Главная » Мировоззрение, Психология

Особенности мышления эмоционально мыслящих

14:05. 11 июня 2016 Просмотров - 961 5 коммент. Опубликовал:

Эмоционально мыслящие составляют большинство современного общества. Тот стиль мышления, которого они придерживаются, глубоко иррационален и мало соотносится с логикой, разумностью и возможностью придти к какой-либо истине. О таких характерных для эмоционально мыслящих чертах, как боязнь мыслить, догматизм, склонность к построению иллюзий и т. п., уже шла речь в предыдущих статьях. В этой статье будет рассказано о дополнительных характерных особенностях мышления эмоционально мыслящих.
 

Основными особенностями мышления эмоционально мыслящих являются: 1) смутно-интуитивный характер мышления; 2) эмоционально-оценочная матрица; 3) набор иррационально подкрепляемых догм.
 

1. Смутно-интуитивный характер мышления. Существует стереотип о том, что современные люди мыслят рационально. Подразумевается при этом, что их решения имеют определённые основания, которые они могут логически объяснить и аргументировать. Однако на деле это совершенно не так. Напротив, практически все свои решения эмоционально мыслящие принимают под действием смутных интуитивных впечатлений, которые они не могут и не пытаются объяснить. Решениями, принимаемыми на основе смутных интуитивных впечатлений, пронизано всё – от повседневной жизни до политических и экономических действий государств. Даже в научных теориях смутные интуитивные впечатления зачастую играют ведущую роль.

Что такое смутное интуитивное впечатление? Это некое подобие мысли, которое человек фиксирует, но не может внятно сформулировать или объяснить. С интуитивными впечатлениями о разных вещах постоянно сталкиваются все. Каждое такое впечатление даёт человеку сигнал о том, что он знает нечто про данную вещь, но это знание не до конца сформировано, либо не поймано ещё сознанием. Что делает разумный человек, имея интуитивное впечатление? Он старается разобрать его смысл, превратить это подобие мысли в полноценное, ясное и чёткое понимание того, о чём это впечатление свидетельствовало. Иначе поступает эмоционально мыслящий. Часть смутных интуитивных впечатлений он вообще отбрасывает, часть в исходном, смутном и неосознанном, виде, кладёт в основания своих решений и своей позиции.

Туманные интуитивные впечатления не направляют эмоционально мыслящего по нужному пути, а влияют на его решения причудливым образом. Рассмотрим простой пример. Допустим, эмоционально мыслящий обсуждает с кем-то условия соглашения. У него возникло смутное интуитивное впечатление, что это соглашение в чём-то его не совсем устраивает. Однако в силу своей неразумности он не пытается понять, по какой именно причине ему не нравится это соглашение, в какой пункт надо было бы внести изменения и т. п. Вместо этого он может делать выбор между двумя вариантами: 1) поддаться смутному интуитивному впечатлению и отказаться от соглашения; 2) отбросить смутное интуитивное впечатление и принять соглашение. Если он выберет первый вариант, он, однако, не сможет объяснить причины своих действий. Он может придумать для своего решения некое псевдорациональное обоснование, которое не будет иметь ничего общего с истинной причиной, так и оставшейся им не осознанной и не сформулированной. В его позиции и его решениях вместо поддающейся логическому объяснению связи образуется некий пробел, в лучшем случае прикрытый псевдообъяснением. На практике все представления, решения и поступки эмоционально мыслящих засыпаны такими пробелами сплошь.

В общем-то по интуитивным впечатлениям эмоционально мыслящий судит о любых сколько-нибудь сложных вещах. Поскольку отдельных смутных интуитивных впечатлений у него много, и значительная их часть имеет весьма косвенное отношение к рассматриваемым вопросам, часто эмоционально мыслящий, поддавшись каким-то второстепенным факторам, которые причудливым образом его куда-то подтолкнули, принимает решения, которые лежат далеко от верного направления, и решений, которые он сам бы принял, подумав и разобравшись в вопросе. Однако такое поведение для эмоционально мыслящего привычно. Более того, в большинстве случаев он уверяет себя, что его решения и позиция, которые основаны на непонятных ему самому мотивах, вполне логичны и обоснованы, и сопротивляется попыткам их ещё раз проанализировать и прояснить. При этом он защищает свою позицию с помощью иррациональных доводов, либо вообще избегает обсуждения вопроса.

Дополнительная проблема заключается в том, что не осознавая природу смутных интуитивных впечатлений, эмоционально мыслящий не может разделить “правильные” интуитивные впечталения, в основе которых лежат какие-то значимые и реальные факты, и ложные интуитивные впечатления, в основе которых лежат вещи, связь которых с рассматриваемым вопросом не является существенной, либо вообще – заблуждения, и созданные им самим же иллюзии. Эта особенность давно и успешно используется для манипулирования мнением и решениями эмоционально мыслящих – политтехнологами, маркетологами, представителями СМИ и т. д. Скажем, красивая девушка рекламирует пылесос. Какое отношение она имеет к качествам пылесоса? Никакого. Однако в рекламном ролике создаётся искусственная ассоциация – красивая девушка производит приятное впечатление – пылесос производит приятное впечатление. Когда эмоционально мыслящий, который посмотрел этот ролик, пойдёт в магазин и увидит пылесос, он не будет вспоминать о ролике, но заброшенная в подсознание искусственная ассоциация вызовет у него смутное интуитивное впечатление, подталкивающее к покупке этого пылесоса.

Итог: поведение и позиция эмоционально мыслящих не поддаются логике, принимая различные решения, они в большинстве случаев сами не понимают, почему принимают те или иные решения.

2. Эмоционально-оценочная матрица. На основе эмоционально-оценочной матрицы эмоционально мыслящий может принимать решения и выносить суждения, не обращаясь к смутным интуитивным впечатлениям. Эмоционально-оценочная матрица с подкрепляющими её догмами занимает у эмоционально мыслящего место понимания вещей. Проявляет ли разумный человек эмоции, выносит ли оценки? Да, выносит. Однако у разумного человека наблюдается следующая последовательность – 1) разобраться в вопросе, достигнуть понимания вещей; 2) вынести оценки. У эмоционально мыслящего наблюдается другая последовательность – 1) вынести оценки; 2) оправдать эти оценки, придумав им псевдорациональное обоснование. Т. е. если разумный человек сначала выясняет истину, а потом расставляет оценки, эмоционально мыслящий, напротив, сначала выносит оценки, а затем формирует “истину”, которая подходила бы под эти оценки.

Итак, эмоционально мыслящие имеют привычку сходу выносить любые оценки и основой для этого является эмоционально-оценочная матрица. Эту эмоционально-оценочную матрицу можно, а принципе, представить в виде таблицы с перечнем вещей и проставленных напротив них оценок. Например, фрагмент эмоционально-оценочной матрицы у неких эмоционально мыслящих может выглядеть так:

первый эмоционально мыслящий второй эмоционально мыслящий
коммунизм плохо Сталин хорошо
рыночная экономика хорошо Ельцин плохо
демократия хорошо капитализм плохо
группа Битлз хорошо распущенность плохо
СССР плохо открытое ПО хорошо
патриоты плохо плановая экономика хорошо
авторское право хорошо национализация хорошо
толерантность хорошо олигархи плохо
ханжество плохо мигранты плохо
социальная справедливость плохо нанотехнологии хорошо

Эмоционально мыслящий привыкает к быстрой выстановке оценок при помощи этой матрицы и, встретив какую-то ситуацию, точку зрения и т. п. не пытается даже разбираться и вникать в смысл. Скажем, найдя какую-нибудь статью в интернете, эмоционально мыслящий, читая, не пытается понимать её смысла! Вместо того, чтобы понимать смысл, он выносит суждение о ней на основе фрагментарного поверхностного впечатления, сформированного при помощи эмоционально-оценочной матрицы.

Рассмотрим простой пример. Возьмём сторонника религии и атеиста. У первого будет в эмоционально-оценочной матрице пункт “религия – хорошо”, у второго пункт – “религия – плохо”. Возьмём небольшой фрагмент текста, в нём будем отмечать зелёным цветом те утверждения, которые эмоционально мыслящий воспринимает как совпадающие с матрицей, и красным – как не совпадающие.
 

В1. Текст с точки зрения сторонника религии:
 

Рассуждая бесстрастно, можно признать, что практически все религиозные этические системы похожи друг на друга. Моральные принципы христианства также нельзя назвать новаторскими. Ницше указывал, что Заповеди Блаженства, в которых утверждается, что смиренные, униженные и нищие блаженны и будут вознаграждены после смерти, обнаруживают признаки рабской психологии. (Говоря это, философ имел в виду опыт, полученный евреями в Египте до Моисея.) Можно добавить, что на протяжении всей истории эти заповеди служили нуждам тех, кто был хорошо устроен: они помогали богатым смирять бедных и не давать им поднять голову.
 

В2. Текст с точки зрения атеиста:
 

Рассуждая бесстрастно, можно признать, что практически все религиозные этические системы похожи друг на друга. Моральные принципы христианства также нельзя назвать новаторскими. Ницше указывал, что Заповеди Блаженства, в которых утверждается, что смиренные, униженные и нищие блаженны и будут вознаграждены после смерти, обнаруживают признаки рабской психологии. (Говоря это, философ имел в виду опыт, полученный евреями в Египте до Моисея.) Можно добавить, что на протяжении всей истории эти заповеди служили нуждам тех, кто был хорошо устроен: они помогали богатым смирять бедных и не давать им поднять голову.
 

Как эмоционально мыслящий сторонник религии, так и эмоционально мыслящий атеист не будут воспринимать смысл текста. Первый скажем про текст “всё это неправильно”, второй скажет “да, всё тут написано правильно”. Однако первый не попытается подобрать аргументы против тех утверждений, которые он сочтёт неправильными, второй – не попробует усомниться в правильности. Своё заключение о сути текста они вынесут лишь на основе поверхностного впечатления, соответствия отдельных фраз и слов в тексте их эмоционально-оценочной матрице. По сути, в своей оценке они будут реагировать лишь на преобладающий “цвет” текста, а не на его смысл.

