Главная » История, Политика

Наследие ХХ века-2

12:00. 13 ноября 2016 1592 просмотра 5 коммент. Опубликовал:

НАСЛЕДИЕ ХХ ВЕКА-2В предыдущей работе мы отмечали, что глобальной потребностью цивилизации выступает технократическое движение за точность и определённость расчётов и измерений.

Оно выступает против расплывчатости, непознанной неизведанности и самодурства частных собственников.
И от этого никуда не уйти – сколько бы слёз не было пролито над «сталинскими репрессиями» и «попранными свободами» социальных хищников.

Потому что надёжность, как техническое понятие – это свойство объекта сохранять устойчивое, предсказуемое, заданное, работоспособное состояние в течение максимально длительного времени.


 (Продолжение. Начало здесь.)


Технические справочники сообщат вам, что «надёжность объекта заключается в отсутствии непредвиденных недопустимых изменений его качества в процессе эксплуатации и хранения». А так же «Надёжность – комплексное свойство, которое включает в себя свойства безотказности, долговечности, ремонтопригодности и сохраняемости, а также определённое сочетание этих свойств».

Поскольку экономика – это совокупность техники, прилагаемой к дарам природы, к доступному данной группе людей сырью – то надёжность требуется не только от технических устройств, но и от экономического устройства (которое всего-навсего их совокупность!).

Совершенно очевидно, что капиталистическая «свободная», рыночная экономика свободна от надёжности и безотказности. Это такой незавидный аппарат (или агрегат, или механизм), который то взрывается, то глохнет, то отравляет пользователей и природу вокруг себя ядовитыми, удушливыми выделениями и выхлопами.

Безусловно, перед мировой технократией стояла и стоит (и никуда не денется – пока не развалится до основания человеческая цивилизация) задача повышения надёжности и безотказности экономического механизма. Чтобы он работал точно, без сбоев и кризисов, без нелепых спадов и депрессий, без массовых и личных банкротств.

Главная задача любого техника – чтобы техника «работала, как часы» – то есть не приносила нежелательных «сюрпризов», непредсказуемых закидонов.

Никто из сторонников свободного рынка не захочет лично ездить на авто, которое то взрывается, то глохнет, то пускает в салон струю выхлопных газов и топливных паров.

Между тем ОБЩЕСТВО В ЦЕЛОМ они заставляют передвигаться по истории именно в таком транспортном средстве, уверяя, что «свобода» взрывов и поломок в системе снабжения людей благами – высшая форма свободы.


Стремление к безопасной и надёжной технике – неотделимо от стремления к безопасной и надёжной экономике. Той, в которой не было бы страшно за завтрашний день. В которой всё двигалось бы только к лучшему. В которой была бы развитая система гарантий, безопасности и спокойной, уверенной жизни человека.

Ничего этого рыночная экономика дать не может. Она никому ничего не гарантирует, и заставляет засыпать и просыпаться в холодном поту, в страхе – причем как богатых, так и бедных. А вдруг завтра очередной кризис? А вдруг спад? А вдруг инфляция съест мои сбережения и мою будущую пенсию?! А вдруг завтра я окажусь безработным и т.п.

Безумие антисоветизма заключалось в том, что советизм искал выход для всех. И потому любая его неудача – это неудача для всех людей на земле, это крах их надежд на лучшее будущее, на стабильность и надёжную экономику.

Тот, кто, рискуя и жертвуя лично собой, ищет выхода из тупика для всех людей – достоин уважения, даже если ошибается в конкретных путях и методах. А тот, кто злобствует на основе «анти*», то есть на голом отрицании, не имеющем собственной программы – заслуживает, конечно же, презрения.

Безусловно, человечеству нужна растущая надёжность и безотказность экономики – как нужна ему растущая надёжность и безопасность техники. Противостоять этому стремлению может только безумец, мечта которого – ненадёжность, непредсказуемость, рискованная неопределённость работы систем и механизмов.
Часть 3

В предыдущих работах этого цикла мы отмечали неразрывную связь антивоенного движения против войн и геноцидов, технократического стандартизирующего прогрессизма, перехода мира от частной собственности к совладельческой форме собственности (кондоминиумам) – с «советским проектом» и мировым аболиционизмом (борьбой с рабовладением).

