Главная » Здоровье, Мировоззрение, Наука

Что происходит с медициной: протокол вскрытия (4)

20:04. 2 декабря 2015 1926 просмотров 5 коммент. Опубликовал:

 

В серии заметок я пробую кратко рассказать о том, что происходит в медицине в последние несколько десятилетий, и сделать предположения о том, куда она будет развиваться дальше. 

Четвёртая заметка посвящена следующему вопросу:

Каковы препятствия для развития медицины?

Прогнозировать развитие медицины невозможно как из позиции простого пользователя, так и из позиции простого врача. Чтобы видеть причинно-следственные связи, нужно знать изнутри «кухню» медицинской идеологии - того, откуда берутся и как внедряются новые направления и подходы. Требуется представлять, как они соотносятся с нуждами и нерешёнными проблемами медицины (и знать эти проблемы), как оценивать перспективность того или иного метода (т.е. знать принципы доказательности). Очень о многом можно понять из истории медицины и отношений между «мейнстримом» и «неофициальными» методами. Так уж сложилось, что образование и опыт работы позволяют мне достаточно хорошо ориентироваться во всех перечисленных вопросах.

Об авторе можно прочитать в первой заметке.

Я строю повествование из ответов на ряд ключевых вопросов:

1. В чём же заключаются нужды и нерешённые проблемы медицины?

2. В чём заключаются успехи медицины за последние 50-100 лет?

3. Каковы реальные перспективы «наиболее перспективных» направлений в «медицине 21 века»?

4. Каковы препятствия для развития медицины?

5. Куда развиваться медицине в 21 веке с учётом социального, экономического и научно-технологического контекста?

Стараюсь адаптировать текст к уровню «квалифицированного пользователя» - т.е. человека, обладающего здравым смыслом, но не отягощённого многими стереотипами профессионалов.

Сразу оговорюсь, что будет много спорных суждений и уходов за пределы медицинского мэйнстрима.

 

Итак, сегодня поговорим о том, что мешает развитию медицины как отрасли, цель которой – сохранение и восстановление здоровья человека.

В ответе на этот вопрос я вижу несколько «слоёв» проблем:

- на уровне организации и экономики системы здравоохранения

- на уровне преобладающих научных концепций, теорий, моделей

- на уровне мировоззрения профессионального и экспертного сообщества

Разберёмся по порядку.

1. На уровне организации и экономики в систему здравоохранения заложен конфликт долгосрочных экономических интересов игроков – прежде всего, игроков, определяющих ПОЛИТИКУ в области здравоохранения. В чём заключается конфликт? Всё лежит на поверхности, достаточно сравнить декларированные цели медицины с целями фармацевтических компаний и реальными задачами профессионалов в области медицины.

Цель медицины – это сохранение и укрепление здоровья (по ]]>определению ВОЗ]]>, физического, душевного / психического и социального благополучия людей). Цель фармацевтических компаний как коммерческих предприятий – получение прибыли. Со врачами и другими профессионалами сложнее. С одной стороны, они могут быть искренне преданы «высоким идеалам», но с точки зрения экономических интересов, доход врачей пропорционален числу взаимодействий с пациентами, а не уровню здоровья пациентов. Соответственно, оздоровление населения в долгосрочной перспективе грозит врачам … снижением доходов и даже потерей работы.

С другой стороны, в последние десятилетия в медицине основные концепции, теории, стандарты помощи и образования формируются при непосредственном участии разработчиков и производителей тех инструментов, что используются в медицине – лекарств, новых диагностических и лечебных технологий. Если посмотреть на бюджеты, расходуемые крупными фарм.компаниями на разработку и продвижение своих препаратов, то они окажутся сопоставимы с бюджетами на науку целых государств и даже регионов. Так, государственные расходы на исследования в сфере здравоохранения в Европе составляют в среднем 0.15% ВВП (]]>источник]]>), что в ]]>денежном выражении]]> составляет примерно 25 млрд долларов. Теперь посмотрим на возможности фармкомпаний: объём продаж одной только компании Johnson & Johnson превышает 70 млрд долларов, а ]]>совокупный объём продаж]]> двенадцати крупнейших фарм.компаний превышает 500 млрд долларов. Учитывая, что на исследования, маркетинг и расходы по управлению эти компании тратят порядка 45% своей выручки (]]>источник]]>), финансовые возможности фармацевтических компаний для продвижения своих препаратов и идеологии десятикратно превышают те средства, которые тратят на медицинские исследования ВСЕ СТРАНЫ ЕВРОСОЮЗА – второго после США по финансовым возможностям региона мира. Реальные рычаги влияния как на управленческие решения в области здравоохранения, так и на научно-исследовательские организации, учебные заведения, профессиональные ассоциации, врачей, фармацевтов подробно описаны в ряде книг: например, Marcia Angell "]]>The truth about drug companies: how they deceive us and what to do about it]]>" ("Правда о производителях лекарств: как они обманывают нас и что с этим делать"), Ben Goldacre "]]>Bad Pharma: How Drug Companies Mislead Doctors and Harm Patients]]>" ("Плохая Фарма: как производители лекарств обманывают докторов и вредят пациентам"). Только на лоббирование выгодных им решений в Сенате США фармацевтические компании ежегодно тратят более 100 млн долларов (]]>источник]]>). Хороший обзор о манипуляциях фармбизнеса в сфере доказательной медицины представлен ]]>здесь]]>.