Не понимая общего смысла текста, не будучи способным уловить основную мысль, идею, которая там изложена, эмоционально мыслящие будут отмечать в нём отдельные “плохие” или “хорошие” слова и фразы. Высказывая своё суждение о написанном, они ничего на скажут по поводу общей сути, а будут цепляться за эти отдельные фразы, которые каждый там отметил тем или иным “цветом” в соответствии со своей матрицей, и критиковать или соглашаться с ними. Напротив, зачастую такие выдернутые фразы, на основе которых строится заключение или оценка, имеют к сути текста крайне отдалённое отношение. Например, кто-то, комментируя < ![CDATA[]]>4хуровневую концепцию< ![CDATA[]]>, написал на форуме сообщение типа “А вот неправильно совсем там написано про то, что ассирийцы были жестокими и злыми, их завоевательная политика была продиктована борьбой за ресурсы, которых им в самой Ассирии недоставало”, хотя жестокость в качестве мотива завоеваний там не указана, да и суть-то концепции совсем в другом. Кому-то там не понравилась критика мельком упомянутых тезисов Маркса, и он стал исключительно об этом писать, и т. п. А не найдя в тексте достаточно утверждений, которые он мог бы сопоставить со своей матрицей, эмоционально мыслящий, скорее всего, скажет, что “не понял” текст.

Поводы для фиксации оценки и появления нового элемента в эмоционально-оценочной матрице эмоционально мыслящего могут быть самые разные – это и некие личные впечатления, прямо или, что чаще, косвенно связанные с предметом оценки, и влияние среды, окружения, и случайно прочитанная статья в газете или передача по телевидению, давшая первое впечатление о предмете. Не думая, а лишь ориентируясь по эмоционально-оценочной матрице, эмоционально мыслящий будет выискивать во всём оценки (“находя”, зачастую, в чужих словах такие оценки, о которых сам автор и не подозревает) или основания для оценок, и сам, опять же, выдавать по поводу всего оценки, а не какие-то осмысленные суждения. Всё его мышление будет вертеться вокруг оценок, как центрального пункта любого суждения.

Навешивание ярлыков. Навешивание ярлыков – любимое занятие эмоционально мыслящих, судящих обо всём на основании эмоционально-оценочной матрицы. По сути, навешивание ярлыка – это как бы декларирование одного из пунктов матрицы. Навешивание ярлыка применяется эмоционально мыслящими вместо аргументации своих действий. Скажем, навесим ярлык “Саддам Хусейн – диктатор”. Почему нужно напасть на Ирак? Потому что Саддам Хусейн – диктатор, Саддам Хусейн – плохой, и режим Саддама Хусейна – плохой. Навесим ярлык “СССР – империя зла”. Почему нужно бороться с СССР и развалить его? Потому что СССР – империя зла, СССР – плохой. Навесим ярлык “Яндекс – зло”. Почему нужно бросать пользоваться Яндексом и переходить на Гугл? Потому что Яндекс – зло, Яндекс – плохой. Ну и т. д. Неважно для эмоционально мыслящего, есть ли какая-то причина для навешивания ярлыка, после его навешивания и закрепления ярлык становится как бы самодостаточной, не требующей аргументации оценкой того объекта, к которому он прикреплён, после закрепления ярлыка можно просто использовать доводы типа “это общеизвестно, это знают все” и т. п. Т. о., навешивание ярлыков, в принципе, позволяет внедрять оценки, полностью идущие вразрез с рельностью, истиной и моралью. Особенно распространено навешивание ярлыков в западной культуре, представители которой постоянно активно и настойчиво навешивают ярлыки, чтобы дать выгодную им оценку вещей, совершенно не считаясь с действительностью (например, это ярко проявилось при освещении западными СМИ в августе 2008 г. войны в Южной Осетии).

Натянутые аналогии и “узнавание слов”. Ещё одна особенность эмоционально мыслящих – распространение оценок от определённых объектов в матрице по натянутым аналогиям. Например, коммунизм – хорошо, Сталин связан с коммунизмом, следовательно, Сталин – хорошо. Свобода и демократия – хорошо, распад СССР произошёл под лозунгами свободы и демократии, следовательно, распад СССР – хорошо. Ну и т. д. При этом, распространяя оценки по натянутым аналогиям, эмоционально мыслящий мало задумывается, насколько правомерно распространение данной оценки по аналогии, нет ли каких-либо дополнительных факторов, которые могли бы повлиять на вынесение оценки и т. п.

“Узнавание слов” также характерно для эмоционально мыслящих. В чём его суть? Допустим, некогда эмоционально мыслящий что-то слышал или где-то встречал некое понятие. Услышав или встретив ещё раз данное или чем-то схожее, по его мнению, понятие, причём, оно может употребляться совсем в другом контексте и по другому поводу, он его “узнаёт”. При этом такое узнавание принимается эмоционально мыслящим за понимание, он отмечает “я знаю, я понимаю, о чём идёт речь”. Скажем, один человек по поводу 4хуровневой концепции написал: “А что, там, собственно нового? Это же обычный цивилизационный подход”. При этом, ни о том, в чём заключается цивилизационный подход, ни о том, какое отношение он имеет к моей концепции, он не задумывался, он просто “узнал” слово.

3. Набор иррационально подкрепляемых догм. О догмах, которые являются привычной и близкой вещью для эмоционально мыслящих, уже шла речь в статье “< ![CDATA[]]>Проблема догматизма< ![CDATA[]]>“. Здесь пойдёт речь не том, что такое догмы и в чём сущность догматизма, а о роли догм в мышлении эмоционально мыслящих. В сущности, основная функция догм для эмоционально мыслящих – псевдорациональное обоснование, псевдоаргументация своих эмоциональных предпочтений. Наличие догм придаёт эмоционально мыслящему уверенность в рациональности своих представлений и обоснованности своих оценок. Поэтому догмы часто связаны с теми или иными элементами в эмоционально-оценочной матрице. Например, догма “рыночная экономика является наиболее эффективной экономической моделью” связана с пунктом “рыночная экономика – хорошо” в матрице. Иногда догмы сами становятся основаниями для оценок или внедряются одновременно с ними.

Конечно, как и положено догмам, догмы эмоционально мыслящего воспринимаются им как абсолютные утверждения, верные вне зависимости от ситуации. Он спокойно переносит догмы из одного контекста в другой, совершенно не обращая внимания на абсурдность, возникающую при этом. В общем-то, он даже не пытается связывать догмы с контекстом и текущей ситуацией. Скажем, возьмём догму “насилие порождает насилие” и, исходя из того, что в некоторых случаях нежелание сторон идти на уступки и понимать позицию друг друга приводит к длительным, неутихающим конфликтам, будем пропагандировать, что в любом случае некого агрессивного и неспокойного субъекта нужно умиротворять, идя на уступки, тогда он успокоится, и всё будет хорошо. В то же время на практике подобная политика может не только не утихомирить агрессора, но, напротив, пробудить в нём чувство безнаказанности и стремление вести себя ещё более агрессивно и нагло. Или ещё один – реальный – пример, отражающий логику некоторых европейцев. Слово “чёрный” в качестве обращения может обидеть представителей некоторых национальностей, нужно использовать для этого другие слова. Перенесём догму в другой контекст – название “чёрный кофе” может обидеть представителей некоторых национальностей, поэтому вместо “чёрный кофе” будем говорить, скажем, “цветной кофе” или “кофе без молока”.

Зацикленность на определённых догмах ограничивает широту мышления эмоционально мыслящего, поэтому привыкнув к определённому набору догм, он перестаёт замечать какие-либо другие мысли или аспекты рассмотрения вопроса. Типичной ситуацией, когда эмоционально мыслящий вступает в дискуссию или высказывает своё мнение по поводу некого вопроса, является полное игнорирование им сути вопроса, и, вместо высказывания каких-то осмысленных соображений по этому вопросу и сути обсуждения, выкладывание косвенно имеющих отношение, а то и вообще не имеющих отношения к этому вопросу, но привычных для него догм. Собственно, зачастую участие в дискуссии или обсуждении вопроса и сводится для эмоционально мыслящего к впихиванию в неё знакомых ему догм, на чём он считает свою миссию законченной и очень удивляется, если ему указывают на неуместность его высказываний.

Догмы являются последним пунктом, куда может прибрести его мышление в поиске решающего аргумента в пользу своей позиции. После выкладывания догмы в качестве аргумента эмоционально мыслящий ничем больше обосновать свою позицию не может. Сама же догма имеет исключительно иррациональное подкрепление. Какого рода может быть это подкрепление? Например, так написано в авторитетной книге. Так считают “все” (похожая точка зрения нередко высказывается разными людьми по телевизору и т. п.). За догмой может стоять слепая вера. Её могут поддерживать разнообразные иллюзии, комплексы и т. п. В любом случае, даже если догма имеет смысл и (в принципе) может быть аргументирована и обоснована, сам эмоционально мыслящий не понимает смысла этой догмы и не может её объяснить.

Декларативный характер тезисов и представлений. Ещё одной особенностью мышления эмоционально мыслящих является декларативный характер их тезисов и представлений. Что это означает? Это значит, что эмоционально мыслящий выдвигает те или иные тезисы с целью их простого декларирования, не будучи сам в состоянии понять, какой от этого будет дальнейший толк. Они не связаны с его личными устремлениями, не работают на достижение заявленных им самим целей, они просто выдвигаются непонятно зачем, лишь для демонстрации их самих по себе, подобно тому как модельер представляет публике новую коллекцию, просто чтобы те посмотрели и оценили. Т. о., если разумный человек, что-то доказывая, что-то объясняя и т. п., знает, зачем он это делает, то эмоционально мыслящий в большинстве случаев не знает. Однако это не смущает эмоционально мыслящего, он с совершенной уверенностью в нормальности своей тактики, избегает выяснения любых на самом деле актуальных вопросов, вновь и вновь обращаясь к разговору о пустых и оторванных от реальности тезисах.

