Главная » История

Британские тайны Второй Мировой. Часть IX “Балканская карта”

19:37. 27 декабря 2014 797 просмотров Нет комментариев Опубликовал:
fd54f2a39357f98db89e382585c12d03.jpg

О террористических организациях Югославии – наследии Первой Мировой, корреспондент «Киевской мысли» Лев Троцкий писал: «… Сербию тщательно готовили для очень специальной роли. Она была идеально расположена в качестве эпицентра сейсмического взрыва, который должен был уничтожить старый порядок».


«… события 1941—1945 гг. в Югославии имели два равнозначных аспекта — иностранную оккупацию и многоуровневую гражданскую войну. Югославия была болезненным ребенком Версальского мира (1918), созданным Англией и Францией из Королевства Сербия и южнославянских провинций Австро-Венгрии для того, чтобы помешать росту влияния на Балканах Германии, Советской России и Италии. Югославию на всем протяжении ее довоенного развития постоянно трясло от нерешенных межэтнических противоречий, социальных неурядиц и культурных противоречий. Особо острой проблемой был терроризм, к которому прибегали запрещенные движения: крайне левые заговорщики, македонские, албанские и хорватские ультра-националисты. Коммунистическая партия Югославии (КПЮ), как террористическая организация, была под запретом с 1920 г. Сербская элита отказывалась воспринимать СССР как наследника России и не поддерживала с ним дипломатических отношений до 1940 г.»
А.Ю. Тимофеев "Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии. 1941-1945"

При попустительстве официальных властей Белграда парамасонское тайное общество «Черная рука» имело отношение и к убийству сербского короля Алесандра Обреновича в 1903 г. и наследника австрийского престола Франца-Фердинанда в 1914 г[1]. Оба раза участником покушений был Божин Симич

С учётом того, что полковник Холанд в своей записке отмечает начало активизации английских спецслужб в Европе после «захвата Богемии и Словакии», следует отметить, что в 1938 году президент Чехословакии Бенеш обращался через резидента советских спецслужб в Праге Зубова к Сталину за финансированием переворота, направленного против югославского правительства Милана Стоядиновича, чтобы установить проанглийский военный режим, который ослабит давление на Чехословакию.

В июле 1939 года в Югославию пребывает миссия британского эксперта в области организации саботажа и диверсий Колина Габбинса. Налажены контакты с организациями националистического толка «Народна одбрана» и «Организация ветеранов», начиная с сентября 1940 года через подставную фирму Честера Битти финансируется Сербская крестьянская партия. Несмотря на то, что в августе-сентябре югославские власти, и даже сам принц-регент настоятельно требовали от представителя Великобритании прекратить подрывную деятельность, к «концу декабря стало очевидно, что к Балканам следует относиться как к театру военных действий, не утруждая себя больше соблюдением дипломатических приличий» - так описывает ситуацию Уильям Маккензи в книге, посвященной секретной истории УСО.

Представитель Управления Специальных Операций в Белграде о готовящихся диверсиях на Дунае телеграфировал «… мы должны быть готовы с помощью взяток или иных средств использовать заряды в подходящий момент, невзирая на отношение к этому югославского правительства».

Оценивая ситуацию 28 ноября Берлин предложил Белграду пакт о ненападении, по условиям которого Югославское правительство не участвует в военных акциях, в том числе транзите войск через территорию страны и ему гарантирована территориальная целостность. Венский протокол, по сути, означающий для Югославии нейтралитет был подписан 25 марта, но уже на следующий день ночью под руководством командующего военно-воздушными силами генерала Душана Симовича совершён государственный переворот.

Новое правительство и избавившийся от регентов несовершеннолетний король Петр II денонсировали соглашение. Переворот Симовича можно было бы отнести к противодействию политики Гитлера, если бы та по венскому соглашению в чём-то ущемляла югославские интересы и если бы английские спецслужбы не развернули на Балканах неприкрытую подрывную деятельность.

Кроме того, в начале апреля в Москве появляется тот самый член «Черной руки» Божин Симич. Делегация нового правительства Югославии настаивает на пакте о взаимной помощи. Подписанное 5 апреля соглашение по настоянию Молотова было сформулировано иначе, как договор о дружбе и ненападении, что не позволило втянуть СССР в войну с Германией уже на следующий день. «Утром 6 апреля над Белградом появились германские бомбардировщики... 8 апреля, когда настала, наконец, тишина, свыше 17 тысяч жителей Белграда лежали мертвыми на улицах города и под развалинами» - описывал последствия Уинстон Черчилль. После немецкой агрессии на территории королевства формируются два центра сопротивления, по призыву Коминтерна было поднято восстание Коммунистической Партией Югославии во главе с Иосипом Брозом Тито и Югославским войском в отечестве, прозванным «четниками» во главе с полковником Драже Михайловичем. 7 ноября 1943 года генерал Йодль оценивал численность коммунистических партизанских отрядов в 90 тысяч человек, а четников в 30 тысяч. Чтобы ослабить натиск вермахта в 1941 году СССР был готов цепляться за любую возможность, но к августу стало ясно, что организация массового восстания в защиту «первого в мире государства победившего пролетариата» блокировано. Все движения сопротивления находились под контролем Лондона, откуда повстанцам поступило распоряжение отдать «себя безоговорочно в распоряжение Михайловича как национального руководителя…»: «Правительство Его Величества ныне исходит из того, что борьба, если ей суждено быть успешной, должна вестись югославами за Югославию, а не ради возглавляемого коммунистами бунта...».

