Главная » Статьи и Обзоры

Ганс Гюнтер: Расология Еврейского Народа

00:35. 2 августа 2013 Просмотров - 22,147 7 коммент. Опубликовал:

 

  Уникальный, научный труд, от выдающегося немецкого расолога Ганса Гюнтера. «Расология Еврейского Народа» описывает изменение и состав еврейской расовой смеси с древнейших времён до начала 20 века. Книга хорошо рассказывает о изменение расовой смеси еврейского народа, что сказывалось на быте, место проживании и деятельности евреев в разное время, описываются основные расовые и соответственно психологические различия между сефардами и ашкеназами. Как расовая смесь влияет на психологический тип народа. 

 Так как книга весьма объёмна, далее можете прочитать главу из книги под названием «Евреи в наше время», полностью книга опубликована здесь, скачать книгу в PDF c иллюстрациями.

Евреи в наше время

В XIX веке было много попыток описать с точки зрения расологии черты, встречающиеся среди всех групп еврейского народа, чтобы таким образом выявить характерно-еврейское, те черты, которые имеются только у евреев. Все, что до сих пор было сказано в данной книге, должно побудить читателя относиться к таким попыткам с недоверием. Весьма вероятно, евреи или подавляющее большинство евреев ближе друг к другу по своим физическим и психическим наследственным задаткам, чем представители других народов, прежде всего, западных. Весьма вероятно, что определенные физические и особенно психические черты шире распространены в еврейском народе, чем какие-либо другие физические и психические черты в других народах. Среди евреев можно найти гораздо больше людей, выглядящих «настоящими евреями», чем «настоящих французов» среди французов, «настоящих англичан» среди англичан, «настоящих русских» среди русских и «настоящих немцев» среди немцев, особенно если не принимать во внимание не наследственные особенности поведения и речи и такие внешние факторы, как одежда. Но люди, более сведущие в расологии, не будут ожидать, в отличие от расологов XIX века, что обнаружат у евреев наследственные черты, которые встречаются только у них. Такие черты, как «еврейский нос», встречаются у всех племен и народов, расовые смеси которых близки к еврейской, особенно у народов Передней Азии.

Хотя евреи это не раса, а расовая смесь, крайние варианты которой мало или совсем ничего не показывают из того, что западным наблюдателям кажется «характерно еврейскими», ниже будут упомянуты попытки описания или расологической характеристики «еврейских» признаков. Читатель уже знает, что при этом речь пойдет лишь о тех признаках, которые среди евреев встречаются чаще, главным образом, о бросающихся в глаза западным людям признаках неевропейских рас.

Еврейский расолог Джозеф Джекобс вместе с Ф. Гальтоном опубликовал в 1886 г. отчет о попытке обнаружить характерно-еврейское в чертах группы еврейских школьников путем изготовления «портретного коллажа» (О расовых чертах современных евреев. Journal of Anthropological Institute, т. XV, 1886, с. 23). Эти два исследователя поместили один над другим фотографии ряда учеников Лондонской еврейской свободной школы, чтобы таким образом получить своего рода усредненный портрет — метод, который для расологии имеет очень малую ценность, потому что «усредненный портрет» в данной группе не настолько репрезентативен, чтобы он воспринимался как «характерный» и потому что суммирование отдельных черт расовой смеси ничего не говорит о ее составе. Метод портретного коллажа — прошлое расологии, думавшей раньше, что полученные путем измерений и расчета измеренных величин арифметическим путем средние величины могут что-то сказать о «расе» изучаемой группы. Джекобс и Гальтон тоже хотели получить «усредненный внешний вид еврея», исходя из того, что евреи это раса.

О полученном результате «Еврейская энциклопедия» пишет в рубрике «Тип»: «Итоговый портрет показывает характерно еврейскую внешность; эту характерность придают ему брови, глаза, нос и губы, а также положение и очертания скуловых костей. Брови обычно четко обрисованы, они немного кустистые ближе к носу и утончаются по мере удаления от него. Глаза обычно блестящие, верхние и нижние веки — тяжелые и набухшие, а главный признак еврейских глаз в том, что у них закрыта большая, чем у других людей, часть зрачка. Из-за этого взгляд кажется нервным и уклончивым, что при маленьких, тесно сдвинутых зрачках в некоторых случаях делает взгляд колючим. Лимфатические мешки под глазами обычно полней и больше выступают вперед, чем у неевреев. Выступающие скулы делают щеки впалыми, а нос, если смотреть на него спереди, отличается подвижностью крыльев — это главный признак еврейского носа. Верхняя губа обычно короткая, а нижняя выступает, что придает лицу чувственное выражение. Подбородок отходит от губы назад, почти не выделяясь, причем под губой обычно видно углубление. Уши у многих евреев оттопыриваются, особенно у мальчиков.

С возрастом еврейская внешность становится более ярко выраженной. У мужчин это может быть обусловлено появлением усов и бакенбардов. Усы часто довольно жидкие, а бакенбарды в одних случаях сравнительно густые, а в других — курчавые и сами делятся на части. Примечательно, что на некоторых еврейских лицах сочетаются почти все эти признаки».

«Кроме этих деталей в форме лица в целом есть нечто, присущее всем евреям. Обычно лицо продолговато-округленное, особенно у евреек благородного типа, а если смотреть со стороны, оно заметно изогнуто, причем нос представляет собой расширенную часть эллипсоида».

При взгляде на рис. 202 видно, что исследуемые ученики в целом имеют больше черт южных, чем восточных евреев. Вероятно, результат не был бы столь однозначным, если бы в изучаемой группе было больше тех черт, которые чаще встречаются у восточных евреев.

а) Отдельные расовые признаки еврейского народа

 

Хотя усредненный портрет группы людей, составленный на основе средних величин и описания часто встречающихся черт, как уже говорилось, имеет ограниченную ценность для расологической характеристики народа, ниже будут приведены данные такого рода, которые дают обзор совокупности наследственных задатков еврейского народа в наше время. Эти данные взяты из работ разных исследователей, прежде всего, Вейсенберга.

Рост. Евреи, в среднем, маленького роста. «Еврейская энциклопедия» называет цифру среднего роста мужчин 1,63 м, Питтар — 1,626 м (расы и история, 1924, с. 428). У евреев Литвы, Северо-Западной России и Польши средний рост 1,61 м, у евреев Австрии, Венгрии, Боснии и Италии — 1,63 м, у евреев Южной России — 1,648 м. Похоже, чаще всего в еврейском народе встречается рост от 1,61 до 1,63 м. Особенно малый рост евреев Йемена — у мужчин 1,594, у женщин — 1,467 м — можно кроме предполагаемой примеси пигмейской расы объяснить также неблагоприятными условиями окружающей среды, если только не предположить, что 64 еврея и еврейки, которых там измерял Вейсенберг, не были случайно отобраны. Рост и объем груди это признаки, на которые больше всего влияет среда. Самый большой рост, в среднем 1,645 м, в Дамаске 1,66 м имеют евреи Сирии; сравнительно много высоких людей среди евреев берберских областей Северо-Западной Африки: там 45,4% евреев выше 1,65 м.

Если сравнить средний рост евреев и их нееврейского окружения, можно придти к выводу, что средний рост евреев, хотя он на Западе обычно меньше роста нееврейского окружения, немного больше в тех областях, где рост неевреев тоже больше, и меньше там, где и неевреи ниже. Если более точные измерения подтвердят это предположение, то объяснение этого явления следует искать не столько в смешении обеих групп, сколько во влиянии среды на обе группы. Рост — один из тех расовых признаков, которые подвержены влияниям среды (на фенотип, а не на генотип).

Рост евреев обычно заканчивается раньше, чем у европейских народов, особенно народов Северо-Западной Европы. Половой зрелости евреи достигают раньше, чем неевреи. По данным Тейльхабера, у евреек менструации начинаются раньше, чем у европейских девушек (К еврейскому расовому вопросу. Журнал демографии и статистики евреев. 1910, с. 44).

Пропорции тела. Сравнительно малый средний рост евреев у большинства из них обусловлен сравнительно малой длиной ног. Чаще это приземистый рост, по крайней мере, у евреев Западной и Восточной Европы. Коротконогих евреев сравнительно много. Эта черта особенно заметна среди высокого и стройного населения, в частности, в областях, где преобладает динарская раса. «Вейсбах встретил среди евреев, живущих среди словенцев, венгров, немцев и румын юго-восточных областей Австрийской империи, больше людей с короткими руками и ногами, чем среди представителей названных народов» (Ранке. Человек. Том II, 1912, с. 82). По сравнению с большинством западных народов самые короткие руки — у евреев и цыган (там же). У многих евреев объем груди невелик, даже очень мал. Деникер (Человеческие расы, 1900, с. 424) говорит, что у евреев узкая грудь, малый объем груди, Штрац (Что такое евреи, 1903, с. 19) — что у многих евреев «плоская грудная клетка». Слабо развитая грудная клетка (этот признак зависит от влияний среды и рода деятельности) и сравнительно короткие руки обуславливают то обстоятельство, что у различных групп евреев невелико соотношение между расстоянием между кончиками средних пальцев растопыренных рук и ростом. «В среднем, у 25-летних рекрутов из Фюрта, по данным Майра, которые не занимаются физическим трудом (у евреев), это расстояние на 4,3 см меньше роста, а у остальных мужчин, преимущественно рабочих, оно на 5,7 см больше. Это подтверждают и исследования Г. Шульца среди петербургского еврейского и нееврейского населения» (Ранке, цит. соч. с. 68). Эти различия частично обусловлены родом занятий, а частично расовыми различиями между этими еврейскими группами и немцами (смесь альпийской, динарской и нордической рас) и русскими (смесь восточно-балтийской и нордической рас). Но в еврейской расовой смеси есть и меньшинство с длинными, тонкими руками, «свисающими до колен», как с некоторым преувеличением писал еще Шудт (Еврейские особенности. Франкфурт-Лейпциг, 1714, часть I-II, с. 369). Может быть, это признак небольшой хамитской примеси. На хамитскую и ориентальную примеси указывают узкие руки и ступни евреев, а также ноги «без икр». Штрац (цит. соч. с. 19) упоминает о кривых ногах. В народе еврейские ноги насмешливо называют «унылыми» из-за тощих бедер и икр. (Шафгаузен. Физиогномика. Архив фюр Антропологи, т. 17, 1888, с. 337).

«Круглые спины», которые Штрац (цит. соч. с. 19) приписывает многим евреям, могут быть не наследственными физическими признаками, а благоприобретенными, но под влиянием наследственных психических наклонностей. Штрац отмечает и часто встречающееся у евреев плоскостопие (китайцы думают в связи с этим, что евреи удаляют из ног сухожилия). У евреек часто бывает очень широкий таз, который внезапно начинает расширяться между 15-м и 18-м годами жизни.

Все группы евреев, как мужчин, так и женщин, склонны к ожирению: у них образуется двойной подбородок, жировые отложения появляются на шее и плечах. Эта склонность соответствует определенным наследственным задаткам, но развивается при излишествах в образе жизни. А к этому склонны многие евреи и, поскольку они богаче окружающего населения, у них есть возможность следовать своим наклонностям. На разных курортах часто лечатся евреи и еврейки, которые из-за этих излишеств стали бесплодными.

Формы головы. Большинство евреев — брахикефалы, но не в крайних вариантах, а в диапазоне между брахи- и мезокефалией (фон Лушан по данным на 1892 г. насчитывал среди евреев 50% брахикефалов и 5% долихокефалов). По данным Питтара (цит. соч. с. 429) чаще всего встречается указатель 80-83. Больше всего долихокефалов среди турецких евреев — у них указатель снижается до 76, больше всего брахикефалов — среди кавказских евреев — у них он повышается до 87. У евреев России средний указатель 82,5, у сефардов Юго-Восточной Европы и Леванта — 78,1. среди первых долихокефалов всего 1%, брахикефалов — 81%, среди вторых долихокефалов 14,6%, брахикефалов — 25,4%. Среди евреев Средней Азии 72% брахикефалов. В Иране не севере преобладают брахикефальные, на юге — долихокефальные группы евреев. Средний указатель евреев Ирака 78, среди них 13,5% долихокефалов. Евреи Йемена почти сплошь долихокефалы, для Сирии характерны мезо- и брахикефалия, для Палестины — мезокефалия с тенденцией в сторону брахикефалии. Среди евреев Северной Африки, согласно измерениям Бертолона и Шантра, 21,9% голов с указателем 74 (ярко выраженная долихокефалия), 67,8% мезокефалов и лишь 8,8% брахикефалов. Фишберг тоже считает, что среди евреев Северной Африки преобладают мезо- и долихокефалия. Евреи США, согласно исследованиям американского расолога, еврея Боаса (Изменения физических форм потомков иммигрантов. Иммиграционная комиссия, 1910), гораздо менее брахикефальны, чем европейские евреи. Боас видит в этом результат влияния среды, но сначала следовало выяснить, не имел ли место среди евреев, которых он обмерял, отбор, который привел к усилению черт ориентальной расы.

Формы лица. Специальные исследования не проводились, сравнивать разные группы евреев невозможно. Обычно у долихокефальных групп лица более узкие, у брахикефальных — более широкие.

Мягкие ткани лица. Губы обычно толще, чем у западных народов. Часто встречается выпяченная нижняя губа, довольно часто (чаще у женщин) особая форма губ и более высоко расположенная бороздка под нижней губой. «Миндалевидные глаза» встречаются реже и тоже обычно у женщин. У мужчин часто глубокие складки идут от ноздрей к краям губ. Часто встречается слабо выраженный, притом острый подбородок. Штрац считает «выпученные глаза» характерным еврейским признаком (цит. соч. с. 25); они действительно встречаются довольно часто.