Типичной привычкой эмоционально мыслящих, влияющей на демонстративный характер их тезисов, также является стремление скрыть незнание, избежать высказывания любых соображений о вещах, в которых они не уверены, и выставить напоказ лишь “проверенные” тезисы и мысли. По сути, это связано всё с тем же стремлением эмоционально мыслящих обращать внимание на поверхностные оценки, а не на суть вещей, т. е. важно для них не то, скажут ли они что-нибудь по делу и будет ли достигнута истина в вопросе, а то, насколько блеснут они этим ответом, насколько в выгодном свете себя продемонстрируют и т. п. По этой причине эмоционально мыслящий предпочитает участвовать не в той дискуссии, где обсуждается важный или интересный вопрос, а той, где можно вставить свои пять копеек и тем самым порисоваться перед остальными.

***

Неуклюжий, абсурдный и беспомощный характер мышления эмоционально мыслящих проявляется везде, где требуется хоть капелька интеллекта. Однако, безусловно, в сферах, где торжествуют желания и фигурирует личная выгода, они принимают вполне определённые и осознаваемые решения. В последние десятилетия эта сфера претерпевает заметное расширение, что связано с близостью конца современной цивилизации и деградацией эмоционально мыслящих.

Деградация эмоционально мыслящих. Как я уже отмечал в статье “Классификация людей по степени неразумности”, в предвестии полного разложения и краха современной цивилизации, выстроенной на эмоциональном мировоззрении, современное общество и люди, живущие в нём, стремительно деградируют. В характере мышления и поведения эмоционально мыслящих по этой причине происходят определённые сдвиги. Чем более деградируют эмоционально мыслящие, тем более они приходят к мысли, что нечего вообще заморачиваться попытками размышления, сохранять дань каким-то традициям, прикрывать свои поступки псевдорациональным обоснованием. Обоснование их поступков всё более эволюционирует к чистому “я хочу”, к легализации любых, самых абсурдных желаний и скатыванию к инстинктивному характеру поведения. В то же время проявления характерных особенностей мышления эмоционально мыслящих достигают крайности и абсурда, каждый стремится эксплуатировать эти крайние проявления, чтобы получить выигрыш – тоннами навешиваются искусственные ярлыки, тысячами создаются ложные ассоциации, кучами плодятся самые абсурдные догмы и т. п. Всё это ускоренными темпами приводит к утопанию современной западной цивилизации в море маразма и полному сгниванию её изнутри без шансов на спасение.

Особенности мышления эмоционально мыслящих – 2
 

Эта статья является продолжением статьи “Особенности мышления эмоционально мыслящих”, написанной ранее. Напомню, что эмоциональное мышление – это такой стиль мышления, при котором деятельность разума полностью подавляется эмоциональной сферой, а для обоснования своих суждений и выводов человек упорно использует иррациональные приёмы. Эмоциональный стиль мышления весьма устойчив – человек, который привык следовать ему постоянно, игнорирует любые, самые очевидные соображения здравого смысла и не способен следовать самым элементарным правилам логики. Хотя эмоциональное мышление связано с эмоциональным мировоззрением, следует различать эти вещи: если эмоциональное мировоззрение – это (сознательная) опора на стремления и ценности, которые лежат в эмоциональной сфере, эмоциональное мышление – это нарушение и искажение процесса мышления под влиянием эмоциональной сферы. В принципе, возможно как эмоциональное мировоззрение без эмоционального мышления (т. е. человек мыслит правильно, но всё равно отдаёт предпочтение эмоциональному комфорту, а не разумным стремлениям), так и эмоциональное мышление без эмоционального мировоззрения (т. е. человек тяготеет к разумным стремлениям, но определённые заморочки в эмоциональной сфере мешают ему мыслить правильно). Однако в подавляющем большинстве случаев эмоционально мыслящие являются людьми с эмоциональным мировоззрением и наоборот.

В предыдущей статье был перечислен ряд ключевых особенностей эмоционального мышления, однако список прочих характерных для эмоционально мыслящих иррациональных приёмов значительно шире, и здесь я постараюсь рассказать о наиболее типичных из них.

1) Отбрасывание непонятного. Эмоционально мыслящий в основном не привык и не умеет думать, поэтому его представления практически статичны. Не разбираясь в чьём-то мнении, в какой-то ситуации, он пытается судить о них с точки зрения привычных для него оценок и догм. Если же то, что он услышит, будет чем-то достаточно нетипичным, что не вызывает у него привычных ассоциаций и к чему нельзя приклеить известный ему ярлык, эмоционально мыслящий просто игнорирует это. Эта особенность очень устойчива и характерна почти для всех не только чисто эмоционально мыслящих, но даже и ТРМ, большинство из которых что-то непонятное тоже, к сожалению, вгоняет в ступор. В принципе, реакцию на непонятное можно рассматривать как один из способов, отличающий разумного человека от недостаточно разумного – если разумный, встречая что-то непонятное, пытается в нём разобраться, то недостаточно разумный, потерпев неудачу в попытке уложить непонятное в привычную схему, просто его отбрасывает.

Эта особенность может проявляться в различных формах. Скажем, люди активно обсуждают какой-то пустяковый вопрос, по которому у каждого есть, что высказать, стоит поставить вопрос актуальный, но серьёзный, требующий размышления – обсуждения его все начинают старательно избегать. Также практически всегда в дискуссии с вами эмоционально мыслящий отвечает лишь на те фразы и реплики, на которые ему удобно ответить, всё же остальное не замечает.

Нет сомнений, что данная особенность является одной из наиболее пагубных. Отбрасывая непонятное и непривычное, человек продолжает придерживаться неправильных представлений, совершать ошибки, бездействовать перед лицом усугубляющихся проблем, даже если всеми силами пытаться натолкнуть его на решение. Эта особенность лишает его способности реагировать на какие-то новые вызовы, с которыми сталкивается он сам, общество и страна в целом. Упорно не желая увидеть истинное положение вещей, он продолжает придерживаться ложных, но привычных трактовок и действий.

2) Я прав – значит, другие неправы. Данный глюк является одним из проявлений кусочности представлений эмоционально мыслящих. Особенностью представлений о мире разумного человека является их целостность, у неразумного же эмоционально мыслящего человека они представляют массу не связанных между собой фрагментов. Вследствие этого эмоционально мыслящий рассматривает какие-либо утверждения как изолированно правильные или неправильные. Не стремясь к построению полной картины и достижению ясности в каком-то вопросе, эмоционально мыслящий часто опирается не некий один тезис, для которого у него есть подтверждения его правильности, и заведомо игнорирует всё, что ему противоречит, не пытаясь разбираться в точке зрения оппонентов, потому что исходит из логики “так как я знаю, что я прав, значит, остальные – неправы”. На самом деле, конечно, подобная логика ошибочна, поскольку если ты знаешь часть, это не означает, что ты знаешь всё. Однако эмоционально мыслящий видит ложные противоречия между различными частями одного целого и в том случае, если на самом деле и его тезис, и точки зрения оппонентов прекрасно укладываются в единую систему. В отличие от эмоционально мыслящего, разумный человек понимает, что удостовериться в неправоте оппонента можно лишь одним способом – разобравшись в его доводах, и найдя в них логические или фактические ошибки.

3) Непонимание смысла абстрактных тезисов и понятий. Эмоционально мыслящие являются людьми, ещё не способными в полной мере к абстрактному мышлению. Я приводил уже немало примеров, когда абстрактные понятия трактуются ими ложно и произвольно. В общем, практически всегда, если эмоционально мыслящий использует абстрактное понятие или тезис, он придаёт ему ложное значение, отражающее не суть, а лишь одну из сторон этого понятия. Беря одну из сторон, один из признаков, про другие он забывает, но, нисколько не смущаясь этим, использует эти ложно трактуемые абстрактные понятия или тезисы в дискуссиях. Например, догматизм эмоционально мыслящие часто трактуют, как упорное настаивание на определённой точке зрения, забывая про другие признаки догматизма, например, про то, что настоящая догма не имеет под собой обоснования и предстаёт в глазах догматика как абсолютно истинное утверждение, верное вне зависимости от контекста. Таким образом, если вы будете последовательно отстаивать ту точку зрения, которую считаете правильной, эмоционально мыслящий обзовёт вас догматиком, будучи полностью уверенным в правомерности подобной характеристики. Или другой пример – эмоционально мыслящий называет дискриминацией разделение людей на разумных и неразумных, нисколько не смущаясь тем, что дискриминация предполагает не только разделение людей по некому признаку, но и другие действия.

4) Логические ошибки типа “часть – целое”.

Рассмотрим простую схему:

Эмоционально мыслящие постоянно путают данные элементы, отождествляя их друг с другом, из-за чего получаются три вида ошибок, связанных с нарушением логики в системе “часть – целое”.

4.1. Подмена целого частью. В принципе, сюда можно записать и ошибки с определением абстрактных понятий, о которых шла речь выше. Данная ошибка встречается очень широко, и каждый эмоционально мыслящий не упустит ни одной возможности её совершить. Выбираю одну часть, один признак, одну сторону, эмоционально мыслящий начинает судить про всё явление в целом (при этом, естественно, игнорируются другие его стороны). Например: “При СССР был дефицит. Значит, плановая экономика работала хуже, чем рыночная” – частный признак (дефицит) отождествляется с целым (экономика). Или: “Фашисты призывали гордиться своей нацией. Ты тоже призываешь гордиться своей нацией, значит ты – тоже фашист” – частный признак (гордость за свою нацию) отождествляется с целым (фашизм).

4.2. Подмена части целым. Тоже весьма распространённая ошибка, которая проявляется в разных формах. Эмоционально мыслящий может непосредственно отождествлять целое и элемент, выстраивать ложное обобщение, применять к конкретным явлениям оторванные от реалий пустые абстракции и т. п. Заменяя часть целым, эмоционально мыслящий либо неправомерно добавляет к ней новые, не присущие ей свойства, либо маскирует характерные особенности, не обязательно присущие целому. Пример 1: “При царе Россия была большой и сильной державой. Значит, чтобы сделать Россию сильной, нужно восстановить монархию”. – целое (большая и сильная Российская империя) отождествляется с частью (монархия). Пример 2: “Генетически модифицированные организмы безвредны, потому что человек изменяет генотип животных и растений, занимаясь селекцией, уже тысячи лет.” – целое (изменение генотипа) отождествляется с частью (современные методы генной инженерии).

