Главная » Аудио, Видео, Политика

Возродить страну героев

05:10. 14 июля 2013 766 просмотров Один комментарий Опубликовал:

Продолжаем публикацию материалов в рамках проекта «Русский миллиард». На этот раз почему нужно иметь много детей, о том, как это прекрасно, рассказывает руководитель благотворительного фонда «Русская береза» Оксана Гарнаева. Мама 8 детей, из которых четыре ребенка приемные.

скачать видеозапись:

Скачать аудиозапись

Артём Войтенков: Оксана Михайловна, сколько у вас детей?

Оксана Гарнаева: Официально восемь, из них четверо приёмных.

Артём Войтенков: Почему у вас столько детей?

Оксана Гарнаева: Сколько Бог посылает. Мы же не сами в себя душу человеческую закачиваем. Это Господь решает, кому родиться. Если он решил, что надо какому-то конкретному человеку родиться, значит, что у человека появляется душа и ребёнок появляется на свет. Если он должен появиться на свет, значит, такова воля Божья. Этот ребёнок должен увидеть мир и сыграть какую-то свою огромную роль, в мироздании вообще.

Артём Войтенков: Давайте, немножко с другой стороны посмотрим. Не столько со стороны религии, сколько со стороны житейской. Зачем сейчас иметь много детей?

Оксана Гарнаева: Я рожала детей именно столько, сколько мне дал Бог. Лично для меня моё многочадие – это просто смысл жизни. Я себя не вижу по-другому. Я много раз пересматривала свою жизнь, начиная с 7 лет, может быть даже раньше. Каждый раз я думала, что бы я в своей жизни переделала, что бы по-другому построила, что не совершила или совершила бы по-другому? В итоге я всё равно возвращалась к тому, что если бы я чего-то не сделала, у меня бы не было Саши и Серафима, а если не это, то не было бы Лёши и Серёжи, не было бы приёмных детей, которые пришли в нашу семью. Я думаю, что без них просто и меня бы уже не было вообще. Я настолько поглощена всей этой жизнью с детьми. Я замуж вышла очень рано…

Артём Войтенков: Во сколько?

Оксана Гарнаева: В 17 лет. Моей дочери сейчас 18 лет. Такая разница существует – какая я была в 17 лет, и какая она сейчас. Она пока не собирается замуж выходить, а я уже была готова к материнству в таком возрасте, сознательно пошла на этот шаг, родила ребёнка. Хотя первого ребёнка я потеряла. Может быть, и была возможность как-то по-другому переиначить – карьерой заняться. Потому что можно было получить образование, я в хорошей школе училась. Тем не менее…

Мои старшие дети уже выросли. Правда ещё не все окончили школу, но уже чувствуется их поддержка, их опора. Тяжело было их поднимать, а сейчас они помогают мне подняться в некоторых случаях. Я, конечно детей рожала не для того, чтобы они меня на пенсии содержали. Однако всё равно выходит так, что дети очень за меня переживают. Они постоянно находятся рядом со мной, мы что-то вместе обсуждаем.

Конечно, ругаемся, ссоримся, и всякое бывает. Но не вижу я своей жизни по-другому. Жизнь полная у женщины, которая рожает детей. Она полная, если женщина рожает всех детей, которых ей Бог пошлёт. Она, действительно, как полная чаша. Когда женщина размышляет: нужно ли рожать, не нужно ли рожать, возникнут ли какие-то финансовые вопросы. Они будут возникать всегда – это естественно. Нет таких людей, у которых они бы не возникали.

Например, я работаю в благотворительном фонде. Мы видим разные категории граждан, начиная от самых бедных слоёв населения и заканчивая очень состоятельными людьми.

Есть состоятельные люди, у которых один ребёнок, а у них знаете какие проблемы? Единственный ребёнок – наркоман. Он вкладывает в него свои миллионы и не может его вылечить, а ребёнок погибает на его глазах. Либо какое-то заболевание страшное.

У подопечных нашего фонда по семь детей – да, тяжело, голод, не хватает на школу, а как-то семья полная и потихонечку. Пока дети маленькие – очень тяжело, потом, когда они подрастают – начинают по хозяйству помогать, в лес за грибами ходить, ещё что-то. Совсем другая категория жизни получается вместе с детьми. Так всё хорошо и замечательно, но, конечно, не без проблем.