Часто встречающаяся у евреев форма века привлекает внимание тех, кто пытается описать «еврейские» черты лица. Часто у евреев оба века утолщены и кажутся тяжелыми, особенно верхнее, которое ниже, чем у людей европейских рас (за исключением динарцев) свисают на глаз. Отсюда «затаенный» взгляд, описанный в «Еврейской энциклопедии», который часто производит впечатление подкарауливающего. Эта форма верхнего века, по описанию одной еврейской газеты, часто придает еврейским лицам выражение усталости, сонливости, расслабленности. «Еврейские» глаза, по сравнению с глазами западных людей, больше оттенены ресницами (Шлейх. Еврейские расовые головы, т. 6, 1906, с. 235). Но такие характеристики «еврейского взгляда» это уже не описания физических признаков, а психические впечатления. Беддоу говорит о «выражении задумчивой мягкости с налетом подкарауливания, а иногда пугливости» (О физических чертах евреев. 1861, с. 22). Рипли, который отмечает тяжелые веки, большие, темные, блестящие глаза многих евреев, говорит, что тяжесть век в благоприятных случаях придает лицу выражение задумчивости, мечтательности, а в неблагоприятных — сонливости или хитрости (Об антропологии евреев. «Глобус», т. 76, 1889, с. 21). Рейнах считает, что у многих евреев взгляд боязливый, хитрый, с частыми морганиями, но он дает этим свойствам не выдерживающее критики ламаркистское толкование — это, мол, следствие страданий и преследований евреев. (Культуры, мифы и религии, т. III, 1913, с. 468).

У евреев часто встречаются мясистые ушные раковины (Шафгаузен. Физиогномика. «Архив фюр Антропологи», т. 17, 1888, с. 337) и вообще сравнительно большие уши, особенно у мужчин, причем часто оттопыренные, как отмечает Шлейх. Особенно часто оттопыренные уши бывают у еврейских детей; австрийцы называют их «уши Морица». Многие наблюдатели утверждают, что у евреев уши расположены выше, чем у западных народов. Штрац считает «большие, красные уши» характерными для многих евреев.

У многих евреев кожа лица уже в молодости дряблая и матовая. Евреи, которых, благодаря особенно сильной примеси одной или нескольких европейских рас, трудно распознать именно как евреев, все же отличаются от похожих на них западных людей.

«Еврейский нос». Свисающий «еврейский» нос встречается у евреев гораздо реже, чем обычно полагают. Похоже, этот нос, характерный для переднеазиатской расы, настолько бросается в глаза западным народам, что определяет их представление о «настоящем еврее». Но все подсчеты «еврейских носов» среди разных еврейских групп показывают, что таких носов — меньшинство. Поскольку у отдельных наблюдателей не совсем одинаковые представления о «еврейском носе» и непонятно, при каком градусе наклона и какой форме выступания или свисания нос можно назвать «еврейским», проценты, вычисленные в результате прежних исследований, не имеют особой ценности. Особенно мало число «еврейских носов» среди некоторых групп евреев России и Галиции. У русских евреев Вейсенберг обнаружил всего 10% «семитских носов» (К антропологии немецких евреев. «Цайтшрифт фюр Антропологи», 1912).

Чем же отличается еврейский нос? Вышеупомянутый еврейский ученый Джекобс подробно объяснил с помощью рисунка (рис. 204), что у «еврейского носа» кончик носа загнут вниз в форме крючка, а крылья носа приподняты. При взгляде сбоку он похож на цифру 6 с удлиненным кверху штрихом.

Не столько форма при взгляде со стороны, сколько особая подвижность ноздрей характерна, по Джекобсу, для «еврейского носа». Цифру 6 можно распознать даже на таких еврейских носах, которые не изогнуты и не выступают, а наоборот, плоские и даже вогнутые. Если принять за характерные черты «еврейского носа» те, что указал Джекобс, во всех еврейских группах найдется сравнительно много носителей таких носов. Даже если нос еврея имеет такой же контур, что и нос человека нордической расы, его всегда можно распознать при взгляде спереди по мясистым крыльям носа, по их мягкости. Создается впечатление, что еврейский нос сделан из мягкого материала, который тянет его вниз. У многих «полтинников» с сильной нордической примесью эти мягкие крылья носа все равно заметны, даже если они не такие мясистые, как на «настоящих еврейских носах».

«Сильно развитая дуга под кончиком носа, почти всегда утолщенная передняя часть носового фильтра», — такие черты приписывает «еврейскому носу» Шлейх (Еврейские расовые головы. 1906, с. 237). Говорка так описывает «еврейский нос»: «Корень носа расположен довольно высоко, кончик носа загнут крючком вниз, крылья носа сильно приподняты» (Наружные носы, 1893, с. 90). Это, собственно, описание носа переднеазиатской расы, тогда как «еврейский нос», как лучше подметили другие наблюдатели, не имеет высокого корня и не сильно выступает. То, что на Западе считается «еврейским носом», это лишь сочетание нескольких бросающихся в глаза признаков переднеазиатского носа, но это не все его признаки. Еврейский нос (благодаря нордической примеси) может иметь очень узкую, не мясистую спинку или (благодаря центрально-азиатской, восточно-балтийской или альпийской примеси) быть довольно плоским и сравнительно коротким, тем не менее, он будет производить впечатление, описанное Джекобсом. Можно сказать поэтому, что нет одной формы еврейского носа, таких форм несколько. Говорка прав: «С чисто морфологической точки зрения нельзя рассматривать еврейский нос как единую форму» (цит. соч. с. 94). Беддоу хотел бы отделить «еврейский нос» от форм носов «арийской расы», как он выражается, по таким признакам: «Корень носа расположен глубже, кончик более вдавлен, а крылья больше приподняты, чем у людей арийской расы с сильно выступающим носом» (О физических чертах евреев, 1861, с. 223).

Нос динарской расы имеет много сходных черт с переднеазиатским и в Центральной Европе встречается довольно часто. Но нос динарской расы больше выступает из лица, а нос переднеазиатской расы больше свисает и эта черта еще больше присуща тем носам, которые воспринимаются как «еврейские». Но впечатление свисающего носа при сравнительно узкой, а часто очень узкой спинке носа часто возникает и при скрещивании хамитской и переднеазиатской рас, как у южных арабов и в Северо-Восточной Африке, а иногда и у евреев.

Помимо многих групп восточных евреев с сильными примесями коротко- и плосконосых рас, «еврейский нос» довольно редко встречается и у евреев Йемена и Северной Африки, т. е. в таких еврейских группах, которые сохранили сильную примесь ориентальной расы. И среди южно-иранских евреев сравнительно мало людей с «еврейскими носами».

Из сказанного явствует, что нельзя говорить о «еврейском носе» ни в том смысле, что все евреи или их подавляющее большинство имеет такой нос, ни в том, что такие носы встречаются только у евреев. У них бывают и носы других форм; так, особенно среди женщин, нередки формы ориентальной, восточно-балтийской и альпийской рас, а «еврейские носы» встречаются и у других народов, имеющих примесь переднеазиатской расы. Только на взгляд людей Запада, не привыкших к виду восточных народов и народов Юго-Восточной Европы, «еврейский нос» мог показаться чертой, присущей только одному этому народу. Как о «еврейском» носе, так и о других расовых признаках еврейского народа всегда надо говорить, подчеркивая, что нет физических признаков, присущих только одним евреям, что евреи это особая расовая смесь преимущественно неевропейских рас, физические и психические признаки которых представлены и в расовых смесях других восточных народов.

Кожа. Цвет кожи евреев в среднем более темный, чем у народов Западной и Северо-Восточной Европы. «Только Гринцевич насчитал среди евреев Юго-Западной России 25% людей с темной кожей, 60% — со светлыми волосами, 10% с голубыми и 25% с серыми глазами» (Ранке. «Человек», т. II, 1912, с. 167). В этой сравнительно светлой (благодаря восточно-балтийской примеси) еврейской группе соответственно должно быть меньше людей с темной кожей, чем в других, еще не исследованных группах. У чистых и смешанных евреев часто наблюдается желтовато-матовая кожа, особенно у южных евреев. О дряблой коже лица многих евреев уже говорилось.

Волосяной покров. Волосяной покров тела у евреев (благодаря примеси переднеазиатской расы) развит очень сильно, борода тоже хорошо растет. Часто бросаются в глаза синеватые бритые щеки еврейских мужчин — это признак густой бороды. У евреев мы видели бы много негроидных, курчавых бород, если бы не прошла мода на бороды. Брови у евреев часто густые, сросшиеся на переносице (признак переднеазиатской расы), часто изогнутые высокими дугами, а ресницы длинные (признак ориентальной расы). Дуги бровей часто низко опускаются к внешним углам глаз, что придает лицу страдальческое выражение.

Передняя граница волос на голове у многих евреев заходит клином на середину лба, как и людей динарской расы; такую маску обычно используют исполнители роли Мефистофеля… Сабуро, руководствуясь своими наблюдениями «семитских» обитателей Франции (явно имея в виду евреев), пришел к выводу, что «семиты» начинают лысеть со лба; у неевреев он встречал эту черту реже и объяснял ее «семитской примесью» (Болезни кожи, покрытой волосами. 1900, с. 234).

Согласно американским исследованиям, у евреев волосы на голове в 67% случаев гладкие, в 26% — волнистые, в 6% — завивающиеся, в 1% — шерстистые. Под «гладкими», вероятно, часто имелись в виду жесткие волосы. По всей видимости, у западных евреев курчавые волосы, указывающие на негритянскую примесь, встречаются в 1% случаев, не чаще, чем у самаритян. На иллюстрациях к данной книге мы довольно часто видим людей с негритянскими волосами. Своеобразно во многих случаях сочетание негритянских и нордических признаков — курчавых и светлых волос.

Цвет волос. У евреев он чаще всего колеблется между каштановым и черным, но и более светлые волосы нередки. Согласно таблице, которую приводит Ливи (Евреи в свете статистики, т. I, 1918, с. 77), в еврейских группах Северо-Восточной Европы 12-25% блондинов и рыжих, в Галиции 23,2-25,4%, в Бадене 15,1%, в Италии 7,5-11,8%, в Южной Европе — 6-12%, в Турции 6,9%, на Кавказе — 4%. Фишберг среди евреев США, изучая, главным образом, детей, обнаружил 5,94% блондинов; среди взрослых их становится меньше вследствие потемнения волос с возрастом. По данным Ливи, среди евреев США 11,3% блондинов. Евреи Южной Европы и Северной Африки не темней, а в ряде областей даже гораздо светлей окружающего населения. Среди южных итальянцев 8% блондинов, среди современных греков менее 5%, среди португальцев 2%, а среди евреев Италии, по данным Л. Ливи, 7,5% блондинов и рыжих, в Турции в одной группе 6,9% блондинов, в других — 3%. Число блондинов среди евреев, живущих в Палестине, такое же или лишь немного меньше, чем среди самаритян.

Число блондинов среди евреев возрастает по направлению к более густо заселенным евреями областям Восточной Европы, особенно ее центральной и северной части. Среди западных народов число блондинов среди евреев составляет в среднем около 10% (Вейсенберг. «Цайтшрифт фюр Этнологи», т. 41, 1909, с. 309). Согласно исследованиям, проведенным Вирховом в 1874-77 гг., из всех школьников Германии, включая еврейских детей, 31,8% имели светлую кожу, светлые волосы и голубые глаза, 14,35% более темную кожу и волосы и карие глаза; среди еврейских школьников соответствующие цифры были 11,17% и 42%. Среди евреек блондинок меньше, чем среди евреев.

Сравнительно часто встречаются среди евреев рыжие. В VI разделе я уже отмечал, что рыжеволосость (рутилизм, эритризм) наблюдается у всех рас и не может считаться расовым признаком. Вирхов при своих исследованиях выявил 0,5% рыжих еврейских школьников. «Среди галицийских евреев, по Майеру и Коперницкому, 4,45% рыжих» (Ранке. «Человек», т. II, 1912, с. 167). Среди евреев Восточной России больше веснушчатых людей с жесткими рыжими волосами. Бартелетти специально исследовал рыжеволосость: он обнаружил, что она часто сочетается с веснушками и очень светлой кожей. От рыжих часто воняет, как от козлов, волосы у них грубые, а мускулы дряблые. Он подчеркивает, что рыжеволосость встречается и при темной, и при светлой пигментации, чаще при светлой и в областях контакта групп людей разной пигментации (О рыжеволосых. «Аркивио пер л’Антрополоджиа э л’Этнолоджиа», т. 33, 1903, с. 277). Но только будущие исследования еврейских и нееврейских групп, которые, в отличие от прежних, будут четко различать рыжевато-светлые (обычно мягкие) волосы и ярко-рыжие (обычно грубые), позволят сделать выводы о своеобразии рыжеволосости среди евреев.

Цвет глаз. Среди евреев большинство кареглазых, но часто у них бывают и светлые глаза, обычно в тех группах, где выше процент блондинов. Таблица Ливи (цит. соч. с. 79) показывает, что среди восточных евреев от 30 до 51% светлоглазых (с голубыми, серыми и зелеными глазами), среди южных евреев вместе с евреями Кавказа — от 20 до 41%. Голубоглазых среди восточных евреев от 5 до 26%, среди южных евреев вместе с евреями Кавказа — от 1,5 до 18%.

б) Светловолосые и голубоглазые евреи

 

Здесь мы снова вернемся к этому вопросу, который уже рассматривался в V разделе. Там доказывалось, что уже у евреев древней Палестины была нордическая примесь. О ее влиянии на еврейские представления о физической красоте говорилось в VI разделе. Доля нордической примеси у древних евреев оценивалась в 10-15% всех наследственных задатков этого народа, к началу нашей эры — в 5-10%. В VII разделе рассказывалось о том, что евреи сохранились и после рассеяния, несмотря на новые расовые примеси, особенно до 1000 года. Что касается этих примесей, то южные евреи не получили новой примеси нордической расы, восточные — лишь небольшую, а кавказские — еще меньшую. Но и среди южных евреев может быть какой-то процент голубоглазых блондинов, имевшихся и среди евреев древней Палестины. Зато среди восточных евреев их так много, что здесь следует предположить более сильную примесь одной или нескольких светловолосых и голубоглазых рас, которую восточные евреи и только они приобрели после рассеяния по Восточной Европе. Из VII раздела явствует, что евреи Восточной Европы смешались с частями хазар, у которых была примесь светлой восточно-балтийской расы, а может быть и небольшая примесь нордической расы, и что евреи Восточной Европы больше смешивались с окружающими народами, чем южные евреи. Но эти народы представляли собой различные расовые смеси, в которых обычно преобладала светлая восточно-балтийская раса. Хотя народы Восточной Европы — чем ближе к Прибалтике, тем больше — тоже имели нордическую примесь, восточные евреи приобрели гораздо больше восточно-балтийской, чем нордической примеси, поскольку она преобладала в восточно-европейских областях, где селились евреи. Если бы светлую пигментацию восточных евреев мы в большей степени приписывали бы нордической расе, то тогда чаще сказывалось бы влияние и других наследственных задатков этой расы: высокий рост, стройность, преобладание долихокефалии над брахикефалией, более узкие лица.

