Главная » Статьи и Обзоры

Христианство в вопросах и ответах

12:00. 6 июля 2010 Просмотров - 778 3 коммент. Опубликовал:
 

 

В поисках ответов на так называемые «вечные вопросы», пройдя естественный эволюционный путь, я обратился, в конце концов, к христианству. Как всегда бывает, новое, поначалу, увлекло меня своими вроде бы убедительными ответами. Однако дальнейшее знакомство с русской версией христианства принесло с собой новые вопросы. Вопросы к ответам на «вечные вопросы». Вопросов много, все христианство – большой вопрос. Искать новые ответы к новым вопросам внутри конфессии стало бесцельным и бессмысленным занятием, ибо, не сыщите, например, в евангелии ответа на вопрос: почему русский, образованный, ищущий человек должен молиться святому, который в земной жизни был иудеем – раз, безграмотным – два, догматиком – три, фанатиком – четыре и т.д. Искать новые ответы вне христианства, значит отвергнуть исключительность, богооткровенность, провиденциальный характер этой мировой религии и считать ее заурядной верой или философской системой, а Христа – лишь пророком или юродивым. «Ответы» священников  характеризовались расплывчатостью формулировок, поразительной неубедительностью, всевозможными ссылками на, якобы, абсолютный авторитет Христа, апостолов, соборов. Эти «ответы» построены так, что каждое второе слово надо принимать на веру. Прочь древнеиудейскую вонь апостольских умопостроений, прочь двухтысячелетний застой, паралич умов, прочь переходящие из работы в работу, из трактата в трактат формулировки (штампы), ссылки, цитаты, якобы, логические, а на самом деле алогичные выводы, прочь детские, слабоумные и враждебные жизни словеса, прочь схематизм, догматизм, схоластику, прочь антижизнь. Мне нужны новые ответы – ясные, краткие, доходчивые, искренние, согласующиеся с опытом поколений, без ссылок на святых отцов, понятные самим «ответчиком», утверждающие жизнь.

 

1. Зачем человеку дана плоть?

 

Ошибочно, ибо, согласно христианству, ее надо убивать. Христос дал тому яркий пример и своей жизнью и своей смертью.

 

2. Зачем человеку разум?

 

Ошибочно, ибо его надо посрамить. Порукой тому иудейский равин Савл (в простонародье – апостол Павел), возопивший, что немудрые посрамят мудрых…

 

3. Прилично ли для человека, имеющего уши, глаза и прочие органы чувств, говорить о слепой вере?

 

Прилично, говорят христиане, ибо, как уже сказано, плоть и разум (а органы чувств и являются локаторами, функциями этих категорий) надо умертвлять и посрамлять. Например, если глаз тебя соблазняет – выколи его.

 

4. Не пора ли уравнять в правах веру и разум?

 

Христиане надругались над разумом вволю. Он и слаб, и немощен, и невсесилен… Можно согласиться, что разум, конечно, невсесилен, что иногда он удивительно слаб. Но неужели не бывает колоссальных провалов у веры? Неужели не показывает она нам свои непривлекательные стороны? Показывает, да еще как! Была вера в то, что крест – непобедимое оружие России и ее государей. Подгадила тут вера основательно: и России нет, и государей нет, и креста нет, и среди богословов нет желающих повторить этот расхожий штамп.

 

5. Зачем существуют нации?

 

Ошибочно. Их надо снивелировать. И опять раввин гнусавит в «языческие» (наши с вами) уши: «несть ни эллина, ни иудея». Жизнь выстояла, нации сохранились, но опять слышно шипение: экуменизм…

 

6. Зачем существует природа?

 

Христианство ее не замечает. Пейзаж в Евангелии – пустыня, горы, засохшая смоковница. Отцы не осмелились на комментарии.

 

7. Зачем существует полнокровная, воспроизводящая себя жизнь?

