Главная » История, Мировоззрение

Яхве против Баала – хроника переворота (А. Скляров)

13:21. 18 сентября 2016 Просмотров - 10,462 12 коммент. Опубликовал:

* * *

От автора

Ключевая идея, ставшая основанием версии, представляемой в этой книге, родилась в кулуарах очередного (уже четвертого по счету) Международного научно-практического семинара «Поиск следов техногенных цивилизаций», который мы проводили в Израиле в апреле 2016 года. В рамках семинара происходит представление и обсуждение различных докладов, посвященных прежде всего текущему состоянию и результатам исследований (силами уже довольно большой команды энтузиастов) следов использования в глубокой древности очень высоко развитых технологий, которыми обладала некая цивилизация, намного превосходившая по уровню своих знаний и возможностей даже нашу современную.

Профессиональные историки и археологи категорически отрицают реальность такой древней цивилизации, а наши далекие предки абсолютно не сомневались в том, что она была на самом деле, и называли представителей этой цивилизации «богами». И это понятно – ведь наши предки (в отличие от нынешних историков) прекрасно осознавали, что созданное «богами» в виде вполне конкретных объектов и сооружений они сами (на своем уровне технологий) воспроизвести или повторить никогда не смогут. Осознают это и участники упомянутого семинара, которым уже давно не нужно доказывать реальность цивилизации богов, поскольку она оставила после себя на нашей планете огромное количество вполне материальных следов (поэтому здесь и далее кавычки у слова «боги» я опускаю). И нас уже гораздо больше интересуют даже не факты, свидетельствующие о ее реальности, а те самые высоко развитые технологии, которыми обладали боги и которые отразились в следах их цивилизации, сохранившихся до наших дней.

Эти следы мы ищем и изучаем более десяти лет, проводя не только съемочно-исследовательские экспедиции и семинары, но и лабораторные исследования образцов со следами цивилизации богов. Результаты этих исследований представлены в многочисленных фильмах, книгах, статьях, лекциях, докладах и фотоотчетах, которые общедоступны. В частности, все материалы можно найти в интернете на сайте «Лаборатории Альтернативной Истории» (http://lah.ru) – в том числе и видеоверсии докладов с упомянутых семинаров. Так что любой желающий легко может убедиться, что речь идет о вполне реальном предмете исследований, а не о каких-то пустых выдумках и голом теоретизировании…

Рис. 1. Участники семинара в Иерусалиме

Так вот, в программу израильского семинара входила в том числе поездка в Хеврон к объекту под названием «пещера Махпела». И эта поездка лично для меня представляла особый интерес, поскольку ранее в ходе экспедиции по Израилю в 2010 году (из-за каких-то очередных праздников, которых в этой стране огромное количество) мы не смогли сюда попасть – доступ к Махпеле был закрыт. На сей же раз мы специально выбрали время для семинара в период между (еврейскими, арабскими, христианскими и прочими) праздниками и в Хеврон все-таки попали, хотя по дороге и пришлось пережить несколько неприятных минут из-за ожидания, пока израильская полиция разберется с арабскими подростками, кидавшими камни в проезжавшие машины (место там, увы, далеко не безопасное).

В Хевроне же хватило даже беглого визуального осмотра, чтобы удостовериться в правильности нашего предварительного вывода (сделанного еще по ранее виденным фотографиям), что стены вокруг места, где находится пещера Махпела, имеют самое прямое отношение к сфере наших поисков и исследований. Эти стены возводил вовсе не Ирод Великий, как утверждают историки, а представители той самой цивилизации богов. Комплекс в Хевроне явно относится к разряду тех же сооружений, к которым относится стена вокруг Храмовой горы в Иерусалиме и комплекс Баальбека в Ливане (см. далее). И созданы все эти сооружения гораздо раньше времени, которым их официально датируют.

Но тогда получается, что библейский Авраам в качестве места для могилы своей жены покупал не просто «голый участок» земли с пещерой Махпела – тут уже стояли стены, и он покупал объект древних богов!.. Что, впрочем, объясняет и ту высокую цену (400 шекелей серебром), которую Авраам отдал за этот участок…

Рис. 2. Комплекс Махпела в Хевроне (Израиль)

Вечером того же дня перед прощальным ужином-банкетом (который также, как и экскурсии к интересным объектам, входит в традиционную программу наших семинаров) ко мне зашел один из организаторов семинара и соратник по экспедициям Алексей Павлов, которому не терпелось поделиться со мной пришедшей ему в голову идеей. Идея заключалась в том, что во всей известной нам истории евреи являются единственным народом, который на протяжении тысячелетий шел не просто к чему-то и куда-то, а стремился занять вполне конкретную географическую территорию. Других таких прецедентов нет – разные народы стремились расширить сферу своего влияния, занять более выгодные позиции или более плодородные земли и так далее и тому подобное, но никто не ставил себе задачей получить именно конкретное место. Место, в которое евреев, между прочим, направил их Бог (здесь и далее с заглавной буквы я буду обозначать конкретного бога – монотеистического Яхве), и где находились древние объекты, построенные цивилизацией богов. Автоматически отсюда вытекала версия, что Яхве был по каким-то причинам заинтересован в том, чтобы избранный им народ завладел конкретными объектами…

Эта идея упала на то, что к этому времени бродило у меня в голове, и мы вдвоем спонтанно разродились буквально фонтаном различных мыслей, которые сразу же стали укладываться в единое русло. События II тысячелетия до нашей эры начали буквально «нанизываться на ниточку» один за другим. Заглянувший к нам Игорь Левашов (еще один соратник и участник целого ряда экспедиций) присоединился к нашему стихийному «мозговому штурму», и буквально за пару десятков минут было сформировано то, что можно назвать «скелетом» данной книги. В дальнейшем потребовалось, конечно же, существенно больше времени, чтобы собрать и проанализировать материал, который позволил бы на этот «скелет» нарастить соответствующее «мясо», но именно тот спонтанный «мозговой штурм» и дал основу того, что изложено далее…

* * *

«…человек, по-моему, вовсе не имеет потребности узнавать. У него есть потребность понять, а для этого знаний не надо. Гипотеза о боге, например, дает ни с чем не сравнимую возможность все понять, ничего не узнавая…»

Аркадий и Борис Стругацкие

«Пикник на обочине»

Тайна пещеры Махпела

Раз уж были упомянуты три (весьма важных) древних объекта – в Хевроне, Иерусалиме и Баальбеке – то с их описания мы и начнем. При этом я преднамеренно буду опускать целый ряд хоть порой и интересных, но совершенно не имеющих отношения к теме данной книги деталей и событий, связанных с этими объектами (в противном случае мы быстро погрязнем в огромном количестве информационной «шелухи», которая их обычно окружает).

Но прежде заглянем в Ветхий Завет…

«…и умерла Сарра в Кириаф-Арбе, [который на долине,] что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее.

И отошел Авраам от умершей своей, и говорил сынам Хетовым, и сказал: я у вас пришлец и поселенец; дайте мне в собственность место для гроба между вами, чтобы мне умершую мою схоронить от глаз моих.

Сыны Хета отвечали Аврааму и сказали ему: послушай нас, господин наш; ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте, для погребения [на нем] умершей твоей.

Авраам встал и поклонился народу земли той, сынам Хетовым; и говорил им [Авраам] и сказал: если вы согласны, чтобы я похоронил умершую мою, то послушайте меня, попросите за меня Ефрона, сына Цохарова, чтобы он отдал мне пещеру Махпелу, которая у него на конце поля его, чтобы за довольную цену отдал ее мне посреди вас, в собственность для погребения.

Ефрон же сидел посреди сынов Хетовых; и отвечал Ефрон Хеттеянин Аврааму вслух сынов Хета, всех входящих во врата города его, и сказал: нет, господин мой, послушай меня: я даю тебе поле и пещеру, которая на нем, даю тебе, пред очами сынов народа моего дарю тебе ее, похорони умершую твою.

Авраам поклонился пред народом земли той и говорил Ефрону вслух [всего] народа земли той и сказал: если послушаешь, я даю тебе за поле серебро; возьми у меня, и я похороню там умершую мою.

Ефрон отвечал Аврааму и сказал ему: господин мой! послушай меня: земля стоит четыреста сиклей серебра; для меня и для тебя что это? похорони умершую твою.

Авраам выслушал Ефрона; и отвесил Авраам Ефрону серебра, сколько он объявил вслух сынов Хетовых, четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов. И стало поле Ефроново, которое при Махпеле, против Мамре, поле и пещера, которая на нем, и все деревья, которые на поле, во всех пределах его вокруг, владением Авраамовым пред очами сынов Хета, всех входящих во врата города его. После сего Авраам похоронил Сарру, жену свою, в пещере поля в Махпеле, против Мамре, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. Так достались Аврааму от сынов Хетовых поле и пещера, которая на нем, в собственность для погребения» (Бытие, глава 23).

Рис. 3. Погребение Сарры (Гюстав Доре)

Пещера Махпела – часто называемая также Пещерой Патриархов – располагается в древней части Хеврона (примерно в трех десятках километрах от Иерусалима). В иудаизме пещера Махпела считается вторым по святости местом (после Храмовой горы в Иерусалиме). Место почитается также христианами и мусульманами.

Согласно текстам Ветхого Завета, в пещере похоронены библейские патриархи Авраам, Исаак и Иаков, а также их жены Сарра, Ревекка и Лия. Иосиф Флавий и некоторые апокрифические источники утверждают, что здесь же похоронены сыновья Иакова – родоначальники израильских колен, а мусульмане считают, что возле Махпелы находится и могила Иосифа. Согласно же иудейской традиции, в пещере также покоятся тела Адама и Евы.

Название «Махпела» происходит от ивритского корня, который переводится как «быть двойным, парным» и интерпретируется в раввинистической литературе как указывающее на двойную пещеру или относящееся к парам, которые там похоронены.

Над собственно Махпелой возвышается древнее монументальное строение со стенами высотой до 12 метров с кладкой из тщательно обработанных блоков известняка длиной до 7,5 метров и толщиной до полутора метров. Согласно талмудическим источникам и мусульманской традиции, гробницы Авраама и Сарры расположены в центре строения, Иакова и Лии – в северо-западной части (вероятно, у первоначального входа), Исаака и Ревекки – в юго-восточной части. По практически единодушному мнению различных исследователей, изначально строение было без крыши. А в византийскую эпоху южная оконечность здания с гробницами Исаака и Ревекки была превращена в церковь, ставшую впоследствии мечетью. В полу мечети имеются два отверстия, ведущие в пещеру, одно – закрыто каменными плитами, другое – открыто. В это отверстие, по мусульманскому обычаю, опускается неугасимая лампада, свет которой символизирует свет, исходящий из Рая.

Данный обычай имеет непосредственную связь с тем, что, согласно иудейским источникам, в пещере Махпела находятся также могилы Адама и Евы. Так книга «Зоар» сообщает о том, как Адам после изгнания из Эдемского сада однажды проходил мимо этого места и узнал в свете, исходящем из пещеры, свет Рая. Он понял, что здесь находится туннель, соединяющий наш земной мир и «мир Горний», туннель, по которому молитвы поднимаются к Богу, а души попадают в Вечность после смерти тела. Поэтому Адам завещал похоронить себя только в этой пещере…

Рис. 4. Кенотаф над могилой Авраама

Сама пещера до сих пор практически не исследована и окружена ореолом тайны. Мало кому в современной истории удавалось в нее спуститься.

В 1967 году в ходе Шестидневной войны, израильская армия почти без боя взяла Хеврон. Тогдашний министр обороны Израиля Моше Даян был большим любителем истории и археологии, и естественно, что его, как и многих, занимала тайна пещеры Махпела. Оказавшись в сооружении над пещерой, Даян осмотрел стоявшие здесь огромные каменные тумбы, символизирующие места, под которыми якобы похоронены еврейские праотцы и праматери, и возле «могилы Исаака» обнаружил легко поднимающуюся плиту. Под этой плитой которой оказалась дыра, ведущая вниз – непосредственно в пещеру. Однако дыра была очень маленькой для взрослого человека – она имела размер всего 28 сантиметров.

Тогда Моше Даян уговорил дочь одного из офицеров, двенадцатилетнюю Михаль, отличавшуюся необычайной худобой и ловкостью, спуститься на веревке вниз. Строго говоря, это было абсолютно безответственное решение, так как никто не знал, какие опасности поджидают там девочку. Но уж слишком притягательна тайна подобных мест…

Позднее в своей книге «Жить с Библией» Моше Даян так описывал это авантюрное мероприятие:

«Первой спустилась по нему Михаль, дочь одного из наших офицеров, тоненькая двенадцатилетняя девочка, отважная и сметливая, не побоявшаяся не только духов и бесов, существование которых не доказано, но и змей и скорпионов, которые являются вполне реальной опасностью…

Спустившись в пещеру с фонарем и фотоаппаратом она сделала фотоснимки и карандашные наброски увиденного. Выяснилось, что в подземелье имеются надгробия, арабские надписи Х века, ниши и ступеньки, которые ведут наверх, хотя вход заделан. Более того – на фотоснимках не было видно следов двери».

Рис. 5. Михаль спускается в пещеру Махпела

То, что увидела девочка, никак не походило на обычную естественную пещеру. Сама Михаль позднее так описывала свои впечатления:

«В среду 9 октября 1968 года, мама спросила меня, не соглашусь ли я спуститься в подземелье под Меарат ха-Махпела.

…Машина тронулась и вскоре мы были в Хевроне…

Я вышла из машины, и мы пошли в мечеть. Я увидела проем, через который должна была спуститься. Его измерили, его диаметр равнялся 28 сантиметров. Меня перевязали веревками, дали фонарь и спички (чтобы определить состав воздуха внизу) и начали спускать.

Приземлилась я на кучу бумаг и бумажных денег. Я оказалась в квадратной комнате. Напротив меня были три надгробия – среднее более высокое и более разукрашенное, чем два других. В стене напротив был небольшой квадратный проем. Наверху немного отпустили веревку, я пролезла через этот проем и очутилась в низком, узком коридоре, стены которого были высечены в скале. Коридор имел форму прямоугольной коробки. В конце его была лестница, и ее ступеньки упирались в заделанную стенку…

Я измерила шагами узкий коридор – он равнялся 34 шагам. При спуске я насчитала 16 ступенек, а при подъеме только пятнадцать. Я поднималась и опускалась пять раз, но результат оставался тем же. Каждая ступенька была высотой 25 сантиметров. Я взошла по ступенькам в шестой раз и постучала в потолок. Раздался ответный стук. Вернулась назад.

Мне дали фотоаппарат, и я спустилась снова и сфотографировала квадратное помещение, надгробия, коридор и лестницу. Снова поднялась, взяла карандаш и бумагу и снова спустилась и сделала наброски. Измерила комнату шагами – шесть на пять. Ширина каждого надгробия равнялась одному шагу и расстояние между надгробиями тоже одному шагу. Ширина коридора равнялась одному шагу, а его высота – примерно одному метру.

Меня вытащили. При подъеме я обронила фонарь. Пришлось снова спускаться и подниматься…»

Заметим, попутно, что на сделанном Михаль снимке лестницы, расположенной в конце коридора, можно увидеть не только ступеньки, но и кладку стен коридора, собранных из больших притертых друг к другу каменных блоков. Характерный элемент древних мегалитических сооружений.

И еще одно попутное замечание. Параметры коридора (если ориентироваться на показания и фотографии Михаль) очень близки к параметрам так называемых «проходов» больших египетских пирамид. Эти «проходы» довольно узкие и низкие, а потому неудобны для перемещения по ним людей и более похожи не на реальные проходы, а на некие волноводы в огромной технологической установке…

Рис. 6. Замурованная лестница в конце коридора (пещера Махпела)

Вскоре после спуска Михаль в пещеру контроль над Махпелой был передан в руки ВАКФа (мусульманского религиозного управления имуществом и недвижимостью), который строжайшим образом запретил любые попытки проведения в ней археологических работ. Однако информация о том, что в мечети есть лаз, ведущий в сердце Махпелы, не давала покоя еврейской молодежи, жаждущей прикоснуться к тайне священной пещеры. И в 1981 году состоялась следующая успешная попытка проникновения в пещеру Махпела.

К этому времени был установлен определенный порядок посещения святых мест евреями и арабами, и внутренняя огромная территория сооружения над пещерой была разделена на еврейскую и арабскую части. Было также определено, что только десять дней в году, на религиозные праздники,  евреи могут молиться на всей территории, а арабам в эти дни доступ внутрь помещения был запрещен (аналогично было установлено и для арабов,  для которых были определены свои десять дней).

И вот  осенью 1981 года, в канун еврейского Нового года, когда у евреев принято ночь напролет читать «Слихот» (молитвы о прощении), в числе многочисленных паломников в Хеврон  прибыла группа молодых евреев-ашкенази, среди которых были профессиональные археологи, вооруженные  припрятанными  топорами и ломами – предметами, весьма далекими от религиозных ритуальных атрибутов.

Служба продолжалась всю ночь, и времени у молодых авантюристов было предостаточно. Пока в залах  над пещерой читали молитвы многочисленные ничего не подозревавшие паломники, одна группа из прибывшей молодежи нарочито громко распевала псалмы (чтобы заглушить шум от крамольных работ второй группы), а другая – с помощью ломов и фомок подняла небольшую (примерно 40х40 сантиметров) мраморную плиту и спустилась по ступенькам лестницы в коридор, который ранее осматривала Михаль. Молодые люди прошли по коридору в «ламповую комнату» (куда регулярно спускаются горящие лампадки – см. ранее) и приподняли каменные плиты надгробий, под которыми ничего не оказалось. Разочарованию авантюристов не было предела…

Но тут они почувствовали, что из под каменного пола тянет ветерком. Вскрыв его ломом, они увидели новый лаз, уходящий вниз. Это и был вход в подлинную пещеру Махпела, которая действительно оказалась двойной.

Рис. 7. Схема подземной части Махпелы

Один из участников той ночной экспедиции Ноам Арнон позднее рассказывал:

«Никогда не забуду, как мы стали ползти по этому лазу все ниже и ниже, и наконец оказались в пещере, которая и в самом деле была из двух залов – это ясно просматривалось в свете фонарика. Идти там было нельзя – пещера была засыпана землей. Я пополз дальше и вдруг обнаружил, что ползу по человеческим костям. До сих пор, когда вспоминаю об этом, меня пробирает озноб. Одновременно я заметил лежавшие вокруг осколки керамики… Наверное, можно было попытаться раскопать завалившую пещеру груду земли, и тогда мы сделали бы удивительные открытия. Но мы решили, что с нас достаточно, и стали возвращаться назад, прихватив с собой несколько черепков. Как было потом установлено, керамика, останки которой мы собрали, была сделана порядка трех тысяч лет назад, в эпоху Первого Иерусалимского Храма…»

Как и следовало ожидать, на следующий день грянул жуткий скандал. Представители ВАКФа были вне себя от ярости и требовали не только наказать молодых евреев, осквернивших, по их мнению, святое место, но и вообще запретить евреям молиться в Махпеле. В скандал вмешался генерал Биньямин Бен-Элиэзер, которому подчинялась Хевронская комендатура. Объявив официальное расследование происшедшего, он в течение нескольких дней не заделывал прорытый юными авантюристами проход. Не исключено, что в эти дни в Махпеле велись какие-то археологические работы и осмотр пещеры, но их результаты в итоге были засекречены израильской армией. Спустя несколько дней пол возле надгробия Иссака был накрепко забетонирован…

Строго говоря, это авантюрное приключение еврейской молодежи дало мало чего нового. Оно лишь подтвердило, что под наземным сооружением Махпелы есть не только искусственный коридор с лестницей и тупиковой комнатой, но и естественная пещера; что ранее доступ в пещеру был открыт и что евреи хоронили останки своих умерших в этой священной для них пещере. В итоге удалось только подтвердить итак очевидное – что за легендами и преданиями стоит некая реальная основа. Тайна же пещеры Махпела так и осталась тайной.

Рис. 8. Керамика возрастом 3 тысячи лет из пещеры Махпела

Любая тайна неизбежно обрастает мифами. Не избежала этой участи и пещера Махпела.

Так, например, есть легенда о посещении Махпелы в 1643 году султаном Оттоманской империи. Согласно этой легенде, при осмотре мечети султан случайно уронил свою саблю в отверстие в полу, через которое она попала в погребальный грот патриархов. По приказу султана за саблей были спущены на веревках несколько слуг, но всех их извлекали из пещеры мертвыми. Местные жители-мусульмане даже под страхом смертной казни отказывались спускаться в грот. Тогда один из советников султана подсказал ему отправить за саблей еврея. Решить проблему вызвался Авраам Азулай – известный каббалист марокканского происхождения, который в этой время жил в Хевроне.

Азулай спустился в пещеру, где он якобы встретил Адама с Евой, Авраама с Саррой и других праотцев, которые объявили ему, что он должен покинуть земной мир. Однако, чтобы гнев султана не спровоцировал преследование евреев Хеврона, Аврааму Азалаю было позволено стать первым в истории человеком, вернувшимся живым из пещеры праотцев. Авраам Азулай вернул саблю султану, после чего собрал евреев и объявил им, что должен покинуть материальный мир. Затем он целую ночь вел урок, а на утро скончался…

Есть и более современная мистическая история. Так, первая в ХХ веке попытка проникнуть внутрь Махпелы приписывается еврею из Франции Жаку Скалану. В 1980 году 97-летний Скалан неожиданно позвонил в одну из израильских газет и рассказал, что в начале 1920-х годов, когда Палестина находилась под британским мандатом, он попробовал раскрыть тайну пещеры Махпела. По словам Жака Скалана, он сумел увлечь этой идеей английского офицера. Ночью они тайно спустились в Махпелу, которая и в самом деле оказалась состоящей из двух залов, соединенных узким коридором. Вернувшись, Скалан поведал раввинам Хеврона о том, что с ним происходило в Махпеле, но, выслушав этот рассказ, раввины велели молодому человеку сохранить увиденное в тайне, что он и делал почти 60 лет. Но перед смертью Жак Скалан решил нарушить обет и поделиться своей тайной с кем-нибудь из журналистов. Встреча была назначена, но не состоялась – на следующий день после этого звонка Скалан погиб в автокатастрофе…

Не возьмусь утверждать, что в основе этих двух полумистических историй не было неких реальных событий. Но утверждение, что посещение пещеры влечет за собой неизбежную смерть, явно является выдумкой – и Михаль, и молодые авантюристы евреи-ашкенази, проникавшие в пещеру, остались живы. Явно оставались в живых и те, кто хоронил в пещере останки своих умерших родственников в древние времена – в противном случае никто бы не стал этого делать. Оставались в живых и те, кто посещал пещеру в средние века.

Так, скажем, Вениамин Тудельский – раввин из наваррского города Тудела – посещал искусственное подземное помещение Махпелы в ходе своей паломнической поездки по Святой земле в период с 1165 по 1173 год. Вот как он сам описывал это свое посещение:

«И там есть большое помещение. В нем собирались евреи для молитвы во время власти мусульман. И мусульмане соорудили там [в здании, возведенном над пещерой] шесть надгробий, и назвали их именами Авраама и Сарры, Ицхака и Ривки, Яакова и Леи, и рассказали христианам, что это и есть могилы праотцев. За посещение этих надгробий они взимали плату. Однако если туда придет еврей и даст деньги сторожу пещеры, тот откроет ему железную дверь, которая ведет к могилам праотцев. Туда [в пещеру, где похоронены праотцы] я спустился по ступеням, и в руке у меня была зажженная свеча, и я оказался в первой пещере, в которой ничего не было, а также и во второй, пока не дошел я до третьей пещеры, в которой было шесть могил: могилы Авраама, Ицхака и Яакова и могилы Сары, Ривки и Леи, расположенные друг против друга. И на каменных плитах могил выбиты буквы. На могиле Авраама выбита надпись: «Это могила Авраама», на могиле Ицхака: «Это могила Ицхака, сына нашего праотца Авраама», на могиле Яакова: «Это могила Яакова, сына Ицхака, сына нашего праотца Авраама». А на других могилах было написано: «Это могила Сарры», «Это могила Ривки», «Это могила Леи». А в пещере горят шесть светильников, денно и нощно, возле могил. И еще там стоит много бочек с костями умерших народа Израиля, который хоронил там своих мертвых. Каждый человек приносил туда кости своих предков, которые и лежат там по сей день».

Что же касается нижележащей естественной пещеры, то имеется информация о довольно детальном ее исследовании некими «монахами-католиками». Утверждается, что в ходе этого исследования, после нескольких дней кропотливой работы (возможно, по расчистке проходов и лазов) монахи обнаружили «двойную пещеру» с остатками трех патриархов.

Весьма любопытна дата этого исследования – 1119 год. Это год образования знаменитого Ордена тамплиеров, который позднее проводил самые настоящие археологические раскопки на Храмовой горе в Иерусалиме и имел широчайшие полномочия на проведение подобных работ в Святой Земле. И нельзя исключить вариант, что именно результаты исследования пещеры Махпела послужили одной из причин создания этого Ордена, занимавшегося поиском священных предметов и объектов, связанных с библейской историей. Но, к сожалению, ни подробностей, ни результатов этого исследования не известно…

Стены над пещерой Махпела

К тайне пещеры Махпела еще вернемся позднее, а сейчас обратим внимание на то древнее сооружение, которое возвышается над пещерой. В данном случае нас будут интересовать не явно более поздние (и более простые, с точки зрения методов строительства) небольшие пристройки, а мощные стены, огораживающие прямоугольное пространство. Эти стены, как уже указывалось ранее, имеют высоту 12 метров, и созданы из весьма тщательно обработанных больших известняковых блоков длиной до 7,5 метров и толщиной до полутора метров. При этом каменные блоки тщательно притерты друг к другу и уложены без какого-либо раствора (если не считать явно более поздних «заплаток», поставленных в ходе различных «реставраций», «реконструкций» и «ремонтов»). В общем, по всем параметрам это – типичная мегалитическая кладка…

Рис. 9. Размер блоков стен над пещерой Махпела

Историки считают, что эти стены над пещерой Махпела возведены во времена Ирода I Великого (царя Иудеи на рубеже нашей эры), который якобы таким образом решил отметить священность данного места.

Зададим простой вопрос – а на каком основании эти стены приписываются именно Ироду Великому?..

Можете даже не тратить время на поиски ответа. Абсолютно все, что можно найти по этому поводу, сводится исключительно только к ссылкам на некий «иродианский стиль» кладки, да иногда на древнееврейского историка Иосифа Флавия.

Однако у Флавия о стенах в Хевроне на самом деле нет вообще ни слова!.. Он упоминает лишь красоту мраморных надгробий Махпелы. Так что из всех аргументов у историков остается только «иродианский стиль», под которым подразумевается как раз стиль кладки стен над Махпелой.

Ну, что ж – посмотрим на стиль…

Царь Иудеи Ирод I (которого, как теперь выясняется, совершенно необоснованно обвиняли в избиении всех младенцев с целью предотвратить появление Мессии – Иисуса Христа) в период своего царствования вел буквально обширнейшие строительные работы. Достоверно известно и документально зафиксировано, например, грандиозное строительство, которое было им затеяно и осуществлено в городе Кесария, где при нем значительно расширен и укреплен морской порт, построены пирсы и причалы, возведен стадион, амфитеатр и масса других сооружений. Недаром Ирод сам гордился своим вкладом в развитие этого города.

Впрочем, и это название городу дал Ирод – в честь римского императора (кесаря) Октавиана Августа, передавшего ему в дар ранее утерянные иудеями земли. Город был полностью перестроен Иродом к 10 году до нашей эры и стал административным центром Римской прокуратуры в Иудее, а также основной базой римских легионов.

Однако нигде в Кесарии не видно абсолютно никаких признаков мегалитического строительства, которое хоть в чем-то было бы сопоставимо со стенами над пещерой Махпела. Равно как нет и даже малейших признаков того самого стиля каменной кладки, который характерен для стен в Хевроне. В Кесарии все создано из небольших и среднего размера блоков, скрепленных раствором, и выглядит довольно примитивно – но… в полнейшем соответствии с технологиями рубежа нашей эры и времен Римской империи.

Рис. 10. Амфитеатр в Кесарии

Другое известное сооружение этого времени – крепость Иродион, которая была построена в 23-20 годах до нашей эры в 15 километрах к югу от Иерусалима и получила свое название как раз вследствие своего создания по приказу Ирода Великого. Здесь же располагался и дворец Ирода, который также гордился и этим своим творением (хотя бывал в нем не часто, предпочитая Кесарию). Однако и тут все довольно примитивно, с точки зрения технологии строительства, и нет даже никаких намеков на знаменитый «иродианский стиль».

Также хорошо известна другая крепость – Масада, возведенная в Иудейской пустыне на вершине одной из скал, поднимающейся на 450 метров над Мертвым морем. В 25 году до нашей эры Ирод Великий построил тут убежище для себя и своей семьи, значительно укрепив и достроив стоявшую на этом месте крепость хасмонейского периода, которая была возведена в 37-31 годах до нашей эры.

Это было действительно надежное убежище. Со всех сторон Масаду окружают отвесные скалы. Лишь со стороны Мертвого моря наверх ведет узкая, так называемая «змеиная» тропа. Вершину скалы венчает почти плоское трапециевидное плато, размеры которого примерно 600 на 300 метров. Плато окружают мощные крепостные стены общей протяженностью 1400 метров и толщиной около 4 метров с 37 башнями. Здесь во времена Ирода были построены дворцы, синагога и другие вспомогательные постройки, а также созданы ямы для сбора и хранения дождевой воды. В крепости хранились пищевые и оружейные запасы, была устроена искусная система водоснабжения, имелись и бани по образцу римских. Крепость использовалась также для хранения царского золота.

Ныне здесь сохранились дворец царя Ирода, синагога, фрагменты мозаик, вырубленные в скалах водные резервуары, холодные и горячие бани и многое другое. Археологи частично восстановили некоторые стены, но (в отличие от многих других стран) сделали это очень корректно, отметив черной краской границу между исходными остатками стен и своей реконструкцией. Таким образом строительные технологии времен Ирода Великого предстают тут во всей своей красе.

Так вот – абсолютно ничего хоть сколь-нибудь похожего на мегалитические конструкции и тут нет. Стены построек в Масаде сложены из небольших, грубо обработанных блоков. А внешняя поверхность выровнена с помощью обычной штукатурки. Технологии в полном соответствии со временем рубежа нашей эры и кардинально отличающиеся от технологий, использованных при строительстве стен Махпелы. Любой технарь скажет, что эти две технологии разделяет целая пропасть.

Рис. 11. Стены в Масаде

И возникает вопрос – каким образом получилось так, что при создании столь важных и значимых пунктов как Кесария, Иродион и Масада строители использовали лишь самые простые и примитивные технологии, в то время как они же якобы владели такими совершенными приемами и методами обработки камня и строительства, которые необходимы для возведения кладки стен Махпелы?..

Получается полный абсурд.

Следует учесть также и то, что Иудея времен Ирода Великого была провинцией Римской империи – весьма забюрократизированного государства, в котором каждое строительство сопровождалось строгой отчетностью и массой бумаг. Однако каким-то странным образом про строительство стен в Махпеле нет ни одного документа. Как расходы на добычу камня в каменоломне, транспортировку блоков к месту строительства, оплата работ по возведению стен и прочее, связанное со строительством, не нашло отражения ни в одном документе в таком государстве?..

А вот по Кесарии, Иродиону и Масаде, как и следовало ожидать, осталась масса документов, и они не оставляют сомнений в датировке строительства. И получается, что в тех объектах, которые выстроены заведомо именно во времена Ирода Великого, как раз пресловутого «иродианского стиля» кладки вовсе нет!..

Так что тогда считать на самом деле «иродианским стилем»?..

Очевидно – лишь то, где нет никаких сомнений в датировке сооружений временем правления ирода Великого, то есть стиль Кесари, Иродиона и Масады.

Но чей тогда стиль мы видим в стенах Махпелы?.. Явно не Ирода Великого. Но кого?..

Интересная ассоциация во время поездки в Хеврон возникла у Анны Барбиной, участницы упомянутого ранее семинара. Она подметила, что сооружение над пещерой Махпела чем-то похоже на некоторые египетские саркофаги – но не на антропоморфные «гробы» фараонов и знатных египтян, а на те внушительные прямоугольные каменные коробки, исходное назначение которых в качестве емкости для погребения чьих-то останков вызывает весьма серьезные сомнения. Египтянам эти коробки явно достались в наследство от высоко развитой цивилизации богов…

Рис. 12. Один из «саркофагов» Серапеума (Сакара, Египет)

Другую любопытную версию выдвинул Итамар Шнивайс, который жил долгое время в Кирьят-Арбе (еврейском поселении близ Хеврона) и был членом Комитета пещеры Махпела. Шнивайс считает, что сооружение над пещерой создавалось в качестве копии Скинии Завета – переносной конструкции, которая была сделана евреями во время Исхода и после этого долго служила им «мобильным» храмом.

На эту идею Итамара натолкнул Тувья Сагив, офицер с архитектурным образованием, который после изучения чертежей обратил внимание на то, что к зданию, возведенному над пещерой Махпела, примыкают снаружи двадцать вертикальных выступов, напоминающих столбы, и десять горизонтальных выступов – прямо как в Скинии. Шнивайса увлекла эта мысль, и он начал искать в здании дополнительные признаки, напоминающие Скинию. Как говорит он сам:

«Я стал исследовать зал Ицхака [Исаака], но ничего там не нашел. И вдруг я обратил внимание на большой камень, расположенный между символическими надгробиями Ицхака и Ривки [Ревекки]. Длина камня равна длине надгробий. В центре камня расположены по прямой линии четыре выступа, похожие на основания колонн».

По оценке Шнивайса, этот грандиозный камень весит не меньше 50 тонн. В дальнейшем он нашел еще четыре таинственных основания колонн между залом Авраама и залом Яакова. На этот раз основания были расположены в форме квадрата. Все это, учитывая и тот факт, что размеры здания над пещерой Махпела близки к размерам Скинии – сто локтей на пятьдесят локтей, и привело Шнивайса к его версии.

«Скиния служила народу Израиля в течение четырехсот шестидесяти семи лет, со дней Моше Рабейну [Моисея] и вплоть до построения Храма царем Шломо [Соломоном]. А куда дели потом покрывала и столбы? В книге Малахим [Царств] сказано, что их принесли на Храмовую гору, а в Талмуде рассказывается более подробно, что их спрятали в подземельях под Храмом».

По мнению Шнивайса, когда Ирод отстраивал заново Второй Храм, он обнаружил под зданием Храма остатки Скинии. Обнаружение столбов и покрывал Скинии очень взволновало евреев в те времена, поэтому когда Ирод приступил к своему следующему грандиозному строительному проекту – возведению великолепного здания над пещерой Махпела, призванного возвеличить память праотцев, – он учел народные чаяния и построил здание по образу древней Скинии. Он возвел стену с колоннами, а внутри здания поставил четыре колонны в память о столбах Скинии, на которых висел занавес, отделявший внутреннее помещение Скинии от Святая Святых. Именно основания этих колонн, как считает Шнивайс, и были найдены им в зале Исаака. Расстояние между этими четырьмя основаниями неодинаково, что также свидетельствует в пользу выдвинутой версии, поскольку внутренние столбы Скинии располагались на неодинаковом расстоянии друг от друга. Шнивайс также считает, что в некотором отдалении от колонн располагалась копия внешнего жертвенника Скинии. Возможно, его остатки – это основания четырех колонн, найденные во дворе здания, около входа в зал Авраама.

Рис. 13. Современная модель Скинии

Шнивайс опирается на версию историков об авторстве «иродианского стиля» кладки. Однако, как мы видим, к этому стию кладки Ирод Великий не имел никакого отношения. И с учетом этого версию Шнивайса можно представить в совершенно ином виде.

На мой взгляд, указанное сходство сооружения в Хевроне со Скинией действительно указывает на связь между ними, но связь тут в прямо противоположном направлении – не сооружение над пещерой Махпела является копией Скинии, а Скиния создавалась в качестве «мобильной копии» мегалитического сооружения в Хевроне!.. Что-то было важное в параметрах конструкции над пещерой Махпела, что нужно было воспроизвести в параметрах Скинии.

Говоря другими словами, стены над пещерой Махпела возведены задолго до сооружения Скинии, то есть задолго до Исхода.

Заметим попутно, что Иосиф Флавий считал Хеврон  вообще самым древним городом – «древнее, чем Мемфис в Египте». Флавий упоминает предания, согласно которым здесь некогда жили великаны. А это – довольно часто встречающийся признак того, что тут имеется именно древнее мегалитическое сооружение, возраст которого теряется в глубине времен (видя стены из огромных блоков, наши предки считали, что могли построить только люди столь же огромных размеров – отсюда и возникала легенда о создании таких стен гигантами). Поскольку никаких иных мегалитических конструкций поблизости нет, то эти предания косвенно указывает на то, что конструкция над пещерой Махпела была возведена очень и очень давно – настолько, что сведений о ее реальных строителях не сохранилось…

Но если версия упомянутой мной взаимосвязи Скинии с мегалитическим сооружением в Хевроне еще требует дополнительного обоснования, то другое сходство очевидно. Не нужно быть большим специалистом, чтобы заметить, что стены сооружения над Махпелой выстроены в том же самом стиле, что и стены, воздвигнутые вокруг Храмовой горы (горы Мориа) в Иерусалиме, частью которых является знаменитая Стена Плача.

Стены вокруг Храмовой горы

Стена Плача – священный для иудеев участок каменной стены – широко известна во всем мире. Не имея возможности проходить на саму Храмовую гору (которая ныне находится в распоряжении мусульман), евреи со всего мира съезжаются в Иерусалим к Стене Плача, чтобы обратиться к своему Богу с молитвами и просьбами – ведь именно Стена Плача, как считается, является местом, наиболее близким к местоположению древнего иудейского храма из доступных для евреев (то есть «ближе всего к Богу» хотя бы чисто геометрически).

Рис. 14. Стена Плача

Однако Стена Плача – лишь очень небольшая часть стен, которые окружают Храмовую гору. Общая же длина этих стен составляет около полутора километров. Высота их с разных сторон Храмовой горы разная и в самом высоком месте достигает 45 метров. Толщина стен в основании оценивается археологами примерно в пять метров.

Если провести достаточно грубые оценки, то можно получить общий объем каменной кладки стены порядка двухсот тысяч кубических метров – чуть менее объема кладки, например, третьей пирамиды (пирамиды Менкаура) на плато Гиза. Это, конечно, меньше, чем объем знаменитой Великой пирамиды, но все равно весьма впечатляет. По этому параметру стену вокруг Храмовой горы вполне можно было бы считать еще одним из древних Чудес Света. И это было бы вполне справедливым, если учесть еще один нюанс.

Дело в том, что у тех же пирамид на плато Гиза тщательная подгонка блоков друг к другу имеет место лишь для внешней облицовки пирамид и облицовки внутренних конструкций – камер, коридоров и тому подобное. А основная масса внутренней кладки сделана довольно небрежно – порой с весьма значительными щелями и зазорами между блоками. По сути, внутреннюю кладку пирамид вполне можно сопоставить с обычной забутовкой, только забутовкой каменными блоками.

В то же время кладка стены вокруг Храмовой горы характеризуется очень высокой тщательностью подгонки блоков на всем протяжении стены. Исключение составляет лишь верхняя часть, явно претерпевшая за свою историю не один «ремонт». Следы таких «ремонтов» (которые производились существенно небрежней, нежели первоначальное строительство) отчетливо просматриваются даже на Стене Плача.

Исходное же качество обработки блоков и кладки стены вокруг Храмовой горы наиболее хорошо видно на ее юго-западном углу – в так называемом Археологическом парке. Долгое время это место было скрыто под землей и обломками древних сооружений, а потому стена здесь не подвергалась разрушению и эрозии и сохранилась в отличном состоянии. Некоторые из блоков, образующих стенку, достигают тут веса в 50-70 тонн, однако при этом уложены без какого-либо раствора практически идеально. И именно здесь (а не на отремонтированной Стене Плача) наиболее отчетливо видно практические полное сходство стиля, архитектурных и строительных приемов между стеной вокруг Храмовой горы и стенами конструкции над пещерой Махпела в Хевроне – их явно создавали одни и те же строители.

Рис. 15. Юго-западный угол стены Храмовой горы

Сходство настолько очевидно, что историки и не отрицают – стены в Иерусалиме и в Хевроне возводили одни и те же мастера. Однако историки утверждают, что эта колоссальная работа была выполнена всего лишь пару тысяч лет назад – на рубеже нашей эры, и что стена вокруг Храмовой горы (как и сооружение над пещерой Махпела) была выстроена в период правления Ирода Великого.

Очень часто можно встретить утверждение, что эта версия (как и версия с сооружением в Хевроне) опирается прежде всего на труды Иосифа Флавия – известного историка Иудеи, знаменитого своими сочинениями под названиями «Иудейская война» и «Иудейские древности». Однако при ближайшем рассмотрении легко обнаружить, что те, кто так утверждает, самого Флавия вообще не читали.

Флавий пишет:

«…Ирод приступил при начале восемнадцатого года своего царствования к невиданному дотоле делу, а именно к перестройке храма Господня. Он желал расширить его объемы и увеличить его высоту, считая, что тем он окончит самое замечательное из всех своих сооружений. Так оно и было в действительности, и этим Ирод снискал себе вечную славу» (И.Флавий, «Иудейские древности»).

И далее идет описание ухищрений, на которые пришлось идти Ироду для реализации своей задачи, ведь доступ к храму имели лишь священники, в число которых он не входил. Имеется и описание построенного им в итоге храма. Но…

Речь идет именно о храме на горе, однако Флавий вовсе не утверждает где-либо, что Ирод будто бы строил стену вокруг Храмовой горы. А ведь храм на горе и стена вокруг горы – два разных объекта!..

Иосиф Флавий жил почти через сто лет после Ирода Великого. И своими глазами видеть работы на Храмовой горе он не мог никак. В этой своей части «Иудейских древностей» Флавий ссылается на воспоминания Николая Дамасского.

Николай Дамасский – выдающаяся личность. Он был воспитателем детей Клеопатры и Антония. После этого он был советником Ирода Великого. А после смерти Ирода Николай Дамасский перебрался в Рим, где представлял интересы его сына. То есть это – как раз тот человек, на глазах которого фактически проходило непосредственно все правление Ирода Великого. И он-то мог писать именно как очевидец событий. Между тем у Николая Дамасского никаких упоминаний о том, чтобы Ирод Великий строил стену вокруг Храмовой горы, совершенно нет!..

Рис. 16. Иосиф Флавий

Но вернемся к Флавию. У него есть работа под названием «О древности иудейского народа или против Апиона», где он ссылается на некоего греческого философа Гекатея Абдерского, современника Александра Македонского, у которого стена вокруг Храмовой горы в Иерусалиме уже упомянута. Но это – за триста с лишним лет до Ирода Великого. И получается, что в это время стена уже стояла!..

Значит, ни о каком строительстве именно Иродом стены вокруг Храмовой горы речи и быть не может. Ведь не стал бы Ирод разбирать всю стену до самого основания и возводить потом новую. По крайней мере хоть какие-то остатки старых стен можно было бы использовать в качестве фундамента для новой мегалитической кладки. Между тем в археологических шурфах, которые сделаны как в Археологическом парке, так и в туннеле западной стены (см. далее) нигде не видно никаких признаков вообще какой-либо более примитивной каменной кладки непосредственно под стеной. Есть рядом, есть  простая кладка, примыкающая к стене. Но под (!) стеной ничего подобного нет. Везде видно продолжение только именно мегалитической кладки. Значит, получается, что мегалитическая кладка уже стояла за триста лет до Ирода Великого…

И наконец, все у того же Флавия в «Иудейских древностях» можно увидеть следующий текст:

«По повелению Предвечного первый наш царь Соломон вершину этого холма отделил и обстроил крупными сооружениями, равно как воздвиг стену и снизу у подошвы холма, там, где открывается глубокое ущелье. Тут он постепенно охватил края холма большими, соединенными свинцовыми скрепами глыбами камня, так что в конце концов получилась четвероугольная терраса, удивительная как по своему объему, так и по высоте, на которой она находится. Огромные глыбы показывали снаружи всю свою величину, тогда как внутри они были связаны между собою прочными железными скреплениями, делавшими их устойчивыми навеки. Когда это сооружение было доведено таким образом до вершины холма, царь велел сровнять верх тем, что засыпал промежуток между скалою и стеною и устроил таким образом совершенно гладкое и ровное место без выступов» (И.Флавий, «Иудейские древности»).

Итак, вполне определенно и однозначно Флавий (вопреки утверждениям историков) приписывает сооружение стены вокруг Храмовой горы вовсе не Ироду, а Соломону.

Однако Соломон жил почти за тысячу лет до Ирода Великого. И признание версии Иосифа Флавия автоматически означает, что надо предполагать не развитие строительных технологий в период от Соломона до Ирода, а их сильнейшую деградацию. Подобное, конечно, абсолютно не устраивает историков, привыкших смотреть исключительно с позиций линейного развития от простого к сложному. Поэтому версию строительства стены Соломоном они даже не рассматривают. Ну а нам не привыкать, поскольку с высочайшей технологичностью именно древнейших сооружений мы сталкиваемся в экспедициях постоянно. Так что можем спокойно проанализировать и то, что предлагает Иосиф Флавий.

Рис. 17. Суд Соломона (Пуссен)

Прежде всего учтем, что сам Флавий жил позже Ирода Великого. Так что свидетелем какого-либо строительства времен Соломона он тем более быть никоим образом не мог.

Упоминая наличие стены вокруг Храмовой горы во времена Александра Македонского, Флавий ссылается, как уже упоминалось, на современника великого полководца греческого философа Гекатея Абдерского. А выдвигая версию возведения этой стены Соломоном, Флавий уже никаких источников не приводит. Тогда откуда он мог это взять?..

В качестве древнего источника, где можно было бы надеяться встретить хоть что-то по этому поводу, можно было бы использовать, например, Ветхий Завет. Однако в нем детально описывается строительство Соломоном самого храма на горе Мориа, а про строительство стены вокруг горы нет абсолютно ни слова. Нет про это ни слова и в Танахе. Впрочем, и там, и там об этой стене нет вообще ничего…

Итак, исторические источники не содержат никаких достоверных датировок строительства стены вокруг Храмовой горы. А что нам дают археологические данные?..

Археология против Флавия и историков

От времен Соломона мало, что осталось. Все-таки очень много времени прошло. Но кое-что все-таки есть. Например, с южной стороны от Храмовой горы ныне ведутся раскопки некоего сооружения, которое археологи считают остатками дворца – дворца, который Соломон построил для знаменитой царицы Савской. И то, что можно там увидеть, повергает в уныние. Это только все тот же полный примитив – кладка из рваного камня на растворе. Ничего общего с мегалитической кладкой стены вокруг Храмовой горы, до которой отсюда буквально несколько десятков метров.

Дворец – по определению сооружение выдающееся. Это не простое жилище обычного смертного. Дворец должен строиться с использованием лучших достижений мастеров своего времени. Тем более, что в данном случае идет речь о строительстве по приказу самого царя. Вдобавок не для кого-нибудь, а также для царицы, помимо которой подобной чести удостаивалась только одна из многочисленных жен любвеобильного Соломона.

Однако выше головы не прыгнешь – что умели мастера в то время, то и сделали. Результат мы как раз и видим – он полностью соответствует строительным технологиям и возможностям своего времени, то есть периоду примерно тысяча лет до нашей эры.

Рис. 18. Руины дворца, построенного Соломоном для царицы Савской

Возле северной стены, окружающей ныне так называемый Старый Город в Иерусалиме, имеется вход в подземные каменоломни, которые считаются каменоломнями Соломона. Судя по всему, это изначально была естественная пещера, которую существенно увеличили в ходе выборки известняка для строительства на протяжении весьма длительного времени (отметились здесь даже тамплиеры). На стенках и потолке этой каменоломни сохранились вполне отчетливые следы вырубки каменных блоков простыми ручными инструментами. Однако размер этих блоков, если судить по оставленным следам, был вполне скромным. Равно как и размеры проходов между различными залами совершенно не приспособлены для перемещения через них огромных мегалитов. Впрочем, подземная каменоломня – вообще крайне неудобный способ добычи мегалитических блоков, для которых гораздо больше подходит открытый карьер. Так что утверждение, что именно здесь добывался материал для стены вокруг Храмовой горы, совершенно не соответствует особенностям каменоломни Соломона…

В целом, версия Флавия о строительстве стены вокруг Храмовой горы во времена Соломона, совершенно не согласуется с археологическими данными…

Вернемся еще ненадолго к версии строительства во времена ирода Великого.

Те из историков, которые придерживаются этой версии, но предпочитают опираться не на Иосифа Флавия, а на результаты археологических работ, ссылаются прежде всего на результаты раскопок в уже упоминавшейся зоне Археологического парка возле южной части западной стены. Здесь найдена каменная мостовая, которую по находкам на этом уровне археологи уверенно отнесли как раз ко временам Ирода Великого.

Рис. 19. Мостовая, датируемая временами Ирода Великого

Вроде бы весьма серьезное обоснование. Но это только на первый взгляд. На самом же деле есть две детали, которые прямо противоречат версии отнесения стены вокруг Храмовой горы ко временам Ирода Великого на этом основании.

Во-первых, все постройки, примыкающие к мостовой с другой стороны, созданы с применением все тех же самых простейших и примитивных технологий, которые использовались при строительстве Кесарии, Иродиона и Масады. Исключение составляет лишь небольшая конструкция из огромных блоков, которая считается основанием арки Робинсона, соединявшей некогда эту конструкцию со стеной вокруг Храмовой горы. Но эта конструкция производит отчетливое ощущение совершенно чужеродной конструкции, не имеющей никакого отношения к другим соседним постройкам. Вдобавок, то, что примыкает к этой конструкции, также создано по примитивным технологиям. И нигде не видно хоть чего-то «переходного» между двумя технологиями.

И во-вторых, в ходе археологических работ в этом же парке, в его углу возле самой мегалитической стены был сделан шурф, уходящий существенно ниже мостовой. В этом шурфе ныне любой турист может увидеть продолжение кладки стены Храмовой горы вглубь ниже уровня мостовой примерно на 6-7 метров. И по всей глубине этого шурфа видно, что мегалитическая кладка стены Храмовой горы продолжается. При этом не видно признаков, что археологи дошли до самого основания.

И если придерживаться версии историков, то получается, что Ирод сначала будто бы возвел стены (причем с финальной отделкой внешней поверхности!), потом как минимум на 6-7 метров их закопал, и только потом сделал мостовую.

Это полная бессмыслица!..

Совершенно очевидно, что если мостовая относится ко временам Ирода Великого (что подтверждается как раз датировками находок в соответствующих археологических слоях), то тогда стена вокруг Храмовой горы не имеет к нему никакого отношения. Археологи сами дают этому вполне четкое доказательство.

Рис. 20. Шурф в Археологическом парке

Поражает полное молчание таких авторитетных для верующих источников, как Ветхий Завет и Танах, по поводу строительства стены вокруг Храмовой горы. Выдающееся архитектурное сооружение, требовавшее колоссальных усилий и трудозатрат на свое создание, по каким-то непонятным причинам не удостаивается никакого упоминания. И это при том, что стена явно должна была составлять с храмом единое архитектурное целое. Такая молчаливость столь авторитетных источников по весьма важному вопросу наводит на размышления и даже на подозрения. Подозрения в том, что вопрос строительства стены вокруг Храмовой горы замалчивается в них умышленно.

Умышленное же замалчивание может быть только по одной, довольно очевидной причине – стена и ее строительство затрагивают что-то из вопросов, связанных с местной ханаанской верой. То есть с тем самым, что в этих источниках называется «мерзостью» и с чем евреи должны были бороться всеми силами (см. далее).

Мегалитическую стенку уничтожить не так-то просто. Похоже, евреям это было вообще не под силу. Но зато можно было уничтожить память о ее строителях, что проще всего было сделать, полностью игнорируя и замалчивая информацию, с этим связанную. По этому пути и пошли упомянутые авторитетные источники…

Но кто тогда возвел стену вокруг горы Мориа?..

Теоретически можно было бы предположить, что здесь было некое ханаанское святилище, и что стену возвели жители Ханаана еще до завоевания евреями «Земли Обетованной». В таком случае они должны были владеть соответствующими технологиями как в обработке камня, так и в строительстве.

Мы объехали немало древних памятников, относящихся к этим временам, но везде видели полный примитив. Причем один из примеров находится неподалеку от самой горы Мориа. Это – остатки стены, окружавшей и защищавшей тот самый древний Иерусалим, который был завоеван царем Давидом.

Камни, которые были использованы для строительства защитной стены древнего Иерусалима, конечно, существенно крупнее того, что применялось при строительстве дворца времен Соломона. Но принцип кладки все столь же примитивен – небрежно уложенный рваный камень на растворе. И никаких намеков на хоть сколь-нибудь продвинутые технологии. Так что жители древнего Иерусалима времен завоевания его Давидом также не могут претендовать на авторство в вопросе возведения стены вокруг горы Мориа.

Рис. 21. Остатки стен, защищавших древний Иерусалим

Остается единственный вариант – стена возведена той самой высоко развитой цивилизацией, представителей которой наши предки называли богами. Вот для нее подобная задача была вполне под силу. И технологиями, необходимыми для этого, данная цивилизация обладала.

В пользу именно такого вывода о авторах строительства говорят находки археологов в зоне так называемого туннеля западной стены, который проходит фактически от края Стены Плача вплоть до северо-западного угла Храмовой горы. Здесь раскопки велись непосредственно под жилыми домами арабского квартала Старого Города (что в свое время дало немало поводов для нагнетания религиозной напряженности между различными конфессиями Иерусалима).

Потрясает толщина культурного слоя, уходящего здесь в глубину на несколько этажей. То, что можно видеть снаружи, чуть ли не половина того, что есть на самом деле под землей. И раскопки продолжаются, а конца культурного слоя так и не видно…

Однако еще больше впечатляет подземная часть самой западной стены, в кладке которой находятся огромные блоки в сотни тонн весом. Самый большой известный ныне блок достигает длины в тринадцать с лишним метров. Вес этого блока оценивается в 628 тонн!..  И при таком весе он был не просто поставлен на какой-либо фундамент, а поднят вверх на слои из блоков среднего размера, как будто строители специально стремились к максимально трудному варианту кладки.

Рис. 22. Группа туристов у блока весом в 628 тонн в основании западной стены

Но этот огромный мегалит тут не один – рядом бок о бок стоят блоки аналогичного размера, которые выстроились тут как на параде в едином строю. Они также установлены на блоки среднего размера. При этом видимый ряд «подложки» из блоков среднего размера явно далеко не единственный – чуть далее рядом со стеной имеется небольшой археологический раскоп, закрытый прозрачным стеклом. В нем видно, что под рядом «подложки» есть еще как минимум несколько рядов аналогичных тщательно обработанных и идеально подогнанных друг к другу блоков среднего размера. Если в 2010 году мы видели в этом раскопе всего пару дополнительных рядов, то в 2016 в нем же видно было уже четыре ряда, и раскопки явно еще достигли основания. Так что на сколько рядов реально уходит «подложка» под огромными мегалитами – не известно.

Рис. 23. Ряд мегалитов в туннеле западной стены

Стиль кладки, характер и качество обработки и подгонки блоков – как мегалитов, так и блоков среднего размера, – обнаруживают чрезвычайное сходство с кладкой в еще одном очень примечательном мегалитическом объекте Ближнего Востока. Только расположен он уже даже не в Израиле, а существенно севернее – на территории соседнего Ливана в двух с половиной сотнях километрах от Иерусалима. Речь идет о древнем комплексе в Баальбеке, к строительству которого ни Ирод Великий, ни Соломон заведомо не имели никакого отношения, поскольку никогда в жизни там даже не были…

Самый, самый, самый Баальбек

Менее чем в ста километрах от Бейрута, у подножия Антиливанских гор, в небольшом городке под названием Баальбек, находится один из самых грандиозных древних памятников.

Почти все здесь – самое-самое. Самые большие колонны храма. Самые большие блоки каменной кладки. Самые большие в мире блоки, которые в эту кладку не попали и так и остались лежать в каменоломне неподалеку. И этой своей исключительностью Баальбек поражает всех, кому посчастливилось увидеть его собственными глазами, поскольку даже очень качественные фотографии и профессиональная телевизионная картинка не способны передать все величие этого древнего комплекса, в котором ощущаешь себя Гулливером, попавшим в страну великанов.

Рис. 24. На фоне колонн храма Юпитера людей почти не видно

Поистине огромен и сам комплекс, хотя на схеме он кажется совсем небольшим. Потратив на его осмотр целый день, понимаешь, что не видел и малой толики того, что здесь есть. Именно с таким ощущением мы покидали Баальбек после первого визита в 2009 году в ходе экспедиции по Сирии и Ливану. И поэтому в следующую поездку по Ливану в 2014 году мы специально закладывали на его осмотр как можно больше времени, которого все равно явно мало – здесь постоянно обнаруживаешь что-то интересное, что пропустил прошлый раз. Но даже то, что уже видел, и при повторном визите не перестает поражать своими размерами и масштабами.

К комплексу Баальбека относятся три, как считается, римских храма – храмы Юпитера, Бахуса и Венеры. К храму Юпитера примыкают (последовательно с запада на восток) сооружения Большого (Алтарного) двора, постройки Гексагонального двора и полукруглый двор с пропилеями. В комплекс входят также остатки арабской крепости с мечетью и южная башня.

Желающих ознакомиться с более детальным анализом особенностей комплекса я адресую к своей книге «Земля Баала», которая в печатном виде выходила в издательстве «Вече», а в электронном есть на упоминавшемся ранее сайте Лаборатории Альтернативной Истории, где размещены также фильм и отчеты по материалам увиденного нами в Баальбеке. Здесь же остановлюсь только на некоторых моментах…

Рис. 25. Схема комплекса в Баальбеке

Скажем, редко кто обращает внимание на внешние стены Большого (Алтарного) двора, хотя он и занимает геометрический центр комплекса. Дело в том, что на фоне изобилия других выдающихся элементов сооружений в Баальбеке, эти (на самом деле весьма внушительные) стены кажутся всего лишь «серым статистом». Вдобавок, их довольно сильно потрепало время и эрозия. Да и на северную сторону комплекса, где блоки более-менее сохранили свою поверхность, заглядывают далеко не все посетители – большинству туристов хватает впечатлений от самого Большого (Алтарного) двора и других сооружений внутри комплекса.

Между тем если повнимательней присмотреться к этим стенам, то можно увидеть в них все тот же самый… «иродианский стиль» кладки, который характерен для стен в Хевроне и Иерусалиме!.. И уже здесь возникает ощущение руки одного и того же мастера.

Рис. 26. Блоки внешних стен Большого (Алтарного) двора в Баальбеке

Это ощущение перерастает в твердое убеждение при виде кладки внешней стены другой гигантской платформы – платформы храма Юпитера (ее иногда именуют подиумом).

Именно основание храма Юпитера с древнейших времен вызывает сомнения в его создании известными историкам цивилизациями. И чаще всего в качестве аргументов против версии строительства римлянами приводятся особенности кладки западной стены подиума.

Верхняя часть западной стены интереса не вызывает – это явно арабская беспорядочная повторная сборка мелких блоков и их обломков. Тут даже нередко можно видеть остатки орнамента, расположенного так, что вспоминается поговорка «ни к селу, ни к городу». А вот нижняя часть западной стены – совсем другое дело.

Наиболее впечатляющи здесь три гигантских блока, называемых трилитонами. В разных источниках приводятся разные данные по их габаритам (впрочем, подобных разночтений по комплексу Баальбека много), но в среднем размер каждого камня составляет примерно 11х4,6х3,3 метра, что дает вес примерно в тысячу тонн. И при таком весе блоки не просто брошены на землю, а подняты на высоту с десяток метров и уложены так, что стыки между ними идеальны – в них не просунуть и острия ножа!.. Как раз выше них и начинается арабская «достройка»…

Рис. 27. Трилитоны западной стены храма Юпитера

Трилитоны настолько не вписываются ни в какие известные строительные стандарты, что многие исследователи на них и останавливаются, совершенно неправомерно забывая взглянуть на то, что находится ниже. И делают это зря!..

Трилитоны уложены на ряд блоков, которые хоть и меньше размером, но тоже весьма впечатляющи. Вес каждого из них оценивается в 400-500 тонн (а это – порядка десятка современных тяжелых танков), и при этом они уложены так, что стыки между ними порой даже не видны. В этом мы смогли сами убедиться в ходе экспедиции 2009 года, когда разглядеть стык между двумя такими соседними блоками удалось лишь благодаря косым лучам солнечного света и небольшим повреждениям поверхности блоков в районе стыка.

Но и эти блоки вовсе не покоятся на земле, а лежат на нескольких рядах относительно небольших блоков. Соответственно и эти блоки по полтысячи тонн весом нужно было каким-то образом поднимать вверх на несколько метров.

Подобный стиль кладки нигде в достоверно идентифицированных римских постройках (а именно к этому периоду официально относят храм Юпитера) не встречается. Зато и размер блоков, и стиль кладки чрезвычайно похож на то, что можно видеть в туннеле западной стены возле Храмовой горы в Иерусалиме!.. Те же размеры блоков, та же система их расположения поверх нескольких рядов блоков меньшего размера, и столь же идеальные стыки между блоками, уложенными без использования какого-либо раствора.

Рис. 28. «Мегазабор» с северной стороны храма Юпитера

Но еще больше это сходство просматривается с северной стороны храма Юпитера. Здесь мы снова видим ряд огромных мегалитов. Правда, на северной стороне храма на ряд этих мегалитов не опирается никакая кладка. Между ними и стеной подиума оставлено пустое пространство, которое с противоположной, южной стороны храма ныне заложено (чем и кто заложил это пространство с южной стороны храма – неизвестно). В результате ряд каменных глыб с северной стороны напоминает своеобразный забор, и между собой мы так и назвали его «мегазабором».