4.3. Подмена одной части целого другой его частью. Тоже встречается постоянно и широко. Опираясь на незначащее (в рассматриваемом вопросе) сходство или общность, эмоционально мыслящий просто меняет один тезис на другой. Пример: “Если русские будут устраивать антикавказские митинги, это приведёт к распаду России, потому что татары, якуты и т. д. тоже захотят самостоятельно управлять своими республиками”. – есть целое (межнациональные конфликты), в котором одна часть (конфликт между русскими и кавказцами) подменяется другой (конфликт между русскими и татарами, якутами и т. д.).

Часто эти логические ошибки выступают в комбинации между собой и с другими приёмами эмоционального мышления, порождая причудливые подмены понятий и тезисов. Например, рассуждение “Сталин проводил репрессии и Гитлер проводил репрессии. Фашизм – преступная идеология, значит и коммунизм – преступная идеология.” содержит несколько логических ошибок – ложное отождествление политики Сталина и Гитлера по частным примерам, ложное допущение, что политика Сталина, как и политика Гитлера, была продиктована идеологией, подмена целого (коммунистическая идеология) частным (её трактовка Сталиным).

5) Не установить истину, а доказать правоту. Ещё одна особенность мышления эмоционально мыслящих в их подходе к цели дискуссии. Если разумный человек подразумевает, что в дискуссии происходит выяснение истины, правильного ответа на некий вопрос, то эмоционально мыслящий в ходе дискуссии пытается доказать некий тезис, которого он придерживался изначально и, вообще, для него цель дискуссии сводится к выяснению того, кто прав, а кто – нет. Обычно эмоционально мыслящий направляет все усилия на доказательство своего исходного тезиса и своей правоты, совершенно не пытаясь вникать в суть проблемы, к которой относится сформулированный тезис. В ходе дискуссии он реагирует, как правило, исключительно на аргументы “за” или “против” своей точки зрения, полностью игнорируя попытки натолкнуть его на то, чтобы посмотреть на вопрос шире, более глубоко в нём разобраться. Обычно эмоционально мыслящий, исчерпав набор привычных доводов в пользу своего тезиса, теряет интерес к дискуссии, оставаясь с убеждением, что прав именно он, а не оппоненты, но даже в тех редких случаях, когда он допускает, что оппонент может быть прав, его реакция неконструктивна. Он считает, что допуская это, он делает оппоненту одолжение (ведь тот, по его мнению, тоже преследовал лишь цель доказать свою правоту), но при этом понять суть его точки зрения, найти ответ на вопрос так и не пытается.

6) Использование домыслов. Это один из любимейших приёмов эмоционально мыслящих. Если не хватает аргументов или фактов, эмоционально мыслящий почти рефлекторно порождает абсолютно безосновательные и неправдоподобные допущения, на которые потом пытается опираться, как на реальные аргументы и факты. Например “Если бы Германия не напала на СССР, СССР бы на неё напал.” – домысл, за которым нет никаких фактов и обоснований, но выдвигая его, эмоционально мыслящий затем использует этот домысл для вывода о том, что СССР так же виновен в развязывании войны, как и Германия. Особенно любят эмоционально мыслящие выдвигать домыслы о личности оппонентов, приписывая тем выдуманные ими мысли, намерения и характеристики. Например, домысл типа “Я знаю, зачем вы призываете строить разумное общество. Вы хотите лишь придти к власти, а затем начнёте угнетать всех, кто вам не нравится.” выдвигает в мой адрес чуть ли не каждый второй эмоционально мыслящий.

В принципе, привычка к генерированию домыслов есть лишь одно из проявлений более общей склонности эмоционально мыслящих к конструированию ложных представлений, которым они занимаются постоянно. Удивительно, но факт – эмоционально мыслящие, давно вышедшие из детского возраста, придумывают абсолютно безосновательные допущения, в которые затем верят сами, как в стопроцентно реальные факты, и горячо убеждают в их реальности остальных.

7) Неспособность признать ошибку. Конечно, даже сочиняя совершенные глупости, эмоционально мыслящий не склонен допустить и мысли, что в чём-то ошибается. Тем не менее, иногда, под давлением уж совсем прямых и очевидных фактов, понимание того, что он был не прав, всё-таки проникает до сознания эмоционально мыслящего. Но и в этом случае подавляющее большинство эмоционально мыслящих, понимая, что ошиблись, и не думают признавать ошибку! Они начинают уворачиваться, юлить, выдвигать расплывчатые трактовки типа “ну на самом деле тут может прав и я, и вы” и т. д. Всё это происходит из-за того, что для эмоционально мыслящего имеет значение отнюдь не правильность его представлений и другие реальные проявления его разума, а лишь оценка его ума. Поэтому он будет делать всё, чтобы эту оценку не уронить, не понимая, что доказывая заведомые глупости, в глазах действительно умных людей он себя лишь дискредитирует. И даже если эмоционально мыслящий вынужден будет признать ошибку, он будет очень обижен на оппонента, обнаружившего её, и попытается тут же любым образом взять реванш, чтобы снова повысить свою оценку.

8) Склонность к приложению минимума мыслительных усилий. Так же, как и первая особенность, эта является предельно распространённой и общей, как для чисто эмоционально мыслящих, так и для подавляющего большинства ТРМ. Для того, чтобы избежать даже одной минуты действительных размышлений, направленных на то, чтобы что-то понять, в чём-то разобраться, эмоционально мыслящий готов на многое. Он готов понести крупные финансовые убытки, выполнить длительную монотонную работу, упустить массу прекрасных возможностей, лишь бы не думать! При восприятии любой информации, при оценке любой ситуации, в любой дискуссии эмоционально мыслящий будет старательно избегать размышлений, избегать попыток понять всё, что требует понимания. Мысль о том, чтобы самостоятельно понять что-либо, эмоционально мыслящему практически никогда не придёт в голову. Если эмоционально мыслящий всё же о чём-то и думает, то это – не его собственная инициатива, а вынужденное (совершаемое под влиянием каких-то внешних причин) усилие. Поэтому, к сожалению, рассчитывать на то, что будет достаточным сказать эмоционально мыслящему какие-то правильные вещи, рассчитывая на то, что он сможет (и просто попытается) их понять, совершенно нельзя. Для того, чтобы эмоционально мыслящий хотя бы попытался понять что-либо, нужно обязательно его к этому побудить. Вообще, если вы мыслящий человек, никогда не надейтесь, что окружающие в какой-либо ситуации найдут правильное решение – если это важно, обязательно сделайте это сами за них.

Склонность к приложению минимума мыслительных усилий и у чисто эмоционально мыслящих, и у ТРМ, постоянно поддерживается тем, что думать эффективно и продуктивно у них получается плохо, а в их представлениях содержится куча завалов (возникших, в том числе, из-за заимствования ложных общепринятых представлений), при одном взгляде на которую разум пугается объёма работы, которую надо выполнить для их разгребания.

Особенности мышления эмоционально мыслящих – 3
 

Продолжаем разоблачать глюки мышления эмоционально мыслящих. В первой части речь шла в основном о непосредственном участии эмоционального компонента в мышлении эмоционально мыслящих, во второй части - об отдельных уловках, приёмах, частных ошибках в мышлении эмоционально мыслящих. Здесь речь пойдёт о более сложных, но вместе с тем общих и типичных последствиях искажающего влияния эмоций на мышление.

1) Гипотетический характер мышления. Об этой особенности мышления эмоционально мыслящих уже шла речь ранее. В частности, упоминалось, что гипотетический стиль мышления характерен для современной науки. Здесь мы разберём эту особенность более подробно.

Начнём с причин. У эмоционально мыслящего желание идёт впереди понимания. Не разобравшись в ситуации, не придя к ясному пониманию вещей, он говорит себе – я хочу того-то и того-то. Эта особенность проявляется и в мышлении обывателя, и в мышлении учёного. Рассуждая о чём-то, типичный эмоционально мыслящий обыватель подхватывает первое обоснование, соответствующее его желанию, привычным для него оценкам, каким бы абсурдным оно не было. Пытаясь доказать желаемое, он активно использует различные домыслы, не имеющие никаких доказательств. Но и человек, пытающийся мыслить объективно, как правило, находится под пагубным влиянием эмоционального мышления. Рассматривая какое-то явление, какую-то проблему, вместо цели провести всесторонний анализ, придти к ясному целостному пониманию вещей над ним довлеет действующее со стороны эмоциональной сферы желание поскорее найти ответ на вопрос. В результате человек его “находит”, подхватывая первую идею, первое правдоподобное, не вызывающее пока в его голове явных противоречий, предположение, первую гипотезу, и, довольный собой, придаёт ей характер полноценного ответа, полноценного решения проблемы. После этого гипотеза, как правило, закрепляется в этой роли и все остальные усилия человека уходят на то, чтобы её подтвердить, доказать, оправдать, оградить от критики, даже несмотря на её явную абсурдность.

Разумный человек начинает рассуждать, отталкиваясь от вопроса. Постепенно анализируя проблему, связывая причины и следствия, он естественным образом приходит к ответу, точнее, даже не просто к ответу, а к полному и ясному пониманию рассматриваемой проблемы. Эмоционально мыслящий действует иначе. Вместо последовательного рассмотрения и анализа он начинает сразу искать ответы, перебирая приходящие на ум варианты. Методом проб и ошибок он пытается подобрать подходящий, пока ему не покажется, что такой вариант найден. После этого человек начинает искать доказательства и обоснования этого варианта, в то время, как у разумного человека к тому времени, как он нашёл ответ, все доказательства уже есть. При этом нередко эмоционально мыслящий строит свои гипотезы на искусственных допущениях, взятых с потолка, считая это вполне нормальным, хотя для разумного человека мысль о том, чтобы заложить в свои представления о мире ни на чём не основанные и ни из чего не следующие допущения, является совершенно абсурдной.