Сам же Михайлович через Симовича запрашивал английского министра иностранных дел: «Ради Бога, пришлите нам помощь, пока стоит хорошая погода. В течение несколько дней мы сумеем создать большую и сильную армию», но из Управления спецопераций телеграфировали: «В настоящее время мы не в состоянии оказать югославам существенную военную помощь», «очевидно, что восстание на Балканах не рассматривается как вопрос серьезный». 12 января 1942 года в донесении ЦК КПЮ говорилось: «Радист английской миссии Драгичевич перешел на нашу сторону и передал нам ряд секретных телеграмм английского правительства, из которых видно, что приказы Лондона не направлены на пользу народно-освободительной войны». То есть британское руководство и на Балканах установило контроль над партизанским движением только для того, чтобы его нейтрализовать, к 1943 году это стало очевидно и «четникам»:

«Вам стоит знать, что нас англичане оставляют без денежных средств. Они используют и это средство для давления на нас, чтобы мы выполнили их требования, без учета наших интересов и несмотря на народные жертвы. Они требуют выполнения тех акций, которые приведут к десяткам тысяч расстрелянных заложников. При этом они не дают нам никаких боевых или денежных средств. За каждый самолет они торгуются, как самые последние торговцы. Мы считаем, что если бы на свете не было немцев, англичане были бы наихудшим народом».

из выступления полковника Д. Михайловича, 28 февраля 1943 г. в селе Горне Липово.

Еще до прозрения Михайловича, Управление Специальный Операций вышло на Тито, весной 1942 года к нему прибыла миссия во главе с майором Аттертоном, известного в течении десяти лет до этого, что характерно, как издатель югославской газеты. Британское представительство британский журналист и писатель Ричард Уэст описывает так: «В штабе Михайловича находятся около двадцати пяти английских офицеров, носящих сербские национальные костюмы… Их старший офицер имеет звание полковника, он лично объявил, что представляет британское правительство. Более того, Михайлович и английские офицеры часто встречаются с представителями итальянского правительства… Не только среди солдат, но и среди всего остального населения растет ненависть против англичан за то, что они не открывают второй фронт в Европе».

Через год штаб Тито посещает выпускник Оксфорда, офицер УСО Фредерик Уильям Дикин. Осенью 1943 года во время Московской конференции министров иностранных дел и Тегеранской конференции Москва и Лондон приходят к соглашению о совместной поддержке движения Тито. Секрет этого соглашения с англичанами, до этого по выражению А. Тимофеева «размышлявшим о будущем Европы и ревниво охранявшим европейские движения Сопротивления от контактов с СССР», видимо кроется в невозможности после перелома в войне и далее осуществлять изоляцию повстанческих движений. В сентябре Дикина в югославском подполье меняет бригадный генерал сэр Фицрой Мак-Лейн. Вскоре штаб Тито пополняется подполковниками Муром и Сельбином, а также майором Рэндольфом Черчиллем, сыном английского премьер министра. Параллельно контроль над штабом Македонии берет английский майор Куиней, Сербии майоры Хеннекер и Амстронг, Хорватии майор Роджерс, Словении майор Джонс, сербской Воеводины майор Левидсон.

Однако, из расшифрованных донесений Тито немцам стало известно, что сам лидер КПЮ, возглавляющий созданную им в северо-западной Боснии Бихачскую республику, настроен против британского вторжения. С учетом того, что с 1917 по 1920 гг. Тито провёл в России, некоторое время с 1919 года был женат на Пелагее Белоусовой, обучался и преподавал в «технической школе» Коминтерна, главой КПЮ был также утверждён в Москве, возможно предположить, что его предпочтение было на стороне миссии генерала Корнеева, работавшего в это же время на Балканах.

