Главная » Политика

Последний бой Уго Чавеса

09:05. 9 января 2013 Просмотров - 524 Один комментарий Опубликовал:

Президент Венесуэлы Уго Чавес является одним из самых популярных в России зарубежных политиков. И это не случайно – его воле и целеустремленности можно позавидовать. Можно позавидовать, а лучше позаимствовать.

Пожелаем президенту Венесуэлы здоровья и мужества. А его историю нам расскажет статья комментатора ресурса nstarikov.ru Елены Федотовой.

«Врачи неумолимы – Венесуэла осиротеет через два месяца. «Все кончено, Чавес. Вы умираете. Попрощайтесь с мечтой об «оси добра», равенстве людей и всеобщем благополучии. Ненавидимые Вами США будут по-прежнему править миром. Слышите, они уже устроили вакханалию на не вырытой Вам могиле? Вам не удалось уничтожить капитализм – он и дальше будет плевать с вершины экономической пирамиды на оберегаемых Вами бедняков и рабочих. А Ваши братья по духу — сильные и независимые лидеры – будут гореть в огне «демократических» революций. Пробил час! Соединенные Штаты захлебнутся нефтью Венесуэлы и растащат по кускам свежеприватизированные компании. А Вас съедает рак. И Вы ничего не сможете сделать, трижды бесстрашный и свободолюбивый индеец. Ничего. Вы слышите?» «С Божьей помощью мы выйдем победителями из этого очередного сражения!…»

Новость о том, что Уго Чавесу «осталось немного», СМИ расхватали как голодные собаки кусок свежего мяса.  О его болезни стало известно в июне 2011 года. Он перенес несколько тяжелых операций, курсов лучевой терапии и бесконечное число мгновений с мыслью, что надежды уже не осталось. А в октябре этого года одержал очередную победу на президентских выборах, заткнув за пояс оппозиционера Энрике Каприлеса. Здорового и полного сил. 13 лет Венесуэла не знает и не хочет знать другого президента, кроме Уго Чавеса.

«Народ подобен миллиону тигров перед прыжком»

Венесуэла, 1991 год. Эпоха неолиберальных реформ. Экономический «гений» Милтона Фридмана разнес в пух и прах уже не одну процветающую страну Латинской Америки. Отец-основатель новой школы со своими «чикагскими мальчиками» возвел новую модель экономики в культ и стал убеждать весь мир в ее уникальности. Да, она уникальна разрушительным воздействием и количеством унесенных жизней. «Священные коровы» неолиберализма – приватизация государственных компаний, снижение инвестиций в социальные программы и полная свобода частного сектора. Именно эту модель США избрали вселенским рупором своих «демократических ценностей». И стали, как чуму, разносить по всему миру.

Что же происходит на родине Чавеса? Там роют братские могилы. Народ тысячами выходит бастовать на улицы и тут же попадает под пули правительства президента Переса. Но терпеть новые социальные реформы, инициированные Международным Валютным Фондом, люди больше не в силах. В конце концов, потому, что они хотят есть. Общество в Венесуэле тех лет делится в лучших традициях неолиберализма – на мультимиллионеров и бедняков. Но последних все-таки больше.

Много лет спустя Уго Чавес сравнит народ с «десятью миллионами тигров, готовящихся к прыжку». В 1998 году именно эти тигры изберут его на первый президентский срок, с которого начнется процветание Венесуэлы. А пока, 4 февраля 1992 года офицер воздушно-десантных войск Чавес собирает вокруг себя таких же бесстрашных и самоотверженных патриотов и двигает армейские колонны к президентскому дворцу. Воинственный дух он впитал с молоком матери – прадед Уго возглавил антиправительственный мятеж, а в его жилах течет индейская кровь. Через шесть лет резиденция «Мирафлорес» станет его родным домом, но сейчас попытка переворота жестоко подавлена. Чавес берет всю вину на себя и на два года оказывается за решеткой. И все-таки они победили – в политической жизни Венесуэлы произошел тектонический сдвиг.

Планы повстанцев по переустройству власти включали в себя создание Учредительной Ассамблеи, где были бы представлены все социальные группы, а не только коррумпированная верхушка, как в тогдашнем двухпалатном парламенте.  Конституционная реформа должна была очистить страну от коррупции и обеспечить достойную жизнь низшим слоям общества, а также их участие в управлении государством. Освобожденный из тюрьмы новым президентом Рафаэлем Кальдерой, Чавес основал «Движение пятая республика» с опорой на «боливарианские комитеты» в бедных городских кварталах. Через несколько лет оно переродится в «Социалистическую партию Венесуэлы», подобно той, что создал Фидель Кастро на Кубе. Как рассказывал Уго, два года тюрьмы не прошли для него даром – он писал стихи. Правда, не успел закончить свою первую поэму.