Мы подчеркивали, что советский проект предложил не лучшее (может быть, даже худшее из всех вариантов) решение поставленных проблем, тогда как Запад вообще не видит этих проблем, и никаким образом неспособен их решать.

В этом смысле нужно отличать прогрессивную корневую суть советского проекта от исторических эксцессов и извращений, обильно сопровождавших его становление.


 


Мы уже не раз отмечали трагедию человека, заключённую в том, что при очевидной ОБЩНОСТИ интересов развивать общечеловеческую цивилизацию, у людей неизбежен и КОНФЛИКТ интересов. Вечное (мы отвергаем теорию формаций Маркса) рабовладение – отражение этого вечного, неизбежного конфликта ВАШИХ личных интересов и интересов вашего соседа.

Откуда вообще появляется рабовладение? Именно из этого конфликта личных интересов.

Поэтому оно никакая не формация, а вечно (в потенциале) присутствующий полюс общественной жизни. От этого полюса можно отходить – или наоборот, к нему приближаться, но он сам никуда не денется, он будет вечной угрозой или вечным маяком (кому как).

Конфликт личных интересов заключается в том, что (никуда не денешься) – полнота вашей свободы зависит от несвободы других людей, а мера и степень вашего обогащения – от разорения и обнищания других.

Ведь само по себе богатство – это не есть обладание какими-то материальными предметами. Если они есть у всех – значит, вы небогаты. Богатство – это психологическое понятие, оно связано не с уровнем материального достатка, а уровнем материального превосходства.
Со свободой ещё проще. Обслуживая сам себя, человек вынужден делать вещи, как приятные ему, так и неприятные, от которых никуда не уйдёшь. И это неприятно – делать неприятные тебе вещи. Было бы приятно их не делать, а делать только приятные, приносящие удовольствие действия.

Например: приятно одеть свежую рубашку, но неприятно её стирать и гладить. Приятно тратить деньги – но неприятно их зарабатывать тяжёлым трудом. И т.п.

Как может человек добиться того, чтобы делать только приятные ему вещи? Грубо говоря, зарплату получать, и побольше, а на работу ходить изредка, а лучше – совсем никогда? Очевидно (пока не придумали роботов-прислугу), только одним путём: переложив неприятные дела на другого человека. Который, соответственно, будет делать неприятные вещи в двойном размере (и за себя, и за вас), избавив вас от неприятных дел. ОТСЮДА И РОДИЛОСЬ РАБОВЛАДЕНИЕ НА ЗАРЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ИСТОРИИ.

В борьбе за ресурсы выживания, за землю и её недра, за жизненное пространства – племена и народы истребляли друг друга. Но часть побеждённых не убивали, а превращали в обслугу, чтобы самим не делать неприятных вещей, сосредоточившись целиком и полностью на приятных.

Это было сперва довольно патриархально (древневосточное рабство видело в рабе младшего друга, почти сына, египетский иероглиф «раб» и «сын» совпадают, сын считался выращиваемым дома рабом отца, а раб – купленным на рынке сыном). Постепенно это выросло (во много благодаря демократии) в строгую систему античного рабства (самое жестокое рабовладение в демократических обществах, в городах-республиках).

Заискивая перед избирателями (демосом, около 20% населения полиса) законодатели подчеркивали роль раба, как говорящего орудия, как рабочего скота и т.п. Ведь чем хуже рабу – тем лучше его хозяину; чем больше свобода одного – тем меньше свобода другого.

Вопреки бредням экономистов-аутистов, рабство было и остаётся самой эффективной экономической формой производства. Недостатки работников-рабов с лихвой компенсируются отсутствием у них прав, расходов на обеспечение им человеческой жизни, низкими издержками производителя и т.п.

