальоны и пришлые нацисты. А за нацистами нет ни веры, ни нации, ничего. Они просто нацисты.

А.Б.: Теперь к традиционным вопросам. В какой момент ты принял решение приехать сюда и почему?

Д.Б.: Меня пригласили ребята, которые воевали у нас. Меня пригласили 24 феврали 2014 года, 27 февраля я из Сочи приехал в Севастополь.

А.Б.: То есть сомнений никаких не было?

Д.Б.: Как? Это долг. Я работал в немецкой фирме “Штрабаг”, был прорабом. Мы строили Олимпийскую деревню. Зарплата была очень высокой. Но сразу, как пригласили — скажем, днём, — вечером я уже уволился и на следующий день сел на автобус, поехал на Украину и через Одессу на Севастополь. Организацию обороны Севастополя сначала возглавляли крымский татарин Денис и ещё один человек, имени которого не помню. В севастопольской пельменной стояло два сдвинутых стола, и официантка записывала добровольцев. Так начиналась оборона Севастополя.


Фото: © vk.com/Деян Берич

А.Б.: Потом ты перебираешься в Донбасс. А скажи, пожалуйста, снайперское снаряжение — это, как известно, сложная и дорогостоящая вещь. Как ты обходился на первых порах?

Д.Б.: Была снайперская винтовка Драгунова и оптический прицел. Первую хорошую винтовку я забрал у финна под Скотоватой. Там стреляли по ребятам из батальона “Восток”, которых я знал ещё со Славянска и Краматорска. Они попросили о помощи. Я пришёл, но с СВД ничего не мог сделать, потому что на той стороне был винчестер 38-го калибра. Я зашёл в тыл, подождал, пока отработают, и, когда они возвращались, забрал у них обувь, забрал винтовку. Это как раз и была первая хорошая.

А вторую уже подарил Захарченко.

А.Б.: А у тебя сформировалось отношение к Донбассу, Донецку, людям, живущим здесь?

Д.Б.: Конечно. Здесь хорошие люди, иначе бы я ушёл после первого ранения и не вернулся. Есть и не очень хорошие, но большинство всё же хороших. И они нуждаются в помощи.

А.Б.: Планы у тебя какие? Остаться здесь, пока идёт война?

Д.Б.: Ну, у меня куча ранений…

А.Б.: Сколько?

Д.Б.: Хочешь с самого начала?

А.Б.: Давай про те, которые получил здесь.

Д.Б.: Первое ранение было под Славянском: большая контузия от разрыва артиллерийского снаряда. У меня лопнули барабанные перепонки. Дальше на Саур-Могиле получил семь пуль в бронежилет: четыре в грудь и три в спину. Поломало рёбра и повредило внутренние органы. Было жёстко. После этого пуля через живот прошла, когда мы заходили на их сторону. Я ночью зашёл, потому что по нам били танки, а у нас не было приказа их уничтожить. У нас, кроме того, не было артиллерии. Я пошёл пешком один, чтобы заминировать танки и миномёты, их надо было уничтожить. Без приказа сделал, потом меня ругали.

На следующий день после подрыва надо было ждать ответку от них, и мы, решив пойти им навстречу, столкнулись. Просто лоб в лоб. Настолько близко, что один из них зацепился своим стволом за мою “кикимору” (маскировочный снайперский костюм, обшитый окрашенным лыком) и выстрелил мне в живот. Потом один раз, когда языка брали, получил ранение сюда (показывает на правую сторону груди. — А.Б.), пуля застряла между рёбрами. Были выбиты оба плеча, повреждена спина от взрывной волны снарядов из “Града” и гаубицы. И всего восемь контузий — две из них очень жёстких. Дальше ещё одна пуля зашла сюда (показывает на левую сторону груди) и вышла через спину. Что ещё у меня есть? А, да, есть ещё три осколка от гранаты.


Фото: © vk.com/Деян Берич

А.Б.: Хорошая коллекция!

Д.Б.: Да, мне говорят, тебе очень не везёт. Мне очень везёт. Есть люди, которые попали под огонь и им сразу оторвало ногу или руку, а я сколько раз попал — ну, страшно, но не так страшно. Вот неделю назад пуля попала прямо в линзу от прицела. Вот это называется повезло. Сантиметр туда, сантиметр сюда — и была бы в голове.