Дар оратора и афористичная речь сделали Чавеса кумиром журналистов всего мира, для которых его цитаты – словно леденцы.  Мало кто может потягаться с ним на политической арене, если речь идет об «обмене любезностями». Спросите Джорджа Буша-младшего – он прочувствовал это на своей шкуре. Ибо иначе как «дьяволом», «алкоголиком» и «самым страшным террористом» крепкий на словцо Чавес его не называл. Но это с врагами. А народ его просто любит – за шутки, за искренность, за взаимность.

Итак, 1998 год. Чавес избран на первый президентский срок. В Венесуэле начинается эпоха, которую сам Уго называет «социализмом XXI» века и «боливарианской республикой» в честь главного национального героя. Со времен Симона Боливара (то есть первой половины XIX века) в Венесуэле не было президента, подобного Чавесу. Хотя бы потому, что он впервые действительно избран народом. Выборы проходили и раньше, но лишь как антураж к игре между двумя правящими партиями олигархической верхушки. Время от времени эти партии возлагали на себя не очень обременительную обязанность выбрать следующего паяца, пляшущего под их дудку. Партии не забывали регулярно меняться ролями – сегодня правишь ты, завтра я. Прямо как в Соединенных Штатах.

Сам факт прихода Чавеса к власти уже был революцией. Каждым своим поступком, каждой реформой на президентском посту он бросал вызов – несправедливости, богачам, хищному оскалу капитализма, гегемонии США. Он национализировал все важнейшие области производства – нефтедобывающую, металлургическую, цементную. Он вышвырнул из страны частные американские компании,  мечтающие применить в Венесуэле обкатанный латиноамериканский сценарий всеобщей приватизации.

«Вот как надо руководить страной!» — кричали студенты, когда Уго Чавес отменил вступительные экзамены в ВУЗы и в несколько раз повысил стипендии. Кто-то называет это страстью к эффектным поступкам, но факт есть факт – он отказался от жалованья в пользу все тех же студентов, оставив себе только военную пенсию. Одну из своих резиденций Чавес отдал под школу со словами, что не может жить в нескольких местах одновременно. Сегодня сто процентов детей Венесуэлы посещают школу, а неграмотных в стране почти не осталось. Одна 70-летняя дама научилась писать благодаря социальной программе Уго Чавеса. Он узнал об этом из ее письма, в котором сеньора приглашала президента на свидание и признавалась в любви. Уго долго думал над тем, как ответить, не оскорбив чувств романтичной особы.

При Уго Чавесе Венесуэла полностью расплатилась с внешним долгом и стала кредитором, в стране в несколько раз выросла рождаемость, снизилось количество бездомных и безработных. Заводы работают на полную мощность при том, что рабочие довольны условиями труда. Венесуэла достигла беспрецедентных показателей по уровню производства, валютные резервы страны выросли в три раза. Но что больше всего вызывает удивление и даже какой-то суеверный страх у конкурентов и недоброжелателей – это абсолютно независимая внешняя политика маленькой южноамериканской страны. Свой коронный номер Чавес исполнил, когда за четыре месяца с августа 2011 года по январь 2012-го вывез все золото Венесуэлы (160 тонн) из банков Европы и ФРС. Полвека назад империю банкиров потряс Шарль де Голль, бесцеремонно изъяв из закордонных хранилищ золото, обменяв на него французские долларовые запасы. Оба прецедента вошли в историю как самые страшные катастрофы банковской системы. ФРС не упала, но покачнулась от удара.

«США – паразит для мировой экономики»

Во внешнеполитических вопросах Чавес одиночка. В том плане, что ни под кого не прогибается. Но он умеет дружить, и вот его друзья – Александр Лукашенко, Владимир Путин, Махмуд Ахмадинежад, а также Фидель Кастро и другие южноамериканские лидеры, которых он мечтает привлечь к так называемой «Оси добра» (Венесуэла-Куба-Боливия), созданной в противовес американской «Оси зла». Если мы добавим к этому списку Муаммара Каддаффи, которого Чавес уважал всей душой и идеями которого горел в свое время, то получится идеальная компания для того, чтобы Соединенные Штаты забились в истерическом припадке. Ну, допустим, они заткнули бы уши своими «демократическими» затычками, чтобы не слышать ненавистных имен, но «кровавые диктаторы» все равно пришли бы к ним в страшном сне.