Здесь мы видим все тот же строительный принцип – гигантские мегалиты установлены на несколько рядов небольших блоков. При этом с северной стороны храма поверхность мегалитов обработана существенно лучше, чем, скажем на западной или южной стороне (где тоже идет ряд аналогичных блоков). И это значительно усиливает сходство данной кладки с находящейся в тоннеле западной стены Храмовой горы (см. Рис. 23). Кладка в Баальбеке и кладка в Иерусалиме выглядят как близнецы-братья (хотя правильней будет сказать – как близнецы-сестры)…

Это сходство настолько бросается в глаза, что мы, увидев кладку в туннеле западной стены (Баальбек мы посещали раньше), сразу же пришли к единодушному мнению – авторы подиума Баальбека и стены вокруг Храмовой горы одни и те же. Однако Баальбек никогда не попадал под влияние ни Ирода Великого, ни Соломона (периодом правления которых, по разным версиям, датируется возведение стены вокруг Храмовой горы – см. ранее). Равно как и римляне никогда не упоминаются в качестве авторов стены в Иерусалиме.

Рис. 29. Кладка северного «мегазабора» храма Юпитера

Первые исследования Баальбека проводились на самом рубеже XIX-ХХ веков (с 1898 по 1905 годы) немецкими археологами по личному распоряжению кайзера Германии. Результаты этих исследований были опубликованы в 20-е годы Теодором Вигандом. Именно тогда Баальбек сочли римским храмовым комплексом, который был построен якобы в период правления знаменитого Нерона, то есть в середине первого столетия нашей эры.

Французские археологи, которые в 30-е годы ХХ века проводили тут реставрационные работы, также придерживались римской версии. Однако еще в V веке нашей эры римский же писатель Макробиус называл строителями Баальбека вовсе не римлян, а египетских жрецов.

Египтяне действительно знали об этих местах и бывали здесь. Так, скажем, первые известные упоминания Баальбека содержатся в знаменитой Тель-эль-Амарнской переписке периода правления не менее знаменитого фараона Эхнатона (XIV век до нашей эры), о котором мы еще будем говорить далее. А найденные близ Баальбека египетские надписи XVIII века до нашей эры позволяют предположить существование города и в более раннее время. Историк же М.Элауф в книге «История Баальбека» пишет, что местный египетский храм построен жрецами не с нуля, а лишь реставрирован ими после землетрясения в период завоевания Сирии Египтом.

В египетских и ассирийских надписях этот город называется Баальбек (иногда упоминается название Бааль-Геде) – очевидно, по причине того, что здесь поклонялись богу Баалу, позднее отождествленному с Юпитером. Греки же называли Баальбек Гелиополисом – Городом Солнца. Согласно древней легенде, Гелиос был богом Солнца и разъезжал по небу в колеснице, а Баальбек был будто бы местом, где эта колесница останавливалась на отдых.

На рубеже нашей эры император Август превратил его в римскую колонию, названную Колония Юлия Августа Феликса Гелиополитана. А в начале IV века, согласно свидетельству церковного историка Евсевия, император Константин запретил ранее практиковавшиеся в Гелиополе культы и воздвиг здесь большой христианский храм.

В 635 году город захватили арабы под предводительством Абу Убайды. Вместо христианского храма тут появилась мечеть, а сам комплекс был перестроен в крепость.

У арабов встречается сразу две версии. Согласно одной из них, арабы полагали, что огромные блоки в сотни и даже тысячи тонн, лежащие в основании храма Юпитера, люди были не способны передвигать, и делали это демоны или джинны. Отсюда следовало, что храм построен был Соломоном, поскольку джиннами повелевать мог только он.

В другой же версии, изложенной в одном арабском манускрипте, найденном в Баальбеке, по сути указывается допотопный возраст комплекса. Манускрипт гласит, что знаменитый Нимрод послал гигантов, чтобы они восстановили Баальбек после Потопа.

Эта версия перекликается еще с одной, в которой Баальбек также оказывается допотопным сооружением. В этом случае строительство Баальбека связывается с Каином, сыном Адама. Он будто бы построил Баальбек в качестве убежища, когда Бог проклял его. Так Патриарх общины маронитов Ливана Эстфан Довейги писал:

«Согласно сказаниям, крепость Баальбек – самое древнее строение в мире. Его построил сын Адама Каин в 133 году от сотворения мира в припадке безумной ярости. Он назвал его в честь своего сына Еноха и населил великанами, которые были наказаны Потопом за свои беззакония».

Эта версия тем более любопытна, что марониты, представляющие местную ветвь католической веры, считают себя самостоятельным этносом, имеющим финикийские генетические корни. А соответственно вполне могут быть и хранителями устных ханаанских преданий о Баальбеке…

С нашей же точки зрения, объяснить наблюдаемое сходство Баальбека и стены возле Храмовой горы и совместить объекты с такими особенностями можно лишь в том случае, если предполагать в качестве строителей представителей той древней высоко развитой цивилизации, существование которой историки отвергают, а наши предки не подвергали сомнению, хоть и называли их богами. Цивилизации, реальность которой подтверждается многочисленными материальными следами, сохранившими признаки использования этой цивилизацией очень высоко развитых технологий и инструментов.

Следы богов

Древние объекты и артефакты достаточно часто несут в себе признаки, по которым можно определить уровень технологий, использованных при создании этих объектов и артефактов. В частности, сохранились следы инструментов, которые были использованы для обработки камня.

На очень многих древних сооружениях, например, можно увидеть следы примитивной ручной обработки. Что совсем неудивительно – ведь известные историкам человеческие цивилизации не сидели без дела и что-то тоже строили. Однако наряду с такими следами на целом ряде объектов (и как раз на наиболее выдающихся) обнаруживаются следы с явными признаками использования высокотехнологичного, в том числе машинного оборудования.

Рис. 30. Следы дисковых пил возле пирамиды Усеркафа и на саркофаге в пирамиде Тети

Так, скажем, следы дисковой пилы имеются на базальтовых блоках храма Ниусера в Абусире, на блоках пола храма возле Великой пирамиды на плато Гиза, а также в Саккаре в храме возле пирамиды фараона V династии Усеркафа. Тут же, в Саккаре, что-то типа болгарки (небольшой дисковой пилы) отметилось даже на саркофаге в пирамиде Тети (фараона VI династии) – здесь вообще складывается впечатление, что мастер просто отхватывал от заготовки лишние куски со всех сторон саркофага, небрежно махая зажатой в руке болгаркой, будто бы работал с пенопластом, а не с твердым черным базальтом.

Есть следы машинного оборудования на древних объектах не только в Египте, но и в других странах.

В наиболее древней части Храма №1 Хаттусы, древней столицы Хеттской империи, в самом нижнем ярусе кладки, мы обнаружили блок из твердого черного базальта, который буквально исполосован различными пилами – в том числе и дисковой пилой. На это вполне отчетливо указывает как геометрия следов, так и характер оставшихся небольших рисок. Измерение параметров наиболее явного и отчетливого такого следа показало, что тут использовалась дисковая пила диаметром 180 сантиметров. Это – типичный размер больших стационарных дисковых пил на современных камнеобрабатывающих комбинатах.

Рис. 31. След от дисковой пилы в Хаттусе

Что такое дисковая пила подобных размеров, способная пилить такой твердый материал, как черный базальт?..

Для нее требуется большая скорость вращения, чтобы пила не застревала в камне (при такой скорости вращения поверхность базальта после распиловки оказывается очень хорошо отшлифованной, что мы и наблюдаем на блоке в Хаттусе и в других аналогичных случаях). Требуется очень прочный материал инструмента, способный выдержать механические нагрузки, возникающие при такой распиловке. Требуется также высокая твердость материала пилы, чтобы пилить именно черный базальт, а не стачивать саму пилу. Требуется механизм, который обеспечивал бы вращение с необходимой скоростью. И конечно же, требуется какой-то мощный источник энергии для работы такого механизма. Так что подобные следы – свидетельство использования именно машинного оборудования. Причем оборудования весьма высоко технологичного.

Могло ли быть что-то подобное у древних хеттов, обитавших на территории Анатолийского полуострова в середине II тысячелетия до нашей эры или у древних египтян еще на тысячу лет ранее?.. Ответ очевиден – конечно же, не могло!..

Однако следы все-таки есть! И они вполне материальны!..

Более того. Конструкция наших современных пил подобного размера такова, что непосредственную распиловку осуществляет не весь диск, а алмазные насадки на внешней части по окружности диска. В результате у образующегося пропила боковые стенки параллельны друг другу. В описанных же ранее случаях пропилы имеют V-образную форму, которая указывает на то, что нагрузка со стороны камня на пилу в ходе распиловки осуществлялась не в тонкой рабочей зоне на внешнем краю пилы, а по всей боковой поверхности диска с двух сторон!.. И нагрузка должна быть при этом просто колоссальной!..

Наши современные пилы подобных размеров изготавливаются из дорогостоящих высокопрочных сортов стали, чтобы выдержать нагрузку только по окружности диска. Выдержать нагрузку по всей боковой поверхности при такой распиловке они просто не смогут. Таким образом мы имеем здесь свидетельство использования машинного оборудования, превосходящего даже наши современные возможности!..

Рис. 32. Изрезанный блок черного базальта в Алалахе

Другой блок черного базальта, изрезанный аналогичной дисковой пилой, мы увидели на раскопках царского дворца (или храма – ?) в Алалахе также в Турции. Археологи нашли этот блок буквально несколько лет назад, но, не зная, что с ним делать, просто отбросили в сторону, чтобы он не мешал им работать. Блок их совершенно не заинтересовал. Они же гуманитарии, а не технари, и понятия не имеют, что разрезы на камне указывают на очень развитое машинное оборудование…

Следы таких же дисковых пил мы ранее обнаружили и на другом объекте, строительство которого тоже приписывается хеттам, – в храме Айн-Дара близ города Алеппо на территории современной Сирии…

В Перу на окраине Куско, древней столицы Инкской империи, располагается знаменитый древний комплекс Саксайуаман с не менее знаменитыми ярусами зигзагообразных стен, сложенных из блоков, вес которых достигает порой нескольких сотен тонн. Прямо напротив этих стен есть диоритовый скальный выход, на котором как минимум трижды отметилась дисковая пила. Правда, размер ее был поменьше – примерно около полуметра в диаметре.

Рис. 33. Следы дисковой пилы на диоритовой скале в Саксайуамане

Здесь кто-то зачем-то отрезал небольшой кусочек скалы – то ли брал образец на анализ, то ли просто проверял работоспособность инструмента, чем-то похожего на современную болгарку. Возможно, инструмент проверялся перед тем как надрезать эту же скалу чуть поодаль на глубину 1-2 сантиметра и в длину метров на десять – так, как мы надрезаем стеклорезом керамическую плитку перед тем, как ее разломить. Только в данном случае отломили не кусок плитки, а часть скалы весом эдак под тысячу тонн, которая так и осталась лежать рядом!..

Замечу, что с помощью современной болгарки человек, даже налегая на нее всем своим весом, способен за один проход углубиться в такой твердый камень максимум всего на пару миллиметров, а здесь след от пилы в десять раз глубже!.. А в храме Ниусера в египетском Абусире аналогичный надрез уходит в глубину вообще на 10-15 сантиметров, что превышает возможности современной болгарки уже в сто раз!..

В другом перуанском городе Ольянтайтамбо кто-то на высоте нескольких метров отрезал от вертикальной скалы овальный кусок, оставив при этом горизонтальную ступеньку. А для того, чтобы нога не скользила по мокрому камню, нанес на ступеньку каким-то явно машинным инструментом своеобразную сетку из надрезов. При этом для создания линий сетки потребовалось по два прохода инструмента, оставившего следы всего в пару миллиметров шириной. Вертикальная же часть скалы близ ступеньки в результате выемки материала оказалась фактически отполированной!..

Для того, чтобы осуществить подобное, нужно такое высокотехнологичное мобильное машинное оборудование, которого у нас пока нет…

Рис. 34. Сетка на ступеньке в Ольянтайтамбо

Но это все – самые «простейшие» примеры. Примеры объектов, когда мы на древних блоках сталкиваемся со следами хоть и весьма выдающихся по своим параметрам, но все-таки понятных нам машинных инструментов. Инструментов, аналоги которых у нас уже есть. Однако на целом ряде древних объектов попадаются следы воздействия и такого оборудования, которого у нас еще даже нет.

Например, миллионы туристов ежегодно посещают знаменитый храмовый комплекс в египетском Карнаке, и (поскольку именно так проходит основная «туристическая тропа») почти все они проходят между двух стоек гранитных ворот, расположенных в центральной части комплекса – непосредственно перед Гранитным храмом. Стойки этих ворот украшены различными надписями и изображениями, которые (наверное, для красоты) разделены на отдельные секции специальными декоративными горизонтальными и вертикальными прорезями.

Египтологи и местные гиды с готовностью расскажут о том, что именно означают те или иные символы и фигуры, изображенные на стойках ворот, но ни один из них никогда не обратит внимание туристов на упомянутые декоративные прорези. В археологических же отчетах и книгах о Карнаке эти прорези показаны в качестве простых прямых линий без какой-либо детализации их особенностей.

Между тем прорези обладают весьма показательным профилем. Они очень небольшие по глубине (всего сантиметр-полтора) и имеют в сечении V-образную форму, начинаясь буквально с 3-4 миллиметров на входе и заканчиваясь в глубине острым углом практически нулевой ширины – заведомо меньше 0,1 миллиметра, что в семь раз меньше толщины любого имеющегося ныне ювелирного инструмента по обработке камня. При этом поверхности внутри надрезов отполированы!.. И такая поистине ювелирная работа выполнена по всей длине не только коротких горизонтальных, но и вертикальных прорезей, протянувшихся на всю высоту ворот, которая составляет более пяти метров!..

Рис. 35. Декоративные прорези на гранитных воротах в Карнаке

Какая-то обычная плоская пила тут не подходит – слишком большая длина для нее получается. Гораздо лучше надрезу соответствует дисковая пила (болгарка), имеющая в сечении V-образную рабочую часть. И если присмотреться повнимательней, то у некоторых прорезей можно заметить местами «виляние» из стороны в сторону – как раз такое, какое имело бы место, если бы рука мастера, ведущая такую болгарку, вдруг по какой-то причине дрогнула.

Мы сначала и предположили, что прорези сделаны как раз чем-то типа болгарки. И уже это было весьма удивительно, поскольку все прорези были сделаны явно за один проход инструмента, как будто мастер резал не твердый асуанский гранит, а мягкую древесину. Однако при детальном осмотре прорезей от версии дисковой пилы пришлось отказаться.

Дело в том, что на отполированной поверхности внутри прорезей отчетливо просматриваются неглубокие риски, которые идут вовсе не по сильно закругленной кривой, как было бы в случае дисковой пилы, а параллельно краям прорези!.. Оставить такие риски одновременно с полировкой поверхности (в качестве побочного результата) мог бы, скажем, острый нож. Но нам не известны ножи, способные резать гранит (тем более за один проход)!.. Это из области еще недоступных нам технологий!..

Версия ножа, способного легко резать камень, сначала казалась абсолютно фантастической. Однако аналогичные параллельные прямолинейные риски на различных надрезах и разрезах мы позднее обнаружили в целом ряде других мест. Подобный фантастический нож отметился не только на других прорезях в Карнаке (где их счет идет на сотни!), но и на некоторых камнях в Хаттусе (Турция), и на кладке гробниц в Микенах. Более того, V-образный надрез, который скорее всего был оставлен подобным ножом, мы обнаружили даже на знаменитых микенских Львиных Воротах – аккурат по середине подставки, на которую опираются передние лапы львов (любопытно, что эта прорезь видна даже на фотографии, сделанной еще во время раскопок знаменитого «дилетанта от археологии» – Генриха Шлимана).

Рис. 36. Надрез на постаменте Львиных Ворот (Микены, Греция)

Более детальное исследование образцов с надрезами, оставленными таким ножом, озадачило еще больше. При сильном увеличении обнаружились такие особенности микроструктуры на поверхности, которые указывают на то, что в процессе воздействия ножа твердый камень в рабочей области (то есть в области воздействия инструмента), становился… пластичным, а затем вновь затвердевал!..

Еще до исследования образцов нам уже доводилось в ходе наших поездок сталкиваться в древних сооружениях с некоторыми примерами каменных блоков, которые наводили на мысль о том, что поверхность камня каким-то образом сначала доводилась до пластического состояния (как пластилин), после чего обрабатывалась, а затем камень вновь становился твердым. Мы даже придумали условный термин «пластилиновая технология» для обозначения такого способа обработки камня.

Скажем, в асуанских каменоломнях в Египте имеется нечто вроде заготовки под огромную статую. Гранит вокруг этой заготовки и под ней вынут каким-то совершенно непонятным инструментом – как будто кто-то вычерпывал каменную породу большой ложкой. При этом ложка не просто вынимала материал, но и оставляла после себя весьма неплохо отшлифованную поверхность. Подобное легко представить, если бы речь шла о пластилине, но тут гранит – одна из самых твердых пород камня!.. И таких следов в каменоломне не просто много, а очень много!..

Рис. 37. Заготовка для статуи в асуанской каменоломне

Есть подобные следы и не только в Египте. В Перу мы тоже неоднократно сталкивались с тем, что твердый камень обрабатывали так, как будто он находился в пластическом состоянии. Камень самого разного состава – от гранита до известняка. Такие следы нам попадались в Ольянтайтамбо, Саксайуамане и еще на целом ряде небольших безымянных археологических памятников, которых много в окрестностях Куско.

Однако довольно долгое время «пластилиновая технология» оставалась лишь весьма гипотетической (если не сказать – фантастической) версией. Вплоть до экспедиции на остров Пасхи в октябре 2013 года, где эта версия перестала быть фантастикой.

Остров Пасхи известен прежде всего своими статуями. Но оказалось, что самое интересное здесь – не статуи, а платформы, на которых они были когда-то установлены. Некоторые из этих платформ имеют все признаки так называемой мегалитической полигональной кладки, когда большие блоки соединяются по сложным поверхностям – аналогично такой кладке в Перу. А на платформе с длинным названием Ура-Уранга-Те-Махина мы обнаружили несколько блоков размером с человеческий рост, у которых внешняя поверхность была как будто разрисована пальцами, когда камень находился в пластическом состоянии. Причем тут уже сомнений никаких не оставалось – все признаки «пластилина» были налицо. Можно даже восстановить последовательность нанесения линий – не только по глубине, но и по замятым краям предыдущих линий и по смещению материала вслед за «пальцем» или чем-то иным, наносившим линии.

Нашей цивилизации не только не доступны пока подобные технологии – мы понятия не имеем ни о физических, ни о химических основах процессов, которые могли бы сначала довести природный камень до пластического состояния, а затем – после обработки – вернуть ему прежнюю твердость.

В последние годы, правда, появляются сообщения о возможности снижения твердости некоторых природных материалов с помощью ультразвука или высокочастотных электромагнитных импульсов, но пока о каких-либо серьезных результатах в этом направлении исследований говорить не приходится. Понятно теперь лишь одно – доведение камня до пластического состояния вполне реально. Но пока не для нас.

Ясно также и то, что данная технология относится к разряду весьма и весьма развитых, и не имеет ничего общего с примитивными технологиями древних цивилизаций, известных историкам. Однако реальные свидетельства «пластилиновой технологии» мы обнаруживаем именно на древних объектах…

Рис. 38. Камень со следами «пластилиновой» технологии на острове Пасхи

Немаловажным аргументом в пользу реальности цивилизации богов стал и положительный результат наших исследований по поиску «странных» микровкраплений на таких поверхностях древних объектов, которые обладают признаками использования при их изготовлении очень высоко развитых технологий.

Логика этих исследований была предельно простой. В процессе обработки камня – особенно таких твердых пород, как гранит и базальт – обрабатывающий инструмент неизбежно стачивается. Мельчайшие частицы материала инструмента при этом могут застрять между твердыми кристаллами кварца, входящими в состав многих пород природного камня. И анализ таких микровкраплений может дать информацию о составе обрабатывающих инструментов.

Предварительные консультации со специалистами из Минералогического музея им. А.Е.Ферсмана РАН убедили нас в том, что возраст древних объектов в тысячи лет может не быть помехой в поисках таких микровкраплений – микрочастицы вполне могут сохраниться на поверхности камня даже такое длительное время. Далее несколько лет ушло на отработку технологии поиска и анализа химсостава микровкраплений. Были свои проблемы и с тем, как добыть образцы для таких исследований. Как бы то ни было, ныне мы имеем уже более сотни лабораторно зафиксированных и проанализированных микрочастиц материала обрабатывающих инструментов. Они небольшие – размером всего с десяток-другой микрон и зачастую сильно эродированы, но в целом ряде случаев удалось определить и их детальный химический состав.

Рис. 39. Обломки кварцитового саркофага и микрочастицы инструмента на его поверхности

Любопытно, что подавляющее количество из проанализированных «странных» частиц относится примерно к одному и тому же металлическому сплаву, обладающему сразу несколькими важными  характеристиками. Во-первых, он встречается на образцах древних объектов, которые разбросаны на огромной территории – от Египта до Японии (а недавно этот сплав нашли и на образцах из Перу). Во-вторых, в его составе довольно велико содержание никеля и кобальта – элементов, которые используются ныне для создания высокотехнологичных инструментальных сплавов, применяющихся в условиях высоких температур и в агрессивной химической среде. Причем количество этих металлов таково, что необходимо заведомо вести речь не о случайном, а о преднамеренном их добавлении в сплав (например, содержание никеля колеблется от 10 аж до 40 процентов). И в-третьих, этот сплав не входит в номенклатуру как ныне производимых сплавов, так и когда-либо вообще производившихся человечеством на протяжении всей известной истории.

Я не буду здесь вдаваться в детальные особенности химического состава данного сплава, поскольку в настоящее время еще ведутся исследования его свойств, и есть надежда на его полезное применение для нужд современной промышленности. Скажу лишь, что некоторые его ближайшие аналоги обладают очень высокой теплопроводностью и поэтому используются, в частности, в самых теплонапряженных участках ракетных двигателей – в форсунках камеры сгорания. Замечу, что высокая теплопроводность чрезвычайно важна для инструментов, обрабатывающих твердые породы камня, поскольку из-за трения в рабочей области происходит очень быстрый нагрев, и возникает необходимость в организации либо дополнительного охлаждения инструмента, либо столь же быстрого отвода тепла из рабочей зоны. В современной камнеобрабатывающей промышленности идут по первому пути, охлаждая рабочую зону с помощью непрерывного потока воды или сжатого воздуха. Но, как видим, может быть использован и второй путь – прямой отвод тепла из рабочей зоны.

Как бы то ни было, найденные микрочастицы материала инструмента, который в древности использовался некими мастерами для обработки твердых пород камня, не имеют ничего общего с простейшими технологиями тех цивилизаций, которые известны историкам и археологам. Получить такие сплавы методами примитивной металлургии просто невозможно!..

Добавлю здесь лишь, что микрочастицы упомянутого сплава были обнаружены в том числе и на образце из «мегазабора» на северной стороне платформы храма Юпитера в Баальбеке. Образец отбирался непосредственно со стыка двух мегалитических блоков «мегазабора», так что поверхность, на которой найдены эти микрочастицы, заведомо не подвергалась чьему-либо воздействию после того, как ее изготовили мастера, создававшие «мегазабор».

К сожалению, на поверхности известняка очень редко удается обнаружить подобные микровкрапления (на поверхности гранита и базальта они сохраняются гораздо лучше). И на образцах из Иерусалима таких частиц не найдено. Так что результат по образцу из Баальбека – большая удача…

Рис. 40. Забор образца с «мегазабора»

За прошедшее время нашей группой уже проведена целая серия съемочно-исследовательских экспедиций в Египет, Мексику, Перу, Боливию, Чили, Эфиопию, Сирию, Ливан, Иран, Армению, Израиль, Грецию, Турцию и ряд других стран Средиземноморья с целью поиска различных «исторических и археологических аномалий».

В ходе этих поездок мы нашли уже тысячи (!!!) вполне материальных свидетельств реального присутствия на нашей планете в глубокой древности представителей очень высоко развитой в техническом отношении цивилизации – цивилизации, уже тогда превосходившей по возможностям нашу современную. Эти свидетельства касаются прежде всего следов применения таких технологий, которыми в принципе не могли обладать известные историкам и археологам древние цивилизации.

Собранная нами информация уже легла в основу целого ряда книг и более двух десятков часов документальных фильмов из цикла «Запретные темы истории», а также стала предметом обсуждения на четырех международных семинарах под названием «Поиск следов техногенных цивилизаций».

Количество найденных свидетельств таково, что можно уверенно констатировать: наличие многочисленных свидетельств использования в древности очень высоко развитых технологий – это УСТАНОВЛЕННЫЙ ФАКТ, и мы уже ДОКАЗАЛИ реальность присутствия на нашей планете в глубокой древности цивилизации, намного превосходившей нашу современную по уровню своего развития.

И если археологи и историки до сих пор не хотят обращать внимания на собранные нами доказательства, то это – их личные проблемы. На факт реальности такой высокоразвитой древней цивилизации их позиция никак не влияет. Факт – он и есть факт, а не чье-то субъективное мнение…

Рис. 41. Примеры высокотехнологичной обработки гранита в древнем Пума-Пунку (Тиауанако, Боливия)

Краткая предыстория событий

Реальность цивилизации богов – важный фактор, который необходимо учитывать при анализе событий прошлого и который влечет за собой целый ряд очень важных последствий.

Во-первых, это лишает древние легенды и предания налета «мифологичности» (в действительности «высосанной из пальца» историками) и переводит их из разряда «фантазий и выдумок наших предков» в статус «показаний очевидцев».

Другое дело, что легенды и предания нельзя воспринимать дословно, и каждый раз такие «показания очевидцев» приходится проверять. Например, в ходе наших экспедиций мы неоднократно обнаруживали вполне материальные и реальные следы масштабных катастрофических событий, более известных под названием «Всемирный Потоп», однако восстановление деталей этой катастрофы планетарного масштаба дает картину, очень сильно отличающуюся от «классического» библейского описания (см. мою книгу «Сенсационная история Земли»).

А во-вторых, цивилизация богов не была лишь занята сама собой где-то в пространстве, а весьма активно вмешивалась в жизнь человечества, порой оказываясь не просто важным, а главным воздействующим фактором.

Все это приводит к тому, что учет реальности богов дает такую картину прошлого, которая кардинальным образом отличается от представленной в учебниках и академической научной литературе.

Однако проблема здесь не сводится лишь к смене картинки. Прошлое способно значительно влиять на последующие события. И для того, чтобы понять суть процессов и событий II тысячелетия до нашей эры (которые и составляют предмет данной книги), нужно учитывать предысторию, то есть учитывать и то, как более ранние события отразились на ситуации этого самого II тысячелетия до нашей эры.

Поэтому нам придется немного остановиться на событиях, имевших место задолго до появления Яхве на сцене человеческой истории. Но для того, чтобы не превращать книгу в толстенный фолиант, ограничимся при этом лишь «крупными мазками», а за деталями я буду переадресовывать интересующегося читателя к ранее написанным мной книгам…

Рис. 42. Реальность богов меняет очень многое

Момент первый.

Факты указывают на то, что древние боги, упоминаемые в легендах и преданиях, – вовсе не какие-то «духовные» и/или сверхъестественные сущности, а вполне материальные существа. Вдобавок, их цивилизация имеет все признаки привычного нам техногенного пути развития – хоть и ушла в этом развитии далеко вперед.

При этом цивилизация богов имела не земное, а инопланетное происхождение. Боги – вовсе не какие-то «атланты» Платона или Блаватской, а представители цивилизации с другой планеты. Боги прибыли «с неба».

Более того, со всей имеющейся массой фактологических данных наилучшим образом согласуется версия, сформулированная Захарией Сичтиным, согласно которой на Земле оказалась лишь весьма ограниченная группа богов-беглецов – после неудачной попытки дворцового переворота на своей родной планете. Это «сообщество», судя по всему, по своему составу также было весьма ограничено и состояло из царедворцев (окружения принца, не имевшего прав на трон, но предпринявшего попытку захвата власти), их слуг, небольшой группы военных и экипажа космического корабля (или нескольких кораблей), то есть было весьма ограничено и по своим функциональным возможностям.

По этим причинам боги имели и весьма ограниченные возможности по своему техническому оснащению – вынужденные бежать и скрываться от преследователей, оторвавшись от родной планеты, они были лишены возможности опереться на всю технологическую мощь своей цивилизации и вынуждены были использовать лишь те инструменты и оборудование, которое имелось «под рукой» (возможно, нечто типа «аварийного набора» на борту корабля).

С этой версией, в частности, согласуется тот факт, что при обилии следов высокотехнологичных инструментов прослеживается очень ограниченный ассортимент и даже иногда дефицит этих инструментов и не обнаруживается ни малейших признаков производственной базы, где бы создавались соответствующие инструменты.

Рис. 43. Даже простой инструмент нужно где-то изготовить

Момент второй.

Эта ограниченность возможностей послужила причиной того, что для решения своих проблем боги вынуждены были привлекать и людей. В частности, на людей они переложили решение задач по обеспечению богов продовольствием и другими ресурсами. Для этого боги обучили людей целому набору разных видов деятельности – земледелию, металлургии, гончарному искусству и тому подобному. В частности – научили людей изготавливать соответствующие инструменты и инвентарь, которые кардинальным образом изменили образ жизни людей.

Полностью исключая из анализа фактор влияния цивилизации богов, историки приписывают все самостоятельному и естественному развитию человеческого общества и считают упомянутое кардинальное изменение человеческого общества результатом некоей «неолитической революции». Если же использовать терминологию Стругацких, то можно назвать это время «периодом прогрессорства» богов (по аналогии с деятельностью прогрессоров в их романе «Обитаемый остров»). Только если прогрессоры у Стругацких выступали в роли альтруистов, стремящихся лишь к прогрессу изменяемого ими сообщества, то реальные боги решали исключительно свои собственные задачи и действовали прежде всего в собственных интересах, передавая людям лишь тот минимум знаний, который был необходим для решения этих задач. Да и обучением это порой было сложно назвать, поскольку боги не брезговали и силовыми методами – скажем, «добрые» боги Осирис и Виракоча просто уничтожали те племена, которые отказывались переходить к земледелию.

Данная прогрессорская деятельность богов прослеживается уже в период X-XI тысячелетия до нашей эры и проводилась не на всей территории планеты, а лишь в замкнутых ограниченных по территории и количеству регионах, определявшимися, судя по всему, наиболее благоприятными для этого природными и климатическими условиями. Эти регионы в первом приближении совпадают с восемью древнейшими (первичными) очагами земледелия, выявленными Николаем Вавиловым еще в 30-е годы ХХ века (подробнее – см. мои книги «Обитаемый остров Земля» и «Металлы – дар небесных богов»)…

Рис. 44. Осирис внедрял земледелие методом кнута и пряника

Момент третий.

В некий период времени в сообществе богов сложилось две противоборствующие коалиции. С формальной точки зрения (широко представленной в древних легендах и преданиях), это противоборство выражалось в борьбе за власть. По отношению же к человечеству, это было противостояние группы богов-«прогрессоров» (относившихся к людям как к «братьям меньшим», которых следует обучать, развивать и вести за собой, хоть иногда и наказывать за непослушание) и группы богов, воспринимавших людей лишь как «говорящих мартышек», которые должны были слепо служить богам в качестве рабов (снабжать которых знаниями богов было даже вредно, поскольку рабам лишние знания не нужны). Это противостояние в конце концов вылилось в масштабный вооруженный конфликт, известный под названием Война Богов.

Довольно много следов Войны Богов мы обнаружили в Южной Америке во время экспедиции 2007 года в Перу и Боливию. Характер разрушений древних объектов в Силустани, Кенко и Саксайуамане в Перу и в Тиаунако в Боливии никак не соответствует повреждениям в результате сильного землетрясения или воздействия водного потока, равно как и результатам целенаправленного воздействия со стороны индейцев или испанских завоевателей. Зато он великолепно соотносится с целой серией точечных взрывов большой мощности. При этом по особенностям разрушений в некоторых случаях (например в комплексе Пума-Пунку и на пирамиде Акапана в Тиуанако) легко определяется даже эпицентр этих взрывов (подробнее – см. мою книгу «Перу и Боливия задолго до инков»).

Особенно показателен в этом отношении некий «храм» в комплексе Сайксайуамана (мы условно назвали его «взорванным храмом»), который расположен в отдалении напротив знаменитых зигзагообразных стен комплекса. Здесь в древности внутри одного из скальных выходов была вырезана система коридоров и помещений. В дальнейшем эта конструкция явно была взорвана таким мощным взрывом, что он разорвал скалу на части. Взрывная волна оторвала «куски» скалы весом в сотни тонн (!) от ее основания и побросала на землю. И ныне эти «куски» валяются как попало – какие-то на боку, а какие-то и вверх тормашками.

Рис. 45. Части «взорванного храма» в Саксайуамане

«Взорванный храм» располагается вблизи того, что историки считают «священным озером». Они полагают, что данное «озеро» – диаметром около сотни метров – было создано инками для каких-то культово-религиозных целей. А нам оно больше напомнило затянувшуюся со временем воронку от мощного взрыва. Эта версия была нами озвучена в фильме, вышедшем по результатам экспедиции в цикле «Запретные темы истории», где весь комплекс Саксайуаман рассматривался в качестве древнего полигона высокоразвитой цивилизации богов. В фильме был предложен и вариант проверки данной версии с помощью обычного георадара – в случае озера георадар должен был показать примерно ровное дно, а в случае затянувшейся воронки под поверхностью должна была обнаружиться чашеобразная граница между скальным основанием и поздними отложениями.

Спустя несколько лет одна из исследовательских групп, которая при содействии местных археологов проводила георадарное обследование основания зигзагообразных стен Саксайуамана, по моей просьбе «прозвонила» и это самое «священное озеро». В результате – георадар довольно отчетливо показал наличие именно чашеобразной структуры под поверхностью «озера», что полностью соответствовало версии затянувшейся со временем воронки.

Замечу попутно, что подобный размер воронки образуется, например, при наземном ядерном взрыве мощностью свыше двадцати килотонн!..

Позднее, в ходе экспедиции в Турцию в 2012 году в комплексе Аладжа-хююк, где имеется мегалитическая полигональная кладка, поразительно схожая с южноамериканской, мы вновь обнаружили признаки мощных разрушений взрывного характера. Древние конструкции некая сила настолько разметала вокруг, что ни хетты, ни современные археологи даже ничего не пытались из них «реставрировать». Воронка от взрыва здесь не так очевидна. Да и размеры у нее скромнее – «всего» метров 40-50. Но и этот размер соответствует взрыву мощностью примерно десять килотонн!..

Исследователи некоторых древних шумерских и индийских текстов давно отмечали, что в этих текстах содержатся описания, поразительным образом напоминающие описание как самих ядерных взрывов, так и их последствия. На основании этого исследователи высказывали версию, что в ходе Войны Богов высоко развитая цивилизация использовала в том числе и ядерное оружие. Мы пока прямых признаков именно ядерного характера взрывов не обнаружили (тут требуются еще дополнительные исследования), но их мощность явно сопоставима с этим типом оружия.

Рис. 46. Озеро-воронка в Саксайуамане и чашеобразная структура на показаниях георадара

Увы. Судя по всему, победителями в этой войне оказалась та группа богов, которая предпочитала относиться к людям, как к рабам, предназначенным лишь для обслуживания богов. Со всеми вытекающими отсюда далеко не благоприятными для нас последствиями…

Эта Война Богов (которая, по моим оценкам, произошла примерно в конце VI тысячелетия до нашей эры) имела также ряд следствий, которые далее нам будут важны.

Во-первых, старый миропорядок был обрушен. Люди перестали получать полезные им знания от богов. Более того, боги-победители предпринимали все усилия к тому, чтобы люди как можно быстрее забыли данные им ранее «лишние» знания – как знания вообще, так и о проигравших войну богах-прогрессорах. При этом, как обычно это бывает, боги-победители объявили себя «добром», а побежденных – «злом» (подробнее – см. «Обитаемый остров Земля»)…

Во-вторых, количество богов в результате войны серьезно уменьшилось. Если период до войны фигурирует в древних легендах и преданиях как время непосредственного и постоянного пребывания богов на Земле, то описания периода после войны содержат упоминания лишь о временных и периодических появлениях богов. Складывается впечатление, что боги свернули фазу постоянного пребывания на нашей планете и перешли к тактике временных визитов.

В-третьих, разрушенные сооружения проигравших войну богов в большинстве своем были заброшены и так никогда и не восстанавливались (возможно, что в том числе в результате и упомянутого сворачивания фазы непосредственного присутствия). Остатки оружия и оборудования из этих сооружений боги-победители забрали себе, ведь у них был его дефицит (см. ранее), и такие трофеи лишними отнюдь не были. Образовались целые зоны с опустошенными и заброшенными богами руинами мегалитических сооружений. Такие зоны прослеживаются по меньшей мере в Южной Америке и в Анатолии (на территории современной Турции).

В-четвертых, вполне логично допустить, что боги-победители не забирали все подчистую – что-то они могли счесть совсем ненужным и бросили намеренно, а что-то могли и просто пропустить. Это создавало условия для того, чтобы люди начали охоту за «божественными» предметами, которые могли им представляться полезными с разных точек зрения. И здесь прослеживается сразу три различных цели поиска таких предметов.

Первая цель – примитивно утилитарная. Например, брошенные богами металлические предметы, лишенные своей функциональности, могли отправляться в переплавку с целью использования ценного металла. Это, в частности, объясняет аномально высокое содержание никеля в некоторых древних бронзовых изделиях, необъяснимое в рамках академического подхода к истории. Скажем, результаты недавних исследований изотопного состава древних металлических артефактов из района плато Альтиплано в Южной Америке указывают на то, что изделия из так называемой трехкомпонентной бронзы (сплава меди, никеля и мышьяка) индейцы культуры тиауанако изготавливали путем переплавки металлических стяжек, которые служили дополнительными силовыми элементами, скрепляющими каменные блоки конструкций Пума-Пунку и других мегалитических сооружений в боливийском Тиауанако (см. мою книгу «Металлы – дар небесных богов»).

Рис. 47. Выемки под стяжки в Пума-Пунку

Вторая цель – религиозно-культовая. Часть объектов, причастность к которым могущественных богов у наших предков не вызывала сомнения, использовалась в качестве «священных». Такие объекты служили не только для поклонения – они поднимали статус их обладателя. Это практиковалось и существенно позднее – в Средние века в Европе, когда обладание какой-нибудь христианской святыней (например, добытой в ходе завоевания Святой Земли) могло превратить бедную церквушку в захолустной деревне в значимый церковный приход, а саму деревушку в процветающий город.

Таким «священным» предметом мог быть, скажем, ранее упоминавшийся изрезанный со всех сторон базальтовый блок из Алалаха (см. Рис. 32), который археологи обнаружили в голом одиночестве посреди то ли дворца местного правителя, то ли храма. Отчетливые следы высокотехнологичного инструмента на этом блоке древние обитатели Алалаха не могли не заметить – эти следы служили для них показателем «божественного» происхождения данного объекта, а следовательно сам блок был достоин поклонения в качестве «святыни» и должен был размещаться в значимом месте, где он и был найден археологами.

Третья цель – функционально-практическая. Изделия богов, хотя бы частично сохранившие свою функциональность (то есть работоспособность), неизбежно должны были представлять особую ценность для людей, ведь можно было попробовать использовать этот функционал для своих каких-то нужд. Самая подходящая тут аналогия – ситуация, описанная в произведении Стругацких под названием «Пикник на обочине», где за предметами, оставшимися после инопланетного визита, развернулась самая настоящая охота.

Логично предположить, что за «божественными» предметами в древности должна была вестись аналогичная охота. Эту охоту могли вести, скажем, даже «на самом высоком уровне» – и мы действительно можем проследить ее как в легендах и преданиях, так и в признаках самых настоящих археологических работ в глубокой древности. Так, например, повреждения внутренних помещений и коридоров в Красной пирамиде в Дашуре, которые египтологи считают следами «грабителей», гораздо больше соответствуют открытым и вполне легальным археологическим работам, которые проводились с санкции и по прямому повелению фараона (см. мои книги «Цивилизация богов Древнего Египта» и «Предметы богов и их копии»).

Но логично ожидать, что были и «сталкеры» – вольные охотники за «хабаром». Соответственно, мог быть и «черный рынок», на котором торговали таким «божественным хабаром»…

Рис. 48. Глубокая яма в камере Красной пирамиды – результат древних археологических работ

Немного о духовном…

На еще одном моменте предыстории придется остановиться несколько подробней.

Ранее уже упоминалось, что передавая различные знания людям, боги решали собственные задачи по обеспечению продуктами питания и другими необходимыми ресурсами. В этих целях богами был установлен такой порядок, в соответствии с которым люди были обязаны совершать регулярные приношения богам. Фактически была налажена система «податей» богам. Тем, кто соблюдал данный порядок боги оказывали помощь и поддержку, а те, кто не соблюдал, – рисковали навлечь на себя гнев богов с соответствующим наказанием…

Естественно, что боги сами определяли перечень и количество того, что люди должны были давать богам. В легендах и преданиях, а также различных документах можно найти достаточно детальные списки приношений. Если же присмотреться к ассортименту требуемых богами подношений, можно легко заметить, что он вовсе не ограничивается продуктами питания, обычными ресурсами и изделиями – особое и очень важное место занимают жертвоприношения, связанные с тем или иным видом убийства. Именно жертвоприношения связаны с исполнением самых важных «податей», и приносятся они в наиболее важных случаях. Переводя на более привычный язык, можно сказать, что эта «подать» была самой главной для богов.

Заметим, что в данном случае речь идет не о поставке какого-то обычного материального продукта питания – богов интересовало вовсе не мясо жертвы, а именно ее жизнь (точнее – смерть). Будь иначе, люди просто бы приносили мясо уже забитых животных (или убитых людей – как бы ужасно это для нас ни звучало).

И дело не в том, что мясо имеет ограниченный срок хранения. По этой причине боги просто забирали бы живых овец, баранов, коров и тому подобное, но они этого вовсе не делали – жертву обязательно нужно было убить!..

Показательно, что ни один исследователь, который хоть когда-нибудь занимался изучением обрядов жертвоприношений, ни разу не заявил, что жертва приносилась ради мяса. Это настолько противоречило бы форме и сути ритуала, что ошибка такого заявления была бы очевидна всем. Мясо после ритуала могло просто съедаться теми людьми, которые совершили жертвоприношение, – богам до него не было дела. Богам следовало отдать то, что можно назвать «жизненной энергией» жертвы.

Рис. 49. Человеческое жертвоприношение ацтеков

Для сторонников сугубо материалистического взгляда на окружающий мир слова «жизненная энергия» означают лишь некую иллюзию, которая не существует в реальности, но в которую верили наши предки. А поскольку этот взгляд доминировал (да и продолжает еще доминировать) в академической науке, историки все списывали на заблуждения наших предков и не рассматривали фактор жертвоприношений в качестве сколь-нибудь значимого.

Между тем в последнее время накапливается все больше данных, которые указывают на то, что духовные (то есть нематериальные) феномены и явления существуют реально и регистрируются объективно, не являясь при этом лишь неким «атрибутом материи». Скажем, даже известный советский нейрофизиолог Наталья Бехтерева, долгое время возглавлявшая Институт мозга, признавала, что есть такие особенности человеческой деятельности, которые не сводятся к функционированию материального мозга, а заставляют допускать существование души.

Если же отойти от материалистических догматов и допустить реальность духовно-нематериальных феноменов, то можно увидеть, что эти феномены также подчиняются наиболее общим законам физики, и в них нет ничего сверхъестественного (см. книгу автора «Основы физики духа», которая в печатном виде выходила в издательстве «Вече» под названием «Код мироздания»).

Так вот. Исследователи давно уже подметили, что максимально влияние духовно-нематериальных феноменов проявляется именно в живом мире. А наличие нематериальных физических полей в живом мире давно уже фиксируется объективно. Скажем, с помощью метода Кирлиан (метода «высокочастотной фотографии») осуществляется визуализация так называемого «биополя», которое имеется у живых объектов и которое исчезает при их гибели. Такое «биополе» (или «аура») является ничем иным, как наглядным подтверждением реальности упомянутой выше «жизненной энергии».

Рис. 50. Визуализация ауры цветка методом Кирлиан

Но если есть некая энергия, то должны быть способы извлечения и использования этой энергии. И если при смерти человека или другого существа происходит выделение какого-то количества такой энергии (что ныне вроде бы подтверждается даже фиксацией небольшой потери веса при смерти), то ее тоже можно использовать. Нужен лишь соответствующий уровень знаний и технологий. А при некоторой степени развития этих технологий можно в том числе создавать различные механизмы и оборудование, функционирующее за счет такой энергии (скажем, после ее преобразования в привычный материальный вид энергии – как мы, например, на атомных эелектростанциях энергию атома преобразуем в электричество).

Более того. В ходе своей жизнедеятельности человек непрерывно формирует различные мыслеобразы – нематериальные объекты, которые также могут быть источником энергии. Вдобавок, человек испытывает различные эмоции, при которых может происходить выброс энергии вовне (в виде, скажем, тех же мыслеобразов). Реальность подобных выбросов может ощутить даже на физическом уровне любой человек, попавший на стадион во время музыкального концерта или спортивного соревнования. Сильными эмоциями, как правило, сопровождаются и коллективные молитвы, что также часто ощущается их участниками. Такие эмоциональные выбросы – тоже источник энергии, который при определенном уровне технологий можно использовать.

Высоко развитая цивилизация богов такими технологиями могла обладать – этому ведь ничто не запрещает. А с точки зрения обычной логики, освоение подобных нематериальных источников на определенном этапе развития цивилизации просто неизбежно.

Рис. 51. Коллективная молитва – источник энергии

И вот такая цивилизация попадает на планету, где масса живых существ – дармовой источник энергии. Буквально Клондайк!.. Бери – и пользуйся…

Однако отдельный живой организм в качестве источника подобной энергии не очень удобен – этот организм может умереть в самый неожиданный момент и в «неудобном» месте, и можно легко пропустить момент для использования выделяющейся при этом «жизненной энергии». Что в этих условиях должен делать «сборщик» такой энергии?.. Ответ очевиден – он должен регулировать момент выделения этой энергии, то есть должен влиять на процесс смерти живого организма, задавая место и время этого процесса. Именно это мы и наблюдаем при жертвоприношениях – жертвы нужно приносить в определенном месте и в определенное время (определенных богами!).

Более того – в особенностях и нюансах жертвоприношений можно проследить довольно любопытные (хотя и жутковатые) моменты.

Возьмем, например, привычную нам материальную пищу. Мало кто что потребляет в том же самом виде, в каком эта пища находится в природе. Мы все-таки предпочитаем сделать из исходных продуктов какую-то вкусную еду. И процесс ее приготовления порой превращается в целый ритуал.

Чем жертвоприношение отличается от простого убийства?.. Все исследователи единодушно сходятся в том, что жертвоприношение не является обычным убийством, а представляет собой обязательно ритуал!.. Жертву предварительно тщательно подготавливают.

(Слова-то какие мы обычно используем для описания этого действия!.. Замечаете?!.)

Причем процесс подготовки занимает чаще всего весьма продолжительное время, в течение которого приносящие жертву выполняют строго определенные обряды и возносят специальные «молитвы». Прямо как будто сдабривают специями и пряностями…

Между прочим, молитвы и обряды есть не что иное, как создание специальных мыслеобразов – духовно-нематериальных объектов, которые также несут в себе энергию. И чем вдохновенней молитвы, чем исступленней исполняются обряды, тем больше эти образы «насыщены энергией»!..

Вдобавок, в ходе этой «подготовительной работы» чаще всего упоминается конкретный бог, которому адресуется жертва. Прямо как пометка официанту – «подать на такой-то столик, такому-то клиенту».

И более того. У каждого бога – свой вкус и свои предпочтения. Одному подай козленка, другому – молоденькую девственницу. Все это строго регламентировано, и ошибаться ни в коем случае нельзя!..

Рис. 52. О вкусах не спорят?..

Есть еще один показательный момент в этих «вкусах». Боги очень часто предпочитают юных и молоденьких. Порой речь идет даже о новорожденных. Ну, чем не «молочный поросеночек»!..

Массовое распространение традиции принесения в жертву детей часто пытаются объяснить их беззащитностью перед взрослыми «палачами». Но ведь старики также бывают беззащитными, однако их в жертву не приносят (редчайшие исключения в счет не идут). Более того, даже с точки регулирования численности населения и его обеспеченности средствами к существованию, принесение в жертву стариков было бы куда предпочтительней – ведь с них толку уже никакого, а молодые еще могут послужить сообществу. Так что с обычных позиций стремления к выживанию и так называемых «первобытных страхов» (на которые историки обычно списывают появление жертвоприношений), подобный перекос практики жертвоприношения в сторону молодежи не только не объясняется, но и входит в противоречие с банальной логикой (пусть даже и такой циничной).

Иногда принесение в жертву детей объясняют тем, что у них, дескать, гораздо больше «запас жизненной силы» – соответственно больше передается и богу. Многие сейчас используют этот термин, хотя мало кто сможет внятно объяснить, что за ним может скрываться. А между тем, в этом действительно что-то может быть. Недаром, скажем, в зародышевых клетках биологи обнаруживают буквально неутомимую тягу к жизни и развитию.

Если теперь перенести эту терминологию на духовно-нематериальную составляющую человека, то можно получить вполне логично выглядящее предположение, что «на единицу массы» молодой жертвы приходится гораздо больше энергии (а может, вдобавок, и более «вкусной»), чем на ту же «единицу массы» старой жертвы. И кроме того, душа ребенка еще не окрепла, она еще не «закостенела», а посему и должна легче разрушаться, выделяя при распаде энергию. Вполне естественно в этих условиях, что боги предпочитали именно молоденьких…

Более того. Чтобы умилостивить богов, приносили в жертву самых любимых детей. Этим люди увеличивали ценность жертвы, вовсе не без основания полагая, что «угодность жертвы» измеряется тяжестью потери. И в этом можно увидеть тоже весьма значимую деталь.

Тяжесть жертвы неразрывно связана с той эмоциональной энергией, которую жертвователь добавляет (в буквальном смысле слова) к энергетике жертвы. Чем более тяжела потеря – тем большая «значимость» (то есть энергетическая ценность, если хотите) жертвы. Но тем она и желанней богу!..

Важность эмоциональной составляющей жертвоприношения подчеркивается еще и тем, что процесс очень часто не исчерпывался просто антуражной подготовкой и самим актом убийства – жертву заставляли помучиться. Чем сильнее были мучения жертвы – тем «лучше» было жертвоприношение. Причем для достижения максимального эффекта жизнь в теле жертвы порой даже специально поддерживали, не давая ей умереть как можно дольше.

Представляете, сколько эмоциональной энергии выплескивала в это время жертва!..

Даже акт убийства при этом мог составлять лишь «незначительную добавку» к полученному «блюду». Десертом, так сказать…

Рис. 53. Жертвоприношение Молоху

Другая любопытная деталь – в ходе таких жертвоприношений важная роль отводилась истечению крови. Именно кровь всегда связывалась во всех культурах с так называемой «жизненной силой». И чем больше вытекало крови, чем дольше происходил этот процесс – тем было «угодней богу». Поэтому, в частности, мы так привыкли к сочетанию слов «жертвоприношение» и «кровавое»…

Финальной же точкой служил непосредственно акт убийства. Тело жертвы чаще всего не интересовало богов. Если в жертву приносилось животное, то мясо его после ритуала съедалось людьми. Если человек – то труп просто выбрасывался. Хотя в обществах с традициями каннибализма и в этом случае мясо жертвы употреблялось в качестве простой еды.

Пожалуй, исключением являются лишь так называемые жертвы всесожжения или аналогичные им, когда тело жертвы требовалось сжигать. Но похоже, все отличие тут сводится к тому, что в этом случае бог стремился выжать из жертвы «жизненную энергию» до последней капельки – из каждой ее еще живой клетки. Мясо же как таковое (именно как мясо!)  его и в этом случае не интересовало…

Непрерывный поток

Жертвоприношения в перечне подношений богам появляются в глубокой древности. Есть они даже на стадии «прогрессорства», когда «добрые» боги обучают людей.

Справедливости ради, правда, стоит сказать, что некоторые боги запрещали человеческие жертвоприношения, а некоторые – вообще кровавые жертвоприношения, замещая их обычными «вегетарианскими» подношениями, однако это были скорее исключения из правил. А в целом – люди резали «во славу» богов (как животных, так и других людей) давно и регулярно.

Очевидно, что чем больше жертв – тем больше энергии может получить бог. Здесь можно привести в качестве сравнения следующий образ. Один светлячок светит очень слабо. И хотя таких светлячков много, они разбросаны по разным кустам. В итоге толку от них никакого. Но если собрать много светлячков в стеклянную банку и хорошенько ее встряхнуть, то можно получить неплохую «лампочку». Так и с жертвоприношениями. Одна жертва дает, скорее всего, не так уж и много энергии. А вот регулярный и масштабный поток жертвоприношений мог служить уже весьма неплохим источником энергии…

Рис. 54. Один светлячок дает мало света

Перевод богами людей к земледелию требовал перехода к оседлому образу жизни (без которого земледелием заниматься просто невозможно), а оседлый образ жизни, в свою очередь, способствовал росту численности и плотности населения. Больше людей – больше тех, кто может приносить жертвы. В результате автоматически происходил и «сбор светлячков в банку».

Однако, как указывалось ранее, на определенном этапе разразилась Война Богов. Боги-«прогрессоры» эту войну проиграли, а ведь именно к ним относились те боги, которые выступали против кровавых жертвоприношений. К власти пришли боги-«потребители». Кетцалькоатля, запрещавшего человеческие жертвоприношения, победил и прогнал бог Тескатлипока, во славу которого кровь полилась рекой…

Вдобавок, судя по всему, старый миропорядок (который теперь рухнул) с его довольно примитивным общинным общественным строем и небольшими разрозненными поселениями имел определенный предел по объемам и темпам поставок «жизненной энергии», который уже не устраивал богов-победителей – им этой энергии требовалось больше. И нужно было что-то делать.

Можно провести тут отдаленную аналогию с нефтедобычей. Скважин, из которых нефть вытекает «самотеком» под собственным давлением, имеется лишь ограниченное количество – для увеличения объема добываемой нефти надо разрабатывать новые месторождения и включать насосы, принудительно выкачивающие нефть…

И в конце IV тысячелетия до нашей эры боги кардинально меняют стратегию – они создают известные нам древние цивилизации (Древний Египет, Шумер, Индскую цивилизацию и другие). Эти цивилизации, расцвет которых приходится уже на III тысячелетие до нашей эры, специально создаются не в зонах первичных очагов земледелия, то есть не в начальных в «зонах прогрессорства» (некоторые из которых вообще оказываются зонами разрушений после Войны Богов), а в долинах крупных рек – Нила, Евфрата и Тигра, Инда и Сарасвати, Амударьи и Хуанхэ.

Рис. 55. Смещение зон земледелия в III тысячелетии до нашей эры – единый процесс

Если первичные очаги земледелия размещались в регионах с наиболее благоприятными природными и климатическими условиями (фактически в зонах максимального растительного многообразия), то условия в долинах крупных рек совсем иные – здесь земледелие возможно только при наличии развитой системы ирригации, создание и поддержание работоспособности которой требует значительной концентрации трудовых ресурсов и организации широкомасштабных регулярных работ. Это автоматически ведет к значительной концентрации населения – в том числе и прежде всего в крупных городах. А это, в совокупности, создает предпосылки для значительного увеличения потока жертвоприношений – то есть для увеличения поставок богам «жизненной энергии».

Вот боги-победители и создают сразу в готовом виде принципиально новые общественные системы известных нам древних государств с двумя подсистемами управления – храм и царский двор. Храмовая подсистема непосредственно обслуживает богов и обеспечивает поток приношений и «жизненной энергии», а царский двор решает задачи общественного управления и поддержания жизнеспособности государства. В разных регионах функции и значение двух подсистем несколько различаются, но в целом внедряется единая схема общественного устройства и хозяйствования (подробнее – см. мою книгу «Создание древних цивилизаций»).

На первых этапах, пока общество еще не встало на ноги и система «податей» богам работает еще не очень надежно, боги поддерживают установленный ими порядок в режиме регулярных визитов – они периодически посещают свои «дома» (то есть храмы), забирают собранные материальные ресурсы, необходимые им, и вершат суд по важнейшим вопросам (назначение верховных жрецов, утверждение царей и тому подобное). Позднее же, когда система поставки «податей» и «жизненной энергии» набирает необходимые обороты и устойчивость, достаточные для автономного функционирования, боги убирают этот поддерживающий общественное устройство «стержень» – они прекращают свои регулярные визиты. Визиты эти перестают быть необходимостью, поскольку материальные продукты им в таком количестве уже не нужны, а «жизненную энергию» из стационарных источников (то есть храмов) можно получать и без личного посещения (например, с помощью соответствующих передатчиков и ретрансляторов).

Происходит это где-то примерно к 2200 году до нашей эры.

Государства, лишенные «стержня», переживают немалую встряску. Индская цивилизация рушится без остатка, а Египет и Междуречье, пройдя период разброда и шатания, в итоге вновь поднимаются,. Но система поставки «жизненной энергии» в целом выдерживает все эти встряски. И как бы в дальнейшем (на протяжении тысячелетий!) не менялись государства, их правящая верхушка или даже вся общественная система общества, поток жертвоприношений практически никогда не прекращался. А жертвоприношение животными сохраняет массовый характер и сегодня…

Рис. 56. Современное жертвоприношение в Непале

Очередной рубеж тысячелетий

Итак к рубежу III-II тысячелетий до нашей эры мы имеем следующую ситуацию.

Весьма похоже, что боги (по крайней мере их основная часть) в это время вернулись на родную планету. Времени с попытки неудачного переворота прошло уже довольно много, события могли уже забыться, и мятежников могли простить – тем более, что возвращались уже их далекие потомки. И возвращались не с пустыми руками, а с весьма немалым количеством полезных ресурсов, в том числе меди и золота (см. книгу «Металлы – дар небесных богов»), вдобавок наладив систему поставки «жизненной энергии».

Впрочем, могли они перелететь и на совсем другую, просто более удобную и более перспективную для них планету – не вечно же им тут куковать…

Как бы то ни было, боги в целом свернули свое присутствие на Земле и даже свели периодические ее посещения почти на нет – в этом у них уже не было необходимости. Человечество уже доведено до нужной богам степени «цивилизованности» – развитие человечества сконцентрировано в определенных регионах, центрах цивилизации, в которых организованы некие (пусть и меняющиеся с течением времени) государственно-храмовые системы, обеспечивающие постоянный поток «жизненной энергии», адресованный богам и потребляемый ими.

Однако налаженная система имела один серьезный недостаток – она не была унифицирована. Дело в том, что как вскользь упоминалось ранее, жертвоприношения имели конкретного адресата – они приносились определенному богу, а для конкретного бога требовалось приносить определенные жертвы, которые сопровождались специальными (хоть и схожими по сути, но разными по форме) ритуалами. И это имело два важных последствия.

Во-первых, поставляемая «жизненная энергия» неизбежно различалась своим «качеством», то есть из разных мест богам поступала разная (!) «жизненная энергия», что имело определенные негативные моменты. Это тоже самое, что и поставки нефти – с каждого месторождения идет разная по качеству нефть, а на то, что годятся одни сорта, другие не подходят. Или как с бензином – вместо 95-го бензина обычная солярка не подойдет. Заправить, конечно, можно, но двигатель работает хуже, да и вообще запороть его можно…

Во-вторых, разные боги имели разную популярность. Следовательно, и количество жертв, которые им приносились, тоже различалось, и различалось очень сильно. Очевидно, что максимальное количество «жизненной энергии» при этом перепадало главным богам – и прежде всего правящему богу, должность которого в основной массе «цивилизованных» регионов в это время занимал бог грома и молнии под разными именами, из которых наиболее известно имя Баал. Другим богам доставалось существенно меньше, а второстепенные боги вообще получали сущие крохи.

(Боги Египта, где популярность Баала была минимальна, тут стоят несколько особняком. Судя по всему, во время Войны Богов египетские боги входили в единую коалицию с богами Междуречья, но при этом сохраняли определенную самостоятельность и автономность. Но это как версия…)

Рис. 57. Угаритская статуэтка Баала

Теоретически, боги могли бы устроить нечто типа «общего резервуара», где смешивать «жизненную энергию» из разных источников, а оттуда ее использовал бы любой, кому она потребовалось. Но боги явно не были сторонниками какой-либо уравниловки – тем более на коммунистических принципах. Так что вариант такой простейшей унификации им не подходил.

Другой путь – ввести единые стандартные ритуалы с единым перечнем жертвоприношений. А в идеале – унифицировать и адресата. По сути – ввести монотеизм, обеспечив с разных источников однотипный поток «жизненной энергии», которую мог бы потреблять любой бог.

Но в условиях иерархии богов как бы этот общий поток делили бы?.. Естественно, что боги получали бы долю в соответствии со своим рангом и статусом. Однако они итак уже это имели – высокий ранг обеспечивал как высокую популярность, так и большое количество храмов и жертв. Вдобавок, в этих условиях адресность поставок позволяла поддерживать «статус-кво». Так что боги, занимавшие вершину иерархии, были совершенно не заинтересованы в монотеизме.

Однако идея монотеизма все-таки не только появилась, но и закрепилась на нашей планете. И появилась она как раз на рубеже III-II тысячелетий до нашей эры. Как же это могло случиться, а главное – как она смогла в конце концов победить?..