Трудность объяснения сравнительно большого числа людей со светлыми волосами и глазами среди восточных евреев сразу станет меньше, как только мы поймем, что в данном случае речь идет о примеси не нордической или фальской, а восточно-балтийской расы. Фишберг для прояснения этого вопроса исследовал евреев, эмигрировавших в США, и обнаружил при этом, что именно среди светлоглазых блондинов больше брахикефалов, чем среди шатенов с карими глазами (Материалы по физической антропологии восточно-европейских евреев. Анналы Нью-Йоркской академии наук, т. 16, с. 280). Вопрос о светлой пигментации восточных евреев затруднял расологов лишь до тех пор, пока они не признали, что есть светлая, короткоголовая и широколицая раса с коротким, вогнутым носом — восточно-балтийская раса (восточная раса Деникера).

То, что светлая пигментация восточных евреев лишь в редких случаях говорит о нордической примеси, понял Карл Фогт, когда он в своих «Лекциях о человеке» (1863) говорил: «В самом деле, на севере, в России и Польше, Германии и Чехии, мы встречаем разновидность евреев с часто рыжими волосами, короткой бородой, вздернутым, тупым носом, серыми, хитрыми глазами, с более приземистой фигурой, круглым лицом и обычно широкими скулами, очень сходную с типом многих северных славянских племен». Здесь Фогт уже перечислил ряд признаков восточно-балтийской расы. Еще до того, как была признана «восточная раса» Деникера, Фишберг правильно описал своеобразие и происхождение светло пигментированных людей среди восточных евреев, когда он в своей работе «К вопросу о происхождении светловолосых элементов в еврействе» (Журнал демографии и статистики евреев». 1907, № 1-2) объяснил это явление смешением в Средние века со славянским населением Восточной Европы — он мог бы назвать и «белых» хазар. Евреи-блондины, по Фишбергу, больше напоминают блондинов-славян; они большей частью низкорослые и короткоголовые. Лишь небольшая часть евреев-блондинов происходит из древней Палестины, от нордических аморитских племен. В противном случае евреи-блондины во всех странах были бы представлены примерно одинаково. Соглашаясь с этими выводами Фишберга, нельзя не учитывать, что восточные евреи во времена средневекового смешения добавили к своей небольшой нордической древнепалестинской примеси еще немного нордической примеси, которая была у восточно-европейских народов (преимущественно восточно-балтийской расы). Итак, светлые элементы среди восточных евреев происходят, меньшей частью, от древнепалестинской и средневековой примеси нордической расы, но в гораздо большей степени — от примеси восточно-балтийской расы в Средние века и в новое время.

То, что светлая пигментация евреев, живших во времена исследований Вирхова (1874-77 гг.) в Германии и Австрии объяснилась, в основном, древней нордической и восточно-балтийской примесью и лишь в самой незначительной мере — смешением с немецким населением в XIX веке, можно было понять, исходя из результатов исследований Вирхова, поэтому надо вкратце описать эти исследования и их результаты.

По инициативе Рудольфа Вирхова в 1874-75 годах в Германии, Швейцарии, Австрии, а позже и в Бельгии определялись цвет кожи, волос и глаз школьников. Исследованиями были охвачены 10 миллионов школьников, в Германии — 6758827, в том числе и дети иудейского вероисповедания, которые вследствие их расового происхождения подсчитывались особо. Точного подсчета еврейских и нееврейских детей эти исследования не дают, так как еврейские дети христианского вероисповедания подсчитывались вместе с немецкими детьми. Тем не менее, в результате этого исследования были получены цифры, ценные и для данной работы. Сравнительные цифры по немецким и еврейским детям уже были приведены выше. Согласно этим данным, среди еврейских школьников иудейского вероисповедания в Германской Империи в среднем 11,17% детей имели светлую кожу, светлые волосы и голубые глаза и 42% — темную кожу, темные волосы и карие глаза. Эти проценты примерно равномерно распределялись по всей Германии: детей этого светлого типа среди еврейских школьников иудейского вероисповедания было в Пруссии 11,23%, в Баварии 10,38%, в Бадене 10,32%, в Гессене 11,17%, в Брауншвейге 13,53%, в Саксонии-Майнингене 9,91%, в Эльзасе-Лотарингии 13,51%. При этом распределении бросается в глаза, что оно совершенно не зависит от степени светлой пигментации окружающего немецкого населения. При значительном смешении еврейского населения с немецким в этот период светлая пигментация еврейских школьников должны была бы увеличиваться с юга и юго-востока к северо-западу Германии. Если внимательно изучить полученные цифры, можно даже сказать вместе с Вирховом: «В наиболее светловолосых провинциях нашего Отечества удивительным образом больше всего евреев — шатенов и наоборот» (Корреспонденцблатт дер Дойчен Гезелльшафт фюр Антропологи, Этнологи унд Ургешихте. 1876, с. 10). Число светлых евреев в Германии немного увеличивается к северо-востоку, в Австро-Венгрии — к востоку, число темных евреев в Германии немного уменьшается с севера на юг, смешанные формы (например, светлые волосы + карие глаза, каштановые волосы + голубые глаза и т. п.) становятся немного более многочисленными в этом же направлении, равно как и процент людей с серыми глазами (Вирхов. Общий отчет о проведенных по заданию Немецкого антропологического общества исследованиях цвета кожи волос и глаз немецких школьников. «Архив фюр Антропологи», т. 16, 1886, с. 274). В этом небольшом увеличении числа светлых евреев в Германии к северо-востоку, а в Австрии — к востоку (см. отчет Шиммера в Сообщениях Венского антропологического общества», 15-й год изд., прилож. I, 1886) можно увидеть указание на расовое происхождение этой части светлой пигментации от восточно-балтийской расы. Но большей частью у живших тогда в Центральной Европе евреев — их роды сегодня повымирали — светлая пигментация нордического происхождения, причем речь идет не о примесях этой расы, приобретенных в новое время, а, поскольку распределение светлых типов среди евреев не зависит от распределения светлых типов среди немцев, о древнепалестинской примеси нордической расы.

Л. Ливи, сравнивая данные по разным странам, показал, что увеличение или уменьшение числа светлых типов среди евреев не находится в тесной связи с увеличением или уменьшением числа светлых типов среди окружающего нееврейского населения (Евреи в свете статистики, т. I, 1918, с. 82). Евреи в Италии в среднем темней во Флоренции, где неевреи в среднем светлей, и наоборот, светлей в Модене, где неевреи темней.

Нужно учитывать у евреев и древнюю нордическую примесь, которая, хотя и невелика, достаточно значительна, чтобы при расологических исследованиях отвергать предположения тех, кто эту светлую примесь приписывает только смешению евреев с неевреями в Средние века и в новое время. Частота светлой пигментации среди восточно-европейских евреев в сочетании с приземистостью, короткими головами, широкими лицами, выступающими скулами и другими признаками восточных евреев достаточно ясно указывают на смешение в Средние века и новое время с восточно-европейскими народами преимущественно восточно-балтийской расы. Но светлую пигментацию евреев Западной и Южной Европы и Северной Африки, как в случаях, описанных в V разделе, можно объяснить только древнепалестинской примесью нордической расы.

Возможно, эта примесь в еврейском народе даже немного увеличилась, по крайней мере, среди западных групп евреев. Преобладавший на Западе до конца XVI века, но продолжающий влиять и сегодня идеал красоты с чертами нордической расы (см. Гюнтер. Аристократия и раса. 2-е изд. 1928), вероятно, влиял и на западных евреев при выборе супружеских пар, и даже среди евреев красивой считалась еврейка с сильной нордической примесью. Такое влияние при выборе супружеских пар, разумеется, только в зажиточных еврейских семьях, могло оказать воздействие на отбор в еврейском народе лишь в том случае, если такие более нордические евреи могли оставить и много потомков. Это было возможно только до XIX века, позже и зажиточные евреи имели мало детей.

Можно также предположить, что вплоть до Средних веков часто преуспевали в экономической и общественной жизни и могли завести много детей именно такие евреи, которые не имели ярко выраженного «еврейского» внешнего вида, а имели заметные признаки одной или нескольких европейских рас. Но здесь мы можем ограничиться только предположениями.

Влияние идеала красоты с нордическими чертами и стремление скрывать свое еврейское происхождение за не очень «еврейской» внешностью могли вызвать появление таких еврейских брачных объявлений, о которых писал фон Лушан: «Нужно лишь среди мелких объявлений наших газет несколько дней просматривать объявления о поиске супружеской пары, чтобы увидеть, как ценятся светловолосые и голубоглазые еврейки среди своих единоверцев» (Народы, расы, языки. 1922, с. 169).

Это подтверждает Фейст, который сообщает, что в подобных еврейских объявлениях часто требуются светлые волосы, голубые глаза и стройная фигура, даже когда бездетная еврейская пара хочет усыновить ребенка (Генеалогия евреев, 1925, с. 185). О спросе на людей с чертами светлой восточно-балтийской расы такие объявления не свидетельствуют, поскольку в них требуется и стройность. Черты восточно-балтийской расы не считаются привлекательными; кроме того, они часто встречаются у восточных евреев. Но при современных условиях жизни и воззрениях от таких браков между евреями с нордической примесью рождается меньше детей, чем в остальных еврейских семьях. Это относится и к смешанным бракам между евреями и неевреями, при которых часто нееврейская жена — нордического типа. Большинство таких браков заключается в зажиточном слое общества и от них рождается мало детей. Это при современных условиях не способствует усилению нордической примеси в еврейском народе.

в) Обзор расового состава отдельных больших групп евреев

 

Если сравнить данные, которые долго еще будут недостаточными для окончательной оценки, о расологических измерениях и исследованиях разных групп евреев по работам, перечисленным ранее, а также по работам и обзорам Л. Ливи и Питтара, получится следующая картина, которая пока не будет иметь собственно научной ценности из-за недостаточного расологического изучения еврейского народа, а даст лишь предварительный обзор.

Различный состав расовых смесей южных евреев (сефардов) и восточных евреев (ашкенази) был уже описан ранее: у первых преобладает ориентальная раса, у вторых — переднеазиатская. В целом можно сказать, что преобладание переднеазиатской расы у евреев тем больше, чем ближе они живут к Кавказу; ярче всего этот тип выражен у кавказских евреев. Иного и нельзя было ожидать, поскольку евреи там в последние века до нашей эры и в раннем Средневековье смешивались с местным населением. Эти евреи дальше всего отошли от преимущественно ориентальных евреев эпохи завоевания Палестины (1400-1200 г. до н. э.). К их типу или к типу евреев эпохи Царств (около 1000 г. до н. э.) по-прежнему близки евреи Палестины, Сирии и Южной Аравии, испанские евреи и большая часть южных евреев (сефардов). Именно евреи Йемена, а еще больше — Северной Африки (включая Египет?), у которых сравнительно редко встречается «еврейский нос», лучше сохранили расовую смесь древних евреев, может быть, даже лучше, чем евреи, живущие сегодня в Палестине и Сирии. При этом евреи Йемена именно та группа, которая благодаря заметной примеси хамитской расы, а может быть, и карликовой расы отличается от всех прочих еврейских групп. Возможно, и евреи Египта сохранили хамитскую примесь — на это указывает их высокий рост. Сравнительно редкое наличие «еврейского носа» у этих групп, от Йемена до Марокко, следует приписать преобладанию ориентальной расы, а у отдельных групп евреев России — примеси восточно-балтийской и альпийской рас. Евреи Южной Аравии, евреи, давно живущие в Сирии и Палестине, а также евреи Северной Африки и Кавказа в расовом отношении ближе всего к окружающему населению, тогда как остальные группы евреев значительно отличаются от окружающего населения.

Дальше всего от типа древних евреев отошли восточно-европейские евреи. С древними евреями их связывает, в основном, переднеазиатская примесь, гораздо меньше — ориентальная. От остальных еврейских групп их отличают восточно-балтийская, альпийская, центрально-азиатская и судетская примеси, в результате чего восточные евреи, численно преобладающая группа евреев, имеют не так уж много «семитского», если понимать под этим физические и психические признаки ориентальной расы. Эти восточные евреи благодаря примесям европейских рас восточноевропейских, особенно славянских народов, стали ближе к ним, чем другие еврейские группы. От народов Центральной и Западной Европы они тем дальше, чем меньше эти народы сами имеют небольшие примеси переднеазиатской и ориентальной рас (как в ряде областей Южной Европы) или восточно-балтийской расы (как в восточной части Центральной Европы). Таким образом, восточные евреи, как и евреи вообще, дальше всего в расовом отношении от народов Северо-Западной Европы и их заокеанских потомков.

Если мы сравним внешний вид южных и восточных евреев, мы увидим, что у сефардов благородная осанка, изящные пропорции, более тонкие и узкие и меньше выступающие носы, очень темные, блестящие глаза, а восточные евреи (ашкенази) не столь благородны: у них корявые фигуры, неуклюжие конечности, мясистые, свисающие носы, толстые губы, широкие рты и часто курчавые волосы. Расолог легко определит, что в первом случае преобладает ориентальная, а во втором — переднеазиатская раса, к которой добавлены и другие чужеродные признаки, поэтому вторая группа менее гомогенна и «благородна». Расовые различия между двумя основными группами евреев выявляют и психологические исследования Немечека. Он обнаружил у ашкенази, учеников Венской коммерческой школы, живость и быстроту понимания, тогда как сефарды более склонны к восточному спокойствию (Психология еврейских и христианских учеников. «Beitrage zur Kinderforschung und Heilerziehung, № 128, 1916).

О признаках хамитской и центрально-азиатской примесей у евреев уже говорилось ранее.