Опять же проблемы всё равно у всех всегда будут. Мы живём на земле, это не Царство Небесное. От них не убежать.

Артём Войтенков: У вас четверо родных детей. Почему вы усыновили ещё четверых?

Оксана Гарнаева: Наверное, потому что я сама уже физически не могу стать матерью. У меня была очень тяжёлая операция при последних родах. Но очень сильный материнский инстинкт, не переданный ещё кому-то, остался. Когда дети подросли, то уже стало не хватать маленького ребёнка в семье. Хотя получилось так, что первым к нам попал совершенно не маленький ребёнок – ей было 10 лет, девочка. Получилось, что всё равно она была младше моих детей.

Вообще у меня было десять детей. Одна девочка была у меня под опекой, пока её бабушка находилась в больнице полгода. Вторая девочка, грудная, год был под опекой, пока её мама устраивала свою жизнь. Она просто её к нам сюда в фонд привезла и со слезами просила. Несовершеннолетняя мамочка, которая родила ребёнка, боялась, что её сейчас отберут и она больше никогда не увидит дочь.

Артём Войтенков: А у неё бы отобрали?

Оксана Гарнаева: Она несовершеннолетняя. У неё здесь ни прописки не было, ничего. Мы с ней оформили временную опеку, она написала заявление в опеке об отказе от ребёнка. Через год она действительно… ей действительно просто надо было развязать руки. Так случилось у неё в жизни, что она родила ребёнка. Слава Богу, что аборт не сделала. Через год она приехала за своим ребёнком. Никто не верил, что она вернётся. Только я одна верила, потому что я видела её настрой, когда она отдавала этого ребёнка.

Её ребёнка, я как своего растила в своей семье. Девочка маленькая была ведь совсем, не понимала ничего. Когда няни нам помогать начинали, говорили: «Вот мама пришла». Я говорила: «Не надо, я не мама. Не путайте. Ребёнок должен знать, кто его мама». Когда мама действительно вернулась… До этого она приезжала несколько раз к нам домой – девочка очень плакала, не принимала её, отталкивала. Видимо, чувствовала, что мать на грани находилась и её не возьмёт. Но когда мама приехала с машиной за всеми вещами, за своей девочкой Галюсей, она просто от нас отвернулась и побежала к маме, хотя до этого год находилась у нас.

Потом уже наши четверо детишек, которые живут с нами. Мы их никому не собираемся отдавать. Если, конечно, у некоторых мамы не одумаются.

Артём Войтенков: Получается, что вы брали детей из детских домов?

Оксана Гарнаева: Они не были ещё в детских домах. Они могли там оказаться. Мы брали из семьи. Одна девочка – социальная сирота, её воспитывала бабушка, которая легла на тяжёлую операцию. Она провела полгода в больнице. Если бы мы не забрали (ребёнок очень тяжёлый – порок сердца, было две операции), то она могла бы оказаться с таким тяжёлым заболеванием в детском доме насовсем. Пусть мамы не было, но её бабушка воспитывала. Естественно, это намного отличается от детского дома.

Артём Войтенков: Понятное дело.

Оксана Гарнаева: Поэтому мы тоже её к себе приняли. Это тоже наша Жуковская девочка. Полгода она прожила у нас. Она до сих пор к нам ходит, до сих пор (так и будет, наверное, всю жизнь) называет меня мамой. Тоже как член нашей семьи.

Артём Войтенков: Насколько это трудно и сложно иметь такое количество детей? Неважно своих или уже приёмных, всё равно восемь-десять человек – это много. Некоторые не могут с одним-двумя справиться.

Оксана Гарнаева: Наверное, как раз и нужно научиться справляться с одним, потом с двумя, а дальше уже количество не имеет значения. Самый сложный – это первый ребёнок, когда у мамы ещё нет никакого опыта. Я считаю своего первого ребёнка самым несчастным. Потому что тогда настолько голова была запудрена всякими «Споками» и ужасными, дурными испытаниями, экспериментами над грудными детьми, когда надо было кормить ровно по часам. Начиная со второго ребёнка, девочки, я конечно уже по-другому к детям относилась.

(Продолжение беседы)


Источник: nstarikov.ru

Один комментарий » Оставить комментарий


Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)