 

Жизнь не нужна, она – недоразумение, ибо завтра наступит конец света, и жизнь на Земле исчезнет. А если жить, то – однобоко, убого, убивая попеременно плоть, разум, нации, природу, не размножаясь, не улыбаясь… Чем больше страданий и зла, чем больше дерьма и лицемерия, чем больше насилия и терпения, тем лучше для жизни христианина: так жил Христос, а чем же человек лучше его. Что такое Христос и, следовательно, что такое жизнь, ибо, согласно христианству, жизнь это Христос («аз есмь живот»), можно заключить хоти бы из миллиардов его изображений на иконах, По этому грустному, непроницаемому виду не скажешь, что жизнь полнокровна, многогранна, и что она воспроизводит себя. Такие же выводы и из Евангелия. Что такое жизнь в понимании христианства убедительно говорят повторяемые обороты: «живоносный гроб», «животворящий крест», источающие лучи исцеления мощи» (прах), чудотворные иконы-деревяшки и т.п. Жизнь здесь получает свои соки – из могилы или, от виселицы (креста). Воздух, вола, земля, солнце, питание, умственные упражнения, физическая мощь – для христианской жизни пустой звук.

 

8. Когда вы перестанете называть Христа жизнью, бессмертным (вечным) источником?

 

С этой «жизнью» можно сделать что угодно, даже распять ее на кресте, умертвить. Но попробуйте кто-нибудь, призывает В.В.Розанов, распять подлинный источник всего живого – Солнце, и тогда вы увидите, что это такое – «вечный источник».

 

9. Зачем христианство лицемерит на каждом шагу?

 

Заявляя, что плоть грешна, оно только и живет плотью, ибо без плоти не жил бы дух.

 

Заявляя, что разум слаб и немощен, оно только и живет им, потому что, скажем, чтобы читать Евангелие (не говоря уже о толковании его) нужен разум, мозги.

 

Заявляя, что нет ни эллина, ни иудея, оно только и живет национальными соками, ибо нет на земле другой столь могучей жизненной силы, нежели силы национальные.

 

Не замечая природы, оно только и живет ею, ибо христианин-несемит никогда не пройдет мимо красот природы, чтобы не подумать в душе этой красоте поистине следовало бы поставить свечку.

 

Заявляя, что жизнь переполнена греха, и блажен день, когда она исчезнет и воцарится Христос, т.е. нежизнь, оно, однако, живет уже 2000 лет и ждет Христа. А как христиане цепляются за жизнь!

 

10. Почему творчество не освещается христианством?

 

Творить некогда, надо каяться. А если что-то сотворил, то немедленно покайся в этом смертном грехе (пример Гоголя).

 

11. Почему женщина в христианстве на втором плане?

 

Потому что этот «закон» установили семиты.

 

12. Почему момент зарождения нового человека (зачатие) называется порочным (греховным)?

 

Потому что непорочное зачатие случается лишь у иудеек.

 

13. Почему человек с момента появления на свет носит христианские клички: «падшее создание», «скот», «заблудшая овца», «сосуд греха и нечистот», «свинья, валяющаяся в дерьме»?

 

Потому что девиз христиан: «чем хуже, тем лучше». Кто кого переплюнет в унижении себя. Но при чем здесь жизнь? При чем здесь – я, русский?

 

14. Зачем христианство сопровождают слезы, стоны, вздыхания, темный цвет, полумрак, затхлый запах?

 

Затем, что это – религия конца света (конца жизни).

 

15. Почему внешний вид «истинных христиан удивительно непривлекателен?

 

Потому что они участвуют в глобальных делах, спасении мира, приближении конца света, насаждении истины… Тут не до одежды, не до парикма***ских и бань.

 

16. Почему в христианстве отсутствуют смех, веселье, игры, юмор?

 

Потому что это религия семитская, конца света, когда уже не до игр.

 

17. для меня с малых лет крест (символ христианства) олицетворял могильный крест. Случайно? Где тут жизнь?

 

И этому кресту (виселице!!) поют акафисты.

 

18. Зачем мне, имеющему вкус, пристрастия, чувства, привычки, увлечения, устремления (в т. ч. высшие), характер, темперамент, разум, знания; живущему среди природы, стихии, предложен лишь одни, и тот безжизненный, Бог?

 

Потому что так распорядились иудеи. Мне противно, когда мой враг (насильник, осквернитель, неприятный человек) поклоняется тому же Богу, что и я.