Вейсенберг исследовал, как расолог, 12 левитов и 34 коганим, мнимых потомков Аарона, так как они выводят себя от главных палестинских раввинов и принадлежат к родам, заключающим только эндогамные браки. Коганим уже 2000 лет не заключают браки с обращенными в иудаизм и с дочерьми обращенных. Можно было ожидать, что они будут отличаться от остальных евреев. Но Вейсенберг не обнаружил у них тенденцию к долихокефалии, которая отличала бы их от еврейской группы, к которой они принадлежат. Левитов и коганим считать особой расовой группой нельзя.

Гизела Лемпертувна исследовала еврейских студентов Львовского университета и попыталась определить их расовый состав по дифференциально-диагностическому методу Чекановского. Получилась следующая картина («Космос», журнал польского общества естествоведов им. Коперника, том 52, выпуск III-IV, 1927).

Антропологический тип

Количество человек

%

Ориентальный

14

18,67

Средиземноморский

9

12,0

Арменоидный (переднеазиатский)

7

9,33

Нордический

3

4,0

Субнордический (восточно-балтийско-нордический)

17

22,67

Альпийский

11

14,67

Лапоноидный (примерно соотв. альпийскому)

9

12,0

Дославянский (восточно-балтийско-судетский)

2

2,67

Динарский

2

2,67

Динарско-субнордическая смешанная форма

1

1,33

Всего

75

100,01

В этой группе бросается в глаза, что европейские примеси составляют более половины расовой смеси. Г. Лемпертувна высказывает предположение, что эти студенты происходят из трех юго-восточных воеводств Польши, и речь идет о «результатах очень своеобразного отбора» (с. 819). Этой более сильной примеси европейских рас у данной группы должна соответствовать более сильная склонность к научным занятиям.

Мнение, согласно которому с наследственными задатками ориентальной расы или ориентально-хамитской расовой связи связан благородный облик, бытует и в самом еврейском народе. Идеал благородного еврейского типа, которому следуют и еврейские художники, обычно имеет черты ориентальной расы. Девушка или женщина, которую, независимо от того, еврейка она или нееврейка, называют «красивой еврейкой», это почти всегда еврейка ориентальной расы. Кроме этого идеала красоты на многих живущих на Западе евреев повлиял идеал красоты нордической расы. Часто они колеблются между этими двумя идеалами или им нравится еврейка ориентального типа со светлыми волосами, голубыми глазами или другими признаками нордической расы.

Странно, что представление западных людей о «настоящем еврее» ориентировано на тип переднеазиатской расы. Особенно это сказывается на карикатурных изображениях — см. книгу Фукса «Евреи в карикатуре» (1900). Картина А. Беклина «Купающаяся Сусанна» (рис. 255) — в том же стиле. Поскольку народ, как правило, подмечает у другого черты, которых у него самого нет или они встречаются редко, и изображает их, западным народам особенно бросаются в глаза в еврейской расовой смеси физические и психические черты переднеазиатской расы.

Основанное на тщательных исследованиях сравнение немцев и евреев, живущих в одной области, провел Аммон, обследуя военнообязанных в Бадене. Он так описывает средние показатели обеих групп: «Евреи меньше ростом, у них короче ноги, головы длинней, волосы темней, они раньше созревают, более волосатые, борода у них растет лучше, грудь более узкая и вес меньше» (К антропологии баденцев. 1899, с. 674), чем у призывников-баденцев, представляющих собой альпийско-нордическо-динарскую расовую смесь с небольшой средиземноморской примесью. Евреи в Бадене кажутся по сравнению с баденцами более длинноголовыми не из-за нордической примеси — тогда они были бы выше, стройней, светлей, созревали бы позже, имели более широкие груди и больший вес — а примесям, которые с большой вероятностью можно приписать ориентальной и средиземноморской расам.

Аммон передает впечатление, которое произвели на него вышеупомянутые еврейские призывники, впечатление, которое производит большинство еврейских групп, — многообразной расовой смеси. Он пишет, что «обследуемые еврейские призывники с первого взгляда выдают свою принадлежность к очень смешанной расе. Их внешний вид меняется от ярко выраженного еврейского типа через все промежуточные градации к полной неузнаваемости» (цит. соч. с. 664). Только евреи не «сильно смешанная раса», как пишет Аммон, а, по крайней мере, в восточном варианте — сильно смешанный народ, точнее, многообразная расовая смесь на основе скрещивания переднеазиатской и ориентальной рас.

Вольберг предпринял попытку исследовать различия в расовой психологии между еврейской и немецкой расовыми смесями с помощью методов экспериментальной психологии; то же самое проделал Немечек в Венской коммерческой школе. Вольберг констатировал превосходство неевреев в наблюдательности, зрительном внимании, запоминании, способности к повторному узнаванию и созданию цельного зрительного образа из отдельных частей (О дифференциальной психологии евреев. Иенские доклады о психологии молодежи и воспитания, выпуск 5, 1927). Я полагаю, что Вольберг при этих экспериментах, которые сами по себе еще недостаточны для четких выводов, нащупал нечто важное: в расовой смеси западных народов, особенно с сильной нордической примесью, больше наследственных задатков для созерцательного мышления, чем в расовой смеси еврейского народа. Я полагаю, что, например, способность к начертательной геометрии, к изображению контуров, проекций и т. д. у западных народов, может быть, особенно народов нордической расы, больше, чем у евреев. Согласно Немечеку, ученик-«христианин», т. е. как правило не еврей, мыслит реально, а ученик иудейского вероисповедания — скорее «вербально», он оторван от наблюдений и ориентируется больше на слова и понятия. Немечек хотел установить «несомненно более сильные интеллектуальные задатки еврейских учеников», но сам себе возразил: Не в том ли дело, что евреи созревают раньше? (О психологии еврейских и христианских учеников. «Beitrage zur Kinderforschung und Heilerzichung, выпуск 128, 1916).

г) Движения и жесты евреев

 

Западным народам движения и жесты евреев издавна бросались в глаза как инородные. Об этом свидетельствуют их изображения и описания, в частности, книга Фукса «Евреи в карикатуре» (1900).

Не всем евреям присущи «еврейские» движения. Эти движения тем больше сохраняются в расово инородной среде, у которой иные движения и жесты, чем многочисленней в этой среде евреи, чем чаще они оказываются в чисто еврейской среде. «Еврейское» обычно больше проявляется у евреев Восточной Европы, чем у евреев Центральной и Северо-Западной Европы.

В статье «Еврейские актеры» («Кунстварт», 7-й год изд., 1893-94 гг., с. 135) говорится, что еврейские актеры и актрисы, когда выступают в одиночку среди неевреев, почти не совершают «семитских» движений. Иное дело, когда играет коллектив еврейских актеров. «Если артистка такого рода находится в изоляции среди чужих, она говорит свободней, ее игра ярче. Поскольку исчезают специфически еврейские особенности, она становится гармоничной фигурой. Иное наблюдается, когда собираются вместе несколько еврейских актеров. Возникает совсем иной, искусственный язык, чуждый реалистическому сознанию немцев. Во-первых, у этих актеров непроизвольно возникает желание выражать обуревающие их страсти жестами, во-вторых, чувствуя себя «среди своих», они разыгрывают пантомиму, где минами и жестами можно выразить все, что происходит. Жесты превращаются в условный язык знаков, сопровождающих речь, и скоро и нееврейские актеры усваивают эту дурную манеру». Но «плохой» эту манеру можно назвать только при изображении западных людей в пьесах западных авторов, а при изображении евреев или других восточных людей, например, шекспировского Шейлока, она, наоборот, будет «правильной».

Театр дает достаточно возможностей наблюдать «еврейские» движения и взаимные влияния еврейской и нееврейской манеры игры. Лучше всего движения еврейских актеров можно видеть в пьесах еврейских авторов на еврейские темы. На немецкой сцене я никогда не видел ничего подобного тому, что увидел в еврейском театре в Вене, где играли пьесы еврейских авторов на идише и где жесты актеров, отражавшие еврейское своеобразие, были особенно убедительны.

Частично движения и жесты восточноевропейских евреев обусловлены не наследственными задатками, а привычками, воззрениями и предписаниями, которые в свою очередь основаны на наследственных задатках психического склада тех, чьи движения были сочтены образцовыми. Часть движений восточноевропейских евреев можно считать благоприобретенными, но подавляющая их часть — наследственные. В движениях, общих для всех еврейских групп, можно распознать наследственные, расовые движения. Евреев и «полтинников», физические черты которых благодаря сильным примесям одной или нескольких европейских рас кажутся «нееврейскими», часто выдают именно «еврейские» движения. В таких случаях физические черты и движения могут быть разного происхождения.

У многих евреев, которые не делают «еврейских» движений, при внимательном наблюдении можно заметить какую-то скованность, напряженный самоконтроль, желание вести себя «правильно», как принято в высших слоях общества. У многих таких «правильно» ведущих себя евреев — их особенно много в Северной Германии — чувствуется бессознательный страх — они боятся «сорваться».

Особенности движений многих евреев описал Вальтер Ратенау в своей книге «Впечатления» (1902). В главе «Слушай, Израиль» говорится о том, как выглядят его соплеменники среди населения Северной Германии: «Странное зрелище! Посреди немецкой жизни — обособленный, чужой человеческий тип, в ярких, бросающихся в глаза нарядах, с пылкими, подвижными жестами. Азиатская орда на песках Бранденбургской марки!» В другом месте Ратенау пытается объяснить «юго-восточный облик» евреев, их «нескладную фигуру, высокие плечи, женскую округлость форм» не выдерживающими научной критики ламаркистскими ссылками на «физическое вырождение» вследствие «двухтысячелетней нищеты» и советует своим соплеменникам — исходя опять-таки из гипотезы Ламарка о «наследовании приобретенных признаков» — поработать пару поколений над своим «внешним возрождением», в частности, утратить и определенные особенности поведения. «И тем более вы должны позаботиться, чтобы посреди расы, получившей строгое военное воспитание, вы не стали предметом насмешек из-за своей распущенности». Ратенау обращал внимание и на движения и жесты и упрекал своих соплеменников: «Вам трудно будет найти средний путь между заискивающей униженностью и оскорбительной наглостью».

Ратенау мерил расово-обусловленные особенности своего народа масштабом западных представлений о красоте, а многие еврейские художники наших дней, наоборот, дают понять, насколько чужды и даже противны им западные движения и жесты.

Особенности движений евреев трудно описать — им легче подражать. В движениях головы часто есть нечто тяжеловесное, как и в движениях плечевого пояса, который у многих евреев производит такое впечатление, будто он имеет подбивку. У многих евреев голова наклонена вперед вместе с шеей, так что между воротником и шеей образуется зазор. Движение в этом направлении характерно для многих евреев. Движения всего тела отличаются мягкостью, отмеченной Ратенау — у евреев несолдатский вид.

«Еврейская» походка — легкая, крадущаяся. Шлейх говорит о «неуверенной, шаркающей походке». (Еврейские расовые головы. Восток и Запад, т. 6, 1906, с. 235(. Шафгаузен отмечает: «Евреи ходят с направленными прямо вперед пальцами ног и поднимают свою более плоскую ступню меньше, чем мы, поэтому, когда смотришь на евреев низшего сословия, кажется, что они не идут, а тащатся» (Физиогномика. Архив фюр Антропологи, т. 17, 1888, с. 337). Это можно сказать не о евреях вообще, а лишь о «многих евреях». Но есть наблюдатели, которые могут с большой уверенностью по походке распознать проходящих мимо них людей как евреев. Шафгаузен считает, что рассказ Книги Бытия 32, 24-31, о борьбе Иакова с Яхве и о том, как Иаков вывихнул бедро это попытка объяснить особенности еврейской походки, бросающиеся в глаза другим народам. Обращенные вовнутрь ступни встречаются и у людей с негритянской примесью.

Походка многих евреев обусловлена плоскостопием. Согласно исследованиям, которые Саламан провел во время войны в английской армии, среди английских солдат плоскостопие встречается в пропорции 1:40, а среди 5000 еврейских солдат — 1:6 (Eugenics in Race and State, т. II, 1923, с. 1923). Многие еврейки ходят по ровному полу так, словно они куда-то поднимаются.

Движения рук многих евреев отличаются тем, что предплечье до локтя больше прижато к телу, а часть руки ниже локтя своими оживленными движениями сопровождает речь. И во время бега многие евреи плотней прижимают предплечье к телу, тогда как нижняя часть руки косо обращена вниз и наружу. Ратенау рассматривает подергивания плечами своих соплеменников, движения локтей и обращенные наружу ладони как влияние древних «рефлексов страха» — первоначально это были движения для защиты от удара (Размышления, 1908, CXXII, с. 239).

На снимках танцев в управляемых и посещаемых, в основном, евреями, танцевальных школах хорошо видно своеобразие «еврейских» движений, и непосредственно и еще лучше — при подражании им неевреями. Есть определенные позы, которые на Западе встречаются только у евреев (см. рис. 256 и 257).

Если в этих движениях больше сказываются физические наследственные задатки, структура костей и мускулов и т. п. — то в движениях мышц лица и жестах больше выражаются задатки психического склада. Шлейх описывает в вышеупомянутом еврейском журнале (на стр. 238) такие черты: «Вспомним выражение лица, которым сопровождается непереводимое слово «nebbich» (увы!), и свойственный только евреям понимающий взгляд, когда они приходят к единому мнению относительно третьего лица; вспомним об их жалобном выражении лица, о манере плакать, о взгляде в случае опасности, о выражении лица при удачной комбинации в игре и т. д.». Описание Шлейха выявляет ряд наследственных черт евреев, которые западным людям кажутся чужеродными или «еврейскими».

Но то, что рассматривается здесь как «еврейское», ни в коей мере не ограничивается еврейским народом. Отдельные жесты, воспринимаемые как «еврейские» в том или ином сочетании могут встречаться только у евреев, но физические и психические предпосылки для этих или похожих жестов, может быть, в несколько видоизмененной форме, есть и у других восточных народов, у народов Юго-Восточной Европы и у всех народов, расовый состав которых сходен с расовым составом еврейского народа. С точки зрения расологии «еврейские» движения это восточные движения в особом еврейском исполнении, причем под «восточными» следует понимать те черты, которые присущи, в основном, переднеазиатско-ориентальной расовой смеси.