Таким образом, в рамках сложившейся системы здравоохранения управленческие решения на уровне государства, мнение экспертного сообщества, программы образования, стандарты диагностики и лечения формируются под влиянием и в интересах крупнейших игроков – прежде всего, фармацевтических компаний. А поскольку основной целью фармкомпаний является получение прибыли, то нет ничего удивительного в том, что всё, что происходит в здравоохранении, так или иначе подчинено этой цели.

Каким же именно образом интегрированы интересы «коммерческих игроков» здравоохранения в идеологию медицины? Посмотрим внимательно на этот более долгосрочный уровень влияния на «умы» - прежде всего, умы профессионального сообщества. Это влияние имеет длительное последействие – несколько десятилетий.

2. Проблема на уровне научных концепций, теорий, моделей.

Краеугольным камнем современной биомедицинской науки является следующий постулат, сформулированный, например, в одном ]]>обзоре по фармакологии]]>:

«регуляция физиологических процессов сводится к химическим сигналам»,

Он повторён многократно в десятках работ, например, в ]]>этом обзоре 2014 года]]>:

«Клетки нашего организма постоянно получают сигналы от других клеток. Чаще всего эти сигналы – химические».

На мой взгляд, именно этот тезис является главным ЛОЖНЫМ ОСНОВАНИЕМ для всех остальных «общепринятых теорий» в современной биомедицинской науке. Дальнейшее логическое построение восстановить несложно:

1) Вся регуляция в организме обеспечивается преимущественно межмолекулярными (химическими) взаимодействиями - химическими сигналами («преимущественно» - значит, остальными можно пренебречь). В регуляции всех физиологических процессов участвует этап связывания сигнальной молекулы (лиганда) со специфическим рецептором.

2) В развитии любой болезни можно выявить нарушение передачи химического сигнала: либо снижение, либо усиление сигнала.

3) На развитие любой болезни можно повлиять путём усиления химического сигнала (если сигнал ослаблен) или угнетения сигнала (если сигнал усилен). Для этого в организм нужно ввести химический стимулятор (агонист) или блокатор (антагонист) соответствующего рецептора.

4) Из описанной модели логически следует, что если в организм не ввести значительной дозы химического (или биологического) препарата – агониста (стимулятора) или антагониста (блокатора) какого-нибудь рецептора, то никак повлиять на регуляцию в организме, в том числе регуляцию, нарушенную в результате болезни, невозможно.

На изложенной модели строится всё здание современной фармакологии и лекарственного лечения болезней. Эта модель, ]]>предложенная в конце 1930х]]>, определила представления современной физиологии и молекулярной биологии. Чем же она так выгодна? Дело в том, что если лечить можно только введением в организм химических соединений, то все новые лекарства можно запатентовать – т.е. монополизировать своё положение на рынке и продавать эти лекарства по произвольно высокой цене. На этом построена основная модель получения сверхприбылей крупными фармацевтическими компаниями. После истечения срока действия патентов на рынке появляются копии по цене многократно ниже патентованного «оригинала».

Что же неправильного в описанной модели регуляции в организме? А вот что. В действительности, химические сигналы составляют лишь НЕБОЛЬШУЮ долю межклеточных взаимодействий в организме. Не меньшую, а скорее, гораздо более важную роль играют сигналы физической природы (биофизические). Почему об этом можно утверждать с уверенностью? Приведу три основных аргумента:

(1) структура информации, которой обменивается организм со средой, подобна структуре информации, которой обменивается клетка организма с окружающей её средой;

(2) эффективность обмена информации (энергозатраты, скорость и т.п.) посредством химических сигналов по сравнению с физическими сигналами несоизмеримо ниже;

(3) в организме, во всех органах и клетках есть структуры и механизмы, обеспечивающие обмен физическими сигналами в ходе регуляции физиологических функций.

Каждый из этих аргументов нуждается в подробном изложении, которое вряд ли уложится не только в рамки данной заметки, но и большого научного обзора. Прямо здесь я попробую пояснить каждый из тезисов с помощью общедоступных аналогий.

(1) Подобие клетки и организма. По спектру задач, которые ей приходится решать для выживания и функционирования, каждая отдельная клетка организма практически не отличается от целого организма. Этот вопрос детально описал один из основателей системного подхода в биологии американский психолог ]]>Джеймс Гриер Миллер]]>; он перечислил и ]]>20 важнейших функциональных подсистем]]>, присутствующих на каждом из ]]>семи уровней]]> организации живых систем. Представим себе на секунду, что организм в восприятии сигналов от внешней среды ограничен лишь химическими сигналами: обонянием и вкусом. Вы готовы отказаться от зрения, слуха, осязания, мышечной чувствительности? Вы уверены, что сможете выжить? А чем провинилась клетка, что ей отказывают в способности воспринимать электромагнитные и механические колебания?