 

19. Молиться самому Богу – творцу вселенной – разве это не наглость?

 

Надо хоть немного соблюдать субординацию. Ведь, наверное, у Бога есть заместители. Черты монотеизма: молитва единому Богу, «знание» глобальных событий (времени конца света и пришествия на землю Бога) – не есть ли на самом деле дурные стороны этой концепции? Эти «прелести» несомненно развращают человека, делают его, якобы, участником вселенских событий. Христиане мнят себя сопричастными Богу вселенной. Ну и что? Психически больные мнят себя Наполеонами. Толку, как известно, никакого.

 

20. Откуда взялся в христианстве монотеизм?

 

Из иудаизма, говорят христиане. Увы, они достойны сожаления. Да пусть в иудаизме рассыпаны горы золота – и тогда берущий там что-то достоин презрения. Но дело в том, что в иудаизме монотеизм и не ночевал. Впрочем, для христиан научный подход – пустой звук. Они приняли  на веру слова иудеев. Вот еще один провал веры.

 

20-А. Не является ли христианский бог преступником?

 

Если Бог попустил зло, то он – преступник, ибо попустительство квалифицируется как преступление.

 

21. Почему всемогущий Бог создал человеку (Адаму) помощницу (Еву), которая увлекла его и весь мир во зло?

 

Значит Бог не знал, что делал, а если знал, то он не Бог, а дьявол.

 

22. Зачем страдает и даже погибает ребенок, еще не успевший нагрешить? Или, вопрос В. В. Розанова: «Ты, потрясший небо и землю. Зачем не избавил даже детей ни от мук небесных, ни от мук земных»? 

 

Никто не знает. Впрочем, наглый и невежественный христианин все знает, но от его ответов не легче.

 

23. Как, сотворив мир, Бог через сына своего – Христа, осуждает его, называет греховником?

 

Или творец мира не отец Христа, или Христос не знает, кто сотворил мир.

 

24. Кто же объяснит мне кричащую христианскую антимонию: терпеть зло или бороться с ним?

 

Всеми любимый Христос, как всегда, не дает на этот вопрос прямого ответа. Рецепта два. Первый и главный – терпеть до конца (нагорная проповедь), но тогда Христос и христиане – преступники, ибо они согласны со злом, они его терпят и даже должны улыбаться при этом, благословлять судьбу за то, что она послала им для спасения такие тяжкие испытания. Второй, побочный – сопротивляться (взять кнут или меч), но тогда – христиане, при успешной борьбе, никогда не позволят воцариться злу – Антихристу, а это значит, что никогда не позволят прийти Христосу во второй раз на землю.

 

25. Не преступление ли это – утверждать, что все в мире под началом Единого Бога?

 

Тем самым усыпляется бдительность человека: Бог, дескать, все знает, все предусмотрел, нас не оставит, И человек перестает сопротивляться злу. Или, другими словами, христианство переложило ответственность за дела в мире на Бога и сняло ее с себя, т.е. с человека.

 

26. Почему человек, конструирующий сложные автоматические системы, предусматривает так называемую «защиту от дураков» (реле, датчики b проч.), а Бог, сконструироваший христианство, позабыл, видимо, поставить такую защиту. И вот эта конфессия стала открытой и доступной для дураков всего мира?

 

Потому что христианство «сконструировал» не только не Бог, но даже и не человек, а дьявол и его подручные иудеи и, в частности, раввин из Тарса Савл.

 

27. Не есть ли покаяние – потакание злу, капитуляция перед ним?

 

Очень даже может быть. Один «благоразумный разбойник чего стоит. Формула христианства проста: Бог пришел в мир, чтобы спасти грешных, а потому грешите, потом покайтесь и Он спасет вас.

 

28. Откуда такой странный баланс между бессмертной душой я смертной плотью, в пользу последней?

 

Плоть, согласно христианским канонам, при некоторых условиях погубляет душу. Но разве бессмертное не больше и не всесильней смертного?

 

29. Раз и навсегда данная истина – не есть ли паралич для человека?