д) Еврейский акцент

В немецком языке есть слово «маушельн». Оно происходит от «Мауше», формы имени «Моисей» на идише, и означает «говорить, как Моисей». Имеется в виду своеобразный выговор многими евреями отдельных звуков и ударение на них в предложении. То же значение имеет в немецком языке и слово «юдельн»: в «Немецком словаре» Пауля (1921) оно объясняется как проявление еврейских особенностей в речи. Шудт дает такое объяснение: «Это особый акцент или произношение, выговор, который выдает еврея сразу же, как только он открывает рот» (Еврейские особенности. 1714, части I и II, с. 369).

Рихард Вагнер называл еврейский выговор «шипящим, резким, жужжащим и грубым» и обнаруживал его и в произведениях еврейских композиторов, особенно в вокальных, так как «пение это речь, доведенная до вершины страсти» (Еврейство в музыке, 1850, новое издание 1869, с. 14-16). Вагнер объяснял этот акцент тем, что еврей, даже когда он говорит на языке народа, среди которого живет, всегда говорит на нем, как иностранец.

Этот акцент, кстати, свойственен отнюдь не всем евреям. У многих речь их не отличить от местного выговора, некоторые даже, явно стремясь говорить «чисто», даже выговаривают слова нарочито «безупречно». Есть евреи, которым еврейский акцент противен. Ганс фон Бюлов упоминает о таких случаях, а также о случае отвержения одним евреем «музыки на идиш» в письме к Георгу Давидзону от 29 февраля 1884 г.: «Вспомните, каким тошнотворным был для нашего великого, гениального Фердинанда Лассаля «гемаушель»; как болезненно реагировал на него наш незабвенный друг Карл Таузиг; вспомните тот достопамятный вечер в Мюнхенской ратуше, когда придворный капельмейстер Леви в ярости выбежал из театра, бросив крылатое слово: «Если мне придется еще несколько раз дирижировать этой противной оперой на идиш (я не стану называть эту оперу, у нее еще очень много поклонников), я вступлю в Лигу антисемитов». Так что совместную борьбу против «гемаушеля» ведут и те, кто так не говорит, и те, кто хочет разучиться так говорить, а таких, слава Богу, много» (Мария фон Бюлов. Жизнь Ганса фон Бюлова по его письмам. 1921, с. 406).

Рихард Штраус в своей «Саломее» в сцене спора между пятью евреями (либретто «Саломеи», изд. Ферстнер, 1905, с. 27-29), попытался музыкально отобразить выговор возбужденных евреев. В произведениях еврейских композиторов этот выговор иногда непроизвольно проявляется и это показывает, что речь идет не только о физических задатках речевого аппарата, но и о психических особенностях, которые сказываются на музыке.

Этот акцент прослеживается у евреев, говорящих не только на немецком, но и на других языках. Рольс сообщает, что евреи своеобразно искажают арабский язык и тамазигт — язык берберов Северной Африки (Первое посещение Марокко. 1873, с. 84). Вамбери рассказывает: «Евреи в Багдаде говорят по-арабски, но в нос и с чужеродным прононсом» (Евреи на Востоке. «Дойче Ревю», апрель 1879, с. 62). Еврейский врач и расолог Вейсенберг упоминает о «хриплых воплях», которые многие евреи издают в возбуждении (Еврейский тип. «Глобус», т. 97, 1910, с. 311). Дирр пишет о своих наблюдениях в Передней Азии: «Дагестанские евреи говорят на татском языке, по моим наблюдениям, со своеобразным прононсом, как немецкие евреи — на немецком языке» (Дирр. Лингвистические проблемы в свете этнологии, антропологии и географии. Сообщения Венского антроп. общества, 3-я серия, т. 10, 1910). То же самое происходит, когда евреи говорят на персидском и на кавказских языках. Мах в своих «Основах термодинамики» (1900) рассказывает об одном известном еврейском профессоре, который уверял его, что «может распознать любого еврея, даже не видя его, по звуку одного произнесенного им слова». Сегодня радио дает большие возможности для такого распознания: есть еврейские и нееврейские слушатели, которые по нескольким словам выступающего по радио распознают, еврейский это голос или нет, независимо от того, говорит этот человек или поет. Вероятно, особенности этого выговора можно записать на фонограф и потом с помощью нот или других графических знаков научно зафиксировать высоту звука.

Еврейский акцент чувствуется и у еврейских певцов: изменяется тональность, искажается ритм, общее впечатление получается не такое, какое было задумано композитором-неевреем. Штапель уловил эти явления, слушая пение еврейских детей, и описал, насколько они чужды для немецкого уха: «В окрестностях одного курорта на Балтийском море я услышал, как группа детей, которую я не видел, поет немецкие народные песни. Не только учащенный ритм резанул мне слух, но и само звучание, какое-то бездушное, резкое, трезвое, совершенно не соответствующее содержанию песен. (Словами это описать невозможно.) Во всяком случае, я никогда не слышал, чтобы немецкие дети так пели, они не могли бы так петь. Но когда я увидел этих детей, загадка разрешилась: это была группа еврейских школьников, проводивших каникулы со своим еврейским учителем» (Штапель. Антисемитизм и антигерманизм. 1928, с. 44).

Изучение собраний еврейских анекдотов, чтобы «правильно» читать которые, надо подражать еврейскому жаргону, таких как «Еврейский анекдот и его философия» Мошковского (1923) или «Кавардак» (1925, составитель — Самми Гронеман), по методу Рутца и Сиверса позволило бы дать лингвистическую характеристику этому жаргону.

На каких расовых задатках он основан? Мах в своем упомянутом сочинении пытается дать такое объяснение: «Врожденными являются если не целые звуки, то по крайней мере, характерные для данной расы элементы звуков». Не совсем ясно, что именно имел в виду Мах под «элементами звуков», но, если следовать его ходу мыслей, можно предположить, что каждая раса имеет склонность к произнесению определенных звуков. Редко возможные для одной расы благодаря ее речевому аппарату или предпочитаемые звуки и тональности не могут быть воспроизведены другой расой, даже произносить «всасывающие» звуки бушменского языка можно научиться, но, разумеется, разное строение речевого аппарата у разных рас, не говоря о наследственных задатках психического склада, обуславливает у каждой расы свойственную только ей и отличающую ее от других рас наклонность к произнесению определенных звуков. Акцент евреев это попытка сохранить такую наклонность, говоря на чужом языке, по меньшей мере, придать ему свою тональность. Те евреи, которые больше вращаются среди евреев, менее способны «улучшить» свой язык, сделать его «правильным», чем те, которые имеют дело с неевреями. Поэтому еврейский акцент сильней у восточных евреев в России и Польше, а у западноевропейских евреев он слабее или совсем исчезает.

«Хриплый» выговор многих евреев, а также произношение восточными евреями конечного «х» в таких словах как «крах» наводит на мысль, что этот акцент может быть также обусловлен наследственными задатками ориентальной расы, т. е. той расы, которая изначально говорила на семитских языках. На склонность к произнесению определенных звуков указывает и Броккельман, когда он пишет о семитских языках: «среди согласных преобладают горловые и задненебные, а также шипящие и зубные» (Семитское языкознание. 1916, с. 20). Именно в горловых и задненебных звуках проявляется фонетическая тенденция семитских языков, особенно в горловых (ларингальных), которые произносятся «с сильным сжатием гортани» (Броккельман), поэтому народам, говорящим на других языках, очень трудно их имитировать. Для изучения процесса образования этих звуков речевой аппарат семитоязычных сирийцев подвергался рентгену (см. рисунок на с. 58 в книге Уоррелла «Изучение рас древнего Ближнего Востока», 1927).

Примечательно, что после расового смешения семитоязычных народов семитские гортанные звуки изменяются или вообще исчезают. Примером может служить аккадский (ассиро-вавилонский) язык. О влиянии скрещивания ориентальной и переднеазиатской рас на эту ветвь семитских языков уже говорилось ранее. Броккельман (цит. соч. с. 22) тоже приписывает расовому скрещиванию то обстоятельство, что аккадский язык утратил все гортанные и задненебные звуки. С другой стороны, древнеарабский язык, т. е. язык в наибольшей мере сохранившей ориентальный тип группы семитоязычных народов, «в основном сохранил и первоначальный звуковой фонд», равно как и арабские диалекты бедуинов (преимущественно ориентальной расы) лучше сохраняют характерные черты арабского языка, чем диалекты арабов, горожан и земледельцев, имеющих сильную переднеазиатскую примесь.

Евреи Палестины, похоже, обращали внимание на фонетические особенности языка соседних племен. Так эфраимиты не выговаривали еврейский звук «ш» и вместо «шибболет» («поток») говорили «сибболет» (Кн. Судей 12, 6). Неправильное произношение арамейских слов галилеянами, отмеченное Марком (14, 70) и Матфеем (26, 73), может объясняться наличием у них переднеазиатской и нордической примеси.

(Примечание. Галилею евреи эллинистической эпохи называли «гелил хаггойим», т. е. «область язычников», — см. 1-ю книгу Маккавеев 5, 15). Это название означало область, не полностью освоенную евреями. Эту область населяли амориты и евиты, частично пришедшие из Ливана. Евреи никогда не владели ею целиком и утратили ее в 734 г. до н. э., когда ее завоевали ассирийцы. В 165 г. до н. э. евреев в Галилее было так мало, что Маккавей Симон переселил их в Иудею (1-я кн. Маккавеев 5, 14-23). Вероятно Аристобул I в 104-103 гг. до н. э. захватил Галилею и принудил ее к принятию еврейского Закона. С этого времени в Галилее стали селиться арамеи, итуреи, финикийцы и греки. Еврейский историк Иосиф восхвалял свободолюбие и храбрость галилеян (Гуте. Библейский словарь. 1903). С согласия ассирийцев в VIII веке до н. э. мидийский князь Дейока поселился со своим племенем в Галилее, у Геннисаретского озера. Зная расовые черты тогдашних мидийцев и персов, можно предположить, что это было преимущественно нордическое племя.)

Если фонетические тенденции ориентальной расы сохраняются у евреев, хотя они утратили большую часть этой расовой примеси, это можно объяснить тем, что ортодоксальные евреи продолжают использовать иврит. Правда, следует помнить и о том, что талмудисты именно семитские звуки выговаривают неправильно. Поэтому для расологического объяснения еврейского акцента следует привлечь и фонетические тенденции кавказских языков, изначальных языков преобладающей сегодня среди евреев переднеазиатской расы.

Может ли шепелявость многих евреев, т. е. их неспособность правильно выговаривать звук «с» западных языков объясняться расовыми наследственными задатками? Ленц рассматривает эту гипотезу (Баур-Фишер-Ленц, т. I, 1927, с. 350). Но речь может идти и о «болезненных» наследственных задатках, которые есть у каждой расы и могут умножаться, что и наблюдается в еврейской расовой смеси.

Разумеется, еврейский акцент объясняется не только физическими наследственными задатками речевого аппарата, но и наследственными чертами психического склада смешанных в еврействе рас. Физические наследственные задатки влияют на звуки языка, а психические — на интонацию. Влиянию одной или нескольких расовых душ следует приписать то, что уже древнееврейское пение отличалось гнусавостью и дрожанием голоса — так ортодоксальные восточные евреи читают Талмуд (Бенцингер. Еврейская археология 3-е изд., 1927, с. 253). Еврейскому жаргону эта тенденция к гнусавости свойственна и при обычной речи.

Еврейские интонации иногда появляются и у неевреев, которые часто общаются с евреями. Влияние последних сказывается на выговоре многих неевреев-жителей Франкфурта, Бреслау и Берлина.

е) Особый запах

 

Согласно Фишбергу (Расовые признаки евреев, 1913, с. 106), утверждение об особом запахе евреев впервые встречается у умершего в 600 году поэта Венанция Фортуната, писавшего на латыни. Он уверял, что после крещения перешедшие в христианство евреи теряют этот запах… Многие христианские теологи распространяли эту веру, чтобы побудить евреев к крещению. Так родился предрассудок об особом, свойственном только евреям запахе. Это часто служило поводом для оскорбления евреев.

Но не только евреи — каждый народ, каждая раса и каждая расовая смесь имеет свой особый запах. Тому есть достаточно доказательств, только назвать разные запахи пока не пытались — в большинстве языков мало слов, обозначающих запахи, — и даже для людей с хорошим обонянием это очень трудная задача.

К этой трудности добавляется вторая: то, что называют запахом человека, народа или расы, это обычно сумма наследственного и приобретенного запахов. Наследственный запах определяется расовыми задатками, благоприобретенный — влиянием среды в самом широком смысле слова, т. е. местностью, жилищем, одеждой, пищей, родом занятий, чистоплотностью или нечистоплотностью.

Когда, например, Леон Додэ (Меланхолия. 1928, с. 113) пытается описать запах женщин из разных местностей Франции, он смешивает наследственный и приобретенный запахи. Хотя французские племена имеют разный расовый состав и эти расовые смеси отличаются друг от друга и по наследственному запаху, следует учитывать и запахи, приобретенные под влиянием среды и рода занятий. «Запахи разных народов» перечисляет Хеннинг в своей книге «Запах» (1924, с. 54, 55, 56-58), особенно важной книге, посвященной этому вопросу. Запах отдельных людей и роль обоняния в человеческой жизни рассматривают, кроме Хеннинга, также Андрее в разделе «Запах народов» своих «Этнологических параллелей и сравнений» (Новая серия, 1889, с. 213-222) и Эллис в разделе «Запах» своей книги «Выбор супружеской пары у людей с учетом психологии чувств и общей биологии», 1922. В приводимых этими и другими авторами случаях следовало бы задать вопрос о доле благоприобретенных запахов. В одних случаях речь идет только о запахе, который можно приобрести и утратить, в других — о наследственном запахе: только его и можно называть «расовым запахом», а смесь наследственного и благоприобретенного запахов это «запах народа».

Когда Андрес (цит. соч. с. 217) говорит о людях хамитской (эфиопской) расы, что у них нет «негритянского запаха», следовало бы спросить, действительно ли наблюдатель различает «расовый запах» хамитов и негров или тот терпкий запах, который связан с обычаем обливать молоком предметы обихода и людей, зафиксированным у многих хамитоязычных племен, отличает хамитские племена от негритянских, которые занимаются земледелием, а не скотоводством. Когда западные женщины говорят, что у негров «трупный запах» (Л. Додэ, цит. соч. с. 112), то сами негры не воспринимают свой запах как неприятный, как и другие народы — свой; так обычно воспринимается запах другой расы или инородной расовой смеси.