(2) Эффективность химических и физических сигналов. Из биофизики хорошо известно, что восприятие физических сигналов основано, прежде всего, на механизмах резонанса – совпадения частоты колебаний сигнала и собственной частоты колебаний приёмника. Так вот, скорость химического взаимодействия и резонансного взаимодействия сравнил британский физиолог ]]>Colin McClare]]> в своей статье 1974 года «]]>Резонанс в биоэнергетике]]>». И что же получилось? Время, необходимое для обмена энергией через механизм резонанса, относится ко времени, необходимое для химического взаимодействия, примерно как 1 секунда к 30 годам (1:109). И это без учёта времени, необходимого для диффузии – и без учёта времени и энергетических затрат, необходимых для производства молекулы, если речь идёт о веществах, вырабатываемых клеткой. Как вы думаете, какому способу передачи информации будет отдавать предпочтение живая система: быстрому и дешёвому типа широкополосного интернета или золотым скрижалям, перевозимым верблюдами? Скрижали, наверное, тоже нужны, но их роль очень ограничена.

(3) Структурная организация клетки. В клетке есть уникальные по своей эффективности структуры для восприятия и проведения электромагнитных и механических сигналов. Наиболее изученными из таких сигналов являются биофотоны. Желающие могут ознакомиться с ]]>подборкой статей]]> на эту тему. Кстати, по способности проводить биофотоны клеточный скелет (микротрубочки) и соединительные ткани (связки, сухожилия и т.д.) очень похожи на оптоволоконные кабели, поэтому аналогия с широкополосным интернетом вполне уместна.

Таким образом, о существовании структур и механизмов, обеспечивающих обмен физическими сигналами в ходе регуляции физиологических функций, науке, как минимум, известно. И что дальше? Насколько активно исследуются эти вопросы? Поиск статей в крупнейшей биомедицинской базе PubMed выдал жалкие 5273 работы на тему «]]>электромагнитные межклеточные взаимодействия]]>» за последние 38 лет (кстати, из кратких обзорных последних статей порекомендую ]]>вот эту]]>). Для сравнения: по теме «]]>взаимодействие лиганда с рецептором]]>» нашлось более 174 тысяч работ, «]]>передача сигнала от рецептора]]>» - 213 тысяч, «]]>рецептор антагонист]]>» - 124 тысячи, и т.д. Как видно, научные силы и средства, направленные на изучение важнейших механизмов регуляции в организме, в сотни – если не в тысячи – раз меньше, чем на изучение химических сигналов. Более того, если посмотреть на содержание статей, то станет ясно, что эти жалкие крохи, посвящённые нехимическим механизмам, никак не разрабатывают СРЕДСТВА ВЛИЯНИЯ на эти механизмы, методы диагностики, лечения или профилактики болезней. Короче, эти работы практически не имеют ПРИКЛАДНОГО ЗНАЧЕНИЯ.

 

Итак, мы кратко разобрали, что в основании современной фармакологии и физиологии лежит ложный постулат о ключевой роли химических сигналов в регуляции физиологических функций организма. На систематическое изучение НЕХИМИЧЕСКИХ сигналов – которые, в действительности, играют гораздо более важную роль – направляется не более ОДНОЙ ТЫСЯЧНОЙ сил и средств в биомедицинских исследованиях. Соответственно, если какую-то область не исследовать – она так и останется белым пятном. Напрашивается конспирологический вопрос: «Кому это выгодно?» Ответ очевиден: тем игрокам в медицине, кому выгодно получать прибыль от продажи в качестве лекарств патентованных химических соединений.

 

Наконец, перейдём к последнему, третьему, самому глубокому «слою» проблем, мешающих развитию медицины.

3. На уровне мировоззрения представителей профессионального и экспертного сообщества отсутствует системный подход к человеку, к здоровью и болезням.

Мы уже пару раз обращались к ]]>определение ВОЗ]]>: здоровье - это «состояние полного физического, душевного / психического и социального благополучия». Мы говорили, что как человека нельзя сводить к физическому телу, так и здоровье нельзя сводить к нормальным физиологическим показателям. Что же происходит в реальной жизни?

В реальной жизни у врачей, научных работников, экспертов присутствует искажение на уровне мировоззрения: человек не воспринимается системно, как один из уровней организации живых систем. Напомню, основатель системной биологии Дж.Миллер ]]>выделяет семь таких уровней]]>: Клетка (Cell), Орган (Organ), Организм (Organism), Группа (Group), Организация (Organization), Общество (Society), Наднациональная система (Supranational System). Без системного подхода невозможно понять природу человека, включающую физическое начало (организм и более низкие уровни организации), душу – психику (структуры, определяющие взаимодействия между отдельными людьми) и духовное начало (структуры и принципы, определяющие взаимодействие человека с более высокими уровнями организации живых систем). Изучение человека расчленено на разрозненные и часто противоречащие друг другу отрасли. Так, физическим телом человека занимается биология и медицина. Психикой (душой) – психология, немного психиатрия (раздел медицины), немного философия, немного многочисленные религии, немного эзотерические школы. Процессами в обществе – иерархически более высоком уровне организации человека – занимается социология, немного психология, немного политология, немного экономика... И представители каждой из отраслей не имеют адекватного представления об остальных: например, социологи и философы не знают биологию, врачи не ориентируются в вопросах духовного развития и т.д. А в итоге у каждого отдельно взятого эксперта нет и не может быть системного видения процессов и проблем – а значит, нет ключей к поиску решений.