 

Как скучно жить без поисков, без сомнений, лениво, косно. Данная истина – колода, через которую не перешагнуть. Как хорошо, что в мире много вер, и как плохо было бы, если бы была одна вера, да еще жидовская.

 

30. Как же быть с дохристианскими и современными, но не христианскими народами? Бог их обидел?

 

Христианство стыдливо молчит или несет околесицу, типа: эти народы, дескать, еще дики, еще не нашли Бога. Это персы-то, индусы-то?

 

31. Для чего христианство загородило дорогу просвещению, другим религиям, философским системам?

 

Для того, чтобы люди не увидели, вдруг, короля (христианства) голым, чтобы не узнали, что монополия на истину установлена Павлом.

 

32. Почему «устройство» и судьба христианства, истеннейшей истины, – удивительно напоминает устройство и судьбу других религий и философских систем, совсем, по мнению христианства, не истинных, а напротив, дьявольских?

 

Особенно поразительно сходство христианства с другими ветвями иудейской идеологии – иудаизмом, исламом, социализмом. Странно и то, что, называя, например, иудаизм дьявольским порождением (что естественно справедливо), себя – плоть от плоти иудаизма – христианство именует божественной эманацией.

 

33. Почему «неистинные» религии и системы живут столь же успешно, как и христианство?

 

Любителям утверждать, что христианство доброе и хорошее, иначе бы оно не прожило бы на земле 2000 лет, советуем посмотреть на социализм (по мнению христиан, очень плохой): он за 60 лет прижился прочнее христианства и завоевал (народов и территорий) значительно больше последнего.

 

34. Почему «истеннейшая» религия не объясняет устройства мира?

 

Потому что для нее вселенная равна Палестине, а Римская империя блудница; об остальном мире убогое первоначальное христианство не знало. С тех пор космология окостенела и до дней пребывает в том же состоянии.

 

35. Почему христианские догматы и заповеди имеют предшественников (аналогии) во многих религиях мира и просто в жизни?

 

Это, якобы, дьявол, зная о скором рождении «истинной» религии предупредил ее в других верованиях, дабы потом скомпрометировать христианство. Более проворного ужа, чем христианин – не встретишь.

 

36. Не пора ли заклеймить христианскую церковь, как кровавую предшествённицу новейшего (ХХ века) насилия и нетерпимости?

 

Но наша кровь и наше насилие, скажут христиане, во имя Бога. Тем хуже для вас!

 

37. Как может гнусная, мерзкая, кровавая история христианской церкви иметь в своих истоках идеальный, чистый, незлобивый образ Христа?

 

Или то, или то. Вместе они взаимно отталкиваются. Несовместимость. Или все, что мы знаем про Христа – ложь.

 

38. Как Истина могла допустить бесчисленные и бесконечные раздоры, расколы, ереси, секты, толки, согласия, церкви?

 

Христиане везде ссылаются на бедного дьявола. Такое впечатление, что дьявол царь и бог, а Бог – у него на побегушках.

 

39. Когда прекратится бесцеремонное (особенно священнослужителями) истолкование Библией воли и, вообще, всех дел того света?

 

Это, естественно, для христианина: иметь дело с самим Богом, «знать сроки», «вещать» направо и налево. Начиная с Христа, возомнившего, что его послал Бог «судить народы» и кончая сегодняшним днем, все и вся толкует, комментирует, поправляет, направляет Бога, думает за него. Все – архиспециалисты. Задай какой угодно сложности вопрос – ответ получишь незамедлительно. Божья воля, Божьи планы так, оказывается, близки к нам (в голове любого встречного христианина), что не надо отчаиваться, если кто-то почувствовал богооставленность. Между тем, христианин не ответит на вопрос, что сейчас делает его родственник соседнем городе. А что делает на том свете давно умерший апостол Павел? «Молит за Россию» – не моргнув глазом, ответит «верующий во Христа распятого».

 

40. «Ты не веруешь! Ты плохо веруешь! Ты не глубоко (неискренно) веруешь!» Как они смеют знать мою веру?

 

Ничего удивительного. Если их умам «подвластна» воля и разум Божий, то мои – тем более.