В Южной Америке один из индейских языков имеет особые слова для обозначения запахов белых, негров и индейцев. В Китае собаки издалека распознают по запаху одетых по-китайски европейцев. Представители многие племен тоже распознают чужаков, даже переодетых, по запаху. Но у западных людей, особенно у жителей больших городов, обоняние притуплено, в отличие от многих внеевропейских народов. Обычно народ или раса воспринимает запах другого народа или другой расы как неприятный, как «вонь». Разные расы «не могут друг друга нюхать» — есть такое многозначительное народное выражение. Много примеров приводит Хеннинг. Свой собственный запах люди, народы и расы обычно не воспринимают.

Японец Адаци попытался описать запах европейцев, т. е. обонятельное своеобразие европейцев, каким оно представляется японцу (Запах европейцев. «Глобус», т. 83, 1903, с. 14). Запах европейцев, особенно европеек, по словам Адаци, сильно шибает в нос: он часто резкий и прогорклый, иногда сладковатый, иногда горький. Японцам, приезжающим в Европу, он сначала кажется очень неприятным, особенно запах от подмышек, но постепенно японцы привыкают к чужому запаху и он даже становится для них сексуально возбуждающим, когда исходит от европейских женщин. Адаци установил, что потовые железы в подмышках европейцев гораздо больше, их видно невооруженным глазом, а у японцев они меньше, их видно только под микроскопом. Даже сильно потеющие японцы не очень сильно пахнут. Сильно пахнущих японцев освобождают от военной службы, а сильно пахнущим японкам трудно выйти замуж. Но я думаю, что менее чувствительны к запаху японцев только сами японцы, а неяпонцам и неазиатам запах японцев кажется резким.

О запахе отдельных европейских рас Адаци ничего не говорит, как и о том, насколько запах зависит от нечистоплотности. Можно предположить, помня и о стремлении нордической расы к физической чистоте, что среди расовой смеси западных народов нордическая раса отличается самым слабым запахом. Средний расход парфюмерии, призванной скрыть обонятельные качества, тем больше среди западных народов, чем чаще в них темная пигментация кожи, волос и глаз.

Запах человека обусловлен потовыми выделениями кожи, особенно в области подмышек; запах имеют также волосы, половые органы и т. д. Можно уловить запах отдельного человека, различить особый запах от шеи или от затылка. Многие поэты очень тонко уловили это и описали, в отдельных случаях — и расовые различия. Еврейский поэт Эфраим Микаэль (1866-90) описывает в своем стихотворении «Парижские воскресения» проходящих мимо парижанок, их «светловолосую плоть» и исходящий от нее «запах умирающих фиалок».

В целом, Карл Фогт был прав, когда писал, что запах человека «такой же видовой признак, как мускусный запах кабарги и основан на выделениях потовых желез» (Лекции о человеке. 1863). В составе этих запахов основную роль играют различные жирные кислоты (Хаммаретен. Учебник физиологической химии. 1926, с. 662 «Кожа и ее выделения». Оппенгеймер. Основы органической химии. 1927, § 50), так что можно предположить, что разные расы частично выделяют разные жирные кислоты и что пропорции смешения этих жирных кислот у разных рас и у отдельных людей различны. Начало расологическому изучению этих явлений положила работа Шиффердеккера «Кожные железы человека и млекопитающих. Их биологическое и расово-анатомическое значение» (Зоологика, выпуск 72, 1922).

Евреи имели, как свидетельствуют многие места Ветхого Завета, хорошо развитое чувство обоняния (Эрш-Грубер. Энциклопедия наук и искусств. 62-я часть, 1856, с. 102). Ненависть одного народа к другому Ветхий Завет (Бытие 34, 30; 1-я книга Самуила 13, 4) выражает в том, что один народ кажется другому «вонючим»… Песнь Песней дает представление о широте еврейских обонятельных впечатлений и сравнений с запахами всех видов. В стихе 4, 11 запах одежд девушки сравнивается с воздухом Ливанских гор. Талмуд (Баба Батра, 16 Б) упоминает о девушке, которая за свой запах получила имя ароматного растения, а в другом месте (Берахот 43 Б) задается вопрос: «От чего душа получает наслаждение, а тело нет? Ответ: От запаха. В 1-й книге Царств, I, 1-4, рассказывается, как Ависаг из Сунема подложил красивую девушку стареющему Давиду. Существовало поверье, что девственница может своим дыханием и своим запахом омолодить старца (Иозеф. Справочник по косметике, 1912, с. 473). Это поверье под названием сунамитизма, взятым из этого ветхозаветного рассказа, возродилось в Париже XVIII века появилась профессия сунамитинок. Согласно Талмуду (Синхедрин 93 Б) еврейский Мессия будет судить людей, «благоухая». Талмуд (Баба Батра 16 Б) восхваляет тех, кто изготавливает ароматические вещества, и предрекает (Берахот 43 Б): «Юноши Израиля будут распространять благоухание».

О характерном запахе евреев упоминает в одной из своих эпиграмм (IV, 4) римский поэт Марциал (43-104 г.). В IV веке Аммиан Марцеллин сообщает, что император Марк Аврелий (161-180 г.), когда он ехал через Палестину в Египет, часто раздражался от еврейской суетливости и вони. Правда, в рукописи Марцеллина слово, обозначающее «вонь» написано нечетко, если в нем изменить одну букву, будет уже не вонь, а «кипучесть», т. е. синоним той же суетливости. Но в последнем издании Аммиана сохранено прежнее значение «вонь».

(Фишберг — «Расовые признаки евреев, 1913, с. 106 — высказывает предположение, что здесь либо была сделана ошибка при переписке, либо переписчик написал так по злому умыслу.)

Шудт — «Еврейские особенности» (1714 г.) пишет в ХХ разделе «О вони франкфуртских и прочих евреев», что от евреев в комнатах, где они находились, остается характерный запах. Некоторые думают, что «такая вонь присуща евреям от природы, потому что их маленькие дети тоже воняют (с. 349). Разные запахи новорожденных, одни у детей от родителей со светлой пигментацией, другие у детей от родителей с темной пигментацией, одни у еврейских, другие у нееврейских детей медсестры родильных домов улавливают и в наше время.

Шудт указывает также на нечистоплотность и со ссылкой на Книгу Чисел 11,5 на чесночный запах евреев, и сам собой встает вопрос, идет ли речь о врожденном или благоприобретенном запахе. В Гриммовском словаре (т. IV, 2, 1877, с. 2534) слово «юдерн» хеннебергско-франконского диалекта толкуется «пахнуть, как еврей».

Егер («Открытие души». 1880, с. 141) приводит слова еврейского правоведа и историка Эдуарда Ганса: «Мы, евреи, не теряем запах нашей расы даже после десятикратного скрещивания». О «специфическом запахе» евреев писал и Шопенгауэр (Две основные проблемы этики. 1860, с. 240).

Несомненно, часто запах, описываемый как «еврейский», происходит от нечистоплотности многих евреев и их любви к чесноку, т. е. является благоприобретенным, а не наследственным. Нечистоплотность многих евреев из России и Польши известна, и сами эти евреи рассказывают на эту тему анекдоты. Чеснок любят не только евреи, но и многие итальянцы и южные французы. Чеснок, упоминаемый уже в Книге Чисел 11,5, восхвалялся в Талмуде и в раннем Средневековье часто рекомендовался раввинами как средство повышения потенции (Прейс. Библейско-талмудическая медицина. 191, с. 538).

Ясно, что запахи, вызванные нечистоплотностью или употреблением чеснока, нельзя считать еврейским «расовым запахом». Его скорее можно учуять у зажиточных, ухоженных евреев Центральной и Западной Европы. Автор лучше воспринимал различные оттенки еврейского наследственного запаха, когда в одном большом немецком городе долгое время обедал в «ритуальной» столовой, которую кроме немногих неевреев посещали и многие физически чистые евреи. Даже когда евреев в этой столовой не было, стоило войти в нее, как чувствовался особый, сладковатый запах. «Расовый запах» евреев разными наблюдателями описывался по-разному, но, как выше уже говорилось, эти описания ненадежны. Расология, которая в последние годы достигла значительного прогресса благодаря изучению групп крови, должна попытаться решить проблему «расовых запахов» средствами химического анализа. Надо исследовать состав выделений тела, особенно пота, и, вероятно, удастся открыть распределение разных жирных кислот между разными расами или пропорции смешения в них этих кислот, и найти «химические формулы» запахов отдельных народов и рас.

Тогда удастся также установить, обусловлен ли «еврейский запах» наследственными задатками переднеазиатской или ориентальной или какой-либо иной расы.

ж) Группы крови в еврейском народе

 

Различие между еврейской и нееврейской группами Манойлов попытался доказать путем исследований крови. Он взял кровь 982 русских и 380 евреев и сначала в 88%, а потом в 91,7% случаев смог отличить кровь евреев от крови русских (Химическая реакция крови как способ определения расы. Мюнхенский медицинский еженедельник. 1925, с. 2186). Он брал кровь только таких русских и евреев, трое предков которых с материнской и отцовской стороны были «чистыми» русскими или евреями. Ему удалось различить кровь обеих сторон с помощью химических реагентов. Его метод выявил разное поведение двух видов крови по двум пигментам: «Салатно-фиолетовый цвет в еврейской крови полностью или почти совсем исчезает, и мы получаем цвет от голубого до синего. В русской крови он исчезает лишь частично или остается без изменений и мы получаем окраску от сине-красноватой до красноватой». «Этот метод дает нам право сказать, что в еврейской крови процессы окисления идут быстрей, а в русской — медленней» (цит. соч. с. 2188). Но, если Манойлову удалось отличить русскую кровь от еврейской, это значит, что он нашел средство отличить кровь одной расовой смеси от крови другой расовой смеси, но не средство собственно расологического определения обоих видов крови и не средство, применимое во всех случаях, так как надо провести ряд опытов и изучить вопрос, чем кровь одного народа отличается от крови другого. Во всяком случае метод Манойлова не позволяет ничего сказать о расовом составе ни русских, ни евреев.

Зато следует ожидать, что изучение групп крови, которое достигло столь значительного прогресса за последние годы, позволит, наконец, однозначно отличить различные западные расовые смеси по формулам их крови от формулы крови еврейской расовой смеси. Веллиш в статье «Серологические исследования еврейской расы» в «Журнале расовой физиологии» (том I, вып. 3-4, 1929) предпринял попытку предварительной локализации евреев в рамках изученных групп крови. Он локализовал как восточных, так и южных евреев, которые и в «серо-химическом отношении» при всем сходстве заметно отличаются друг от друга, между переднеазиатской и ориентальной расами.

Веллиш на основании своих расчетов составил следующую табличку «расовых компонентов евреев»:

Исходные расы

Ашкенази

Сефарды

Евреи в целом (в %)

Переднеазиатская

50

10

46

Семитская ориентальная

22

72

27

Арийские (нордические) амориты

12

2

11

Гунны из Юго-Западной Азии (монголоиды)

14

8

13

Египетские негры

2

8

3

При этом южные евреи (сефарды) это лишь 10% всех евреев, а восточные (ашкенази) — 90%. Веллиш обнаружил в еврейской расовой смеси 11% нордической примеси. Это примерно совпадает с нашими оценками. Веллиш подчеркивает, что его результаты нельзя считать окончательными и неизменными.

з) Состояние здоровья, наклонность к заболеваниям

 

В моей «Расологии немецкого народа» я затронул вопрос о связях между разными европейскими расами и различными заболеваниями. Есть данные и по другим частям земного шара. Науку об этих взаимосвязях называют расовой патологией. Болезнь, очень опасная для людей одной расы, гораздо меньше затрагивает людей другой расы, живущих в той же местности; одна раса склонна к одному, другая к другому заболеванию, течение одной и той же болезни может быть разным у разных рас. Поскольку каждая раса это результат тысячелетнего приспособления к определенной среде, таких взаимосвязей следовало ожидать. При изменении привычной среды у одной расы возникают одни, у другой другие заболевания. В среде разных народов следует ожидать учащения тех заболеваний, к которым склонны представленные в этих народах расы, а также тех, которым способствует скрещивание этих рас. Возможно, что несовпадение физических и физиологических задатков, которое выражается в подверженности различным заболеваниям, имеет своей причиной скрещивание рас. Но следует помнить, что любое расовое скрещивание означает разрыв двух сложившихся в процессе долгого отбора систем физических и психических признаков. И в этом следует искать причину возникновения заболеваний.

На разную склонность к заболеваниям евреев и неевреев обращали внимание еще в Средние века, когда, согласно приданию, евреи не болели чумой или болели ей гораздо реже, чем неевреи. Это могло быть обусловлено тем, что чума уже на востоке и в Восточной Европе истребила подверженных ей евреев, а выжившие евреи, переселившиеся на запад, обладали вследствие отбора определенным иммунитетом к ней. Этим можно объяснить многие наклонности к заболеваниям народов и рас.

Многовековым отбором менее приспособленных к суровым условиям среды объясняется и жизнеспособность, отличающая сегодня еврейский народ. Л. Ливи показал, что евреи, по крайней мере, с XIX века, имеют меньшую смертность во всех возрастных классах (Евреи в свете статистики, том II, 1920, с. 78). Согласно одному американскому исследованию, из 100 родившихся в определенный момент американцев-неевреев половина, т. е. 50 человек, умерли за 47 лет, а половина из 100 евреев — за 61 год. Известный еврейский психиатр и расолог Ломброзо установил для Италии, что из 1000 еврейских детей до семи лет умирают 217, а из 1000 итальянских — 457, т. е. вдвое больше. Это объясняется не столько более высоким жизненным уровнем евреев, сколько их обусловленной отбором жизнеспособностью, ибо и там, где евреи живут бедно и в плохих условиях или, как в Нью-Йорке, проводят большую часть дня в нездоровой атмосфере лавок, и там средняя продолжительность жизни у них гораздо больше, чем у неевреев из тех же мест. Но разница в смертности по сравнению с окружающим населением у зажиточных западноевропейских евреев гораздо больше, чем у живущих хуже восточноевропейских евреев.