Между тем, принципы функционирования здоровых живых систем на разных уровнях организации ЕДИНЫ, эти принципы довольно ]]>хорошо описаны]]>, и без учёта их в организации здравоохранения вряд ли возможно достижение декларированных целей здравоохранения.

Не уверен, что вопрос «кому выгодно ложное мировоззрение?» столь же уместен, как это уместно в отношении извращённой экономики системы здравоохранения и идеологии здравоохранения (ложных научных постулатов). Тем не менее, искажения в экономике и идеологии долго не могут существовать без устойчивых искажений в мировоззрении представителей элиты общества, к которой относится экспертное и бизнес-сообщество.

Каким же мировоззрением замещено целостное понимание человека как живой системы? Это мировоззрение – ]]>индивидуализм]]>, суть которого – в преобладании ценности, значения личности над ценностью, значением общества. С точки зрения живых систем, индивидуализм – это примерно то же, что преобладание ценности отдельной клетки над ценностью всего организма. Звучит абсурдно. Каждая отдельная клетка представляет ценность для организма, однако индивидуализм на уровне клеток грозит гибелью и всему организму, и всем отдельным клеткам. И точно так же, индивидуализм как преобладающее мировоззрение грозит гибелью и всему обществу, и всем составляющим его людям. Индивидуализм – это одна из важнейших составляющих современной идеологии либерализма, господствующей в так называемых «экономически развитых» странах и активно внедряемой в России. С точки зрения живых систем, либерализм и индивидуализм – это принципы организации и взаимодействия, наиболее разрушительные для любой живой системы.

На мой взгляд, широкое распространение адекватного мировоззрения представляет угрозу современным властным структурам – прежде всего, на уровне наднациональных корпораций и их бенефициаров. Ведь не секрет, что значительная часть мирового богатства контролируется ]]>узким кругом финансовых учреждений]]> (ниже приведён рисунок из статьи), не говоря уже о потребительских товарах (]]>ссылка]]> на пример США).

Ну вот, в этой заметке никак не удаётся обойтись без конспирологии – а может, это просто следствие системного подхода?

 

Подведём итоги и кратко сформулируем, что же мешает развитию медицины? Обещанная Кащеева игла предстаёт в виде трёхголового змея:

1. Прибыль – как истинная цель наиболее могущественных игроков в сфере здравоохранения – плохо совместима с целями самого здравоохранения. Все управленческие решения, мнения экспертов, стандарты образования и медицинской помощи – на всё это несложно влиять, имея в руках гигантские финансовые ресурсы. Так фармбизнес – отрасль, по идее, появившаяся как инструмент медицины – стал полноправным хозяином здравоохранения.

Прибыль как основная цель вытесняет из целей деятельности собственно сохранение здоровья. Или резко снижает приоритет здоровья в векторе (иерархическом наборе) целей. И тогда здоровье как цель рассматривается по остаточному принципу – именно это и происходит сейчас, ]]>в том числе в России]]>. На уровне людей и организаций эта проблема проявляется как конфликт интересов. В этом и заключается основной ЭКОНОМИЧЕСКИЙ фактор, препятствующий развитию медицины (медицины, а не бизнеса на здоровье). Этот фактор самый «плотный», ощутимый – потому и не самый надёжный для бенефициаров: его слишком хорошо видно.

2. При внимательном рассмотрении фундаментальных постулатов сегодняшней биомедицинской науки выявляется любопытный факт. Оказывается, что в идеологическую структуру медицинской науки встроен тормоз, ограничитель, мешающий появлению и развитию таких новых медицинских технологий лечения и диагностики, которые а) трудно монопольно контролировать, б) малоприбыльны и/или в) плохо поддаются монетизации (на которых сложно заработать). Этот тормоз – ложное представление о том, как происходит регуляция в организме. Краеугольным камнем современной биомедицинской науки является следующий постулат: «регуляцию физиологических процессов можно свести к химическим сигналам». Из него вытекают все представления о механизмах болезней и подходы к их диагностике и лечению. Из постулата следует, что без введения в организм какого-либо химического соединения (источника химического сигнала) повлиять на регуляцию в организме никак не получится. На самом деле, на химические сигналы вряд ли приходится более 10% регуляции в организме (остальное – сигналы физической природы), но эта тема заслуживает отдельного детального обсуждения. Основные следствия присутствия этого постулата для бенефициаров: а) возможность монополизировать (патентовать) применение лекарств; б) возможность резко ограничивать финансирование разработку и распространение конкурирующих методов, «противоречащих научным представлениям»; в) возможность подвергать остракизму тех, кто исследует или и использует «неодобренные» методы.

В результате действия описанного тормоза резко ограничена эффективность биомедицинских наук: по сути, исследователи ведут поиск не там, где можно найти решение, а там где «разрешено». Этот негласный запрет на изучение биофизических механизмов регуляции продублировано некоторыми идеологическими запретами в физике.

3. Наконец, развитие медицины как важнейшей науки о здоровье невозможно из-за фактического отказа от системного восприятия человека как триединства физического, социального и духовного начал. Единая система знаний о человеке раздроблена на несвязанные и во многом противоречащие друг другу дисциплины (физиология, психология, социология и т.д.), представители каждой из которых не владеют понятийным аппаратом остальных. Из-за этого ни фундаментальная наука, ни прикладные отрасли не принимают во внимание и не используют принципы живых систем, единые для всех уровней организации человека.