Собственно, и сегодня никто не может конкурировать на равных с производством, на котором используется рабский труд: оно даёт самую низкую себестоимость продукции.

Поэтому и современные работодатели стремятся заполучить рабов, а развитые государства объявляют «демпинговой» продукцию стран, при производстве которой используется рабский труд.

С точки зрения экономики – рабство не было бы изжито никогда, и вне ареала христианской цивилизации оно и сегодня не изжито, чему примеров –море (дехристианизация мира идёт рука об руку с возрастающим рабовладением).

Врагом рабовладения выступили лишь нравственные принципы и убеждения цивилизованных людей. Мораль в итоге добилась запрета рабовладения – но аморализм снова и снова его возрождает (и в наши дни тоже).

В условиях рыночной экономики совершенно отчётливо видно не только стремление работодателей получить рабов в готовом виде (нелегальные мигранты, у которых отбирают паспорта, пленение бомжей и т.п.), но и стремление хозяев жизни усилить элемент рабовладения в трудовом законодательстве, приблизить наёмных рабочих по их положению к рабам.

Рыночная экономика находится в непримиримом конфликте с аболиционизмом(движением за отмену рабства). Во-первых, если всё – товар, то почему человек не товар? И куда девать неоплатных должников – ведь должны же они отрабатывать долг кредитору! И эта отработка не может ведь быть добровольной, она должна быть принудительной, иначе это нарушает права кредитора (который деньги дал, а вернуть их не может).

В условиях рыночной экономики побеждает в конкуренции тот, кто найдёт рабочих самых неприхотливых, снизит издержки на заработную плату до минимума. Это означает, что рабовладелец даст на рынок товар более дешёвый, чем работодатель, использующий свободный найм людей с правами. Это означает, что все работодатели ВЫНУЖДЕНЫ (даже если этого не хотят) – вести борьбу за снижение оплаты труда, увеличение рабочего дня, сокращения прав и льгот работника.

Не может отдельно взятый работодатель, даже если он очень добрый человек, повысить зарплату ОТДЕЛЬНО СВОИМ РАБОТНИКАМ: он вылетит в трубу, у него издержки будут выше, чем у конкурентов. Если же он изловчится как-то обмануть работников и заплатить им поменьше – он получит конкурентное преимущество.

Таковы законы экономики – противостоящие морали и законодательству христианизированных стран. Стремление к рабовладению в условиях господства частной собственности имеет постоянный характер – как закон земного тяготения.

Рабство бывает разным.

Бывает лично закреплённое, а бывает зарплатное рабство.

Второе, рыночное, вопреки расхожим байкам, более тяжёлое, чем первое. Первое носит оттенок патриархальности, единой семьи – пусть и при неравенстве её членов. Второе же выжимает человека, как лимон, а когда он отжат досуха – выбрасывает изношенную его оболочку на помойку.

Бесправие человека может быть законодательно закреплено. А может быть оформлено на принципах «добровольности», когда человека, попавшего в трудное, безвыходное жизненное положение – шантажируют работодатели. Опять же, чего бы там не болтали либералы – вторая форма, несмотря на видимость «добровольности ярма» (и даже благодаря этой видимости) – тяжелее, чем первая, строго ограниченная законодателем в рамках общего и писаного закона.

Аболиционизм – важнейшая часть дела социализма – ставит перед собой задачу борьбы со всеми формами рабовладения и рабского состояния, будь они формальные или неформальные (но фактические).


«Добровольное» согласие раба на рабство ничего не значит – потому что было вырвано шантажом и безвыходностью положения.

Отмена рабства – это не только отмена крепостного права, но и отмена возможности шантажировать человека голодной смертью, истязать бездомностью, замерзанием и т.п. формами социального убийства.

Поэтому человек не может быть лично свободен, если у него нет средств к существованию – чтобы не умереть, он свою свободу обменяет на чечевичную похлёбку.