И вот тут мы уже переходим к тому, что не является сколь-нибудь строго обоснованной теорией и уж тем более не претендует на звание какой-то «истины», а представляет собой всего лишь возможный вариант одного из отрезков нашей древней истории. Причем вариант далеко не однозначный…

Рис. 58. У богов своя иерархия

Воспользуемся следующим соображением.

Логично предположить, что боги-победители, которые придерживались мнения, что людей надо ограждать от «лишнего» знания, должны были отслеживать появление у людей «ненужных» и «опасных» предметов богов, попавших к людям тем или иным образом (например, из руин сооружений проигравших войну богов), с целью их дальнейшего изъятия. Для этого богам целесообразно было бы провести своеобразную «инвентаризацию» древних объектов и осуществлять сбор информации о появлении у людей предметов, сохранивших свою «божественную» функциональность.

Думается, что подобным вряд ли бы стал заниматься бог-правитель. Эту нудную рутинную обязанность логичнее всего было бы возложить на какого-то второстепенного бога (бога, напомним, в определенной степени обделенного «жизненной энергией»).

Тогда к этому богу стекалась бы информация о том, что осталось от периода активного присутствия богов на Земле – в том числе и о еще функционирующих технических устройствах богов, брошенных или забытых на нашей планете.

Но недаром есть поговорка: «Кто владеет информацией, тот владеет миром»…

Это приводит нас к следующей гипотезе.

Этим второстепенным богом был Яхве. Получив некую информацию о какой-то мощной технике, работавшей на «жизненной энергии» и еще сохранявшей свою работоспособность, он решил использовать ее в собственных интересах и с ее помощью изменить собственное положение в сообществе богов – свергнуть Баала и захватить власть в свои руки. Для этого ему было необходимо решить несколько задач.

Во-первых, найти именно работоспособную установку и привести ее рабочее состояние. То есть при необходимости заменить в ней сломавшиеся или поврежденные узлы и детали, а для этого в том числе найти или изготовить недостающие запчасти.

Во-вторых, обеспечить в нужный момент установку необходимым количеством энергии, для чего надо было создать условия, чтобы некто направил поток «жизненной энергии» именно в нужном Яхве направлении – к этой установке.

В-третьих, в тот же момент нужно было «обесточить» соперника, прекратив или резко снизив поставки «жизненной энергии» конкуренту, что лишило бы того возможности использовать оружие и оборудование, имевшееся в его распоряжении, для противодействия Яхве.

В-четвертых, всю подготовку надо было провести в тайне, чтобы Баал ничего об этом не узнал раньше времени (ведь сам Баал пришел к власти в результате переворота, забрав трон у своего отца, и, конечно же, должен был опасаться новых переворотов), – в том числе соблюдать инкогнито, дабы Баал не узнал, кто стоит за приготовлениями, если известия о такой подготовке до него каким-то образом все-таки дойдут.

Рис. 59. Юпитер (тот же Баал) был очень грозным богом

Понятно, что такое большое дело, как переворот, невозможно осуществить в одиночку – нужны помощники.

Во-первых, нужны помощники из числа людей – ведь кто-то должен заниматься непосредственно организацией и осуществлением поставок «жизненной энергии», то есть приносить жертвы. Люди могли сгодиться и для всякой второстепенной работы – никакая идея не воплощается в жизнь, пока ее не снабдить реальными руками и ногами.

Во-вторых, нужны помощники и из числа богов. И такие помощники у Яхве явно были. Вполне возможно (и даже скорее всего), что переворот затевала целая группа второстепенных богов, в которой Яхве был лидером и/или главным идейным вдохновителем. В библейских текстах такие помощники фигурируют в качестве «ангелов» и «божьих посланников».

Тут, правда, возникает вопрос – почему в данном случае богов не называют богами?..

Можно предположить, что затеявшая переворот группа целенаправленно решила использовать вариант монотеизма, поскольку он имел ряд преимуществ.

Во-первых, это позволяло в максимальной степени обеспечивать скрытность подготовки переворота. Яхве – главный в группе, то есть «главный бог» – «Всевышний», или вообще просто «Бог». Другие боги – его помощники, «посланцы» (то же что и «ангелы»). Людям знать имена, статусы и иерархию заговорщиков не обязательно, да и опасно – слишком болтливы. Людей вообще не нужно ставить в известность как об истинных целях задуманного, так и о его деталях.

Во-вторых, лишенная конкретного адресата «жизненная энергия» может быть использована любым богом, а это позволяло заговорщикам получать дополнительную маневренность.

В-третьих, события переворота непредсказуемы, и было неизвестно, кто из заговорщиков дойдет до победного финала – ведь реальные боги вовсе не были вечными и бессмертными, хоть и жили тысячелетиями. В то же время организация адресных (именных) жертвоприношений означает привязку поставок энергии к конкретному богу. И гибель в какой-то момент этого бога автоматически выливается в потерю соответствующего потока энергии для остальных заговорщиков. Вдобавок, дошедшие до победного финала боги в варианте монотеизма получают в свое распоряжение всю энергию, а не только часть, остающуюся за вычетом доли погибших.

В-четвертых, людям не так просто объяснить, почему вместо одной группы богов они должны приносить жертвы другой группе. Для этого нужны очень убедительные аргументы. Гораздо проще донести до них идею приносить жертвы только «главному» (не привязывая это к Баалу).

Ну, и в-пятых, в случае смены «главного» (в случае гибели во время мятежа или в дальнейшем, просто при смене лидера и т.д.) людям уже не надо больше объяснять, почему они должны приносить жертвы новому «главному», почему сменился «главный», куда делся предыдущий и тому подобное.

Как ни крути, но монотеизм по этим позициям богам весьма выгоден. Но в монотеизме не может быть много богов, вот и были запущены термины «ангел», «посланник» и тому подобное…

Начало событий

Вот теперь мы можем перейти к непосредственной хронологии событий переворота.

К сожалению, какие-то действия богов-мятежников неизбежно остаются вне нашего поля зрения. По этим причинам самое начало событий мы можем определить и не точно. И косвенные данные указывают на то, что это начало действительно мы вряд ли когда-нибудь достоверно установим.

Первое же, что удается более-менее определенно соотнести с событиями переворота, связано с жизнью Авраама. Хотя начинается все даже не с него самого, а с его отца. Тогда, когда Авраам был еще просто Аврамом.

Заглянем в библейские тексты, которые по этому поводу сообщают нам вроде бы совсем немного.

«И взял Фарра Аврама, сына своего, и Лота, сына Аранова, внука своего, и Сару, невестку свою, жену Аврама, сына своего, и вышел с ними из Ура Халдейского, чтобы идти в землю Ханаанскую; но, дойдя до Харрана, они остановились там. И было дней жизни Фарры [в Харранской земле] двести пять лет, и умер Фарра в Харране» (Бытие, глава 11).

Чуть больше информации нам дают иудейские источники, из которых мы можем узнать в частности, что Фарра, который здесь фигурирует под именем Терах, был в Уре «резчиком идолов».

Рис. 60. Зиккурат Ура

Посмотрим на эти весьма скудно описанные события чуть более детально.

Ур – один из древнейших городов-государств древнего южного Междуречья. В III тысячелетии до нашей эры Ур был одним из крупнейших центров шумерской цивилизации. В эпоху своего расцвета Ур был многонаселенным городом с великолепными храмами, дворцами, площадями и общественными зданиями. Археологами здесь найдены многочисленные храмы, зиккурат, гавань, некрополь (в том числе 16 так называемых царских гробниц – каменных склепов), жилые кварталы, клинописный архив, различная утварь и следы человеческих жертвоприношений.

С 2012 по 2003 год до нашей эры III династия Ура даже объединяла под своей властью практически все Междуречье. Но это был уже последний период шумерской государственности, иногда называемый шумерским ренессансом – в 2003 году государство пало под ударами амореев и эламитов…

К сожалению, определить сколь-нибудь точно, в какое именно время жил Авраам, и что в это время происходило в Уре, невозможно. Разные источники и исследователи называют разные даты, и разброс между ними очень большой. Так, скажем, Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в качестве даты рождения Авраама указывает 2040 год. Соответственно, Авраам застает в Уре еще период расцвета города, а затем и захват его эламитами. А по традиционной библейской хронологии, дата рождения Авраама – 1812 год до нашей эры, что на двести с лишним позже, и в это время Ур уже давно лишился звания центра государства.

«Определение времени жизни патриарха Авраама – задача для библейской науки весьма трудная, почти неразрешимая, потому что исследователи не могут опереться на летоисчисления, которые использовали народы Древнего Востока. У древних евреев, как и у других народов Ближнего Востока, не было единого летоисчисления. Годы, которые указываются в древних летописях (чаще всего – годы правления царей) не соотнесены с определенной общепринятой отправной исходной датой. Поэтому библейская датировка ветхозаветных событий не дает возможность уверенно соотнести их с нашим отсчетом времени» (иеромонах Иов (Гумеров)).

Впрочем, даже такая неопределенность особой роли для нас не играет…

Итак, Фарра был «резчиком идолов». Что же это значит?..

За этими двумя словами скрывается на самом деле очень немало информации. «Резчик идолов» означает прежде всего, что Фарра был ремесленником, а вовсе не пастухом, которым в дальнейшем стал Авраам. И здесь уже обнаруживается весьма серьезная странность. Ведь ремесленник в городе заведомо ведет оседлый образ жизни, и ни сам Фарра, ни его дети не приучены к кочевому образу жизни, с которым связано владение стадами и пастушеская жизнь Авраама. Когда и по каким причинам происходит такая коренная перемена?..

Но прежде, чем ответить на этот вопрос, еще немного детализируем ситуацию.

Фарра – не просто ремесленник. Он – «резчик идолов», то есть ему доверено изготовлять храмовую утварь. И не просто утварь, а «идолов», то есть объект поклонения. Отсюда вытекает сразу два следствия.

Во-первых, Фарра является храмовым работником. В Шумере ремесленники вообще не были самостоятельными тружениками, а работали либо на царский двор, либо на храм. Человек, изготавливавший же храмовую утварь, не мог быть никем иным, нежели работником храма.

А во-вторых, Фарра исполнял весьма важную работу – изготовлял объект поклонения. Соответственно, он занимал далеко не последнее место в храмовой иерархии (хоть и был весьма далек от главных жреческих постов). Следовательно, за свою работу он должен был получать очень хорошую оплату и быть весьма неплохо обеспечен.

И вдруг Фарра почему-то бросает столь выгодное место и пускается за сотни километров в Харран, который располагается буквально «в глухомани» и в котором заправляют западносемитские племена скотоводов. Из центра цивилизации перемещается на ее задворки.

Почему он это делает?..

Заметим, что обозначенная в Ветхом Завете цель – «чтобы идти в землю Ханаанскую» – совершенно не соответствует выбранному им маршруту. В Ханаан из Ура можно было попасть гораздо более прямым путем, не делая огромнейший крюк в сторону Харрана, который в данном случае вообще необъясним.

Думается, что обозначение Ханаана в качестве конечной цели сделано с учетом уже более позднего маршрута Авраама, а у Фарры такой цели вовсе не было – он устремлялся именно в Харран.

Рис. 61. Маршрут Авраама

При этом еще примечательный момент – Фарра берет с собой только Авраама (сына) с женой и Лота (внука – племянника Авраама). Про остальных членов семьи нет ни слова!.. А ведь в те времена семьи были весьма многочисленны. Куда делись остальные члени семьи как самого Фарры, так и Лота?..

Напрашивается единственный ответ – Фарра на самом деле не просто уходит, а бежит из Ура. Бежит, забрав с собой лишь трех человек и оставив в Уре всех остальных родственников. И у него нет других вариантов и другого выхода…

Но почему он бежит?..

Учтем два момента.

Момент первый. Даже если Ур в это время уже не является столицей государства, основы которого некогда заложили могущественные боги, значение города все еще очень велико. Следовательно, здесь располагались важные храмы. Тогда в храме, где служил Фарра, могли находиться какие-то предметы богов. Где бы им еще храниться, как не в таких храмах?..

Момент второй. Фарра изготовлял главную храмовую утварь и занимал не последнюю должность. Следовательно, он имел доступ в хранилище храма, где в это время могли находиться и какие-то высокотехнологичные изделия богов. На худой конец – он мог получить временный или даже разовый доступ в хранилище и воспользоваться этой возможностью, чтобы выкрасть что-то из таких изделий…

Как бы то ни было, имеются все предпосылки к тому, что Фарра мог увидеть некий «божественный» предмет, который можно было вынести из храма и попытаться использовать в собственных целях. Причем «ставка» в этом случае была так велика, что Фарра пошел не только на явное «святотатство», но и на потерю обеспеченной спокойной жизни. То есть сомнений в «божественности» предмета у него не было никаких.

Что же это был за предмет?..

Чтобы ответить на этот вопрос, приведем следующее логическое рассуждение.

В ходе установления и отладки системы управления древних цивилизаций III тысячелетия боги могли использовать (и скорее всего действительно использовали) некие средства связи, которые служили для контроля за деятельностью верховных жрецов и царей, а также для оперативного вмешательства в их деятельность. Нельзя исключать, что подобные средства связи использовались богами еще на стадии «прогрессорства», но и на стадии формирования потока «податей» они явно не были лишними – хотя бы для того, чтобы обеспечивать непрерывность процесса управления обществом между визитами богов. Впрочем, и на стадии сворачивания режима периодических визитов такие средства связи вполне могли быть полезными, поскольку могли служить реальным подтверждением возможности возвращения богов в любой момент (и неизбежности наказания непослушных).

При сворачивании «стержня» древних цивилизаций, то есть по окончании фазы периодического регулярного посещения, данные средства связи вполне могли также остаться в некотором количестве. Думается, что преимущественно они должны были храниться как раз в храмах и царских кладовых. По крайне мере, это было бы наиболее логичным…

Дальнейший ход событий указывает на то, что Фарра украл в храме как раз некое средство связи для связи жрецов с богами.

Между прочим, в этом случае поступок Фарры вполне объясним. Во-первых, такое средство связи вполне могло быть достаточно небольшим, чтобы его можно было незаметно вынести из хранилища и храма. А во-вторых, «на втором конце провода» был бог, у которого можно было бы что-то попросить, а это сулило Фарре фантастические перспективы.

Но почему он при этом не просто спрятался где-нибудь и не исполнил задуманное, а бежал из города за тридевять земель?..

Можно предположить, что связаться с богами Фарра все-таки попытался, но это у него не получилось. Не получилось либо потому, что он не смог включить устройство, либо сугубо по техническим причинам – в устройстве разрядились «батарейки». А возможно и то, и другое сразу.

Кстати, разрядка устройства связи вполне могла послужить причиной того, что жрецы отправили его в хранилище – связи нет, но предмет все-таки «божественный»…

Рис. 62. Средства связи надо периодически заряжать

И здесь Фарра оказывается в непростой ситуации. Предмет он уже украл. Но предмет не работает – связи нет. Что делать?.. Вернуть по-тихому назад?..

Вполне может быть, что положить средство связи назад в хранилище у Фарры просто не было возможности. Скажем, если и в прошлый-то раз он попал туда случайно. А может, Фарра и не хотел возвращать добытое явно с очень большим риском. Судя по всему, он решил все-таки попытаться заставить украденное устройство заработать. Для этого надо было его зарядить или сменить батарейки. Но где бы это сделать?..

Вот тут мы получаем вариант объяснения, почему Фарра бежал именно в Харран.

Как уже говорилось ранее, после Войны Богов остались целые зоны разрушений, в которых могли находиться какие-то изделия богов, ставшие предметом охоты не только власть предержащих, но и простых «сталкеров». Одна из таких зон прослеживается в Анатолии, и ближайшей к Уру точкой на окраине такой зоны оказывается как раз Харран, с которым Ур, вдобавок, связывают торговые пути!..

Любопытно, что, как указывалось ранее, Харран был местом обитания западосемитских кочевых племен. Эти племена аккадцы (жители Междуречья) иногда называли «хабиру». В зависимости от источника и эпохи, хабиру описывают как кочевников или полукочевников, повстанцев, разбойников, совершающих набеги, торговцев, лучников, слуг, рабов, мигрирующую рабочую силу и тому подобных людей, образ жизни которых вполне соответствует в том числе и охотникам за «божественными» предметами.

Но в древние времена в письменности гласных не было, и при записи «хабиру» превращается в «хбр». И при другой огласовке такой записи мы получаем «хабар» – термин, которым в «Пикнике на обочине» Стругацких обозначаются инопланетные предметы, за которыми охотились сталкеры!..

Что это – случайное совпадение?..

Как бы то ни было, именно в Харране Фарра мог надеяться раздобыть «батарейки» или «зарядное устройство» для того средства связи, которое оказалось у него в руках. И он решился отправиться в Харран, бросив все – «ставка» все-таки была слишком велика.

Посвятил ли он в свои намерения тех членов семьи, которые остались в Уре, или нет – не известно. Они могли просто отказаться последовать с ним, а мог и Фарра не рассказывать им лишнего. В конце концов он вполне мог рассчитывать и вернуться.

Но одному пускаться в путь за сотни километров было небезопасно. Так что какие-то спутники ему все-таки были нужны. Оптимальный вариант – взять с собой молодых и сильных. В этих условиях Авраам с Лотом вполне подходили в такие спутники, а с Авраамом могла увязаться и его жена Сарра (дело-то молодое)…

Средства связи богов

Но были ли в реальности такие средства связи?..

На этот вопрос можно дать вполне утвердительный ответ.

Современный турист, посещающий Стену Плача у Храмовой горы в Иерусалиме и далекий от знания традиций иудейской религии, бывает удивлен, увидев, что некоторые евреи перед своей молитвой исполняют какой-то странный ритуал – они надевают некие предметы на голову и на руку. Ритуал этот называется «наложение тфиллина».

Тфиллин состоит из двух главных частей – тфиллин шель-рош (то есть тфиллин, возлагаемый на голову) и тфиллин шель-яд (то есть тфиллин, возлагаемый на руку). Каждая из них представляет собой маленькую черную коробочку кубической формы, именуемую байт, в которой содержатся свитки с отрывками из Торы. Через отверстия в основаниях каждого байта продеты рецуот – черные кожаные ремни, при помощи которых тфиллин и укрепляются на руке и на голове.

Рис. 63. Тфиллин

Наложение тфиллина необходимо производить перед молитвой к Богу.

Но что такое «молитва к Богу»?.. Это – обращение к Богу, связь с Богом. Собственно, именно так это и трактуют иудеи, когда объясняют, что смысл ритуала – общение с Богом. Однако для чего при этом необходимы дополнительные элементы в виде коробочек на ремнях, никто не может уточнить.

С точки зрения обычной логики, если Бог является совершенным сверхъестественным существом, общение с которым происходит на духовном уровне, то причем тут какие-то дополнительные материальные приспособления?.. Для духовного общения они не нужны. Но они есть!.. И вся процедура очень сильно напоминает… общение по современному мобильному телефону или рации!.. Мы фактически реально имеем использование неких специальных устройств для связи с Богом.

Любопытно, что использование сразу двух предметов, которые располагаются на голове и руке, то есть разносятся в пространстве на некоторое расстояние друг от друга, можно связать с увеличением размера антенны, что позволяет улучшить качество и дальность связи…

Однако кожаная коробочка с кусочком текста (пусть даже и священной для иудеев Торы), с приземленно-технической точки зрения, средством связи служить не может. Она – лишь муляж, изображение некоего другого реального технического устройства. То есть иудеи на самом деле сохранили только некий порядок действий в своем ритуале и образ некоего предмета, который был техническим устройством, позволявшим некогда действительно осуществлять непосредственную связь с Богом.

С этих позиций можно объяснить и то, почему ныне в тфиллин вкладывается свиток с отрывком из Торы. Что слышал древний священник, пользуясь реальным средством связи?.. Он слышал слова Бога. А отрывок из Торы – это тоже «слова Бога»!..

Рис. 64. Наложение тфиллина перед молитвой у Стены плача в Иерусалиме

Косвенно именно такой вывод подтверждается теми древними текстами, в которых упоминается, что тфиллин накладывал на себя и Бог. Из этого напрямую вытекает, что Богу тоже было необходимо какое-то дополнительное приемно-передающее устройство для удаленной связи. Вполне, между прочим, логично – для осуществления связи помимо передатчика должен быть и приемник.

Любопытно, что в одной из угаритских надписей описывается наложение тфиллина на голову Баалом, который был «главным конкурентом» ветхозаветного Яхве. С точки зрения монотеистической религии это не лезет ни в какие ворота, а вот если рассматривать богов (в том числе и Яхве), как представителей высоко развитой цивилизации, которая имела какие-то мобильные средства связи в такой форме, то исчезают все противоречия. Ведь не в единственном же экземпляре было такое устройство…

В мифологии самых разных народов боги имеют «волшебные» предметы, которые надеваются на голову и которые дают возможность богам слышать, видеть и знать, что происходит где-то далеко. У нас, представителей цивилизации, ушедшей достаточно далеко по пути технического прогресса, подобные описания вызывают вполне четкие ассоциации как раз с какими-то приемо-передающими устройствами.

Вполне логично, что если боги по каким-то причинам считали необходимым общаться не только между собой, но и с кем-то из людей, то они должны были снабдить такими приемо-передающими устройствами и соответствующего человека. Конечно же, такими людьми были жрецы и священники – лица, наиболее приближенные к богам, избранные. И если сейчас тфиллин может надевать перед молитвой практически любой верующий еврей, то ранее на это имели право лишь представители высшего духовенства…

Рис. 65. Токин на голове ямабуси

За многие тысячи километров от Израиля, на другой стороне земного шара, в Японии имеется аналогичный ритуал. Японские монахи-отшельники ямабуcи накладывают маленькие черные коробочки, которые называются токин, на лоб точно так же, как евреи – свой тфиллин. Размер токин практически тот же, что и у еврейского тфиллина, только тфиллин имеет форму кубика, а токин – круглый.

Однако в Японии сохранился даже запрет пользоваться этим «средством связи» первому встречному – токин надевают далеко не все монахи, а лишь ямабуси. Ямабуси в переводе означает «спящие в горах». Это последователи направления под названием сюгэндо, удалявшиеся в горы для аскетической практики. Другие их названия: яма-но хидзири – «горные мудрецы»; сюгэндзя – «занимающиеся практикой для обретения магических способностей»; сюгеся – «занимающиеся аскетической практикой»; гедзя – «практикующие».

Тфиллин и токин, конечно же, никакими реальными средствами связи не являются. Они – лишь имитация. Но имитация достаточно показательная…

В Израиле широко распространено использование еще одного аналогичного предмета, который носит название мезуза. Мезуза – фактически неотъемлемый элемент любого иудейского дома. Ее цель (в современном понимании) – охранять дом от болезней и врагов, то есть выполнять функции своеобразного защитного, охранного барьера.

Собственно, термин «мезуза» используется для обозначения сразу двух предметов – свитка пергамента из кожи ритуально чистого (кошерного) животного, содержащий часть текста молитвы Шма, и специальной «коробочки» вытянутой формы,  в которую этот свиток пергамента и помещается.

Современные «коробочки»-мезузы достаточно разнообразны. При общем сходстве формы они имеют разные размеры и различные украшающие их рисунки. Их ставят на входы не только жилых домов, но и других самых разных помещений. Например, есть мезузы, которые установлены на входе в специальное сооружение со сканерами,  обеспечивающими безопасность (по типу тех, что стоят в аэропортах), расположенное на краю площади возле Стены Плача. Там установлено сразу несколько мезуз – уж если обеспечивать защиту, то на полную катушку…

Рис. 66. Мезузы на площади возле Стены Плача

Когда иудей заходит в дом, он обязан прикоснуться руками к мезузе, произнести слова молитвы, а затем поцеловать пальцы, касавшиеся мезузы. Именно таким образом, как считается, срабатывает ритуал охраны данного помещения.

Как заметил Александр Розензафт, принимавший участие в нашей экспедиции по Израилю в 2010 году, эта процедура очень сильно напоминает использование некоего датчика, который воспринимает голос и считывает отпечатки пальцев, то есть какого-то устройства, которое предохраняет вход от проникновения туда нежелательных лиц.

Фактически получается, что иудеи воспроизводят в качестве ритуала действия, которые связаны с охранными функциями высокотехнологичного устройства, но уже в условиях отсутствия самого этого устройства. Налицо сохранение определенных действий, но с частичной потерей смысла (смысл мезузы как охранного «устройства» сохраняется). То есть первоначальный предмет утрачен, и вместо него используется просто муляж.

Любопытно, что имеется даже специальная инструкция по тому, как устанавливать мезузу. Эту инструкцию, которая только усиливает обозначенное выше сходство, я приведу целиком.

«Мезузу прикрепляют у входа в жилое помещение площадью не менее 3,68 квадратных метров, причем ведущая в него дверь должна иметь и косяки, и притолоку. Относительно помещений меньшей площади, а также веранд, балконов и т.п. следует проконсультироваться у раввина. Следует ли прикреплять мезузу на входе без косяков и притолок или на двери иной формы или иного типа, кроме створчатой, также надо спросить у раввина. На дверях магазинов, офисов, рабочих помещений и т.п. также должны быть мезузы. Мезузу свертывают в трубку слева направо текстом внутрь. Желательно обернуть ее целлофаном и т.п., прежде чем вложить в футляр – это предохранит ее от сырости. Затем ее помещают в футляр, который прикрепляют к косяку двери – чуть наискось, верхним концом вперед, по направлению входа.

Мезузу вставляют в футляр таким образом, чтобы имя Всевышнего, написанное на ее оборотной стороне, было обращено вовне – в сторону, противоположную от косяка. Мезуза должна располагаться в нижней части верхней трети высоты косяка, не дальше 8 сантиметров от его внешнего края. Если дверь настолько высока, что мезуза, прикрепленная к верхней трети, оказывается заметно выше плеча человека среднего роста, ее следует прикрепить ниже; если дверь, наоборот, низка, мезузу следует прикрепить выше, но не ближе 8 сантиметров от притолоки.

Следует закрепить оба конца мезузы, в противном случае заповедь не исполняется (недопустимо, например, чтобы она висела на одном гвозде). Перед тем как прикрепить мезузу к косяку, произносят благословение: «Борух Ато Адей-ной Элей-эйну Мелех о-Ейлом Ашер Кидешону Бемицвейсов Вецивону Ликвоа Мезузо» («Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Владыка Вселенной, освятивший нас своими заповедями и повелевший нам устанавливать мезузу»), и немедленно приступают к этому делу. Если прикрепляют несколько мезуз подряд, достаточно произнести благословение один раз, но все время пока не прикрепили последнюю мезузу, нельзя отвлекаться, даже говорить на посторонние темы.

Если мезуза была плохо закреплена и упала, ее прикрепляют снова и произносят благословение. В отношении выбора косяка, на котором должна быть прикреплена мезуза, правила таковы. Для входной двери дома – прикрепляют к косяку – справа от входящего. На остальных дверях дома положение мезузы зависит от того, в какую сторону открывается дверь. Если дверь открывается вперед от входящего в комнату (т.е. по направлению движения входящего), мезузу прикрепляют справа; если, наоборот, дверь открывается навстречу ему, то слева.

Мезуза, находящаяся с внутренней стороны двери в комнате, где есть маленькие дети, которых подмывают и пеленают, должна быть прикрыта. Так же следует поступить с мезузой, находящейся в спальне супругов».

Последнее особо примечательно. Фактически это означает ограничения, которые выглядели бы весьма логично при использовании видеокамеры – личные интимные подробности ухода за детьми и жизни супругов не предназначены для посторонних глаз. Так что если убрать из текста все «танцы с бубнами вокруг костра» типа молитвы и пергамента в целлофане, то остается вполне исчерпывающая инструкция по установке охранного оборудования.

А то, что в мезузу, как и в тфиллин, вкладывается ныне отрывок из Торы (то есть «слова Бога»), можно трактовать так, что охранное оборудование имело только одностороннюю видеосвязь – люди не видели Бога, а лишь могли слышать его голос.

Рис. 67. Видеодомофон – охранное устройство с односторонней видеосвязью

Ясно, что во времена древних иудеев, откуда идет эта традиция, никаких подобных устройств (по современным представлениям историков) не было да и быть не могло. Однако если мы признаем существование в глубокой древности высоко развитой в техническом отношении цивилизации богов, то почему бы ей не использовать подобные охранные и следящие устройства. Это весьма логично и вполне допустимо. Тогда получается, что с помощью мезузы иудеи просто сохранили память о каком-то реальном техническом устройстве этой цивилизации…

Любопытно, что, утеряв реальные технические устройства, иудеи сохранили (помимо правил установки) специальные и четкие инструкции по утилизации испортившихся мезуз и изготовлению новых. Формы исполнения самих мезуз тоже очень четко регламентированы, а регламенты напоминают наши стандарты (ГОСТ, ОСТ и ТР).

Регламентируется также и периодическая проверка мезуз на «исправность». Мезузы в жилом помещении следует проверять дважды за семь лет, а в общественном – раз в 50 лет. Однако желательно проверять их чаще, так как они могут легко прийти в негодность из-за влажности, изменения температуры и тому подобного. Поэтому принято проверять мезузы всякий раз, когда в жизни семьи происходят изменения – например, если забеременела жена, после переезда на жительство в другую страну и так далее. Есть и обычай Хабада – проверять мезузы каждый год в месяц Элул, что вызывает ассоциации с требованием ежегодной проверки приборов в метрологии…

Авраам выходит на связь с Яхве

Но вернемся к Фарре.

Он мог прихватить из урского храма либо тфиллин, либо мезузу – не суть важно, для связи с богами годилось и то, и другое. Но эта «штука» у него не работала. Не известно, сколько времени Фарра провел в Харране в поисках «батареек» или «зарядного устройства» и что для этого предпринимал, но включить «божественное» средство связи ему так и не удалось – Фарра умер и был похоронен в Харране.

Зато это явно удалось его сыну Аврааму.

Источники не сообщают нам, как Авраам включил устройство. Умалчивают они и о том, что он при этом попросил у ответившего ему бога. Но на то, что связь все-таки была установлена, вполне определенно указывает то, что Авраам получает указание от Яхве.

«И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего [и иди] в землю, которую Я укажу тебе; и Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь ты в благословение; Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные» (Бытие, глава 12).

Текст также не проясняет, почему Яхве решился на взаимодействие со случайным человеком, который оказался на том конце провода, а не просто отобрал у него средство связи. Вполне возможно, что у него была достаточно острая необходимость в помощниках, а выбор по каким-то причинам был весьма ограничен. А возможно, сыграл роль и тот факт, что Авраам сумел самостоятельно включить молчавшее до этого устройство связи, что уже указывало на его определенную сообразительность, которая могла оказаться весьма полезной. Как бы то ни было, Яхве решил использовать этого проныру в качестве помощника в решении нужных ему самому задач…

Строго говоря, мы не можем определить, с кем именно Авраам вышел на связь – с Яхве или кем-то иным. «Имя» Яхве появляется лишь в описании событий с Моисеем (см. далее), что по времени значительно позже. Бог, с которым связался Авраам, в источниках именуется «Господь», что означает просто «господин», или позднее «Всевышний», то есть просто «главный над всеми» (что может подразумевать лишь, например, «главный над оставшимися богами» или вообще «главный в какой-то группе богов»). Но для того, чтобы не запутаться окончательно в возможных вариантах, я буду именовать его именно Яхве, поскольку в данном случае это не имеет принципиального значения…

Рис. 68. Далеко не любое средство связи позволяет видеть собеседника

Яхве (причем совершенно неожиданно!) отправляет Авраама в совершенно другую сторону от Анатолийской зоны в абсолютно незнакомые ему земли – в Ханаан. Видимо, в Харране и Анатолийской зоне не было того, что требовалось Яхве, и помощник ему требовался совсем в другом регионе.

Что именно при этом посулил или даже клятвенно пообещал Яхве Аврааму – неизвестно (текст содержит лишь обещание поддержки и покровительства в самом общем виде), но Авраам снимается со всем своим семейством и скарбом из Харрана и движется туда, куда ему указано.

«И взял Аврам с собою Сару, жену свою, Лота, сына брата своего, и все имение, которое они приобрели, и всех людей, которых они имели в Харране; и вышли, чтобы идти в землю Ханаанскую; и пришли в землю Ханаанскую. И прошел Аврам по земле сей [по длине ее] до места Сихема, до дубравы Море. В этой земле тогда [жили] Хананеи» (Бытие, глава 12).

На данный момент важнее другая деталь.

Судя по дальнейшему ходу событий, Яхве послал Авраама в Ханаан прежде всего как разведчика – для сбора информации об объектах богов, оставшихся в регионе с незапамятных времен. И чтобы не вызывать подозрений у местных жителей Авраам должен был сменить личину («отказаться от рода своего») – отказаться от привычного городского образа жизни и прикинуться кочевым скотоводом. В таком статусе было проще ходить по разным местам и собирать информацию. По этой же причине Авраам, обладая немалыми средствами, нигде (за единственным исключением, который мы рассмотрим позднее) не покупал земли, дабы не быть привязанным к одному какому-то месту.

Правда, это имело и негативный побочный эффект – Арааму постоянно приходилось дистанцироваться от бродячих разбойников, с которыми его, видимо, довольно часто путали…

На то, что Авраам был действительно отнюдь не бедным уже на момент отбытия из Харрана, указывает упоминание «всех людей, которых они имели в Харране», которое означает, что Авраам имел некоторое количество слуг и рабов. И это вызывает вопрос – как мог разбогатеть в Харране сын беглеца из Ура, бросившего свою работу?..

Обычно исследователи, пытаясь объяснить достаток Араама и весьма почтительное отношение к нему в разных странах со стороны местных старейшин и правителей, указывают на якобы «жреческое происхождение» Авраама. Но Фарра был «резчиком идолов», то есть храмовым работником – ремесленником, а вовсе не жрецом – слугой бога. Это принципиально разные вещи. И данное объяснение явно не подходит.

Можно было бы, конечно, списать достаток Авраама на некую «помощь Бога». И такой вариант действительно возможен, ведь Яхве выгоден был помощник, не отвлекающийся на заботы о хлебе насущном и не тратящий на это время, силы и ресурсы.

Но не стоит забывать о том, что Авраам все-таки где-то раздобыл «батарейки» или «зарядное устройство» (к «божественному» средству связи), а такая вещь должна была стоить очень немало, и добыть ее было не так-то просто. И хотя источники умалчивают о том, как долго Фарра с Авраамом, Лотом и Саррой прожили в Харране, и чем там занимались все это время, логично предположить, что Авраам к моменту выхода на связь с Яхве был вхож в круг местных «сталкеров» и дельцов «черного рынка», на котором крутился «божественный хабар». Став либо непосредственно «сталкером», либо торговцем «хабаром», за время, пока ему не подвернулись нужные «батарейки», Авраам должен был пропустить через свои руки немало «хабара» и вполне мог заработать кругленькую сумму.

Мог и Яхве в этом ему помочь. Например, подсказать, как включить какую-то не работавшую и потому купленную за бесценок «божественную безделушку», что резко увеличило бы ее стоимость. Но тут мы уже совсем уходим в область вольного фантазирования…

Как бы то ни было, Авраам входит в Ханаан вовсе не бедным пастухом-бродягой.

Рис. 69. Переселение Авраама в землю Ханаанскую

Первый осмотр Ханаана

Ветхий Завет вновь немногословен:

«…и пришли в землю Ханаанскую. И прошел Аврам по земле сей [по длине ее] до места Сихема, до дубравы Море. В этой земле тогда [жили] Хананеи. И явился Господь Авраму и сказал [ему]: потомству твоему отдам Я землю сию. И создал там [Аврам] жертвенник Господу, Который явился ему» (Бытие, глава 12).

К сожалению, никакой детализации пути Авраама из Харрана до Сихема нет. Между тем один из весьма вероятных вариантов такого маршрута пролегает через Баальбек, мегалитический комплекс которого описан ранее. Думается, что Яхве не мог не знать о его существовании, а соответственно и Авраама он вряд ли бы послал мимо. И скорее всего, Авраам по пути посетил-таки Баальбек и внимательно осмотрел комплекс, но не обнаружил чего-либо важного и нужного, что могло бы в дальнейшем быть использовано для реализации планов Яхве. Посему и в дальнейших событиях комплекс Баальбека – при всем его колоссальном сходстве со стеной в Иерусалиме и сооружением в Хевроне – никак не задействован. Яхве он был просто не интересен.

В качестве альтернативной версии можно предположить, что в Баальбеке Авраам нашел все-таки какую-то «мелочевку» или даже какой-то значимый «божественный» предмет, но этот предмет был небольшого размера, и Авраам просто прихватил его с собой на будущее. Однако у нас нет совершенно никакой исходной информации, чтобы обосновывать или развивать далее эту версию, которая посему остается на уровне сугубо гипотетической…

Сихем (или Шхем), в который в конце концов прибыл Авраам и который удостоился упоминания первоисточников, ныне ассоциируется с Наблусом, в пригороде которого в ходе раскопок холма Телль-Балата обнаружены руины ханаанского города – в том числе остатки оборонительных укреплений, акрополь и развалины храма.

Рис. 70. Руины в Телль-Балата

Сихем – довольно примечательное место, которое расположено между знаменитыми горами Гевал и Гаризим («гора проклятий» и «гора благословений» соответственно). Это место вместе с упомянутыми горами еще будет в дальнейшем фигурировать в качестве одной из ключевых точек событий – во времена Иисуса Навина (тогда мы и поговорим о ней более подробно), но сейчас библейский текст не приводит каких-то информативных деталей о его особенностях.

Можно только предположить (и то лишь с учетом дальнейших событий), что это место по каким-то причинам было удобно или важно для проведения очередного сеанса связи между Авраамом и Яхве. При этом, если воспринимать текст дословно, инициатива данного сеанса связи принадлежала уже не Аврааму, а Яхве. И тут можно отметить несколько моментов.

Во-первых, в Сихеме Бог впервые является Аврааму.

Обычно это трактуется как то, что Бог появляется лично. И в принципе, нельзя отрицать такую возможность – место могло быть подходящим для того, чтобы появиться лично, не боясь нежелательных свидетелей. Но можно дать и другую трактовку, не связанных с личными визитами Бога.

Фарра мог унести из Ура какое-то средство связи, которое допускало видеосвязь абонентов – например, не тфиллин, а мезузу с двусторонней видеосвязью. И если в Харране, когда с ним вышел на связь совершенно неизвестный ему человек, Яхве явно отвечал только по аудиоканалу (на всякий случай – «береженного бог бережет»), то теперь, когда этот проныра (Авраам) на деле продемонстрировал готовность исполнять указания, можно было включить и видеосвязь.

При этом Авраам вполне мог неоднократно связываться с Яхве по пути из Харрана в Сихем (тексты об этом не сообщают, но и не отрицают такой возможности) и докладывать о текущих результатах своей разведки, но просто еще не удостаивался встречной видеосвязи…

Во-вторых, Яхве конкретизирует географическое местоположение «Земли Обетованной» – обещает Аврааму уже конкретную, определенную землю. Именно так обычно трактуются слова «потомству твоему дам землю сию». Именно здесь вопрос вообще ставится в аспекте именно определенной обетованной земли, ведь до этого (в Харране) Яхве просто отправляет Авраама «куда укажу» без географической привязки к конкретному месту.

Однако слова «потомству твоему дам землю сию» можно трактовать вовсе не как обещание, а как указание, что в конечном итоге Авраам должен (!) будет поселиться здесь. То есть не как награду или благодеяние, а как поручение.

Можно предположить, что по каким-то признакам или на основании какой-то полученной (то ли с помощью Авраама, то ли откуда-то еще) информации Яхве приходит к заключению, что данное место или целый регион ему подходит (или даже нужен!) для реализации его планов. А возможно, Яхве стало ясно, что важное (или даже ключевое) оборудование находится где-то в этом регионе, но его еще надо найти, привести в порядок и тому подобное, а хватит ли на все это жизни Авраама – неизвестно. Вот и понадобилось «закрепить» его вместе с потомками именно здесь. Однако для уточнения, почему именно Яхве приходит к такому заключению, у нас, увы, не хватает исходных данных…

Рис. 71. Жертвенник перед храмом бронзового века в Сихеме

И в-третьих, по результатам сеанса связи Авраам ставит жертвенник и, хоть тексты об этом не говорят прямо, несомненно, приносит Яхве жертвы (иначе зачем ставить жертвенник). Делает это впервые – не в Харране во время первого сеанса связи (или где-то по пути во время потенциально возможных других сеансов), а именно здесь, только сейчас!..

Возможно, что столь странная «задержка» с подношением «жизненной энергии» Богу обусловлена фактором места – тем, что в Харране по каким-то причинам место для жертвенника было неподходящим, а Сихем уже подходил для этой процедуры. А может быть, что сыграло свою роль подтверждение Авраамом на деле исполнять указания Яхве. Теперь Яхве доверял Аврааму настолько, что не только включил видеоканал связи (то есть «явил» себя), но и мог дать этой «говорящей мартышке» инструкции с детализацией, как и какие жертвы нужно приносить, чтобы «жизненная энергия» жертв попала именно к Яхве, а не к какому-то иному богу. Заметим, что в тексте этот момент конкретизируется вполне определенно – Авраам создает «жертвенник Господу, Который явился ему».

Возможен и третий вариант – заряд «батарейки» имевшегося у Авраама средства связи подходил к концу, а для ее подзарядки требовалась «жизненная энергия», вот Яхве и проинструктировал Авраама, как ему зарядить «батарейку», дабы иметь в дальнейшем постоянную устойчивую связь. Кстати, и видеосвязь могла понадобиться, чтобы Авраам правильно понял инструкции Яхве и сделал все без ошибок.

Впрочем, возможно, что сыграли свою роль одновременно все факторы – сошлось время, место и необходимость…

«Оттуда двинулся он к горе, на восток от Вефиля; и поставил шатер свой так, что от него Вефиль был на запад, а Гай на восток; и создал там жертвенник Господу и призвал имя Господа [явившегося ему]. И поднялся Аврам и продолжал идти к югу» (Бытие, глава 12).

Говоря другим словами, Авраам продолжил свой разведывательный путь, уже поставляя «жизненную энергию» Яхве (а заодно и проводя периодическую подзарядку средства связи) и докладывая ему текущие результаты осмотра местности и поиска объектов богов.

То, что это не было самодеятельностью и стихийным скитанием Авраама, подчеркивает сам Яхве, указывая позднее во времена Иисуса Навина:

«…Я взял отца вашего Авраама из-за реки и водил его по всей земле Ханаанской…» (Книга Иисуса Навина, глава 24).

Но, видимо, результаты разведки не совсем устроили Яхве, и Аврааму пришлось продолжить путь еще дальше на юг – в сторону Египта.

Разведка в Египте

Библейская версия гласит о том, что причиной перемещения Авраама (со всей своей родней и скарбом) в Египет был голод в Ханаане. Вроде бы правдоподобно…

Однако мы уже упоминали о том, что Авраам перемещался по указанию Яхве (явно в разведывательных целях), и этот фактор нельзя скидывать со счетов. Поэтому нельзя исключить вариант, что голод в Ханаане был лишь предлогом. По крайней мере именно на эту мысль наводит дальнейший ход событий. Просто людей не обязательно было посвящать во все детали плана.

«И был голод в той земле. И сошел Аврам в Египет, пожить там, потому что усилился голод в земле той. Когда же он приближался к Египту, то сказал Саре, жене своей: вот, я знаю, что ты женщина, прекрасная видом; и когда Египтяне увидят тебя, то скажут: это жена его; и убьют меня, а тебя оставят в живых; скажи же, что ты мне сестра, дабы мне хорошо было ради тебя, и дабы жива была душа моя чрез тебя.

И было, когда пришел Аврам в Египет, Египтяне увидели, что она женщина весьма красивая; увидели ее и вельможи фараоновы и похвалили ее фараону; и взята была она в дом фараонов. И Авраму хорошо было ради ее; и был у него мелкий и крупный скот и ослы, и рабы и рабыни, и лошаки и верблюды.

Но Господь поразил тяжкими ударами фараона и дом его за Сару, жену Аврамову. И призвал фараон Аврама и сказал: что ты это сделал со мною? для чего не сказал мне, что она жена твоя? для чего ты сказал: она сестра моя? и я взял было ее себе в жену. И теперь вот жена твоя; возьми [ее] и пойди. И дал о нем фараон повеление людям, и проводили его, и жену его, и все, что у него было, [и Лота с ним]» (Бытие, глава 12).

Действия Авраама кажутся по меньшей мере странными, если не сказать совершенно бесчестными, ведь он заранее и целенаправленно идет на откровенный обман. Более того, как бы ужасно это ни звучало для приверженцев веры, но если использовать современную терминологию, Авраам в итоге выступает в роли сутенера собственной жены!..

Авраам – явно не «простой смертный», ведь уже при выходе из Харрана он достаточно обеспеченный человек, и во время его путешествия по Ханаану признаков его разорения совершенно не наблюдается. Скорее – наоборот, он серьезно увеличил свое богатство. На это косвенно указывает и то, что его жена Сара в конце концов попадает в «дом фараона», а это означает, что она попадает туда не в качестве, скажем, простой рабыни, а в гарем фараона (судя по всему, в качестве наложницы). А шансы того, что фараон обратил бы такое внимание на сестру какого-то заурядного пастуха, чрезвычайно низки.

Таким образом, все указывает на то, что Авраам в момент прихода в Египет далеко не беден, а такого человека просто так убить – всего лишь ради его жены – не так-то легко. Египет был все-таки государством с весьма продуманным законодательством, где подобный беспредел должен был быть запрещен под страхом весьма сурового наказания.

Вдобавок, не стоит скидывать со счетов, что Авраам не просто поклонялся Яхве – он был с ним на прямой связи. Это не могло не сказаться на поведении и поступках Авраама, которые со стороны должны были восприниматься другими людьми как действия священника. Думать, что египтяне, которые воспринимали богов в качестве вполне реальных грозных существ, просто так подняли бы руку на жреца пусть и чуждого им бога – значит противоречить элементарной логике.

Так что у Авраама было куда меньше оснований опасаться за свою жизнь по указываемой причине, нежели у кого-то другого…

Рис. 72. Египетские фараоны имели большие гаремы

Это несоответствие между поступком Авраама и предъявляемой причиной настолько бросается в глаза, что его даже вынуждены дополнительно оправдывать служители церкви.

«Продвигаясь на юг страны, Аврам был вынужден по причине голода совсем оставить Палестину и уйти в Египет. Здесь, опасаясь быть убитым из-за красивой жены, он представляет ее как свою сестру. Это не было ложью, так как она действительно была его единокровной сестрой, но и не было полной правдой. Вверяя свою судьбу и судьбу Сары в руки Божии, Аврам, предвидя неизбежность разлучения, предохраняет египтян от посягательства на убийство» (Иерей Геннадий Егоров, «Священное Писание Ветхого Завета»).

Еще более несуразным выглядит то, что обманывает Авраам, а наказанным за это, согласно тексту, оказывается почему-то фараон…

Вдобавок позже, при посещении Герара, Авраам вновь идет на такой же обман – якобы из-за страха, что его убьют, чтобы завладеть его женой, он называет Сарру своей сестрой, и Сарра снова попадает в жены к местному царю Авимелеху.

«И пришел Бог к Авимелеху ночью во сне и сказал ему: вот, ты умрешь за женщину, которую ты взял, ибо она имеет мужа. Авимелех же не прикасался к ней и сказал: Владыка! неужели ты погубишь [не знавший сего] и невинный народ? Не сам ли он сказал мне: она сестра моя? И она сама сказала: он брат мой. Я сделал это в простоте сердца моего и в чистоте рук моих.

И сказал ему Бог во сне: и Я знаю, что ты сделал сие в простоте сердца твоего, и удержал тебя от греха предо Мною, потому и не допустил тебя прикоснуться к ней; теперь же возврати жену мужу, ибо он пророк и помолится о тебе, и ты будешь жив; а если не возвратишь, то знай, что непременно умрешь ты и все твои.

И встал Авимелех утром рано, и призвал всех рабов своих, и пересказал все слова сии в уши их; и люди сии [все] весьма испугались. И призвал Авимелех Авраама и сказал ему: что ты с нами сделал? чем согрешил я против тебя, что ты навел было на меня и на царство мое великий грех? Ты сделал со мною дела, каких не делают. И сказал Авимелех Аврааму: что ты имел в виду, когда делал это дело?

Авраам сказал: я подумал, что нет на месте сем страха Божия, и убьют меня за жену мою; да она и подлинно сестра мне: она дочь отца моего, только не дочь матери моей; и сделалась моею женою; когда Бог повел меня странствовать из дома отца моего, то я сказал ей: сделай со мною сию милость, в какое ни придем мы место, везде говори обо мне: это брат мой.

И взял Авимелех [серебра тысячу сиклей и] мелкого и крупного скота, и рабов и рабынь, и дал Аврааму; и возвратил ему Сарру, жену его. И сказал Авимелех [Аврааму]: вот, земля моя пред тобою; живи, где тебе угодно. И Сарре сказал: вот, я дал брату твоему тысячу сиклей серебра; вот, это тебе покрывало для очей пред всеми, которые с тобою, и пред всеми ты оправдана.

И помолился Авраам Богу, и исцелил Бог Авимелеха, и жену его, и рабынь его, и они стали рождать; ибо заключил Господь всякое чрево в доме Авимелеха за Сарру, жену Аврамову» (Бытие, глава 20).

И вновь – обманывает Авраам, а наказание грозит Авимелеху…

Где же логика?!.

Рис. 73. Авраам и Сарра (мозаика собора Святого Марка в Венеции)

Можно заметить, что в обоих случаях упоминается значительное увеличение богатства и имущества Авраама, и это явно связано с тем, что Авраам и в Египте, и в Гераре фигурирует в качестве брата Сарры, которую берет в свой гарем местный правитель.

Действительно, в эти времена было принято щедро одаривать родственников женщин, которые попадали в гарем не только в статусе жен, но и наложниц (если только она не была рабыней или пленницей, но в данном случае об этом речи нет). Многие весьма знатные люди даже стремились к тому, чтобы кто-то из их близких родственниц понравился правителю и попал к нему в гарем, и прилагали немало усилий к этому в надежде на богатую наживу.

Получается, что Авраам идет на откровенный обман – как бы мы сейчас выразились, подкладывает свою жену под местного правителя – из банально корыстных целей?..

Исключить этого нельзя. Такой вариант вполне возможен.

Более того. Вполне объяснимо в данном случае даже и такое отношение Яхве к этому поступку Авраама. Аврааму нужно (!) было увеличивать свой достаток, но даже не столько для того, чтобы обеспечить свободу перемещений и независимость от обстоятельств, сколько для реализации планов Яхве – Аврааму предстояла покупка весьма не дешевых объектов (той же Махпелы), а объем предстоящих расходов на тот момент мог быть неизвестен…

Однако можно предложить и совсем иное объяснение действиям Авраама.

В той системе управления, которая царила в Древнем Египте (и в конце II тысячелетия до нашей эры тоже), очень многое зависело именно от самого фараона. Фараон лично назначал людей на ответственные должности, а поэтому часто на этих должностях оказывались близкие родственники фараона и лица из его окружения – в том числе и на должностях главных жрецов храмов. В то же время как в сокровищнице фараона, так и в египетских храмах могли храниться «божественные» предметы и устройства. И как мы увидим в дальнейшем, действительно хранились…

Так что действия Авраама могут объясняться тем, что он таким образом стремился получить доступ либо в сокровищницу фараона, либо к тайным закромам какого-то храма (тем более, что он явно вел себя как священник, то есть лицо жреческого сословия) – с прицелом именно на добычу в виде «божественных» предметов и устройств, а не ради простой корысти. Но для инородца имелась только такая возможность в достаточной степени сблизиться с фараоном. Других же близких родственниц помимо Сарры у Авраама просто не было…

И в этих условиях ход, предпринятый Авраамом, вполне мог быть продиктован ему самим Яхве – отсюда и странно благосклонное отношение Бога к этому обману Авраама, как и повтор того же обмана позднее (уже после того, как сам Яхве продемонстрировал свое якобы негативное отношение к подобным действиям, наказав фараона)…

Рис. 74. Фараон воплощал верховную власть в Египте

Однако если эти действия Авраама были продиктованы самим Яхве, то почему Бог после этого «наказывает» фараона, который реально являлся лишь жертвой обмана?..

Думается, в действительности никакого наказания и не было. Эта фраза была добавлена в сюжет лишь ради демонстрации, что исключительно все происходит по воле Бога.

Скорее всего, просто каким-то образом обман вскрылся. Но фараон не стал наказывать ни Авраама, ни Сарру (мало ли чего можно ожидать от этого «жреца странного бога»!), а просто выгнал их из страны, даже не отобрав то, чем сам одарил обманщика. Увы, задание было провалено, и Аврааму пришлось убираться из Египта назад в Ханаан…

Возвращение в Ханаан

«И поднялся Аврам из Египта, сам и жена его, и все, что у него было, и Лот с ним, на юг [Ханаана]. И был Аврам очень богат скотом, и серебром, и золотом. И продолжал он переходы свои от юга до Вефиля, до места, где прежде был шатер его между Вефилем и между Гаем, до места жертвенника, который он сделал там вначале; и там призвал Аврам имя Господа» (Бытие, глава 13).

Итак, как видим, изрядно обогатившись благодаря своему обману в Египте, Авраам возвращается на место своей прежней стоянки в Ханаане, где стоит оборудованный им ранее жертвенник. То есть возвращается в уже «обкатанную», известную точку.

Здесь происходит ссора между пастухами Авраама и Лота, и во избежание дальнейших распрей Авраам и Лот разделяются. Лот уходит на восток в сторону Мертвого моря, в окрестности Иордана – и, судя по дальнейшим событиям, интерес Яхве к нему постепенно падает. Авраам же получает новую директиву.

«И сказал Господь Авраму, после того как Лот отделился от него: возведи очи твои и с места, на котором ты теперь, посмотри к северу и к югу, и к востоку и к западу; ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки, и сделаю потомство твое, как песок земной; если кто может сосчитать песок земной, то и потомство твое сочтено будет; встань, пройди по земле сей в долготу и в широту ее, ибо Я тебе дам ее [и потомству твоему навсегда].

И двинул Аврам шатер, и пошел, и поселился у дубравы Мамре, что в Хевроне; и создал там жертвенник Господу» (Бытие, глава 13).

Фактически Авраам получает указание фундаментально обосноваться в Хевроне и ждать дальнейших распоряжений. В Хевроне, как мы уже знаем, располагается древнее сооружение богов над пещерой Махпела. И Яхве отправляет Авраама поближе к этому сооружению, как мы увидим позднее, совсем не просто так…

Рис. 75. Авраам поселяется в дубраве Мамре

Через какое-то время (какое не ясно), пока Авраам спокойно проживает в дубраве Мамре, его племянник Лот оказывается вовлечен в круговорот событий на выбранной им для проживания земле – местные правители затевают междоусобную войну, в ходе которой Лот оказывается в плену.

Узнав о пленении Лота, Авраам бросается на выручку. Он вооружает своих слуг и рабов и (при поддержке дружественных ему соседей по Хеврону) освобождает племянника, попутно отбивая еще часть пленных и добычи. Когда же Авраам возвращается назад происходит очень знаменательная встреча, о которой библейский текст сообщает крайне скупо.

«Когда он возвращался … Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино, – он был священник Бога Всевышнего, – и благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний, Который предал врагов твоих в руки твои. [Аврам] дал ему десятую часть из всего» (Бытие, глава 14).

Салим, как сходятся исследователи, это прежнее название Иерусалима…

Итак, внезапно выясняется, что уже во времена Авраама (первого патриарха) царь Иерусалима является «священником Бога Всевышнего», то есть священником Яхве!.. Еще должны пройти многие сотни лет до Исхода и до заключения договора между Яхве и евреями, еще даже нет как таковых евреев, для которых Иерусалим должен стать центром «Земли Обетованной», а в Иерусалиме уже поклоняются Яхве!

Более того – Авраам явно знает о Мельхиседеке и почитает его как старшего, предлагая ему десятую часть добычи. Это позволит через две тысячи лет апостолу Павлу воскликнуть о Мельхиседеке:

«Подумайте, насколько он был велик! К нему пришел даже патриарх Авраам и принес десятую долю, захваченного на войне! Закон требует, чтобы члены племени Левия, ставшие священниками, собирали со своих братьев, потомков Авраама, десятую часть их дохода. Этот же священник не из племени Левия, но он принял десятую часть трофеев Авраама и благословил его, в то время, когда Аврааму уже даны обещания Божьи. Благословляет всегда тот, кто стоит выше благословляемого» (Послание к Евреям).

Однако при своем подобном положении Мельхиседек не только знает о Аврааме, но и специально выходит ему навстречу. Выходит с хлебом и вином, чтобы благословить Авраама…

Рис. 76. Мельхиседек благословляет Авраама

Понять действительную подоплеку столь странного эпизода по его скудному библейскому описанию невозможно. Для этого нужно обратиться к другим текстам. И прежде всего – попробовать разобраться в том, кто же такой Мельхиседек.

Ветхий Завет нам в этом не помощник – о Мельхиседеке в нем нет больше ни слова (за исключением краткого упоминания в одном из псалмов Давида, не дающим никакой содержательной информации). Придется искать другие источники…

Рукописи Мертвого моря

Весной 1947 года в пустынной местности Вади-Кумран, вблизи северо-западного побережья Мертвого моря, юноша-бедуин по имени Мухаммед Эд-Диб из полукочевого племени таамире, искал заблудившуюся козу. Когда наконец он увидел ее и собирался пуститься за ней вдогонку, его внимание привлекло отверстие в скале. Поддавшись любопытству, он бросил туда камень, и секунду спустя услышал звук, похожий на звон разбитого кувшина. В голове юноши мелькнула мысль о спрятанном в пещере сокровище.

И вот Мухаммед и его приятель Омар протиснулись в узкую расселину. Когда немного осела поднятая ими пыль, они увидели глиняные кувшины. Взяв один из них, они попытались сдвинуть на нем крышку. Застывшая вокруг крышки смола рассыпалась, и кувшин удалось открыть.

Вопреки ожиданиям юношей внутри обнаружилось не серебро и не золото, а какой-то странный свиток. Едва Мухаммед и Омар прикоснулись к потемневшей корке свитка, как она превратилась в прах, а на свет показалась заклеенная ткань. Без труда разорвав ее, юноши увидели пожелтевшую кожу, покрытую письменными знаками. Вначале Мухаммед хотел нарезать из этой кожи ремни для прохудившихся сандалий, но она оказалась слишком хрупкой. Ему и в голову не могло придти, что у него в руках – древнейшая рукопись Библии, ценность которой не сравнима ни с каким золотом.

Рис. 77. Кумранские пещеры

Некоторое время свитки просто лежали в шатре, пока наконец в одну из поездок в Вифлеем бедуины не продали их за бесценок. В ноябре 1947 года три свитка были перепроданы профессору Иерусалимского университета Сукенику всего за 35 фунтов стерлингов. Сукеник сразу же установил древность этих рукописей и их принадлежность ессеям (иудейской секте на рубеже нашей эры) и приступил к их прочтению и изданию. Грянула сенсация, и невзрачные Кумранские пещеры оказались в центре внимания.

Только за период между 1947 и 1956 годами в одиннадцати пещерах было обнаружено более 190 свитков, испещренных письменами на иврите и арамейском языке. Среди свитков были копии текстов Танаха, переводы отдельных книг на арамейский язык и произведения самих кумранитов. Ныне палеографические данные, внешние свидетельства, а также радиоуглеродный анализ позволяют датировать основной массив найденных манускриптов периодом от 250 года до нашей эры до 68 года нашей эры (период позднего Второго Храма) и рассматривать их как остатки библиотеки Кумранской общины (хотя есть и иные версии).

Наряду с пещерами были исследованы и руины на выступающем скалистом плато неподалеку от места обнаружения находок. Археологи пришли к выводу, что в Хирбет-Кумране жили ессеи, составлявшие своего рода религиозную общину. Некоторые свитки рукописей рассказывают об их вере, несколько отличавшейся от иудаизма того времени. Исследователи открыли развалины «дома ордена» с большим помещением для собраний и комнатой для письма со скамьями, столами и чернильницами. Обнаружились также хозяйственные помещения, цистерны, сооружения для омовений и кладбище. А следы пожара и найденные тут же наконечники стрел наводили на мысль, что обитателей монастыря, скорее всего, изгнали враги.

Согласно заключению археологов, ессеи перед нападением римлян решили спасти свою библиотеку. Они поместили свитки рукописей в глиняные кувшины, запечатали их смолой, чтобы внутрь не проникли воздух и влага, и спрятали кувшины в пещерах. После гибели поселения тайники с книжными сокровищами были, по-видимому, совсем забыты, но содержимое их сохранилось.

Первые опубликованные кумранские рукописи были названы издателями «Рукописями Мертвого моря». Это не совсем точное название стало общепринятым в научной литературе почти на всех языках мира и до сих пор применяется к рукописям из кумранских пещер. Хотя ныне это понятие охватывает не только кумранские тексты – случайная находка Мухаммеда вызвала цепную реакцию открытий дополнительных хранилищ древних рукописей не только в пещерах района Кумрана, но и в других районах западного побережья Мертвого моря и Иудейской пустыни.

Рис. 78. Кувшины со свитками из Кумранских пещер

Исследования рукописей Мертвого моря показали, что община ессеев представляла собой религиозную секту, отделившуюся от официального иудаизма и стремившуюся «жить в присутствии Бога». Ессеи жили очень обособленно и называли себя «Новым союзом» или «Новым заветом», поскольку старый союз был, по их мнению, нарушен. Сами себя они именовали «общиной нищих» и «сынами света». Тех же, кто не разделял их учения, называли «сынами тьмы», которым в конце времен «отмстит судом Господа» Мельхиседек!..