Поговаривают, что при виде Чавеса Буш-младший покрывался серыми пятнами. От страха. На одном из заседаний ООН тогда еще американскому президенту вздумалось плохо отозваться о Кубе. Уго Чавес сидел напротив, но тут же поднялся и стал медленно двигаться в сторону Буша. Тот в свою очередь начал медленно врастать в стул. Прервав разговор американца с британским премьером, Уго попросил последнего уступить ему место. Лицо Буша к тому времени приобрело зеленоватый отлив… И стал дружелюбно рассказывать президенту США о том, как много Куба сделала для Венесуэлы. История умалчивает о том, сколько Буш расставался со стулом.

История «великой любви» США и Венесуэлы длится долго. Так, в 1999 году с легкой руки Уго Чавеса началось медленное, но верное загнивание американской экономики. Венесуэла является четвертым нефтеэкспортером в мире и вторым по объемам поставщиком углеводородного сырья на рынок Соединенных Штатов. Венесуэла продает 2.6 млн. баррелей в день, из них 1.5 млн. — в США. Однако Чавес сумел так раздать карты, что диктовать условия на нефтяном рынке снова стали страны ОПЕК, к которым присоединилась Венесуэла. В 1999—2000 годах цены на нефть взлетели в несколько раз с отметки в 30 долларов за баррель, а с 2000 года в США пошло на спад производство и обрушились котировки ведущих компаний. В этом винят дипломатический дар Уго Чавеса, которому удалось устранить разногласия между странами ОПЕК и заставить их голоса звучать в унисон.

В 2001 году США вторглись в Афганистан. Чавес не остался в стороне и доказал, что его не зря считают «своим» во всех мечетях мира (Махмуд Ахмадинежад даже назвал его  братом). Он запретил использовать воздушное пространство Венесуэлы для пролета военных самолетов США. Постоянно критикующий МВФ, ВТО и американский «империализм», Уго Чавес стал заклятым врагом Соединенных Штатов. Ждать ответа оставалось недолго.

12 апреля 2002 года Чавес был свергнут и арестован в результате государственного переворота. Заговор организовали американские спецслужбы в сотрудничестве с недовольной «левой» политикой Чавеса олигархической верхушкой и, что интересно, с представителями католического епископата Венесуэлы. Чавеса избили, увезли на отдаленный остров и объявили неспособным управлять страной. Новое правительство возглавил Педро Кармона Эстанга, а все его члены, принадлежали к католическому ордену «Опус Деи». У Чавеса не было проблем ни с Богом, ни с верой. Однако это, наверное, и раздражало его врагов в большей степени. Он говорил: «Иисус Христос, несомненно, был исторической фигурой — он был повстанцем, одним из наших, антиимпериалистов. Он восстал против Римской империи. Ибо кто мог бы сказать, Что Иисус был капиталистом? Нет. Иуда был капиталистом, взяв свои сребренники! Христос был революционером. Он восстал против религиозных иерархий. Он восстал против экономической власти того времени. Он предпочел смерть для защиты своих гуманистических идеалов, и он жаждал перемен. Он был нашим Иисусом Христом».

Уго Чавеса спас горячо любимый им народ. Миллионы людей вышли на улицы Каракаса и потребовали восстановить порядок в стране, вернув законно избранного президента. Все встало на свои места. Но несколько лет спустя после национализации очередных крупных предприятий Чавес пережил новое покушение на свою власть. На этот раз он объявил, что знает, откуда растут руки у этого заговора, и выслал из Венесуэлы американского посла. А когда Америка объявила эмбарго на поставку вооружений, Венесуэла решила полностью отказаться от них.

В 2005 году Венесуэла и Россия подписали соглашение о закупке 100 тыс. автоматов Калашникова, оставив американцев с глазами на лбу и единственным вопросом – зачем столько?! А против вашего, граждане, вторжения. Дальше – больше. Для ВВС Венесуэлы 15 июля 2006 года был подписан контракт на поставку 38 российских военных вертолётов Ми-35 на $484 млн, 17 июля 2006 года — контракт на поставку 24 истребителей Су-30МК2. По прогнозам, в 2013 году Венесуэла займет второе место после Индии по закупкам российского вооружения. И снова Уго Чавес блещет красноречием: «Валите к дьяволу сто раз, вы, дерьмо американское! Отныне Венесуэла не одна — с нами Россия!