 

41. До каких пор грызню на Вселенских соборах будут объявлять «волей Божьей»?

 

Примёр заразителен: массовый геноцид народа при сталинизме был объявлен «волей народа».

 

42. Почему, найдя Христа – бесценный клад, люди продолжают жить по-прежнему: в крови, в нищете, в страданиях?

 

Ответ один: Христос не бесценен и даже не клад.

 

43. Зачем у «истеннейшей религии» никудышные священнослужители?

 

Никудышные священнослужители соответствуют никудышной религии. Но с точки зрения христианина, это должно быть ужасно. Плохой советский начальник – ставленник таких же высших начальников, а плохой священник – ставленник Бога (Святого духа), он толкует Бога, творит дела Божьи, руководит паствой по Божьим законам. Боже, какой позор для Бога.

 

44. Почему такое несоответствие между якобы царящим в храмах Святым духом и находящимися там – без сомнения – мерзостями?

 

С удивительной легкостью сходит Святой дух на хлеб и вино, а также на воду во время христианских богослужений по молитвам любого – убогого, косноязычного, пьяного – священника. И это при вопиющих безобразиях, при невыразимой нравственной грязи в церквях… Так бывает ли Святой дух в этих храмах? Где же он бывает, когда плачет ребенок?

 

45. Зачем Христос проклял смоковницу?

 

Ведь это чуть ли не единственная «живность», встреченная им в Палестине во время исторического, глобального, вселенского акта дарования Божеством людям земли- жизни («аз есмь живот»). Христос – капризный ребенок, не более.

 

46. Зачем Христос надругался над стадом свиней?

 

Затем только, чтобы освободить от болезни (от бесов) возлюбленного его сердцу собрата – иудея.

 

47. Зачем Христос в Гефсиманском саду не обратил внимания на аромат, на зелень, на цветы, на деревья?

 

Ну да, ему было некогда, он спасал мир, будучи при этом абсолютно атрофированным существом.

 

48. Зачем Христос не искупался в Геписаретском озере?

 

Он был специалистом лишь ходить по воде, «яко по суху», жизнь человека, освежающего свою плоть в воде, ему чужда. Лишь однажды ему иудейка омыла ноги, и то – маслом.

 

49. Зачем Христос безграмотен? Зачем безграмотны апостолы?

 

Чтобы посрамить грамотных, т.е. нас с вами, читатель, – говорит единственный грамотный апостол Павел. Мне безграмотный человекобог не нужен. А вам?

 

50. Почему Христос не знает окружающего мира и считает пупом земли Палестину, а верхом премудрости – родную Тору?

 

Потому что он – иудей, но никак не Бог, и ему нет никакого дела до остального мира, который для иудеев – гойский (т.е. мир скотов, навоза, псов), объект для грабежа.

 

51. Почему Христос не шутит, не смеется?

 

Единственная шутка была над Петром, которому Христос сказал: «ты – камень, на тебе созижду церковь и врата адова не одолеют ее». А Петруша тут же трижды отрекся от Христа; церковь же не нужно было одолевать – она сама себя скомпрометировала наилучшим – образом.

 

52. Почему Христос, говоря «не судите», между тем судил фарисеев?

 

Да потому что в Евангелии Божественного разума и не ночевало.

 

53. Зачем нам вонючая родословная Христа?

 

Неизвестно зачем. Впрочем, для желающих достичь «небесного Иерусалима» все иудейское мило для сердца.

 

54. Русские (по терминологии Евангелия – язычники, неиудеи), как вы чувствуете себя, когда Христос называет вас псами?

 

Впрочем, если вы сами себя называете «свиньями, валяющимися в дерьме», то вопрос излишен.

 

55. Почему Христос не женат, не имеет детей?

 

Потому что он пришел положить конец жизни. Завтра – не позже! – конец света. «Горе вам, кормящие грудью…»

 

56. Почему Христа называют идеальной личностью?

 

Это грубая ложь хотя бы потому, что он, как последний сквернослов, ругает и поносят фарисеев и книжников, и посылает в ад любого, не согласного с ним.

 

57. Зачем Евангелие советует мне быть нищим, убогим, плачущим, кротким, терпеливо переносящим поношения и т п.?