Мельхиседек упоминается в разных рукописях, но основную информацию о нем можно извлечь из фрагментированного кумранского текста, условно называемого Мидраш Мельхиседека. В этом произведении Мельхиседек выступает как глава ангелов и ангелоподобных существ. Он обитает на небе, но в конце «десятого последнего юбилея» должен будет явиться на землю, «дабы искупить грехи всех сынов света и людей жребия Мельхиседека» и учинить «Суд Божий» над нечестивцами. Все эти определения по сути приравнивают Мельхиседека к архангелу Михаилу.

Исследователи обратил внимание на то, что, судя по контексту кумранского Мидраша Мельхиседека, ряд цитируемых библейских сюжетов, в которых субъектом действия является Бог, истолковываются как относящиеся к Мельхиседеку и пересекаются с его функциями. В связи с этим был выдвинут тезис, что Мельхиседек рассматривается в кумранском Мидраше как личность, реализующая некоторые функции Бога, или, иными словами, выступает как Божественная «ипостась».

В то же время, по мнению некоторых исследователей, Мельхиседек фигурирует в текстах и как основатель секты ессеев (хотя это утверждение довольно спорно).

Любопытно, что и среди христиан были еретики-мельхиседекиане, приписывавшие Мельхиседеку богочеловеческое достоинство…

Рис. 79. Тексты рукописей Мертвого моря доступны не только специалистам

Наличие у Мельхиседека не только человеческой, но и «божественной» сущности, некоторые исследователи обнаруживают и в его имени.

«Имя Мельхиседек включает в себя название общесемитского божества zedek, что означает «праведность», и malki – «царь мой»…

В финикийской мифологии Мельхиседек носит имя Сидик. По одной версии – он отец семи элохимов, или ангелов божественного присутствия.

Филон Библский сообщает, что от Амин и Мая (финикийские божества) родились Мисор и Сидик: «милостивый» и «справедливый»…» (Е.Григорьева, «Царь правды Мельхиседек»).

Мы уже упоминали о том, что для реализации своей цели Яхве были нужны помощники – не только из числа людей, но и богов. Кроме того, не следует забывать и о полубогах – потомках людей и богов, о которых упоминается в мифологии самых разных народов и которых можно назвать «богочеловеками». Их Яхве тоже мог задействовать.

И в принципе нельзя исключать, что для исполнения функций царя Иерусалима (точнее: для присмотра за Храмовой горой с ее «божественными» конструкциями и объектами – см. далее) Яхве мог использовать не обязательно человека, но и полубога или даже бога (посвященного в заговор). Понятно, что лицо, ответственное за столь важный объект, должно было быть облечено особым доверием Яхве и преданно ему служить – отсюда и «праведность», и «священничество».

Однако версия того, что Мельхиседек был богом или полубогом, хоть и возможная, но все-таки весьма экзотическая. Между тем есть вариант, в котором Мельхиседек является человеком без какой-либо примеси «божественности».

Мельхиседек – смотритель Храмовой горы

Как человек Мельхиседек фигурирует у Иосифа Флавия, который, между прочим, в своей автобиографии говорит, что в молодости провел один год среди ессеев (а именно ессеи – авторы Кумранских рукописей) и был послушником у пустынника-ессея Банна. Однако Флавий отходит от кумранской версии и говорит о Мельхиседеке именно как о человеке. Флавий пишет о том, что предки евреев называли Мельхиседека праведным царем, и он полностью оправдывал свое имя.

«В силу этого он первый стал священником Бога, первый построил святилище и основал город, прежде именовавшийся Салимом, Иерусалимом» (И.Флавий, «Иудейская война»).

Некоторые иудейские источники отождествляют Мельхиседека с Симом – старшим сыном Ноя, построившего Ковчег и пережившего Всемирный Потоп. Эти источники в том числе объясняют, почему иудеи-талмудисты стали считать Мельхиседека еретиком – ведь он благословил Авраама раньше, чем Бога! Как сказано в трактате «Недарим», сначала Бог хотел произвести первосвященство от Сима (то есть Мельхиседека), но поскольку царь Салима допустил непростительную ошибку, его потомки были лишены этого права. Таким образом, «ошибка» Салимского царя стала позднее (во времена Моисея) основанием для передачи первосвященства по линии Авраама – брату Моисея Аарону и его потомкам…

Рис. 80. Моисей производит посвящение Аарона

Но наиболее интересным для нас источником сведений о Мельхиседеке оказывается апокрифическая книга «Пещера сокровищ», датируемая IV веком нашей эры и приписываемая сирийскому подвижнику Ефрему Сирину.

Согласно этой книге, Мельхиседек (Малкицедек в тексте «Пещеры сокровищ») вовсе не является непосредственно Симом, хоть и связан с ним – здесь говорится, что «он был сыном Малака, сына Арпакшара, сына Шема (Сима)». То есть в данном случае Мельхиседек – правнук Сима и праправнук Ноя.

Зато весьма детально представлена история того, как именно и почему Мельхиседек становится царем Иерусалима и священником Всевышнего Бога. Эта история начинается, согласно тексту, еще во времена Ноя и достойна того, чтобы остановиться на ней подробней. Однако для того, чтобы она стала понятней, начать придется с того места в данном источнике, где описываются гораздо более ранние события – изгнание Адама и Евы из Рая…

Согласно тексту книги «Пещера сокровищ», Бог, изгоняя Адаму и Еву, предрекает им в будущем искупление совершенных ими грехов, которое осуществит «Сын Бога» (текст явно подразумевает Иисуса Христа). Но для того, чтобы это искупление состоялось, Адам должен кое-что сделать.

«Но заповедуй твоим сыновьям и повели им, чтобы они бальзамировали твое тело после твоей смерти с мирром, кассией и стакти. И пусть они положат тебя в ту пещеру, где Я приготовил тебе обитать сегодня, до времени, когда ваше изгнание случится из областей Рая на ту землю, которая за пределами его. И всякий, кто возьмет твое тело с собой и положит его на место, которое Я покажу ему, в центре земли, не будет оставлен в те дни; ибо в том месте будет совершено искупление за тебя и за всех твоих детей» («Пещера сокровищ»).

Во исполнение этой воли Бога (как это следует из текста), Адам прихватывает «с краев горы Рая золото, и мирро, и ладан» с собой и помещает все это в некую «Пещеру сокровищ» (откуда и название текста). В эту же пещеру и помещают тело Адама после его смерти.

Если совместить это с иудейскими источниками, то «Пещерой сокровищ» была та самая пещера Махпела в Хевроне, о которой речь шла ранее. Хотя подобное отождествление и спорно…

Рис. 81. Изгнание из Рая

Отметим важный момент.

То, что Адам берет с собой из Рая, не ограничивается только тем, что в дальнейшем понадобится для бальзамирования – «золото» для этого совсем не нужно. Более того, как следует из дальнейшего текста, даже то, что можно посчитать действительно маслами для бальзамирования, продолжает сохраняться потомками Адама в пещере и не уходит на бальзамирование тела Адама (хотя такое бальзамирование осуществляется). В результате можно заключить, что под словами «золото, мирро и ладан» может скрываться все что угодно. Для нас же будет важно, что эти предметы взяты «из Рая», то есть, говоря иными словами, имеют происхождение заведомо не из нашего «грешного мира».

Согласно тексту, тело Адама (и Евы) с этими предметами долгое время хранится в «Пещере сокровищ» – вплоть до событий Потопа, когда их погружают на Ковчег. При этом перегрузка на Ковчег «райских» предметов упоминается отдельно от погрузки тел Адама и Евы!..

«…Ноах понес тело нашего отца Адама и Хавы, и его первенец Шем понес золото, и Хам понес мирро, и Йапет ладан, и они вышли из Пещеры Сокровищ… И Ноах вошел в Ковчег, и внес тело Адама в середину его, и он положил эти предложения на него» («Пещера сокровищ»).

Вот тут мы подходим к появлению в тексте Мельхиседека, которое происходит при событиях, связанных со смертью Ноя. «Пещера сокровищ» гласит, что, когда Ной был уже смертельно болен, он позвал к себе Сима и дал ему тайное поручение:

«Внимай, мой сын Шем, тому, что я скажу тебе в этот день. Когда я умру, войди в Ковчег, в котором ты был спасен, и вынеси тело нашего отца Адама, и пусть никто не знает, что ты делаешь. И возьми с собой из этого места запасы для пути, хлеб и вино, и возьми с собой Малкицедека, сына Малака, потому что Бог избрал его среди всех твоих потомков, чтобы он служил перед Ним у тела нашего отца Адама. И возьми тело и положи его в центре земли, и сделай, чтобы Малкицедек сидел там. И Ангел Божий будет предшествовать тебе и показывать тебе путь, по которому вы пойдете, а также место, которое истинно есть центр земли, где будет положено тело Адама. Там четыре четверти земли соприкасаются друг с другом. Ибо, когда Бог сотворил землю, его сила предшествовала Ему, и земля, от [ее] четырех четвертей, бежала за Ним, подобно ветрам и быстрым веяниям, и там Его сила остановилась и стала неподвижной» («Пещера сокровищ»).

Мельхиседек в дальнейшем становится царем Иерусалима. «Центром земли» же в мусульманской традиции считается конкретный скальный выступ на горе Мория, на котором Авраам позднее будет пытаться принести в жертву своего сына. Над этим скальным выступом ныне стоит мечеть Купол Скалы. А сама гора Мориа, как указывалось ранее, окружена мегалитическими стенами – сооружением богов.

Таким образом здесь речь идет о том, что (по воле Яхве) Сим должен повести Мельхиседека именно в Иерусалим на гору Мориа – в некое сооружение, оставшееся со времен богов. А для того, чтобы они не бились с пути и достигли требуемого места, Яхве отряжает им в помощь указующего путь «ангела», которым мог быть как бог-помощник, так и дрон-беспилотник.

Если аналогичным образом перевести на язык технического описания приводимые в тексте характеристики места назначения, то можно предположить, что в этом месте находилось очень древнее («когда сотворялась земля») какое-то мощное оборудование («сила Бога»), которое на момент получения указания Симом было выключено («сила стала неподвижной»). Более того, если учесть, что библейские и аналогичные апокрифические тексты весьма аллегоричны, то под «останками Адама» также вполне могут подразумеваться вовсе не реальные кости, а «нечто очень древнее» и «созданное богом» (ведь, согласно таким текстам, Адам создан Богом). Стоит вспомнить и загадочные «золото, мирро и ладан», которые взяты Адамом «из Рая». И тогда получается, что Сим с Мельхиседеком должны взять какие-то «божественные» изделия, тайно доставить их на гору Мориа и спрятать в некоем древнем сооружении богов, после чего Мельхиседек должен остаться там в качестве бессменного охранника.

Рис. 82. Мечеть «Купол Скалы» на горе Мориа в Иерусалиме

Когда Ной умер, Сим приступил к реализации поручения. Он тайно вынес «останки Адама» из Ковчега, заявил братьям, что отец завещал ему осмотреть дальние земли, оставил на их попечение свою семью и, забрав Мельхиседека, опять же тайно ночью двинулся в путь.

«И когда они достигли Гагулты, которая есть центр земли, Ангел Господа показал Шему место. И когда Шем положил тело нашего отца Адама на то место, четыре четверти [земли] отделились друг от друга, и земля открылась в форме креста, и Шем и Малкицедек положили тело Адама туда. И как только они положили его туда, четыре четверти [земли] быстро стянулись и заключили тело нашего отца Адама, и дверь тварного мира была крепко заперта.

И то место назвали Каркафта (Череп), потому что там была положена голова всех сынов человеческих. И его назвали Гагулта, потому что оно было круглое [подобно голове], и Ресифта (Попрание), потому что голова проклятой змеи, то есть Сатаны, была сокрушена там, и Гефифта, потому что все племена будут собраны вместе к нему» («Пещера сокровищ»).

Описание процедуры «погребения тела Адама» чрезвычайно напоминает сцену из какого-то фантастического фильма, когда открывается скрытый в земле потайной люк с четырьмя запирающими створками…

Можно заметить, что в самом отрывке есть некоторая рассогласованность – один абзац говорит о погребении тела, а другой – только головы Адама.

Вариант погребения Симом с Мельхиседеком на горе Мориа (ныне Храмовая гора в Иерусалиме) тела Адама входит в прямое противоречие с иудейскими источниками, утверждающими, что Адам и Ева похоронены в пещере Махпела в Хевроне – там же, где позднее были погребены патриархи (см. ранее). И современные верующие библеисты сходятся на своеобразном компромиссе, в соответствии с которым в Иерусалиме захоронены будто бы только череп Адама и две его кости, а остальные останки – в пещере Махпела. И это как раз согласуется с текстом второго абзаца в приведенном выше отрывке.

Кстати, именно от этой версии ведет свое происхождение широко известный символ черепа со скрещенными костями. Но этот первоначальный смысл данного символа ныне мало кто знает…

Рис. 83. Исходный смысл этого символа почти забыт

Любопытно, что только после «погребения останков» (укрытия чего-то транспортированного в надежно запертом месте) Сим ставит в известность сопровождавшего его Мельхиседека о дальнейшей судьбе. Сим говорит ему:

«Ты должен быть священником Всевышнего Бога, потому что ты единственный избранный Богом на служение перед Ним в этом месте. И ты должен сидеть здесь постоянно, и не отходить от этого места все дни жизни твоей. Ты не должен брать жену, ты не должен стричь свою голову, и ты не должен проливать крови в этом месте. Ты не должен предлагать диких животных, ни пернатую домашнюю птицу, но ты всегда должен предлагать хлеб и вино; и ты не должен строить здания в этом месте. И вот, Ангел Господа будет постоянно сходить к тебе и посещать тебя» («Пещера сокровищ»).

Попрощавшись после этого с Мельхиседеком, Сим возвращается к братьям. А родне Мельхиседека сообщает, что Мельхиседек якобы погиб в пути, где его Сим будто бы и похоронил.

Мельхиседек же остается на Храмовой горе…

Не столь суть важно, насколько соответствует реальности вся эта история. Как не важно и то, действительно ли к ней имели отношения Адам с его потомками (якобы передававшими из поколения в поколение волю Бога и сохранявшими тело Адама) – в том числе Ной и Сим. Для нас важно, что в районе Храмовой горы находится некое потайное сооружение богов, где хранится нечто очень важное для Яхве. Похоже (по общей канве дальнейших событий), что это «нечто» Яхве рассчитывает использовать для реализации своих целей, но пока не может – то ли чего-то ему для этого не хватает, то ли не пришло время. Вот Мельхиседек и поставлен для охраны данного места до поры до времени…

Любопытно, что хотя Мельхиседека называют священником, ему запрещено приносить жертвы – то есть исполнять те обряды, которые традиционно исполняют священники Яхве. И особо запрещено проливать здесь кровь. Ведь «жизненная энергия» жертв может привлечь ненужное внимание других богов.

Но для Яхве по каким-то причинам важно не только скрыть это место в тайне от других богов, но и сохранить его в неизменности. Поэтому Мельхиседеку запрещается также и строить тут какие-либо здания.

Ну и в дополнение (видимо, для уверенности) для контроля за исполнением всех этих наказов Яхве отряжает дежурного «ангела», который должен периодически проверять состояние потайного места и присматривать за его сторожем.

В общем, Мельхиседек не столько священник, сколько просто смотритель, за которым также присматривают…

Любопытно, что когда существенно позднее Давид приобретает гору Мориа для будущей постройки стационарного храма это место служит гумном (то есть на нем нет построек) и принадлежит… бывшему царю Иерусалима (см. далее)!.. То есть и после смерти Мельхиседека его преемники исполняют данные Богом указания…

Кстати, Давид приобретает гору Мориа в качестве места для дальнейшего строительства храма для Яхве (это строительство позднее осуществляет сын Давида Соломон – см. далее). А место это он выбирает из-за того, что видит над ним «ангела». Не тот ли это «ангел», который приставлен присматривать за потайным сооружением?..

Но вернемся к Мельхиседеку и тексту «Пещеры Сокровищ».

Как будто специально для того, чтобы не было сомнений, что речь идет именно о горе Мориа (именуемой в «Пещере сокровищ» горой Йабос), текст позднее сообщает

«И то самое место – центр земли, и могила Адама, и алтарь Малкицедека, и Голгофа, и Каркафта, и Гефифта. И там Давид видел ангела, несшего огненный меч. Также Абрахам возвел туда Ицахака, своего сына, для жертвы всесожжения…» («Пещера сокровищ»).

К сожалению, немало путаницы вносят перечисляемые названия места. В частности, в «Пещере сокровищ» Гагулта тождественна Голгофе. Именно поэтому широко распространена версия, что останки Адама были захоронены на месте будущей казни Иисуса Христа, между тем Голгофа (в современном понимании этого места) и Храмовая гора хоть и находятся относительно недалеко друг от друга в Иерусалиме, но все-таки это две разных точки, между которыми значительное расстояние. И уж заведомо Голгофа (место казни Христа) находится вне стен Храмовой горы – в настоящее время она является частью Храма Гроба Господня в христианском квартале старого города Иерусалима…

Рис. 84. Православный придел Голгофы в Храме Гроба Господня

Версия о наличии каких-то неизвестных скрытых сооружений богов на Храмовой горе – то есть в таком месте, которое ежегодно посещают миллионы различных паломников, – непосвященному читателю может показаться лишенным всякого смысла. Однако именно важнейшее значение этой горы для приверженцев разных религий является причиной того, что это столь посещаемое место в действительности очень мало изучено – исследовано лишь то, что на поверхности.

Дело в том, что территория самой Храмовой горы принадлежит мусульманам, поэтому израильские археологи, обнаружившие в частности мегалитическую кладку в туннеле западной стены, имеют право вести раскопки только за пределами этой стены. И даже малейшие подозрения в том, что они якобы могли нарушить эту границу, уже неоднократно служили причиной грандиозных религиозно-политических скандалов.

Во время нашего посещения Храмовой горы в 2010 году мы застали финальную стадию строительства мусульманской подземной мечети в юго-западном углу территории на горе, что само по себе довольно странно, поскольку подземное расположение для мечетей вообще не характерно. Наши попытки выяснить, почему выбрано именно такое решение и было ли что-то найдено в ходе строительства мечети, ничего не дали – все тщательно замалчивается. Проведение же каких-либо археологических работ на Храмовой горе мусульманами категорически отрицается – подобное просто запрещено в подобных священных местах.

Рис. 85. Вход в подземную мечеть на Храмовой горе

Однако это сейчас. Ранее же ситуация была иная, и исследования не были под таким строжайшим запретом. И велись не только на поверхности Храмовой горы. Об этом определенно говорит обнаружение в ХХ веке израильскими археологами коридоров, уходящих глубоко в недра Храмовой горы и прорытых в свое время тамплиерами. Увы, в силу тех же запретов, исследовать эти коридоры не было возможности, но одно несомненно – тамплиеры вели здесь самые настоящие археологические работы!..

Тайна Ордена тамплиеров

Ранее мы уже упоминали о том, что в 1119 году (то есть в период крестовых походов) пещеру Махпела в Хевроне детально исследовали некие «монахи-католики». Эта дата поразительным образом совпадает с годом образования знаменитого и очень таинственного Ордена тамплиеров, вокруг деятельности которого ходит масса самых невероятных слухов и сплетен. Впрочем, само поведение тамплиеров, их закрытость и странная деятельность немало этому способствовали.

Полное название ордена «Бедные рыцари Христа и храма Соломона» нередко пытаются объяснить тем, что их штаб-квартира будто бы располагалась на месте, где в древности стоял Первый Храм, построенный царем Соломоном. Отсюда и пошло, дескать, их название – храмовники. Или тамплиеры – от французского «temple», что значит «храм».

Однако здесь есть очень серьезная неточность. Тамплиеры располагались вовсе не на месте Храма Соломона (где ныне находится мечеть «Купол скалы»), а в нескольких сотнях метров от него – их штаб-квартира находилась в мечети Аль-Акса, которую в то время монарх крестоносцев Балдуин I переоборудовал в свой дворец.

Рис. 86. Мечеть Аль-Акса

Между прочим, уже в этом кроется одна из тайн происхождения Ордена тамплиеров, основанного в упомянутом (и знаменательном обследованием пещеры Махпела) 1119 году всего девятью рыцарями. Почему эти девять человек получили сразу же по прибытии в Иерусалим не просто какое-то помещение, а часть царского дворца?.. За какие заслуги?.. Источники об этом не распространяются. Историк XII века архиепископ Уильям из Тира отмечал, что «главными и самими выдающимися» в той девятке «были досточтимый Гуго де Пейен и Годфри де Сент-Омер», но в чем именно они были «выдающимися» не уточняет.

Официально Орден был создан для защиты паломников на Святой Земле. В публичных высказываниях они сами заявляли, что их миссия в Святой земле заключается в том, чтобы «охранять от бандитов дорогу от побережья к Иерусалиму». Но какую реальную защиту могли обеспечить всего девять человек, основавших Орден?..  Вдобавок, они совсем не отлучались из Иерусалима, в течение аж семи лет фактически безвылазно находясь на Храмовой горе и отказываясь принимать кого-либо извне. Впрочем, никакой нужды в их охранных усилиях и не было – еще до прибытия тамплиеров охраной паломников уже занимались члены более древнего и гораздо более мощного военного ордена рыцарей Святого Иоанна.

Напрашивается достаточно очевидный вывод – миссия тамплиеров и их задачи были совсем иными. Причем настолько значимыми, что члены Ордена сразу получили покровительство и помощь со стороны Иерусалимского монарха. Но какие задачи они тогда решали на самом деле?..

Открытие израильских археологов в ХХ веке частично дает ответ на этот вопрос – тамплиеры вели на Храмовой горе самые настоящие археологические работы. И не только на горе, но и непосредственно внутри нее. Обнаруженный израильскими археологами тоннель указывает на это со всей определенностью.

Но что они могли искать в недрах Храмовой горы?..

Во времена крестовых походов шла буквально охота за всевозможными священными реликвиями. С учетом этого исключительность положения тамплиеров в Иерусалиме находит объяснение в том, что их археологические устремления не были бессистемными, а изначально нацеливались на поиск каких-то самых главных и важных святынь христианства. Одной из таких святынь был Ковчег Завета (о нем речь пойдет позднее). А в период крестовых походов одной из самых распространенных на Ближнем Востоке версий о том, куда в конце концов пропал Ковчег Завета, была та, согласно которой он был спрятан в тайном хранилище где-то внутри (!) Храмовой горы. И, судя по всему, тамплиеры вполне могли руководствоваться этой версией в своих археологических устремлениях.

Рис. 87. Тамплиеры охотились за священными реликвиями

Именно эту версию устремлений тамплиеров отстаивает известный писатель Грэм Хэнкок.

«Поскольку эта легенда воспроизводилась в ряде талмудических и мидрашских свитков и в популярном откровении, известном под названием «Видение Баруха», которые еще были широко распространены в Иерусалиме в XII веке, мне пришло в голову, что тамплиеры досконально знали эту интригующую легенду. Больше того, дальнейшее исследование помогло мне установить, что они вполне могли знать ее до 1119 года, когда официально появились в Иерусалиме. Основатель ордена Гуго де Пейен совершил еще в 1104 году паломничество в Святую землю вместе с графом де Шампань. Оба вернулись во Францию и, как было известно, находились там вместе с 1113 года. Три года спустя Гуго снова отправился в Святую землю, на этот раз один, и снова вернулся на родину – теперь уже для того, чтобы собрать еще восемь рыцарей, которые и сопровождали его в путешествии 1119 года и образовали ядро ордена тамплиеров.

Чем больше я размышлял над очередностью событий, тем вероятнее представлялось мне, что Гуго и граф де Шампань могли во время своего паломничества в 1104 году услышать о том, что Ковчег Завета мог быть спрятан где-то внутри Храмовой горы. Если это так, рассуждал я, тогда не могло ли случиться, что они составили план поиска священной реликвии? И не объясняет ли это ту решительность, с которой девять рыцарей взяли под свой контроль Храмовую гору в 1119 году, как и многие другие странности их поведения в первые годы существования ордена?» (Г.Хэнкок, «Ковчег Завета»).

Заметим, что Хэнкок говорит о целом «ряде талмудических и мидрашских свитков», которые прямо указывают на наличие тайных помещений внутри Храмовой горы!..

Учитывая подобную последовательность событий, можно пойти немного дальше и предположить, что археологические поиски были вовсе не какой-то самодеятельностью отважных рыцарей, как это представлено у Хэнкока. По всей логике, в промежутках между своими визитами в Святую Землю Гуго де Пейен должен был заручиться поддержкой своих планов со стороны авторитетных деятелей католической церкви. И это тогда бы вполне объясняло особенности отношения к новоиспеченному Ордену со стороны иерусалимского монарха Балдуина I.

Более того. Логично предположить, что Гуго де Пейен обладал информацией о результатах исследования «монахами-католиками» пещеры Махпела (он мог даже быть одним из этих «монахов-католиков»!), и эти результаты были столь значимыми, что произвели сильное впечатление на Балдуина I.

И еще более того. Собирая сведения о различных святынях, Гуго де Пейен вряд ли прошел мимо книги «Пещера сокровищ», в которой, как мы видели ранее, содержатся прямые указания на нечто «божественное» в недрах именно Храмовой горы. Так что тамплиеры могли искать здесь отнюдь не только Ковчег Завета, как предполагает Хэнкок…

Рис. 88. Основатель и верховный магистр Ордена тамплиеров Гуго де Пейен

Есть версия, что церковным авторитетом, поддержавшим Гуго де Пейена, был один из религиозных вдохновителей крестовых походов Святой Бернар Клервоский, которого иногда причисляют чуть ли не к создателям Ордена тамплиеров. Хотя открыто в поддержку тамплиеров Бернар Клервоский выступил лишь в 1128 году, такую версию исключить нельзя. Судя по косвенным данным, он был в курсе деятельности этих «средневековых археологов» с самого начала. И нельзя исключить даже того, что идея подобных тайных археологических изысканий исходила от самого Бернара Клервоского.

В пользу этого говорит тот факт, что, когда в конце 1126 года Гуго де Пейен неожиданно покинул Иерусалим и вернулся в Европу, его сопровождал никто иной, как Андре де Монбара – дядя Бернара Клервоского. Рыцари прибыли во Францию в 1127 году, а уже в январе 1128 года приняли участие в самом значительном в ранней истории тамплиеров событии – синоде в Труа, созванном с целью заручиться официальной поддержкой Ордена тамплиеров церковью. На этом синоде именно Бернар Клервоский составил устав тамплиеров и добился со стороны церкви поддержки расширения деятельности Ордена. Впоследствии, в ряде проповедей и обращений к деятелям церкви он всячески рекламировал молодой Орден, используя собственный престиж и влияние для обеспечения его успешной деятельности.

Исходя из этих фактов, можно предположить, что Гуго де Пейен прибыл во Францию с отчетом о семилетней работе Ордена. И также можно предположить, что в ходе археологических работ тамплиеры нашли что-то настолько важное, что получили столь мощную официальную поддержку для дальнейшей своей деятельности.

Рис. 89. Бернар Клервоский

Но что же удалось найти тамплиерам?..

Это явно не был Ковчег Завета. Во-первых, это вряд ли бы удалось удержать в полной тайне. Информация о подобной находке неизбежно должна была просочиться наружу. Но об этом нигде нет ни слова. Во-вторых, если бы тамплиеры нашли Ковчег, то вернулись бы в Европу с гораздо большим триумфом. И в-третьих, если бы они нашли Ковчег Завета, то им незачем было бы возвращаться назад в Святую Землю и расширять свою деятельность – самая главная задача ведь уже была бы решена.

Но что они тогда нашли?..

Нередко приходится сталкиваться с мнением, что где-то в недрах Храмовой горы они нашли некие «рукописи, содержащие суть тайных догматов иудаизма и Древнего Египта, некоторые из которых могли быть доставлены туда во времена Моисея», а возможно, даже и чертежи Храма Соломона. И в этой идее есть рациональное зерно. Какие-то документы они вполне могли найти. Но думаю, что этим далеко не все исчерпывается.

Лишенные догматов современных историков тамплиеры не могли не заметить высочайшего уровня технологий стен вокруг Храмовой горы, о котором упоминалось ранее. И не исключен вариант, что они столкнулись с этим не только на внешних стенах, но и обнаружили какие-то столь же высокотехнологичные конструкции непосредственно внутри горы. Конструкции, которые, как они сами понимали, не могли быть соотнесены с известной человеческой деятельностью, а имели признаки «божественных знаний».

Доказательств, что тамплиеры нашли какие-то выдающиеся постройки внутри Храмовой горы, у меня нет. Да и вряд ли будут до того времени, как мусульмане снимут запрет на нормальные археологические работы в недрах горы. Но косвенные свидетельства того, что находки тамплиеров вовсе не ограничились какими-либо древними документами религиозного характера, имеются.

Именно в тридцатые годы XII века (то есть вскорости после отчета тамплиеров о своей семилетней деятельности)  неожиданно – абсолютно без всякого перехода от предыдущих стилей – появляется готическая архитектура, кардинально отличавшаяся от всего, что было принято в Европе до тех пор, с гораздо более развитыми и сложными архитектурными решениями. И именно Бернар Клервоский был инициатором распространения готического стиля. А в 1139 году папа Иннокентий II (кандидатуру которого, кстати, также энергично поддержал Бернар) даровал Ордену тамплиеров уникальную привилегию – право строить собственные церкви, и именно тамплиеры были основными создателями сооружений как раз в готическом стиле.

Заметим попутно, что масоны, которые считали (да и продолжают считать) себя преемниками тамплиеров, именуются «вольными каменщиками», то есть строителями…

Рис. 90. Готический собор во Франции

«Результаты превзошли все ожидания. В орден вступали новые рекруты со всей Франции, а затем и из других стран Европы. Состоятельные патроны дарили ордену земли и деньги, и стремительно росло его политическое влияние. К концу XII века орден стал феноменально богатым, руководил совершенной международной банковской сетью и имел свои владения во всем известном тогда мире» (Г.Хэнкок, «Кочег Завета»).

Увы. Тайны тамплиеров ушли вместе с ними. В том числе и тайна результатов их археологических изысканий на Храмовой горе…

Скрытый смысл встречи Авраама с Мельхиседеком

Но вернемся к встрече Мельхиседека с Авраамом.

Если Мельхиседек был так привязан к Храмовой горе, то как он мог «выйти навстречу» Моисею?..

Текст «Пещеры сокровищ», содержит небольшую, но важную деталь – Авраам сам специально (по указанию посланника Яхве!) поднимается на гору Мориа к Мельхиседеку, и уже на горе тот выходит навстречу Аврааму.

«И когда он [Авраам] возвратился от сражения царей, посланник Божий призвал его, и он перешел гору Йабос, и Малкицедек, царь Шалема, священник Бога Всевышнего, вышел, чтобы встретить его. И когда Абрахам увидел Малкицедека, он поспешил и пал на лицо свое, и оказал почтение ему, и он поднялся с земли и обнял его, и поцеловал его, и был благословлен им; и Малкицедек благословил Абрахама. И Абрахам дал Малкицедеку десятины со всего, что он имел с собой, и Малкицедек приобщил его к святым тайнам, хлебу предложения и вину искупления» («Пещера сокровищ»).

И еще одна не менее важная деталь. После того, как Мельхиседек благословил Авраама и «приобщил его к святым тайнам», Бог выходит на связь с Авраамом и говорит ему:

«Награда твоя весьма велика. С тех пор, как Малкицедек благословил тебя и разделил тебе хлеб и вино, также и Я подлинно благословлю тебя, и Я подлинно умножу семя твое…» («Пещера сокровищ»).

Итак, один помощник Яхве (Мельхиседек) встречает другого помощника Яхве (Авраама), посвящает его в некие «святые тайны», а затем «благословляет» на что-то. После чего – явно по результатам встречи этой встречи двух помощников между собой – Яхве в очередной раз подтверждает обещания Аврааму, и обещание это выглядит куда более серьезным, чем ранее…

Версия, изложенная в Ветхом Завете, представляет все происходящее результатом военной победы Авраама и наградой за нее, а текст «Пещеры сокровищ» наводит на совершенно другую трактовку событий.

Рис. 91. Разговор Бога с Авраамом глазами художника

Во-первых, Авраам теряет свою исключительность. Если есть два помощника, то логично предположить, что их могло быть (и скорее всего было) больше. Да и с точки зрения гарантии успеха, для Яхве было бы неразумно «класть все яйца в одну корзину» – помощников у него должно быть заведомо больше, чем один или два. И каждому из этих помощников Яхве мог давать какие-то обещания и, скорее всего, давал (ведь пообещать – еще не значит сделать). Просто мы далеко не обо всех таких помощниках знаем…

Во-вторых, есть «старший» (более высокий по положению Мельхиседек) и «младший» по рангу (Авраам) – «младший» приносит десятину «старшему», то есть у помощников есть некая иерархия и есть некие обязанности в соответствии с местом в этой иерархии (в данном случае – передача десятины). Все это наводит на идею, что могло быть даже нечто типа организации таких помощников (пусть и неформальной организации). И эта организация периодически должна была пополняться новыми членами. Именно прием в такую организацию Авраама и напоминает вся сцена его встречи с Мельхиседеком!..

Авраам своими действиями доказал, что он достоин несколько большего, чем быть просто «человеком на другом конце провода», и ему можно поручать важные дела. Вдобавок, в отличие от Мельхседека, который «привязан» к конкретном объекту (горе Мориа), Авраам не имеет подобного ограничения для перемещения и мобилен, поэтому его можно использовать для решения каких-то иных задач. Мельхиседек, встретившись с Авраамом и переговорив с ним (в том числе выслушав «отчет об уже сделанном»), понимает это и «дает добро» на прием Авраама в «организацию» («благословляет»). Он же и осуществляет формальный обряд приема Авраама – приобщает к «хлебу предложения и вину искупления».

Поскольку же Мельхиседек явно пользуется большим доверием у Яхве («праведный священник»), то и Яхве несколько меняет отношение к Аврааму, «подлинно благословляя» его и давая в очередной раз обещание «счастья для потомков».

По сути, только теперь Авраам становится действительно «доверенным лицом» Яхве, и его можно более детально посвятить в планы «организации». Что и делает Мельхиседек, который приобщает Авраама к неким «святым тайнам».

Однако одной лишь торжественной процедурой приема и передачей дополнительной информацией дело не ограничивается – Мельхиседек отдает Аврааму некие «кожаные одежды, сделанные Богом для Адама», то есть явно не простую одежонку.

«В иудейском мидраше о спасении Лота Авраамом говорится, что Мелхиседек, известный также как Адониседек, был Симом, предком [наверное, точнее все-таки – предшественником] Авраама, которого он учил обязанностям священника. Он же отдал Аврааму кожаные одежды, сделанные Богом для Адама и Евы и украденные Хамом, но потом возвращенные Симу» (Е.Григорьева, «Царь правды Мельхиседек»).

И вот тут мы сталкиваемся с забавным и весьма загадочным предметом – «кожаными одеждами Адама», о которых сохранились лишь весьма обрывочные и запутанные сведения (в которых, как мы увидим далее, запуталась и Григорьева). Что же известно об этих одеждах?..

Когда Адама и Еву изгнали из Рая, им предстояло жить в новых, весьма тяжелых условиях. И Бог, сжалившись над ними, якобы сам (!) изготовил для них специальные одежды. Некоторые иудейские источники утверждают, что одежды эти были изготовлены из шкуры, которую сбросил змей Ливьятан (он же Левиафан – в христианской традиции). Однако есть и другая (явно исходная) версия, которая предлагает еще более экзотический вариант.

«Ливьятан – великое, значимое существо («большие танины»), и оно было сотворено не в единственном числе. Талмуд сообщает, что Всевышний сотворил двоих Ливьятанов – мужского и женского пола. Ливьятан женского пола был немедленно спрятан (дословно по оригиналу – «убит», и туша его засолена для «будущего Пира»). Оставшийся Ливьятан был кастрирован и поставлен на службу «исполнителем в руках Всевышнего»…» (Бава Батра).

Упомянутый «Пир», для которого засолено мясо убитой самки, должен состояться после прихода Мессии, и устроен он будет для праведников. Активно праведные будут пировать в шалаше (или летнем домике), сделанном из кожи Ливьятана.  Те, кто старался меньше, будут сидеть в поле, но – под навесом из кожи Ливьятана. Те, кто в своих стараниях окажется еще на более низком уровне, получат лишь ожерелье из кожи Ливьятана. И, наконец, самые «слабые» в деяниях, но все же стремившиеся быть вместе с Богом, – получат только амулет на шею.

Так вот из этой же кожи – только кожи убитой самки – будто бы и были сделаны одежды для Адама и Евы…

Рис. 92. Левиафан

Ливьятан – змееподобное чудовище, созданное на пятый день Творения, обитающее в морских глубинах и обладающее огромной силой. Однако Ливьятан славился не только своей силой, но и мудростью. Он знал семьдесят языков и еще много всего такого, чего кроме него не знал никто. Поэтому, в частности, утверждается, что Ливьятан – «корень душ тех, кто изучает сокрытую Тору». А все, кто имеют отношение к тайнам Торы («каббалисты», «хасиды» и т.п.), – это «аспект ливьятана».

Таким образом, мы имеем в чистом виде образ Змия (злого, сильного, но очень мудрого), под которым в целом ряде разных мифологий скрываются… боги, проигравшие Войну Богов!

Например, в угаритском мифологическом цикле Латану (Левиафан) – многоголовое морское чудовище, спутник бога моря Яма. Бога Яму вместе с Латану в ходе борьбы за власть повергает Баал.

Так, в одном из ханаано-угаритских мифов рассказывается о том, как Ям решил возвести себе дворец, подчеркивая таким способом свое желание установить первенство среди богов. Все маленькие боги, называемые «сынами Эля», решили уже было уступить Яму, как вдруг восстает Баал, упрекает их в трусости и вызывает Яма на битву. Арбитром боя выступает великий бог Эль, который предупреждает Яма, что он имеет своим противником бога более сильного и имеющего покровительство двух богинь, Анат и Астарты. Бог ремесел Кусор изготавливает для Баалу два «молота», с помощью которых Баал побеждает, и за ним признается первенство среди богов. Отвергнув претензии бога моря, господина смерти и беспорядка Яма, Баал выступает как герой-благотворитель и спасает вселенную от возврата к хаосу…

Боги-победители старались тщательнейшим образом стереть информацию о богах, проигравших эту войну. Отсюда и появился образ страшного чудовища, олицетворявшего «зло» (проигравшие же не могли быть «добром», которым могли быть только победители). Приложили свою руку к затиранию этой информации и люди, поклонявшиеся богам-победителям. Особо старались приверженцы монотеистических религий (в которых вообще других богов быть не должно) – отсюда и столь запутанный сюжет вокруг «кожи Ливьятана».

Если же убрать все лишние «танцы с бубнами» (накрученные как раз в процессе сокрытия информации), то в сухом остатке останется, что в сюжете об «одеждах Адама» речь идет о неких одеждах… богов, проигравших пресловутую войну!..

Яхве не изготавливал сам эти одежды. Они достались богам-победителям в качестве трофеев. Но поскольку их изготовили боги, а в монотеизме бог один – Яхве, вот в текстах и получилось, что как будто именно Яхве сделал их…

Рис. 93. Зевс (он же Баал) побеждает Тифона (Латану)

Как гласят предания, эти одежды обладали весьма нетривиальными особенностями.

Согласно наиболее широко распространенной версии, на одеждах Адама были изображены все известные животные, и любой зверь, увидев их, становился ручным и послушным. Адам берег подарок Бога, а когда состарился, передал его своему сыну Сифу. Передаваясь из поколения в поколение, эти одежды дошли до Ноя, который спрятал их в своем Ковчеге от Потопа.

У Ноя было три сына – Сим, Иафет и Хам. По правилам наследования, одежды Адама должен был получить старший сын – Сим. Но, как утверждает эта версия, когда Ной напился пьяным и уснул, завистливый и злой Хам украл прекрасные одежды и спрятал их у себя. Много лет он прятал чудесный дар и в конце концов отдал их самому дерзкому из своих внуков – Нимроду, который впервые надел священные реликвии в двадцать лет и почувствовал себя при этом необычайно сильным.

Хитрый Нимрод придумал, что делать с чудесными одеждами. Он приглашал величайших героев, силачей и охотников, и предлагал им состязание в силе и ловкости – кто сумеет подчинить себе страшных диких хищников: волков, медведей, львов… Многие пытались, но побеждал всегда Нимрод. Ведь на нем были чудесные одежды Адама, заставлявшие любого зверя бояться и слушаться носившего их. Так и стал Нимрод известен среди людей, как величайший герой, силач и охотник. Из-за своей власти над животными, он часто изображается вместе с ними.

Когда же между потомками Хама и потомками Иафета началась война, Нимрод нанес врагам полное поражение. За это потомки Хама провозгласили его царем.

И это – тот самый Нимрод, который слывет создателем знаменитой Вавилонской башни…

Позднее Исав, сын Иаасака, повстречал на охоте Нимрода, убил его и забрал у него священные одежды. После чего отдал их на хранение своей матери Ребекке. Ребекка в свою очередь вручила их Иакову, когда послала его, переодетого Исавом, получить благословение от Исаака.

В конце концов Иаков вырыл яму и спрятал там одежды…

Рис. 94. Нимрод

Между тем в книге «Пещера сокровищ» мы явно видим совсем другую версию, в соответствии с которой эти одежды оказываются у Мельхиседека – правнука Сима, который и передает их Аврааму (в то время как они должны быть у Нимрода).

Можно ли согласовать две эти версии?..

Оказывается, есть такой вариант. Его можно найти у раввина Реувена Пятигорского, который напоминает, что имелось два (!) комплекта одежды – для Адама и для Евы.

Тогда, скажем, Хам украл один комплект, а Сим забрал другой комплект, когда тайно вместе с Мельхиседеком, вывез тело Адама с Ковчега. Первый комплект попал к Нимроду (и в конце концов был зарыт Иаковым в какой-то яме), а второй Мельхиседек отдал Аврааму.

Но как этот комплект попал к Мельхиседеку, зачем позднее Мельхиседек отдал эти «одежды Адама» Аврааму, и почему это обходят молчанием другие источники?..

Любопытна в связи  с этим еще одна версия, связанная с материалом, из которого сделана эта одежда. Так Рабейну Бахья приводит предание, согласно которому исходный термин «ор», обычно переводимый как «шкура», «кожа», следует толковать как «свет». Поэтому, по его мнению, это были одежды, исполненные особого духовного света. Тогда в частности можно получить трактовку, согласно которой «одежды Адама» порождали некое излучение, которое в том числе производило парализующее или завораживающее действие на животных.

Но можно трактовать это прямо противоположным образом – «одежды Адама» не излучали свет, а наоборот, служили защитой от излучения!..

Кстати, защитные костюмы обычно стараются сделать универсальными, то есть не только непроницаемыми для излучения, но и прочными. Следовательно, подобный защитный костюм мог защищать Нимрода от острых когтей и зубов хищников, что предоставляло ему возможность не бояться этого опасного оружия зверей и подчинять их…

Но вернемся к Мельхиседеку.

Вспомним, что ему предстояло попасть с «телом Адама» в некое сооружение, возведенное в очень древние времена, где предположительно находилось некое мощное оборудование богов, оставшееся после Войны Богов. Оборудование, которое еще функционировало и которое (как показывают дальнейшие события с Ковчегом Завета) могло при этом испускать некое излучение, опасное (и даже смертельное!) для человека. Это значит, что Мельхиседеку была необходима какая-то защита, которую как раз могли обеспечить «одежды Адама» – защитный костюм древних богов, проигравших войну!.. И Сим специально мог забрать с собой из Ковчега эти одежды для Мельхиседека, поскольку должен был иметь соответствующие инструкции, переданные ему перед смертью Ноем, и соответственно – через Адама и его потомков от самого Бога.

Это объясняет то, почему эти одежды оказались у Мельхиседека.

Рис. 95. При виде защитных костюмов можно и замереть от удивления

Обитая в Хевроне, Авраам не мог не увидеть тех стен, что стояли над пещерой Махпела (хоть еще и мог и не знать о самой пещере). Не мог он не заметить и тех стен, что окружают гору Мориа, когда поднимался на нее к Мельхиседеку. И вряд ли не заметил между ними сходства. Особенно если учесть, что в период проживания в Харране Авраам, скорее всего, имел некоторый опыт «сталкерства» (см. ранее), а потому и должен был ориентироваться во вторичных признаках, которые могли подсказать, где лучше искать «божественный хабар».

(Эти признаки вычисляются на самом деле довольно просто. И мы давно ими пользуемся в своих экспедициях, когда только по внешнему виду и некоторым параметрам кладки определяем, где именно больше шансов обнаружить, например, следы высокотехнологичных инструментов, а где и нет смысла тратить время на их поиски.)

Когда же Авраам рассказал (наверняка, рассказал!) Мельхиседеку о наличии в Хевроне стен, аналогичных тем, что окружали гору Мориа, Мельхиседек тут же мог сообразить, что Авраам обнаружил место, где также может находиться какое-то оборудование древних богов. Оборудование, от которого может исходить опасное излучение. И Аврааму будет необходима защита от этого излучения. Вот почему Мельхиседек отдал ему «одежды Адама», то есть тот самый защитный костюм!.. А заодно и поведал Аврааму «священные тайны», то есть снабдил соответствующими инструкциями!.. И напоследок «благословил» его на предстоящий опасный визит в пещеру Махпела (см. далее)!..

Яхве же, которому, наверняка, кто-то из участников встречи (или оба сразу) рассказал о ее содержании, счел необходимым приободрить Авраама и заверить его, что тот останется жив после этого опасного мероприятия и будет вознагражден за риск.

После сих происшествий было слово Господа к Авраму в видении [ночью], и сказано: не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя [будет] весьма велика» (Бытие, глава 15).

А для того, чтобы вселить уверенность в Авраама, которому предстояло выполнить опасное поручение, и чтобы тот не дрогнул, Яхве (в доказательство исполнения своих обещаний) заключил с Авраамом «договор о сотрудничестве», скрепив его традиционным для того временем ритуалом – прохождением через рассеченных животных.

«Когда зашло солнце и наступила тьма, вот, дым как бы из печи и пламя огня прошли между рассеченными животными. В этот день заключил Господь завет с Аврамом, сказав: потомству твоему даю Я землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата: Кенеев, Кенезеев, Кедмонеев, Хеттеев, Ферезеев, Рефаимов, Аморреев, Хананеев, [Евеев], Гергесеев и Иевусеев» (Бытие, глава 15).

Создание богоизбранного народа

Но по каким-то причинам дело пошло в затяг – посещение Авраамом пещеры Махпела все откладывалось. То ли Аврааму никак не удавалось найти подходящий момент для осмотра пещеры, ведь это надо было делать в защитной одежде и при этом каким-то образом не привлечь к себе ненужного внимания, а земля, на которой располагалась пещера Махпела (как следует из дальнейшего текста) еще не принадлежала Аврааму. То ли Яхве считал что еще не пришло время, но, если ориентироваться на текст первоисточников, Яхве (по каким-то своим соображениям) абсолютно не форсировал события.

Между тем время шло, и Авраам постепенно старел. Жизнь же человеческая существенно короче жизни богов, и Яхве нужно было предпринять какие-то шаги для того, чтобы дело не остановилось со смертью Авраама. И эти шаги уже не ограничивались лишь обеспечением какого-то преемника Авраама (хотя и он нужен был).

Похоже, Яхве понимал, что в будущем ему понадобится не разрозненная группа помощников, а большая сплоченная армия, и, пока суть да дело, он решил заложить на будущее ее основы – создать предварительную базу будущей армии. Эта армия в дальнейшем должна была к тому же быть готовой исполнять именно его указания, поэтому общую идею (получение в вечное владение «Земли Обетованной»), которая должна была служить общей «сладкой морковкой» и сплачивать будущую армию, Яхве увязал с условием безусловного подчинения и поклонения только ему.

Но одной общей идеи мало – такая основа была весьма ненадежной (что подтвердили и будущие события), поэтому Яхве к ней добавил своеобразный «стержень» – родственные отношения, которые связывали бы ядро будущей армии. Он решил создать отдельный народ, готовый в нужный момент сформировать боеспособную сплоченную армию. И для этого не взять уже готовое какое-то племя, а именно создать – создать почти с нуля!..

Видимо, время ему позволяло.

Ну что ж, когда имеешь дело с планами богов, нужно и мыслить соответственно их масштабам…

Рис. 96. У богов и людей разный масштаб времени

«Аврам был девяноста девяти лет, и Господь явился Авраму и сказал ему: Я Бог Всемогущий; ходи предо Мною и будь непорочен; и поставлю завет Мой между Мною и тобою, и весьма, весьма размножу тебя.

И пал Аврам на лице свое. Бог продолжал говорить с ним и сказал: Я – вот завет Мой с тобою: ты будешь отцом множества народов, и не будешь ты больше называться Аврамом, но будет тебе имя: Авраам, ибо Я сделаю тебя отцом множества народов; и весьма, весьма распложу тебя, и произведу от тебя народы, и цари произойдут от тебя; и поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя; и дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую, во владение вечное; и буду им Богом.

И сказал Бог Аврааму: ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя [в роды их]: да будет у вас обрезан весь мужеский пол; обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужеского пола, рожденный в доме и купленный за серебро у какого-нибудь иноплеменника, который не от твоего семени. Непременно да будет обрезан рожденный в доме твоем и купленный за серебро твое, и будет завет Мой на теле вашем заветом вечным. Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей [в восьмой день], истребится душа та из народа своего, ибо он нарушил завет Мой» (Бытие, глава 17).

Исследователи, стоящие на сугубо материалистических позициях, обычно видят в обряде обрезания лишь гигиеническую процедуру. И действительно, в пустынных условиях при дефиците воды обрезание дает некоторые преимущества с медицинской точки зрения. Но дело здесь явно вовсе не огранивалось (и не ограничивается) сугубо гигиеной.

Во-первых, в данном случае обрезание являлось (и является) частью обряда посвящения в определенный круг избранных – избранных для служения Яхве. Во-вторых, данный обряд сопровождался пролитием крови, то есть и отдачей (пусть и небольшой) части «жизненной энергии» Яхве, и одновременно являлся своеобразной «клятвой на крови». В-третьих, обрезание производилось на детородном органе, то есть имело определенный символизм связи со следующими поколениями (вечность договора). В-четвертых, обрезание производилось на органе, которым мужчина пользуется достаточно часто (не только для продолжения рода и аналогичных действий, но и в повседневных нуждах), а соответственно и регулярно видит перед глазами напоминание о своих обязанностях. И в-пятых, это дает своеобразный опознавательный знак «свой – чужой», закрепляемый на всю жизнь человека.

Рис. 97. Обрезание – вовсе не только гигиена

В приведенном отрывке из Ветхого Завета можно заметить, что при этом Яхве совершенно не интересует «чистота крови» – обрезание следует провести не только у тех, кто родился «от семени твоего», но и у всех «купленных за серебро у какого-нибудь иноплеменника». Это позволяет, во-первых, значительно расширить базу для будущей армии. А во-вторых, не дожидаться, пока наберутся в достаточном количестве прямые потомки Авраама. Видимо, время у Яхве хоть и было, но оно было не безгранично. Вдобавок, ему не было смысла рисковать, и нужно было подстраховаться на случай, если вдруг род Авраама по каким-то причинам прервется, что исключить было нельзя.

Как следствие, современные евреи, по сути, являются совершенно искусственно созданным народом, не связанным единством «семени Авраама»…

Нечто подобное было позднее сделано арабскими халифами, которые создали специальную гвардию из представителей тюркоязычных народов – мамлюков. Для этого специально отбирались молодые юноши, которых отрывали от семей, приобщали к исламу и обучали военному искусству. Мамлюки постепенно приобрели такую силу, что свергли халифа, стали править сами и дали начало такому современному народу, как турки.

Да и «богоизбранный» народ также на самом деле был далеко не один. «Избранными» считали себя, например, ацтеки, которые, между прочим, тоже были посланы богом на новые территории – правда, без жесткой территориальной привязки (они ориентировались лишь на определенные приметы – особая птица над озером). И многочисленные кровавые жертвы ацтеки приносили не потому, что будто бы были жестокими по натуре. Они это делали в глубокой убежденности, что жертвы нужно приносить, чтобы «кормить богов», а без этого рухнет все мироздание. И свою миссию «богоизбранного» народа они видели в… спасении мира подобным образом!..

Рис. 98. Сцена ритуального каннибализма из ацтекского кодекса Мальябекиано

Но вернемся к евреям.

Авраам выполнил все указания Яхве. А в знак новой стадии отношений Яхве именно сейчас стал называть его не Аврамом, как прежде, а Авраамом. А его жену – не Сарой, а Саррой.

Смена имени обычно означает прохождение посвящения. Это и было посвящение в «прародители» нового «богоизбранного» народа. Народа, который еще не знал, для чего именно его избрали…

Пожалуй, нужно отметить лишь еще один момент.

Как раз только после этого торжественного мероприятия, Авраам посещает пещеру Махпела. Это позволяет выдвинуть версию, что такое посещение действительно было очень рискованным. И возможно, именно поэтому Яхве решил подстраховаться, и обеспечить запасной вариант – заложить основы для будущей армии и создать начальное ядро «богоизбранного» народа еще до того, как Авраам рискнет своей жизнью.

Посещение Авраамом пещеры Махпела

О посещении Авраамом пещеры Махпела Ветхий Завет тщательно умалчивает – об этом важном на самом деле событии тут нет ни единого слова. Из иудейских же источников следует, что это посещение хронологически связано с визитом трех «ангелов» к Аврааму у дубравы Мамре. Авраам, правда, почему-то (если ориентироваться на текст Ветхого Завета) обращается к ним, как к Богу – в единственном числе. В итоге до конца не ясно, был ли среди этих троих «ангелов» (то есть богов) сам Яхве или нет, хотя из дальнейшего текста вроде бы следует, что все-таки был.

Встреча эта в Ветхом Завете представлена следующим образом:

«И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер [свой], во время зноя дневного. Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер [свой] и поклонился до земли, и сказал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего; и принесут немного воды, и омоют ноги ваши; и отдохните под сим деревом, а я принесу хлеба, и вы подкрепите сердца ваши; потом пойдите [в путь свой]; так как вы идете мимо раба вашего.

Они сказали: сделай так, как говоришь.

И поспешил Авраам в шатер к Сарре и сказал [ей]: поскорее замеси три саты лучшей муки и сделай пресные хлебы. И побежал Авраам к стаду, и взял теленка нежного и хорошего, и дал отроку, и тот поспешил приготовить его. И взял масла и молока и теленка приготовленного, и поставил перед ними, а сам стоял подле них под деревом. И они ели…» (Бытие, глава 18).

Рис. 99. Авраам и три ангела (Бартоломе Мурильо)

Визит Авраама в пещеру Махпела в приведенном отрывке Ветхого Завета происходит в период между началом и концом короткой фразы «И побежал Авраам к стаду, и взял теленка нежного и хорошего, и дал отроку…». В Мидраше (Устной Торе) эти же события представлены более подробно:

«Авраам открыл тайну пещеры, когда гнался за волом, которого хотел заколоть для трех своих таинственных гостей – ангелов. Вол привел его прямо к пещере Махпела. Внутри Авраам увидел яркий свет, часть того первозданного света, который Бог уготовал для праведников, и вдохнул сладостный аромат, исходящий из Эдемского сада. Авраам услышал голоса ангелов: «Здесь захоронен Адам. Здесь также упокоятся Авраам, Исаак и Иаков». Тогда Авраам понял, что эта пещера является входом в Эдемский сад, и именно с тех пор он хотел получить ее для захоронения».

Согласно книге «Зоар» (основной и главной книге кабалистической литературы), Рай имеет два входа – Верхний и Нижний. Нижний вход располагается как раз в пещере Махпела. Это обнаружил еще Адам, когда после изгнания из Эдема однажды проходил мимо и почувствовал, что из ее недр исходит запах Райского сада. Зайдя в пещеру, Адам увидел льющийся из ее глубин дивный свет, однако когда он захотел спуститься внутрь, на его пути встал ангел и велел вернуться обратно. Адам понял, что здесь находится туннель, соединяющий наш земной мир и «мир Горний», – туннель, по которому молитвы поднимаются к Богу, а души попадают в Вечность после смерти тела. Поэтому Адам завещал похоронить себя только в этой пещере. В книге «Зоар» есть и небольшой комментарий о том, что Адам похоронен недалеко от Райского сада – как раз возле Нижнего входа.

Книга «Зоар» дополняет картину посещения пещеры Авраамом, утверждая, что Авраам также был привлечен исходящим из нее запахом, а затем и неким неземным светом, а, войдя внутрь, обнаружил, что пещера – двойная. Ему тоже не довелось дойти до ее конца, поскольку от дальнейшего углубления в пещеру его предостерег Адам, который поведал Аврааму, что льющийся из нее свет – это тот самый свет, который видят все души, устремляясь в туннель между Махпелой и иными мирами.

Отсюда, в частности, идет мусульманская традиция опускать в пещеру Махпела через единственное ныне доступное отверстие свечи, свет которых символизирует свет Рая (см. ранее)…

Рис. 100. Титульный лист книги «Зоар», 1558 год

С учетом всего сказанного ранее, можно дать следующую интерпретацию событий, описанных столь по разному в разных источниках.

Три «ангела» (читай – бога из команды Яхве) не просто так проходили через дубраву Мамре. Они пришли сюда целенаправленно к Аврааму, чтобы отправить его в пещеру Махпела. Отправив Авраама, они остались его ждать – им нужен был результат.

Забежавший же в пещеру теленок – лишь легенда прикрытия. Наивно было бы думать, что умудренный годами Авраам – достаточно обеспеченный человек с большим количеством слуг и рабов, равно как и с большим количеством телят – будет сам лично зачем-то гоняться за куда-то убежавшим теленком. Ему достаточно было дать соответствующее указание, и его выполнили бы другие (вдобавок, не заставляя важных гостей ждать, пока поймают убежавшего теленка, а приготовив другого).

Как позволяют допустить последующие события, Авраам должен был не только убедиться в наличии в пещере Махпела некоего содержимого (оборудования древних богов, проигравших войну), но и что-то оттуда вынести и отдать «ангелам» – возможно, оружие, которое после этого было применено в Содоме и Гоморре (см. далее). И дожидались они именно этого предмета, а не простого угощения.

Авраам (скорее всего, одев защитный костюм – «одежды Адама», полученные от Мельхиседека) спустился в пещеру, где располагалось какое-то еще функционировавшее оборудование древних богов, от которого шел поток радиации, озонировавшей воздух в пещере. Отсюда – «свет и запах Рая».

Однако дойти до конца пещеры Аврааму не позволило какое-то охранное устройство, которое было снабжено голограммным изображением (или просто изображением на автоматически срабатывающем мониторе). Это изображение Авраам принял за Адама (так же, как ранее Адам принял это изображение за «ангела»). Псевдо-Адам (то есть это изображение) предупредил Авраама, что далее ему продвигаться не рекомендуется – возможно, излучение там становилось настолько сильным, что становилось опасным даже при наличии защитного костюма.

К счастью для Авраама, он послушался совета, развернулся и вышел из пещеры (скорее всего, прихватив с собой некий предмет, которого дожидались «ангелы»). По дороге назад он прихватил теленка из стада – для того, чтобы оправдать свое отсутствие в глазах непосвященных, и заодно для того, чтобы все-таки накормить важных гостей.

«Ангелы» же, забрав вынесенный предмет и выслушав его рассказ о том, что он увидел, дали Аврааму указание присматривать за пещерой Махпела (чтобы туда не проник посторонний) и для этого землю, на которой располагалась пещера с сооружением богов, приобрести в собственность якобы для фамильной усыпальницы (см. далее) – иудейские источники со всей определенностью утверждают, что это было не самостоятельным желанием Авраама, а поручением Яхве. После чего для отвода глаз «ангелы» еще какое-то время посидели, а заодно и потрапезничали…

Рис. 101. Авраам и Сарра угощают трех ангелов

Возникает, правда, закономерный вопрос – почему «ангелы» (боги) сами не пошли в пещеру Махпела, чтобы осмотреть ее и/или забрать нужный им предмет?..

Вряд ли их останавливало излучение, о существовании которого они наверняка знали или хотя бы догадывались. Ведь они должны были гораздо лучше Авраама знать, как защититься от этого излучения.

Можно предположить, что охранное устройство, установленное в пещере Махпела, обладало функцией распознавания визитера. И в появлении там Авраама не было чего-то особенного – ведь туда в любой момент мог забрести абсолютно случайный человек. А вот если бы там появился кто-то из «ангелов» (то есть богов!), система могла опознать его и выдать сигнал тревоги куда-то, где находились другие боги, раскрываться перед которыми раньше времени Яхве с сотоварищами было не нужно.

Но это – на уровне ничем не доказуемой версии…

А может, все было гораздо проще. Ведь нельзя полностью исключить вариант, что они просто не хотели лишний раз рисковать (например, если они не знали степень интенсивности излучения в пещере).

Как в широко известном анекдоте:

Висят два электрика на столбе и говорят проходящей мимо старушке:

– Бабушка, подай, пожалуйста, вот тот провод, что валяется на земле.

Старушка подает им провод и уходит. Один электрик –другому:

– Я тебе говорил, что «земля». А ты мне – «фаза», «фаза»…

Любопытно, что так называемый Вавилонский Талмуд рассказывает, что позднее некий мудрец рабби Бана сумел проникнуть в пещеру Махпела, прошел через один ее зал и увидел второй, но тут был остановлен некой сверхъестественной силой.

В ходе проникновения в пещеру осенью 1981 года группы молодежи, описанном ранее, почти все его участники ничего не увидели, кроме человеческих останков и черепков керамики. Но один из их товарищей – Яков Моше – заявил, что пережил в Махпеле некий мистический опыт. По словам Моше, ставшего впоследствии известным раввином, в какой-то момент нахождения в пещере он явственно увидел идущий издали свет и почувствовал легкий ветер, несущий запах, напоминающий запах духов. Однако не исключено, что это была лишь галлюцинация не в меру впечатлительного юноши – тем более что обстоятельства ей явно содействовали.