Системное восприятие человека, особенно в среде элит, где принимаются управленческие решения в отношении медицины, заменено на индивидуализм – позицию «каждый за себя», глубоко противоречащую как принципам здоровых живых систем, так и системному пониманию природы человека.

      Таким образом, источник проблем в современной медицине имеет вид трёхголового змея:

1. На уровне мировоззрения профессионального и экспертного сообщества: Индивидуализм (и либерализм) как мировоззрение, противоречащее принципам здоровых живых систем и делающее невозможным системное и целостное понимание природы человека.

2. На уровне преобладающих научных концепций, теорий, моделей: На уровне научной идеологии в экспертное сообщество искусственно внедрены ложные представления о том, как происходит регуляция в организме. Эта ложная научная парадигма мешает поиску эффективных решений для проблем медицины и способствует реализации экономических интересов узкой группы ключевых игроков в системе здравоохранения.

3. На уровне организации и экономики системы здравоохранения: Следствием описанного мировоззрения является неразрешимый конфликт экономических интересов у ключевых игроков в системе здравоохранения. В результате конфликта, в соответствии с принципами индивидуализма, стремление к получению прибыли (обогащению узкого круга лиц) становится выше пользы для общества в целом. Сохранение конфликта возможно благодаря сохранению искажённой научной идеологии.

 

Ну вот, теперь, когда мы выяснили ключевые причины плачевной ситуации, сложившейся в здравоохранении в целом и медицине – в частности, пришло время ответа на вопрос «Что делать?»

Этому будет посвящена последняя, пятая заметка в серии «Что происходит с медициной: протокол вскрытия».

 

 

 

 


5 Комментариев » Оставить комментарий


  • 18915 12775

    Медицины боюсь, как чёрт ладана, неоднократные врачебные ошибки принесли много вреда. Причём, советская медицина вспоминается как ничуть не лучшая. Бывают умные порядочные врачи, но крайне редко.

    • 37997 19521

      Вывод,в нонешнее время гораздо безопасней заниматся самолечением.По интернету определить диагноз и метод лечения,начиная от народной медицины,кончая какой нить экзотикой типа лечение праной.

  • 10390 4958

    Длинная статья – это статья ни о чём. Приведу краткие причины болезни современной медицины:
    Страховая медицина – толкает медработников на написание фальшивых диагнозов. Страховая медицина является крайне вредной надстройкой для всей медицины. Взятки при поступлении в медицинские вузы, и взятки на экзаменах – настраивает, будущих врачей, на поборы с больных людей. Низкая подготовка медицинских кадров.
    Излишнее количество закупок дорогостоящего, зарубежного, медицинского оборудования.
    Плохая кадровая политика и низкие заработные платы медицинского персонала.
    Я перечислил основные проблемы современной медицины.

  • 24257 8511

    Отличная серьёзная статья.Особенно понравилось о внедрении индивидуализма.От профанации индивидуального подхода в образовании тошнило.Основная проблема медицины- крышевание нашего Минздрава из США,а мировой фармакологии одной транснациональной компанией.Отсюда и вся ложная подоплёка.

  • 26442 23062

    Сегодняшняя медицина – главное орудие паразитов для убийства людей. Паразитическая система постепенно превратила медицину в конвейер убий-ства людей. Вакцины и т.н. лекарства представляют собой наборы страш-нейших ядов, а врачей быстро купили и научили принуждать пациентов употреблять эти яды…
    Медицина геноцида.
    Вы знаете, чем лечится хроническая анемия? Хроническое малокровие, когда гемоглобин низкий в крови, мало эритроцитов, кровяных клеток дефицит. Медицина лечит хроническую анемию препаратами железа. Не кусок железа, конечно, дают жевать, а дают таблетки солей железа. Так вот, в медицинской науке – это давно известный факт, что соли железа не усваиваются организмом, и не лечат анемию никаким образом и ни в малейшей степени! Более того, это железо, ведённое в организм, является клеточным ядом. То есть, эти молекулы железа, как инородное тело, не только не усваиваются, но и даже не могут вывестись из организма никакими обычными методами выделения, то есть через печень или почки.
    То есть, если железо попало в организм, оно из него уже не может быть выведено ничем. Для организма эти молекулы железа являются инородными телами. И как же организм с ними борется? Как и всегда в этих случаях, он их изолирует. Организм включает иммунную систему, и молекулы железа начинают поедаться фагоцитарными клетками белой крови, – это лейкоцитами и лимфоцитами, и откладываться в них.
    Так вот, если принимать препараты железа достаточно долго, то все клетки белой крови будут перегружены железом, потеряют свою функцию и будут откладываться в соединительной ткани организма в депо. Это состояние иммунодефицита называется «Гемохроматоз». Чем характеризуется этот «гемохроматоз»? Поскольку клетки белой крови преимущественно заняты дезактивацией железа, клетки белой крови теряют свою иммунную функцию. То есть, что? Правильно – повреждается собственный иммунитет организма, то есть, плюс к невылечен-ной хронической анемии, после «лечения» препаратами железа прибавляется ещё и что? Правильно – иммунодефицит! То есть, что? Правильно СПИД. То есть гемохроматоз в первую очередь характеризуется «спидом». Это же ведь не болезнь? Не болезнь. Синдром? Синдром. Приобретённый? Приобретённый. Иммунодефицита? Иммунодефицита!
    То есть, препараты железа что? Вызывают СПИД!
    Тем не менее, во всём мире и в хвалёной американской медицине, если у человека, чаще женщины, хроническая анемия, чем её, так сказать, «лечат»? Ей напрописывают разных препаратов железа! За деньги! Ладно бы даром давали яд. Но тем и характерен их подчерк, что они верёвку для повешения ещё и продают!
    Это что? Театр Абсурда? Я тоже так думал, пока был молодой доктор. Но, когда я добрался до Америки и в лицо увидел, тех кто вырабатывают медицинскую политику на высоком уровне, а остальные врачи просто потом выполняют их назначения, что и называется, дескать, «медицинским образованием»; тогда-то, увидев их вживую, стало ясно, что здесь мы имеем дело с очень хитрыми, коварными, существами.