 

Христу невдомек, что я хочу быть богатым, здоровым, смеющимся, нетерпимым ко всем поношениям и плевкам. Ясно одно – жизнь и Евангелие – две прямо противоположные вещи.

 

58. До каких пор терпеть лжеистину «всякая власть – от Бога»?

 

До тех пор, пока существует лопоухие русские христиане.

 

59. Почему «начало премудрости – страх Господень»?

 

Потому что эта сентенция перешла к нам из иудаизма, где Бог – Иегова – слуга Дьявола или сам Дьявол, и где подчинение ему основано только на страхе.

 

60. Как быть с заповедью «не убий»? На войне? В стычке с бандитами? На суде над убийцами?

 

Ответ один: забыть ее, но для житейского ориентирования Нам нужна большая чистоплотность формулировок так называемого Божественного откровения.

 

61. Не абсурд ли – молитва двух народов перед сражением к одному Бог, о помощи к погублению врага, т. е. другого народа? И к какому Богу!? К милосердному?

 

Провозглашение абсурда – специальность христиан. Ясно, что молитва каждого народа к своему Богу – национальному – естественней.

 

62. До каких пор простирается всепрощение?

 

Он насилует мою жену (дочь);

он расстреливает безвинного отца;

он написал кляузу и я «загремел»;

он плюнул мне в лицо?

 

Если русским христианам нравится всепрощение, то у меня одно желание: скорее бы христианская Россия исчезла бы с лица земли.

 

63. Не расслабляет ли человека евангельская судьба разбойника, покаявшегося за секунду до смерти и попавшего за это в рай?

 

Сия история сводит на нет все человеческие инстинкты в побуждения к добру. Оправдано ежедневное, ежесекундное зло на протяжении всей жизни – предсмертное раскаяние спасет тебя и откроет райские двери.

 

64. Почему христианство удивительно скользкое?

 

Двойственность растлевает душу, – непонятно, как быть, какой религии придерживаться:

 

Смирение – воинствующая церковь,

Любовь – меч разделяющий,

Не у6ий, – религиозные войны,

Отдавать Кесарю – кесарево – проклинать Молоха,

Любить ближнего – бросить родных и идти за Христом,

Богатый не спасется – всякий спасется через раскаяние.

 

Притча о талантах – отдай часть богатства и т.д., до умопомрачения. Позднейший комментарий: вмещающий лишь размазывает антиномичность обстановки.

 

65. Когда же мы откажемся от самоуверенного заявления Сына Божия, что, дескать, Евангелие будет проповедано всему миру и весь мир тогда станет христианским?

 

Русские христиане не сделают этого даже и тогда, когда на земле не останется ни одного христианина. Им и половина нехристианского мира не указ.

 

66. Не пора ли отрезветь и увидеть, что никакого спасения миру после Христа не наступило?

 

В этом вопросе христиане только дали пример коммунистам, утверждающим с той же наглостью, что они спасли шестую часть Земли.

 

67. Когда же будет «второе пришествие» или: когда кончатся горе-пророчества о конце света?

 

Вот наглядный пример бесцеремонного истолкования «воли Божьей». Ни много, ни мало, как приписали Богу уничтожение жизни на планете («новая земля», «новое небо»), и это же наглядный пример, как христиане со своими пророчествами (мелкими и глобальными) садятся в лужу (но не унывают от этого). Пресловутое «второе пришествие! всего лишь желание христиан расправиться с ненавистной жизнью. Но от желания до действительности огромное – непрёодолимое, слава Богу, – расстояние.

 

68. До каких пор можно мириться с тем, что апостол Павел поставил Христа с ног на голову?

 

Православные, возможно, и ополчились бы за это на апостола, но они поразительные невежды и, скорее всего, впервые слышат здесь, что учение Христа и Павла диаметрально противоположны.

 

69. Как можно терпеть в христианстве проходимца и авантюриста Павла?

 

Этого иудея только за слова: «всякая власть от Бога», «нет ни эллина, ни иудея», «неразумные посрамят разумных» – надо вытравить из книги живых.