К чему приводит гипотетический характер мышления эмоционально мыслящих? Во-первых, конечно, он приводит к тому, что их мышление непродуктивно. Вместо нахождения правильного ответа на вопросы они выдвигают много частных гипотез, которые долгое время могут перетираться, меняясь одна на другую, без полезного результата. Во-вторых, гипотетический характер мышления является одним из факторов, определяющих кусочный, бессистемный и противоречивый характер представлений эмоционально мыслящих. По определённой проблеме множество эмоционально мыслящих выдвигают свои примитивные гипотезы, пытаются их отстоять и оправдать, отрицая и критикуя в то же время чужие. При этом, держась за свою узкую гипотезу, эмоционально мыслящий не видит и не хочет видеть общей правильной картины. В-третьих, постоянное оперирование гипотезами приучает эмоционально мыслящих к привычке легкомысленного, бездоказательного рассуждения о вещах. Рядом с обоснованным, детально аргументированным утверждением они вполне могут поставить пустую, ничем не обоснованную гипотезу, считая, что так и надо. Пустые домыслы в их сознании ничем не отличаются от продуманных и аргументированных выводов.

2) Полярный характер мышления. Об этой особенности (на частных примерах) тоже уже шла речь, в частности, в статье про < ![CDATA[]]>добро и зло< ![CDATA[]]> и в предыдущей статье про эмоциональное мышление (я прав – значит другие неправы). Рассмотрим эту особенность более широко и подробно.

Мышление эмоционально мыслящих примитивно. Их представление о разных вещах основано в основном на оценках, которые могут иметь знак плюс или минус. Положительные и отрицательные оценки эмоционально мыслящие навешивают на разные понятия и явления, при этом их эмоционально-оценочная матрица весьма статична. Из этих особенностей вытекает полярный характер мышления эмоционально мыслящих, их постоянный уклон в крайности.

В чём проявляется полярный характер мышления? Во-первых (как это описывалось в статье про добро и зло), происходит разделение понятий на пары противоположных, которые мыслятся как два независимых полюса. Во-вторых, происходит абсолютизация оценок этих полюсов и у эмоционально мыслящих появляется тенденция (которая фиксируется в их мышлении) тупо двигаться до упора в одну сторону. Такие абсолютизации и неадекватные тенденции двигаться до упора в крайность проявляются как в повседневной жизни каждого эмоционально мыслящего, так и в обществе в целом. Например, может появляться тенденция двигаться до упора в сторону “демократии”, максимально уменьшая любое влияние государства, в сторону “свободы”, отрицая любые традиции и нормы, в сторону “гуманизма”, отрицая необходимость наказания преступников и т. д. Каждый эмоционально мыслящий в большей или меньшей мере фанатик, апологет той или иной крайности.

Эмоционально мыслящие фанатики постоянно направляют общество в ту или иную крайность. Когда, двигаясь в одну сторону, общество доходит до такого предела, что абсурдность ситуации становится очевидной для большинства, происходит переоценка полюсов и начало движения в противоположную крайность, с тем же самым итогом.

Что интересно, некоторые эмоционально мыслящие, замечая феномен полярности мышления и его следствия, выдвигают предположение, что нужно стремиться не к крайностям, а к “середине”. При этом они не понимают, что предлагают ещё один вариант полярного мышления, с двумя полюсами “середина”и “крайность”. Вообще, поиски “середины” между крайностями – бесперспективное занятие, т. к. решение проблемы лежит, как правило, в другой плоскости. Скажем, дав больше полномочий правоохранительным органам, мы увеличим произвол с их стороны, а отняв полномочий, усилим преступность. Найдя “середину”, мы лишь получим поровну минусов обоих типов, в то время, как на деле решить проблему можно лишь, не регулируя полномочия, а набирая честных сотрудников и грамотно организуя их работу. Во многих случаях выделяемые эмоционально мыслящими “полюса” даже не являются противоположными по смыслу, например “коммунизм” и “демократия”. При этом зацикленность на ложной диллеме приводит к тому, что человек не видит никаких вариантов, кроме этих двух, и всё его мышление вертится исключительно вокруг них.

На самом деле, как уже было сказано, первопричина этого явления – эмоциональное мышление. Чтобы отказаться от стремления к крайностям, нужно отказаться от эмоционального мировосприятия в пользу разумного, от эмоционально-оценочной матрицы. Вместо навешивания ярлыков на вещи, нужно понимать их суть, строить целостную картину мира, целостное правильное представление. Тогда искусственность и абсурдность выделения полюсов, неправильность навешивания на них статичных оценок станет очевидной. Человек научится правильно воспринимать и оценивать вещи в зависимости от ситуации.

3) Подстраивание под стереотипы. Я уже неоднократно отмечал, что у эмоционально мыслящих большие проблемы с адекватным восприятием вещей и пониманием смысла. Как правило, в каком-либо явлении, тексте, информации, сообщении эмоционально мыслящий видит совсем не тот смысл, который там есть, а привычные для него интепретации, порождённые натянутыми и искусственными ассоциациями. Любые события, любую информацию эмоционально мыслящий интепретирует на основе привычных для него стереотипов. Из-за этого эмоционально мыслящему проблематично воспринять что-то новое. Даже если, казалось бы, события должны натолкнуть его на новые выводы, информация должна как-то изменить и дополнить его представления о мире, эмоционально мыслящий ухитряется, воспринимая её, совершенно выхолостить суть, подстроив всё под привычные стереотипы.

При этом такое подстраивание любой воспринимаемой информации под привычные стереотипы может происходить как бы автоматически, вне зависимости от желания эмоционально мыслящего (в отличие от других типичных для них случаев, когда эмоционально мыслящий подстраивает интерпретацию событий под желаемую точку зрения). Нередко задаваясь неким вопросом, эмоционально мыслящий, даже видя ответ, не способен его воспринять, потому что он отличен от усвоенных им схем. Эмоционально мыслящий вновь возвращается в рамки своих схем и продолжает в них блуждать, безуспешно пытаясь найти ответ на вопрос. На практике это может приводить, например, к тому, что эмоционально мыслящий ищет решения проблем, оставаясь в неправильной плоскости. Даже если эти действия ни к чему не ведут, он, не пытаясь понять причин этого, будет повторять их снова и снова, потому что так диктует ему привычная для него схема. Такие случаи постоянны как в обычной жизни, так и в обществе в целом.

Основная причина такой особенности – нежелание думать и вообще отсутствие такой привычки. Не будучи приученным к самостоятельному размышлению, поиску ответов на вопросы, анализу событий, мышление эмоционально мыслящего привычно подхватывает первую попавшуюся ассоциацию, скользит по накатанной колее. Эмоционально мыслящему не приходит в голову остановиться и поразмыслить, поискать другие варианты ответов, варианты выводов, отличные от привычного, задаться вопросом – а насколько этот привычный вариант обоснован? В результате, о чём бы ни начал рассуждать эмоционально мыслящий, он всё равно возвращается к привычным исходным точкам, откуда начинается всё сначала.

Из-за этой особенности мышления эмоционально мыслящих для того, чтобы они начали просто замечать какое-то явление, не говоря уже о том, чтобы интересоваться им, нужно сначала его искусственно распиарить, создать некий узнаваемый стереотип, бренд. Известность бренда может во много раз перевесить реальные достоинства чего-либо.

4) Поверхностно-формальный, схоластический характер мышления. Мышление, редкая эпизодическая деятельность разума у эмоционально мыслящих оторваны от основы. В результате, пытаясь, например, рассуждать логически и рационально, эмоционально мыслящий может оставить логичность и рациональность лишь в рамках некой изолированной замкнутой схемы, в то время как в рамках целостного представления о мире те выводы, к которым он пришёл, будут абсурдны. Такие схоластические, поверхностно-формальные рассуждения, когда берутся оторванные от реалий тезисы, оторванные от вещей понятия и в рамках придуманной схемы делаются искусственные выводы, очень популярны среди эмоционально мыслящих, в т. ч. в научном мире. Особенно впечатляет абсурдность такой методики в сфере гуманитарных “наук”. Реально существующие явления и их характеристики подменяются произвольно определяемыми понятиями, на основе частных примеров делаются произвольные допущения, а затем путём чисто формальной логики делаются выводы, которые авторы почему-то считают применимыми к реалиям. Впрочем, и в повседневной жизни эта особенность проявляется постоянно. К реальным явлениям эмоционально мыслящие постоянно применяют оторванные от реалий пустые абстракции и делают заключения, оперируя этими пустыми абстракциями.

Примеров можно привести огромную массу. Например, “если вкладывать полученные от продажи нефти деньги в реальную экономику, это вызовет рост инфляции, которая их съест”. Рассуждение формально логичное, но по своей сути абсурдное.

Для того, чтобы противостоять этой особенности, нужно понимать, что, во-первых, любые понятия, которыми мы оперируем, должны отвечать реальным вещам и явлениям. Во-вторых, мы должны использовать сопоставление понятий реальным вещам не по поверхностному сходству, а по их сути. И, в-третьих, само главное, мы должны понимать, что любое изолированное логическое рассуждение бесмысленно, если оно не сопоставляется с общей целостной картиной мира. Вообще, это один из главных признаков разумности. Просто умный человек (который использует разум как инструмент), даже продемонстрировав правильное рассуждение в рамках изолированной логики, всё равно остаётся эмоционально мыслящим, разумным он становится только тогда, когда приходит к правильным рассуждениям на фундаментальном уровне, в рамках целостного представления о мире.

5) Интеллектуальный эгоизм. Для разумного человека главное – выяснить истину, найти правильный ответ на вопрос, правильное решение проблемы. Эмоционально мыслящего, даже когда он пытается рассуждать о чём-то, что-то доказывать и т. д., как неоднократно отмечалось раньше, интересуют совсем другие цели. Одна из распространённых целей, которые преследуют эмоционально мыслящие – это доказать свою собственную идею. Для них характерен интеллектуальный эгоизм – отношение к своим мыслям, своим идеям, как к собственности, которой надо дорожить и которую надо защищать. В то время как для разумного человека важна правильность идей, для эмоционально мыслящего зачастую играет ведущую роль их принадлежность. Он пытается в первую очередь пиарить и отстаивать свою идею, и, что ещё хуже, “чужие” идеи для него зачастую просто неинтересны. При этом по причине, указанной в п. 1, идея эмоционально мыслящего обычно представляет собой примитивную поверхностную гипотезу, но уделяя ей всё внимание, эмоционально мыслящий совершенно не задумывается о реальных проблемах, не пытается понять ситуацию, затрагиваемый им вопрос в целом. Двадцать эмоционально мыслящих, даже если они выдвинули идеи на одну и ту же тему, никогда не договорятся друг с другом, потому что будут воспринимать друг друга как конкурентов, но не как единомышленников.