    Ещё пример. Вот статья свежая. Её название «Министерство США по лекарствам (FDA) наконец признало, что лекарства “против астмы” вызывают ещё худшее ухудшение течения астмы».
    Вот вы не знаете, что одна из самых смертельных болезней сейчас – астма, от которой люди мрут, как мухи, всего лишь 50 лет назад в СССР считалась не тяжелее насморка, и от неё люди не умирали. Люди при астме сейчас умирают от удушья. Оттого, что их лёгкие становятся «тяжёлыми», забиваясь слизью и мокротой. То же самое и в США. Цитирую по книге американского врача Leo Galland, M.D. «Power Healing» 1997. Стр.185: «В течение последних 30 лет частота и злокачественность астмы в США, степень госпитализации и смертность взметнулись ввысь в угрожающих размерах – особенно среди детей!» И далее про США – в СССР это всё случилось лет на 20-30 позже, в связи с теми же процессами.
    «До 1940-го года смертность от астмы в индустриальных странах была невелика. НО! С началом применения бронхорасширяющих препаратов, а это произошло в 1940-х годах, смертность при астме существенно возросла. Хотя бронходилататоры дают очевидный сиюминутный эффект при приступе, их постоянное применение переводит лёгкую форму астмы в тяжёлую и очень тяжёлую и вызывает смертность. Здоровые люди, которые по работе (а это респираторные сёстры в больницах), применяют аэрозольные бронходилататоры, которые, получается, и сами вдыхают бронхорасширяющие препараты вместе с больным в процессе своей работы с астматиками, заболевают астмой в 5 раз чаще остального населения!..»
    «Бронходидататоры» – это так называемые «Бета-рецептор-миметики», агонисты, то есть стимулянты бета-рецепторов типа Сальбутамол, Альбутерол, Алупент, и др., продающиеся в любой аптеке, применяемые в виде аэрозоли.
    Цитирую доктора дальше: «Всё увеличивающаяся тяжесть течения астмы, вызывается бронхорасширяющими препаратами; казалось бы, ясно, что астма – это не болезнь, а защитная реакция на токсичность окружающей среды. И вмешательство в защитный ответ организма без улучшения окружающей среды, вызывает ухудшение глубинных процессов, лежащих в основе этой болезни… Ключ к излечению от астмы – не “лекарства”, а контроль окружающей среды и уменьшение её токсичности…»
    То есть, для астматика шанс вылечиться – это «чемодан, вокзал, деревня или Средняя Азия». Но это единицы таких американских докторов. А в целом их политика как раз направлена на увеличение токсичности среды и затем на добитие нас посредством якобы «лечения» очень токсическими препаратами. Ведь любой лекарственный препарат – это яд, и главное его свойство какое? Правильно, «ЛД50», то есть количество препарата, вызывающего 50-процентную смерть. Эта «ЛД50» есть у каждого «лекарства»! Без этого препарат не может быть одобрен к продаже. Это означает, что, если препарат не яд, то он не может продаваться как «лекарство» в нашем Зазеркалье!
    Вот свежий пример. Министерство США по лекарствам (FDA) запретило рассказывать о здоровых свойствах природных продуктов. Цитирую статью «ФДА снова сошло с ума?»:
    «Министерство США послало официальное предупреждение компании “Diamond Foods” – продавцу орехов, которая поместила на своём вебсайте доводы в пользу полезности потребления грецких орехов. Министерство США указало им, что, если они рекламируют полезные свойства грецких орехов, то это относится к области медицины. А раз так, юридически это имеет право делать только медицинское учреждение и помещение на пакеты с грецкими орехами указания на полезные свойства грецких орехов, – это нарушение закона Federal Food, Drug, and Cosmetic Act!».
    Вот буквально, как чиновники это запрещение обосновывают: «the walnuts are being “promoted for conditions that cause them to be drugs because these products are intended for use in the prevention, mitigation, and treatment of disease…» То есть, говорит статья, «Если здоровая пища может предотвратить вас от развития болезней, то сама эта вами констатация автоматически превращает еду в лекарство, а всё, что связано с лекарством, – если вы не медицинское учреждение, то вам нелегально и запрещено делать какие бы утверждения на этот счёт и тем более продавать то, что может улучшить здоровье». Вот так! Не более и не менее!
    Театр абсурда? Продолжайте так думать. Тогда у вас получится, что чем выше вверх по вертикали власти, тем люди дебильней. А это не так. Чем выше по вертикали власти, тем концентрация тварей возрастает в геометрической прогрессии, и тогда сразу всё ставится на свои места.
    Но это ещё не всё с «театром абсурда» астмы. Следующий виток утяжеления течения астмы в человечестве произошёл, когда астматики начали не просто тяжело болеть, а начали просто дохнуть, как мухи. Это случилось, когда астму начали лечить «гормонами», а именно препаратами кортизона, так называемыми «стероидами». Не теми гормонами, которые бодибильдеры принимают для муску-латуры, а несколько другие гормоны того же стероидного химического строения, типа преднизолона, дексаметазона и триамцинолона.
    На примере применения этих «гормонов» видна вся тварная и убийственная сущность их геноцидарной медицины. Я вам гарантирую, что на большом верху в США всё эти твари понимают, что делают, а рядовой врач – это индоктринированный биоробот. Молодому доктору ещё надо всю жизнь пройти, чтобы убедиться в том, что я говорю. А я лично более не могу и не желаю участвовать в этом научном геноциде своих же родственных мне человеческих существ.
    С 1960-х годов, как только появились так называемые «гормоны» – «глюко-кортикостероиды» – «преднизолоны», так называемое «лечение» в медицине потеряло уже всякую видимость лечения. Любая болезнь, которую не может выле-чить современная медицина, а их уже по номенклатуре увеличилось за последние 25 лет с 10 тысяч до около 30 тысяч штук, то есть, неизлечимых болезней – феномен – появляется около 1000 в год! И это всё изготовляется для нас невидимой «фабрикой здоровья». А вы думали, для кого старается «избранный народ»?
    Так вот, с 1960-х годов, уже как 50 лет, любой больной, с которым не могут справиться, начинает лечиться «гормонами-преднизолонами». Но «гормоны» – это не специфическое какое-либо лекарство от чего-либо! Поэтому они и приме-няются при абсолютно всех болезнях, когда течение болезни принимает тяжёлую форму. И это, начиная от мозгов кончая кожными болезнями.
    Гормоны конкретно ничего не лечат – они вызывают некий общий гормональный ответ организма, типа внутреннего взрыва. К чему это приводит, дога-дайтесь с трёх раз. Правильно, к резкому ухудшению любой болезни!
    Почему конкретный врач делает укол гормонов, скажем при той же бронхиальной астме? Только потому, что сейчас это положено по инструкции. Которая появилась откуда? Спущена сверху! А не потому, что для этого есть какая-то рациональная причина или что гормоны излечивают астму. Как раз наоборот – переводят астму в смертельную форму. Но, если больной действительно помрёт? Прокурор же не понимает в медицине! Прокурор спросит: «А почему вы по инструкции не делали гормоны?». И спорить с прокурором бесполезно. Так работает система, которая запрограммирована сверху.
    И в частности, при бронихальной астме, как в 1940-х года применение бронходилататоров привело к переводу лёгкой тогда ещё бронхиальной астмы в тяжёлую форму, дотоле неизвестную, так и в 1960-х годах в США начало приме-нения гормонов на потоке привело к появлению сверхтяжёлой формы бронхиаль-ной астмы, от которой люди мрут, как мухи. В СССР это смертельное течение бронхиальной астмы появилось в 1970-80-е годы, когда гормоны пришли с Запада.
    Всё я это помню как сейчас: больной поступает – ему раз – бронходилататоры, не помогает – гормоны во всё увеличивающихся дозах – не помогает – в реанимацию – трубку в горло и на искусственную вентиляцию – и вперёд ногами в морг. Вот это типичный путь любого астматика, с тех пор, как в СССР в 1980 годах тоже ввели гормоны. Зато всё по инструкции, и у прокурора вопросов нет.
    Так кто «лечит» на самом деле больных? Выходит, что прокуроры. На то это и Зазеркалье.
    Всё лечение в современной медицине запрограммировано на таком высоком уровне, что этот уровень скрывается за облаками, как и «Глаз в Треугольнике». Тот врач, к которому вы пришли конкретно, он на самом деле никакой не «врач», он не будет вас «врачевать», это просто низший медицинский клерк с высшим медицинским и никаким не «образованием», а индоктринированием. И он на самом деле не «лечит», тем более, вас конкретно; он просто прописывает утверждённые химические яды, у каждого из которых, есть своей «ЛД50», согласно обширного списка, спущенного свыше. И обучение в мединституте как раз и заключается в зубрёжке этого списка ядов, а физиология и анатомия тут дело не меняют.