Эту меньшую смертность среди евреев, особенно в раннем возрасте, объясняют и тем, что евреи лучше ухаживают за детьми. Говорят, что евреи, как правило, гораздо раньше обращаются к врачу, чем неевреи. Многим евреям свойственна трепетная забота о своем здоровье, постоянная боязнь заболеть. Вейсенберг говорит о нозофилии и нозофобии евреев, что номинально увеличивает число заболеваний среди них (Архив фюр Расен унд Гезелльшафтсбиологи, т. 19, 1927, с. 408). Ланге тоже говорит о «боязливости евреев и их нужде во врачах» (О маниакально-депрессивном психозе у евреев. «Мюнхенский медицинский еженедельник», 68-й год изд., № 42, с. 1359). Привлекают для объяснения и строгие предписания иудейского Закона относительно мясной пищи. Так установлено, что в Лондоне треть поступающего на рынок мяса отвергается евреями как «трефное». Евреи также не злоупотребляют алкоголем. Наконец, следует вспомнить, что евреи обычно не работают на открытом воздухе — что связано с простудными заболеваниями — и не выбирают профессии, при которых часты несчастные случаи. До сих пор и самоубийство было среди евреев редкостью, по крайней мере, среди восточно-европейских.

Реже, чем среди неевреев, среди евреев встречаются туберкулез, воспаление легких, тиф, а также малярия, чума, оспа и эпилепсия. У евреек реже бывает рак матки. Чаще, чем среди неевреев, у евреев встречаются: различные сердечные заболевания, рак и другие злокачественные опухоли, болезни, связанные с обменом веществ, прежде всего, диабет, а также психические заболевания, такие как прогрессивный паралич (см. об этом статью Гутмана в «Архив фюр Рассен — унд Гезелльшафтсбиологи, том 16, 1924-25, с. 67), маниакально-депрессивный психоз (см. статью Ланге в «Мюнхенском медицинском еженедельнике», 1921, с. 1357)… Картина паралича у евреев, как правило, выглядит иначе, чем у неевреев. Кроме того, часто встречаются врожденное слабоумие, истерия и «dementia praecox», «самая частая у евреев форма психического заболевания» (Зихель. Психические нарушения у евреев. 1909). Т. н. амавротический семейный идиотизм встречается только среди евреев. Кон часто наблюдал у них судорожные движения головы и перемежающуюся хромоту (Нервные заболевания у евреев. «Журнал демографии и статистики евреев», 1926, № 1-3). Пильч констатирует: «Все психопатические состояния на наследственно-дегенеративной основе, особенно периодическое безумие и невропсихопатическое чувство неполноценности, а также истерия встречаются среди евреев особенно часто, равно как и антипичные психозы, не поддающиеся никакой диагностике и прогнозированию» (О сравнительной расовой психиатрии. «Психиатрическо-неврологический еженедельник», 2-й год изд. 1919). Психических заболеваний среди евреев вообще больше, чем среди неевреев.

Галлус отмечает у них частоту дефектов преломления глаза — 80% всех исследованных им случаев. Он считает это признаком «эндогенной дегенерации» (Рефракция у евреев. Журнал офтальмологии, т. 48, 1922, с. 215). Среди евреев также сравнительно много слепых и глухонемых.

Сравнительно часто встречается среди евреев такое явление вырождения, как стирание различий между полами по физическим и психическим вторичным половым признакам. Среди евреев особенно часто встречаются женственные мужчины и мужиковатые женщины. Половой диморфизм у них вообще слабо выражен. Может быть, это признак переднеазиатской расы?

Штиглер рассказал об этом явлении в своем докладе «Расово-психологическое значение вторичных половых признаков» (Отчеты о заседаниях Венского антропологического общества», 1919-20): «Особого внимания, как мне кажется, заслуживает чрезвычайно частая у евреев «сексуальная аппланация». Половые железы внутренней секреции влияют, прежде всего, на психические половые признаки, но и различия по соматическим половым признакам у евреев часто стерты. Среди них особенно много женщин с узким тазом и широкими плечами и мужчин с широкими бедрами и узкими плечами. Доцент д-р Талер обратил мое внимание на то, что мужеподобие у евреек часто бывает связано с нарушениями менструаций и воронкообразным тазом. Профессор Пильч подтверждает, исходя из своего опыта, сравнительную частоту гомосексуальности среди евреев. Но особенно типична психика поведения. У евреек часто исчезает психическая женственность и появляются психические качества, которые считаются неженскими, например, ослабевают специфически женские инстинкты, женская пассивность, типичное для женщин торможение психомоторных импульсов (например, страх перед выступлением на публике), поэтому среди политических бунтовщиц преобладают еврейки. Очень важно стремление евреев, при недооценке значения вторичных половых признаков, инстинктивно осознаваемого нормальным человеком, к стиранию социальных и профессиональных различий между мужчинами и женщинами. Для мужественных евреев во многих случаях характерна неспособность признать психические половые различия, что нормальные люди лучше понимают и при меньшем интеллекте. Именно неженственных женщин евреи часто ценят особенно высоко. Здесь намечается переход к тоже очень частому среди евреев инфантилизму. Феминистские требования особенно часто находят живой отклик среди еврейской интеллигенции. Настроения мировой скорби, чрезмерная чувствительность евреев-мужчин находят соответствие в неженских качествах евреек, их стремлении играть роль в общественной жизни. При этом речь идет о подавлении инстинктивных, бессознательных процессов в коре головного мозга и подкорковых центрах чисто умственными процессами в этой коре. Можно привести бесконечный ряд доказательств стирания вторичных половых признаков у евреев».

Еврейские склонности к заболеваниям в последнее время претерпели изменения. В еврейскую среду начинают проникать алкоголизм и сопровождающие его явления. «Если всего несколько десятилетий назад алкоголизма среди евреев почти не было, то сегодня множатся признаки того, что расслабляющий яд алкоголя проложил себе путь и в круги еврейских семей» (Зихель. Психические нарушения у евреев. 1909). Примечательно, что алкоголизм и сифилис очень мало затронули восточноевропейскую часть еврейства по сравнению с западноевропейской и с теми восточными евреями, которые вырвались из изоляции. «С приобщением к культурным достижениям растут и опасности для представителей еврейской расы» (там же). И в самом деле, со времени т. н. эмансипации евреев постепенно растет число самоубийств, параличей, наказаний за преступления, нарушений нравственности, смешанных браков и смертность. (Справочник по социальной гигиене, т. II, 1912). Число самоубийств евреев в Германии значительно выросло, а среди восточноевропейских ортодоксальных евреев оно остается очень низким.

Общий обзор наклонностей к болезням среди европейских евреев дал Ульман в своей обширной работе «К вопросу о жизнеспособности и заболеваемости еврейского населения» (Архив фюр Рассен — унд Гезелльшафтсбиологи, том 19, вып. 1, 1926). Ульман указывает и на те обстоятельства, вследствие которых заболеваемость среди евреев это скорее выражение их экономического и общественного положения, их профессий, короче, среды в целом, чем расовых, наследственных задатков. Уже возрастная структура еврейского населения позволяет больше выделить отдельные болезни, чем у нееврейского населения с иной возрастной структурой. К этому добавляется и разница в профессиях между евреями и неевреями.

Распределение трудоспособного населения Германии по профессиям в 1907 году:

 

евреи

неевреи

в сельском хозяйстве

1,0%

28,9%

в промышленности и ремесле

22,6%

42,9%

в торговле и на транспорте

55,2%

13,3%

служащие и лица свободных профессий

6,6%

5,5%

рантье

14,2%

8,4%

домашняя прислуга

0,3%

1,3%

Это сопоставление дает неточную картину, потому что при официальных подсчетах учитываются только евреи иудейского вероисповедания, а евреи других вероисповеданий относятся к неевреям или «христианам». Это относится и к другой таблице Ульмана, которая показывает место евреев Центральной и Западной Европы среди зажиточных классов:

В 1907 г. в Германии было

 

на руководящих постах

в качестве рабочих

В промышленности

евреев

46%

31,5%

неевреев

16,2%

77,1%

В ремесле

евреев

58,8%

24,5%

неевреев

39%

39,9%

В торговле

евреев

40,3%

28,0%

неевреев

8,6%

74,8%

(остальные проценты приходятся на служащих среднего ранга)

Ульман приводит далее ряд официальных данных, согласно которым богатство евреев иудейского вероисповедания гораздо выше среднего уровня. Насколько среда, а насколько расовые наследственные задатки влияют на заболеваемость среди евреев, можно будет сказать точней только когда евреев — не только иудейского вероисповедания — сравнят с экономически равноценными нееврейскими группами. Ульман предполагает, например, что профессиональным положением многих евреев объясняется большое число больных диабетом среди них, так как «тяжелые финансовые потери, внезапное возбуждение, заботы, аффекты несомненно влияют на возникновение и тяжесть диабета (цит. соч. с. 38). Этим же объясняется и часть самоубийств среди евреев. Еврейские жены редко работают, это способствует снижению детской смертности. Евреи точно соблюдают советы врачей, что избавляет их от многих заразных болезней. Меньшее потребление алкоголя увеличивает срок жизни и уменьшает заболеваемости. Таким образом, Ульман объясняет склонности евреев к болезням скорее социальными, экономическими, гигиеническими и психологическими, чем расовыми причинами. Если бы более тщательные исследования подтвердили концепцию Ульмана, то расовый состав евреев все равно остался бы причиной их состояния здоровья, так как этот расовый состав и выражается в описанных Ульманом экономических, общественных и психических явлениях.

Если бы более тщательные исследования показали, что расовый состав еврейского народа больше и непосредственней, чем полагает Ульман, влияет на его состояние здоровья, то встал бы вопрос, можно ли объяснить это состояние здоровья наследственными задатками представленных в еврействе рас и такое ли состояние здоровья и у других восточных народов сходного расового состава, живущих в сходных условиях, или состояние здоровья евреев объясняется не столько наследственными задатками представленных среди них рас, сколько особыми историческими условиями отбора в рамках еврейской расовой смеси. Как видим, соотношения при такой взаимосвязи столь запутанные, что наука вряд ли когда-нибудь перейдет от констатации различий к их объяснению с помощью законов жизни и истории.

и) Преступления

 

Различия между двумя расовыми смесями, к числу которых относятся и психические расовые различия, выявляются при сравнении преступлений, типичных для евреев и для неевреев, живущих в той же местности. Ниже речь пойдет, главным образом, о преступлениях евреев в Германской империи. Но при этом следует помнить, что официальная статистика учитывала только евреев иудейского вероисповедания, не принимая во внимание расовое происхождение. Но евреи-иудаисты составляли лишь часть немецких евреев, так что ряд преступлений, совершенных евреями, был отнесен официальной статистикой к совершенным христианами или представителями иных вероисповеданий, кроме иудаизма, поэтому она имеет лишь ограниченную ценность для этнологии и расологии.

Сравнительно большое число наказаний за оскорбление приходится на долю евреев (иудаистов). Ашаффенбург объясняет это «живостью натуры, которая проявляется в жестикуляции, потоке слов, криках и легкой возбудимости» (Преступления и борьба с ними, 1906). Реже нарушения закона евреями связано со злоупотреблением алкоголем и чувством физического превосходства, оскорблением действием. То, что они участились, Зихель объясняет «приспособлением к общему пьянству» (Психические нарушения у евреев, 1909). Гораздо чаще преступления евреев связаны с ремеслом, торговлей и денежным обращением. «Евреи, которые большей частью заняты в промышленности и торговле, отличаются повышенной преступностью по сравнению с христианами. Речь идет о таких преступлениях, как обман (не растрата), вымогательства, подделка документов, ложное банкротство, ростовщичество и нарушение правил» (Вульфен. Психология преступников, 1909).

По воровству евреи превосходят «христиан», по укрывательству равны им, по клятвопреступлению уступают. В Австрии их чаще судят за грабежи, убийства и поджоги, в России евреи превосходят представителей всех прочих вероисповеданий по числу преступлений против нравственности, то же самое в Нидерландах. В Германии они занимаются сводничеством и сутенерством, распространением порнографии, абортами и вызывают возмущение своим неприличным поведением. Менее характерны для немецких евреев изнасилования, педофилия и противоестественный разврат. Кровосмешения и детоубийства среди евреев вообще не бывает. Распространением порнографии в Нидерландах и Германии занимаются, в основном, евреи, равно как и торговлей «живым товаром». Вульфен сообщает: «Большинство торговцев живым товаром — польские и галицийские евреи, которые связаны друг с другом» (Сексуальные преступления, 1913). Еврейская газета «Джуиш Кроникл» писала 2 апреля 1910 г.: «Если бы можно было изгнать евреев, торговля живым товаром сократилась бы до гораздо меньшего объема».

На определенную связь между мошенничеством и отдельными еврейскими кругами указывает и большое число еврейских слов в воровском жаргоне. По Хирту (Этимология нововерхненемецкого языка, 1919), этот язык «содержит ряд своеобразных выражений, большинство которых заимствовано из идиша. Это показывает, к каким кругам принадлежат мошенники или с какими они имеют дело». Евреи умеют очень ловко избегать конфликтов с законом и не дают себя поймать (Менкемюллер. Исправительные заведения и приюты, 1908). Большие денежные средства, которыми располагают столь многочисленные среди евреев крупные капиталисты, часто используются для подкупа следователей. О силе этого капитала свидетельствует нашумевший в свое время процесс берлинского банкира-педофила Штернберга. Одному частному сыскному бюро были обещаны 50.000 марок в случае оправдания обвиняемого. 12.000 марок были израсходованы на подкуп директора полиции, чтобы он помешал проведению процесса, свидетелей, чтобы они меняли свои показания, а рабочие зависящих от Штернберга предприятий собирали подписи под прошением о его помиловании и т. д. Криминалист Вульфен пишет: «В преступлениях против нравственности нет ничего характерно еврейского, их совершают и христиане. Но еврейским был тот способ, которым Штернберг и его партия использовали крупный капитал для защиты от правосудия» (Сексуальные преступления, 1913).

Преступники-евреи отличаются большей ловкостью и изощренностью, а неевреи — грубы, менее предусмотрительны и расчетливы. Расовые черты, расово обусловленные различия в характере преступлений, их осуществлении и противодействии следствию нельзя будет выявить, пока статистика будет ориентироваться на вероисповедание, а не на происхождение.