 

70. Как можно терпеть в списках христианских святых братоубийцу Иакова (он же Израиль), развратника Давида, убийцу авантюриста и фальсификатора Павла, равноапостольного убийцу своих – сына, жены, тестя и зятя Константина или равноапостольную же убийцу (закопанные живьем в землю, сожженные живьем, обманом умерщвленные лучшие люди древлян, овдовевшие жены, многочисленные сироты) княгиню Ольгу?

 

Для нечистоплотных христиан все возможно. Чем дерьмовее человек, тем он более, если обратится в их веру, угоден христианскому Богу. Долой религию с убийцами – святыми! Чем они лучше Дзержинского, Ягоды, Берии…

 

71. Зачем у меня – у русского – пантеон богов в святых почти целиком иудейский?

 

Так было угодно Богу… Так он меня заставят всю жизнь валяться в дерьме. Вон! Пусть и дальше целуется с иудеями.

 

72. Зачем у нас – у русских – единственным чтением на протяжении тысячи лет были история иудейского народа (Ветхий Завет) и история иудейского проповедника Христа и его учеников (Новый Завет)?

 

Неволя заставила наших предков славян пройти через грязь… Будучи в младенческом возрасте, преданные киевским князем, они оказались в плену развращенной умирающей византийской цивилизации, в т.ч. ее «пышного» религиозного обряда, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но нельзя же вечно купаться в грязи. Мы вправе, мы обязаны отказаться от тяготеющего над вами наследия веков.

 

73. Почему за ежедневны богослужением русский человек только и слышит иудейские имена, иудейские термины?

 

Христиане утверждают, что «Израиль», «Сион», «Иосиф» и др. – это только символы чего-то прекрасного. Не есть ли славословие иудеев и «Израиля» в русской православной церкви (особенно в наше время) восторженная речь о веревке в доме повешенного?

 

74. Доколе мы будем твердить об избранности иудеев?

 

Они сами себя избрали, а точнее их избрал дьявол для окончательной победы зла в мире, но не Бог, а тем более мы с вами их не избирали.

 

75. Почему христиане, прокляв иудеев за то, что они распяли Христа (что, кстати говоря, не по христиански), как ни в чем ни бывало ни бывало за ежедневным богослужением продолжают призывать мир на их голову («мир на Израиля»)?

 

Потому что они – христиане – лгут, они никогда не проклинали иудеев (своих крестных отцов), ибо фундамент их богословия – иудейская Библия. Пойдите в синагогу, послушайте или проникните чудесным образом в души сидящих там иудеев. Вы думаете, что они вспоминают Россию, русских, русские заботы и печали? Конечно нет (а если вспоминают, то в негативном плане) – их думы об Израиле, о своих проблемах и т.д. Зайдите потом в православную церковь. Вы думаете, что там вспоминают Россию, русских, русские дела? Отнюдь, и там: Израиль, Сион, иудеи, иудейские псалмы… Только они – безмозглые скоты – могут так поклоняться Богу. Не сочтите это ругательством: Так, или еще хуже («свиньи», «окаянные», «падшие») фактически называют себя христиане повсюду, а безмозглыми они хотели бы стать, ибо разум (мозги) – колоссальный грех и было бы хорошо от него избавиться. Отделаться от иудеев и Израиля можно только абсолютно отказавшись от христианства.

 

76. Какое нам дело, что когда-то какой-то иудей что-то сказал «ко пришедшим к нему иудеям»?

 

Неужели у нас нет дела до Русской истории? До Русских людей? До Русских мудрецов?

 

77. До каких пор бедные русские, помимо того, что они всю жизнь спят в обнимку с иудейской библией, будут мечтать еще о достижении за гробом‚ небесного Иерусалима или «небесного Сиона»?

 

До тех пор, пока существует христианство

 

78. Многие христианские праздники вызывают сомнение и вопросы, но особенно: зачем мы празднуем обрезание крайней плоти у иудейского мужчины?

 

Не устроить ли нам праздник: хождение Христа по большой нужде?

 

79. Почему так Называемое Священное писание переполнено противоречиями, подтасовками, интерполяциями, человеконенавистничеством, сугубо иудейскими кровавыми, просто дьявольскими страницами?