6) Говорю одно, думаю другое. Вообще, враньё для эмоционально мыслящих – норма жизни. Врут они постоянно и помногу, в т. ч. и своим близким. Часто враньё продиктовано соображениями “вежливости”, стремлением поддержать человека в его иллюзиях, нежеланием показать своё истинное отношение, выставить себя в более выгодном свете и т. д. и т. п. Но и ведя дискуссию по какому-то вопросу, эмоционально мыслящий может постоянно совершенно сознательно говорить не то, что он думает на самом деле, не преследуя при этом какой-то побочной цели. Поведение это совершенно бессмысленно с точки зрения разумного человека, но, тем не менее, весьма распространено среди эмоционально мыслящих (что, в сочетании с огромным комплексом других глюков, делает нормальную дискуссию с ними крайне проблематичной). Обычно использование подобной “ассиметричной” тактики ведения дискуссии используется эмоционально мыслящим, когда он боится подставить свою истинную точку зрения под критику, но, вместе с тем, победить оппонента, показать ложность или слабость его позиции. Типичным примером использования данной тактики является т. н. “троллинг” – использование заведомо провокационных заявлений с целью вызвать ожидаемую ответную реакцию. Но и в иных случаях выставление эмоционально мыслящим “заслона” вместо своей истинной позиции и реакции является весьма частым явлением.

7) Кусочность, бессистемность мышления эмоционально мыслящего и его представлений. На эту особенность указывалось уже неоднократно, в т. ч. как на главный, по сути, критерий, отличающий разумного человека от неразумного. Представление о мире у разумного человека целостно, у неразумного – кусочно и бессистемно. Но проблема не только в том, что оно кусочно и бессистемно по факту, проблема в том, что кусочность и бессистемность эмоционально мыслящий воспринимает как норму, совершенно не озадачиваясь преодолением этого состояния. Эмоционально мыслящий считает совершенно нормальным брать в качестве отправных точек совершенно случайные, произвольные тезисы, прерывать последовательное рассуждение, перескакивая с одного тезиса на другой, выдвигать набор доводов, совершенно не связанных друг с другом. Анализировать ситуацию в целом, искать полный набор вариантов, последовательно искать единственный правильный ответ на вопрос ему, как правило, совершенно не приходит в голову. Выбирая любой вариант, он не убеждается и не хочет убеждаться в его правильности, даже имея для этого возможности. Соответственно, и свои решения он принимает на основе сумбурных, случайных мыслей, категорически отвергая более продуманные, обоснованные решения, даже если такие ему предложить.

Понятно, что такой стиль мышления является совершенно пагубным и для отдельного человека и для общества и его нужно искоренять как можно быстрее, отстраняя в первую очередь людей с глубоко кусочным, бессистемным мышлением от принятия важных для общества решений. К сожалению, в настоящее время весь спектр решений, принимаемых руководством России, можно рассматривать просто как эталон бредовости и абсурдности. Задачей номер один является создание партии мыслящих людей и взятие ими управления страной, ведомой сейчас безумным режимом к гибели, < ![CDATA[]]>в свои руки< ![CDATA[]]>.

Особенности мышления эмоционально мыслящих – 4

 

Продолжаем рассматривать типичные дефекты мышления эмоционально мыслящих. В этой статье – очередная их серия.

1. Дефекты, связанные с примитивностью мышления. Для эмоционально мыслящих характерно восприятие и описание действительности при помощи крайне упрощённых и ложных схем, многие из которых они неправомерно переносят на другие явления из своей обывательской практики. Во многом они подобны близорукому человеку, который, издалека рассматривая картину, видит лишь набор расплывчатых пятен, в которых существенные детали неразличимы и сливаются друг с другом. Проблема в том, что такое восприятие для эмоционально мыслящего человека устойчиво и он, не испытывая ни малейших побуждений разобраться получше, сразу делает заключения на основе своих примитивных представлений.

Подавляющее большинство населения – крайне наивные обыватели. Их представления о многих вещах откровенно бредовы. Примеров этому можно приводить массу. Скажем, значительная часть обывателей регулярно травится просроченными продуктами, веря, что они не пропадут в холодильнике, многие, посмотрев Задорнова, начинают считать, что слово “Россия” происходит от слова “Ра”, а в начале 90-х чуть ли не вся страна регулярно ставила перед телевизором банки с водой, чтобы “заряжать” их во время сеансов Чумака. И, к сожалению, это не какие-то отдельные, единичные примеры, это иллюстрация реальной неспособности обывателей руководствоваться логикой на элементарном уровне. Это удивительно, но в современном обществе можно вызвать массовую панику шуточной радиопередачей о вторжении марсиан и убедить телезрителей, что макароны растут на деревьях.

Хуже всего, когда обыватели с таким примитивным мышлением принимают решения по общественно-политическим вопросам. В своё время ещё Гитлер писал: “Способность восприятия масс очень ограничена и слаба. Принимая это во внимание, всякая эффективная пропаганда должна быть сведена к минимуму необходимых понятий, которые должны выражаться несколькими стереотипными формулировками”. В наше время дело Гитлера и Геббельса живёт и процветает. Так, украинским обывателям прочно вбили в голову миф о необходимости евроинтеграции под лозунгами “будем жить, как в ЕС”, при этом подавляющее большинство из них совсем не понимало и не пыталось понять суть “евроинтеграции” – ни того, что ни в каком ЕС Украину на самом деле никто не ждёт, ни того, что “евроинтеграция” предусматривает почти полное уничтожение экономики страны и распродажу её остатков западным корпорациям. Да и сегодня многие из украинских обывателей верят в сюрреалистично бредовые сообщения своих СМИ, что войска ДНР и ЛНР сами обстреливают себя и свои города.

2. Неспособность определить требуемую глубину для понимания проблемы. Понимание любой проблемы, вопроса требует её изучения и рассмотрения в определённом объёме и на определённой глубине. Если проблема рассматривается слишком поверхностно, ключевые моменты ускользнут от понимания, о сути будет составлено неправильное представление. С другой стороны, если начать чересчур закапываться в детали, можно зациклиться на совершенно лишних и второстепенных вещах, а суть снова ускользнёт от понимания. И отсутствие способности выбрать нужную глубину рассмотрения проблемы весьма характерно для эмоционально мыслящих. Причём обычные обыватели чаще судят о вещах слишком поверхностно, а псевдоинтеллектуалы любят тонуть в частных деталях.

Возьмём для примера вопрос о падении Римской империи. Поверхностно знакомый с темой обыватель может сказать, что её завоевали варвары, и это будет совершенно неверный вывод, т. к. на деле Римская империя пала в результате внутреннего разложения, начавшегося задолго до её окончательной гибели. Закопавшийся в детали псевдоинтеллектуал может начать искать причины падения Рима в поступках отдельных личностей и частных событиях, например, решить, что если бы Стилихон разгромил вестготов или если бы Аэций не был убит, империя бы сохранилась, при этом не замечая общей картины и тенденций, всё это время ведших империю к краху.

Эти особенности восприятия эмоционально мыслящих также активно использует западная пропаганда. Например, у жителей западных стран формирует крайне превратное и поверхностное представление о России, вроде того, что Путин – диктатор, который запугиванием и силой подавляет желание русских приобщиться к демократии и западным ценностям, а в СССР в конце 80-х пропаганда забалтывала происходящее, акцентируя внимание на частных событиях и процессах, которые выглядели как бы случайными и самопроизвольными, а их участники как бы независимыми, хотя всё это было частью одного плана по развалу страны.

3. Проблемы в соотнесении представлений с реальностью. Является общепринятым мнением, что представления людей отражают объективную реальность или хотя бы как-то соотносятся с ней. Также подразумевается, что у человека достаточно здравого смысла, чтобы при выявлении явных несоответствий своих представлений с реальностью скоректировать их. Но на практике всё совсем иначе.

На самом деле значительная часть представлений современных людей о мире – это мифы, которые имеют с реальностью мало общего. Но это не мешает мифам владеть сознанием людей и направлять их решения и действия. Как и древние мифы, современные мифы – это придуманные описания реального мира, основные тезисы которых так же далеки от реальности, как утверждение древнегреческого мифа, что Солнце – это бог Гелиос, разъезжающий по небу на колеснице. Безусловно, многие из современных мифов конструируются и внедряются специально, но потребность в описании мира через мифы лежит в особенностях мышления неразумных людей.

Эмоционально мыслящие люди не любят и не пытаются думать, но при этом испытывают психологический дискомфорт, если чего-то не понимают. Поэтому у них есть потребность в иллюзии понимания, в иллюзии того, что они хорошо знают окружающий мир, представляют себе, что происходит, а вдобавок ещё и хотят, чтобы эти представления согласовывались с их ожиданиями, желаниями, соотносились с привычным и комфортным для них обывательским мироощущением. По этой причине типичный эмоционально мыслящий всегда предпочтёт логичному и правдивому, но неполному, сложному и ведущему к краху его иллюзий объяснению красивый, всё объясняющий и приятный, пусть и совершенно бредовый миф. В идеальном мифе всё будет просто и ясно, в нём не будет спорных, заставляющих сомневаться и размышлять, фактов, в нём не будет белых пятен и неопределённостей.

Хороший миф является цельным и имеет свою, пусть бредовую и оторванную от реальности, но непротиворечивую внутреннюю логику. По этой причине с мифами очень трудно бороться. Даже сталкиваясь с отдельными явными противоречиями мифа реальности, неразумный обыватель предпочтёт выдумать самое невероятное оправдание, чем отбросить привычную и удобную, согласованную конструкцию мифа. Устойчивость мифов иллюстрирует, например, тот факт, что в современной России достаточно людей, идеализирующих не только давно распавшиеся СССР и царскую Россию, но и допетровскую и даже дохристианскую Русь!

Ярчайшей иллюстрацией абсолютно бредового, но имеющего массу приверженцев мифа является миф, сконструированный западной пропагандой для жителей Украины. Все ключевые тезисы этого мифа просто прямо противоположны тому, что есть в реальности, но с помощью тотальной пропаганды и грамотной игры на ожиданиях, амбициях и комплексах украинских обывателей этот миф был успешно внедрён в массовое сознание.