Увы. Иных свидетельств о том, что можно наблюдать в пещере Махпела, у нас нет…

Но вернемся к Аврааму.

После его возвращения из пещеры Махпела, «ангелы» обещают Аврааму продолжение рода. И хоть это было очередным подобным обещанием, но сейчас речь шла уже о том, что у него будет сын именно от Сарры. Это обещание выглядит одновременно и как награда за только что выполненное опасное поручение, и как подтверждение из авторитетных уст, что детородные возможности Авраама не пострадали о полученной дозы радиации…

Рис. 102. Радиация негативно сказывается на половой функции

Содом и Гоморра

«И встали те мужи и оттуда отправились к Содому [и Гоморре]; Авраам же пошел с ними, проводить их» (Бытие, глава 18).

Провожая, было проще обойтись без посторонних ушей – можно было спокойно поговорить на любые «закрытые» темы…

Получил ли при этом Авраам инструкции по дальнейшим своим действиям (по идее – должен был получить), и какие именно, ни Ветхий Завет, ни иудейские источники нам не сообщают. Говорится лишь о том, что Яхве (только здесь выясняется, что одним из «ангелов» был именно он) информировал Авраама о своих планах по уничтожению Содома и Гоморры.

Не так много на свете людей, кто бы не ужаснулся планам поголовного уничтожения жителей сразу целых городов. Вот и Авраам попытался заступиться за жителей Содома и Гоморры, но все закончилось лишь тем, что Яхве отправил двух «ангелов» (читай – богов-помощников) в Содом в поисках хотя бы десятка праведников. В Содоме же в то время проживал Лот, племянник Авраама.

«И пришли те два Ангела в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содома. Лот увидел, и встал, чтобы встретить их, и поклонился лицем до земли и сказал: государи мои! зайдите в дом раба вашего и ночуйте, и умойте ноги ваши, и встаньте поутру и пойдете в путь свой. Но они сказали: нет, мы ночуем на улице. Он же сильно упрашивал их; и они пошли к нему и пришли в дом его. Он сделал им угощение и испек пресные хлебы, и они ели.

Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом и вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их.

Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь, и сказал [им]: братья мои, не делайте зла; вот у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего. Но они сказали [ему]: пойди сюда. И сказали: вот пришлец, и хочет судить? теперь мы хуже поступим с тобою, нежели с ними.

И очень приступали к человеку сему, к Лоту, и подошли, чтобы выломать дверь. Тогда мужи те простерли руки свои и ввели Лота к себе в дом, и дверь [дома] заперли; а людей, бывших при входе в дом, поразили слепотою, от малого до большого, так что они измучились, искав входа.

Сказали мужи те Лоту: кто у тебя есть еще здесь? зять ли, сыновья ли твои, дочери ли твои, и кто бы ни был у тебя в городе, всех выведи из сего места, ибо мы истребим сие место, потому что велик вопль на жителей его к Господу, и Господь послал нас истребить его.

И вышел Лот, и говорил с зятьями своими, которые брали за себя дочерей его, и сказал: встаньте, выйдите из сего места, ибо Господь истребит сей город. Но зятьям его показалось, что он шутит.

Когда взошла заря, Ангелы начали торопить Лота, говоря: встань, возьми жену твою и двух дочерей твоих, которые у тебя, чтобы не погибнуть тебе за беззакония города. И как он медлил, то мужи те [Ангелы], по милости к нему Господней, взяли за руку его и жену его, и двух дочерей его, и вывели его и поставили его вне города…

И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и [все] произрастания земли… И встал Авраам рано утром [и пошел] на место, где стоял пред лицем Господа, и посмотрел к Содому и Гоморре и на все пространство окрестности и увидел: вот, дым поднимается с земли, как дым из печи» (Бытие, глава 18).

Помимо Содома и Гоморры были уничтожены также два других города – Адма и Севоим. В начальных планах Яхве было уничтожение и пятого города – Сигора, но его Яхве пощадил, поскольку Лот собрался искать убежища именно в Сигоре…

Рис. 103. Гибель Содома

«Содомское пятиградие» (Содом, Гоморра, Адма, Севоим и Сигор) находилось, согласно Ветхому Завету, в районе Мертвого моря, на юго-восточной границе Ханаана, в низменной долине Сиддим, однако точное место расположения этих городов сейчас неизвестно (хотя предполагается, что уцелевший Сигор располагался на месте современного иорданского города Сафи).

Поисками Содома и Гоморры буквально грезят многие археологи (особенно верующие). Но пока все их усилия по поиску этих городов безуспешны. Уже не один раз объявлялось об «обнаружении» Содома, и всякий раз в ином месте – в Израиле и Иордании, на берегу и даже на дне Мертвого моря. На протяжении 1965-1967 и 1973-1979 годов было проведено пять специальных экспедиций, в результате которых месторасположение этого города так и не было четко определено.

Так, скажем, еще начиная с 1930 года и по настоящее время, по заданию руководства Папского библейского археологического университета, ведутся археологические раскопки холмов в восточной части долины реки Иордан, который местные жители называют «Тель-элайт Хассул». Здесь располагался древний город, который ученые условно называют Хассул. Установлено, что он был построен приблизительно в пятом тысячелетии до нашей эры и погиб примерно в XX столетии до нашей эры, когда достиг расцвета своей культуры. Местные жители передают из поколения в поколение легенду, что этот древний город погиб от страшного пожара, который буквально испепелил все живое. После этого Хассул не сумел возродиться.

А Стивен Коллинз, руководивший исследованиями руин древнего комплекса в местечке Телль-эль-Хаммам в Иордании, считает, что останками Содома могут быть как раз эти руины. Проведя химический анализ обнаруженного тут пепла, ученые пришли к выводу, что он мог образоваться именно в условиях «серного дождя». Этот пепел представляет собой твердый снаружи и более мягкий внутри сильно уплотненный материал, который под механическим воздействием превращается в порошок. В нем была найдена редкая форма серы – серные шарики. Они уникальны тем, что имеют округлую форму, белый цвет и консистенцию компактной пудры. Эти серные шарики и эффект расслоения кристаллизовавшегося пепла, явившийся последствием термической металлизации, свидетельствует о температуре горения 2700-3500ºС.

Однако подобная температура вполне возможна, скажем, и в условиях извержения вулкана. Поэтому археологи, не склонные воспринимать библейский текст дословно, считают причиной гибели четырех городов какой-то мощный катаклизм, сопровождавшийся извержениями вулканов и землетрясениями.

Район Мертвого моря находится в самой северной части огромного геологического разлома, который протянулся аж до Южной Африки, а посему это зона тектонической и вулканической активности, в которой возможны катаклизмы самого разного характера. И эти катаклизмы вполне могли послужить причиной гибели сразу нескольких древних городов.

Любопытно, что «Содом» переводится как «горящий», а «Гоморра» – как «переполненный водой» или «погруженный». И недаром руины погибших городов пытаются искать не только на берегах Мертвого моря, но и под водой.

Как бы то ни было, точное определение места расположения погибших городов еще впереди. Так же как и выяснение причин их гибели. Но в том, что эти города реально существовали, уже мало кто сомневается – во второй половине ХХ века упоминание Содома, Гоморры и Сигора было обнаружено в текстах клинописного архива, который археологи раскопали в царском дворце древнего города Эбла (близ современного Алеппо в Сирии). Эбла являлась столицей довольно мощного государства в III тысячелетии до нашей эры и была разрушена в ходе завоевания знаменитым Саргоном в XXIII веке до нашей эры, то есть задолго до Авраама и Лота. В найденных архивах Содом, Гоморра и Сигор фигурируют в качестве торговых партнеров Эблы, покупавших у нее серебро и ткани.

Рис. 104. Табличка из архива Эблы (музей Алеппо)

Но если допустить, что уничтожение городов было результатом не воздействия природной стихии, а исполнения «ангелами» (то есть богами) воли Яхве, то возникает закономерный вопрос – за что были поголовно истреблены жители аж четырех городов? Чем же они так провинились перед Яхве?..

Распространенное ныне мнение, что их грех состоял в извращенном сексуальном поведении, является весьма поздней версией, появившейся лишь в христианской традиции. И идет оно от той части библейского текста, в которой разъяренным жителям Содома, требовавшим выдать им «гостей» Лота (то есть «ангелов»), чтобы «познать их», Лот предлагает в качестве замены своих девственных дочерей.

Между тем исследователь Библии Бейли, анализируя ее тексты подсчитал, что слово «yadah» на иврите, которое традиционно переводят словом «познать», в подавляющем большинстве случаев (933 из 943) имеет значение «узнать, чтобы получить знание», и лишь в 10 случаях этот глагол подразумевает сексуальные отношения. Бейли предположил, что жители Содома на самом деле не имели намерения совершать однополые сексуальные акты с гостями Лота, но хотели только выяснить, кто они такие. И такое предположение отнюдь не лишено смысла.

Если Авраам ранее сразу же распознал в своих гостях «ангелов», то это значит, что они имели какие-то отличия от обычных людей, и эти отличия были настолько сильными, что бросались в глаза. Тогда эти же отличия могли (и даже должны были) заметить и жители Содома, когда те же самые «ангелы» прибыли к Лоту. Появление странных визитеров могло не на шутку встревожить жителей Содома, и вполне естественно их желание выяснить у Лота, что это за «гости». Но их агрессивное поведение при этом явно превосходило рамки приличий и угрожало визитерам. Это означает, что люди обнаглели настолько, что посмели угрожать богам!.. Подобное запросто могло привести богов (и «ангелов», и самого Яхве) в ярость, и они могли решить примерно наказать этих «говорящих мартышек», чтобы другим подобное даже в голову больше не приходило…

Увы. При всей логике такой версии, она не позволяет объяснить два очень важных момента. Во-первых, почему тогда «попутно» были уничтожены еще три города? А во-вторых, почему Яхве предупреждает Авраама о планах уничтожить Содом и Гоморру еще до (!) того, как произошли события у дома Лота?..

Как ни крути, получается, что решение об уничтожении городов было все-таки принято раньше появления «ангелов» в Содоме, которые явно туда пришли просто для того, чтобы вывести Лота с семьей (судя по тексту, никаких праведников они даже и не искали в городе, а сразу пошли к Лоту). Реакция же жителей Содома на появление странных визитеров если и сыграла какую-то роль, то лишь в качестве «последней капли», которая уже практически ничего не решала.

Рис. 105. Серные шарики в отложениях на берегу Мертвого моря

Но в чем же тогда «грех» жителей Содома?..

Хотя иудейские источники здесь более многословны, но и они практически ничем не помогают.

Примечательно, что в этих источниках в качестве «греха жителей Содома» извращенное сексуальное поведение вообще не фигурирует. Так, скажем, 12-томная еврейская энциклопедия, выпущенная в 1901-1906 годах, в статье о Содоме не содержит ни малейшего упоминания о сексуальных грехах. Она – на основе Устной Торы – говорит о несправедливых судьях, о жестокостях жителей Содома, а также о языческом поклонении небесным светилам в грешных городах, но не о сексуальном поведении жителей.

Однако более детальная конкретизация перечисленных «грехов» лишь заводит в очередной тупик.

Так, иллюстрируя извращение правосудия в Содоме, Талмуд приводит имена содомских судей: Шаккарай (в переводе – «лгун»), Шакрарай («закоренелый лгун»), Зайафа («обманщик»), Майзл Дина («извратитель закона») . В Мидраше имена судей: Каз Шекер («величайший лгун»), Раб Шекер («мастер лжи»), Раб Набал («мастер подлости»), Раб Мастех Дин («главный извратитель закона»), Келапандар («фальсификатор»).

Раввинистическая литература также сообщает, что в Содоме была такая практика суда – вместо возмещения ущерба раненному человеку присуждалось наоборот платить обидчику, так как ранение приравнивалось к кровопусканию в медицинских целях, которое считалось полезным. Имеется рассказ о посещении Содома слугой Авраама Елиезером, который увидел, что житель Содома издевается над чужестранцем и, заступившись за чужестранца, получил камнем рану в голову. Когда он обратился к судье, тот присудил ему платить обидчику. Тогда Елиезер нанес рану судье и потребовал, чтоб тот вместо него отдал положенную плату.

Иудейские источники утверждают, что в Содоме бедным чужестранцам давали монеты, на которых пропечатывали имена дающих. После этого такие монеты не принимали в торговле, а когда бедные умирали от голода, то каждый забирал свои монеты обратно. Издевательства над чужестранцами происходили будто бы потому, что жители Содома из жадности не желали тратиться на них и приняли решение прекратить практику путешествия через их земли.

В Содоме якобы совершались издевательства, подобные тем, что в греческой мифологии происходили на «прокрустовом ложе». Гостей в Содоме укладывали на кровать, и, если они были короче ложа, то подрезали ноги, а если длиннее, то вытягивали.

Рис. 106. «Прокрустово ложе» (роспись на греческой керамике)

Здесь также будто бы наказывали за совершение добрых дел. Каждый, кто давал бедным хлеб и воду, приговаривался к сожжению в огне. Иудейские источники утверждают, что так погибла одна из дочерей Лота по имени Пелотет, которая тайно оказывала гостеприимство чужестранцам и давала хлеб бедным. Другую девушку, которая тайно подавала хлеб нищим чужестранцам, поставили на городскую стену, обмазав медом, и пчелы ее закусали до смерти. Именно это событие, согласно раввинистической литературе, стало причиной приговора Бога, который услышал ее крики и сказал: «вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма».

Суммируя эти предания Устной Торы, российский исследователь Д.Щедровицкий, отмечает:

«Самая страшная вина жителей Содома состояла в их отвращении к пришельцам, в ксенофобии – ненависти к гостям и чужестранцам. Над пришельцами в Содоме издевались, их мучили и убивали. А ведь на Востоке до сих пор, и на Древнем Востоке в особенности, гостеприимство – величайшая заповедь, и нарушение ее – страшнейший и неискупимый грех».

Однако все эти «грехи» описаны в первоисточниках настолько вычурно гротескно, что возникает отчетливое ощущение притягивания за уши высосанных из пальца историй. Вдобавок, подобное поведение (особенно массовое поведение) противоречит элементарной логике.

Во-первых, никто никогда не отказывался от торговли с чужестранцами, которые не требуют затрат, а наоборот приносят прибыль. И в древних городах развитая торговля была одним из важнейших факторов процветания. Вести же торговлю в условиях подобного беспредела и тотальной войны с чужеземцами вряд ли бы кто-то вообще взялся.

Во-вторых, такое поведение противоречит элементарным правилам человеческого общежития. И жители подобного города быстро перерезали бы друг друга и без всякого внешнего вмешательства. А уж о каком-то процветании таких городов и речи быть не может.

И в-третьих, совершенно не ясно, как в таких условиях вообще мог выжить Лот с семьей, который тоже, между прочим, был чужеземцем (!) для жителей Содома. А ведь Лот прожил в Содоме очень долгое время – он переселился туда почти сразу же после возвращения с Авраамом из Египта…

Рис. 107. Лот с семейством покидает Содом

В целом получается, что, если уничтожение богами (Яхве с «ангелами») городов действительно имело место, то ни Ветхий Завет, ни иудейские источники не содержат никаких сведений о реальных причинах этого поступка богов. И если выстраивать какую-то альтернативную версию, то придется опираться исключительно лишь на логику описанных событий. А такую версию действительно можно выстроить. Но для этого придется вернуться назад – к визиту Авраама в пещеру Махпела.

Ранее мы уже упоминали о том, что задание Аврааму, данное ему тремя «ангелами», могло не ограничиваться лишь осмотром содержимого пещеры Махпела. Ему могли поручить и что-то оттуда вынести. Этим «что-то» вполне могло быть какое-то небольшое и мобильное, но мощное оружие древних богов, которое было необходимо Яхве с его соратниками. И если судить по явно позитивному отношению «ангелов» (в том числе и самого Яхве) к Аврааму по его возвращению, он это оружие из пещеры вынес.

Но если древнее оружие пролежало в хранилище довольно долго (ведь со времени Войны Богов прошло уже очень много времени – примерно три тысячи лет, согласно нашим оценкам), то мало его было оттуда вынести. Надо было проверить, сохранило ли оно свою работоспособность. Уничтожение городов и могло стать таким «тестированием» богами полученного с помощью Авраама оружия.

Нравы же жителей этих городов были совершенно не причем – достаточно того, что эти люди не были нужны Яхве (поскольку не поклонялись ему), и того, что на ком-то оружие надо же было испытать. А «грех» в таком случае всегда можно придумать. Как в известной басне Крылова – «виновен ты лишь в том, что хочется мне кушать»…

Помимо этого у Яхве имелся и второстепенный мотив. Важно было, чтобы Авраам сохранил в полнейшей тайне свой визит и то, что он в ходе него увидел. И уж тем более – информацию о том, что он оттуда что-то вынес. А опасения, что он может не сдержаться и кому-нибудь проболтается, тут были вовсе не беспочвенны – визит должен был произвести на него буквально шокирующее впечатление, и удержаться от того, чтобы поделиться с кем-то этими впечатлениями, Аврааму было совсем не просто. И как показывает наличие сведений об этом визите в иудейских источниках, он все-таки не сумел сохранить тайну до конца.

Заставить молчать Авраама можно было разными способами – как с помощью «кнута», так и «пряника». Видимо, для надежности, были использованы оба способа. Сначала был использован «пряник» – Аврааму, как мы помним, было обещано продолжение рода от Сарры. А затем наступил черед «кнута» – Яхве решил ему продемонстрировать, что он может сделать с непокорными. Поэтому и поставил заранее Авраама в известность о планах протестировать оружие на жителях нескольких городов. Авраам же мог затем наблюдать последствия действия «божественного» оружия, и угроза повторного использования «кнута» (уже применительно к Аврааму и его потомкам) служила эффективным стимулом к его дальнейшей преданности.

Но и каким-либо образом обижать столь усердного помощника не следовало. Поэтому надо было вывести из-под удара Лота (племянника Авраама) с семейством, что и сделали ангелы…

Рис. 108. Спасение Лота

Однако следует признать, что данной версии опереться не на что, и она мало отличается от того же «притягивания за уши». Поэтому лично я более склонен (по крайней мере пока) к тому варианту, согласно которому гибель древних городов явилась результатом все-таки какого-то природного катаклизма, произошедшего вовсе не обязательно даже во времена Авраама, а якобы участие в событиях Яхве и его помощников – является лишь более поздней выдумкой, встроенной в общую схему событий с целью иллюстрации неограниченных возможностей Бога.

Испытание Авраама или Исаака?

Если ориентироваться на дальнейший ход событий, то можно предположить, что, несмотря на успешные результаты осмотра Авраамом пещеры Махпела, Яхве по каким-то причинам не использовал найденное там оборудование – похоже, чего-то ему для этого не хватало (возможно, какой-то важной составляющей этого оборудования). Поэтому Авраам продолжил свою разведывательную миссию в Палестине.

«И жил Авраам в земле Филистимской, как странник, дни многие» (Бытие, глава 21).

Но, судя по всему, найти необходимый элемент (или элементы – ?) ему так и не удалось. И как мы увидим далее, по весьма простой причине – этот элемент находился вне Палестинского региона (в Египте). В результате и Ветхий Завет, и иудейские источники по довольно длительному периоду времени не содержат ничего, кроме упоминания событий, не имеющих для нас никакого значения. И следующий важный момент связан лишь с так называемым «жертвоприношением Исаака», которое считается одной из центральных тем как Торы, так Ветхого Завета.

«Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе.

Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения, и встав пошел на место, о котором сказал ему Бог. На третий день Авраам возвел очи свои, и увидел то место издалека. И сказал Авраам отрокам своим: останьтесь вы здесь с ослом, а я и сын пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам.

И взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил на Исаака, сына своего; взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе. И начал Исаак говорить Аврааму, отцу своему, и сказал: отец мой! Он отвечал: вот я, сын мой. Он сказал: вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения? Авраам сказал: Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой. И шли далее оба вместе.

И пришли на место, о котором сказал ему Бог; и устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров. И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего. Но Ангел Господень воззвал к нему с неба и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я. Ангел сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня.

И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо [Исаака], сына своего…

И вторично воззвал к Аврааму Ангел Господень с неба и сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, [для Меня,] то Я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Бытие, глава 22).

Рис. 109. «Авраам приносит в жертву Исаака» (Юлиус фон Карольсфельд)

Обычно данный эпизод трактуется, как описание очередной (весьма жестокой по отношению к действующим лицам) проверки Богом верности Авраама. Дескать, Авраам продемонстрировал Богу готовность выполнить абсолютно любое желание Яхве – вплоть до принесения в жертву своего (единственного от Сарры) сына, с которым фактически прерывалась прямая линия Авраама, а ведь он был уже слишком стар для того, чтобы надеяться родить с Саррой  другого наследника.

Об иных вариантах трактовки никто даже не задумывается. Вроде итак все очевидно следует из текста…

Но задамся простым вопросом – а зачем Яхве понадобилось (в который уже раз!) испытывать Авраама, который всю свою жизнь только и делал, что демонстрировал готовность беспрекословно ему подчиняться?.. Что Яхве хотел от старика, которому и жить-то оставалось совсем немного?.. Зачем ему могло бы понадобиться столь жестокосердное испытание верного слуги, которое абсолютно ничего не поменяло?.. Почему подобную жертву надо было требовать от человека, который за всю свою жизнь не принес ни одной человеческой жертвы?.. И по каким причинам жертву эту требовалось принести именно в Иерусалиме (в трех днях пути), а не там, где Авраам находился в текущий момент?..

Никаких разумных ответов на эти вопросы нет.

Либо надо признать Яхве не только взбалмошным и чрезвычайно жестоким созданием, но и фактически лишенным разума (в первом его еще можно заподозрить, но второе совершенно не соответствует всем остальным его поступкам, в которых буквально сквозит холодный и трезвый расчет), либо отойти от стереотипного «лобового» восприятия текста и попытаться найти иное его объяснение. И оказывается, что такое принципиально иное объяснение найти можно!.. Для этого надо обратить внимание на некоторые детали, которые предоставляют другие источники.

Тора описывает данный эпизод также весьма скупо. Зато куда более многословен Мидраш и комментарии к нему.

Правда, в них куда больше обычных выдумок, чем содержательной информации. Так, скажем, к явным выдумкам можно отнести некий спор то ли между Яхве и Сатаной, то ли между Исааком и Исмаилом, который якобы толкнул Яхве на эту «проверку» Авраама. К поэтическим приукрашиваниям можно отнести и искушение Сатаной Авраама и Исаака, когда они идут на гору, и превращение Сатаны в глубокую реку на их пути. Эти дополнительные истории явно уж слишком слащаво сказочные. Но есть две детали, которые оказываются полезными.

Во-первых, Авраам берет с собой в дорогу не только Исаака, но и двух «отроков» – Исмаила (своего сына от Агари) и Элиэзера (управляющего хозяйством Авраама). Однако на финальном отрезке пути он оставляет этих двоих «отроков» у подножия горы. Так что на место главного действия поднимаются только Авраам и Исаак. Это означает, что у реально происходивших там событий нет никаких иных свидетелей, кроме двух главных действующих лиц. А это дает основание предположить, что эти главные действующие лица могли и умышленно исказить информацию о произошедшем на горе. Например, с целью сокрытия истинного смысла своего путешествия на гору.

А во-вторых, иудейские источники указывают точное место, где Авраам якобы собирался принести в жертву Исаака – это гора Мориа, то есть Храмовая гора в Иерусалиме. Более того, «место для жертвенника» располагается на уже упоминавшемся скальном выходе, ныне закрытом мечетью «Купол Скалы».

Рис. 110. Скала, на которой Авраам должен был принести в жертву Исаака

Вспомним теперь, что как раз на горе Мориа обитал Мельхиседек – специальный смотритель за потайным сооружением богов и «праведный священник Всевышнего», то есть особо доверенное лицо Яхве. И именно Мельхиседек в свое время приобщал Авраама к «священным тайнам» и вручал ему защитные «одежды Адама».

Стоит вспомнить и то, что, согласно тексту «Пещеры сокровищ», Мельхиседеку было категорически запрещено приносить жертвы на горе Мориа – дабы не привлечь ненужного внимания тех богов, которым могли не понравиться планы и действия Яхве. Неужели теперь Яхве решил пренебречь всеми рисками и отказаться от своего собственного запрета?.. Думается, вряд ли… Да и дальнейший ход событий этому противоречит – первые (официально зафиксированные реальными свидетелями) жертвы на горе Мориа приносятся только во времена Давида, то есть примерно через тысячу лет после Авраама!..

А теперь вспомним про то, что Авраам был уже довольно стар. Даже если не обращать внимание на явно преувеличенные цифры его лет, ясно, что он был уже в том возрасте, когда его смерть была не за горами. И при этом он был вынужден был еще продолжать поиски – то есть полностью его разведывательная миссия не была исчерпана.

Элементарная логика приводит к заключению, что Аврааму требовался преемник, и кандидатом на роль этого преемника он сам (естественно) видел своего любимого сына Исаака.

Но этот преемник должен был быть утвержден и принят в «организацию помощников Яхве», как в свое время был принят Авраам. Вот Авраам и повел Исаака на гору Мориа к тому, кто принимал его самого – к Мельхиседеку!..

И даже в том случае, если Мельхиседека к этому времени не было в живых (это же все-таки был человек), то тут был его преемник (ведь даже во времена Давида гора Мориа принадлежала «царю Иерусалима» – см. далее). Более того, тут оставался и смотритель из числа богов – тот самый «ангел», который упоминается в текстах при описании «жертвоприношения Исаака».

Не было никакого безумного и жестокого требования Яхве – он дал указание Аврааму лишь привести кандидата в преемники. Не было и никакой попытки Авраама зарезать Исаака – Авраам действительно «предложил Исаака Богу», но не в жертву, а в качестве возможного помощника, для чего и привел его на гору Мориа!..

Рис. 111. Авраам и Исаак

Однако предложенная кандидатура чем-то не устроила кого-то из тех, кто принимал решение о приеме в «организацию помощников Яхве». И ангел «отвел руку» Авраама, то есть «не принял его предложения», что, впрочем, совершенно не удивительно – нигде ни в одном источнике не упоминается хоть чего-нибудь, что до этого Исаак сделал бы «угодного Богу» (кандидат ничем не доказал на деле, что ему можно доверять и что он достоин приема в организацию, то есть в том числе и приобщения к важным тайнам!).

И в связи с этим представляется любопытным следующий комментарий раввина Меир Брука:

«Тора изображает Ицхака со слабым зрением (символизируя закрытость миру)… Тора в прямом тексте ни разу не описывает Ицхака, получающего указания в прямом общении с Б-гом».

«Слабость зрения» вполне может означать не «закрытость миру», а отсутствие у Исаака навыков «сталкера» – способностей оценивать перспективы наличия «божественных» предметов по вторичным признакам. Для поисково-разведывательной деятельности у Исаака не было никаких задатков, и возлагать на него функции Авраама не было никакого смысла. Поэтому его кандидатура и была отвергнута. И недаром ни в одном из источников в описании дальнейших событий нет ни одной сцены, которую можно было интерпретировать как «сеанс прямой связи» Бога с Исааком – Исаак был не интересен Яхве…

Вся же история с жертвоприношением и заменой Исаака на овна является не больше чем «легендой прикрытия». Ведь истинный смысл посещения Авраамом горы Мориа кому-либо знать не надо было. Авраам мог потом рассказывать, что он хотел «принести Исаака Богу», и при этом опять (как в историях с представлением Сарры не женой, а сестрой – см. ранее) это было бы не «полным обманом», а лишь «частичной правдой».

А Исаак и сам мог даже не понять, что именно произошло на горе Мориа. Отец кому-то его для чего-то предложил, а тот отверг предложение. Так что и Исаак мог поддерживать (даже вполне искренне) ныне известную почти всем «легенду прикрытия»…

Интересы сторон в сделке по пещере Махпела

Вскоре после этих событий умерла Сарра (Мидраш напрямую связывает эти события, утверждая фактически, что Сарра умерла от переживаний за судьбу Исаака, которого Авраам увел на гору Мориа). И для погребения Сарры Авраам приобрел участок земли, на котором находилась пещера Махпела. Вот как это описывает Ветхий Завет:

«…и умерла Сарра в Кириаф-Арбе, [который на долине,] что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее. И отошел Авраам от умершей своей, и говорил сынам Хетовым, и сказал: я у вас пришлец и поселенец; дайте мне в собственность место для гроба между вами, чтобы мне умершую мою схоронить от глаз моих.

Сыны Хета отвечали Аврааму и сказали ему: послушай нас, господин наш; ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте, для погребения [на нем] умершей твоей.

Авраам встал и поклонился народу земли той, сынам Хетовым; и говорил им [Авраам] и сказал: если вы согласны, чтобы я похоронил умершую мою, то послушайте меня, попросите за меня Ефрона, сына Цохарова, чтобы он отдал мне пещеру Махпелу, которая у него на конце поля его, чтобы за довольную цену отдал ее мне посреди вас, в собственность для погребения.

Ефрон же сидел посреди сынов Хетовых; и отвечал Ефрон Хеттеянин Аврааму вслух сынов Хета, всех входящих во врата города его, и сказал: нет, господин мой, послушай меня: я даю тебе поле и пещеру, которая на нем, даю тебе, пред очами сынов народа моего дарю тебе ее, похорони умершую твою.

Авраам поклонился пред народом земли той и говорил Ефрону вслух [всего] народа земли той и сказал: если послушаешь, я даю тебе за поле серебро; возьми у меня, и я похороню там умершую мою.

Ефрон отвечал Аврааму и сказал ему: господин мой! послушай меня: земля стоит четыреста сиклей серебра; для меня и для тебя что это? похорони умершую твою.

Авраам выслушал Ефрона; и отвесил Авраам Ефрону серебра, сколько он объявил вслух сынов Хетовых, четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов. И стало поле Ефроново, которое при Махпеле, против Мамре, поле и пещера, которая на нем, и все деревья, которые на поле, во всех пределах его вокруг, владением Авраамовым пред очами сынов Хета, всех входящих во врата города его. После сего Авраам похоронил Сарру, жену свою, в пещере поля в Махпеле, против Мамре, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. Так достались Аврааму от сынов Хетовых поле и пещера, которая на нем, в собственность для погребения» (Бытие, глава 23).

Рис. 112. Авраам покупает пещеру Махпела у хетта Эфрона

Ветхий Завет (опуская важные детали по особенности пещеры Махпела) представляет все таким образом, как будто речь идет о рядовой сделке по приобретению куска земли. И это в итоге выливается в целую массу противоречий и странностей, которые настолько бросаются в глаза, что их невозможно не заметить.

Скажем, на многих производит впечатление уплаченная сумма – четыреста так называемых купеческих шекелей, что, согласно некоторым оценкам, составляет около девяти килограммов серебра. Но, во-первых, это лишь из расчета, что в тексте речь идет о вавилонском тяжелом сикле – в других случаях эквивалент существенно меньше (в два, а то и в три раза). А во-вторых, Авраам был не просто небедным, а весьма богатым человеком – достаточно вспомнить, что только Авимелех (царь Герарский, которому Авраам также представил свою жену всего лишь сестрой – см. ранее) отвалил Аврааму помимо всего остального («мелкого и крупного скота, и рабов и рабынь») аж тысячу сиклей!.. На достаток Авраама косвенно указывает и то, что в переговорах о Махпела на его стороне выступают старейшины и самые уважаемые люди Хеврона, которые сами обращаются к Аврааму с великим почтением. Так что 400 сиклей для Авраама – действительно сущая мелочь, как и говорит хетт Эфрон (Ефрон).

Другое дело, что за обычный кусок земли эта сумма явно завышена. И завышена она весьма значительно. Но если учесть такую «маленькую деталь», как то, что над пещерой Махпела находятся стены с мегалитической кладкой («сооружение богов»), то цена перестает удивлять. Наличие этих стен существенно повышало стоимость земельного участка даже в том случае, если люди не понимали их реального значения. Так что в конечном итоге не известно – не продешевил ли Ефрон…

Кстати, Тора предоставляет в наше распоряжение описание весьма показательного момента сделки, о котором Ветхий Завет умалчивает. Когда Авраам обращается к знатным хеттам с просьбой выступить посредниками в переговорах с Эфроном, то те отправляют к Эфрону гонцов с известием, что ему присваивается знатный титул, «дабы Авраам не вел дело с простым человеком». Когда же Эфрон отказывается, они грозятся отобрать у него только что врученный знатный титул.

Отсюда следует, что фактическая стоимость приобретаемой Авраамом земли на самом деле не ограничивалась лишь четырьмя сотнями сиклей – в нее входила также «стоимость» титула, который получил Эфрон и который явно значительно повышал статус продавца. И уже только это заведомо выводило покупку вроде бы «простого участка земли» на уровень явно не рядовой сделки.

Рис. 113. Вместе с землей Авраам покупал и мегалитические стены

Но оказывается, что и этим дело не ограничивалось.

Посмотрим теперь на заключенную сделку с позиций еще одной стороны, принимавшей в ней активное участие, – с позиций старейшин из числа обитателей древнего Хеврона. Интерес Авраама вроде бы понятен – он приобретал участок земли (с мегалитическими стенами и, как мы уже знаем, с неким «божественным» содержимым пещеры – см. ранее). Интерес Эфрона тоже – ему доставались деньги и какой-то знатный титул. А в чем был интерес старейшин?.. Чего ради они так «бились» за интересы Авраама?.. Только ли из-за уважения к этому старцу?..

Иудейские источники вновь дают нам интересные подробности, которые указывают на то, что и у старейшин был свой собственный интерес в том, чтобы продажа земли состоялась. Как выясняется, и они не сразу дали свое согласие, а потребовали включения в сделку дополнительных условий.

«…мы не можем продать тебе участок земли, пока не получим гарантии. Слышали мы, что твои потомки рано или поздно будут владеть этой страной. Прежде чем мы заключим соглашение о продаже земли, поклянись, что твои потомки не будут нападать на город, где мы живем, город Иевус [Иерусалим]» (из книги «Мидраш рассказывает»).

Авраам дал такую клятву, а хетты-старейшины принесли медные фигурки, выгравировали на них слова его обещания и разместили эти фигурки на рынках города. В то время это выполняло роль официального документа – на память для потомков. И как известно, во времена Иисуса Навина евреи не стали завоевывать город Иевус – будущий Иерусалим, так что во времена Судей он все еще оставался в руках неевреев.

Утверждается также, что еще Давид видел фигурки, на которых была высечена клятва Авраама. Правда, тут возникает вопрос – почему же он тогда не исполнил этой клятвы и все-таки завоевал древний Иерусалим?.. На данный вопрос иудейские источники отвечают так, что к этому времени, дескать, «истек срок клятвы». Но от Авраама до Давида – почти тысяча лет (даже по минимуму около восьмисот лет), и возникают сомнения, что подобный срок мог фигурировать в тексте такой клятвы. Хотя и вариант возможности наличия ограниченного срока действия клятвы (пусть и такого большого) полностью отвергнуть нельзя.

Как бы то ни было, получается, что и хеттов-старейшин был свой интерес в заключении сделки…

Правда, остается открытым вопрос – почему они восприняли всерьез пророчество Авраама (о владении евреями Ханааном в будущем), а не сочли его слова за пустое старческое бахвальство, порожденное возрастными маразматическими приступами?.. Просто на всякий случай решили подстраховать своих потомков?.. Или Авраам к этому времени уже успел им продемонстрировать, что его связь с Богом – реальность, а не пустые голословные заявления?.. Здесь мы, увы, можем только гадать – первоисточники хранят по этому поводу полное молчание…

Рис. 114. Стены Иерусалима во времена Давида

Теперь об интересах Авраама.

Почему Авраам, который до тех пор не владел никакой недвижимостью в Ханаане (да в других посещенных им местах), вдруг решил приобрести землю?.. Если цель – лишь просто похоронить любимую жену, то почему он отказывается от предложения сделать это бесплатно в любом месте того же Хеврона (и даже в той же пещере Махпела) и настаивает именно на покупке земли?..

Из текстов Ветхого Завета это совершенно не ясно – они избегают «лишней» детализации. Иудейские же источники дают предельно простой ответ – Авраам исполнял волю Бога, который поручил ему купить именно пещеру Махпела и за любые деньги. Причем эта воля якобы была сформулирована еще во время первого посещения пещеры Авраамом (сюжет с визитом трех «ангелов» – см. ранее). Таким образом «интерес» Авраама в сделке сводится к исполнению очередного указания Бога.

Но зачем эта сделка понадобилась Яхве?..

Во-первых, приобретение данного участка земли его «доверенным лицом» сводило к минимуму случайное посещение пещеры Махпела какими-то посторонними людьми. Наследники этого «доверенного лица» также автоматически оберегали бы пещеру от ненужных визитов. Это позволяло длительное время сохранять тайну пещеры и его содержимого и предохраняло «божественное» оборудование в пещере от повреждений и/или использования случайными людьми.

Во-вторых, не простое владение землей, а превращение пещеры именно в усыпальницу сводило к минимуму и посещение пещеры даже потомками «доверенного лица» (то есть потомками Авраама). Ведь в усыпальницу не ходят каждый день. Помимо этого, это дополнительно уменьшало и вероятность посещения пещеры посторонними – вторжение в чужие усыпальницы во все времена считалось весьма значительным проступком и серьезно наказывалось.

И в-третьих, сооружения древних богов часто использовались в качестве храмов (ведь место было святое). А мегалитические стены в Хевроне неизбежно притягивали к себе внимание именно как «божественное» сооружение. И от создания здесь храма не спасало бы просто захоронение тут Сарры. Так что лишь приобретение Авраамом данного участка в собственность (с тщательным соблюдением всех формальностей в виде оплаты и договора) и превращение пещеры в фамильную усыпальницу (да еще и так, чтобы об этом знали все!) в некоторой степени гарантировало (хотя бы на сколько-нибудь протяженное время), что на этом месте не будет возведен храм какого-то иного бога, в чем Яхве явно не был заинтересован (поток «жизненной энергии» мог спровоцировать какую-то спонтанную и нежелательную реакцию оборудования древних богов).

Похороны Сарры

Итак, после длительных торгов и переговоров, в результате которых каждая из сторон получила свою «выгоду», в присутствии всех старейших Авраам подписал договор с Эфроном. Вместе с ними договор подписали четыре свидетеля – «Амигаль, сын хетта Авишуя; Элихореф, сын евеянина Ашунаха; Иддон, сын гардита Ахира; Акдул, сын зидонита Абудиша». При этом было определено точное расположение земли и описаны ее границы. И в заключение Авраам прочел текст договора вслух для всех собравшихся. Затем Авраам отвесил Эфрону положенное количество серебра. Сделка свершилась…

Оставалось лишь завершить действия, которые в «легенде прикрытия» служили поводом для заключения данной сделки – похоронить в пещере Махпела умершую Сарру.

Ветхий Завет и тут немногословен.

«После сего Авраам похоронил Сарру, жену свою, в пещере поля в Махпеле, против Мамре, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. Так достались Аврааму от сынов Хетовых поле и пещера, которая на нем, в собственность для погребения» (Бытие, глава 23).

Иудейские же источники более интригующи. Мидраш подробно описывает погребение Сары, которое будто бы сопровождалось чудесными явлениями:

«Стоило Аврааму войти в пещеру с телом Сары, как Адам и Ева поднялись из своих могил и направились на встречу. При этом они сказали, что чувствуют стыд за свой грех: – «Теперь когда ты пришел сюда, наш стыд стал еще больше, поскольку мы видим твои добродетели». – «Я буду молиться за вас, чтобы вы не мучились больше от стыда», – сказал им Авраам. Услышав эти слова, Адам успокоился и вернулся в свою могилу, но Ева упиралась до тех пор, пока Авраам не захоронил ее снова».

Рис. 115. Авраам хоронит Сарру в пещере Махпела

Теперь немного порассуждаем.

Как бы Авраама ни закалили длительные скитания по разным странам, трудно себе представить, что он (уже явно дряхлеющий старик) взвалил бы себе на спину тело умершей жены и в одиночку полез бы с этой ношей в пещеру. Да и окружающие вряд ли поняли бы подобный поступок богатого и уважаемого человека, у которого для этого было достаточно потомков и слуг. Даже если бы это списали на умопомрачение сраженного утратой старика, такие нелогичные действия неизбежно привлекли бы к себе внимание (и наверняка, попали бы в первоисточники). Так что скорее всего, Авраам вряд ли нес тело Сарры сам – а значит, в пещеру Махпела он спускался вовсе не один.

Но, как помнит внимательный читатель, в пещере располагалось какое-то оборудование древних богов, и Авраам об этом знал, поскольку спускался туда раньше и даже видел какое-то изображение («Адама»), автоматически включившееся охранной системой. Ни ему, ни тем более Яхве, вовсе не нужны были лишние свидетели. Поэтому, по всей логике, Авраам должен был предварительно спуститься один в пещеру и выключить автоматику.

Заметим, что текст Мидраша так и представляет его «встречу с Адамом и Евой» – Авраам во время нее в пещере один, без каких-либо сопровождающих. И судя по этому тексту, часть оборудования ему удалось отключить довольно быстро («Адам вернулся сразу в свою могилу»), а с другой частью Аврааму сразу справиться не удалось и пришлось потратить на это какое-то время («Ева долго упиралась»).

После этого можно было уже накрыть оборудование древних богов какой-нибудь тряпкой (от лишних глаз) и вернуться за ожидавшими у входа родственниками и слугами с телом Сарры. А для объяснения своей задержки в пещере рассказать сопровождающим сказку о встрече с «Адамом и Евой»…

Смещение эпицентра событий

После похорон Сарры Авраам, судя по текстам первоисточников, больше не возвращался к своей разведывательной миссии (для которой был уже староват) – его основной задачей стал присмотр за пещерой Махпела, превращенной в фамильную усыпальницу, для чего Авраам осел в Хевроне. Похоже, активная связь с Яхве у него прекратилась – первоисточники больше не упоминают никаких прямых «сеансов связи» и «визитов Бога». Спустя некоторое время Авраам умер и был похоронен рядом с Саррой в пещере Махпела.

Во всем этом периоде остается неясным только один вопрос – какова судьба того самого «средства связи», который Фарра вынес из храма в Уре и с помощью которого Авраам связывался с Яхве?..

Это «средство связи» более не упоминается нигде – оно как будто кануло в небытие. Как уже говорилось ранее, Исаак, который не был утвержден в качестве полноправного преемника Авраама (в качестве помощника Яхве), на прямую связь с Богом не выходил. Может, он и пытался, как умел (жертвы точно приносил), но ответов не получал – необходимого «средства связи» у него явно не было, либо он не знал, как с ним обращаться. Не было задействовано это «средство связи» и никем из его потомков.

Рис. 116. Праотцы Иаков, Исаак и Авраам

Исходя из этого, наиболее логичными представляются три (практически в равной степени) возможные версии.

Версия первая – Авраам вынужден был сдать свое «средство связи» Мельхиседеку (или тому, кто стал смотрителем Храмовой горы вместо Мельхиседека) после того, как Исаак не был утвержден в качестве преемника Авраама. И лично мне эта версия представляется наиболее вероятной и наиболее логичной (с позиции интересов Яхве).

Версия вторая – Авраам завещал похоронить «средство связи» вместе с ним, и ныне оно так и лежит где-то в недрах пещеры Махпела.

Версия третья – после смерти Авраама уже выключенное (или с севшими батарейками) «средство связи» продолжали хранить его потомки, передавая из поколения и, скорее всего, не понимая его реального функционального назначения. В таком случае оно до сих пор может храниться в какой-то еврейской семье.

То, что третья версия не столь уж и фантастична, подтверждает недавняя история с древней иудейской святыней – могилой праматери Рахель (Рахиль – в Ветхом Завете), которая была женой Иакова (сына Исаака).

Рахель умерла при родах Вениамина около Эфрата, который называется также Вифлеем (ныне Бейт-Лехем), и там же была похоронена. Ее могила сейчас располагается в палестинской зоне. Поскольку Рахель почитается и в исламе, здесь выстроена небольшая мусульманская мечеть.

В октябре 2010 года ЮНЕСКО приняло решение о том, что могила праматери Рахель является мусульманской святыней, и объявило ее мечетью Бильала Ибн-Рабаха. У евреев, естественно, подобное решение вызвало сильное недовольство. Израиль даже заявил, что разрывает отношения с этой международной организацией.

И вдруг буквально необъяснимым образом на свет появились ключи от дверей в могиле Рахель – те самые древние ключи, которые, как оказалось, уже много столетий хранились в иудейской семье, с незапамятных времен осуществлявшей присмотр за этим местом. О наличии ключей никто не знал, но тем не менее все это время они существовали. И появились именно в тот момент, когда настала необходимость предъявить права иудеев на святыню.

На мой взгляд, этот пример вполне убедительно указывает на возможность того, что в какой-нибудь другой иудейской семье запросто может храниться и то самое «средство связи», которое использовал Авраам для общения с Яхве. Каким бы парадоксальным это ни казалось, но такой вариант исключить абсолютно нельзя…

Рис. 117. Могила праматери Рахель

Но вернемся к нашему повествованию.

После смерти Авраама (точнее – уже после похорон Сарры) вообще наступает период длительного затишья – ничего, сколь-нибудь значимого для нас, не происходит. Первоисточники детально описывают массу событий, но в них нет ничего, что бы указывало на прямые действия Яхве и его соратников. Единственное, что привлекает внимание – это история Иосифа. Но и она примечательна лишь тем, что связана с более поздними важными событиями, поэтому мы не будем на ней останавливаться столь же подробно, как она описана в первоисточниках.

Как гласит Ветхий Завет, Иосиф был любимым сыном Иакова, и за это его сильно не любили братья, которые, воспользовавшись подвернувшейся им возможностью, продали Иосифа в рабство. Вместе с караваном измаильтян, которым братья его продали, Иосиф попадает в Египет, где в течение довольно короткого времени он прославился своим умением толковать сны.

В возрасте 30 лет Иосиф истолковал фараону сны о тощих коровах, пожирающих тучных, предсказав, что ближайшие семь лет будут плодородными, а затем наступит семь лет недорода. Фараону понравилось толкование сна, и он «поставил Иосифа над всей землей Египетской», то есть сделал его своим визирем. Фараон также дал ему в жену дочь жреца Гелиополиса, которая родила ему двух сыновей Манассия и Ефрема.

Во второй год голода Иосиф, имевший уже к этому времени огромные полномочия, предложил израильтянам жить на территории Египта. Когда же гонимые голодом братья Иосифа прибыли в Египет, Иосиф открылся им и примирился с ними. Затем он переселил сюда весь свой род с престарелым отцом Иаковом во главе, а фараон отвел им для поселения округ Гесем.

В течение всей своей жизни Иосиф покровительствовал своему роду. После смерти Иосифа египтяне набальзамировали его тело и положили в специальный ковчег. Впоследствии, во время Исхода из Египта, Моисей вынес останки Иосифа, чтобы перезахоронить их в земле Израиля…

Рис. 118. Иосиф толкует сны фараона

Есть самые разные варианты идентификации Иосифа и исторического периода, в который он жил.

Одна версия, например, утверждает, что Иосиф – это знаменитый архитектор Имхотеп, построивший обширный комплекс Ступенчатой пирамиды в Саккаре. Авторы версии даже считают, что подземные гробницы, расположенные к востоку от пирамиды, служили на самом деле не могилами, а зернохранилищем, а в небольших помещениях колоннады, расположенной неподалеку, располагались чиновники, торговавшие зерном в голодные года, – и все это будто бы организовал именно Иосиф.

В поддержку этой версии ее авторы приводят текст знаменитой «Стелы голода» на острове Сехель близ Асуана, описывающего семилетнюю засуху и голод во время правления фараона III династии Джоcера.

В верхней части этой стелы изображены Джосер и три божества – Хнум (хранитель Нила), Сатет (богиня разлива Нила) и Анукет (богиня-покровительница первых нильских порогов). Текст на стеле говорит, что фараон расстроен и волнуется, поскольку земля Египта находится во власти засухи уже семь лет, и в течение этого времени отсутствуют ежегодные разливы Нила. Джосер запрашивает помощь у жрецов своего визиря Имхотепа. Священнослужители ведут расследование в архивах храма Тота в Гермополе. Жрец сообщает царю, что разливами Нила управляет бог Хнум, обитающий на острове Элефантина на юге страны. Хнум сердится и по этой причине не позволяет водам Нила течь должным образом. Джосер приказывает доставить на юг приношения, пытаясь умиротворить бога. Следующей ночью фараон видит сон, в котором Хнум обещает положить конец голоду. Джосер издает указ, в котором он предоставляет храму Хнума на Элефантине область между Асуаном и Такомпсо со всеми ее богатствами, а так же часть импорта из Нубии. В заключительной части текста имеется запрет облагать указанную область какими-либо дополнительными налогами, которые уменьшили бы размер ее податей в храм Хнума…

Однако время правления фараона Джосера (более чем за полтысячи лет до времени жизни первого патриарха Авраама – даже для самых древних его датировок) никак не может быть временем жизни Иосифа. Причиной же подобной путаницы служит упомянутая история о семи годах голода и семи годах изобилия, которая, судя по всему, является «канонической» – о семилетнем голоде рассказывают, например, древние текстовые отчеты о фараоне Неферкасокара (в конце второй династии – то есть еще до Джосера), также и в известном шумерском эпосе о Гильгамеше бог Ану дает пророчество о предстоящем семилетнем голоде…

Рис. 119. «Стела голода» на острове Сехель

На мой взгляд, из всех имеющихся ныне версий идентификации периода жизни Иосифа наиболее логичной выглядит та, согласно которой Иосиф жил во времена, когда Египет находился под властью гиксосов (то есть ко времени так называемого Второго Переходного Периода).

Гиксосы – это группа кочевых скотоводческих племен, объединение которых сформировалось, как считают историки, на территории современной Сирии. Основу гиксосов составляли амореи, к которым также присоединились хурриты и хетты. Иосиф Флавий переводит слово «гиксосы», как «цари-пастухи» или «пленники-пастухи», и называет их своими «предками».

Считается, что в XVIII-XVII веках до нашей эры, когда Египтом правили слабые XIII и XIV династии, эти племена постепенно переходили через Суэцкий перешеек и расселялись в дельте Нила. Став в дельте Нила преобладающим населением, гиксосы оттеснили от власти египтян и сделали своей столицей Аварис, где начали править их династии – XV и, возможно, XVI (по Манефону).

Наибольшего могущества гиксосы достигли при царях Хиане и Апепи, которые смогли продвинуться далеко на юг, достигнув города Кус. Однако подчинить весь Верхний Египет гиксосы так и не смогли. В Фивах в это время правила XVII династия, которая, собрав силы, начала борьбу с «ползучими захватчиками».

Начало борьбы по легенде связано с царем Секненра, который, по-видимому, погиб в битве. Его сын Камос, последний царь XVII династии, сражался успешнее. Он собрал войско, двинулся на север и сумел дойти почти до самого Авариса, но не захватил его. Окончательную победу над гиксосами около 1550 года до нашей эры одержал брат Камоса, первый фараон XVIII династии Яхмос I, который изгнал их из Египта и преследовал до южной Палестины, где захватил город Шарухен – опорный пункт гиксосов в Ханаане…

Многие исследователи сходятся во мнении, что эмиграция евреев в Египет совпадает как раз с периодом господства гиксосов. Род Иакова предположительно был подхвачен общей волной вторжения либо же прибыл в Египет уже после того, как страной завладели гиксосы. Иакова и его потомство там встретили гостеприимно, поскольку они состояли в близком родстве с оккупантами, а те, вероятно, были заинтересованы в том, чтобы привлечь в покоренную страну как можно больше бывших земляков.

Это объясняет, в частности, и возведение Иосифа на пост визиря фараона. Трудно себе представить, чтобы в обычных условиях родовитые египтяне согласились доверить высокую должность одному из презираемых ими азиатов (а тем более – из числа очень нелюбимых ими «пастухов»). А вот гиксосские фараоны, с подозрением относившиеся к местному населению, питали больше доверия к близким им по происхождению и языку евреям, пришедшим из Ханаана.

Древние египтяне очень не любили вспоминать период правления гиксосов. Возможно поэтому их исторические хроники внезапно обрываются в 1730 году до нашей эры и возобновляются только после 1580 года до нашей эры. И вполне может быть, что именно поэтому в этих хрониках нет упоминаний о визире-еврее по имени Иосиф, время жизни которого явно попадает на этот период…

Рис. 120. Фараон Яхмос I

Египет – это один из тех регионов, где (как и в Междуречье, где располагался город Ур – место жизни Фарры) боги-победители на рубеже IV-III тысячелетий до нашей эры создали древнейшие государства (см. книгу «Создание древних цивилизаций»). И как уже упоминалось, здесь в храмах могли (и даже должны были) храниться предметы богов – в том числе и предметы древних богов, проигравших войну, которые достались богам-победителям в качестве трофеев. Поэтому логично предположить, что Египет не мог не привлекать Яхве в его поисках как мощного оружия, так и «запчастей» к нему. Вояж Авраама в Египет и его попытка внедриться в ближайшее окружение египетского фараона косвенно подтверждают это предположение. И наивно было бы думать, что с провалом Авраама, Яхве отказался от попыток заполучить содержимое египетских храмов.

С учетом этого логично было бы допустить, что возвышение Иосифа в Египте и переселение его родни в дельту Нила могли быть также реализацией глобального плана Яхве с сотоварищами-богами. Однако ни в одном из первоисточников нет ни одной детали, которые бы указывали на то, что Яхве имел хоть какое-то отношение к этим событиям. Даже при толковании снов Иосиф не прибегает к помощи Бога. Да и в описаниях жизни евреев в этот период нет упоминаний о каких-то специальных жертвоприношениях Яхве и о прямой связи с ним. Так что тот факт, что когда существенно позднее Богу понадобились евреи именно в Египте (см. далее), они уже были там, следует отнести скорее к случайному стечению обстоятельств, нежели к части некоего глобального плана.

И Иосиф, в немалой степени способствовавший этому переселению, интересен нам лишь тем, что он инициировал переселение не просто вообще евреев, а именно прямых потомков Авраама туда, куда через какое-то время переместился эпицентр событий, связанных с реализацией планов Яхве, но не имевших никакого отношения к евреям…

Рис. 121. Иосиф открывается своим братьям, переселившимся в Египет

Любопытно, что в Библии история неожиданно обрывается на смерти Иосифа – именно этим заканчивается книга Бытие. Следующая за ней книга Исход начинается уже с событий, связанных с личностью Моисея. В результате образуется «библейское белое пятно», которое охватывает примерно четыреста лет – весьма значительный исторический промежуток времени.

Есть версия, что редакторы библейского текста сделали такой скачок в изложении истории сознательно, чтобы не касаться довольно бесславного для евреев периода. После изгнания гиксосов фараоны восемнадцатой династии перенесли столицу из Авариса в родные Фивы. Евреи же так и остались в земле Гесем, где вели обособленную пастушескую жизнь. Никто не обращал внимания на простых скотоводов, живших вдали от главного политического центра, на далеких окраинах государства. Для египтян это было очень бурное время, и им было не до евреев, которые к тому же все больше поддавались влиянию египетской культуры и, как указывают некоторые данные, даже признавали культ египетских богов. Понятно, что подобные факты редакторам библейского текста упоминать не имело никакого смысла.

Однако именно на период этого «библейского белого пятна» приходятся важные события, которые показывают, что и у Яхве в это время были дела поважнее, чем заботы о судьбе «богоизбранного» народа. И происходили эти события именно в Египте…

Египетский монотеистический эксперимент

С изгнанием гиксосов Египет вступает в период своего очередного расцвета, известного под названием Нового Царства. Яхмос I, разгромив гиксосское войско и захватив Шарухен, возвращается в Египет, плывет через всю страну на юг, в Нубию, и там наносит поражение непокорным племенам Куша. А затем подавляет сопротивление ряда местных египетских правителей, не желавших подчиняться вновь крепнущей центральной власти.

Преемник Яхмоса, Аменхотеп I, продолжает успешную борьбу с упорно сопротивляющимися жителями Куша. Результатом же его военных походов стало достижение Египтом рубежей периода расцвета Среднего Царства – от Синайского полуострова на севере до II нильского порога на юге.

Сменивший Аменхотепа I на престоле (в 1504 году до нашей эры) Тутмос I начинает новый период широких завоевательных походов. Уже на втором году своего правления он в очередной раз подавляет мятежный Куш, но не останавливается на этом, а продвигается дальше на юг, и египетские войска впервые достигают района III нильских порогов, где на острове Томбос воздвигается крепость и размещается сильный военный гарнизон. После южной экспедиции египетские войска устремляются на север, в Переднюю Азию, разоряя мелкие княжества в оазисах Палестины и Сирии, захватывая большие военные трофеи и уводя многочисленных пленных в Египет. Войска Тутмоса I достигают Нахрайны (в царстве Митанни) на Евфрате, где впервые видят большую реку, которая течет не в привычном для египтян направлении с юга на север, как Нил, а с севера на юг, что привело их в большое изумление и нашло отражение в египетском названии Евфрата – «Перевернутая вода».

Преемники Тутмоса I с небольшими перерывами продолжали успешные захватнические походы. Наибольшие же завоевания пришлись на время правления Тутмоса III, который почти ежегодно летом, когда у соседей созревал урожай, проводил походы в Переднюю Азию, захватывая все новые города и области Сирии. Самым северным завоеванием Тутмоса III стал город Каркемиш, занимавший выгодное стратегическое положение на стыке Междуречья, Малой Азии и Сирии. А на юге, в Нубии, владения Тутмоса III простирались вплоть до IV нильского порога. За достигнутые при нем рубежи, как на севере, так и на юге, не вышел ни один из его преемников. Египет превратился в могущественную мировую державу, вместе с подчиненными территориями протянувшуюся с севера на юг на 3500 километров.

Рис. 122. Египет периода Нового Царства

Степень зависимости от Египта покоренных стран и городов была различной. Наиболее прочно с Египтом была связана Нубия, непосредственно управлявшаяся египетской администрацией во главе с наместником, носившим титул «царского сына Куша». Создать себе столь же сильные позиции в Передней Азии египетские фараоны не могли из-за трудности перехода через отделявшую этот регион от Египта пустыню и постоянного противодействия соседних держав. Однако в важных переднеазиатских городах стояли египетские гарнизоны, а наследники правителей этих городов воспитывались в качестве заложников при египетском дворе в угодном фараону духе.

Огромные богатства стекались в Египет и в качестве ежегодной дани с уже покоренных стран, и в виде военной добычи – с еще покоряемых. Многое из этого доставалось египетскому войску, которое щедро одаривалось боевыми наградами, землей и пленными. Но не забывали фараоны и жречество, с которым необходимо было ладить, поэтому значительная часть военной добычи дарилась храмам – прежде всего храму Амона-Ра в Фивах, хотя и другие храмы не были оставлены без внимания.

Карательные экспедиции Аменхотепа II и Тутмоса IV в конце концов сломили сопротивление переднеазиатских князьков. Признали могущество Египта и независимые от него государства – Вавилония, Хеттское царство и Ашшур. После военной конфронтации установились мирные отношения с царством Митанни, укрепленные браком Тутмоса IV с митаннийской принцессой. Неудивительно поэтому, что тридцатилетнее правление его преемника Аменхотепа III было на редкость мирным. Этот фараон лишь однажды, на пятом году своего царствования, совершил поход в Нубию.

Период правления Аменхотепа III отмечен грандиозным строительством, которое обеспечивалось несметными богатствами, поступавшими из покоренных и зависимых стран. И когда в 1353 (по другим данным в 1351) году до нашей эры на престол вступил его сын Аменхотеп IV, Египет находился на вершине своего могущества.

Царь Митанни Тушратта, прося нового фараона о продлении дружбы между обоими дворами, советовал ему справляться о международных делах у матери и сам просил вдовствующую царицу оказывать влияние в благоприятном ему смысле на сына. Вавилонский царь Бурна-Буриаш II прислал Аменхотепу поздравительное письмо в связи со вступлением последнего на престол, в котором он заверял фараона в своей дальнейшей дружбе. Хеттский царь Суппилулиума I также написал ему письмо, в котором он жаловался, что не получил ответа на свое первое письмо и требовал, чтобы Аменхотеп IV, подобно своему отцу, был дружен с ним и выполнял «братские» обязательства.

Казалось, ничто не предвещало каких-либо потрясений столь могущественному государству, но они все-таки случились. И инициатором этих потрясений стал как раз тот, кто должен был поддерживать стабильность страны, – сам фараон.

Рис. 123. Аменхотеп IV (Эхнатон)

Царствование Аменхотепа IV стало временем невиданной до тех пор религиозной реформы, которая потрясла устои традиционного древнеегипетского общества и была связана с введением общегосударственного культа бога Атона. Однако радикализм реформы проявился не сразу, а преобразования Аменхотепа IV были сначала несущественными и нарастали лишь по мере его царствования.

В самом начале правления он прибавил к своему имени формулу «единственный для Ра», то есть «имеющий исключительное значение для Солнца». Культу солнца теперь уделялось еще больше внимания, чем раньше, о чем свидетельствует оформление гробниц знати. Это шло в разрез с устоявшимися традициями, но пока еще не противоречило им кардинально – сначала Аменхотеп IV не порывал с устоявшимися культами, и на первых памятниках своего царствования он еще молится Амону (на то время занимавшему положение «главного» бога Египта).