    Вы думаете это всё? Конец театру абсурда? Вы плохо знаете тварей. Они всегда дожимают и всегда по-ихнему. Всегда можно сделать ещё хуже, и формулирую ещё один закон: «Нет того абсурда, который нельзя было бы сделать ещё абсурдней».
    Смотрите дальше, сейчас, современная медицина, что называется «ушла вперёд», – на новую ступень абсурда. Это 20 лет назад конечным видом «терапии» были гормоны, в которые всё пресловутое «лечение» и упиралось и заканчивалось «вперёд ногами». Сейчас финальный вид любой терапии – «химотерапия». Она так и называется «химиотерапия», потому что это чистая «химия».
    «Химотерапия» – это область применения не просто ядов, а сверхтоксических ядов, сразу убивающих весь иммунитет организма, и не оставляющий ему никаких шансов выжить.
    То есть, это именно то, что называется в другой области «боевые отравляющие вещества» в качестве «лекарств»: «зарин, зоман и V газы». ЛД50 у них – это караул! Как говорил артист Папанов в «Бриллиантовой Руке»: «Достаточно одной табылеткы», и вы уже на этом свете не жилец, потому что у вас уже нет иммунитета – вы теперь «спидик».
    Начали они применение «химиотерапии» с раковых больных, то есть которым всё равно, а сейчас эта практика пошла и на не онкологических больных. Например, банальный приступ панкреатита они химиотерапией переводят в смертельное состояние – панкреонекроз. В условиях перенаселения планеты, силы, руководящие всем на этой планете, не могут ждать пока больные сами умрут.
    Ускорить этот процесс и поставить его на поток, прикрываясь пседонаучной фразеологией, – вот внутренний смысл геноцидарной медицины. Которой, как вы уже догадались, не могут руководить существа, идентичные нам с вами. Тем более, в этом свете смешна мысль о «лечении». Ещё Христиан Раковский, человек очень высокого уровня, – друг Троцкого и неограниченный диктатор Украины, – между прочим, врач по образованию, говорил, что на этой планете «всем управляют такие существа, которые могут заставить одну половину человечества производить *****, а другую его есть» redsymphony.htm. Оказалось ещё хуже: невидимые силы запросто заставляют одну половину человечества производить яды, а другую половину – эти яды жрать.
    Таком образом, «развитие» медицины на современном этапе пришло к своему логическому концу: все болезни гоев посредством химических препаратов переводятся в «СПИД» – Синдром Приобретённого Иммуно Дефицита.
    При брониальной астме таким применяемым химиотерапевтическим ядом является метотрексат, применяющийся и при химиотерапии онкологических заболеваний. Заметьте, что никто уже и не говорит ни о каком «лечении», говорится только о «ХимиоТеррорПии».
    «ХИМИО-ТЕРРОР-ПИЯ»!
    Этот Метотрексат используется также и для искусственного вызывания абортов, именно потому, что метотрексат моментально убивает плод. Но они не говорят, что у беременной женщины убивается не только плод, но при этом у молодой женщины, после введения метотрексата, происходит в той или иной степе-ни уничтожение и своего иммунитета тоже, и что одним уколом метотрексата молодая женщина становится латентным «СПИДИКОМ». И современная медицина почему-то не изучает такого вопроса: может ли эта молодая женщина после метотрексата зачать второй раз и как насчёт уродов в потомстве если снова зачнёт?