25 мая 1944 года немцы приступили к операции «Ход конем» (Rosselsprung) по высадке парашютного десанта, который должен был блокировать и уничтожить Тито и союзные миссии. Подозрение советской вызвало уже то, что за несколько дней до немецкого десанта начальник британской миссии Ф. Мак-Лейн и сын У. Черчилля покинули расположение штаба Тито, который оказался в окружении. Основной удар принял на себя батальона охраны штаба, что дало время запросить эвакуацию Тито и сотрудников миссий. Далее современная английская историография рассказывает как тем же вечером «Дакота» британских ВВС, пилотируемая каким-то советским офицером «случайно получившим задание на вылет», вывезла Тито и его сопровождение из окружения. По воспоминаниям же участников событий, в том числе Шорникова, того самого пилота, управлявшего эвакуационным самолётом, срочно вылететь в Италию Тито убедил Корнеев, радиограмма с запросом на эвакуацию на 22.00 вечером 3 июня была отправлена рано утром днем ранее. Та же радиограмма, продублированная через английскую миссию запрашивала самолёт на сутки позже, уже на 4 июня, а советскому представителю дата была указана еще позже – на 5 июня, однако он решил ориентироваться на первое послание. Представитель английского командования в итальянском Бари, капитан Престон запретил Шорникову вылет, поэтому его ленд-лизовская «Дакота» выдвинулась к условленному месту, в район Купрешко Поле якобы лишь для разведывательного полёта. Всего за ночь было совершено два рейса эвакуации, а уже утром район был занят немецкими частями, которые бы гарантированно ликвидировали партизанское подполье не эвакуируйся оно 3 июня.

12 августа 1944 года Тито встречается в Неаполе с У. Черчиллем, а в сентябре его так же тайно, без разрешения на вылет и с потушенными огнями вывезли из расположения английской миссии в Крайову, где его встретил начальник штаба советской военной миссии в Югославии И.Г. Стариков. В конце сентября Тито провёл встречу со Сталиным. О чём были эти беседы информации мало, но тогда же, в 1944 году британское правительство рекомендует королю Петру распустить старое правительство и набрать новое, из людей, которые не были бы «слишком неприятны для маршала Тито».

Подобное расположение, видимо следствие сговорчивости «маршала Тито», который после войны подключён к «плану Маршалла», по линии которого до 1950 года получает 55 млн. долларов из США, 9 миллионов от МВФ и еще 8 млн. фунтов стерлингов из Англии. В обмен за национализацию собственности Югославия возмещает 17 млн. долларов США, 1,6 млн. долларов Франции, 75 млн. швейцарских франков Швейцарии, 365 млн. бельгийских франков Бельгии, 41 млн. крон Швеции, кроме того выплачивает 38,5 млн. долларов королевских долгов и берет на себя обязательство возместить 14 млн. долларов Италии. Кредиты, выданные под немалые 11% годовых должны были быть погашены в течении 4-5 лет.

Не всегда рассказывают об одном пункте плана восстановления Европы: государство, получающее средство по линии «плана Маршалла» в обязательном порядке открывали доступ к своим природным ресурсам. Почти вся добываемая в Югославии медь переправлялась в США, по договору с американской компанией «Philipp Brothers Chemicals Inc.» в описываемый период югославы брались поставить в США свинца, хрома и меди на сумму 20 млн. долларов. Нефтеперерабатывающие заводы в Босанском Броде и Риске получила швейцарско-американская фирма «Foster Wheeler Inc.», в Междумурье «Continental Supply Inc.». Шахты в Камнике, цинковые и свинцовые залежи достались компании с говорящим названием «Anaconda Copper». Вплоть до 1900 года компания контролировалась Ротшильдами, пока постепенно к началу Второй Мировой не перешла под контроль Рокфеллеров.

В исследовании А. Тимофеева отмечен еще один важный момент, касательно ставших членами коммунистической партии английских разведчиков, работавших на территории Югославии во время Второй Мировой войны. Им удалось «…получить хлебные места в югославском государственном аппарате»: «После 1945 г. большинство из этих «посланцев УСО» добровольно решили остаться в контролируемой Советским Союзом Югославии, где они и прожили до старости, сделав после войны успешную карьеру…». Этим возможно объясняются странные решения, заложившие бомбу замедленного действия под «проект Косово». Во время войны от 100 тыс. до 200 тыс. сербов вынужденно покинули край, но 6 марта 1945 года белградское правительство принимает постановление «О временном запрещении возвращения колонистов в места их преж­него проживания», то есть в Македонию, Косово, Метохии, Срем и Воеводину, при этом самостоятельно всячески способствуя заселению края выходцами из Албании.  


http://zavtra.ru/content/view/balkanskaya-karta-2/

_________________

[1] между тем, есть все основания считать, что имеющая контакты с российской военной разведке сербская военизированная организация "Черная рука", на которую затем списали множество преступлений глобального кагала, как и многочисленные "младонационалисты", включая "Младу Босну", по сути, стали частью сетевой идеологии, участники которой не представляли истинных планов манипуляторов хаоса "буржуазного национализма", и с начала XIX до начала ХХ вв. были лишь инструментами глобального ростовщичества. Началом этого процесса нужно считать "Молодую Италию", созданную при непосредственном финансировании кагала Ротшильдов ради ликвидации влияния Ватикана, издания булл, одобряющих ростовщичество, подвязки папского престола к кредитам ротшильдовского кагала и создания Центрального Банка Италии, а так же внедрения банка Сантандер в качестве "центробанка Испании и Латинской Америки" - прим. ред.

Метки: история /мировая история/

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)