Однако уже на втором году правления у фараона созревает решение сделать ранее малоизвестного бога солнца Атона (Йати) центром всей религии, и он повелел начать в Фивах строительство грандиозного храма этого бога – причем непосредственно в саду Амона, разбитом его отцом между Луксорским и Карнакским храмами. Это было огромное и величественное здание, украшенное многоцветными рельефами. По указанию фараона сами Фивы получили название «Града Сияния Атона», а площадь храма – «Сияния Атона Великого».

Фиванский храм Атона, получивший непонятное до сих пор египтологам название «Гем-Атон», предназначался для праздника «хеб-сед», который Аменхотеп IV объявил уже на четвертом году правления сразу после окончания строительства храма. И это было очень странным решением. Дело в том, что обычно праздник «хеб-сед» по египетской традиции отмечался в год 30-летия правления фараона, когда, как считалось, возникала опасность физической слабости фараона и надо было позаботиться о его «возрождении».

Однако для Аменхотепа IV празднование имело другой смысл. В своем храме он получал благословение только от Атона и никаких других богов. Таким образом фараон становился божественным воплощением исключительно Атона, а сам бог занимал центральное место в культе.

И все же в это время Атон явно еще не преподносился как единственное божественное начало, поскольку на рельефах храма присутствуют изображение богини Селкет, в оформлении статуй использовалась корона с перьями бога Шу, а надписи включали гимн Хатхор, из которого, однако, уже были исключены все упоминания о множестве богов. Полностью исключены были и все центральные божества Нового Царства – Амон, Птах, Тот, Осирис, Хор, Анубис.

Изменилась и культовая практика. Традиционно сакральные ритуалы исполнялись не просто в храме бога, а в специальном изолированном помещении – святилище. Аменхотеп IV перенес культовые действия из святилищ на открытый воздух. Теперь богу солнца служили под лучами самого солнца.

В конце того же четвертого года правления отношение фараона к солнцу и старым богам резко меняется. Аменхотеп IV провозгласил самого себя абсолютным божеством, вечным существом, спасающим и приводящим к вечной гибели. Объявляется, что Атон – отец царствующего фараона. Солнечное имя стали писать в двух картушах как и имя царя. Вслед за «воцарением Солнца» резко изменилось и его изображение – теперь это круг с уреем (священной змеей) спереди и множеством устремленных вниз лучей с кистями человеческих рук на концах, образ зримого солнца. В новом представлении Атона нет никакой антропоморфности (то есть «человекоподобия»), присущего изображениям старых богов!..

Кардинально изменились и изображения самого царя. Если раньше фараоны представали в образе бога с мощным телом, с торжественной осанкой, с идеализированными портретными чертами, то колоссальные статуи Аменхотепа IV демонстрируют явный разрыв с тысячелетними канонами. Фараон изображен необычно, традиционны лишь одеяние, головной убор, да скрещенные руки на груди с атрибутами власти – плетью и жезлом. Царь показан болезненным человеком с исхудавшим лицом, длинной тощей шеей и одутловатым животом. Тонкая талия резко контрастирует с пухлыми женственными бедрами. Большой нос, полузакрытые веками глаза, крупный рот с отвислой нижней губой и слегка выступающей верхней – все это, как считается, воспроизводило подлинные черты Аменхотепа IV, но передавалось с явно подчеркнутой заостренностью и заключало в себе элементы шаржа. Между тем исследователи не сомневаются, что требование именно такого решения образа, предельно близкого к натуре, исходило от самого Аменхотепа IV, который любил добавлять к своему имени эпитет «живущий правдой».

(Любопытно, что историки до сих пор спорят об этнической принадлежности фараона со столь специфической внешностью. В ходе же нашей первой экспедиции в Египет в 2004 году в асуанском отеле мы увидели служащую-нубийку с лицом, чрезвычайно похожим на «канонический» образ Аменхотепа IV – хотя она категорически отрицала наличие каких-либо фараонов среди своих предков. Так что вполне может быть, что Аменхотеп IV имел частично нубийское происхождение.)

Рис. 124. Статуя Аменхотепа IV в Каирском музее

На шестом году правления Аменхотепа IV преобразования принимают радикальный характер. Весной этого знаменательного года совершается грандиозное жертвоприношение Солнцу. Аменхотеп IV приказывает основать новую столицу в 300 километрах к северу от Фив (центра почитания Амона-Ра). Эта новая столица получает название Ахет-Атон – «Горизонт Атона», то есть место, где восходит над миром солнечный диск. Ныне это руины близ городища Телль-Амарна.

Фараон, борясь теперь уже с самим именем бога Амона, входящим в состав его собственного личного имени (Аменхотеп значит «Амон доволен»), переименовывает себя в Эхнатона («Полезный для Атона»). Новые личные имена получают члены его семьи и сановники, если в состав их имен входило имя Амона или некоторых других старых египетских богов.

Затем новоиспеченный Эхнатон вместе со своим двором покидает Фивы и переезжает в еще недостроенную новую столицу, где для него был сооружен огромный дворец. Этот дворец считают самым большим из всех гражданских зданий древности – длина восточного фасада официальной части Главного дворца равнялась почти 700 метров. Кроме главного дворца в новой столице было построено еще несколько дворцов, меньших по размеру, но столь же пышно отделанных, а также кварталы для простых жителей. В Ахет-Атоне был возведен и главный храм Атона, получивший название «Дом Атона». Он состоял из двух громадных каменных сооружений внутри прямоугольной ограды, вытянутой в длину на расстояние 800 метров. Комплекс был окружен особняками сановников и обширными садами. Новая столица бурно росла, а вместе с нею росли масштабы поклонения Солнцу.

С девятого года правления начинается энергичное уничтожение из надписей имени Амона. Незадолго до начала двенадцатого года царствования Эхнатон объявил войну не только Амону, но и всем старым богам. Атон был провозглашен единственным богом, культ всех прочих богов был отменен, храмы закрыты, а жрецы, судя по всему, разогнаны. Более того – отвергается само слово «бог». Как фараон, так и само Солнце именуется теперь только «Владыкой».

Стремясь стереть даже память об именах прежних богов, Эхнатон приказал повсеместно их уничтожать. Особенно тщательно стиралось и соскабливалось имя Амона, жрецов которого больше всего ненавидел фараон, а также имена Мут и Хонсу – составляющие вместе с Амоном так называемую фиванскую триаду. Фараон не щадил даже личного имени отца «Аменхотеп» и уродовал его, уничтожая его составную часть – имя Амона, или заменял царским именем «Ниб-маат-Ра». Слово «мать» (мут) в гробнице Тии он писал фонетически, чтобы избежать правописания при помощи знака коршуна, которым писалось имя богини Мут.

Зато Атону возводились храмы по всему Египту. Эти храмы наделялись большими земельными массивами, охотничьими и рыбными угодьями, скотом, пастбищами, обеспечивались рабочей силой. Был учрежден большой штат жрецов – служителей нового культа фараона. Они, как это видно из памятников той поры, были в основном представителями новой служилой знати.

Если прежние боги изображались покровителями одного лишь Египта и его фараона, даровавшими ему победу над его врагами, то теперь новый бог Атон был объявлен богом не только Египта, но также и соседних стран. На это указывают, в частности, те слова из гимна Атону, в которых говорится, что бог солнца Атон восходит над каждой страной, что он создал все страны мира – Египет, Сирию и Нубию и посылает жизнь каждой стране.

Рис. 125. Эхнатон с женой и детьми в лучах «владыки» Атона

Более десяти лет двор во главе с Эхнатоном находился в новой столице, построенной в невероятно короткий срок и ставшей большим городом с величественными дворцами, огромным храмом в честь Атона, обширными садами и особняками сановников, которые похвалялись в надписях на стенах роскошных гробниц своим незнатным происхождением.

Казалось, что динамичные сторонники перемен, возглавляемые непосредственно фараоном, решительно одерживают верх над своими соперниками, а сами перемены приобрели необратимый характер. Однако смерть еще нестарого, но, по-видимому, с юных лет болезненного фараона резко изменила дальнейший ход событий. У непосредственных преемников царя-реформатора – Семнехкара и Тутанхамона, юных и недолговечных супругов его старших дочерей, не было ни авторитета их предшественника, ни его фанатизма и воли, ни самого желания продолжить его дело.

Вдобавок, успешное развитие религиозных реформ Эхнатона сопровождалось полным безразличием фараона ко всем остальным делам государства. В результате этого отношения с крупными государствами Ближнего Востока расстроились. Эхнатон уже не хотел посылать туда золото с отцовской щедростью. Оно было нужно ему самому как для отделки новых зданий, так и для раздачи послушным сановникам. Вавилонский царь Бурна-Буриаш II жаловался на то, что его египетский «брат» неоднократно отпускал вавилонских послов без ответных подарков, а когда прислал золото, то оно оказалось неполновесным. Вместо золотых изображений, обещанных Аменхотепом III царю Митанни Тушратте и даже показанных его послам, Эхнатон отправил позолоченные деревянные.

Дочь вавилонского царя, отданную в жены фараону, Эхнатон оскорбительным образом послал сопровождать всего-навсего 5 колесниц, тогда как при Аменхотепе III вавилонскую царевну, его будущую жену, сопровождали, по официальным текстам, 3 тысячи колесниц. К тому же Эхнатон заключил дипломатические отношения с Ассирией, что также вызвало недовольство Вавилонии, которая сохраняла свои притязания на верховную власть в Ассирии, хотя давно ее уже не осуществляла. А отношения Эхнатона с митаннийским царем испортились настолько, что, как пишет царь Библа Риб-Адди фараону, Тушратта даже двинул свои войска на Финикию и отступил лишь по причине недостатка воды.

Однако Эхнатон не прибегал к традиционной посылке войск, чтобы удержать азиатские владения Египта. Он ограничивался угрозами и полумерами, а то и вовсе оставался глух к мольбам своих сиро-хананейских верноподданных о посылке хотя бы небольшого числа воинов из Египта. Складывается полное ощущение, что он вообще игнорировал наличие проблем во внешних владениях.

Рис. 126. Ахет-Атон в период своего расцвета (реконструкция)

Результатом стало то, что в довольно короткие сроки азиатские владения Египта охватила полная анархия. Из-за ослабления контроля со стороны фараона и его двора представители египетской власти в Сирии и Ханаане и тамошние властители нападали на вавилонских купцов и грабили их караваны. Из покоренных стран перестала поступать ежегодная дань, а новые захватнические войны Эхнатон не вел, предпочитая заниматься своей религиозной реформой, которая требовала немалых расходов (на строительство новых храмов, дворцов и прочего). И если в наследство от Аменхотепа III Эхнатон получил огромную богатую империю на пике своего могущества, то к смерти фараона-реформатора (всего-то за 17 лет!) Египет скатился в состояние страны с расстроенной экономикой и потерявшей все свое влияние во внешнем мире. Так что продолжать реформы Эхнатона было не только некому, но и опасно для судьбы Египта.

Впрочем, далеко не все ясно и со смертью Эхнатона, причина которой неизвестна и окружена спекуляциями. Некоторые исследователи предполагают, что он был отравлен, так как на одной из росписей изображено покушение на него…

Преемник Эхнатона, известный под именем Семнехкара, сначала вопреки традиции еще присоединил к своему титулу эпитет, выставляющий его любимцем почившего владыки. Но уже не позже третьего года его царствования возвращается почитание прежнего бога – Амона. Вскоре из имени нового фараона исчезают слова «Атон» и «Эхнатон». В Фивах слово «бог» опять входит в употребление. Хотя лучезарное многорукое Солнце еще по-прежнему озаряет в Ахет-Атоне изображения новой царской четы, и жена фараона сохраняет в своем имени слово «Атон». Складывается своеобразное «двоеверие».

Семнехкара был почти мальчиком и умер в возрасте около двадцати лет, процарствовав не более пяти лет. После смерти Семнехкара на престоле опять ребенок, пяти-семилетний Тутанхатон. Примерно четыре года спустя его имя приобретает всем хорошо известное звучание – Тутанхамон, что означает возврат к старым богам. Вскоре двор фараона покидает «солнечную столицу» Ахет-Атон, хотя обосновывается не в прежней столице – Фивах, а в Мемфисе. Ахет-Атон кое-как существовал еще некоторое время, поддерживаемый производством цветного стекла и фаянса, процветавшими там в период царствования Эхнатона. Но и эти ремесла вскоре заглохли, жители постепенно покинули город, пока, наконец, ни одной души не осталось на его опустевших улицах.

Тутанхамон, как и его предшественник, умер молодым, пробыв на престоле около 10-14 лет. После него у власти оказывается старый царедворец Эйе, женатый на кормилице Эхнатона и приверженный идеям фараона-реформатора. Несколько лет своего правления Эйе еще смог противостоять жрецам Амона, и ему даже удалось несколько расширить храм Атона в Фивах, но в целом при нем сохранялось двоеверие.

После Эйе египетский трон получает могущественный начальник египетского войска Хоремхеб – человек, не состоявший вообще в родстве с правящей династией. Он был провозглашен фараоном Египта фиванским жречеством на одном из храмовых праздников в честь Амона.

Рис. 127. Хоремхеб

Царствование Хоремхеба – важный послереформенный этап египетской истории, в течение которого полностью восстанавливается господствующее положение культа Амона. Заинтересованный в поддержке фиванского жречества и стоящих за ним кругов, фараон воздвигает грандиозные святилища в честь Амона в Карнакском храме, раздает храмам обширные земельные угодья, людей, скот, различную утварь.

С другой стороны, Хоремхеб ведет ожесточенную борьбу с самой памятью фараона-реформатора Эхнатона, начатую еще его предшественниками. По приказу Хоремхеба беспощадному уничтожению подвергся Ахет-Атон – город, уже давно покинутый двором и жителями. Храм Атона, царские дворцы, а также особняки царских приближенных, хозяйственные службы и скульптурные мастерские – все было повергнуто в прах. Имя «отступника из Ахет-Атона» исчезло из официальных документов, а его годы правления в царских хрониках были причислены к годам царствования Хоремхеба.

Египетский эксперимент по введению монотеизма бесславно закончился полной неудачей…

Тень Яхве за спиной Эхнатона

Причины религиозной реформы Эхнатона, которые за ее кардинальность иногда называют даже «атонистической революцией», до сих пор до конца не ясны и остаются дискуссионными. И в немалой степени этому способствовали египтяне, которые после смерти Эхнатона старались уничтожить не только неудавшийся культ Атона, но даже и память о «фараоне-вероотступнике», в чем немало преуспели – до обнаружения археологами руин Ахет-Атона об этой эпохальной реформе и о ее вдохновителе историки и понятия не имели.

Ныне наиболее распространенной является попытка искать объективные причины реформы Эхнатона в тех противоречиях, которые сложились к началу его правления между старой и новой «элитами» в Египте.

Согласно этой версии, захват египетскими фараонами большой добычи во время завоевательных войн в Передней Азии и Нубии привел к необычайному обогащению рабовладельческой аристократии и высшего жречества в Фивах. Сторонники этой гипотезы полагают, что непомерное усиление фиванского жречества, тесно связанного со старой потомственной знатью и со жречеством местных провинциальных культов, к моменту вступления на трон Аменхотепа IV стало опасным для царской власти. Жрецы главного храма Амона в Фивах даже претендовали на право утверждать фараона на власть.

Между тем сам фараон опирался прежде всего на выходцев из многочисленного служилого слоя, за которыми в памятниках Нового Царства утвердилось наименование «немху». Первоначальное значение слова «немху» – «бедный, сирый, ничтожный», но начиная с середины XVIII династии оно все чаще появляется на памятниках людей, занимавших порой очень видное место в египетской иерархии, становясь социальным термином для обозначения людей нового служилого слоя. Прежнее значение термина уже лишь оттеняло происхождение этого слоя, противопоставляя его старой знати. Наиболее удачливые его представители, выдвинувшись на службе, упрочили свое положение во всех сферах египетского административного и хозяйственного аппарата, в армии и при дворе фараона. В конце концов их основной целью становится более радикальное оттеснение старой потомственной знати от источников власти и богатства. Фараон же, стоявший во главе этой энергичной и преданной ему группировки, надеялся с ее помощью еще более укрепить свою самодержавную власть.

В одной из вариаций этой версии высказывается предположение о том, что даже царица Тейе – мать Аменхотепа IV – не принадлежала ни к царскому дому, ни, возможно, и к египетскому народу вообще (см. ранее об этнической принадлежности фараона), то есть фактически также была «немху». В глазах египетской знати это ставило легитимность правления Аменхотепа IV под сомнение. В связи с чем, предположительно, и фиванское жречество было оппозиционно настроено к новому фараону.

Рис. 128. Царица Тейе – мать Эхнатона

При всей кажущейся (на первый взгляд) логичности данной версии, она совершенно не выдерживает критики, поскольку не объясняет особенностей имевших место событий. И прежде всего в том, что касается как направленности, так и радикальности осуществленных реформ.

Сам по себе конфликт между старой и новой элитами – не такое уж и редкое явление. Оно возникает с завидной регулярностью просто даже вследствие естественной смены поколений. И за более чем полуторатысячелетнюю историю Египта до Эхнатона подобные конфликты возникали неоднократно. В том числе и такие, при которых старая элита по каким-то причинам считала «нелегитимным» фараона, опиравшегося на элиту новую. Однако еще ни разу эти конфликты не приводили к подобным кардинальным (а главное – религиозным!) преобразованиям.

И приход к власти потомков фараонов от тех жен, которые не являлись представителями знати, в Египте также до того имел место неоднократно – у фараона было обычно много жен, далеко не все из которых имели знатное происхождение.

Не стоит при этом забывать и то, что в глазах египтян (и в действительности – см. книгу «Создание древних цивилизаций») государственное устройство и власть фараона были установлены богами, и никакая элита (хоть старая, хоть новая) не была вправе их менять. И уж тем более никто не имел права столь кардинально менять порядок поклонения самим богам – даже фараон (пусть хоть он и сам приравнивался к богам).

Особенностью установленной государственной системы, в частности, была сильнейшая зависимость не только всей гражданской системы управления, но и храмов, от фараона – он имел право (и очень часто этим правом пользовался) расставлять своих людей не только на государственные посты, но и на должности верховных жрецов храмов. Так что Эхнатон имел полную возможность просто расставить везде верных ему «немху» и добиться лояльности жречества без какой-либо кардинальной ломки всей религиозной системы.

На то, что такие возможности у него действительно были, показывает весь реальный ход реформ. Подчинилось же египетское общество его решению вообще закрыть храмы старых богов. И несомненно, что куда легче подчинилось бы рядовое жречество смене руководства храмов вместо их закрытия.

И в этом нет ничего удивительного – тщательно отлаженная командно-административная система, доведенная до своего абсолюта, способна подчиняться даже таким распоряжениям, которые ведут к ее собственной гибели. Наглядный пример этого мы наблюдали совсем недавно в ХХ веке, когда система КПСС автоматически подчинялась таким указаниям генерального секретаря Горбачева и его окружения, которые заведомо вели (и в итоге привели) к дестабилизации самой этой системы и ее краху.

Таким образом, буквально напрашивающаяся версия определяющей роли каких-то внутренних противоречий в египетском обществе тут явно не срабатывает.

Рис. 129. Затопленная кальдера вулкана Санторин

Довольно оригинальна гипотеза, которую сформулировал доктор физико-математических наук Алексей Морозов (журнал «Наука и религия», № 3, 1990). Причины того, что Эхнатону удалось провести свои реформы и при этом относительно легко преодолеть религиозный консерватизм масс, Морозов пытается увязать с тем, что примерно в это же время произошла крупная катастрофа природного характера – взорвался вулкан Санторин в Средиземном море. Свою точку зрения автор гипотезы излагает следующим образом.

У молодого фараона при вступлении на престол не было никаких намерений существенно менять что-либо в своей державе. Но на исходе первого года его правления до Египта доносятся последствия первого крупного извержения на острове Санторин. До Египта, по мнению Морозова, дошли достаточно мощные цунами и мрачные ядовитые тучи, надолго закрывшие небо. Начались затяжные дожди, град, грозы с мощными раскатами грома и молниями. Солнечная страна вдруг лишилась тепла и света. Народ воспринял это как страшное бедствие и трагедию.

Мольбы и жертвы Амону оставались напрасными. Может быть, Солнце разгневалось на Египет из-за недостаточного внимания к нему? Может быть, египтяне молятся не тем богам-идолам в своих темных храмах? И у Аменхотепа IV начинает складываться новая религиозная концепция – надо молиться «Видимому Солнцу», а не старым богам.

Действия фараона неожиданно «достигают цели» – спустя некоторое время после извержения, Солнце вновь появляется над Египтом. Народ в восторге. Тут-то и возникает идея о «ликовании на небосклоне», связанное с «выздоровлением Солнца».

Проходит два года и все повторяется. Но теперь фараон знает, что надо делать: молиться новому богу – солнечному диску Атону. Старые боги отодвигаются на второй план. И снова успех. Опять Солнце, опять нормальная жизнь.

На шестом году начинается третье – самое мощное извержение, завершившееся гигантским взрывом Санторина. Сопровождаемые гулом дальнего извержения, огромные удушливые тучи, рассекаемые молниями, закрывают непроницаемым пологом долину, принося с собой гибель десяткам тысяч людей. Естественно, что у мятущейся толпы одно желание – скорее увидеть диск Солнца, то есть бога Атона. Обеты, жертвы, моления, клятвы. И вот, наконец, сквозь тучи прорезается багровый солнечный диск, что вызывает неописуемый восторг и покаянное стремление покончить с многобожием. Фараон решительно рвет с культом Амона и других богов, оставляет ненавистные Фивы и начинает строительство новой столицы…

Рис. 130. Вулканические отложения на Санторине

Вроде бы вполне возможная ситуация. Тем более, что реальной картины драматических событий, произошедших на Санторине, мы не знаем, а подобный «поэтапный» ее ход совершенно не исключен. Однако за красочным описанием гипотетических «бедствий» египтян, Морозов забывает несколько «маленьких» деталей, которые в корне меняют ситуацию.

Во-первых, от Санторина до Фив почти тысяча километров. Шансы того, что Фивы при даже столь мощном взрыве накроют некие «удушливые тучи» практически равны нулю – слишком велико расстояние.

Во-вторых, в Египте преобладают западные ветры, а Санторин находится к северу от Фив. Это (в дополнение к большому расстоянию) еще сильнее уменьшает шансы того, что плотные тучи, порожденные извержением, заслонят солнце в этом городе. И уж заведомо равны нулю шансы троекратного повторения подобного эффекта.

В-третьих, в Фивах (которые располагались близ современной Саккары), конечно, много солнечных дней в году, но это не означает, что закрытое тучами солнце там является чем-то диковинным. Зимой даже над близлежащей пустыней Сахара наличие плотных грозовых туч (пусть и без достигающего поверхности земли дождя) – далеко не редкое явление (я сам это неоднократно наблюдал в ходе целого ряда поездок в Египет). Так что пугаться скрытого тучами солнца у египтян не было никакого основания.

В-четвертых, жизнь египтян гораздо больше зависела от разливов Нила, нежели от солнца. А на разливы Нила катастрофа Санторина уж никак повлиять не могла – разливы определяются событиями в экваториальной зоне планеты на несколько тысяч километров южнее.

И в-пятых, среди древних богов имелся и бог солнца Ра. Так что если б надо было молиться именно солнцу, то для этого не надо было вытаскивать на первое место второразрядного и мало кому известного Атона и уж тем более не было повода отвергать других богов – все (по простой логике) должно было бы закончиться лишь возвышением бога Ра на общем фоне «многобожия».

Вдобавок, действия Эхнатона вполне последовательны и вовсе не выглядят хаотичной реакцией на стихийное бедствие. Так что попытка списать все на сугубо объективные причины и в этом случае никак не проходит.

Поэтому практически все другие версии строятся на тех или иных субъективных причинах в основе реформ Эхнатона. Впрочем, решающая роль именно субъективного фактора, на мой взгляд, тут достаточно очевидна…

Рис. 131. Нефертити – жена Эхнатона

Довольно часто можно встретить утверждение, что Эхнатон находился под сильным влиянием своего ближайшего окружения – прежде всего матери Тийи и жены Нефертити. Считается, что они принимали значительное участие в правительственных делах или, по меньшей мере, в общественных церемониях, поскольку Эхнатон постоянно появлялся публично вместе со своей матерью и женой (значительно превзойдя в этом отношении даже своего отца, проявлявшего туже тенденцию).

И хотя обычно в этих случаях никто не формулирует это в открытую, но в подтексте версии легко читается попытка списать действия Эхнатона на результат его подверженности влиянию со стороны матери и жены. И таким образом все сводится к тезису «глупых женщин», ничего не мыслящих в государственных вопросах.

«…в то время, когда Египет настоятельно нуждался в твердом искусном администраторе, юный царь находился в тесном единении с… двумя женщинами, быть может, и одаренными, но абсолютно неспособными показать новому фараону, в чем реально нуждалась его империя. Вместо того чтобы собрать армию… Аменхотеп IV углубился сердцем и душой в идеи того времени, и философствующая теология жрецов имела для него большее значение, чем все провинции Азии».

Даже не буду приводить здесь имени автора данной цитаты – его попытка подобным образом «оправдать» Эхнатона выглядит довольно жалкой. Да и сколько так ни «оправдывай» действия Эхнатона, это ничего не объясняет в его реформе, которая может казаться сколько угодно странной, но определенно не лишена своей довольно четкой логики и последовательности.

Не менее неуклюжей выглядит и попытка списать все на влияние со стороны Эйа, мужа кормилицы Эхнатона, который сначала был жрецом заурядного второстепенного бога, а впоследствии стал верховным жрецом храма «Дом Атона» – главного храма уже единственного  бога Атона в новой столице Ахет-Атон. Когда позднее (после смерти Тутанхамона) Эйа сам стал фараоном, то, несмотря на инициирование им самим расширения храма Атона в Фивах, он вовсе не препятствовал возродившимся культам других богов. А в одной из оставленных после себя надписей Эйа вообще провозгласил: «Я уничтожил зло. Теперь каждый может молиться своему богу».

Так что важнейшая роль непосредственно самого Эхнатона в затеянных им радикальных реформах вряд ли оспорима.

Рис. 132. Эхнатон прославляет Атона

Немало исследователей поддерживает утверждение, что реформа будто бы была необходима для создания общей религии с целью более тесного сплочения обширной египетской державы, где в каждом городе почитался свой бог, нередко якобы являющийся враждебным по отношению к богу другого города. Такое «многобожие» будто бы мешало объединению египетского народа в единое целое.

И в рамках данного подхода представляется совсем не случайным тот факт, что идея мирового бога возникла именно в Египте и в то время, когда страна получала дань со всего известного в то время мира. Живя при фараонах, управлявших мировой империей, жрецы имели перед глазами в ощутимой форме идею мирового владычества и мировую концепцию, предварявшие идею мирового бога. В продолжение многих лет они имели перед собою организованную процветающую империю, и от созерцания управляемого фараоном мира жрецы якобы постепенно перешли к идее мирового бога…

Данная теория по умолчанию опирается на тезис о том, что монотеизм якобы является более «прогрессивной» и более «продвинутой» религией по сравнению с «многобожием». Этот выгодный для себя тезис на самом деле продвигают сами монотеистические религии, всячески стремящиеся поддерживать миф о своих «преимуществах» перед так называемым «язычеством». Между тем данный тезис весьма и весьма спорный, чему в истории можно найти немало подтверждений.

Скажем, мощное Персидское государство сохраняло свое монолитное единство на протяжении весьма длительного времени, и этому совершенно не мешало сочетание зороастризма (одной из форм монотеизма) с культом огнепоклонников и множеством разных других богов. Взлет и расцвет Римской империи неразрывно связан с «многобожием», а терпимость к «чужим» местным богам в значительной степени помогала римлянам поддерживать единство своего огромного государства. В то же время монотеистические реформы Эхнатона привели до того единую и весьма сплоченную страну в состояние на грани краха и распада, уход от которого сопровождался как раз отказом от монотеизма.

Но даже если бы в этом тезисе была доля правды, то реальный ход реформ Эхнатона следовало бы признать кардинально ошибочным. Если бы его целью было просто введение монотеизма (как идеи), то делать это лучше (и проще) было при опоре на жречество «главного» и почитаемого по всей стране бога Амона, а не заштатного и мало кому известного Атона. Для этого ему надо было либо найти компромисс и наладить отношения со жрецами (что сделать было довольно легко – например, соблазнив их «морковкой» в виде того же монотеизма, но уже с их богом в роли главного и единственного), либо силовым способом сменив верховного жреца и его ближайшее окружение на своих людей.

То, что Эхнатон не пошел по этому пути (и даже не пытался это делать!), довольно ясно указывает на то, что его целью не был просто монотеизм как таковой, монотеизм как идея. Ему почему-то понадобился монотеизм именно второстепенного бога!..

И вот тут за спиной Эхнатона начинает проглядывать тень знакомого нам Яхве…

Рис. 133. Кто направлял реформы Эхнатона?..

Сходство содержания религиозных реформ Эхнатона с несколько более поздними идеями, успешно внедренными Моисеем, настолько бросается в глаза, что его нельзя было не заметить. Так еще в 1939 году основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд опубликовал свою работу «Моисей и монотеизм», согласно которой Моисей был адептом религии Эхнатона, а иудаизм – результатом синкретизма атонизма и традиционной религии древних евреев. Ныне эту точку зрения отстаивает, например, Ахмед Осман, утверждающий, между прочим, что Моисей не только идентичен Эхнатону, но еще и является внуком Иосифа, которого Осман отождествляет с упоминавшимся вельможей Эйа.

Историки не любят, когда на их поле вторгаются представители других специальностей. Возможно, в том числе и поэтому они не склонны поддерживать теорию Фрейда, которая сама по себе не лишена слабых мест (особенно в вопросах идентификации библейских и исторических персонажей). В трудах многих современных историков даже утверждается, что вероучение Эхнатона будто бы не было монотеистическим – дескать, в первое десятилетие своего правления этот фараон помимо Атона (зримой формы солнечного диска) почитал же и других богов (Шу, Ра-Хорахте, Тефнут и так далее).

Однако данный аргумент нельзя считать состоятельным. Скажем, на ранней стадии ислама пророк Мухаммед ради заключения мира с курайшитами (правящим племенем древней Мекки) вынужден был включить в свой пантеон почитаемую ими богиню Аллат – в качестве жены (или дочери) Аллаха. И лишь в дальнейшем, после утверждения и укрепления ислама, Аллат была исключена из пантеона, ее идол был низвергнут, шатер для поклонения Аллат сожжен, а само поклонение ей было объявлено вне закона. Но разве из-за этой истории с Аллат хоть кто-то рискнет назвать ислам не монотеистической религией?..

Так и поклонение на первых порах Эхнатона (в то время еще бывшего Аменхотепом IV) каким-то иным богам помимо Атона, вовсе не является основанием для отказа его культу Атона (в развитой поздней форме) в звании монотеизма. Главным тут является то, что с определенного момента Эхнатон все-таки запрещает культы иных богов и закрывает их храмы. И отрицать, что подобное является монотеизмом, значит просто противоречить базовому содержанию этого термина.

Рис. 134. Богиня Аллат (музей Пальмиры)

Но Эхнатон не только закрывает храмы других богов – он начинает активно стирать даже упоминание об этих богах. А это характерно как раз для религии Яхве. Именно он столь категоричен в своих требованиях (см. далее). И никакая иная религия столь же категорично не требовала буквально истребления культов других богов (христианство и ислам – лишь модификации все той же религии Яхве).

Более того, у Эхнатона Атон – не просто «главный» и «единственный» бог, он – «Творец» и «Создатель» всего. То есть Атон по самой своей сути полностью совпадает с Яхве. И даже то, что у него вроде бы еще пока есть зримый образ – солнце, ничего кардинально не меняет (вдобавок, этот образ столь же «лучезарен», как и аморфный образ Яхве).

Далее. Яхве запрещает упоминать его «имя» (хотя и «Яхве» уже в общем-то не является именем – см. далее). И здесь стоит вспомнить о том, что с определенного момента реформ Эхнатона отвергается сам термин «бог», а Атон именуется «Владыкой». Но «Владыка» – это то же самое, что и «Господин», то есть «Господь», и мы имеем полное совпадение эпитетов Атона и Яхве…

Об интересах Яхве в Египте мы уже упоминали ранее – он явно стремился определить местонахождение на территории этой страны предметов древних богов и заполучить эти предметы в свое распоряжение. Как бы он смог этого добиться?..

Как уже говорилось, система общественного устройства в Египте была такова, что огромную роль в ней играл фараон. И самый первый ход, который буквально напрашивается для реализации упомянутых планов, – это заполучить в свои сторонники именно фараона, сделать его орудием исполнения своих замыслов, руководить его действиями. И Эхнатон, как мы видим, реализует в своих реформах основные идеи религии Яхве.

Достаточно очевидно, вдобавок, что возводя новые храмы и закрывая старые, Эхнатон автоматически создавал условия для того, чтобы священные «божественные» предметы, ранее хранившиеся в старых храмах, в конце концов оказались в новых храмах Атона, где они попали бы в руки подконтрольных Эхнатону лиц, то есть в итоге в руки самого Эхнатона, который, даже судя по титулу (присвоенному самому себе еще в первый год правления) «имеющий исключительное значение для Солнца», был «доверенным лицом» Атона (уже читай – Яхве).

Рис. 135. Атон «благословляет» Эхнатона, изображенного в виде сфинкса

Когда и каким образом Яхве «завербовал» Аменхотепа IV себе в помощники – не известно. Очень уж старательно египтяне уничтожали информацию о периоде правления этого фараона. Но есть одна любопытная фраза из сохранившихся текстов (ее мимоходом упоминает при изложении своей теории А.Морозов – см. ранее), которая наводит на мысль о том, что Яхве имел какую-то связь с фараоном, посредством которой оказывал периодическое влияние на его действия. Дело в том, что каждый очередной существенный шаг по пути своих реформ Эхнатон IV осуществлял после того, как «что-то слышал». Так, в одной надписи из Телль-Амарны говорится, что на шестом году правления произошло нечто «еще более худшее по сравнению с услышанным на первом и четвертом годах» правления фараона.

Использовалось ли при этом какое-то специальное «средство связи», как это имело место в случае с Авраамом, – тоже не понятно. Источники по этому поводу хранят полное молчание. Но довольно большое количество самых разных изображений древних богов Египта содержат такие элементы, которые позволяют их трактовать, как изображения предметов, обладающих функцией средства связи (о некоторых из таких предметов мы поговорим далее, а более детально – см. мою книгу «Предметы богов и их копии»). И какие-то подобные предметы вполне могли храниться в египетских храмах, а соответственно попасть и в руки молодого Амехотепа IV…

Судя по дальнейшим событиям, смерть Эхнатона прервала не только ход его реформ, но и процесс реализации планов Яхве. Эхнатон так не смог найти самые нужные Яхве предметы. Вдобавок, фараон не оставил после себя преемника (на посту помощника и исполнителя воли Яхве). В результате эти предметы оказались в руках людей, на которых Яхве не имел никакого влияния. И случилось это по прошествии уже совсем небольшого времени – в период правления знаменитого фараона Сети I…

Археолог Сети I и его «божественный хабар»

От фараона Хоремхеба, окончательно свернувшего преобразования Эхнатона и полностью вернувшего культ старых богов, трон перешел к основателю XIX династии Рамзесу I, которого поддерживали жрецы Амона – на пилоне Карнакского храма есть изображение его торжественного венчания на царство именно этими жрецами. Но Рамзес I правил всего пару лет, после чего в 1306 (по другим данным в 1290) году до нашей эры трон Египта занял его сын Сети I.

Уже с самого начала своего царствования Сети I взялся за решение трудной задачи – вернуть азиатские владения Египта, утраченные Эхнатоном. И в решении этой задачи фараон вполне преуспел – после разгрома кочевников шасу, хозяйничавших на севере Египта в дельте Нила, он успешно преодолел сопротивление непокорных царьков Ближнего Востока и даже вступил в борьбу с мощной Хеттской империей.

Но не меньше Сети I прославился своей строительной деятельностью, в рамках которой он прежде всего восстанавливал и расширял древние храмы и строил новые. Из новых сооружений наиболее известен храм в Абидосе, который, правда, заканчивал уже его сын Рамзес II, но который так и называется ныне «храм Сети I».

Рис. 136. Храм Сети I в Абидосе

К западной стене этого храма примыкает еще одно сооружение – Осирион, которое названо так в соответствии с древней легендой о том, что именно в этом храме была захоронена голова бога Осириса. Сам же Осирион, согласно преданиям, считается «могилой Осириса».

Данное сооружение было обнаружено известным египтологом Флиндерсом Петри в 1903 году, но только в 1914 постройку полностью расчистили от песка. Профессор Нэвилл из Исследовательского фонда Египта, расчистивший этот комплекс, считал, что Осирион является одной из самых древних построек в Египте, и ориентировочно оценил его возраст в 15 тысяч лет. Но после того как в 20-е годы XX века на его стенах обнаружили несколько надписей с именем Сети I, это здание было объявлено постройкой данного фараона. И хотя египтологам давно известно, что фараоны Древнего Египта без всякого смущения выбивали свои имена на более древних памятниках, согласиться с вариантом датировки Нэвилла они никак не могут, посему и причисляют до сих пор Осирион к сооружениям именно Сети I.

Историков не смущает даже то, что на Осирионе имеется пространная надпись внука Сети I фараона Мернептаха, в которой говорится, что этот фараон производил ремонтные работы Осириона. Между тем возникновение необходимости в ремонте сооружения, которому всего несколько десятков лет, в данном конкретном случае представляется крайне маловероятным. Дело в том, что Осирион воздвигнут с использованием технологии так называемой мегалитической кладки, прекрасно сохраняющейся (и реально прекрасно сохранившейся) даже по прошествии тысяч лет.

Рис. 137. Осирион

Конструкция Осириона сложена из громадных монолитных блоков очень твердого гранита. Камень тщательно обработан, блоки пригнаны друг к другу без всякого зазора и без использования раствора при том, что некоторые из них достигают веса более полусотни тонн. Подобная технология строительства не имеет ничего общего с той, что использовалась при возведении храма Сети I, который выстроен рядом из мягкого и легкого в обработке песчаника и известняка и в принадлежности которого именно к этому фараону нет никаких сомнений. Более того, нет вообще абсолютно никакого сходства между совершенно скупой, аскетичной архитектурой Осириона и изысканным декором храма Сети I, в изобилии украшенного фресками и барельефами.

Вдобавок, уровень пола Осириона расположен примерно на десять (а по некоторым данным, даже на пятнадцать) метров ниже уровня храма Сети I, что указывает на очень большой промежуток времени, прошедший между созданием Осириона и строительством храма (поскольку египтяне никогда не рыли фундаментов для своих сооружений, а ставили их непосредственно на поверхности земли). Об этом же говорит и наличие туннеля, примыкающего к Осириону со стороны современной пустыни, – этот туннель по сохранившимся на нем надписям уверенно датируется как раз периодом Сети I и его сына Рамзеса II, но имеет ярко выраженный наклон, который демонстрирует разницу в уровне почвы между временем строительства Осириона и временем создания этого туннеля.

Качество же обработки огромных гранитных блоков Осириона и особенности различных деталей кладки достаточно определенно указывают на то, что это – сооружение древних богов. Более того, в его конструкции сохранился блок розового порфира со следами машинной обработки, оставленными, скорее всего, дисковой пилой диаметром более двух метров!..

Рис. 138. Блок розового порфира в Осирионе с машинным надрезом

Все в совокупности указывает на то, что Сети I и его сын Рамзсе II не строили Осирион, а лишь проводили тут свои собственные археологические работы и реконструкцию обнаруженного (возможно, при строительстве храма) объекта – в частности, пристроили к нему тот самый туннель, который и получился наклонным, поскольку требовалось компенсировать разницу между уровнем пола в Осирионе и уровнем грунта во времена этих фараонов. Не известно, что именно они тут нашли в ходе проведенных археологических работ, однако их «охота за божественным хабаром» явно была успешной, на что совершенно определенно указывает изобилие весьма своеобразных изображений в храме Сети I.

В самом большом зале храма стройные ряды круглых колонн устремляются вверх на высоту порядка десяти метров. На колонны опираются архитравы – мощные прямоугольные блоки весом с десяток тонн каждый, которые поддерживают непосредственно блоки крыши храма. Эти архитравы украшены высеченными на довольно значительную глубину иероглифами и символами, образующими разные надписи и изображения.

В 1848 году обследовавшая храм археологическая экспедиция на одном из архитравов, который располагается чуть в стороне от центра зала, обнаружила странную «надпись», которую не смогла расшифровать, но, как водится у археологов, тщательно ее зарисовала и включила зарисовку в отчет о своей работе. «Надпись» долгое время так никто и не мог перевести, но египтологов это не беспокоило. Мало ли в Египте различных надписей – никакой жизни не хватит перевести все.

Прошло почти полторы сотни лет, на протяжении которых об этой «надписи» вообще практически никто кроме профессионалов и не ведал. И вдруг солидная арабская газета «Аш Шарк аль-Аусат» опубликовала ее фотографию, задав своим читателям совершенно неожиданный вопрос: «Как вы полагаете: были ли древние египтяне знакомы с боевой авиацией?»

Вопрос был вызван тем, что сразу три фигуры на этом архитраве внешне были совсем не похожи на обычные иероглифы, а напоминали непосвященным в таинства египетской письменности совсем иное – высокотехнологичные транспортные средства. Обычный человек видел здесь вовсе не текст, а изображения вертолета, самолета и то ли танка, то ли подводной лодки.

При каких-либо других обстоятельствах подобное заявление вполне могло вызвать лишь искреннее недоумение читателей. Однако опубликованные газетой фотоснимки барельефов храма, построенного более трех тысяч лет назад, буквально вызвали шок. Этого не могло быть, но это было на самом деле!..

Рис. 139. Барельеф на архитраве в храме Сети I в Абидосе

Понятно, почему в середине XIX века археологи не обратили на эту «надпись» особого внимания – в это время еще не было подобной техники и сравнивать было просто не с чем. Детали барельефа посему и не могли вызвать никаких столь сенсационных ассоциаций.

Но и после этой публикации странная «надпись» могла бы так и остаться в относительной безвестности, если бы на берега Нила не отправился британский писатель Алан Элфорд, который интересовался религией и мифологией Древнего Египта, но при этом абсолютно не сковывал себя точкой зрения лишь официальной египтологии. Он исследовал странную «надпись» в храме Сети I и убедился в полной реальности того, что еще недавно казалось совершенно невероятным. Элфорд сообщил в интервью журналистам, что древние египтяне изобразили боевую технику с удивительной достоверностью – так, как будто делали рисунок с натуры. Эту идею Элфорд представил также в своей книге под названием «Боги нового тысячелетия», которая увидела свет в 1996 году и вскоре разошлась по многим странам мира.

Такая трактовка «надписи» на архитраве храма Сети I требовала ответа на вопрос – откуда древние египтяне более трех тысяч лет назад могли узнать о подобной технике, ведь даже археологам XIX века она была незнакома. Развернулась широкая дискуссия с самыми разными точками зрения и вариантами ответа на этот вопрос.

Естественно, что египтологов и сторонников академической точки зрения на Древний Египет, не устраивало вообще наличие подобного вопроса. И на него надо было либо отвечать, либо как-то снять его с повестки дня, аргументировано показав ошибочность его постановки. Наконец, вариант нашелся – в сети Интернет появились публикации, которые сводили все к обычному наложению двух разных иероглифических надписей друг на друга.

Согласно предложенному «объяснению», надпись с титулом Сети I якобы была при Рамзесе II зашпаклевана, а на ее место была нанесена надпись с титулом нового правителя. В дальнейшем будто бы шпаклевка отвалилась, обнажив первую надпись, что и привело к появлению столь странного изображения.

Однако хоть историки и успокоились на подобном «объяснении» происхождения странных изображений, эта версия не выдерживает никакой критики (подробно – см. мою книгу «Предметы богов и их копии»).

Если же не сковывать себя точкой зрения академической науки (вообще отрицающей реальность богов), то данное «техническое» изображение на архитраве храма вполне можно объяснить тем, что Сети I с сыном тут нашли что-то, оставшееся со времен древних богов (то есть представителей высоко развитой в техническом отношении цивилизации), что и подвигло их сделать столь странный барельеф. Конечно, вряд ли они обнаружили в Осирионе целый вертолет или самолет. Скорее всего, они нашли тут какие-то изображения или макеты подобной техники, которые и воспроизвели на архитраве…

Но только этим странности изображений на стенках храма не исчерпываются. Весьма примечательны прежде всего предметы, которые держат в руках боги на многочисленных фресках и барельефах. Историки обычно используют для обозначения этих предметов термин «атрибут бога», сводя их к неким символам, не имеющим никакого практического применения. Но подобная трактовка уместна для выдуманных богов, мы же ведем речь о том, что эти боги были вполне реальными, а следовательно столь же реальными были и изображенные предметы, которые неизбежно должны были иметь вполне определенное функциональное назначение.

Пожалуй, наиболее загадочным и наиболее часто встречающимся в храме Сети I предметом в руках богов является некий «скипетр», для которого египтологи используют термин «уас». Следует только сразу же отметить, что термином «уас» также обозначают гораздо более короткий, по сравнению со «скипетром», но во многом схожий по внешнему виду предмет.

Рис. 140. «Скипетр» в нерабочем состоянии в руках Птаха

Вот, что можно прочитать у египтологов по поводу уаса:

«Скипетр уас состоит из вертикальной части, раздваивающейся на нижнем конце, и увенчанной поперечной наклонной секцией, часто в форме головы животного, возможно, фантастического. Нижняя часть изображает ноги животного, а длинная средняя соответствует телу или шее, как у жирафа. Однако детальная зооморфная проработка есть только у «головы» скипетра, напоминающей голову животного Сета, но смысл этой ассоциации не ясен».

На самом деле это справедливо в отношении «короткого уаса» (если так можно выразиться) и лишь тех «скипетров», где они изображены в явно упрощенном виде. Это упрощение и запутало исследователей, явно смешавших два совершенно разных объекта.

Между тем «скипетр», изображенный в руках богов на стенах храма Сети I, существенно сложнее. В нижней части он представляет собой явно полую трубку с выходящей из нее «вилкой с двумя зубцами» (те самые якобы «ноги животного»). Эта «вилка» показана то полностью задвинутой в «скипетр», то частично или полностью из него выдвинутой. Такое различие в положении «вилки» явно указывает на какую-то ее функциональность.

В верхней своей части «скипетр» заканчивается крючковатым разветвлением, который и считается навершием «уаса». На изображениях же в храме Сети I к верхней части «уаса» добавляются в различных количествах и комбинациях еще один или более «уас», а также объекты под названием «анкх» (так называемый «египетский крест», у которого верхняя «палочка» заменена на «кольцо») и «джед» (утолщенный цилиндр с поперечными «насадками»).

Сравнив разные изображения в храме Сети I, можно обратить внимание на то, что «уас», «анкх» и «джед» на «скипетре» могут находиться как в «сложенном», так и в «развернутом» состоянии. Причем в «развернутом» виде они представлены именно тогда, когда на изображении отражено явно взаимодействие бога с кем-то еще (человеком или другим богом). И на самом деле вполне можно вести речь не столько о «свернутом» или «развернутом» состоянии верхней части «скипетра», сколько о ее «рабочем» и «нерабочем» положении – особенно если вспомнить о том, что и нижняя часть «скипетра» тоже может находиться в разном состоянии.

Рис. 141. Рабочее состояние «скипетра» богов

В целом же получается, что «скипетр» не был каким-то сугубо символическим «атрибутом», а представлял собой некое довольно высоко технологичное устройство со вполне определенными функциональными возможностями, а дополнительные «уасы», «анкхи» и «джеды» (в разной их комбинации) использовались в том случае, когда требовалось изменить или усилить воздействие «скипетра».

Такой вид «скипетров» здесь доминирует. Но есть и другие изображения таких предметов. Это указывает на возможность того, что некоторые боги имели не стандартизированные, а свои, индивидуальные «скипетры».

Так «академик» среди богов – бог Тот, судя по изображениям в храме Сети I, пользовался разными скипетрами. Тут есть рисунки, где он держит стандартную модель. Но имеется и изображение, где в его руках самый экзотический «скипетр» из всех встречающихся моделей. «Скипетр» в руке Тота изображен в виде двух длинных стеблей лотоса, на которых вверху расположились две кобры в коронах Верхнего и Нижнего Египта. Эти две кобры на «скипетре» Тота наводят на идею о связи с одним из сюжетов Ветхого Завета, к которому мы обратимся чуть позже.

А у бога Гора на одной из фресок «скипетр» значительно шире обычного и имеет как будто строенную толщину. Навершие его «скипетра» изогнуто, и помимо стандартных «анкха» и «джеда» (находящихся в рабочем состоянии) на нем висит дополнительный элемент – нечто типа странных «весов».

Рис. 142. «Скипетр» бога Гора

Не менее показательно и то, что изображения на стенах в храме Сети I содержат также сцены, в которых боги используют те же элементы – «уас», «анкх» и «джед» – но уже без каких-либо «скипетров». В этих случаях данные элементы находятся в руках богов, однако при этом явно тоже оказывают какое-то воздействие на людей или других богов. Даже бог Тот, держа свой экзотический «скипетр» со змеями в левой руке, производит воздействие не им, а «анкхом» в правой руке.

И если ориентироваться на подобные сюжеты, то можно сделать вывод, что как раз «уас», «анкх» и «джед» являлись главными функциональными элементами и могли реализовывать свои функции и без «скипетров». Сам же «скипетр» при этом оказывается, по сути, вспомогательным элементом – возможно, усиливая действие «уасов», «анкхов» и «джедов».

Несмотря на то, что эти предметы – «уас», «анкх» и «джед» – встречаются на древнеегипетских изображениях не просто часто, а очень часто, исследователи до сих пор не могут дать ни одного хоть сколь-нибудь толкового объяснения, что же реально скрывается за их изображениями. И мы можем строить самые разные предположения (см. книгу «Предметы богов и их копии»), но их все равно будет объединять лишь одно – это некие функциональные предметы древних богов, работавшие на высокотехнологичных принципах…

Рис. 143. Комбинация из «анкха» с двумя «уасами» в руках Гора

Столь подробная детализация «скипетров» (и других предметов) богов, которая не встречается практически больше нигде в Египте (за исключением разве что храма Хатхор в Дендере), указывает на то, что Сети I мог найти в ходе раскопок в Осирионе вполне реальные и даже еще функционирующие предметы богов. А на то, что он не только мог, но и действительно что-то нашел, указывают события, связанные уже с его сыном – фараоном Рамзесом II.

«Божественное» оружие Рамзеса II

В 1290 (по другим данным в 1279) году до нашей эры умершего Сети I на троне сменяет его сын Рамзес II, который уже давно участвует лично в качестве соправителя не только в государственных делах, но и в войнах с многочисленными соперниками. Так что молодой фараон с ходу включается и в управление страной, и в боевые действия.

Одержав уже на втором году своего правления победу над шерданами – представителями одного из «народов моря» (считается, что впоследствии они заселили остров Сардинию), Рамзес II начинает длительное противостояние с Хеттской империей. Из войн этого периода наиболее известен второй поход фараона против хеттов – благодаря битве при Кадеше на реке Оронт, самому древнему сражению, описания которого сохранились у обеих сторон конфликта.

Именно эта битва и будет интересовать нас далее. Но прежде, чем перейти к ее описанию, следует остановиться немного на вопросах датировок.

Дело в том, что историки постоянно «корректируют» даты правления того или иного фараона, в результате чего нередко появляются очень сильные расхождения разных источников по датировке одних и тех же событий, а порой возникает даже полная несуразица. И именно по битве при Кадеше, которая произошла, согласно историческим источникам, на пятый год правления Рамзеса II, наблюдается подобный казус, когда в Интернете (в популярной Википедии) для даты вступления Рамзеса II на трон указывается 1279 год до нашей эры, а для даты битвы при Кадеше… 1296 год до нашей эры, что никоим образом не согласуется с пятым годом правления этого фараона. Посему здесь я буду ориентироваться прежде всего на те даты, которые указываются в академической литературе египтологов, вышедшей не позднее 2000 года.

Так вот, согласно этим «академическим» датировкам, Рамзес II начал править в 1290 году до нашей эры, а следовательно битва при Кадеше состоялась в 1286 (или 1285) году до нашей эры. И это принципиально важно, поскольку в дальнейшем к этим же датировкам будут привязываться важнейшие библейские события…

Рис. 144. Статуя Рамзеса II в Луксорском храме

После этого необходимого уточнения мы можем уже перейти к самой битве, которая обычно историками представляется следующим образом.

Еще во времена Сети I в египетской армии было создано три соединения, названных по именам древних богов – «Ра», «Птах» и «Амон». Рамзес II создал дополнительно еще одно – соединение «Сета». В битве при Кадеше, переправившись через Оронт, соединение «Ра» не стало дожидаться соединений «Птаха» и «Сета», которые еще даже не подошли к броду, и пошло на север. Тем временем, южнее Кадеша, вне поля зрения египтян, сосредоточилась основная масса колесничего войска противника. Переправа его колесниц через Оронт, очевидно, производилась заблаговременно и прошла незаметно для египтян.

Соединение «Ра» в походном порядке, не готовое к бою, подверглось нападению вражеских колесниц, и было молниеносно рассеяно, после чего колесницы обрушились на соединение «Амона», занимавшееся разбивкой стана. Часть египетских воинов обратилась в бегство, а часть вместе с фараоном была окружена. Египтяне понесли огромные потери. Рамзесу II удалось сплотить вокруг себя свою гвардию и занять круговую оборону. Спасению фараона от неизбежного поражения и захвата в плен или гибели способствовало лишь то, что хеттская пехота не смогла переправиться через бурные воды Оронта и не пришла на помощь своим колесницам. Счастливая случайность – неожиданное появление на поле брани еще одна части египетского войска, которая шла берегом моря, несколько выправило положение, и египтяне смогли продержаться до вечера, когда к Кадешу подошло соединение «Птаха».

Хетты были вынуждены отступить за Оронт, получив, в свою очередь, урон при переправе через реку. В этом сражении погибли два брата хеттского царя Муваталли, несколько военачальников и много других знатных хеттов и их союзников.

На следующий день, утром Рамсес II вновь напал на хеттское войско, но сломить врага не удалось и в этом сражении. Во всяком случае, ни один источник не говорит о том, что фараон овладел Кадешем. Обескровленные противники явно были не в силах одолеть друг друга. Хеттский царь Муваталли предложил фараону перемирие, что дало Рамсесу II возможность с честью отступить и благополучно вернуться в Египет.

Битва при Кадеше сильно впечатлила Рамсеса II, который приказал воспроизвести рассказ об этом событии и грандиозные панорамные «иллюстрации» к нему на стенах многих храмовых комплексов, в том числе в Абидосе, Карнаке, Луксоре, Рамессеуме и Абу-Симбеле.

Рис. 145. Битва при Кадеше

Так пишут историки, но мы обратимся не к ним, а к первоисточникам.

О битве при Кадеше упоминают несколько хеттских документов, а также короткий египетский рассказ, посвященный событиям самой битвы, условно названный «Доклад», и комментарии к рельефным композициям. Но основным источником считается длинное детальное повествование «Поэма Пентаура» – текст на папирусе, составленный писцом по имени Пентаур, который, как считается, только скопировал более ранний безымянный литературный памятник. Автором же исходного текста считается придворный летописец Рамсеса II.

«Поэма Пентаура» весьма любопытна своими деталями, которые историки обычно упускают из описания битвы, вероятно, списывая их на несущественные преувеличения и простую похвальбу фараона. Мы же приведем их здесь в доступном переводе М.Коростовцева.

Тот эпизод первого дня сражения, который историки представляют в качестве защиты фараона гвардией в ожидании подхода подкрепления, представлен в «Поэме Пентаура» иначе – здесь фараон остается вообще один на один с многочисленными врагами, и спасает его не гвардия, а помощь бога Амона, к которому фараон воззвал в критический момент. В результате происходит странная вещь – противники фараона как будто парализует некая сила так, что они не могли даже пошевелить рукой.

«Две тысячи пятьсот колесничих, окружавших меня,

распростерлись пред конями моими,

ни один из них не поднял руки на меня.

Сердца их утратили мужество от страха передо мною,

руки их обессилели, они не могли натянуть тетиву,

не нашлось у них сердца, чтобы взяться за копья.

Я поверг их в воду, как крокодилов,

и упали они лицами друг на друга;

и перебил я многих из них.

Ни один из поверженных не взглянул назад, ни один из них не обернулся!

Кто упал – уже не поднялся!

Только жалкий поверженный правитель хеттов стоял среди колесничих своих,

взирая, как мое величество ведет в одиночестве бой,

без войска своего и без колесничих своих».

Хетты при этом, согласно поэме, восклицают следующее:

«Смотри, у всякого, кто пытается приблизиться к нему, слабеют руки и тело, –

не могу я ни натянуть тетивы, ни поднять копья [...]

Когда смотрят на него [...]

Его величество преследует подобно грифону!»

Можно, конечно, посчитать это простым бахвальством фараона, но описание происходящего как-то очень схоже с тем эффектом, которое производили доставшиеся Нимроду «одежды Адама» на животных, на которых тот охотился…

Рис. 146. Рамзес II в битве при Кадеше

Однако еще более примечательные детали можно увидеть в описании следующего дня сражения.

«И когда озарилась земля, выстроил я отряды свои,

я готов был к сражению, как настороженный бык.

Я появился над ними, как Монту со своим победоносным оружием.

Как налетающий сокол, я ринулся в битву,

с уреем на челе моем, сокрушающим врагов,

извергая огонь свой и пламя в лица их.

Я был словно Ра, когда восходит он ранним утром,

и лучи мои опаляли тела мятежников.

Один из них крикнул другим:

«Осторожно! Берегитесь! Не приближайтесь к нему!

Осеняет его великая Сехмет, она с ним на конях его, и

десница ее простерта над ним.

Всякого, кто приблизится к нему, сожгут огонь и пламя!»

Тогда стали они в отдалении, подняв руки свои в знак покорности».

И царь хеттов, как повествует далее текст, запросил у Рамзеса II мира…

Как видим, «Поэма Пентаура» описывает события в значительной степени иначе, нежели представляют историки.

Можно, конечно, было бы и здесь списать расхождения на бахвальство Рамзеса II или его летописца. Однако те же историки в то же время называют эту поэму «основным источником сведений» о битве при Кадеше.

И тогда возникает вопрос – а на основании чего историки производят отбор исходных данных, беря одну часть «основного источника сведений» за описание реальных событий, а другую списывая на выдумки?.. И кто здесь вообще занимается выдумками – фараон, описывая парализуемых врагов и помощь Амона, или историки, добавляя ему в критический момент помощь не упоминаемой самим фараоном гвардии?..

Заметим, что нигде в описании нет абсолютно фантастических деталей типа того, чтобы колесница вдруг поехала по воде или у коней выросли крылья, и они взмыли в воздух, подняв фараона над землей. Нет, все находится абсолютно в рамках возможностей «божественных» предметов, описания которых можно найти в других древних легендах и преданиях. Это касается не только «одежды Адама», но и урея, «извергающего огонь и пламя» на хеттов.

Урей – это принадлежность царского убора фараонов в виде кобры в боевой стойке. Урей носился на диадеме, а со времен Среднего Царства на короне, и располагался на лбу.

Долгое время царский урей был известен египтологам только по изображениям и статуям. При этом предполагалось, что данный «символ власти» переходил от фараона к фараону по наследству. Но в 1919 году при раскопках в Саккаре был обнаружен урей фараона Сенусерта II, выполненный из цельного слитка золота с вставками из гранита, сердолика, бирюзы и ляпис-лазури. Еще один царский урей был найден три года спустя в гробнице Тутанхамона.

Рис. 147. Маска Тутанхамона с уреем на лбу

Считается, что урей является стилизованным изображением богини-кобры Уаджит – покровительницы Нижнего Египта. Рядом с уреем зачастую помещали изображение богини-коршуна Нехбе – покровительницы Верхнего Египта. Вместе они символизировали единство египетского государства.

По сути, в трактовке египтологов все сводится лишь к символизму.

Однако урей носили и боги. Причем не только те, кто занимал царствующее положение. Значит, у них урей не сводился лишь к символу власти, а вполне мог иметь и вполне определенный функционал…

В романе братьев Стругацких «Трудно быть богом» главный герой Дон Румата надевал на голову обруч, на котором располагалась специальная видеокамера, посылавшая сигнал на базовую орбитальную станцию. Благодаря тому, что камера таким образом оказывалась на лбу Дона Руматы, люди на базовой станции могли видеть все, что видел сам главный герой.

Мог ли урей нести такую же функцию? Вполне. Например, блики на объективе древние египтяне вполне могли принять за блеск каких-то драгоценных камней и в дальнейшем, создавая копии-муляжи такой видеокамеры, использовать для их изготовления настоящие драгоценные камни. Спутать объектив с драгоценным камнем не так уж и сложно, если не имеешь понятия о том, что такое объектив.

Поскольку же урей носили многие боги, они могли его использовать в качестве средства связи между собой.

Однако египетские предания позволяют выдвинуть и совсем иную версию. Согласно этим преданиям, урей был защищающей от всех зол змеей, которая извергала огонь и называлась поэтому еще огненным глазом бога солнца Ра. Так что у богов это могло быть нечто типа мощного лазера, наводить который на цель было проще простого – надо было просто повернуть голову в нужную сторону. И при совсем небольшой тренировке обеспечивать эффективность попадания лазера в цель.

Впрочем, функцию прицеливания могла исполнять и дополнительная камера – то, что египтологи считают изображением богини-коршуна Нехбе. Благо она располагалась непосредственно рядом с «коброй»…

Рис. 148. Спутать объектив с драгоценным камнем не так уж и сложно

У египтян урей мог носить только фараон (который считался живым воплощением бога) – «простому смертному» это не дозволялось. Конечно, же обычный «урей» фараонов был простым муляжом, имитирующим лишь внешний вид «божественного» оригинала.