А.Б.: Н-да. Ну и как себя чувствуешь после всех этих ранений?

Д.Б.: Ну, не очень хорошо. Но могу воевать, как положено, и, пока это так, я буду здесь. Когда уже не смогу по состоянию здоровья, я просто уеду. Мне говорили, давай обучай, это можно, но я не могу сидеть в штабе, когда мои бойцы на передовой.

А.Б.: В Сербии что происходит с возвращающимися из Донбасса ополченцами?

Д.Б.: Есть проблемы. Те, кто вернулся, получили условно. Один, я знаю, получил полтора года. По этим людям не было никаких доказательств, что они участвовали в боевых действиях, а в моём случае таких доказательств куча.

А.Б.: Ну и как ты думаешь возвращаться?

Д.Б.: А зачем мне возвращаться? Я могу жить нормально и в России, могу жить и в Донбассе.

А.Б.: Ну, не знаю. Жить на родине — это как-то…

Д.Б.: Это хорошо, но иногда лучше не жить на родине, если она такая, какая сейчас есть. Сейчас Сербия — не Сербия, Сербия сейчас — колония Англии. В правительстве сидят англичане, четвёртый этаж Министерства обороны полностью отдан НАТО, там их офицеры со своим оборудованием. Когда наш премьер-министр говорит, что Сербия — свободная страна, он лжёт. В Брюсселе было подписано соглашение о полной неприкосновенности любого натовского военнослужащего в Сербии, они могут пользоваться у нас бесплатно всей инфраструктурой, дорогами, всем. Зачем мне жить в такой Сербии? Вот зачем? Я не хочу.

А.Б.: А есть чувство, что Россия стала второй родиной?

Д.Б.: Ну, конечно, есть! Сразу, как приезжаешь, ну просто мы — один народ. Были чуть-чуть проблемы с языком, и сейчас не говорю хорошо, но хорошо понимаю. Я, когда в Севастополе оказался, меня город так забрал в себя, что я мог бы там жить, вообще не скучая по Сербии. Донецк — тоже. Я, можно сказать, прошёл всю Европу и половину мира. Как турист, как рыбак — по-разному. И нигде не чувствовал, что я тут могу жить, как это было в Севастополе или Донецке. Народ такой, понимаешь.


Фото: © vk.com/Деян Берич

А.Б.: А, кроме войны, ты чем ещё здесь занят?

Д.Б.: У меня здесь есть детский дом, которому стараюсь помогать. Это детский дом семейного типа, там 22 ребёнка сейчас. Я, когда пришёл в 2014-м, у них вообще не было ничего кушать: овсяная каша на завтрак и на ужин. А я пришёл с деньгами, не как какой-то там пустяшка. Была возможность помочь. Я ещё к сербам обратился, они откликнулись. Когда у меня свободное время появляется, я еду к ним. Есть ещё детский сад на 350 детей, ему тоже помогали, печки там покупали. В общем, гуманитарная деятельность: что могу — помогу. Ещё книги пишу, хожу на рыбалку.

А.Б.: Есть такая проблема. Ну, или была, по крайней мере, не знаю, как сейчас. Добровольцы Донбасса не всегда могли получить медицинскую помощь в России. У тебя как с этим?

Д.Б.: А я не просил медицинской помощи в России.

А.Б.: А как ты лечил ранения?

Д.Б.: С пулевым ранением что тебе нужно? Нужно обработать рану, и потом просто дома сидишь. Когда у меня было ранение в живот, мы с моей девушкой уехали в Тюмень к её знакомой на квартиру.

А.Б.: А разве ранение в живот не требует хирургического вмешательства?

Д.Б.: Здесь всё сделали, я только через три дня после того, как его получил, уехал. А потом надо было просто менять перевязку. Ничего особенного. Мне ничего серьёзно не зацепило, пуля просто прошла — и всё. Кишки не повредило. Очень повезло. Меня когда ранило, я ещё вернулся назад. У нас один боец потерялся, надо было вернуться к укропам и забрать его оттуда. Так что ещё минут сорок воевал.