    Держите свою нижнюю челюсть, чтобы не выпала. Вот это список осложнений, которые вызывает Метотрексат у здорового человека:
    «Побочные эффекты включают анемию, нейтропению (дефицит белых клеток, то есть СПИД), возрастание опасности кровотечений (потому что вся кровь летит к чёртовой матери); выпадение волос (как после радиации); тошнота, рвота, (потому что язвы образуются желудка и кишечника, (дерматит и диаррея (понос). Потому что как дерматит кожи так и язвы желудка и кишечника – энтерит и колит, (поэтому и понос); гепатит – воспаление печени; лёгочный фиброз (лёгким хана); миелопатии и лейкоэнцефалопатии (с мозгом осложнения). Подробней…
    То есть, метотрексат вызывает СПИД и поражает абсолютно все ткани и органы организма! Это называется, пришла женщина абортик сделать, на мину-точку, и заполучила СПИД и всё это по списку. Как любит говорить один мой старый однокурсник по мединституту, а теперь профессор одного престижного американского мединститута: «Это пи…дец, а пи…дец мы не лечим».
    Но деньги берут за отправку на тот свет курьерским поездом. Как и положено в театре абсурда Зазеркалья. И тут я формулирую ещё один «закон», типа «Законов Паркинсона», из области поведения тварей. А они именно поэтому и абсурдны эти «Законы Паркинсона», потому что они из области Зазеркалья.
    «Стоимость лечения возрастает пропорционально его неэффективности и опасности для здоровья».
    Таким образом, что вся схема «лечения» «лекарствами» в современной медицине выглядит так:
    1) Лечение лекарствами «первого уровня».
    2) Переход на неспецифические гормоны.
    3) Переход на химиотерапию, универсально превращающую все болезни в СПИД. Например, тот же метотрексат прописывается и жалующимся на боли в суставах, при хроническом остеоартрите. Или банальный приступ панкреатита они химиотерапией переводят в смертельное состояние – панкреонекроз.
    4) «Лечение» предаётся по этапу патологоанатому, который тоже берёт деньги за свои услуги.
    Таким образом, можно сформулировать общую ситуацию в медицине так:
    Современная медицинская «Террор-Пия» – это планомерный процесс утяжеления состояния больного посредством проведения его через последовательность всё более злокачественных химических ядов, называемых в Зазеркалье «лекарствами».

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)