4. Субъективные препятствия и искажения мышления. В предыдущих частях уже неоднократно упоминалось о том, что отличительный признак эмоционального мышления – искажение представлений и логики под влиянием эмоций, субъективных предпочтений. Эмоционально мыслящий скорее предпочтёт самообман, сохранив при этом эмоциональный комфорт, чем посмотрит в глаза неприятной правде. Продолжим список дефектов, проистекающих из этой особенности мышления эмоционально мыслящих.

4.1 Привычка держаться за иллюзии до последнего. Иллюзия – это такое положение вещей, которое не имеет места, или такая возможность, шансов на реализацию которой практически нет, но в которую человек верит, в случае эмоционально мыслящего, обычно не потому, что искренне заблуждается, а потому, что ему хочется в это верить. Иллюзии – неотъемлемая часть представлений эмоционально мыслящего, он их с удовольствием конструирует, а затем встраивает в свою картину мира. Но характерной особенностью мышления эмоционально мыслящих является привычка не только конструировать иллюзии, но и до последнего держаться за них. Причём, даже тогда, когда иллюзии терпят крах, эмоционально мыслящий начинает тешить себя новыми иллюзиями и также упорно за них держаться.

Поучительный пример цены, которую приходится платить за иллюзии – Великая Отечественная война. Сталину и части советского руководства, которое только начало перевооружение и реформирование армии, хотелось верить, что война не начнётся в 1941, что её получится оттянуть, идя на уступки Гитлеру и “не поддаваясь на провокации”. Также, советское командование, хотя и имело перед глазами пример впечатляющих побед вермахта в Европе, испытывало иллюзии, что против СССР Германия не сможет применить план “блицкрига”. Уже после начала войны Сталин и ряд генералов неоднократно продолжали цепляться за иллюзии, что удастся удержать фронт, не отступая и не отдавая немцам крупные города (такие, как Киев), результатом чего стала череда катастрофических поражений Красной Армии летом 1941, целые группы армий при этом были несколько раз окружены и разбиты немцами. Лишь после очередных катастрофических провалов весны 1942 советское руководство, наконец, стало придерживаться более реалистичной стратегии. С другой стороны, Гитлер и немецкое командование также упорно придерживались иллюзий, сохранив эту особенность до самого конца войны. Когда Красная Армия начала проводить наступательные операции, Гитлер неизменно приказывал обороняться и не отступать, цепляясь за любые иллюзорные надежды,что удастся удержать ранее захваченные территории, и с осени 1942 катастрофические поражения и попадания в котлы стали преследовать немецкую армию. Уже в самом конце войны, когда поражение Германии было делом совершенно решённым, нацистское руководство продолжало уверять себя и население в шансах на победу, которые связывали с “вундерваффе”, ссорой между странами антигитлеровской коалиции и т. п.

4.2 Блокирование неприятного. Характерной привычкой эмоционально мыслящих, иллюстрирующей их стремление любой ценой защищать эмоциональный комфорт, является блокирование любой неприятной информации. Ещё психоаналитики отмечали, что люди, вместо того, чтобы пытаться проанализировать, осмыслить любые неприятные события, склонны их вытеснять из своего сознания, что приводит к появлению у них разных неврозов и комплексов. Впрочем, любую неприятную информацию, противоречащую любимой точке зрения, доставляющую эмоциональную дискомфорт, эмоционально мыслящий пытается блокировать ещё на подходе. Он сделает всё для того, чтобы просто её не услышать, не узнать. Часто неприятие такой информации принимает совершенно категоричный и агрессивный характер, эмоционально мыслящий может просто убежать или, наоборот, начать кричать и выходить из себя, лишь бы только не слушать то, чего ему слушать не хочется. Мыслящие люди никогда не ведут себя таким образом.

4.3 Представление субъективных трудностей как объективных. Эмоционально мыслящий вообще мало способен на какие-то самостоятельные действия, обычно, если он что-то делает, то по чужому примеру или под чьим-то руководством. Дополнительные трудности в этом создаёт его склонность переводить субъективные трудности осуществления какого-то дела в будто бы объективные. Вся история человечества по сей на самом деле наполнена примерами, когда подавляющее большинство подавляющую часть времени не использует имеющихся возможностей, придерживаясь устоявшихся образцов и плывя по течению, пока кто-то время от времени не совершает какой-то прорыв, добиваясь своего и захватывая лидерство, совершая то, что могли бы совершить и другие, но не делали этого. Причина в том, что подавляющее большинство рассматривает свои возможности в рамках привычных для них действий, привычных реакций, привычных моделей взаимодействия. И своё поведение и поведение других они рассматривают в рамках таких типовых реакций. Те возможности, которые лежат за рамками привычных, типовых схем поведения, они воспринимают как объективно невозможные или трудные, хотя на самом деле их возможности ограничены в большей мере “флажками”, которые у них в голове, чем объективными условиями.

Конечно, это качество срабатывает и в общественно-политической деятельности, и в повседневной. От людей, успешных в каком-то деле, часто можно услышать истории, как они, из добрых побуждений, пытались научить этому своих знакомых. Но те, столкнувшись с первыми, на самом деле легко преодолимыми трудностями, с тем, что чего-то не поняли, как правило, всё забрасывали, указывая в качестве причины этого вовсе не свою лень, нежелание ударить палец о палец и приложить небольшие усилия, чтобы разобраться в том, что непонятно, а объективную трудность дела.

Наглядные примеры того, как переступать через “флажки” и направлять ход действий по тому сценарию, который до его реализации казался большинству неправдоподобным, показывают американские политтехнологи. Россия могла не только 1000 раз реализовать тот сценарий, который использовали американцы на Украине, но и установить своё влияние более мягким способом. К сожалению, российское руководство всё это время продолжало само ограничивать себя “флажками”, пытаясь играть “по правилам”, используя лишь малую часть совершенно неэффективных механизмов воздействия. Куда более эффективно и решительно могла действовать и пророссийская часть населения Украины, но она тоже психологически пребывала в очень узко очерченных рамках. В результате Россия, обладавшая изначально куда большим потенциалом влияния, позволила США самым наглым силовым путём поставить в Киеве своих марионеток и создать из Украины русофобское фашистское государство.

5. Ловушка (ограниченной) парадигмы. Парадигма – набор предустановок, типовых приёмов и методов, составляющих суть подхода при рассмотрении, анализе, оценке разнообразных вопросов. Парадигма – не явная часть картины мира, а как бы некая основа, на которой строится обычно какой-то большой взаимосвязанный блок этой картины мира. Например, может быть парадигма науки или парадигма, являющаяся основой для представлений о модели общества, общественно-политическом устройстве. Парадигму при желании можно описать, но обычно она представляет собой нечто, не выражаемое явно, но принимаемое по умолчанию, что не является собранным вместе и чётко сформулированным, а есть часть как бы подспудно и автоматически принимаемой логики, господствующей в определённой сфере представлений. При этом парадигма может задаваться, опять же, обычно неявно через какие-то образцы, труды основоположников и т. п.

Нужна ли парадигма и что такое ограниченная парадигма? Проясним ещё немного смысл этого понятия, который сами использующие его не вполне понимают. Подход к рассмотрению определённых вопросов может быть, конечно, разный. Но он может быть разным, например, в зависимости от преследуемых целей, от постановки задачи, от того, какая сторона вопроса нас интересует в данный момент. Но предполагается, что парадигма устойчива, её элементы фундаментальны, значит, цель не может определять парадигму. Тем не менее, сами парадигмы могут быть разными, при этом основанные на них подходы исключают друг друга. Например, археолог раскапывает древние артефакты, чтобы изучить, донести информацию о них, сохранить и представить миру как важное культурное наследие минувших эпох, а чёрный копатель раскапывает их, чтобы выгодно продать частным коллекционерам. У них разные подходы, но не разные парадигмы. С другой стороны, если например, исламские фанатики рассматривают древние артефакты как оскорбление религии, языческие предметы, подлежащие уничтожению, это действительно иная парадигма.

Возможность существования разных (взаимоисключающих) парадигм и смены парадигм предполагает, что парадигмы ограничены, т. е. используют лишь некий набор предустановок, приёмов, а прочие исключают. Но должны ли парадигмы на самом деле быть ограниченными? С точки зрения мыслящего человека, с одной стороны, безусловно, набор предустановок, типовых приёмов при рассмотрении вопросов нужен и важен, но нет никакого смысла ограничивать этот набор. Разумный подход универсален и его нет смысла делить на части. Нет смысла использовать ограниченную парадигму, для мыслящего человека она должна быть универсальной и открытой для модернизации и расширения. Тем не менее, эмоционально мыслящие используют именно ограниченные парадигмы, и из этого проистекает такой дефект эмоционального мышления, как ловушка парадигмы.

Ловушка парадигмы состоит в том, что человеку очень сложно выйти за пределы парадигмы, он обычно просто не воспринимает то, что лежит за её пределами. Например, если начать разговор о возрождении страны с человеком, у которого в голову забиты марксистские установки, он всё время будет возвращаться к делению общества на тружеников и паразитов и сводить все проблемы к производственным отношениям. На самом деле это очень тяжёлый и трудноисправимый дефект. Основоположник квантовой механики Макс Планк однажды высказался так: “Не следует думать, что новые идеи побеждают путем острых дискуссий, в которых создатели нового переубеждают своих оппонентов. Старые идеи уступают новым таким образом, что носители старого умирают, а новое поколение воспитывается в новых идеях, воспринимая их как нечто само собой разумеющееся. ” И Планк знал, о чём говорил. При разработке квантовой механики пришлось отойти сразу от нескольких научных принципов, которые были важной составляющей методов классической физики и до того считались чем-то само собой разумеющимся, например, что проведённый в одних и тех же условиях эксперимент даёт один и тот же результат, или что наблюдатель может зафиксировать объективную картину, которая не зависит от факта наблюдения. В результате многие знаменитые физики того времени так и не приняли квантовую механику.