Формальная отмена рабства зачастую приводит лишь к его ужесточению. Рабовладелец снимает с себя не насилие над личностью, а лишь обязанности заботиться о ней, хотя бы как о вещи. Буржуазные фабриканты пользуются рабочими зачастую более жестоко и чудовищно, чем даже помещики пользуются крепостными.

Поэтому подлинной борьбой с рабством в ХХ веке стал только советский проект: он побудил и страны Запада (пугая их восстанием рабов) – пойти по пути гуманизации, что дало неплохие социальные плоды, яркую картинку всеобщего изобилия – но после краха СССР стало быстро сворачиваться работодателями.

Буржуазные же отмены крепостных прав и запреты на рабовладение – всегда были лицемерием и трансформацией «вечного рабовладения» в некую новую, более отвечающую духу времени, внешнюю форму проявления.

Важно подчеркнуть, что отмена крепостного права в Европе не была отменой рабства, как такового.

Что такое «крепостное право»? Изначально это право населения деревни укрыться в крепости феодала от нападения врага, набегов кочевников или разбойников. Отсюда и слово – «крепость», слово военное, а вовсе не социальный статус обозначающее.

Помещик воспринимался как комендант крепости, принимающей беженцев – а его крепостные – это прибывшие под его защиту беженцы. Естественно, если ты хочешь спрятаться в крепости – ты обязан подчинятся требованиям коменданта, особенно в военное время (а в Средние Века мирного-то времени почти и не было).

Если ты прячешься в крепости от врага – ты должен подчиняться коменданту беспрекословно, в режиме воинской дисциплины! Твоя вольность и непослушность могут сорвать, разрушить крепостную оборону. Отсюда возникали и позже уродливо разросшиеся права помещиков на крепостных, превращённых в итоге (но уже в самом конце) в вещь, в предмет купли-продажи…

Но, тем не менее, резкое ухудшение быта русского крестьянства после 1861 года доказывает, что и функции крепости-защитницы помещики выполняли до последнего. Ведь даже Некрасов подчёркивал, что «цепь великая», распавшись, ударила «одним концом по барину, другим – по мужику». Получается, что после отмены крепостного права мужик не только обрёл личную свободу, но и много чего потерял.

А всё почему? «Освобождать» без средств к существованию – это не освобождать, а загонять в лютую кабалу! И жаль тех, кто этого не понимает, они – умом дети… Ведь и ельцинизм, сделав рабочих заводов безработными, «освободил» их от строгого заводского режима. Но радости они от этого отнюдь не испытали…

Свобода личности лишь тогда настоящая – когда она опирается на гарантии выживания человека (по крайней мере, при выполнении им всех требований законов и властей). Человек, которого в любой момент можно выбросить на помойку без средств к существованию – раб, даже если у него в паспорте и не стоит штампик «раб». Дело не в штампике. В судьбе.

Либеральные же свободы не стоят и гроша – это свободы для рабовладельцев, высвобождаемых для скотства от чувства долга и служения обществу. К низам общества эти «свободы» имеют порабощающее и убийственное отношение.

Поэтому отмена крепостного права в досоветской Европе ничего не значит. Зачастую процессы шли с противоположной динамикой: крепостное право смягчалось и уничтожалось, а рабовладение, напротив, усиливалось и крепло.

Как пишет современный автор, «Во многих странах Европы освобождали крестьян, и всюду это сопровождалось большими потрясениями, поскольку условия дарования свободы не устраивали ни земледельцев, ни землевладельцев».

Неудивительно поэтому, что с точки зрения «зарплатного рабства» положение английского рабочего в XIX веке было значительно хуже, чем русского крепостного крестьянина.

Об этом много писали современники – например, выдающийся новеллист XIX века В.А.Соллогуб: «Немцы да французы жалеют о нашем мужике: мученик де! – говорят, а глядишь, мученик-то здоровее, сытее и довольнее многих других. Ау них… мужик то уж точно труженик: за все плати: и за воду, и за землю, и за дом, и за пруд, и за воздух, и за все, что только можно содрать. Плати аккуратно: голод, пожар – а ты все равно плати, каналья! Ты вольный человек: не то вытолкают по шеям, умирай с детьми, где знаешь… нам дела нет.»