При криминалистическом исследовании характерно еврейских преступлений необходимо сравнивать евреев и неевреев одной профессии, так как в ряде профессий евреи представлены гораздо сильней и соответственно склонны к тем же преступлениям, которые чаще совершают и неевреи этой профессии. При таком разделении евреев по профессиям показатели преступности среди евреев снизятся, но они опять повысятся, когда мы будем учитывать всех евреев, а не только иудаистов. При разделении по профессиям оказывается, что евреи чаще совершают клятвопреступление, чем неевреи той же профессии, а еще более частые случаи — обман и ростовщичество (Архив фюр Рассен — унд Гезелльшафтсбиологи, т. 4, 1907, с. 412).

В обзорной статье «Преступность среди евреев в Германии» (Демография и статистика евреев, 1-й год изд., 1923, № 2) Сегал, исходя из официальных данных за 1915 и 1916 годы, попытался объяснить особенности еврейской преступности:

1) Более высокое в среднем благосостояние евреев уменьшает тенденцию к преступлениям против собственности, таким как воровство и грабеж; 2) более высокий уровень образования евреев уменьшает число преступлений, связанных с грубым насилием (убийства, преступления против общественной безопасности, взломы, изнасилования и т. п.); 3) разная общественная структура евреев и неевреев, большее участие евреев в промышленности и торговле, в частности, в торговле скотом, лотереях, денежно-финансовых операциях, в журналистике и литературе, приводит к тому, что евреи чаще нарушают правила конкурсов, законы о воскресном отдыхе и законы против ростовщичества. Наконец, 4) евреи чаще других жителей больших городов совершают преступления против нравственности и допускают оскорбления, но последнее бывает вызвано антисемитизмом неевреев.

От преступлений евреев удерживают трезвый расчет, наследственная любовь к семье и «половая воздержанность одиноких евреек» (Вульфен). Например, в 1905 г. в Пруссии еврейские матери родили 3,74% внебрачных детей, а нееврейские — 7,45%. Кроме того, евреев сдерживает их бережливость и стремление к образованию. Плохо влияет на них, прежде всего, «торгашеский дух» (Вульфен), а также ощущение своей расовой чужеродности в нееврейском окружении, где царят иные нравы.

к) Концепции расового своеобразия евреев в XIX и XX веке

 

  После долгого спора, в ходе которого спорящие часто путали или не понимали понятия «раса» и «народ» и оспаривали наличие у евреев вообще каких-либо расовых признаков, отличающих их от западных народов, спора, в котором не были правы ни те, кто хотел видеть в евреях «расу», ни те, кто вообще отрицал расовое своеобразие евреев, в последние годы удалось достичь единства по вопросу о расовой сущности евреев. Расскажем вкратце, как шел этот спор.

Расовая история и расовый состав еврейского народа обсуждались на протяжении всего XIX века и особенно оживленно — на переломе веков, но удовлетворительного единства мнений удалось достичь лишь недавно. В кругах профанов евреи все еще считаются «семитами» в смысле расы или принадлежности к расе, включающей в себя и другие восточные народы. Этнология относит евреев, исходя из языка их предков, к «семитам», как, например, Пешель в своей «Этнологии» 1897 года. В этом смысле, но только в смысле прошлой принадлежности к семитоязычным народам, этнология и сегодня причисляет евреев к семитам. Только это не должно рождать у профанов представление о «семитской расе». В расологии термин «семитский» не употребляется. Слово «антисемитизм» возникло на основе этнологическо-лингвистической, а не расологической классификации. Оно должно означать врагов евреев, но выбрано неверно даже с этнологической точки зрения, потому что и в прошлом, и в наше время враждебность к евреям проявляли и различные семитоязычные народы, в частности, арабы. Слово «антисемитизм» впервые публично использовал Вильгельм Марр. Он был врагом евреев и основал в 1880 году «Антисемитскую лигу».

Использование этнологического названия «семиты» при расологических исследованиях еврейского народа надолго затруднило выявление его расового состава. Ильков был первым, кто, в отличие от его современников и профанов наших дней, рассматривал евреев не как расу, а как расовую смесь. В этой смеси он различал «брахикефальных несемитов» и «долихокефальных семитов»; первые, по его мнению, преобладают среди евреев России, вторые — среди евреев Средиземноморья (Новое об антропологии евреев. «Архив фюр Антропологи», т. 15, 1884, с. 379). Таким образом, уже Ильков понимал, что среди восточных евреев преобладает переднеазиатская раса, а среди южных — ориентальная. Фон Лушан, как знаток восточных народов, признал еврейский народ расовой смесью, состоящей из многих компонентов. В 1892 году он опубликовал работу, в которой писал, что еврейская расовая смесь состоит, в основном, из «арийских» (нордических) аморитов, «настоящих семитов» — так он назвал людей ориентальной расы — и, прежде всего, «хеттов» — так он называл переднеазиатскую расу (Корреспондентский листок Немецкого антропологического общества, 1892, № 9-10). Позже фон Лушан перестал придавать значение своей гипотезе о примеси нордической расы аморитов, — по-моему, напрасно. Правда, приобрели евреи нордическую примесь от аморитов или от других древнепалестинских народов с нордическим высшим слоем, вряд ли удастся установить. Во всяком случае, уже фон Лушан правильно считал, что «настоящие семиты», т. е. люди ориентальной расы, были среди евреев в меньшинстве уже со времени их поселения в Палестине, а большинство составляли «хетты», т. е. люди переднеазиатской расы. Позже он называл этих «хеттов» «арменоидной расой» (Корреспондентский листок Немецкого общества антропологии, этнологии и доисторического периода, том 23, 1892, с. 98), поскольку этот тип наиболее распространен среди армянского народа. Деникер в своей работе «Человеческие расы» (1900) различал среди евреев, как и Ильков, два основных типа, «один ближе к арабской расе, другой — к ассироидной» (стр. 424), т. е. по современной терминологии соответственно к ориентальной и переднеазиатской расе. Оба эти основных типа потом смешались в рассеянии с расами и подрасами разных стран. Древнепалестинское происхождение нордической примеси у евреев, которое признавал фон Лушан, Деникер отрицал, объясняя ее позднейшими смешениями. Первые измерения еврейских групп современными методами провел Вагензайль на сефардах и других турецких евреях. Исходя из его результатов, Хаушельдт писал, что «еврейский тип» это смешение двух типов — «хеттского» (так он называл переднеазиатскую расу) и «ориентального» (Малоазиатские народы и их отношение к евреям. «Цайтшрифт фюр Этнологи», 1920-21, с. 524). Одновременно, Хаушильдт, как и фон Лушан, включил евреев в этнологический конгломерат народов сходного расового состава, что способствовало уяснению расовой истории евреев. В 1922 г. появилась собственная работа Вагензайля «О физической антропологии евреев и еврейском расовом вопросе» («Цайтшрифт фюр Морфологи унд Антропологи», том 23, вып. 1, 1922).

(Примечание. Вагензайль видит в «первоначально ориентальных со слабой нордической примесью переднеазиатах еврейский прототип, от которого ашкенази отклонились в переднеазиатско-монголоидно-альпийско-средиземноморскую сторону, а сефарды — в ориентально-средиземноморскую». Если понимать «еврейский прототип» Вагензайля как изначально еврейский, то надо будет, в отличие от Вагензайля, назвать этим «прототипом» ориентальную расу. Если же брать за основу еврейский народ последних веков до нашей эры, то тогда в нем численно уже преобладала переднеазиатская раса, которую и можно было бы счесть за «прототип».)

Благодаря этой работе стали широко известны названия «переднеазиатская» и «ориентальная» раса. В ней была дана концепция состава еврейской расовой смеси, повторенная в 1-м издании сборника Баура-Фишера-Ленца и в приложении «Расология еврейского народа» к 1-му изданию моей «Расологии немецкого народа», из которого в конечном счете родилась данная книга. В 1923 г. вышел том «Антропология» серии «Культура современности». В его III части, раздел V, в обзоре человеческих рас, написанном Фишером, концепция расового состава евреев та же, что и в сборнике Баура-Фишера-Ленца.

Название «ориентальная раса» принадлежит Ойгену Фишеру и было заимствовано у него Моллисоном, а название «переднеазиатская раса» первым использовал Р. Пех. Эти названия заменили «семитскую» и «арменоидную» расы фон Лушана.

Вагензайль и Фишер дали расологическое объяснение различию между (преимущественно ориентальным) южными евреями и (преимущественно переднеазиатскими) восточными евреями, о котором Ильков знал еще в 1884 году. Таким образом, можно сказать, что четкая концепция расовой принадлежности евреев в основных чертах существует только с 1920-21 годов. Этим был положен конец множеству бесплодных научных и ненаучных дискуссий по этому вопросу. До этого как евреи-националисты, так и антисемиты с одинаковой страстностью утверждали, что евреи это «раса». Т. н. либеральные или ассимилированные евреи и многие неевреи столь же страстно возражали: нет никаких «еврейских расовых признаков». Когда было признано, что евреи это расовая смесь, стало невозможным называть их «расой», и в то же время выяснилось, что у них есть расовые признаки, присущие, правда, не только им, так что их нельзя считать «еврейскими» — это признаки принадлежности к народу неевропейского расового происхождения.


Источник http://via-midgard.info/

7 коммент.»

  • 172 189

    “Хотя евреи это не раса, а расовая смесь, крайние варианты которой мало или совсем ничего не показывают из того, что западным наблюдателям кажется «характерно еврейскими», ниже будут упомянуты попытки описания или расологической характеристики «еврейских» признаков.”

    Да, евреи не раса. Давно уже признано наукой, что все есть энергия разных уровней вибраций. Из этого следует, что евреи не определенный круг людей, как пишет уважаемый мыслитель, но определенное состояние сознания.

    Мыслители измените себя и изменится мир вокруг вас. Вам очень хочется менять мир, который создан Богом. Меняйте собственное сознание и мир превратится в Рай.

  • 1 0

    А еще автор забыл использовать старый проверенный способ исследования-применение циркуля для измерения черепной коробки.Замечательный такой,уже опробованный лет 80 назад научный подход в антропологии.Удачи ему!Мощнейший труд!

  • 1 0

    Здрасте
    В моей семье вроде все Русские но есть такое предположение что моя бабушка(по папе) была Еврейкой (просто типо в те времена они именна меняли и не понять потом где кто)
    как узать кто я ??? мама русская, возможно папа сын Еврейки и Русского.
    Если кто что знает об этом прошу написать или может есть подобные случаи пишите
    grusha_05@mail.ru
    зарание спасибо

  • 1 0

    Признаки евреев
    Подавляющее большинство любого «государства» составляют размножившиеся под псевдонимами управляемые крипто-меньшинством недоумки, криптоевреи. Руководителями (фиглярами-марионетками) всех «уровней», от президента до мелкого чинуши, назначают только евреев. Деятели искусства, культуры, всех религий, политики, СМИ, торговли – тоже бездельники-евреи.
    Определить еврея очень просто: берёшь любую книжонку, газетёнку или выходишь в «Интернет», который непонятно почему пишется с заглавной буквы и смотришь. Вот они на любой вкус. И распознавать мучиться не надо. А дальше выхолоди на улицу и сравнивай. Кругом одни евреи.
    А то бы дали каким-то там олигархам балдеть.

  • 1 0

    Чтобы научиться определять евреев, достаточно пройтись по интернету. На каждой странице всех сайтов криптоевреи. См. признаки евреев.
    Государства формируются обманом с помощью неевреев, но только для пархатых.
    В города собираются зависимые от снабжения (от недоразвитых соплеменников), а, значит, управляемые скрывающие своё происхождение дубинноголовые от природы евреи. Неевреи неуправляемы. Поэтому, от них постепенно избавляются разными хитроковарными-хитрожопыми способами.
    Настоящие управленцы на публике никогда не покажутся. Видимая «Вертикаль», президенты и «ниже» липовая.

  • 1 0

    Почитал здесь Гюнтера. Довольно забавно. Раскрывая расовой облик евреев, кое-что он выдал по делу: умеренная брахикефалия, толстые, сросшиеся брови, тяжелые веки, выпученные глаза, приподнятые дугообразные брови, свисающий нос, крупная нижняя губа, небольшой подбородок. Да и то это не вполне кошерно, извините, научно. Но больше у него всяких глупостей, которые только запутывают дело. Называя евреев представителями переднеазиатской и иных азиатских рас, Гюнтер, однако, описывает их в целом скорее как среднеевропейский по антрополог. составу этнос, умудрившись найти у них 60% прямых волос, 25%(!) блондинов(!), преобладание прямых носов, которые при этом каким-то образом “опущенные”. Но зато он что-то лепит про влажные глаза, оттопыренные уши, голубую кровь. Вот как бывает, если не определиться четко с предметом исследования, с методом и понятиями и некритично цитировать разных писателей, фантазировавших о внешности евреев.
    На самом деле для самой крупной еврейской общности ашкенази действительно характерно преобладание переднеазиатских антропол. признаков: жесткие волнистые в основном темные волосы (хотя абсолютно черные встречаются нечасто, а курчавоподобные и вовсе редко), брахикефалия, умеренно широкое лицо, преобладание крупных, довольно выступающих носов, у бол-ва с доминированием выпуклой спинки и часто встречающимся опущенным основанием, довольно крупные губы и, наоборот, небольшой подбородок, глаза навыкате с крупными веками, в основном карие, густые жесткие черные брови, густая, широкая темная борода, несколько смугловатый цвет лица. Короче, типичный ашкеназ – арменоид со среднеевропейским уклоном: жестковолосый брюнет или темный шатен с птичьими или рептилоидными чертами лица. Хотя среди совр. евреев России чистых осталось, наверное, не более половины. Многих из них после гитлеровской чистки и смешения с русскими и другими европ. этносами и в самом деле больше похожи на среднеевропейцев. Преобладающие в зап.европе сефарды отличаются от ашкенази еще более темной пигментацией, значительно более узкими головой и лицом, более умеренным, почти классическим носом. Они – довольно типичные медитерраниды.

  • 0 0

    Я еврейка все так и про жесты и про кортавость и гундосость и про рост и про бедра и про живучесть и приспособляемость ,спасибо автору ,

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>