За пределы ограниченной парадигмы очень сложно выйти не только отдельным людям, но и обществу в целом. Например, в разные времена немало стран выбирало самоизоляционизм, ограничивая все контакты с внешним миром, запрещая все новые веяния, под предлогом, что это не принесёт ничего нового и полезного и сулит одни лишь расходы. Характерный пример – Китай. В средние века это была могущественная и развитая страна. В начале 15 в., почти за 100 лет до эпохи великих географических открытий, китайский флот совершил дальние экспедиции в Индию, Персию и Африку, установив дипломатические и торговые контакты с местными государствами. Но затем программа морских путешествий была свёрнута, отчёты о них уничтожены, контакты с внешним миром прекращены и страна встала на путь самоизоляции. Китай отказался от того, что не укладывалось в привычную парадигму. В итоге к середине 19 в. Китай пришёл к тому, что сейчас называется “веком позора” – ему стали навязывать свою политику и делить на клочки более развитые государства. Впрочем, и в Европе смена общественной парадигмы не прошла гладко – немало носителей новых идей инквизиция сожгла на кострах, а само их внедрение шло через кровопролитные войны и революции.

Россия в ловушке ограниченной парадигмы оказывалась неоднократно. Сопровождалось это застоем в развитии страны, закостенением и загниванием элиты, и, в конце концов, катастрофическими потрясениями. Нахождение в ловушке марксистской парадигмы привело к загниванию и развалу СССР, после чего Россия попала в ещё худшую ловушку либерально-олигархической парадигмы, связавшую страну по рукам и ногам. Сломать рамки этой парадигмы сегодня – наша задача.

6. Эффект первого услышанного. То, что эмоционально мыслящий будет считать истиной, зависит от множества факторов, обычно не имеющих к действительным подтверждениям истинности ни малейшего отношения. Наряду с такими типичными факторами “истинности”, как мнение большинства или мнение авторитетов, нередко решающее значение имеет то, какую информацию о чём-либо эмоционально мыслящий получил первой. Первая информация закрепляется в его представлениях, и т. к. эмоционально мыслящий не любит думать, да и не привык самостоятельно разбираться, что правильно, а что нет, эта информация получает приоритет над любой последующей альтернативной информацией. Это относится как к фактической информации, так и к идеям и оценкам. Поэтому данную особенность мышления эмоционально мыслящих очень легко использовать в информационно-психологической войне. Можно не только заранее сформировать определённое отношение к каким-то событиям, пока противники ещё не высказались по этому поводу, но и предугадать их реакцию и заранее “украсть” их тезисы. Когда оппоненты начнут говорить вещи, прямо противоположные этим тезисам, эффект первого услышанного сработает в пользу того, кто вбросил свои тезисы раньше. Проамериканская пропаганда на Украине показывает наглядные примеры этого – всё переворачивается с ног на голову, а качества и действия хунты и американских марионеток приписываются России и ополченцам. Хунта развязала войну – укропропаганда утверждает, что Россия развязала войну. Сторонники хунты открыто симпатизируют и подражают фашистам – в фашизме укропропаганда обвиняет Россию. Жителей Украины зомбируют – укропропаганда утверждает, что жителей России зомбируют, и т. п.

7. Эмоционально мыслящие готовы отрицать очевидное, моральные нормы и здравый смысл. Может казаться, что какими бы неразумными не были эмоционально мыслящие, есть всё же какие-то самые элементарные, очевидные вещи, которые они должны понимать, в которых их не получится сбить с толку. Может казаться, что есть какие-то ну уж на 100% признанные и подтверждаемые в течение тысячелетий нормы морали, которым эмоционально мыслящие будут следовать. Увы – нет! И здесь даже нет необходимости приводить многочисленные примеры обратного из жизни, вроде радости майданутых по поводу убийств “личинок колорадов”. Готовность отрицать самое очевидное, например, видя белый шар, говорить, что он чёрный, была зафиксирована у подавляющего большинства людей в различных специально проведённых психологами экспериментах. Более того, эксперименты показали, что люди готовы причинить другому человеку серьёзный вред и даже убить. Правда в том, что даже в простейших случаях разум большинства не способен сопротивляться сбивающим его с толку факторам и подсказать верное решение.

< ![CDATA[]]>Источник< ![CDATA[]]>

5 коммент.»

  • 10684 6989

    http://divinecosmos.e-puzzle.ru/page.php?al=261
    “…Такие люди не восприимчивы к пропаганде и не поддаются техникам контроля над разумом. …
    Подобными характеристиками обладает около 18% населения, и они распределены по всем расам.”

  • 2417 1595

    Интуиция – это нечто такое, что опережает точное знание. Наш мозг обладает, без сомнения, очень чувствительными нервными клетками, что позволяет ощущать истину, даже когда она еще недоступна логическим выводам или другим умственным усилиям.Н.Тесла.

  • 2417 1595

    Афоризмы Антона Павловича Чехова.
    ◊ Бывают люди, которые всегда говорят только умные и хорошие слова, но чувствуешь, что они тупые люди.
    ◊ Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.
    Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.
    Если человек не курит и не пьёт, поневоле задумаешься, уж не сволочь ли он?
    Серьёзность человека, обладающего чувством юмора, в сто раз серьёзней серьёзности серьёзного человека.
    Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.
    Здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди.
    Как приятно сидеть дома, когда по крыше стучит дождь и когда знаешь, что в доме твоем нет тяжелых скучных людей.
    Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству.
    Университет развивает все способности, в том числе — глупость.
    Посмотришь на иное создание — миллион восторгов, а заглянешь в душу — обыкновенный крокодил.
    Если не знаешь, что испытываешь к человеку — закрой глаза и представь: его нет. Нигде. Не было и не будет. Тогда всё станет ясно.
    Для того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что могло бы быть и хуже.
    Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!»
    Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься.
    Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.
    Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче.
    Сотни верст пустынной, однообразной, выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния, как один человек, когда он сидит, говорит и неизвестно, когда он уйдет.
    Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, — ничего не делай.
    Чем выше человек по умственному и нравственному развитию, тем больше удовольствия доставляет ему жизнь.
    Нужно по капле выдавливать из себя раба.
    Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека.
    Не стоит мешать людям сходить с ума.
    «Циник» — слово греческое, в переводе на твой язык значащее: свинья, желающая, чтобы весь свет знал, что она свинья.
    Если бы все люди сговорились и стали вдруг искренни, то всё бы у них пошло к чёрту прахом.
    Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.
    Талантливый человек в России не может быть чистеньким.
    Прав тот, кто искренен.
    «Познай самого себя» — прекрасный и полезный совет; жаль только, что древние не догадались указать способ, как пользоваться этим советом.
    На земле нет ничего хорошего, что в своём первоисточнике не имело бы гадости.
    Жизнь, по сути, очень простая штука и человеку нужно приложить много усилий, чтобы её испортить

    Эти умники все такие глупые, что не с кем поговорить.
    Если бы все люди сговорились и стали вдруг искренни, то всё бы у них пошло к чёрту прахом.
    Талантливый человек в России не может быть чистеньким.
    Если твой поступок огорчает кого-нибудь, то это еще не значит, что он дурен.
    Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.
    Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.
    «Познай самого себя» — прекрасный и полезный совет; жаль только, что древние не догадались указать способ, как пользоваться этим советом.
    Уходить от людей — это самоубийство.
    На земле нет ничего хорошего, что в своём первоисточнике не имело бы гадости.
    …за почтовым отделением давно уже установилась репутация учреждения, в котором страшно бывать.
    На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.
    Жизнь, по сути, очень простая штука и человеку нужно приложить много усилий, чтобы её испортить.
    ✦ Русский человек любит вспоминать, но не любит жить.
    ✦ Умный любит учиться, а дурак — учить.
    ✦ Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашёл бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.
    ✦ Тот, кому чужда жизнь, кто неспособен к ней, тому ничего больше не остаётся, как стать чиновником.
    ✦ Знающих людей в Москве очень мало; их можно по пальцам перечесть, но зато философов, мыслителей и новаторов не оберешься — чертова пропасть… Бросишь камень — в философа попадешь; срывается на Кузнецком вывеска — мыслителя убивает.
    ✦ Не так связывает любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-либо.
    ✦ Всякого только что родившегося младенца следует старательно омыть и, давши ему отдохнуть от первых впечатлений, сильно высечь со словами:«Не пиши! Не пиши! Не будь писателем!»
    ✦ Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения; что же национально, то уже не наука.
    ✦ Не стоит мешать людям сходить с ума.
    Человек любит поговорить о своих болезнях, а между тем это самое неинтересное в его жизни.
    Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, это значит, что болезнь неизлечима.
    Честные не лгут, когда не нужно.
    Говорят: в конце концов правда восторжествует; но это неправда.
    Когда хочется пить, то кажется, что выпьешь целое море — это вера; а когда станешь пить, то выпьешь всего стакана два — это наука.
    Там хорошо, где нас нет; в прошлом нас уже нет, и оно кажется прекрасным.
    От чего умер ваш дядя? — Он вместо 15 капель Боткина, как прописал доктор, принял 16.
    У бедных просить легче, чем у богатых.
    Доставляет удовольствие только то, что не нужно.
    Женщины без мужского общества блекнут, а мужчины без женского глупеют.
    Сказать женщине: «Я вас не люблю» — так же неделикатно, как сказать писателю: «Вы плохо пишете».
    Я ей не прощаю того, что я любил ее.
    Надо воспитать женщину так, чтобы она умела сознавать свои ошибки, а то, по ее мнению, она всегда права.
    Когда я женился, я стал бабой.
    Если боитесь одиночества, то не женитесь.
    Я заметил, что, женившись, перестают быть любопытными.
    Медицина учит, что холостяки обыкновенно умирают сумасшедшими, женатые же умирают, не успев сойти с ума.
    Смерть страшна, но еще страшнее было бы сознание, что будешь жить вечно и никогда не умрешь.

    • 10772 7055

      Афоризмы Шебаршина как то больше нравятся… а эти – и перепоста не достойны. На пропиаренную фамилию реагируете?

      • 7383 4242

        у пропиаренного барина Чехова – житейской мудрости в афоризмах больше, чем у генерала разведки, Шебаршин далек от быта…

        Не стоит мешать людям сходить с ума………

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>