Русского помещика Соллогуб описывает так: «Первое мое правило – чтобы у мужика все было в исправности. Пала у него лошадь – на тебе лошадь, заплатишь помаленьку. Нет у него коровы – возьми корову – деньги не пропадут. Главное дело – не запускать. Недолго так расстроить имение, что и поправить потому будет не под силу».

Русским источникам на эту тему вторит известный русофоб, человек, свидетельство которого ценно хотя бы тем, что заподозрить его в «лакировке русской действительности» невозможно – Р.Пайпс.

Проработав огромное количество источников, он сделал вывод, что с середины XVIII века и до отмены крепостного права и помещик, и крестьянин были относительно зажиточны. Данные Пайпса «не подтверждают картины всеобщих мучений и угнетения, почерпнутой в основном из литературных источников» (Р.Пайпс, «Россия при старом режиме», Нью-Йорк, 1974 г., с. 196-197)

Мы отнюдь не выставляем русское крепостничество, как идеал отношений, оно уродливо и отвратительно с точки зрения морали, но английское фабрично-заводское рабство ещё уродливее. Мы лишь о том, что «всё познаётся в сравнении».

Поэтому, делая мир-мирным, прогресс-устойчивым, экономику –предсказуемой, частную собственность переводя в совладение, советский проект одновременно (и неразрывно с указанным) осуществлял ПОДЛИННОЕ преодоление рабства и рабовладельческих отношений. И в этом его ценность для мирового аболиционизма.

Но не только в этом. Неизбежный для цивилизации процесс сведения частных владений в кондоминиумы, по мере усложнения производственных неделимых комплексов мы рассмотрим в следующей статье цикла.



А. Леонидов

***

Источник.
Метки: Европа, закон, Запад, леонидов, общество, проект, рабство, советский, человек, экономика