Но, как уже говорилось ранее, Сети I и Рамзес II проводили раскопки в Осирионе и явно что-то там нашли из числа «божественных» предметов. И среди этих находок вполне мог оказаться урей – не муляж, а действительный предмет богов, сохранивший к тому же свои функциональные способности. И Рамзес II вполне мог научиться включать найденный «божественный» урей (как ранее Авраам научился включать «средство связи» с Яхве) и использовать его в битве при Кадеше. По крайней мере нам абсолютно ничего не мешает выдвинуть такую версию.

Вместе с уреем Рамзес II мог использовать и другие находки из числа «божественного хабара». Текст, как говорилось ранее, не просто так упоминает воздействие на хеттов, аналогичное воздействию «одежд Адама». Значит, у Рамзеса II могли быть и защитные одежды. Равно как могли быть и другие предметы, не попавшие в описание. На такую мысль наводит еще одно из изображений этого фараона в битве при Кадеше – на стене храма в Абу-Симбеле, на котором он замахивается над поверженными хеттами каким-то странным предметом, не похожим ни на плетку, ни на нож.

Рис. 149. Странный предмет в руке Рамзеса II (Абу-Симбел)

Какое бы конкретное «божественное» оружие ни использовал Рамзес II в битве при Кадеше, он таким образом «засветил» свою находку. И эта находка оказалась тем, что так долго искал Яхве!..

Именно на такое предположение наводят все дальнейшие события, которые заставляют думать, что Яхве пришел к выводу, что дальнейшее промедление для него смерти подобно. Этот предмет настолько был ему необходим, что далее Яхве действует, уже фактически не скрываясь и не задумываясь о возможных негативных последствиях того, что об этом узнает кто-то из его соперников-богов. Он явно вынужден был пойти ва-банк…

Будущая армия Яхве и ее духовный лидер

Но как Яхве мог заполучить то, что оказалось в руках фараона?..  Эта задача «в лоб» не решалась.

Рамзес II поклонялся Амону и другим старым богам. Более того – именно при Сети I и Рамзесе II начинает усиливаться поклонение Птаху, древнейшему из богов (что, судя по всему, связано как раз с их находками в ходе археологических работ). Вдобавок, по всем соображениям, Рамзес II должен был быть в курсе пагубности последствий религиозной реформы Эхнатона – времени прошло еще не так много, чтобы память об этих реформах стерлась бесследно. Поэтому Яхве (то есть как раз тому самому Атону – противнику старых богов) явно не приходилось рассчитывать на возможность сотрудничества с Рамзесом II. Надо было придумывать что-то иное…

Длительное противостояние с хеттами побуждало Рамсеса II перенести свою резиденцию поближе к театру военных действий. В качестве базы для военных походов на Ближний Восток ему больше всего подходила дельта Hила вместе с землей Гесем. Вдобавок этот фараон считал дельту Hила своим непосредственным родовым владением, так как его семья была родом из окрестностей Авариса (имя его отца, Сети I, этимологически связано с именем почитаемого в этом регионе бога Сета). Поэтому вполне логичным было решение Рамзеса II перебраться в дельту Hила и построить там новую столицу – город Пер-Рамзес (полное название Пи-Риа-масэ-са-Маи-Амана, «Дом Рамсеса, любимого Амоном»). В качестве места для строительства новой столицы был выбран участок в километре от расположения разоренного города Авариса, столицы гиксосов.

А как помнит внимательный читатель, именно здесь обитали евреи, переселившиеся в Египет во времена Иосифа. Евреи, которые, несмотря на влияние на них египетской культуры, все-таки сохраняли (хоть в какой-то части) завет своего предка Авраама и поклонялись Яхве!..

Рис. 150. Остатки статуи фараона в Пер-Рамзесе

Для осуществления грандиозных строительных планов Рамзесу нужны были рабочие, которых проще всего было набирать из местного населения – так евреи оказались вовлечены в тяжелый строительный труд, что нашло отражение и в Ветхом Завете.

«И поставили над ним [народом Израиля] начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов, [и Он, иначе Илиополь]… Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам и делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостью…» (Исход, глава 1).

Скептики, отвергающие историчность Исхода, часто ссылаются на якобы отсутствие упоминания соответствующих событий в египетских письменных источниках. Между тем приведенная цитата из Ветхого Завета находит свое вполне конкретное подтверждение в египетских документах. Так, скажем, в одном из отчетов, направленном официальным лицом во время правления Рамзеса II, содержатся следующие слова:

«Я повиновался приказу, изложенному в послании моего господина, в котором сказано: «Дай зерна солдатам-египтянам, а также дай зерно апуриу, которые доставляют камни для строительства великого города Па-Рамессу…». Я давал им зерно в каждом месяце, как повелел мой господин».

В другом историческом памятнике, относящемся к этой же эпохе, содержится похожая запись:

«Я повиновался приказу, изложенному в послании моего господина, в котором сказано: «Дай продукты питания солдатам, а также дай зерно аперу, которые доставляют камни для [храма] Ра [божества солнца] в Рамсесе, любимом Амоном, в южную часть Мемфиса»….»

«Апуриу» и «аперу» в упомянутых источниках это как раз те же «хабиру» («хапиру») – термин, которым называли евреев (но не они сами!), хотя он более характеризовал не их этническую принадлежность, а социальное положение чужеземцев и полупорабощенных наемных работников.

Кстати, это позволяет вполне определенно соотнести время Исхода именно с периодом правления Рамзеса II, а не какого-то иного фараона. Различные библеисты пытались датировать события Исхода временем правления самых разных фараонов – аж от Яхмоса I до Мернептаха, сменившего на троне Рамзеса II, и даже более поздних правителей Египта. Но именно правление Рамзеса II наиболее подходит для идентификации с событиями не только Исхода, но и завоевания «Земли Обетованной» Иисусом Навином, как мы покажем далее…

Рис. 151. Строительные работы (египетская фреска)

Но вернемся к евреям, работавшим на строительстве новой столицы и других городов поблизости, упомянутых в Ветхом Завете.

Именно на них Яхве решил сделать ставку – и не только в том, чтобы забрать у Рамзеса II необходимый «божественный хабар», но и в реализации дальнейших планов по свержению Баала. Он решил, что пришло время задействовать ту самую «потенциальную армию», основы которой он заложил еще перед отправкой Авраама в пещеру Махпела (см. ранее).

Однако для этого из «богоизбранного народа» в его текущем положении чернорабочих каким-то образом еще надо было создать действительно армию воинов, способную привести к реализации амбициозного плана Яхве. А это невозможно было сделать без лидера, который мог бы осуществить необходимую трансформацию «рыхлой массы» в сплоченную общей идеей и целью армию. Более того – нужен был такой лидер, которого Яхве мог бы посвятить в свои планы (пусть и частично – насколько это было целесообразно делать по отношению к «говорящей мартышке»). Говоря другими словами, нужно было доверенное лицо – помощник, на которого можно было бы опереться и посредством которого управлять этой «потенциальной армией».

Как показывает ход дальнейших событий, непосредственно в среде евреев, которым в дальнейшем предстояло совершить Исход, Яхве на этом этапе такого помощника не нашел. Не потому, что у евреев не было потенциального лидера – в дальнейшем на эту роль довольно быстро выдвинулся Иисус Навин (который не только возглавил будущее завоевание «Земли Обетованной», но и играл далеко не последнюю роль уже на первых этапах Исхода, хоть и оставался в тени Моисея – см. далее). Скорее всего, у Яхве просто не было возможности выявить такого лидера, а главное – выйти с ним на прямую связь. Ведь без связи с таким лидером-помощником ничего сделать было нельзя.

И это, кстати, попутно, приводит нас к заключению о том, что из всех возможных версий судьбы «средства связи», с помощью которого Авраам связывался с Яхве, наиболее вероятной является та, в соответствии с которой Авраам либо сдал это «средство связи» Мельхиседеку (или его преемнику), либо унес собой в могилу в пещере Махпела…

В общем, Яхве рассчитывать на это «средство связи» не мог. Других «божественных» предметов, обладающих аналогичной функцией связи (типа тфиллина и мезузы), у евреев еще не было, а потому у Яхве и не было возможности связаться с кем-то из «будущей армии». Пришлось идти «окольным путем» и привлекать лидера со стороны. Исполнять роль такого лидера и предводителя евреев пришлось Моисею (он же Моше в иудейской традиции и Муса в исламе).

Рис. 152. Моисей – духовный лидер евреев

Любопытно, что если внимательно присмотреться к текстам Ветхого Завета, то можно заметить одну странную деталь – Моисей никогда не идентифицирует себя с теми, кого он выводит из Египта!.. Он никогда не называет себя ни евреем, ни израильтянином. И никогда не использует по отношению к ним что-то из терминов типа «братья мои» или «соплеменники мои». Нет!.. Даже когда он обращается к Яхве, то называет евреев не «народ мой», а говорит «народ Твой», «те, кого Ты вывел из Египта» или «те, кого я вывел из Египта по воле Твоей». Моисей явно не идентифицирует себя с евреями!..

Более того, сам Яхве поступает точно также. Он никогда не говорит Моисею про евреев «народ твой» или «соплеменники твои». Нет!.. Он говорит «народ Мой», но никак не «народ Моисея»!..

Складывается вообще полное впечатление, что Моисей – не еврей…

Но Ветхий Завет вроде утверждает прямо противоположное.

«Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену из того же племени. Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его три месяца; но не могши долее скрывать его, взяла корзинку из тростника и осмолила ее асфальтом и смолою и, положив в нее младенца, поставила в тростнике у берега реки, а сестра его стала вдали наблюдать, что с ним будет.

И вышла дочь фараонова на реку мыться, а прислужницы ее ходили по берегу реки. Она увидела корзинку среди тростника и послала рабыню свою взять ее. Открыла и увидела младенца; и вот, дитя плачет [в корзинке]; и сжалилась над ним [дочь фараонова] и сказала: это из Еврейских детей.

И сказала сестра его дочери фараоновой: не сходить ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из Евреянок, чтоб она вскормила тебе младенца? Дочь фараонова сказала ей: сходи. Девица пошла и призвала мать младенца. Дочь фараонова сказала ей: возьми младенца сего и вскорми его мне; я дам тебе плату. Женщина взяла младенца и кормила его. И вырос младенец, и она привела его к дочери фараоновой, и он был у нее вместо сына, и нарекла имя ему: Моисей, потому что, говорила она, я из воды вынула его.

Спустя много времени, когда Моисей вырос, случилось, что он вышел к братьям своим [сынам Израилевым] и увидел тяжкие работы их; и увидел, что Египтянин бьет одного Еврея из братьев его, [сынов Израилевых]. Посмотрев туда и сюда и видя, что нет никого, он убил Египтянина и скрыл его в песке. И вышел он на другой день, и вот, два Еврея ссорятся; и сказал он обижающему: зачем ты бьешь ближнего твоего? А тот сказал: кто поставил тебя начальником и судьею над нами? не думаешь ли убить меня, как убил [вчера] Египтянина? Моисей испугался и сказал: верно, узнали об этом деле.

И услышал фараон об этом деле и хотел убить Моисея; но Моисей убежал от фараона и остановился в земле Мадиамской…» (Исход, глава 2).

Рис. 153. Дочь фараона достает корзинку с Моисеем из реки

Казалось бы, дается совершенно однозначное указание на то, что Моисей происходит из «племени Левиина». И более того – текст называет прямо Моисея одним из «сынов Израилевых». Но это лишь текст, а не сам Моисей. Это во-первых. А во-вторых, байка о младенце, опущенном в реку в корзине, является весьма типичной – ту же историю рассказывали, например, про знаменитого Саргона Великого, создателя Аккадской империи. В корзине по реке спускались и младенцы Рем и Ромул – легендарные основатели Рима…

Эту байку часто использовали в тех случаях, когда реальное происхождение кого-то было неизвестно, но нужно было придумать что-то, что обеспечило бы человеку «нужную» родословную (Саргону, например, нужно было приписать принадлежность к царскому роду, которой у него в реальности не было). Так что все указывает на то, что о происхождении Моисея мы в действительности ничего сказать не можем.

Более того – нет никаких реальных свидетелей истории с убийством египтянина (якобы вследствие попытки Моисея вступиться за еврея). Эту историю мадиамитяне могли услышать лишь от самого Моисея, который появился у них в пустыне один. А откуда он реально туда пришел и почему – не знает подлинно никто!..

И хотя при первой встрече Яхве говорит ему, что он «Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова», что подразумевает еврейское происхождение Моисея, но откуда Моисею было знать своего отца, если он воспитывался во дворце фараона и отца своего в глаза не видывал…

В дальнейшем, правда, появляется его брат Аарон, который по умолчанию считается евреем, но именно – по умолчанию!.. Тексты первоисточников о происхождении Аарона не говорят абсолютно ничего!.. А сам Аарон также дистанцируется от «богоизбранного народа» (в событиях у горы Синай – см. далее).

Так что каким бы парадоксальным ни казался такой вывод, но Моисей запросто может и не быть евреем.

Впрочем, как мы уже видели ранее, Яхве совершенно не беспокоил вопрос «чистоты крови». В данном случае ему нужен был лидер – и им стал Моисей вне зависимости от своего происхождения.

Впрочем, и нам без разницы – какое происхождение было у Моисея. Важен лишь тот факт, что выбор Яхве пал на него.

Но почему выбор Яхве пал именно на Моисея?..

Актуальность этого вопроса усиливается и тем, что Моисей (как выясняется из дальнейшего текста) даже не обладал даром красноречия, столь необходимым лидеру, и ему приходилось в этом прибегать к помощи Аарона.

Так почему же Яхве сделал столь странный выбор?..

Ответ на этот вопрос кроется в одной важной детали. Дело в том, что в тот момент, когда Яхве понадобился лидер и предводитель евреев, именно у Моисея в руках находился необходимый для этого «божественный» предмет.

«Посох» Моисея

Этим предметом был так называемый «посох» Моисея, который явно не был простой длинной палкой пастуха, поскольку обладал довольно странными свойствами. Хотя в Ветхом Завете эти свойства представлены так, что их трудно однозначно соотнести именно с самим «посохом» – буквально лишь в нескольких эпизодах Моисей задействует свой «посох», и каждый раз за этим маячит фигура самого Яхве. В результате производимый эффект можно списать не столько на свойства «посоха», сколько на действия Бога.

Скажем, это просматривается в эпизоде, когда уже после Исхода евреи подходят к Чермному морю (здесь мы вынуждены немного забегать вперед).

«И сказал Господь Моисею: … подними жезл твой и простри руку твою на море, и раздели его, и пройдут сыны Израилевы среди моря по суше… И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону… И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место…» (Исход, глава 14).

Здесь «посох» (он же «жезл» по тексту), как будто вообще не играет особой роли, а все делает Яхве. Правда, несколько позже – в следующем эпизоде с «посохом» – информация несколько корректируется.

«И двинулось все общество сынов Израилевых из пустыни Син в путь свой, по повелению Господню, и расположилось станом в Рефидиме, и не было воды пить народу…

И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою некоторых из старейшин Израильских, и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских» (Исход, глава 17).

В данном тексте почему-то говорится о том, что Моисей ранее «ударял посохом» по воде. Между тем ни о каком ударе «посоха» по воде при форсировании Чермного моря нет ни слова – Моисей там лишь простирает над водой руку с «посохом», а это все-таки несколько иное действие, нежели удар. Но возможно, что здесь лишь неточности перевода.

Как бы то ни было, удар простой палкой каменную скалу не расколет и выход для родника не пробьет. И либо тут тоже Яхве помог (по крайней мере, такое возможно по тексту), либо «посох» не был просто палкой…

Рис. 154. Моисей иссекающий воду из скалы (Рафаэль Санти)

Чуть позже в Ветхом Завете следует текст о еще одном использовании «посоха» Моисеем.

«И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме.

Моисей сказал Иисусу: выбери нам мужей [сильных] и пойди, сразись с Амаликитянами; завтра я стану на вершине холма, и жезл Божий будет в руке моей.

И сделал Иисус, как сказал ему Моисей, и [пошел] сразиться с Амаликитянами; а Моисей и Аарон и Ор взошли на вершину холма. И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик; но руки Моисеевы отяжелели, и тогда взяли камень и подложили под него, и он сел на нем, Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной, а другой с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца.

И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча» (Исход, глава 17).

В данном случае Яхве уже не принимает в событиях никакого участия, и именно «посох» в руках Моисея оказывает основное воздействие на сражающихся. Можно, конечно, рассуждать о некоей «моральной поддержке», которую Моисей оказывал на евреев, стоя над местом битвы на скале, но для этого все время держать руки поднятыми не было необходимости. Да и на амаликитян три странные фигуры на скале никак бы не повлияли. Так что можно предположить, что «посох» был способен оказывать какое-то психологическое и/или некое «экстрасенсорное» воздействие на людей.

И в этом «посох» Моисея имеет определенное сходство с теми «скипетрами» в руках египетских богов, которыми боги также оказывали какое-то воздействие на людей (см. ранее). И возможно, поэтому Ветхий Завет в упомянутых выше эпизодах именует предмет в руках Моисея именно «жезлом», а не просто посохом.

Но такое свойство «посоха» как раз могло весьма и весьма пригодиться как будущему лидеру будущей армии, так и тому, кому Яхве мог бы поручить добыть у фараона необходимое ему «божественное оружие». Евреи не пошли бы за каким-то незнакомцем, пришедшим неизвестно откуда из пустыни. Но повести их за собой мог как раз человек, который обладал бы подобным «божественным» предметом.

Так что Яхве ориентировался вовсе не на личность Моисея или его способности, а только на то, что именно у Моисея по стечению обстоятельств оказался в руках предмет с полезными для реализации планов Яхве свойствами.

Рис. 155. Аарон и Ор поддерживают руки Моисея

Но каким образом столь важный «посох» оказался у Моисея?..

Ветхий Завет не уделяет этому вопрос вообще никакого внимания. Однако другие источники куда более разговорчивы. Причем версия, высказываемая по этому поводу в мусульманской традиции, совпадает с тем, что можно найти в Торе. И ту же самую версию мы услышали у самаритян, когда брали интервью у Хранителя музея и у Великого Коэна (то есть Первосвященника) в ходе экспедиции по Израилю в 2010 году.

Согласно всем этим источникам, Моисей не сделал себе посох из ветки какого-то дерева или кустарника, а получил в уже готовом виде от своего тестя (то есть отца жены) по имени Итро (Иофор в Ветхом Завете). Итро же, как выясняется, был человеком далеко не простым.

Вот, что говорит по этому поводу один из еврейских источников.

Некогда Итро занимал должность советника египетского фараона и, в отличие от других советников, предлагал фараону относиться к евреям терпимо. Убедившись, что его совет не принят, он оставил свою должность при царском дворе, покинул Египет и поселился в Медиане. Вскоре он стал там главным жрецом.

Однако в некий момент (по неясным причинам) Итро проникся центральной идеей монотеизма – идеей единого Бога – и объявил народу, что не сможет быть больше жрецом. Слова Итро ошеломили народ. Все отвернулись от него и его семьи. Даже пастухи, пасшие его стада, покинули Итро, и некому было выводить скот на пастбище, кроме как его дочерям. Когда же дочери Итро приводили скот к источнику, пастухи отгоняли их – и они вынуждены были ждать, пока все остальные напоят свои стада.

Однажды дочери Итро встретили у источника чужестранца. Его вполне можно было принять за египтянина. И хотя египтяне слыли людьми не очень благородными и вежливыми, этот «египтянин» помог им напоить скот – и в тот день они рано вернулись домой. Удивленному отцу они рассказали, что «египтянин» помог им и защитил их от пастухов и что вода сама поднималась навстречу этому человеку. И тогда Итро «понял», что этот «египтянин» происходит из рода Яакова. Он послал дочерей за пришельцем, и вскоре они возвратились вместе с ним. Это был Моше (то есть Моисей). Итро и Моше понравились друг другу, и Моше был рад найти пристанище в доме Итро.

Рис. 156. Хранитель музея и Великий Коэн самаритян

Упоминание «рода Яакова» (он же Иаков в христианской традиции) в этой истории не случайно. Дело в том, что именно с Яаковым связан тот отрывок в Торе, в котором мы вновь видим «посох», творящий «чудеса».

«В недельной главе «Ваишлах» наш праотец Яаков рассказывает: «С моим посохом перешел я этот Иордан». Раши поясняет: «Он опустил свой посох в Иордан, и воды реки расступились». То есть Яаков тоже сделал чудо с помощью посоха» (Бенцион Ласкин, Недельная глава «Шмот»).

Таким образом получается, что воздействие «посохом» на большой массив воды имело место задолго до рождения Моисея. И это не случайно, поскольку «посох» имел «божественное» происхождение и имел длинную историю. Вот, что пишет об этом, скажем, Бенцион Ласкин:

«На самом же деле все началось еще раньше. В Мишне говорится (Пиркей авот), что посох был создан на исходе шестого дня Творения – в сумерки, перед самым началом первой в истории человечества Субботы. Мидраш добавляет, что когда первый человек был изгнан из рая, то он взял с собой посох. Затем этот посох передавался из поколения в поколение, пока не достался Ноаху, который отдал его своему сыну Шему. От того посох перешел к Аврааму, Ицхаку и Яакову. Яаков принес его в Египет и передал Йосефу. После смерти Йосефа посох каким-то образом оказался у Итро (возможно, после смерти Йосефа фараон раздал его имущество, и Итро, как наиболее духовный человек из всех советников фараона, получил посох). Когда Итро, покинув Египет, поселился в Мидьяне, он воткнул посох в землю в своем саду, но потом никак не мог вытащить его из земли. У Итро была дочь по имени Ципора, которая была очень хороша собой: как говорит Раши, «все признавали ее красоту». Так что в Мидьяне многие герои хотели взять ее в жены. Каждого, кто приходил просить руки дочери, Итро подвергал испытанию, говоря: «Если ты сможешь вытащить этот посох, то получишь мою дочь». Однако все попытки женихов не увенчались успехом. А потом пришел Моше и вынул посох из земли (и женился на Ципоре)».

Несколько иной вариант (который не принципиально отличается от приведенного выше) дает еврейская Агада:

«Посох этот, предуготованный в сумерки шестого дня творения, был дан господом Адаму в раю, от Адама перешел к Ханоху, от Ханоха к Симу, потом переходил по наследству к Аврааму, к Ицхаку, к Яакову и, наконец, к Йосефу. После смерти Йосефа посох был взят фараоном к себе. Итро, бывший одним из волхвов египетских, смутно чувствуя чудесную силу этого посоха, выпросил его у фараона и посадил среди деревьев в своем саду. Однако невидимая рука не давала ему подойти близко к посоху. Когда явился Моисей, увидел посох и прочитал начертанные на нем письмена, он протянул руку и беспрепятственно взял его себе. Видя это, Итро понял, что Моисею суждено освободить народ израильский, и дал ему в жены дочь свою Ципору».

Рис. 157. Моисей и дочери Итро у колодца

Во всех этих вариантах присутствуют два важных момента. Во-первых, посох имеет «божественное» происхождение и ведет свою историю «со времен Адама», то есть это предмет древних богов. А во-вторых, Итро был египетским жрецом!..

Однако версия, изложенная в приведенных цитатах, имеет и несколько весьма сомнительных моментов.

Во-первых, момент, когда «посох» попадает от Иосифа к фараону. Если учесть весьма бережное отношение евреев к своим святыням, то вряд ли просто так они передали бы подобную вещь в руки египетского фараона. Во-вторых, переход «посоха» от фараона к Итро – отдача его фараоном какому-то священнику «из чужаков» просто так тоже вызывает очень большие сомнения. И в-третьих, никто из перечисляемых предыдущих владельцев «посоха» не задействует его «божественные» возможности – даже Авраам, который уж точно не преминул бы это сделать. И история с Иаковым тут не в счет – она явно «притянута за уши». Иаков ни разу не выходит на прямую связь с Яхве и вообще не совершает ничего выдающегося (эпизод «борьбы с Ангелом», когда Иаков находился в состоянии полудремы, тоже нельзя рассматривать всерьез), а для перехода одному человеку через Иордан (где-нибудь вброд) не требуется раздвигать воды реки – это же не целая армия Иисуса Навина. Все это указывает на то, что, скорее всего, до Моисея никто из праотцев евреев «посохом» реально не владел, и у этого предмета совсем другая предыстория.

Если же учесть сходство «посоха» Моисея со «скипетрами» египетских богов, то можно сформулировать и совсем иную версию, которая выглядит значительно более реалистичной.

То, что Итро отдал Моисею, было реальным «скипетром» кого-то из египетских богов. Этот «скипетр» долгое время хранился в каком-то из храмов, а во времена реформы Эхнатона попал к этому фараону, который (согласно озвученной ранее версии) по поручению Яхве-Атона стремился собрать все доступные «божественные» предметы. Эхнатон же активно привлекал к государственной и иной службе «немху» – в том числе и выходцев из не египтян. К тому же вряд ли кто-то из жрецов традиционных древних египетских богов согласился бы с готовностью служить новому заштатному богу. Так что у Итро – мадианитянского князя (!) и «немху» для египтян – имелись все шансы стать священником Атона и получить доступ к хранилищу соответствующего храма, а соответственно и к «посоху»-«скипетру».

Когда же реформы Энатона были свернуты, Итро предпочел удалиться в пустыню к своему племени, прихватив попутно и «посох». Яхве же, судя по всему, был в курсе этого. А возможно, и сам санкционировал вынос «посоха» из храма – дабы сохранить контроль над важным предметом.

Однако к моменту, когда Яхве понадобился лидер для евреев, Итро уже состарился и для дела не годился. Наследников мужского пола у него не было – только дочери, так что Итро предпочел отдать «посох» на сохранение своему зятю Моисею. Вот таким образом Моисей и оказался владельцем «посоха» в ключевой момент истории, что кардинально изменило и его личную судьбу…

Первый контакт Яхве с Моисеем

Итак, до поры до времени Моисей вел жизнь обычного пастуха. Итро, правда, уже вручил ему странный «посох», который явно отличался от обычного пастушечьего посоха. Возможно, на нем даже были какие-то непонятные Моисею письмена, но все-таки подарок тестя был пока лишь красивым, но малопрактичным «сувениром».

И вот когда Моисей пас стадо тестя у горы Хорив (она же гора Синай), Яхве вышел с ним на связь, для чего устроил небольшое огненное шоу, которое не могло не привлечь внимания Моисея.

«Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского. Однажды провел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву. И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает. Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает…» (Исход, глава 3).

Рис. 158. Огненное шоу для Моисея

Огорошив Моисея тем, что с ним говорит не просто кто-то, а реальный Бог, Яхве с ходу делает ему предложение (которое в Ветхом Завете сформулировано в виде не предложения, а указания) – стать во главе евреев, вывести их из Египта и повести на завоевание плодородной и изобильной «Земли Обетованной».

Предложение весьма заманчивое, ведь у Моисея выбор совсем не велик – либо так и оставаться просто пастухом стада тестя в голодной пустынной местности, либо встать во главе целого народа, заручившись при этом покровительством всемогущего существа, и ни в чем более не нуждаться. Придется, правда, немного рискнуть на начальном этапе, но без риска нечего и думать о каких-либо существенных переменах в своей судьбе. К тому же жизнь в то время итак была весьма непростой, и любой человек постоянно подвергался какому-нибудь риску. Поэтому если Моисей и не сразу соглашается, то явно не потому, что боится рискнуть, а лишь потому, что сомневается в успехе столь нетривиального мероприятия. И прежде всего в том, что ему удастся стать лидером евреев, для которых он никто.

«И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?

Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий [Иегова] послал меня к вам.

И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род. Пойди, собери старейшин [сынов] Израилевых и скажи им: Господь, Бог отцов ваших, явился мне, Бог Авраама, [Бог] Исаака и [Бог] Иакова, и сказал: Я посетил вас и увидел, что делается с вами в Египте. И сказал: Я выведу вас от угнетения Египетского в землю Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, [Гергесеев,] Евеев и Иевусеев, в землю, где течет молоко и мед. И они послушают голоса твоего…» (Исход, глава 3).

Часто эту часть текста трактуют так, что Бог, дескать, оказал величайшее доверие и милость Моисею, назвав ему свое «имя». Однако это «имя» – Яхве (он же Иегова) – дается здесь практически в прямом переводе «Я есмь Сущий», то есть фактически Бог говорит лишь то, что он существует на самом деле (а не является порождением в голове Моисея), не называя никакого реального имени.

Смысл этой части текста в итоге сводится к тому, что Моисею даются полномочия разговаривать с евреями и их старейшинами непосредственно от лица Бога, которому они поклоняются. Не более, но и не менее того…

Рис. 159. Бог дает поручение Моисею

Однако любые слова – это всего лишь слова. А к словам (тем более к словам претендента на звание лидера и вождя) требуется некое более весомое дополнительное подкрепление. Это понимает и Моисей, и Яхве, который раскрывает Моисею возможности «посоха», доставшегося тому от Итро.

«И отвечал Моисей и сказал: а если они не поверят мне и не послушают голоса моего и скажут: не явился тебе Господь? [что сказать им?]

И сказал ему Господь: что это в руке у тебя? Он отвечал: жезл. Господь сказал: брось его на землю. Он бросил его на землю, и жезл превратился в змея, и Моисей побежал от него. И сказал Господь Моисею: простри руку твою и возьми его за хвост. Он простер руку свою, и взял его [за хвост]; и он стал жезлом в руке его. Это для того, чтобы поверили [тебе], что явился тебе Господь, Бог отцов их, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова.

Еще сказал ему Господь: положи руку твою к себе в пазуху. И он положил руку свою к себе в пазуху, вынул ее [из пазухи своей], и вот, рука его побелела от проказы, как снег. [Еще] сказал [ему Господь]: положи опять руку твою к себе в пазуху. И он положил руку свою к себе в пазуху; и вынул ее из пазухи своей, и вот, она опять стала такою же, как тело его.

Если они не поверят тебе и не послушают голоса первого знамения, то поверят голосу знамения другого; если же не поверят и двум сим знамениям и не послушают голоса твоего, то возьми воды из реки и вылей на сушу; и вода, взятая из реки, сделается кровью на суше» (Исход, глава 4).

Что реально скрывается за «фокусом со змеей», сложно определить. Но он определенно наводит на сравнение со «скипетром» бога Тота, который изображен на одной из фресок в храме Сети I. «Скипетр» Тота изображен в виде двух длинных стеблей лотоса, на которых вверху расположились две кобры в коронах Верхнего и Нижнего Египта. Подобная параллель в очередной раз косвенно подкрепляет версию, что Итро вынес из храма именно «скипетр» кого-то из египетских богов.

Рис. 160. «Скипетр» египетского бога Тота

Если же мы вспомним, что «посох» Моисея был способен оказывать какое-то мощное психологическое воздействие на людей, то «фокус со змеей» может быть как раз демонстрацией именно этой способности «посоха» – непосвященным зрителям он действительно мог показаться живой змеей. А при включенном таком «посохе» нетрудно соорудить и «фокус с прокаженной рукой», который также может быть всего лишь сильным внушением (с помощью «посоха»). Ну, а в дополнение Яхве предлагает Моисею использовать и трюк с подкрашиванием воды, для чего достаточно щепотки красителя и небольшой ловкости рук. Этих трех фокусов (в совокупности с другими возможностями «посоха») вполне должно было хватить для того, чтобы убедить евреев в полномочиях Моисея как посланца Яхве.

В довершение всего Бог обещает Моисею личное участие в подкреплении его авторитета в глазах евреев – Яхве обещает в дальнейшем сотворить некое «знамение» на горе Хорив (то есть Синай) перед выведенными  из Египта евреями в подтверждение того, что Бог выбрал именно Моисея в качестве их лидера и вождя.

Оставалась лишь одна проблема – Моисей был весьма косноязычен, а будущему лидеру и вождю требовалось быть не просто «говорливым», а обладать даром красноречия. Так что Яхве пришлось привлекать и второго помощника – Аарона.

«И сказал Моисей Господу: о, Господи! человек я не речистый, и таков был и вчера и третьего дня, и когда Ты начал говорить с рабом Твоим: я тяжело говорю и косноязычен.

Господь сказал [Моисею]: …разве нет у тебя Аарона брата, Левитянина? Я знаю, что он может говорить [вместо тебя], и вот, он выйдет навстречу тебе, и, увидев тебя, возрадуется в сердце своем; ты будешь ему говорить и влагать слова [Мои] в уста его, а Я буду при устах твоих и при устах его и буду учить вас, что вам делать; и будет говорить он вместо тебя к народу; итак он будет твоими устами, а ты будешь ему вместо Бога; и жезл сей [который был обращен в змея] возьми в руку твою: им ты будешь творить знамения» (Исход, глава 4).

Рис. 161. Аарон и Моисей

Помимо этого Яхве сразу ставит перед Моисеем и целый ряд конкретных ближайших задач.

«…и пойдешь ты и старейшины Израилевы к [фараону] царю Египетскому, и скажете ему: Господь, Бог Евреев, призвал нас; итак отпусти нас в пустыню, на три дня пути, чтобы принести жертву Господу, Богу нашему.

Но Я знаю, что [фараон] царь Египетский не позволит вам идти, если не принудить его рукою крепкою; и простру руку Мою и поражу Египет всеми чудесами Моими, которые сделаю среди его; и после того он отпустит вас.

И дам народу сему милость в глазах Египтян; и когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками: каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберете Египтян» (Исход, глава 3).

Удивительно, как легко Ветхий Завет описывает крупномасштабную обманную аферу, которую поручается провернуть евреям во главе с Моисеем!..

Во-первых, Моисей не должен раскрывать фараону планов по уводу евреев из Египта. Вместо этого Яхве предлагает откровенно обмануть фараона и получить его согласие лишь на их временную (!) отлучку якобы для того, чтобы где-то в пустыне в отдалении от городов (в трех днях пути) они могли совершить некий религиозный ритуал – «принести жертву». «Три дня пути» возникает здесь не просто так – это хорошая фора по времени для груженных скарбом евреев перед египетской погоней, которая неизбежно возникнет, когда вскроется обман.

Во-вторых, евреи должны обокрасть египтян, для чего евреи должны выпросить у соседей-египтян как можно больше изделий из серебра и золота опять же якобы на время (это уточняется в дальнейшем тексте). Эти серебряные и золотые изделия позднее пойдут на изготовление Ковчега Завета и различной утвари для Скинии (см. далее), а потому их кража у египтян составляет важную часть плана Яхве.

Есть еще и в-третьих, но оно скрыто за скупостью текста Ветхого Завета. Для того, чтобы выявить это «в-третьих», нужно задаться простым вопросом – а зачем ставить в известность фараона об уходе евреев якобы на исполнение ритуала, и получать его личное разрешение? Ведь проще было просто уйти «по-тихому», при необходимости распустив перед уходом слух о «временной отлучке для жертвоприношения».

Но такой вариант никак не подходил Яхве, поскольку ему требовалось забрать у Рамзеса II то оружие, которое он использовал в битве при Кадеше. А это без визита к фараону никак сделать было нельзя. Забрать же у него «божественный» предмет можно было как раз под предлогом того, что это предмет якобы необходим для соблюдения требований ритуала при жертвоприношении, для которого евреи якобы должны удалиться глубоко в пустыню. Поэтому-то и нельзя было обойтись простым бегством, а понадобилась целая «легенда прикрытия», разработанная до мельчайших деталей.

Если же ориентироваться на подробности описания Исхода, то именно это оружие и было главной целью Яхве на данном этапе. И он прекрасно понимал, что просто так Рамзес II согласия расстаться с «божественным» предметом (даже на несколько дней) не даст, о чем и предупреждал заранее Моисея…

«Казни египетские»

После недолгих колебаний Моисей согласился взяться за предложенную ему роль представителя Яхве и предводителя «богоизбранного народа». Поставив в какой-то степени в известность о своих планах Итро, он забрал жену и детей и отправился в Египет воплощать в жизнь план Яхве.

Судя по всему, Аарон, которому Моисей предложил стать соучастником в реализации далеко идущего и многообещающего плана, воспринял предложение довольно легко. Не сложным оказалось и Моисею с Аароном убедить евреев с их старейшинами в том, что за ними стоит столь могущественный покровитель. А вот с фараоном, как и предвидел Яхве, все оказалось существенно труднее. По крайней мере этой проблеме в Ветхом Завете и других первоисточниках посвящено весьма немало текста.

Но сначала к фараону нужно было еще попасть – далеко не каждого ведь пускали к столь занятой и столь величественной персоне. И для этого Моисей должен был доказать свою значимость уже не евреям, а многочисленным царедворцам. Поскольку же он выступал в роли представителя бога евреев, от него требовалось продемонстрировать, что за его спиной действительно стоит могущественная и именно «божественная» сила. И тут в очередной раз ему пригодилось знание функционала «посоха», в которое его посвятил Яхве.

Поскольку же Моисей, как указывалось ранее, не отличался речистостью, его везде приходилось сопровождать Аарону, на которого и легла роль главного переговорщика. Вот почему в соответствующих эпизодах Ветхого Завета «посох» Моисея оказывается как будто бы еще одним «посохом» – «посохом» Аарона.

«И бросил Аарон посох свой перед фараоном и перед рабами его, и сделался посох змеем. И призвал фараон мудрецов [Египетских] и чародеев; и эти волхвы Египетские сделали то же своими чарами: каждый из них бросил свой жезл, и они сделались змеями, но жезл Ааронов поглотил их жезлы» (Исход, глава 7).

В каббалистической традиции, правда, «посохи» «превращались» не в змей, а в крокодилов, но суть от этого не меняется – Моисей и Аарон таким способом подтвердили свои «полномочия» и получили возможность для начала переговоров с фараоном.

Рис. 162. «Посох» Аарона превращается в змею

Далее наступает длительный (если доверять тексту первоисточников) период переговоров с фараоном, который сопровождается целым рядом угрожающих действий и событий, известных под названием «казней египетских».

Тема этих «казней» является источником уже очень долгих и весьма широких споров между сторонниками религиозных текстов и скептиками. Одни видят за ними реальные события, за которыми стоит воля Бога, другие – только откровенную выдумку или в лучшем случае стихийные природные явления. И весомых аргументов хватает как у одних, так и у других.

Если же абстрагироваться от обеих крайностей, то легко можно увидеть, что в описании «казней» мы имеем явную мешанину, в которой хватает как реальных событий, так и искаженной информации об этих реальных событиях и даже откровенных выдумок.

Скажем, достаточно очевидно, что и град, и нашествие саранчи, и даже мор скота вполне могли случиться сами по себе (точнее – по вполне естественным причинам) и не иметь никакого отношения к переговорам Моисея и Аарона с фараоном. Ведь о конкретном содержании этих переговоров евреи реально ничего не знали. Все это они «знали» лишь со слов Моисея и Аарона, которые могли поэтому приписать воздействию Яхве все, что угодно – даже обычный град и нашествие саранчи.

Есть и откровенные противоречия. Так в одном эпизоде «казней» якобы вымирает «весь скот египетский». И буквально чуть позже описывается очередная «казнь», в ходе которой «побил град по всей земле Египетской все, что было в поле, от человека до скота». Спрашивается, какой «скот» мог побить град, если скот весь вымер еще в ходе предыдущей «казни»?..

В спорах о подобных несуразностях сторонники и скептики историчности описаний «казней» упускают гораздо более важные детали. В частности – истинное содержание переговоров Моисея и Аарона с фараоном.

Ни Яхве, ни Моисею, ни Аарону было совсем не нужно, чтобы евреи узнали, что все проволочки только из-за какой-то «железяки» (пусть и «божественной»), которую фараон никак не хочет отдать. Узнай это, евреи, изнывающие от тяжелой доли, давно бы бросили все и ушли – по крайней мере, какая-то часть из них попыталась бы это сделать, и этим сорвала бы все планы Яхве. Так что Моисею с Аароном приходилось все это время всеми доступными способами «пудрить мозги» не только фараону, но и евреям.

Любопытно, что фараон в некоторый момент все-таки почувствовал предстоящий обман – когда согласился на проведение евреями выпрашиваемого обряда жертвоприношения (и возможно, был даже готов для этого временно отдать требуемый «божественный» предмет), но захотел иметь все-таки определенные гарантии возврата в виде заложников – членов еврейских семей:

«[Фараон] сказал им: пусть будет так, Господь с вами! я готов отпустить вас: но зачем с детьми? видите, у вас худое намерение! Нет: пойдите одни мужчины и совершите служение Господу, так как вы сего просили. И выгнали их от фараона» (Исход, глава 10).

Рис. 163. Моисей и Аарон перед фараоном

Но без «божественного оружия», которым обладал Рамзес II, Яхве не мог запустить нужное оборудование, а следовательно не мог и реализовать свои планы, так что Моисей с Аароном вынуждены были продолжать переговоры с фараоном.

Впрочем, строго говоря, мы не можем быть уверенными не только в реальности «казней» и причастности к ним Яхве, но и в заявляемой в первоисточниках многоэтапности и сложности переговоров – Моисей и Аарон могли заявлять евреям, что отправляются к фараону, а сами вместо этого для отвода глаз лишь тусоваться где-нибудь во дворце между многочисленными царедворцами, не встречаясь реально с фараоном и ожидая удобного момента. Ведь им нужно было только дождаться возможности остаться с фараоном с глазу на глаз без свидетелей – тогда они смогли бы задействовать возможности «посоха» и внушить фараону мысль о необходимости отдать им вожделенный «божественный» предмет. И судя по всему, в конце концов именно так им и удалось добиться своего, а вовсе не с помощью самой эффектной «десятой казни», в ходе которой якобы «ангелом» были уничтожены все первенцы в земле египетской…

Кульминация Исхода

На то, что в реальности никакой «десятой казни» не было, косвенно указывает то, что к самому моменту Исхода евреев начали готовить заранее, а вся подготовка слишком уж походит на тщательно спланированную и продуманную операцию. Такую операцию было бессмысленно готовить, если бы ставка была на очередную «казнь», ведь фараон уже многократно в ответ на «казни» вместо согласия отдать «божественный» предмет и отпустить евреев лишь еще больше «ожесточался на них». И делать ставку на то, что он изменит свою позицию именно в результате «десятой казни» не было никаких оснований. Скорее всего Моисей с Аароном просто просчитали, что в конкретный день будет удобный момент для реализации их плана по контакту с фараоном без свидетелей (и задействованию возможностей «посоха»).

Рис. 164. Моисей и Аарон призывают Яхве к свершению «казней египетских»

Как только стал ясен «день Х», евреям напомнили, что они должны будут готовы вынести с собой (то есть просто украсть) как можно больше золота и серебра:

«И сказал Господь Моисею: еще одну казнь Я наведу на фараона и на Египтян; после того он отпустит вас отсюда; когда же он будет отпускать [вас], с поспешностью будет гнать вас отсюда; внуши народу [тайно], чтобы каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей выпросили вещей серебряных и вещей золотых [и одежд]…» (Исход, глава 11).

Непосредственная же подготовка к заветному моменту началась аж за две недели до него:

«И сказал Господь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: месяц сей да будет у вас началом месяцев, первым да будет он у вас между месяцами года.

Скажите всему обществу [сынов] Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство; а если семейство так мало, что не съест агнца, то пусть возьмет с соседом своим, ближайшим к дому своему, по числу душ: по той мере, сколько каждый съест, расчислитесь на агнца. Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец, или от коз, и пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером, и пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его; пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его; не ешьте от него недопеченного, или сваренного в воде, но ешьте испеченное на огне, голову с ногами и внутренностями; не оставляйте от него до утра [и кости его не сокрушайте], но оставшееся от него до утра сожгите на огне. Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это – Пасха Господня» (Исход, глава 12).

Можно легко заметить, что текст содержит указание быть в нужный момент полностью готовыми к длительному пешему переходу, непосредственно перед которым необходимо подкрепиться – причем так, чтобы избежать непредвиденных остановок и задержек из-за расстройства кишечника, что отражено в требованиях к последней перед Исходом трапезе. Аналогичное предусмотрительное требование к питанию в дороге отражено в следующем тексте:

«Наблюдайте опресноки, ибо в сей самый день Я вывел ополчения ваши из земли Египетской, и наблюдайте день сей в роды ваши, как установление вечное. С четырнадцатого дня первого месяца, с вечера ешьте пресный хлеб до вечера двадцать первого дня того же месяца; семь дней не должно быть закваски в домах ваших…» (Исход, глава 12).

Говоря другими словами, евреи должны были быть готовыми целую неделю питаться только теми запасами, которые возьмут с собой, – времени на готовку чего-то свежего в дороге у них просто не будет…

Рис. 165. Десятая казнь египетская

Далее следует душещипательное описание «десятой казни».

«И созвал Моисей всех старейшин [сынов] Израилевых и сказал им: выберите и возьмите себе агнцев по семействам вашим и заколите пасху; и возьмите пучок иссопа, и обмочите в кровь, которая в сосуде, и помажьте перекладину и оба косяка дверей кровью, которая в сосуде; а вы никто не выходите за двери дома своего до утра. И пойдет Господь поражать Египет, и увидит кровь на перекладине и на обоих косяках, и пройдет Господь мимо дверей, и не попустит губителю войти в домы ваши для поражения…

И пошли сыны Израилевы и сделали: как повелел Господь Моисею и Аарону, так и сделали. В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота. И встал фараон ночью сам и все рабы его и весь Египет; и сделался великий вопль [во всей земле] Египетской, ибо не было дома, где не было бы мертвеца. И призвал [фараон] Моисея и Аарона ночью и сказал [им]: встаньте, выйдите из среды народа моего, как вы, так и сыны Израилевы, и пойдите, совершите служение Господу [Богу вашему], как говорили вы…

И понуждали Египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем.

И отправились сыны Израилевы из Раамсеса в Сокхоф…» (Исход, глава 12).

Рис. 166. Ангела останавливает защитный знак кровью на дверях еврейского дома

Любопытно, что детали самого этого описания прекрасно соотносятся с версией, что никакого истребления первенцев в реальности не было.

До сигнала на бегство евреям было приказано сидеть дома, поэтому увидеть, что происходит в городе они никак не могли. А после сигнала их задачей было как можно быстрее удалиться в пустыню, так что им было не до общения с соседями. В то же время при описании Исхода в текстах первоисточниках нет никаких упоминаний о трупах первенцев – людей или хотя бы животных – на улицах, что весьма странно для столь массовой резни, которая фигурирует в описании «десятой казни». Так что вся информация о некоем «ангеле, уничтожающем первенцев» могла исходить опять-таки только от Моисея с Аароном, которым подобная байка была банально выгодна, поскольку поднимала их собственный статус якобы наличием подобной всемогущей поддержки.

Более того, эта байка также служила хорошим способом предотвращения возникновения у евреев желания вернуться назад после Исхода. Они понимали, что египтяне, якобы потерявшие всех своих первенцев, не будут мирно встречать возвращающихся евреев. Так что эта «псевдо-казнь» отрезала им путь назад. Как говорится, сжигала все мосты…

Кровь на перекладинах и косяках дверей, которую евреи нанесли в своих домах, также могла работать на общий план – верующие в своих богов (а потому и суеверные) египтяне должны были посчитать эту кровь частью какого-то чуждого им (а потому и опасного для них) ритуала. Это должно было не только предотвратить нежелательные визиты к евреям соседей-египтян во время якобы «десятой казни», но и оттянуть момент, когда египтяне узнают о бегстве евреев.

Вдобавок, египтяне, которые были в курсе желания евреев будто бы провести жертвоприношение в далекой пустыне, могли счесть это началом опять же незнакомого им ритуала этого жертвоприношения, а потому спокойно отнеслись на первых порах к обнаруженному отсутствию евреев в городе. В итоге это давало евреям дополнительную фору по времени, чтобы уйти как можно дальше.

В довершение всего, чтобы максимально выиграть время и запутать египтян, Яхве повел евреев не наиболее короткой дорогой, ведущей в «Землю Обетованную», а увел их в пустыню. А чтобы они не заблудились там, он сам и/или его помощники–«ангелы» (скорее всего на летательных аппаратах) выступили в роли проводников.

«Когда же фараон отпустил народ, Бог не повел его по дороге земли Филистимской, потому что она близка; ибо сказал Бог: чтобы не раскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет. И обвел Бог народ дорогою пустынною к Чермному морю. И вышли сыны Израилевы вооруженные из земли Египетской…

Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица [всего] народа» (Исход, глава 13).

Рис. 167. Столб облачный днем и огненный ночью

Подобное сопровождение не только вселяло дополнительный энтузиазм в сбежавших евреев, а также укрепляло их доверие к назначенному лидеру (Моисею) и веру в Бога, но и позволяло Яхве с помощниками оперативно среагировать на неизбежную погоню.

Погоня в пустыне и переход через море

Рано или поздно неведение египтян должно было закончиться, и они должны были понять, что их банально обокрали – евреи ушли вовсе не на какое-то разовое мероприятие, а сбежали со всем «взятым на время» серебром и золотом. Вдобавок, и фараон должен был отойти от воздействия «посоха» Моисея и обнаружить, что у него украли «божественное оружие». Все это – куда более весомые причины для погони египтян за сбежавшими евреями, нежели «ожесточение сердца фараона», которое выдвигается в качестве причины такой погони Ветхим Заветом.

«И возвещено было царю Египетскому, что народ бежал; и обратилось сердце фараона и рабов его против народа сего, и они сказали: что это мы сделали? зачем отпустили Израильтян, чтобы они не работали нам?

[Фараон] запряг колесницу свою и народ свой взял с собою; и взял шестьсот колесниц отборных и все колесницы Египетские, и начальников над всеми ими. И ожесточил Господь сердце фараона, царя Египетского [и рабов его], и он погнался за сынами Израилевыми… И погнались за ними Египтяне, и все кони с колесницами фараона, и всадники, и все войско его…» (Исход, глава 14).

Египетская колесница настигла евреев на берегу Чермного (как считается – Красного) моря. И если бы евреи были предоставлены сами себе, их гибели (вместе с планами Яхве) было бы не избежать. Поэтому тут Яхве вынужден был вмешаться в события и задействовать свою мощь. Он пошел не просто ва-банк, но и в открытую…

«И двинулся Ангел Божий, шедший пред станом [сынов] Израилевых, и пошел позади их; двинулся и столп облачный от лица их и стал позади их; и вошел в средину между станом Египетским и между станом [сынов] Израилевых, и был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других, и не сблизились одни с другими во всю ночь.

И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону.

Погнались Египтяне, и вошли за ними в средину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его. И в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного и привел в замешательство стан Египтян; и отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне: побежим от Израильтян, потому что Господь поборает за них против Египтян.

И сказал Господь Моисею: простри руку твою на море, и да обратятся воды на Египтян, на колесницы их и на всадников их. И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место; а Египтяне бежали навстречу [воде]. Так потопил Господь Египтян среди моря. И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них.

А сыны Израилевы прошли по суше среди моря: воды [были] им стеною по правую и [стеною] по левую сторону. И избавил Господь в день тот Израильтян из рук Египтян, и увидели [сыны] Израилевы Египтян мертвыми на берегу моря. И увидели Израильтяне руку великую, которую явил Господь над Египтянами, и убоялся народ Господа и поверил Господу и Моисею, рабу Его» (Исход, глава 14).

Рис. 168. Переход евреев через море

Каких только аргументов «за» и «против» историчности данного эпизода не встретишь…

Некая команда из американского Национального Центра Атмосферных Исследований и Университета Колорадо в Боулдере даже проводила компьютерное моделирование с целью того, чтобы показать, что сильный ветер при определенных условиях способен раздвинуть воду в месте впадения небольшой реки в морскую лагуну. И даже получила положительный результат, схожий с библейской картиной, – в некоторый момент раздвинутые «компьютерным» ветром «компьютерные» же воды даже схлопнулись обратно. Правда, в этом случае остается важный вопрос – как евреи могли угадать момент, когда это произойдет?..

Я не склонен искать подобные естественные причины столь странного поведения воды и предпочитаю ориентироваться на текст первоисточника, который указывает на несколько важных моментов.

Первый момент. Летательный аппарат богов (читай – НЛО в современном обозначении) перестает ограничиваться исполнением функции «указующего маяка» и перемещается на позицию между евреями и египтянами, предохраняя евреев от нападения.

Второй момент. Яхве с помощью некоего оборудования раздвигает воды для прохода евреев. Судя по произведенному эффекту, речь может идти о каком-то гравитационном воздействии. Возможность подобного воздействия физика не отрицает. А современные НЛО со своими маневрами, напрочь игнорирующими инерционные и гравитационные перегрузки, демонстрируют наглядно, что пилоты этих аппаратов вполне овладели технологией такого воздействия на гравитацию.

То же, что на раздвигание вод потребовалось некоторое вполне ощутимое время, работает как раз на реальность произошедшего – сколь ни мала была водная перемычка (евреи за ночь все успели перейти на другой берег), и сколь мощное ни было задействованное оборудование, оно все-таки имело ограниченные возможности.

Третий момент. Когда египтяне бросились в погоню за евреями в образовавшийся проход, летательный аппарат богов вновь вмешивается в происходящее и мешает египтянам. Каким именно образом – не уточняется, но описание воздействия со стороны НЛО, приводящего в замешательство людей и животных, тоже ныне встречается.

Четвертый момент. Когда евреи заканчивают свой переход, Яхве (или его помощники) выключает оборудование, раздвигавшее воду. Результат – египтяне, зашедшие в образовавшийся проход гибнут.

Абсолютно все – в рамках возможного и не запрещенного физикой, хоть и еще недоступного нам. Ну так цивилизация богов оставила после себя немало следов того, что она обладала технологиями, которые нам и ныне еще недоступны.

А Моисей, простирающий руку над водой (хоть пустую, хоть с «посохом») тут явно совершенно «не при делах» – с таким же успехом он мог бы и произнести слова «крекс-пекс-фекс». Просто Яхве попутно дал ему возможность еще раз укрепить авторитет лидера и вождя…

Рис. 169. Моисей мог руками и не махать

Этот эпизод некоторые библеисты используют для того, чтобы оспаривать соотнесение Исхода с правлением Рамзеса II. Их возражение при этом сводится к тому, что библейский фараон будто бы погиб в этом эпизоде, а Рамзес II правил долго и умер своей смертью, и археологами даже найдена его мумия.

Между тем сам Ветхий Завет о смерти фараона не говорит ничего. Согласно тексту, фараон вроде бы действительно не только посылает в погоню за евреями свое войско, но и принимает личное участие в погоне. Однако в том же тексте нет ни слова о том, чтобы фараон также принимал личное участие в попытке прохода египтян вслед за евреями между раздвинутыми водами. Как нет ни слова о том, что фараон будто бы погиб в сомкнувшихся водах Чермного моря.

Более того, текст ничего не говорит о том, чтобы абсолютно все египетское войско, бросившееся изначально в погоню по пустыне, пустилось в переход моря. Между тем, по простой логике, части войска разумно было бы остаться на берегу. И Рамзес II, будучи весьма искушенным в военных действиях полководцем, должен был понимать реальные риски, а потому остаться вместе с частью войска на берегу, пустив в погоню по дну моря лишь авангард, которому и суждено было погибнуть. Ветхий Завет сообщает же лишь о гибели всех до одного «египтян, вошедших в море» вслед за евреями, но ничего не говорит о египтянах, которые в море не вошли…

Так что соотнесению Исхода со временем правления Рамзеса II абсолютно ничего в данном случае не мешает. Фараон вполне мог остаться жив в данном эпизоде, благополучно вернуться назад в свою новую столицу и дожить до глубокой старости, как о том сообщают исторические документы и найденная археологами мумия.

Рис. 170. Мумия Рамзеса II

В том же, что в исторических документах периода его правления не осталось никаких описаний, связанных с бегством евреев, нет ничего удивительного. Какой же фараон будет «хвастаться» своими неудачами, да еще и такими?.. Или какой египтянин будет описывать, как его надули какие-то «хапиру», обманом умыкнувшие его серебро и золото?..

В периоде правления Рамзеса II вообще есть немало внушительных «пробелов», события в течение которых не отразились ни в каких известных исторических документах. И историков это нисколько не смущает…

Путь к горе Синай

Следующие несколько глав Ветхого Завета посвящены переходу евреев по весьма пустынной местности от Красного моря до горы Синай, которой предстояло стать ключевой точкой маршрута.

Почти всю дорогу евреи вели себя так, что впору было бы говорить не о «армии Яхве», а о толпе капризных детей – они роптали и возмущались при возникновении малейших трудностей. Яхве то и дело приходилось вмешиваться и очередным «фокусом» помогать Моисею удерживать эту толпу от того, чтобы она разбежалась в разные стороны.

«И повел Моисей Израильтян от Чермного моря, и они вступили в пустыню Сур; и шли они три дня по пустыне и не находили воды. Пришли в Мерру – и не могли пить воды в Мерре, ибо она была горька… И возроптал народ на Моисея, говоря: что нам пить? [Моисей] возопил к Господу, и Господь показал ему дерево, и он бросил его в воду, и вода сделалась сладкою» (Исход, глава 15).

В «пятнадцатый день второго месяца по выходе их из земли Египетской», когда евреи оказались в бесплодной пустыне Син, назрел второй, более серьезный бунт. Яхве вновь пришлось вмешиваться:

«…слава Господня явилась в облаке. И сказал Господь Моисею, говоря: Я услышал ропот сынов Израилевых; скажи им: вечером будете есть мясо, а поутру насытитесь хлебом – и узнаете, что Я Господь, Бог ваш.

Вечером налетели перепелы и покрыли стан, а поутру лежала роса около стана; роса поднялась, и вот, на поверхности пустыни нечто мелкое, круповидное, мелкое, как иней на земле. И увидели сыны Израилевы и говорили друг другу: что это? Ибо не знали, что это. И Моисей сказал им: это хлеб, который Господь дал вам в пищу; вот что повелел Господь: собирайте его каждый по стольку, сколько ему съесть; по гомору на человека, по числу душ, сколько у кого в шатре, собирайте.

И сделали так сыны Израилевы и собрали, кто много, кто мало; и меряли гомором, и у того, кто собрал много, не было лишнего, и у того, кто мало, не было недостатка: каждый собрал, сколько ему съесть. И нарек дом Израилев хлебу тому имя: манна; она была, как кориандровое семя, белая, вкусом же как лепешка с медом» (Исход, глава 16).

Рис. 171. Евреи ловят перепелов в пустыне Син

Появление перепелов, упомянутых в тексте Ветхого Завета, никого не смущает и ни у кого не вызывает вопросов – перепела могли перелетать с места на место сами по себе, и просто подвернуться евреям в нужный момент. Да и эпизод этот единичный. А вот с «манной небесной», которая появлялась непонятно откуда на протяжении весьма длительного времени, дело обстоит сложнее.

Верующие видят в этом отрывке текста описание некоего сверхъестественного процесса, подтверждающего существование Бога. А среди некоторых увлекающихся сторонников версии палеоконтакта популярна версия, что обитатели НЛО (представлявшиеся легковерным древним евреям под именем «Бога») вручили Моисею какую-то установку, производившую некий синтетический пищевой продукт – ту самую «манну»…

Однако есть куда более прозаическое объяснение, которое можно найти в одной из книг известного исследователя библейских текстов Вернера Келлера.

«Что же касается знаменитой манны, то о ней имеется достоверная информация от ботаников. К сведению читателей: каждый, кто интересуется манной, может найти ее в перечне экспорта Синайского полуострова. Более того, она зарегистрирована в каждом ботаническом справочнике Ближнего Востока – это растение Tamarix Mannifera, Ehr. В описаниях происшествий, аналогичных библейским, нет недостатка. Так, одному сообщению очевидца – почти пять сотен лет: «В каждой деревне, повсюду в районе Синайских гор по-прежнему можно найти «хлеб небесный», который монахи и арабы собирают, хранят и продают паломникам и чужестранцам». Эти слова были написаны в 1483 году Брайтенбахом, деканом собора в Майнце, в его отчете о паломничестве на Синай. «Этот самый «небесный хлеб», – продолжает он, – выпадает почти на рассвете, подобно росе, и повисает шариками на траве, камнях и веточках. Он сладкий, как мед, и липнет к зубам. Мы купили много его»…» (В.Келлер, «Библия как история»).

Рис. 172. Сбор манны небесной

В 1823 году немецкий ботаник Г.Эренберг опубликовал статью «Symbolae Physicae», которую даже его коллеги восприняли с недоверием. Его объяснение сводилось к тому, что эта пресловутая «манна» – не что иное, как секреция, выделяемая тамарисковыми деревьями и кустами, когда на них нападает определенный вид тли, который водится на Синае.

Столетием позже была организована даже специальная экспедиция для поиска «манны». Ученые-ботаники из Иерусалимского Еврейского университета Фридрих Симон Боденхаймер и Оскар Теодор отправились на Синайский полуостров, чтобы прояснить раз и навсегда спорный вопрос о существовании «манны». На протяжении нескольких месяцев двое ученых занимались исследованием высохших русел и оазисов во всем районе Синайских гор. Их отчет вызвал сенсацию. Они не только привезли с собой первые фотографии «манны» и полностью подтвердили выводы Брайтенбаха и Эренберга, но также установили фактическую достоверность библейского рассказа о скитаниях израильского народа по пустыне.

Действительно, без тли, упомянутой впервые Эренбергом, в тех местах вообще не могло бы быть «манны». Эти маленькие насекомые живут главным образом за счет тамариска – местной разновидности деревьев на Синае. Они выделяют особую смолистую секрецию, которая, по словам Боденхаймера, по форме и размерам напоминает зернышко кориандра. Когда она падает на землю, то имеет белый цвет, который через некоторое время меняется на желто-коричневый.

Естественно, оба ученых не забыли попробовать «манну». По мнению Боденхаймера, «у этих кристаллических зерен манны специфически сладкий вкус. Больше всего это похоже на вкус меда, когда он уже засахарился после долгого хранения». В Ветхом Завете как раз и говорится, что манна была «вкусом как лепешка с медом».