А.Б.: Как ты думаешь, что будет дальше? Две республики — Донецкая и Луганская — это треть территории бывших областей. У них самих нет ресурсов, чтобы освободить собственные территории, которые находятся под оккупацией. Значит, либо Россия должна подключаться, либо что?

Д.Б.: А по моему мнению, минские соглашения — очень хорошая вещь. Меня всегда осуждают за то, что я так говорю. Вот смотри: для нас хорошо, что эта война идёт так, как она идёт. Да, бои идут на передовой постоянно, ребята гибнут. Но намного меньше, чем если бы было масштабное противостояние, потому что у них гораздо больше людей, техники, всего.

А.Б.: Ну да, примерно раза в три-четыре…

Д.Б.: Даже больше. Россия признала наши паспорта: россияне здесь могут заниматься бизнесом, наши — там. Если здесь всё начнёт работать нормально, надо держать оборону. И драться с ними, что мы и делаем на передовой, не позволять им расслабляться, делать так, чтобы они продолжали нести потери, и ждать, когда здесь жизнь начнёт становиться лучше. Есть возможность выиграть войну умно не только при помощи оружия. Если всё начнёт развиваться, смотри: у нас здесь низкие налоги, дешёвые газ, электричество — всё стоит копейки, если сравнивать с Украиной, а у них становится всё хуже и хуже. Здесь открываются предприятия, там — закрываются.

Когда у нас всё станет хорошо, люди там, например, через год — когда у них всё станет очень плохо, потому что Украина живёт на кредиты, а в один момент их просто перестанут давать — начнут понимать, чего они понаделали за три года. И тогда народ начнёт подниматься и проводить референдумы в Днепропетровске, в Одессе за присоединение к нам. Я уверен, что это очень хороший и осуществимый сценарий. Всё это можно сделать и выиграть эту войну.

Всё, что сейчас там происходит, это неслучайно. Сначала сбежал один депутат, который стал рассказывать, как Порошенко подкупал деньгами свой парламент, потом приехала Йованович на место посла США в Киев. Она появляется только там, где надо убрать правительство. Порошенко и его окружение это хорошо знают. И блокада Донбасса — это дело рук Порошенко и его людей. МВФ, как начнёт останавливаться экономика, может приостановить выдачу кредитов. И тогда Порошенко может сказать: “Я хочу помочь народу здесь”. И начнёт убирать националистов. У Украины достаточно сил, чтобы справиться с ними. Одного МВД хватит, не говоря уже о других структурах.

Всё это очень можно закончить, просто им эта война нужна будет ещё долго. Её заказали американцы, поскольку им необходима нестабильность на российской границе. Когда она закончится здесь, начнётся где-то ещё: либо в Прибалтике, либо на Кавказе. У них был замысел втянуть Россию в войну, но русские очень умно поступили, не поддавшись.

Сейчас здесь скоро будет тоже жёсткая война.

А.Б.: Почему?

Д.Б.: Надо смотреть, что они там делают. Что происходит в Америке, что происходит на уровне командования НАТО.

А.Б.: А когда будет наступление? Летом?

Д.Б.: Намного раньше.

А.Б.: Хорошо. Дай бог, чтобы твоё предсказание о том, что нацистов на Украине обезвредят, сбылось.

Д.Б.: Это единственный шанс для Порошенко выйти из этой ситуации победителем. В противном случае его ожидает судьба военного преступника.

Андрей Бабицкий, Life.ru

С Черноморским флотом шутки плохи: в Госдуме обратились к украинским депутатам

С Черноморским флотом шутки плохи: в Госдуме обратились к украинским депутатам

Киевским властям не стоит шутить с российским Черноморским флотом, выдвижение украинских подводных лодок к берегам Крыма стало бы для них «походом в один конец».

Об этом заявил депутат Госдумы от крымского региона Руслан Бальбек, пишет РИА Новости.

«В украинском флоте нет даже одного экипажа для одной субмарины. На подводников нужно не только учиться, но еще и получить практику — иначе это будет подводный поход в один конец. Шутить с оснащенным по последнему слову Черноморским флотом России никому не стоит», — сказал Бальбек.