5 Комментариев » Оставить комментарий


  • 23767 15862

    “Вот так-то дорогие! Эти великие и благородные понятия попросту низвели до полного абсурда! Кстати, сегодня представители “Альянса Сфер” делают в нашей солнечной системе то же самое! Они опять ведут себя, как Идиоты, но полагают, что вершат достойные дела, да еще приплетают к этой дури Бесконечного Творца! Что же касается столь невысокого процента человечества, готового к немедленному Вознесению, то лицемерие, с которым к этому подходят обитатели Небес, а также их “смиренные” прислужники, поистине безмерно, ибо история Солнечной системы (а Земли – особенно), это печальнейшая летопись их беспросветной глупости, авантюризма и жестокости! Ну, посудите сами, дорогие! Наша система появилась много позже остальных. Предполагалось, что в ней будут учтены все раннее допущенные промахи, и что она должна объединить в себе процессы, свойственные всей галактике. Нашей планете изначально отводилась роль своеобразной генетической библиотеки. Кроме того, Земле предназначалось стать планетой Света, но куда там! Глупые Боги, безответственные Иерархи и кондовое Архангельское Царство снова погрязли в разногласиях и алчных устремлениях, гнусных интригах и самоуправстве, а потому в итоге ничего задуманного не осуществилось. Более того! Вследствие долгих и жестоких войн, сдуру затеянных “Сынами Божьми” ради их собственного развлечения, вся эта некогда прекрасная система уже давно лежит в развалинах, являясь памятником глупости Богов, и прочих Высших Сил. А ведь все можно было сделать мудрым и благословенным образом, друзья мои! Даже еще сравнительно недавно, в период расцвета Второй Атлантиды, планета могла стать Жемчужиной Света, а люди пройти Вознесение, только нам снова помешали, ибо Светлым Иерархам позарез понадобилось место для бессрочной ссылки неблагополучный душ, Темным Князьям потребовалась Ферма Страха для добычи столь желанного для них “гавваха” (луша), а дурным Богам – удобный полигон для проведения рискованных “экспериментов”. Именно так Земля и стала галактической тюрьмой, лабораторией бездушного идиотизма и космической помойкой! Ни на что большее у этих Олухов Царя Небесного ума, в конечном счете, так и не хватило! Его хватило только на бессмысленные разрушения и причинение бесчисленных страданий, а также подлое переложение ответственности за содеянное ими на землян. Идиотизм, с которым это делается, просто поражает! Они твердят, что люди сами, дескать, виноваты в своих бедах, поскольку, будучи наделены Свободной Волей, могли бы выбрать более разумные пути, однако это только Ложь и Мерзость, дорогие! Весь фокус в том, что пресловутая Свобода Воли существует, большей частью, только на словах! Здесь, на Земле, это всего лишь выбор меньшего из зол, либо отсутствие всякого выбора вообще! Если бы вы только знали, дорогие, сколько всевозможных сущностей обманом или силой непрерывно помыкают человечеством с поверхности Земли! И даже в этих ужасающих условиях люди давно подняли бы свои вибрации и вознеслись, если бы только в нашу жизнь всюду не вмешивалась армия невидимых существ и сущностей, стремящихся регламентировать буквально каждый шаг! Как совершенно верно сказано в четвертой книге К.Кастанеды: “Все, что мы делаем, когда мы решаем, так это признаем, что что-то вне нашего понимания установило рамки нашего так называемого решения, и все, что мы делаем, так это идем туда”. Эта поганая система была создана под руководством квантового проходимца Люцифера, в ходе его жестокого и бесполезного “эксперимента”. В этом его сознательно поддерживал наш бывший Логос и космический прохвост Санат Кумара, со своими “братцами-осколками”, сумевший хитро навязать нашим наивным душам множество кабальных соглашений и завладевший генетическими записями человечества. Эта огромная “многоэтажная” система угнетения землян всегда включала в себя много изощренных механизмов принуждения, контроля, управления сознанием и присвоения человеческих энергий. Всех элементов этой деструктивной “пирамиды” и не перечислить! Чего стоят хотя бы решетка контроля над разумом, сооруженная для нас Драконовыми или объедающие человеческое осознание невидимые хищники, которых маги часто называют “летунами”. На протяжении многих тысяч лет эти коварные Поработители внимательно следят, чтобы все силы и ресурсы человечества были растрачены на разрушительные войны и междоусобные конфликты, каковые они сами людям и подстраивают, для питания исторгаемым “гаввахом” (лушем). Нижние “этажи” этой незримой пирамиды сущностей, манипулирующих человечеством Земли, называют себя “лирианцами”, тогда как мы зовем их злонамеренными Проходимцами, и в подтверждение сказанного предлагаем вам отрывок “откровений” одного из них:”
    Олег Землянин.

  • 1602 1350

    Кстати, сегодня – Всемирный день доброты http://www.infolyubertsy.ru/news/1439431
    Может ли быть рабом Добрый – желающий Добра себе и пытающемуся закабалить? Бывает ли Добро без Достоинства?

    Из всех добродетелей и достоинств доброта есть величайшее, ибо природа её божественна: без неё человек – лишь суетное, вредоносное и жалкое создание, не лучше пресмыкающегося. Бэкон,1561-1626
    Пресмыкающиеся красивы. Человек же без доброты – урод?

    Гоню от себя злобу: лучший способ держаться вдали от беды. Хун Цзычэн, XVII
    Злость подтачивает. Берегитесь, не то хамы доведут нас до могилы. Ж. Ренар, 1864-1910

    Первая моя цель – поощрение в людях чувства сострадания. Ведь настоящий мир может быть только в душе у человека. А внутренняя гармония бывает только у сострадающего. Далай-Лама (Лхамо Дхондруб).
    Быть добрым – страдать, сострадать, заботиться, отдавать своё, себя ближнему, почувствовав в нём самого себя Доброго? Это ли путь к Счастью? Этого ли мы желаем себе и своим любимым, детям? Может ли быть добрый счастливым, счастливый добрым? Всё зависит от понимания «доброты» и «счастья»? Если они с маленьких букв, то часто расходятся, с большой же – совпадают, т.е. Доброта, Счастье, … – это одно и то же Состояние сердца?