«Оппозиция считает, что нас ждет вторая Ливия. Да, мы с Каддафи похожи. Оба – полковники»

О болезни Чавеса стало известно в июне 2011 года. В том же месяце он перенес операцию в связи с внутритазовым абсцессом, после – еще одну по удалению злокачественной опухоли кишечника. В третий раз его прооперировали в конце февраля. Сейчас президент находится в Гаване, где проходит процесс восстановления после четвертой операции. Его близкие передают, что Чавес идет на поправку, однако врачи вторят в унисон – надежд нет. Говорят, он болен агрессивным типом рака, и жить ему осталось не больше двух месяцев. Главный «предсказатель», имя которого не сходит с газетных полос – Хосе Рафаэль Маркина. Однако это не лечащий врач Чавеса и даже не его родственник. Это доктор венесуэльского происхождения, который учился и стажировался Бостоне и Майами, практикует в госпитале во Флориде. Постоянно проживает в США. Единственное, что дает ему основание для прогнозов – это наличие «источников» в лечащих кругах Уго Чавеса. Почему бы этим источникам самим не заняться прогнозами? Зачем третьи руки?

Но на этом вопросы только начинаются. Дело в том, что лечащий врач Чавеса Сальвадор Наваретте, также известный своими неутешительными предсказаниями, бежал из страны по неизвестным причинам. Не будем делать поспешных выводов, но ведь мутная получается история. Еще одну загадку подбросил сам Уго Чавес. Верхняя часть айсберга на поверхности — заболевание раком становится печальной тенденцией среди глав Латиноамериканских государств.  Мануэль Сантос, Луис да Силва, Дилма Русеф, Криштина Киршнер, Фернандо Луго, Альвар Урибе, Даниэль Ортега и, наконец, Фидель Кастро… Почти все они занимают противоамериканскую позицию. Это наводит на мысль о возможной искусственно созданной эпидемии, информация о которой строго засекречена. «Не могли же мы все одновременно заболеть!» — недоумевает Чавес. Любые совпадения хороши в умеренных количествах, то, что повторяется больше трех раз, – уже закономерность. Напомним, что последний известный «науке» вирус сейчас с огромной скоростью распространяется по Ближнему Востоку. Болезнь называется «арабская весна». Но ведь на то она и арабская, что для Южной Америки не годится. Тут надо действовать тоньше…

Оппозиция сделала болезнь Чавеса оружием в предвыборной борьбе. Говорили, что он неизлечим и не имеет права баллотироваться по состоянию здоровья. Но в октябре Венесуэла сделала выбор, неизменный за 13 лет, — Уго Чавес был избран на третий срок с результатом 55 процентов голосов. Его враги много ставили на Энрике Каприлеса Радонского, сорокалетнего еврея из предпринимательских кругов. В агитационной борьбе он апеллирует к молодежи, размахивая перед ней флажками под названием «либерализация», «реформы» и «демократические свободы». А те, кто откололся от его стана, утверждают, что у Каприлеса уже готов план «всеобщей приватизации», в том числе нефтяной и других ключевых областей промышленности, сворачивания социальных программ и девальвации боливара. В случае его прихода к власти Венесуэлу наводнят сионисты и американцы, которые растащат по кускам национальное достояние. То есть, сбудется, наконец, тот сценарий, от которого Чавес уберег страну на 13 лет.

Все решится 10 января 2013 года в день инаугурации. Если по состоянию здоровья Чавес сможет на ней появиться, то можно будет вздохнуть спокойно. В противном случае вице-президент Николас Мадуро, которого Чавес объявил своим преемником, обязан назначить новые выборы. По Конституции Венесуэлы, прямая передача власти президентом возможна только во второй половине срока его полномочий. Если глава государства по какой-либо причине не может исполнять их в первой половине, а это именно наш случай, то проводятся новые выборы. Чавес призвал голосовать за Мадуро, но, как мы понимаем, шансы победить у него небольшие. Просто потому, что результат их предрешен. Предрешен еще много лет назад, когда американские спецслужбы пытались свергнуть неугодного Чавеса с помощью мятежа.  Теперь они просто ждут. Как голодные волки в северных лесах ждут, пока замерзнет их жертва. Но волки заметно нервничают, а это хороший признак. Значит, они сомневаются.

Полковник Уго Чавес выиграл не одну битву. И чем безнадежнее, чем безрассуднее был вызов, брошенный судьбой, тем с большим пламенем бросался он в атаку. Он делал невозможное как должное, смеясь в лицо врагам, когда последние могли лишь дрожать от бессильной злобы. Что ж, Уго, судьба снова бросает вызов. Ты готов? С тобой как всегда два твоих верных друга – Бог и народ. Там, где не сможет помочь один, поможет другой. Оба — мастера на чудеса.»

Елена Федотова

P.S. По последним сообщениям СМИ Уго Чавес не сможет присутствовать на собственной инаугурации. Еще раз пожелаем главе Венесуэлы здоровья, мужества и сил для борьбы с болезнью и дальнейшего руководства страной.

Предыдущий материал Елены Федотовой: Битва за Антарктиду


Источник: nstarikov.ru

Один комментарий»

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>