По его словам, украинские военные демонстрируют полное невежество в отношении противолодочной борьбы на море, оперируя сомнительными данными.

«Подойти к охраняемой военно-морской базе на дистанцию торпедного залпа получается только у голливудских героев, в жизни все намного сложнее. И, судя по тому, какие тактические гении военно-морского дела выступают в роли экспертов для украинских изданий, создается впечатление, что для интервью набирают людей по принципу «самая фантастическая версия», — сказал депутат.

Ранее капитан первого ранга ВМС Украины, первый заместитель председателя Союза офицеров Евгений Лупаков заявил, что если бы у Украины «было хотя бы пяток подводных лодок», то она смогла бы уничтожить Черноморский флот.

Тука: Украина проигрывает информационную войну

фото: dpchas.com.ua

В 32 городах, подконтрольных Киеву, налажена трансляция республиканских и российских телеканалов.

Трансляция ведется в подконтрольных Украине частях Донецкой и Луганской областей, а также в Запорожской, Днепропетровской и Харьковской областях. Кроме этого, для удобства пользователей в Центры социальной помощи и административных услуг будет передана инструкция по настройке приема телеканалов, вещающих с территории ДНР. Киевские власти в недоумении, заглушая сигнал телевещания Республики, они будут глушить и трансляцию украинских каналов.

Оборудование, которое заблокирует телевещание ДНР, подавит сигнал и украинских телеканалов, – об этом заявил замминистра “по вопросам временно оккупированных территорий Украины” Георгий Тука в эфире телеканала “112″.

“Мы давно знали, что такое оборудование есть, к сожалению, оно стоит весьма дорого и, по той информации, которой я обладаю, его использование положит не только российское телевидение, но и наше,” - сказал он.

На вопрос, “насколько сильна пропагандистская ситуация”, Тука ответил, что Украина проигрывает информационную войну: 

“Очень велика, к сожалению, мы проигрываем полностью, проигрываем не только на территории Украины, но и в мировых информационных сетях”, – посетовал Тука. 


Помощь ополчению Донбасса! Помощь армии Новороссии!


Киев открестился от планов прекратить подачу воды в ДНР и ЛНР

фото из открытых источников

Министр Украины по вопросам неподконтрольных территорий Донбасса Вадим Черныш заявил, что Киев не намерен прекращать поставки воды в Донецкую и Луганскую народные республики.

Черныш рассказал в украинском телеэфире, что Киев не намерен останавливать поставки воды «с гуманитарной точки зрения». Он также заявил, что именно украинские власти все это время поддерживают систему водоснабжения Донбасса, которая обеспечивает людей водой по обе стороны линии разграничения, передает ТАСС.

Напомним, глава подконтрольной Киеву Донецкой военно-гражданской администрации Павел Жебривский заявил, что хотел бы перекрыть поставки воды в ДНР, но не может, так как канал проходит через контролируемые властями Украины территории, и в случае прекращения поставок без воды также останется Мариуполь.

Кроме этого, в Киеве звучали угрозы перекрыть электроснабжение народных республик Донбасса. Так, замминистра Украины по делам «временно оккупированных территорий» Георгий Тука заявил, что Киев может отключить ДНР от поставок электричества со стороны Украины.

В ночь на вторник электроэнергии лишилась территория ЛНР, однако затем поставки были возобновлены.


Помощь ополчению Донбасса! Помощь армии Новороссии!

“Ваши деды – красные….”

“Все чаще смотрю на свидетелей Майдана и вижу в них большевиков”

Facebook – https://www.facebook.com/anatolijsharij
VK – https://vk.com/id26867380
Twitter – https://twitter.com/anatoliisharii
Instagram – https://www.instagram.com/anatolijsharij
Sharij.net – http://sharij.net/

Страна, где нет бедных и богатых

20 саудовских гривен Бреда Питта

Facebook – https://www.facebook.com/anatolijsharij
VK – https://vk.com/id26867380
Twitter – https://twitter.com/anatoliisharii
Instagram – https://www.instagram.com/anatolijsharij
Sharij.net – http://sharij.net/

Метки: важное, компиляция

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)