    Злость: это малодушие своего рода. Чехов А.П.
    https://pandoraopen.ru/2016-11-13/samoprogrammirovanie-1-principy-nravstvennost-garmoniya/

    • 18915 12775

      Доброта – чувство, исходящее изнутри, обращённое, преимущественно, к живым существам, хотя, многие считают, что всё вокруг живое, не только флора и фауна. Доброта тесно переплетается с самопожертвованием, ибо само это чувство и все ресурсы, его выражающие, человек берёт в себе и у себя и отдаёт окружающим. Отдать чужое – это не доброта, это непорядочность. Отдать можно только своё, причём, с лёгким сердцем. Тогда это добрый поступок.
      А Счастье – это внутреннее ощущение добра, гармонии с окружающим и мира в душе. Оно может изливаться наружу в виде добрых поступков, но не всегда. Иногда оно предпочитает себя не обнаруживать. Хотя, разделённое счастье переживается сильнее.

  • 10390 4958

    Кондоминиумы не являются панацеей от всех бед нашего народа. Российский народ должен жить одной общиной, а не распыляться на ячейки. Сейчас, вычислительная техника позволяет создавать надёжные, полностью продуманные, плановые системы, а посему, каждый человек, в общине, может быть включён в план развития страны, исходя из его приобретённых знаний и, способности. Уже, на данный момент, при социалистической системе, возможно, сократить рабочее время каждого трудоспособного человека, на нужды всей общины, то есть – страны, до 4-х часов, а всё остальное время граждане будут использовать в своих личных интересах.

  • 3867 2619

    Опять же конфликт интересов, чем больше времени себе, тем меньше обществу. Но, общество социалистическое отлично знает, что 8 часов ему достаточно.
    Самое же страшное, это когда общество попросту разбазаривает отданное ему по необходимости рабочее время. Сейчас такое происходит сплошь и рядом: нормальных управленческих кадров (нормальных для социализма) уже нет, капиталист нанимает себе за небольшую зарплату кто попадётся, потому что проверить уровень работника он не знает как, огромное количество экономистов, понятия не имеющих что такое экономика и что нужно делать для выбранного бизнеса, потому что они же экономисты а не специалисты, так они делают “бизнес планы”, затем каким-то образом хотят получить результат, результат не получается, как правило, тогда подключаются “эффективные менеджеры”, которые ломают все понятия как им вздумается, издавая кучу бестолковых бумажек по которым как раз немногочисленные исполнители и должны что-то делать, причём исполнители, которые лучше всех как раз знают что нужно делать находятся в самом низу иерархии, получают самые маленькие зарплаты, и не только не имеют права вмешаться в процесс принятия решений, но и даже не заинтересованы в правильных решениях, потому что будут больше работать и меньше получать. Вот так приблизительно выглядит то что мне пришлось наблюдать за капиталистическими отношениями которые имеют у нас место после СССР. Это в реальном секторе экономики – в производстве чего-нибудь высоко или не столь высокотехнологического. В торговле разумеется по-другому, там спекуляция, перепродажа чего-угодно причём лучшие результаты всегда получаются с обманом по возмоности всех и вся. И кто-то же запустил этот адский механизм, потому что взять исполнителю и сделать всё правильно самому возможности никто не даст, кроме редких случаев “когда всё пропало и надо очень быстро, вопрос жизни и смерти”. Такое случается не часто и не с каждым исполнителем. А если случится, то как посмотрят на него “коллеги”? – очень плохо, потому что все вышестоящие тогда вообще не нужны. Опыт. Критерий истины. Только кому, скажите, нужна такая истина?

    Экстраполируется ли эта ситуация на управление целым государством, и если да, то что мы имеем?

    Тогда возможно действительно нужен один лишь Сталин?

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)