Рис. 173. «Манна» с тамариска

Данные экспедиции подтверждают также и другие детали библейского описания «манны»:

«И собирали его рано поутру, каждый сколько ему съесть; когда же обогревало солнце, оно таяло» (Исход, глава 16).

И сейчас точно таким же образом бедуины Синайского полуострова спешат собрать по утрам как можно раньше эту «Mann es-Sama» – «манну небесную», торопясь опередить жестоких конкурентов-муравьев. В отчете экспедиции говорится:

«Они начинают собирать манну, когда температура почвы достигает 21 градуса по Цельсию – это происходит около 8-30 утра. До этого времени насекомые малоактивны».

Как только муравьи начинают оживляться, «манна» исчезает. Должно быть, то же самое имелось в виду, когда в Библии говорится, что манна «таяла». Бедуины предусмотрительно не забывают тщательно закрывать горшки, в которые они собирают «манну», чтобы муравьи не набросились на нее. Точно так же было и в дни Моисея во времена пребывания израильтян в пустыне:

«И сказал им Моисей: никто не оставляй сего до утра. Но не послушали они Моисея, и оставили от сего некоторое до утра, – и завелись черви…» (Исход, глава 16).

Появление «манны» зависит от благоприятных зимних дождей и из года в год бывает различным. В хорошие годы синайские бедуины могут собирать по утрам до двух килограммов «манны» на человека – это значительное количество, которого вполне достаточно для взрослого человека. Поэтому Моисей вполне мог отдать распоряжение евреям собирать ее «каждый по стольку, сколько ему съесть»…

Бедуины также делают из шариков «манны» что-то типа пюре, которое считается вкусной и питательной добавкой к их однообразной пище. «Манна» действительно идет на экспорт, и если ее хранить как следует, она может стать «неприкосновенным запасом», поскольку сама по себе не портится.

«И сказал Моисей Аарону: возьми один сосуд, и положи в него полный гомор манны, и поставь его пред Господом, для хранения в роды ваши…

Сыны Израилевы ели манну сорок лет, доколе не пришли в землю обитаемую; манну ели они, доколе не пришли к пределам земли Ханаанской» (Исход, глава 16).

Тамариск с «манной» до сих пор растет на Синае по всей Вади-эль-Араба до самого Мертвого моря. Так что Яхве оставалось лишь подсказать евреям возможность использования столь удобного продукта. Впрочем, этим знанием (и без помощи Яхве) поделиться с евреями мог и Моисей, который как-никак имел довольно продолжительный опыт проживания в этой пустынной местности, а потому вполне мог быть в курсе особенностей данного природного «кулинарного блюда». Ветхий Завет именно так это и представляет – советы по использованию «манны небесной» дает сам Моисей (без подсказки Яхве)…

Рис. 174. Муравей, поедающий тамарисковую «манну»

Когда же евреи подошли к памятной горе Хорив, назрел следующий бунт, и у Яхве появилась возможность выполнить свое обещание Моисею по знамению, о котором Яхве говорил еще в ходе своего первого контакта с Моисеем на этой же горе (см. ранее).

«И жаждал там народ воды, и роптал народ на Моисея, говоря: зачем ты вывел нас из Египта, уморить жаждою нас и детей наших и стада наши?

Моисей возопил к Господу и сказал: что мне делать с народом сим? еще немного, и побьют меня камнями.

И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою некоторых из старейшин Израильских, и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских» (Исход, глава 17).

Яхве достаточно было лишь подсказать Моисею место нахождения источника (возможно, чуть приваленного камнями), и тому оставалось только помахать руками с «посохом» и произнести очередное «крекс-пекс-фекс»…

Впрочем, вскоре беззаботная жизнь у евреев закончилась, и им пришлось впервые выступить в роли действительной «армии Яхве» и получить боевое крещение – сразиться с амаликитянами. Это именно тот эпизод, в котором Моисей задействовал возможности своего «посоха» по воздействию на две армии, для чего вынужден был его держать в поднятых руках на протяжении всего сражения (см. ранее).

Этот эпизод примечателен также тем, что здесь впервые выходит на сцену Иисус Навин – и сразу в роли военного предводителя «армии Яхве». Судя по всему, Иисус Навин уже давно был неформальным лидером выведенных из Египта евреев, и кому как не ему было повести за собой тех, кто мог и погибнуть в битве. Поэтому именно ему Моисей (которому выгодно было иметь такого неформального лидера в союзниках) поручает возглавить боевую дружину в сражении с амаликитянами. Сражение закончилось полной победой евреев, что, конечно же, укрепило авторитет и Моисея, и Иисуса Навина…

Рис. 175. Битва израильтян с амаликитянами (Никола Пуссен)

Пришло также время не только получать что-то от Яхве, но и отдавать ему – после победы над амаликитянами Моисей устраивает жертвенник и приносит жертвы Яхве.

События на горе Синай

Как утверждают первоисточники, к горе Хорив, то есть Синай, евреи добирались два с лишним месяца. У подножия горы они разбили лагерь – стоять им тут предстояло долго, поскольку именно здесь произошел целый ряд очень важных событий.

Обычный человек, не вдающийся в детали Ветхого Завета, знает лишь то, что на горе Синай Моисей общался с Богом и получил от него широко известные десять заповедей. Возможно, что такое же впечатление сложилось и у тех простых евреев, кто так и оставался внизу, в лагере у подножия горы.

Между тем исходный текст содержит сведения, которые показывают, что только этим дело вовсе не ограничилось – время стоянки было насыщено целой массой событий, которые весьма важны и показательны, в том числе и для понимания того, что происходило далее. Только подъемов Моисея на гору для общения с Яхве можно насчитать вовсе не один и не два, а аж восемь!.. Так что «богоизбранному народу» пришлось провести возле горы очень немало времени.

Зачем понадобилось так долго оставаться на одном месте – посреди совсем не благодатной местности, да еще и так долго?.. Почему потребовалось так много времени на переговоры Моисея с Яхве?.. Дело явно не сводилось лишь к передаче всем известных десяти заповедей…

Прежде всего, гора Синай была очень удобным местом для Яхве решить все необходимые вопросы со своим главным помощником и его подручными без лишних свидетелей – на многие километры вокруг не было ни одной живой души, а на саму гору с ее крутыми склонами ведет всего одна тропинка, и так просто на самый верх не заберешься.

Рис. 176. Гора Синай

Теперь посмотрим на текст первоисточника и то, что делал Моисей, более внимательно.

Первый подъем Моисея на гору Синай.

«Моисей взошел к Богу [на гору], и воззвал к нему Господь с горы, говоря: так скажи дому Иаковлеву и возвести сынам Израилевым: вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас [как бы] на орлиных крыльях, и принес вас к Себе; итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым; вот слова, которые ты скажешь сынам Израилевым.

И пришел Моисей и созвал старейшин народа и предложил им все сии слова, которые заповедал ему Господь. И весь народ отвечал единогласно, говоря: все, что сказал Господь, исполним [и будем послушны]» (Исход, глава 19).

Итак, по сути речь идет о том, что Яхве и евреи согласуют в самом общем виде свои позиции. Яхве упоминает об уже оказанной помощи (как подтверждение своей готовности исполнять обещания) и предлагает свое покровительство в дальнейшем – в обмен на служение ему евреев (с беспрекословным подчинением его указаниям). Евреи на это соглашаются. Моисей же выступает в роли посредника в этих переговорах.

По всем соображением, помимо этого Моисей должен был отдать Яхве то самое «божественное оружие», которое он с Аароном забрал у Рамзеса II (если еще не сделал этого раньше – где-то на пути к горе Синай). Но Ветхий Завет и другие источники об этом, естественно, предпочитают сохранять молчание – простым смертным об этом знать не положено.

Рис. 177. Подъем на гору Синай

Подъем второй.

Незачем евреям было знать и о всех других подобных деталях и нюансах будущего «сотрудничества» с Богом. Поэтому Яхве, получив предварительное согласие евреев на дальнейшее служение (для чего Моисею пришлось второй раз подниматься на гору), формулирует запрет для них подниматься на гору Синай на все время предстоящих переговоров. А для устрашения (дабы им и в голову не пришло нарушить данный запрет) решает устроить шумное шоу со спецэффектами, которое не только бы подтвердило евреям реальность его собственного существования и могущество, но и дополнительно подкрепило бы авторитет посредника, то есть Моисея.

«И донес Моисей слова народа Господу.

И сказал Господь Моисею: вот, Я приду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобою, и поверил тебе навсегда. И Моисей объявил слова народа Господу. И сказал Господь Моисею: пойди к народу, [объяви] и освяти его сегодня и завтра; пусть вымоют одежды свои, чтоб быть готовыми к третьему дню: ибо в третий день сойдет Господь пред глазами всего народа на гору Синай; и проведи для народа черту со всех сторон и скажи: берегитесь восходить на гору и прикасаться к подошве ее; всякий, кто прикоснется к горе, предан будет смерти; рука да не прикоснется к нему, а пусть побьют его камнями, или застрелят стрелою; скот ли то, или человек, да не останется в живых; во время протяжного трубного звука, [когда облако отойдет от горы,] могут они взойти на гору.

И сошел Моисей с горы к народу и освятил народ, и они вымыли одежду свою. И сказал народу: будьте готовы к третьему дню; не прикасайтесь к женам» (Исход, глава 19).

Вызывает некоторые вопросы последнее требование. Ясно, что это – не прихоть самого Моисея, и он лишь транслировал требование Бога. Но зачем Яхве это понадобилось?.. Зачем-то было нужно, чтобы евреи не тратили сексуальную (то есть ту же «жизненную») энергию?..

Увы, ответов на эти вопросы пока нет…

Показательное шоу и третий подъем.

«На третий день, при наступлении утра, были громы и молнии, и густое облако над горою [Синайскою], и трубный звук весьма сильный; и вострепетал весь народ, бывший в стане. И вывел Моисей народ из стана в сретение Богу, и стали у подошвы горы. Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась; и звук трубный становился сильнее и сильнее. Моисей говорил, и Бог отвечал ему голосом.

И сошел Господь на гору Синай, на вершину горы, и призвал Господь Моисея на вершину горы, и взошел Моисей. И сказал Господь Моисею: сойди и подтверди народу, чтобы он не порывался к Господу видеть Его, и чтобы не пали многие из него; священники же, приближающиеся к Господу [Богу], должны освятить себя, чтобы не поразил их Господь. И сказал Моисей Господу: не может народ взойти на гору Синай, потому что Ты предостерег нас, сказав: проведи черту вокруг горы и освяти ее.

И Господь сказал ему: пойди, сойди, потом взойди ты и с тобою Аарон; а священники и народ да не порываются восходить к Господу, чтобы [Господь] не поразил их. И сошел Моисей к народу и пересказал ему» (Исход, глава 19).

Рис. 178. Показательное шоу на горе Синай

Итак, шоу состоялось. Яхве в очередной повторил запрет на подъем евреям на гору. Но, судя по дальнейшим событиям, этого повторения и не требовалось – шоу было настолько шумным, зримым и устрашающим, что никому и в голову даже не пришло нарушить столь эффектно подкрепленный запрет.

Яхве также распорядился привести в следующий раз к нему Аарона – второго посвященного в тайное содержание первоначального этапа Исхода и того, кому предстояло стать Первосвященником. Остальным же снова не следовало слышать то, что Яхве собирался сказать Моисею и Аарону.

Остающимся у подножия горы предназначались лишь те самые знаменитые десять заповедей, которые Моисей (от лица Яхве) и пересказал евреям, когда спустился вниз. И сделал это пока устно – без каких-либо написанных на чем-то скрижалей!..

Вот эти заповеди:

«Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай [в них] всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни [вол твой, ни осел твой, ни всякий] скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.

Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

Не убивай.

Не прелюбодействуй.

Не кради.

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, [ни всякого скота его,] ничего, что у ближнего твоего» (Исход, глава 20).

Часто приходится слышать, что Яхве будто бы дал людям в этих заповедях «гуманистические принципы» – те самые, по которым должно жить человечество. Однако в приведенных десяти заповедях отчетливо выделяются две принципиально разные группы. Одна группа, которую составляют последние шесть заповедей, действительно относится к принципам гуманизма и правилам человеческого общежития. Только в них нет ничего нового, и их можно найти и в законах Хамураппи, и в установлениях многих других правителей еще за тысячи лет до событий на горе Синай – в том числе и в законах Древнего Египта, откуда евреи ушли. Новой является только другая группа – из первых четырех заповедей, но все они относятся к монотеистическим требованиям религии Яхве и не имеют совершенно никакого отношения к термину «гуманизм». Так что Яхве, выдавая эти десять заповедей, заботился вовсе не о человечестве, а прежде всего о своих собственных интересах (впрочем, как и во всех других случаях, и также, как это делали и другие боги)…

Рис. 179. Моисей на горе Синай

Подъем четвертый.

«Весь народ видел громы и пламя, и звук трубный, и гору дымящуюся; и увидев то, [весь] народ отступил и стал вдали. И сказали Моисею: говори ты с нами, и мы будем слушать, но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть. И сказал Моисей народу: не бойтесь; Бог [к вам] пришел, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицем вашим, дабы вы не грешили. И стоял [весь] народ вдали, а Моисей вступил во мрак, где Бог» (Исход, глава 20).

Эффект на толпу произведен. Далее Яхве может спокойно общаться лишь с доверенным лицом – публика подготовлена к внимательному восприятию того, что это доверенное лицо им перескажет.

Любопытно, что Яхве предпочитает мрак. Впрочем, и далее будет упомнаться, что в Святая Святых Скинии (а еще позднее и в Святая Святых Иерусалимского Храма) также царил мрак – по указанию Яхве…

В этот мрак Моисей на сей раз поднимается не один (хоть это здесь и не указано явно), а с Аароном, которому предстоит в будущем стать Первосвященником (и тоже входить во мрак Святая Святых, где будет стоять Ковчег Завета) – ведь Яхве велел Моисею привести Аарона. Это требование не случайно, поскольку в этот раз речь зайдет о тех вопросах, в которые должен быть посвящен не только Моисей, но и будущий Первосвященник.

Во-первых, Яхве дает указание Моисею и Аарону о том, как следует организовать принесение ему жертв.

«И сказал Господь Моисею: так скажи [дому Иаковлеву и возвести] сынам Израилевым: вы видели, как Я с неба говорил вам; не делайте предо Мною богов серебряных, или богов золотых, не делайте себе: сделай Мне жертвенник из земли и приноси на нем всесожжения твои и мирные жертвы твои, овец твоих и волов твоих; на всяком месте, где Я положу память имени Моего, Я приду к тебе и благословлю тебя; если же будешь делать Мне жертвенник из камней, то не сооружай его из тесаных, ибо, как скоро наложишь на них тесло твое, то осквернишь их; и не всходи по ступеням к жертвеннику Моему, дабы не открылась при нем нагота твоя» (Исход, глава 20).

Запрет на идолов, изображающих Бога, еще как-то понятен – Яхве предпочитает оставаться инкогнито, а посему не может быть и конкретного образа Бога. Это же удобно и в принципе для монотеизма – в случае, если сменится предводитель богов («начальник лаборатории»), то не придется менять его изображения.

Но почему обработанные камни не годятся для жертвенника настолько, что могут испортить все дело?.. Может, это подстраховка от того, чтобы для жертвенников случайно не были использованы блоки из древних сооружений богов, которые следовало предохранить от разрушения?.. А подобное разрушение сооружений древних богов ради новых жертвенников было вполне возможно, поскольку люди, наверняка, захотели бы использовать ровные обработанные блоки – во-первых, это красиво, а  во-вторых богу «богово»…

А может, обработанные блоки из сооружений древних богов, каким-то образом повлияли бы на качественные характеристики «жизненной энергии» жертв, которая бы из-за этого стала непригодной для Яхве?.. Такой вариант тоже в принципе возможен.

Но еще более непонятно последнее требование. Либо тут не ясно сформулировано, либо есть проблемы с переводом текста первоисточника. Но возможно, речь идет о том, чтобы Моисей и Аарон появлялись у жертвенника только одетыми… Почему?.. Яхве не нравился вид голых «говорящих мартышек»?.. Или были какие-то еще причины?..

Здесь, увы, мы можем строить только ничем не подкрепленные гипотезы…

Рис. 180. На гору Синай ныне поднимаются как действующие, так и будущие священники

Во-вторых, Яхве дает законы для евреев. И это – вовсе не какой-то десяток заповедей. Это – весьма внушительный перечень правил, перечислению которых посвящены целиком глава 21 и 22, а также часть главы 23 в книге Исход.

Мы же остановимся только на некоторых из продиктованных правил.

«Не медли [приносить Мне] начатки от гумна твоего и от точила твоего; отдавай Мне первенца из сынов твоих; то же делай с волом твоим и с овцою твоею [и с ослом твоим]: семь дней пусть они будут при матери своей, а в восьмой день отдавай их Мне…» (Исход, глава 22).

Суть этого правила – первым делом евреи должны отдать Богу то, что положено отдать, а сами они должны довольствоваться остатками. Чем-то напоминает фразу: «Заплати налоги – и спи спокойно»…

Между прочим, правило сформулировано так и в таком разделе, что допускает требование человеческих жертвоприношений!.. Именно так можно трактовать слова «отдавай Мне первенца из сынов твоих». И именно так их следует трактовать, если воспринимать правило дословно.

Историки не отрицают, что на ранних этапах евреи (как и другие народы) практиковали человеческие жертвоприношения. Поэтому, кстати, нормально воспринималось ими и требование Бога к Аврааму принести в жертву своего сына Исаака (см. ранее). Но до какого именно времени реально практиковались такие жертвоприношения, и имело ли это место после событий на горе Синай – не известно…

И в-третьих, Яхве посвящает двух своих доверенных лиц – Моисея и Аарона – в дальнейшие планы (насколько считает это необходимым), а заодно и ставит перед ними (и перед евреями в целом) задачу на будущее.

«…Я посылаю пред тобою Ангела [Моего] хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил [тебе]; блюди себя пред лицем Его и слушай гласа Его; не упорствуй против Него, потому что Он не простит греха вашего, ибо имя Мое в Нем.

[Если будешь слушать гласа Моего, и будешь исполнять все, что скажу тебе, и сохранишь завет Мой, то вы будете у Меня народом избранным из всех племен, ибо вся земля Моя; вы будете у Меня царственным священством и народом святым. Сии слова скажи сынам Израилевым.] Если ты будешь слушать гласа Его и исполнять все, что скажу [тебе], то врагом буду врагов твоих и противником противников твоих.

Когда пойдет пред тобою Ангел Мой и поведет тебя к Аморреям, Хеттеям, Ферезеям, Хананеям, [Гергесеям,] Евеям и Иевусеям, и истреблю их [от лица вашего], то не поклоняйся богам их, и не служи им, и не подражай делам их, но сокруши их и разрушь столбы их: служите Господу, Богу вашему, и Он благословит хлеб твой [и вино твое] и воду твою; и отвращу от вас болезни. Не будет преждевременно рождающих и бесплодных в земле твоей; число дней твоих сделаю полным.

Ужас Мой пошлю пред тобою, и в смущение приведу всякий народ, к которому ты придешь, и буду обращать к тебе тыл всех врагов твоих; пошлю пред тобою шершней, и они погонят от лица твоего [Аморреев,] Евеев, [Иевусеев,] Хананеев и Хеттеев; не выгоню их от лица твоего в один год, чтобы земля не сделалась пуста и не умножились против тебя звери полевые: мало-помалу буду прогонять их от тебя, доколе ты не размножишься и не возьмешь во владение земли сей.

Проведу пределы твои от моря Чермного до моря Филистимского и от пустыни до реки [великой Евфрата], ибо предам в руки ваши жителей сей земли, и прогонишь их от лица твоего; [не смешивайся и] не заключай союза ни с ними, ни с богами их; не должны они жить в земле твоей, чтобы они не ввели тебя в грех против Меня; ибо если ты будешь служить богам их, то это будет тебе сетью» (Исход, глава 23).

Отсюда можно сделать сразу несколько выводов.

Первое. План по тотальной зачистке территории «Земли Обетованной» от местного населения был изначально. Как изначально в этот план входило и искоренение поклонения другим богам на захватываемой территории. Так что ни о каком «гуманизме Бога» не может быть и речи.

Второе. Яхве заранее готовил евреев к тому, что биться им придется не один год. То ли для того, чтобы их не расхолаживало предвкушение легкой победы, то ли он реально оценивал их шансы.

Третье. В тексте буквально сквозит постоянное опасение Яхве, что евреи от него отвернутся перед авторитетом других богов. Видимо, на тот момент его собственный рейтинг был вообще близок к нулю.

Четвертое. Для подстраховки от непредвиденных ситуаций Яхве отряжает кого-то из своих помощников-богов («ангела») для сопровождения евреев и дает указание слушаться этого «ангела» как самого себя.

И пятое. Как показывает нам история, Яхве так до конца и не выполнил свои обещания, поскольку заявленные на горе Синай границы территории «Земли Обетованной» так и не были соблюдены. Берегов реки Евфрат евреи достигли лишь уже при Соломоне, да и то только передовыми боевыми отрядами – ближайшая же к этой реке пограничная застава его государства располагалась в Пальмире, в двух сотнях километрах от Евфрата. А к Красному (Чермному) морю границы Израиля дошли вообще только в ХХ веке нашей эры.

Рис. 181. Туристы и паломники встречают восход солнца на горе Синай

«И пришел Моисей и пересказал народу все слова Господни и все законы. И отвечал весь народ в один голос, и сказали: все, что сказал Господь, сделаем [и будем послушны].

И написал Моисей все слова Господни и, встав рано поутру, поставил под горою жертвенник и двенадцать камней, по числу двенадцати колен Израилевых; и послал юношей из сынов Израилевых, и принесли они всесожжения, и заклали тельцов в мирную жертву Господу [Богу]. Моисей, взяв половину крови, влил в чаши, а другою половиною окропил жертвенник; и взял книгу завета и прочитал вслух народу, и сказали они: все, что сказал Господь, сделаем и будем послушны.

И взял Моисей крови и окропил народ, говоря: вот кровь завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих» (Исход, глава 24).

Договор скрепили кровью…

И пусть читателя не вводят в заблуждение слова о «мирных жертвах». Здесь в этот термин вкладывается совсем иное содержание, нежели бы мы вложили в него сегодня. Вот, что пишет о таких жертвах Ветхий Завет, пересказывая слова самого Яхве:

«Если жертва его жертва мирная, и если он приносит из крупного скота, мужеского или женского пола, пусть принесет ее Господу, не имеющую порока, и возложит руку свою на голову жертвы своей, и заколет ее у дверей скинии собрания; сыны же Аароновы, священники, покропят кровью на жертвенник со всех сторон; и принесет он из мирной жертвы в жертву Господу тук, покрывающий внутренности, и весь тук [т.е. жир – АС], который на внутренностях, и обе почки и тук, который на них, который на стегнах, и сальник, который на печени; с почками он отделит это; и сыны Аароновы сожгут это на жертвеннике вместе со всесожжением, которое на дровах, на огне: это жертва, благоухание, приятное Господу» (Левит, глава 3).

После этого наступило время для пятого подъема, который, судя по всему, носил сугубо демонстрационный и нарочито «политический» характер. На сей раз Яхве разрешил подняться на гору даже старейшинам (видимо, чтобы уж совсем их не обижать). Однако и сейчас он предпочел держать их в отдалении, и им позволено было созерцать что-либо только с явно приличного расстояния – к Богу приближаться было разрешено только Моисею. А по тексту вообще все выглядит так, что самим евреям было достаточно и того, что столь грозный Бог хотя бы не уничтожил старейшин при этом («не простер руки своей» на них)…

«И Моисею сказал Он: взойди к Господу ты и Аарон, Надав и Авиуд и семьдесят из старейшин Израилевых, и поклонитесь [Господу] издали; Моисей один пусть приблизится к Господу, а они пусть не приближаются, и народ пусть не восходит с ним…

Потом взошел Моисей и Аарон, Надав и Авиуд и семьдесят из старейшин Израилевых, и видели [место стояния] Бога Израилева; и под ногами Его нечто подобное работе из чистого сапфира и, как самое небо, ясное. И Он не простер руки Своей на избранных из сынов Израилевых: они видели [место] Бога, и ели и пили» (Исход, глава 24).

На этом все основные «формальности» были закончены. Условия оговорены, договор заключен и даже скреплен кровью, старейшинам оказан «почет и уважение»… Можно было переходить к практическим вопросам, связанным с воплощением в жизнь планов Яхве.

Получение технического задания

Для этого Яхве надо было тщательно проинструктировать тех, от кого зависела непосредственная реализация его планов – и в свой уже шестой подъем на гору Моисей берет с собой Иисуса Навина, неформального молодого лидера евреев. Здесь Иисус Навин фигурирует как «служитель Моисея», что и понятно – неформального лидера Моисею выгодно было держать как можно ближе к себе.

«И сказал Господь Моисею: взойди ко Мне на гору и будь там; и дам тебе скрижали каменные, и закон и заповеди, которые Я написал для научения их. И встал Моисей с Иисусом, служителем своим, и пошел Моисей на гору Божию, а старейшинам сказал: оставайтесь здесь, доколе мы не возвратимся к вам; вот Аарон и Ор с вами; кто будет иметь дело, пусть приходит к ним.

И взошел Моисей на гору, и покрыло облако гору, и слава Господня осенила гору Синай; и покрывало ее облако шесть дней, а в седьмой день [Господь] воззвал к Моисею из среды облака. Вид же славы Господней на вершине горы был пред глазами сынов Израилевых, как огонь поядающий. Моисей вступил в средину облака и взошел на гору; и был Моисей на горе сорок дней и сорок ночей» (Исход, глава 24).

Этот текст Ветхого Завета оставляет без ответа целый ряд весьма важных вопросов.

Прежде всего – насколько Иисус Навин был в курсе того, что происходило все это время (аж 46 дней!) на горе Синай?.. Насколько он был посвящен в переговоры Моисея с Яхве?.. Заходил ли он с Моисеем в «средину облака» или находился с ним лишь первые шесть дней?.. А если не входил, то где провел оставшиеся 40 дней?..

Некоторые особенности дальнейших событий допускают предположение, что Иисус Навин мог быть посвящен в очень многое из того, что было сказано Моисею в этот его визит на гору. Но Ветхий Завет об этой осведомленности Иисуса Навина не распространяется.

Нет в тексте и ответа на простой «житейский» вопрос – а что пили и чем питались все это время Моисей и Иисус Навин?.. Ведь гора Синай – абсолютно бесплодная, и на ней нет даже захудалого родника. Неужели запасы аж на полтора месяца они несли с собой?.. Что-то маловероятно…

Остается предположить, что все хлопоты по обеспечению питанием и водой двух визитеров Яхве взял на себя (или своих помощников-богов). В противном случае надо предполагать, что Яхве вообще на это время транспортировал (под прикрытием облака) этих двух важных визитеров куда-то в другое, более удобное место, а затем вернул назад.

В общем, тут есть где развернуться фантазии…

Хотя, впрочем, числа, фигурирующие в Ветхом Завете и иудейских источниках нельзя воспринимать буквально – в них очень много символизма. Вот и число 40 является, согласно иудейской традиции, особенным. Так что мы можем быть уверены лишь в том, что Моисей с Иисусом Навином были на горе довольно долго.

Рис. 182. «Слава Господня» на горе Синай

На то, чтобы получить «скрижали каменные, и закон и заповеди» столько времени не требуется. Пришел, забрал, да и обратно. Но дело в том, что помимо «скрижалей», закона и заповедей, Моисей (а возможно, и Иисус Навин вместе с ним) получил массу детальнейших инструкций тех технических объектов и предметов, которые было необходимо изготовить для дальнейшего использования в ходе реализации планов Яхве. Получил Моисей и столь же детальные инструкции по эксплуатации этих технических объектов и предметов, и даже своеобразные инструкции по технике безопасности.

Прежде всего эти инструкции касались Ковчега Завета, Скинии (переносного храма), жертвенника и многочисленной утвари, а также всего, что нужно было для «правильных» жертвоприношений – вплоть до мельчайших деталей процедуры посвящения Аарона на должность первосвященника. Были названы и помощники, которых «выбрал» и «обучил» Яхве для изготовления наиболее сложных из технических объектов и предметов. Все эти «детали» занимают с 25 по 31 главу Ветхого Завета (и к некоторым из этих деталей мы в дальнейшем еще вернемся).

Более того, как следует из текста, Моисею на горе были также продемонстрированы некие «образцы» наиболее важных технических объектов и предметов, которые предстояло изготовить (откуда взялись, куда делись и что собой представляли эти «образцы» – неизвестно).

В довершении ко всему Моисей получил некие «скрижали», которые на самом деле вовсе не были простыми «табличками с заповедями», как их часто представляют. Но особенности этих «скрижалей» мы рассмотрим несколько позже – когда речь пойдет о содержимом Ковчега Завета.

«И когда [Бог] перестал говорить с Моисеем на горе Синае, дал ему две скрижали откровения, скрижали каменные, на которых написано было перстом Божиим» (Исход, глава 31).

Рис. 183. Моисей со сводом законов (Гвидо Рени)

Судьба «богоибранного народа» на волоске

Понятно, что на все это действительно требовалось немало времени. Поэтому шестой визит на гору затянулся. Затянулся настолько, что евреи, остававшиеся у подножия, от безделья и неведения происходящего проявили ненужную инициативу.

«Когда народ увидел, что Моисей долго не сходит с горы, то собрался к Аарону и сказал ему: встань и сделай нам бога, который бы шел перед нами, ибо с этим человеком, с Моисеем, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось.

И сказал им Аарон: выньте золотые серьги, которые в ушах ваших жен, ваших сыновей и ваших дочерей, и принесите ко мне. И весь народ вынул золотые серьги из ушей своих и принесли к Аарону. Он взял их из рук их, и сделал из них литого тельца, и обделал его резцом. И сказали они: вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской!

Увидев сие, Аарон поставил пред ним жертвенник, и провозгласил Аарон, говоря: завтра праздник Господу. На другой день они встали рано и принесли всесожжения и привели жертвы мирные: и сел народ есть и пить, а после встал играть» (Исход, глава 32).

Если присмотреться к тексту, то можно заметить, что в действиях евреев не было никакого злого умысла – они все также были готовы подчиняться Яхве и верить в него. Но его доверенного лица уже долго не было, а как «правильно» поклоняться Яхве, они еще не знали (ведь Моисей только получал в это время инструкции об этих правилах) – вот евреи и пошли знакомым им путем. А в то время фигурки богов (то есть идолы) были приняты повсеместно, и евреи (совсем не из злого умысла!) могли пренебречь запретом на изготовление идолов, как маловажным или второстепенным требованием. Вдобавок, под словом «идол» обычно понимается антропоморфный образ бога, так что запрет на изготовление идолов евреи могли воспринять лишь как запрет на именно антропоморфные фигурки. Тем более, что вышедшие из Египта евреи, долго жившие под влиянием египетских традиций, еще не успели привыкнуть поклоняться незримому и «аморфному» богу – им нужен был какой-то зримый образ!..

Вот и возник телец – самый распространенный в то время в древнем мире образ бога. Вдобавок, Яхве называл себя «главным» богом, а образом «главного» бога в то время был именно телец.

Однако тут евреи то что называется «попали». Ведь телец – это образ Баала, главного соперника Яхве и того самого бога, которого Яхве как раз собирался сбросить с трона!.. И таким образом получилось, что евреи вместо поклонения своему любимому Яхве, сделав тельца, поклонялись его злейшему врагу!..

Вдобавок, принося жертвы тельцу, они таким образом отправляли «жизненную энергию» жертв не Яхве, а Баалу. То есть Баал в результате этого жертвоприношения мог получить некий «странный» сигнал, который мог привлечь его внимание, а вот это Яхве совсем не нужно было сейчас…

Но откуда же простым евреям было знать такие «тонкости», если этого не знал даже Аарон?!. Ведь и он не видел в тельце чего-либо плохого. Он получил инструкции только о том, как сделать жертвенник и как приносить жертвы. Но в остальные детали плана Яхве он ведь не был посвящен!.. Так что никакой серьезной вины ни на нем, ни на евреях реально не было – был лишь недочет самого Яхве, который не конкретизировал вовремя свои требования. Но евреи и Аарон, сами того не ведая, «наступили на больную мозоль» Яхве, чем и вызвали его ярость.

Рис. 184. Евреи поклоняются золотому тельцу под горой Синай

«И сказал Господь Моисею: поспеши сойти [отсюда], ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской; скоро уклонились они от пути, который Я заповедал им: сделали себе литого тельца и поклонились ему, и принесли ему жертвы и сказали: вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской!

И сказал Господь Моисею: Я вижу народ сей, и вот, народ он – жестоковыйный; итак оставь Меня, да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их, и произведу многочисленный народ от тебя» (Исход, глава 32).

Возникла ситуация, когда «богоизбранный народ» мог закончиться, еще так толком и не начав существовать именно как единый народ. Судьба его висела на волоске. Но Моисей решил заступиться за евреев перед Яхве, умоляя его отменить решение их уничтожить. Вполне возможно, что Моисей просто не хотел все начинать заново, ведь уничтожение «богоизбранного народа» означало его личную утрату роли лидера и вождя какой-никакой, а все-таки уже имеющейся армии, и возврат в состояние очень неустойчивого и непредсказуемого будущего.

Яхве, видимо, немного поостыв и поняв, что в произошедшем есть и его доля вины, отменил свое решение. Однако проступок – есть проступок, и он требовал наказания. Тем более, что Яхве вообще трудно заподозрить в мягкосердечности – полностью прощать он не любил. Вдобавок, незнание законов не освобождает от ответственности за их нарушение. Так что Яхве решил лишь уменьшить наказание, а заодно и переложить частично его исполнение на Моисея.

Этим «разделением ответственности по исполнению наказания» он, во-первых, сохранял свою репутацию грозного бога, но при этом избегал необходимости «валить» евреев без разбора (да и сложно ему было «фильтровать говорящих мартышек» по степени вины – не Его уровня это дело). А во-вторых, Моисей, пользуясь случаем, получал возможность провести «адресную чистку рядов», уничтожив тех, кто тем или иным образом мог помешать выполнению плана Яхве, и увеличив таким образом процентную долю верных ему (и Яхве) сторонников в пока еще очень рыхлой армии.

«Когда же он приблизился к стану и увидел тельца и пляски, тогда он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали и разбил их под горою; и взял тельца, которого они сделали, и сжег его в огне, и стер в прах, и рассыпал по воде, и дал ее пить сынам Израилевым…

И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, [иди] ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины. И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек» (Исход, глава 32).

По сути, это была масштабная резня, в ходе которой была уничтожена практически любая потенциальная «оппозиция»…

Рис. 185. Наказание идолопоклонников

Любопытно, что Аарон, принимавший непосредственное участие в неуместной и неугодной Яхве инициативе евреев с поклонением тельцу, не понес вообще никакого наказания. Все-таки он уже не только слишком многое знал, но и должен был играть важную роль в дальнейшем – а какой-либо внятной кандидатуры ему на замену в роли Первосвященника на этом этапе вообще не просматривается.

Но интересно здесь даже не столько это, сколько как Аарон объясняет случившееся – он также дистанцируется от евреев, как определенно дистанцируется от них сам Моисей (что вновь возвращает нас к вопросу о происхождении как Моисея, так и Аарона).

«И сказал Моисей Аарону: что сделал тебе народ сей, что ты ввел его в грех великий?

Но Аарон сказал [Моисею]: да не возгорается гнев господина моего; ты знаешь этот народ, что он буйный. Они сказали мне: сделай нам бога, который шел бы перед нами; ибо с Моисеем, с этим человеком, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось. И я сказал им: у кого есть золото, снимите с себя. [Они сняли] и отдали мне; я бросил его в огонь, и вышел этот телец.

Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности, к посрамлению пред врагами его» (Исход, глава 32).  

После показательной резни, Моисей отправился вновь (уже в седьмой раз) на гору Синай, пригрозив оставшимся в живых евреям, что наказание еще может быть не окончательным – и решать об этом будет только Яхве. Такая угроза должна была удержать их от попыток как вновь проявить какую-нибудь ненужную инициативу, так и просто разбежаться в разные стороны.

Яхве (выслушав доклад Моисея о произошедшем) подтвердил, что главная задача не меняется – евреям предстоит завоевать «Землю Обетованную». Однако теперь за ними будет постоянный надзор – если не со стороны самого Яхве, то со стороны его помощников («ангелов»), так что если евреи опять что-то «отчудят», последует неизбежное наказание. А для весомости угрозы, Яхве все-таки внес свою лепту в общее наказание евреев за поклонение тельцу – правда, в чем именно выражалось это наказание, Ветхий Завет не уточняет.

«Господь сказал Моисею: того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей; итак, иди, [сойди,] веди народ сей, куда Я сказал тебе; вот Ангел Мой пойдет пред тобою, и в день посещения Моего Я посещу их за грех их. И поразил Господь народ за сделанного тельца, которого сделал Аарон» (Исход, глава 32).

«И сказал Господь Моисею: пойди, иди отсюда ты и народ, который ты вывел из земли Египетской, в землю, о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: потомству твоему дам ее; и пошлю пред тобою Ангела [Моего], и прогоню Хананеев, Аморреев, Хеттеев, Ферезеев, [Гергесеев,] Евеев и Иевусеев, [и введет он вас] в землю, где течет молоко и мед; ибо Сам не пойду среди вас, чтобы не погубить Мне вас на пути, потому что вы народ жестоковыйный» (Исход, глава 33).

Однако долго оставлять евреев без присмотра даже после такого наказания было небезопасно, поэтому Моисей поспешил вернуться с горы вниз, и некоторую часть дальнейшего общения с ним Яхве пришлось проводить уже не на горе.

«Моисей же взял и поставил себе шатер вне стана, вдали от стана, и назвал его скиниею собрания; и каждый, ищущий Господа, приходил в скинию собрания, находившуюся вне стана. И когда Моисей выходил к скинии, весь народ вставал, и становился каждый у входа в свой шатер и смотрел вслед Моисею, доколе он не входил в скинию. Когда же Моисей входил в скинию, тогда спускался столп облачный и становился у входа в скинию, и [Господь] говорил с Моисеем.

И видел весь народ столп облачный, стоявший у входа в скинию; и вставал весь народ, и поклонялся каждый у входа в шатер свой. И говорил Господь с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим; и он возвращался в стан; а служитель его Иисус, сын Навин, юноша, не отлучался от скинии» (Исход, глава 33).

Рис. 186. Иисус Навин сопровождает Моисея

Вся эта мизансцена буквально пронизана воспитательно-дисциплинирующим символизмом. Моисей дистанцируется от провинившихся евреев и ставит себе отдельный шатер вне общего стана. Сюда к нему спускается «столп облачный» (над шатром встает с включенным прожектором НЛО с надзирающим за событиями «ангелом» или с самим Яхве) и Моисей общается напрямую с Богом (видимо, уже получив необходимое для этого средство связи). Все это подчеркивает «избранность» Моисея и благоволение к нему со стороны Яхве. А провинившиеся евреи могут наблюдать за этим лишь издали. И только наиболее заслуживший доверие (и явно уже во многое посвященный) Иисус Навин имеет право неотступно находиться возле этого отдельного шатра…

Последний подъем на гору

Однако по ходу этих событий случилась одна неприятность – Моисей, увидев поклонение тельцу, в запальчивости разбил «каменные скрижали», которые ему вручил Яхве. Будь это просто заповеди, проблем бы не было – можно было бы их просто скопировать на другие камни, и все.

Однако судя по всему и как мы увидим далее, это были весьма важные предметы – важные для функционирования Ковчега Завета, и созданием их простой копии обойтись было нельзя. Более того, поскольку это были на самом деле сложные технологичные детали для будущего Ковчега, постольку Моисею пришлось вновь подниматься за ними на гору Синай. Правда, для отвода глаз и чтобы евреи не задавали лишних вопросов, ему пришлось сделать некий муляж, изображающий «заготовки» для будущих «скрижалей».

«И сказал Господь Моисею: вытеши себе две скрижали каменные, подобные прежним, [и взойди ко Мне на гору,] и Я напишу на сих скрижалях слова, какие были на прежних скрижалях, которые ты разбил; и будь готов к утру, и взойди утром на гору Синай, и предстань предо Мною там на вершине горы; но никто не должен восходить с тобою, и никто не должен показываться на всей горе; даже скот, мелкий и крупный, не должен пастись близ горы сей.

И вытесал Моисей две скрижали каменные, подобные прежним, и, встав рано поутру, взошел на гору Синай, как повелел ему Господь; и взял в руки свои две скрижали каменные» (Исход, глава 34).

Рис. 187. Аккумулятор плоский и с надписями – как и «скрижаль»

Пользуясь подвернувшимся случаем, Яхве еще раз уточнил ту задачу, которые евреи должны были выполнить в обмен на помощь в завоевании «Земли Обетованной».

«…Я изгоняю от лица твоего Аморреев, Хананеев, Хеттеев, Ферезеев, Евеев, [Гергесеев] и Иевусеев; смотри, не вступай в союз с жителями той земли, в которую ты войдешь, дабы они не сделались сетью среди вас. Жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, вырубите священные рощи их, [и изваяния богов их сожгите огнем], ибо ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа [Бога], потому что имя Его – ревнитель; Он Бог ревнитель.

Не вступай в союз с жителями той земли, чтобы, когда они будут блудодействовать вслед богов своих и приносить жертвы богам своим, не пригласили и тебя, и ты не вкусил бы жертвы их; и не бери из дочерей их жен сынам своим [и дочерей своих не давай в замужество за сыновей их], дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих.

Не делай себе богов литых… Все, разверзающее ложесна, Мне, как и весь скот твой мужеского пола, разверзающий ложесна, из волов и овец; первородное из ослов заменяй агнцем, а если не заменишь, то выкупи его; всех первенцев из сынов твоих выкупай; пусть не являются пред лице Мое с пустыми руками» (Исход, глава 34).

Итак, центральной задачей являлось тотальное уничтожение поклонения прежним богам «Земли Обетованной» и замена его на поклонение самому Яхве с принесением ему регулярных жертв – в том числе всех первенцев (при этом, правда, в отличие от предыдущих вариантов формулировки этого требования, на сей раз специально оговаривается замена человеческих жертвоприношений принесением в жертву животных или выкупом).

В этот визит Моисея Яхве в очередной раз продемонстрировал свое могущество, проведя перед ним «славу Мою», но так и не показав своего лица под благовидным предлогом.

«…лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исход, глава 33).

Что же скрывалось под словами «слава Моя», определить невозможно. Это может быть все, что угодно – например, просто огонь и рев двигателей улетающего корабля Яхве. Может, какой-то пиротехнический «фокус». А возможно, и вообще не было ничего. В конце концов мы имеем только слова Моисея, у которого не было никаких иных свидетелей.

Свидетели могли лишь констатировать, что, спустившись с горы, Моисей не только что-то принес в руках (что они приняли за «скрижали»), но и почему-то сильно изменился – его лицо теперь излучало свет неизвестной природы.

Рис. 188. Моисей после горы Синай

«Когда сходил Моисей с горы Синая, и две скрижали откровения были в руке у Моисея при сошествии его с горы, то Моисей не знал, что лице его стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним. И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лице его сияет, и боялись подойти к нему.

И призвал их Моисей, и пришли к нему Аарон и все начальники общества, и разговаривал Моисей с ними. После сего приблизились [к нему] все сыны Израилевы, и он заповедал им все, что говорил ему Господь на горе Синае. И когда Моисей перестал разговаривать с ними, то положил на лице свое покрывало.

Когда же входил Моисей пред лице Господа, чтобы говорить с Ним, тогда снимал покрывало, доколе не выходил; а выйдя пересказывал сынам Израилевым все, что заповедано было [ему от Господа]. И видели сыны Израилевы, что сияет лице Моисеево, и Моисей опять полагал покрывало на лице свое, доколе не входил говорить с Ним» (Исход, глава 34).

Это «сияние лица» выглядит, правда, на многих изображениях Моисея всего лишь двумя пучками света на его голове, по странному стечению обстоятельств похожими на рога…

Не менее любопытен и вид так называемых «скрижалей», которые принес Моисей. Это только в христианской традиции их обычно представляли в виде двух плоских прямоугольных плиток (позднее – со скругленным верхом). А вот согласно еврейским преданиям, «скрижали» имели вид прямоугольной призмы – или более точно, с точки зрения геометрии, форму параллелепипеда с квадратным основанием. Вдобавок – и это очень неожиданная деталь – в этом параллелепипеде был насквозь прорезан цилиндр, а на стенках цилиндрической прорези и на внешних гранях параллелепипеда были написаны некие тексты. Вот как описывает это Талмуд:

«…был виден вырезанный насквозь текст десятисловия (то есть десяти заповедей); в северной скрижали – ассирийским, то есть квадратным письмом, а в южной – древнееврейским, в той и другой скрижали в двух видах, по чтениям в Исходе и во Второзаконии, со знаками нижней и верхней акцентуации.  Изнутри текст читался по направлению справа налево, а снаружи – слева направо».

Рис. 189. Форма «скрижалей» по Талмуду

Сама по себе такая форма весьма нетривиальна. Но нетривиальны также и размеры «скрижалей», указываемые в Талмуде: длина и ширина квадратного основания параллелепипеда равнялась 6 тфахим (60 сантиметров), толщина – 3 тфахима (30 сантиметров). Тфахим – ладонь (по ширине).

Легко прикинуть вес, который имел бы такой каменный параллелепипед. Без учета цилиндрического выреза он получается порядка 200 килограмм на каждую «скрижаль». К сожалению, не указан размер этого цилиндрического выреза. Но если для простоты принять, что вырез уменьшал вес «скрижалей» вдвое, то получится, что Моисей вполне мог соперничать с современными олимпийскими чемпионами в тяжелой атлетике, так как он спустился с горы с двумя скрижалями (то есть с грузом в двести килограмм), неся их в одной руке!..

Ясно, что «скрижали» были вовсе не из камня, да и функции у них были совсем иные, нежели просто «предмет для надписей». Поскольку в дальнейшем «скрижали» были помещены внутрь Ковчега Завета, который проявлял весьма нетривиальные свойства (см. далее), вполне логично предположить, что «скрижали» на самом деле были какими-то техническими деталями, обеспечивающими функционирование Ковчега Завета. Ну, а наличием всевозможных надписей на деталях сложных технических устройств ныне никого не удивишь…

Изготовление технического оборудования

Визиты на гору Синай закончились, но евреи и после этого вовсе не двинулись к «Земле Обетованной», как это логично было бы ожидать. Вместо этого им пришлось еще немалое время провести на том же месте и для начала заняться изготовлением различных предметов, инструкции по которым получил у Яхве Моисей во время своего шестого подъема на гору (когда он поднимался туда с Иисусом Навином).

«И сказал Моисей всему обществу сынов Израилевых: вот что заповедал Господь: сделайте от себя приношения Господу: каждый по усердию пусть принесет приношение Господу, золото, серебро, медь, шерсть голубого, пурпурового и червленого цвета, и виссон [крученый], и козью шерсть, кожи бараньи красные, и кожи синие, и дерево ситтим, и елей для светильника, и ароматы для елея помазания и для благовонных курений, камень оникс и камни вставные для ефода и наперсника» (Исход, глава 35).

Все эти материалы были необходимы для изготовления всего того, о чем Яхве говорил Моисею (а возможно, и Иисусу Навину) на горе Синай. Понятно, что среди голой пустыни евреи бы ничего не нашли – все это у них уже было с собой. Это они унесли при Исходе из Египта. И становится понятным поручение Яхве, отданное евреям еще задолго до Исхода, набрать у своих соседей-египтян как можно больше серебряных, золотых и иных изделий якобы на время – теперь-то как раз все это унесенное (читай – украденное) из Египта и понадобилось. Понадобилось в качестве исходного материала для изготовления целого списка самых различных предметов.

«И всякий из вас мудрый сердцем пусть придет и сделает все, что повелел Господь: скинию и покров ее и верхнюю покрышку ее, крючки и брусья ее, шесты ее, столбы ее и подножия ее, ковчег и шесты его, крышку и завесу для преграды, [и завесы двора и столбы его, и камни смарагдовые и фимиам и елей помазания,] стол и шесты его и все принадлежности его, и хлебы предложения, и светильник для освещения со [всеми] принадлежностями его, и лампады его и елей для освещения, и жертвенник для курений и шесты его, и елей помазания, и благовонные курения, и завесу ко входу скинии, жертвенник всесожжения и решетку медную для него, и шесты его и все принадлежности его, умывальник и подножие его, завесы двора, столбы его и подножия их, и завесу у входа во двор, колья скинии, и колья двора и веревки их, одежды служебные для служения во святилище, и священные одежды Аарону священнику и одежды сынам его для священнодействия» (Исход, глава 35).

Рис. 190. Изготовление Скинии, Ковчега Завета и прочей утвари

Самые важные и ответственные работы исполняли не абы кто попало, а специальные мастера, имена которых Яхве назвал Моисею на горе Синай. Впрочем, поскольку Яхве сам лично вряд ли разбирался в индивидуальных особенностях всех евреев, гораздо более вероятен вариант, что кандидатуры этих мастеров подбирал все-таки Моисей, а Яхве лишь утвердил выбор Моисея. Но только утверждением дело не ограничилось – Яхве каким-то образом передал им необходимые для этого знания (как именно он это сделал, первоисточники, увы, не уточняют).

«И сказал Моисей сынам Израилевым: смотрите, Господь назначил именно Веселеила, сына Урии, сына Ора, из колена Иудина, и исполнил его Духом Божиим, мудростью, разумением, ведением и всяким искусством, составлять искусные ткани, работать из золота, серебра и меди, и резать камни для вставливания, и резать дерево, и делать всякую художественную работу; и способность учить других вложил в сердце его, его и Аголиава, сына Ахисамахова, из колена Данова; он исполнил сердце их мудростью, чтобы делать всякую работу…» (Исход, глава 35).

Материала для работ у этих мастеров хватало. На определенном этапе Моисей даже вынужден был остановить евреев, которые продолжали приносить различные материалы и тогда, когда в них не было уже необходимости. Это указывает на то, что в свое время евреи весьма тщательно исполнили указание подготовиться к Исходу и унесли из Египта существенно больше, чем было нужно. Ну что ж – запас карман не тяготит…

Хотя и на изготовление необходимого Яхве оборудования и оснащения пошло весьма немало. Вот, например, сколько разных металлов ушло только на Скинию и утварь для нее:

«Всего золота, употребленного в дело на все принадлежности святилища, золота, принесенного в дар, было двадцать девять талантов и семьсот тридцать сиклей, сиклей священных; серебра же от исчисленных лиц общества сто талантов и тысяча семьсот семьдесят пять сиклей, сиклей священных; с шестисот трех тысяч пятисот пятидесяти человек, с каждого поступившего в исчисление, от двадцати лет и выше, по полсиклю с человека, считая на сикль священный.

Сто талантов серебра употреблено на вылитие подножий святилища и подножий у завесы; сто подножий из ста талантов, по таланту на подножие; а из тысячи семисот семидесяти пяти сиклей сделал он крючки у столбов и покрыл верхи их и сделал связи для них.

Меди же, принесенной в дар, было семьдесят талантов и две тысячи четыреста сиклей; из нее сделал он подножия для столбов у входа в скинию свидетельства, и жертвенник медный, и решетку медную для него, и все сосуды жертвенника, и подножия для столбов всего двора, и подножия для столбов ворот двора, и все колья скинии и все колья вокруг двора» (Исход, глава 38).

Все это, напомню, надо было было вынести из Египта и принести в целости и сохранности к горе Синай.

Рис. 191. Предположительный маршрут евреев до горы Синай

Ковчег Завета

Пожалуй, самым сложным (и самым загадочным) объектом, который надо было изготовить, был Ковчег Завета. Вот какие инструкции дает Яхве Моисею по его изготовлению:

«Сделайте ковчег из дерева ситтим: длина ему два локтя с половиною, и ширина ему полтора локтя, и высота ему полтора локтя; и обложи его чистым золотом, изнутри и снаружи покрой его; и сделай наверху вокруг его золотой венец [витый]; и вылей для него четыре кольца золотых и утверди на четырех нижних углах его: два кольца на одной стороне его, два кольца на другой стороне его.

Сделай из дерева ситтим шесты и обложи их [чистым] золотом; и вложи шесты в кольца, по сторонам ковчега, чтобы посредством их носить ковчег; в кольцах ковчега должны быть шесты и не должны отниматься от него…

Сделай также крышку из чистого золота: длина ее два локтя с половиною, а ширина ее полтора локтя; и сделай из золота двух херувимов: чеканной работы сделай их на обоих концах крышки; сделай одного херувима с одного края, а другого херувима с другого края; выдавшимися из крышки сделайте херувимов на обоих краях ее; и будут херувимы с распростертыми вверх крыльями, покрывая крыльями своими крышку, а лицами своими будут друг к другу: к крышке будут лица херувимов.

И положи крышку на ковчег сверху, в ковчег же положи откровение, которое Я дам тебе; там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою, посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения, о всем, что ни буду заповедывать чрез тебя сынам Израилевым» (Исход, глава 25)

Рис. 192. Макет Ковчега Завета на съемках фильма «Индиана Джонс»

Эта же глава Ветхого Завета содержит одну важную, но не до конца четкую фразу:

«Смотри, сделай их по тому образцу, какой показан тебе на горе» (Исход, глава 25).

Судя по контексту, эта фраза точно относится к Скинии и некоторым предметам из ее утвари. Однако из текста не ясно, относится ли эта фраза в том числе и к Ковчегу Завета. Но если относится и если воспринимать фразу дословно, то получается, что Ковчег Завета был вовсе не один!.. Их было как минимум два!.. Один, известный нам, был изготовлен мастерами Веселилом и Аголиавом, а другой уже имелся на тот момент у самого Яхве.

С одной стороны, это представляется вполне возможным. Ведь если Ковчег выполнял среди прочих функцию связи между Моисеем и Яхве («Я буду говорить с тобой над крышкою»), то наличие второго Ковчега даже необходимо, поскольку на другом конце связи тоже должен был иметься какой-то аппарат.

Но с другой стороны, речь в данном отрывке Ветхого Завета идет не только о Ковчеге Завета, но и о жертвенном столе и другой церковной утвари, а также о Скинии, которая представляла собой весьма немаленькую конструкцию. Сомнительно, чтобы все это стояло в качестве «образцов» на горе Синай во время общения Бога с Моисеем.

Однако и фраза «образец, какой показан» не обязательно должна восприниматься дословно. Моисею мог быть показан какой-то макет, чертежи или схематическое изображение. Или, например, продемонстрирован 3D-фильм. Почему бы и нет?.. Уровень технологий, который демонстрирует Ковчег Завета со своими свойствами, вполне это допускает. А эти свойства показывают, что Ковчег не был ни просто «коробкой» для переноса каменных табличек с надписями, ни даже обычным средством связи с Богом. Его функции были существенно более сложными.

Скажем, впоследствии Иисус Навин использует возможности Ковчега для того, что остановить воду реки Иордан и перевести свое войско на другой берег (подробнее этот эпизод мы рассмотрим позднее).

Рис. 193. Ковчег останавливает воды Иордана

Если взглянуть на данные события с точки зрения физики и учесть, что вода в реке течет вследствие действия гравитации, то следует сделать вывод, что Ковчег Завета мог воздействовать на гравитацию. Говоря другими словами, мог проявлять антигравитационные свойства. О том, что у него такие «способности» действительно были, указывают и другие эпизоды из Ветхого Завета.

Так, скажем, указывается, что Ковчег «сам нес тех, кто нес его». Иными словами, несмотря на то, что Ковчег должен был быть очень тяжелым, он не только не обременял носильщиков, но еще и облегчал их собственное передвижение. В другом источнике говорится, что во время скитаний по пустыне «ковчег подавал знак сниматься со стоянки, взмывая вверх и затем стремительно удаляясь от стана на расстояние в три дня пути».

Вообще, Ковчег Завета был весьма своенравным устройством – он сам выбирал путь, по которому желал следовать. Если же перейти на технический язык, то Ковчег имел какое-то внешнее управление, с помощью которого некто (Яхве или «ангелы») извне управлял его перемещениями.

«Когда поднимался ковчег в путь, Моисей говорил: восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя! А когда останавливался ковчег, он говорил: возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!» (Числа, глава 10).

Судя по всему, евреи не имели возможности просто так носить Ковчег, как им вздумается. В начале и конце движения Моисей должен был связываться с неким «оператором», который и управлял передвижением Ковчега, попутно и определяя места остановки…

Ковчег Завета был задействован также для обрушения стен Иерихона (см. далее). Какой именно вид воздействия был при этом использован, определить, увы, невозможно. Но то, что мощность Ковчега была весьма немалой, подчеркивает отрывок из Талмуда, согласно которому по пути следования Ковчега Завета «холмы сравнивались с землей». По сравнению с этим обрушение стен Иерихона – просто «мелочь»…

Разрушительная мощь Ковчега Завета периодически использовалась евреями против своих врагов. Ковчег иногда (отнюдь не всегда!) сопровождал их войско в битвах и помогал им побеждать. Правда, библейские тексты не указывают, каким именно образом им помогал Ковчег, как во время битвы проявлялось его воздействие, и проявлялось ли оно вообще. В этом случае не исключено, что порой Ковчег выполнял просто роль обычного флага или штандарта, укрепляя моральный дух израильского войска.

Рис. 194. Ковчег помогал евреям в сражениях

Но Ковчег поражал не только врагов евреев. Он поражал и самих евреев, что делает его еще больше похожим на некий «бездушный» аппарат, обычное техническое устройство. Так, например, инстинктивно пытавшийся поддержать наклонившийся Ковчег и случайно коснувшийся его Оза, мгновенно погибает – возможно, вследствие какого-то мощного электрического разряда.

«Оза простер руку свою, чтобы придержать ковчег, ибо волы наклонили его. Но Господь разгневался на Озу, и поразил его за то, что он простер руку свою к ковчегу; и он умер тут же пред лицем Божиим» (Первая книга Паралипоменон, глава 13).

Оза хотел сделать «добро» – предотвратить падение Ковчега, но Бог почему-то якобы разгневался на него за это. Так на самом деле поступает обычный механизм, для которого нет понятий «добро и зло», «свой и чужой». Электрическая розетка тоже бьет током всех попало вне зависимости от того, кто и с какой целью в нее залез…

Такая способность поражать «своих», естественно, не очень-то нравилась тем, кто переносил Ковчег Завета. Они вовсе не вели себя так, будто гордились честью переносить Ковчег, – как можно было бы ожидать, если бы он был всего лишь символом их Бога, и порой даже старались пренебречь своими обязанностями – каждый из них пытался устроить так, чтобы переложить на других перенос опасного Ковчега.

Переносить же Ковчег должны были только левиты – представители рода Леви, что изначально было определено самим Яхве. Луи Гинзберг писал:

«Самыми известными из левитов были сыны Каафа, которым во время переходов по пустыне поручали ковчег. Это опасное поручение, ибо из вставленных в него шестов сыпались искры, которые поражали врагов Израиля, но время от времени этот огонь сеял панику среди носильщиков ковчега».

Рис. 195. Оза погибает, прикоснувшись к Ковчегу Завета

И паника эта была небезосновательна. Ковчег таил в себе весьма серьезную опасность, о которой сам Яхве вынужден был предупредить Аарона после того, как два его сына погибли, подойдя к Ковчегу Завета с «неправильно» зажженным огнем.

«И говорил Господь Моисею по смерти двух сынов Аароновых, когда они, приступив [с чуждым огнем] пред лице Господне, умерли, и сказал Господь Моисею: скажи Аарону, брату твоему, чтоб он не во всякое время входил во святилище за завесу пред крышку [очистилище], что на ковчеге [откровения], дабы ему не умереть, ибо над крышкою Я буду являться в облаке» (Левит, глава 16).

По тем же причинам требовалось соблюдать специальную процедуру, когда необходимо было перемещать Ковчег Завета с места на место. Подробные инструкции по этому поводу были даны также самим Яхве.

«Когда стану надобно подняться в путь, Аарон и сыны его войдут, и снимут завесу закрывающую, и покроют ею ковчег откровения; и положат на нее покров из кож синего цвета, и сверх его накинут покрывало все из голубой шерсти, и вложат шесты его… Тогда сыны Каафа подойдут, чтобы нести; но не должны они касаться святилища, чтобы не умереть. (Числа, глава 4).

Опасность была настолько велика, что на стоянках Ковчег Завета находился в специально отведенном месте Скинии, отделенном от остального помещения той самой «завесой закрывающей» (парохет), которой покрывался Ковчег при переноске. Она была изготовлена из «голубой, пурпурной и червленой шерсти и крученого виссона…». Необычным для подобной принадлежности было полное отсутствие золота при явной тяге Яхве и евреев к драгметаллам. Не было его и на упомянутом «покрове из кож синего цвета» и «покрывале из голубой шерсти». Иными словами, прежде чем переносить Ковчег, его аккуратно обертывали несколькими слоями изолирующих материалов. Собственно, и длинные шесты из дерева, на которых левиты переносили Ковчег, также выполняли роль изоляторов.

Все это нередко используется для обоснования версии, согласно которой внутри Ковчега Завета находился источник электрической энергии. На первый взгляд вроде бы похоже – и искры летят, и прикасаться нельзя, и изоляторы нужны.

Но почему нужно говорить именно об электричестве?.. Разве в природе не может быть других видов энергии, использование которой сопровождалось бы «искрами» и требовало изолирующих материалов?.. Если мы еще не знаем этих видов энергии, это не значит, что их нет вовсе…

Рис. 196. Деревянные шесты позволяли перемещать Ковчег, не прикасаясь к нему

Все перечисленные свойства позв