 

Потому, что «Писание» это иудейское, и ничего там божественного не было и близко.

 

80. Зачем христианство, заявляя о своей истинности и, как следствие, силе, одновременно проявляет прямо-таки удивительную слабость и беспомощность?

 

Пример: отравляя почти тысячу лет православный, т.е. самый правильный в христианском мире обряд, в котором самым популярным рефреном были слова «господи спаси царя» (императора), церковь, тем не менее, потеряла этих царей (а с ними и Россию). Где же крест – непобедимое оружие самодержавцев, – я спрашиваю вас, которые единственные в мире правильно славили Христа? Мне плевать на правильность славословия, мне плевать на самозваный крест, – отдайте мне Россию.

 

81. Не есть ли позорное татарское иго и крепостное право следствие победы в России христианства?

 

Нет, говорят христиане, и нагло лгут на русских, якобы, не сумевших противопоставить татарам свою, всему миру известную силу и, которые, якобы, сами пошли под ярем помещикам и христианским монастырям. Осознание греховности, церковности «Воле Божьей», парализация воли и разума завтрашним приходом конца света, подготовка себя и души ко встрече с Богом на страшном суде и тому подобные, пришедшие с христианством «прелести», и послужили предпосылкой к страшным гримасам до того незамутненного русского лица, русской жизни.

 

82. Неужели не понятно, что «Богооткровенному Священному Писанию», т.е. иудейскому закону, нет никакого дела до России?

 

Но русские «знатоки» продолжают искать в Библии пророчества о Руси.

 

83. Как могут русские мечтать о национальном возрождении с интернациональным богом в руках?

 

Они явно не понимают разницы в словах: национальный и интернациональный.

 

84. Как можно говорить о новой жизни, о национальном возрождении имея в запасе, а вернее в балласте смердящий труп Христа?

 

Так прихватите и другие – из мавзолеев, которые тоже воскресли… в социалистическом строительстве.

 

85. Почему роль христианства в событиях 1917 года равна нулю?

 

Если исключить мучеников (расстрелянных и сосланных за веру), то, конечно, роль громадной, сильной, с разветвленной сетью епархий, консисторий, приходов организации равна нулю. Но это же преступление, измена Родине, пастве. Напомним, что, например, у крестьян тогда не было «Союза колхозов», а у рабочих – профсоюзов, тогда как христиане были привязаны к приходам, приходы к благочиниям и т.д. Но никакого организованного сопротивления. Лишь индивидуальный протест. В результате и царь, и церковь и сама Россия исчезли или исчезают с лица земли. А что, если это – непротивление злу, подставление второй щеки «блажени кротини», «блажени есте, егда поносят Вас и изженут»? Тогда – вон с русской земли эту смердящую организацию.

 

86. Русские обличители сионизма, как вы согласуете свою непримиримость к иудеям с христианством?

 

Быть антисионистом и христианином одновременно – значит быть нечистоплотным человеком. Вы же делаете одно дело – преумножаете славу «Израиля». Сионисты вас ненавидят не потому, что вы христиане, а потому, что вы неиудеи – им так велит иудаизм и Талмуд, вы же, справедливо осуждая сионистов, поступаете ханжески, ибо ваша религия исповедует любовь к врагам, подставление обидчику другой щеки и прочие «ценности».

 

87. Христиане, когда вы будете подставлять иудеям вторую щеку?

 

Русские христиане в ХХ веке подставили иудеям достаточно щек, чтобы обескровить, унизать, положить на лопатки родную землю, русских людей, Жалкие остатки русских вместо того, чтобы оглянуться, задуматься, – извлечь уроки, снова «юродствуют во Христе», снова отращивают бороды – знак невежества, снова каются, плачут, посыпают голову пеплом. Это сегодня. А завтра, как следствие, подставят оккупантам вторую щеку, и этот удар обидчика будет последним, т.е. смертельным. Так не лучше ли сразу подставить задницу под пинок хозяев или голову – под топор?

 

88. до каких пор русские христиане будут близоруко утверждать, что они и только они правильно славят Христа?

 

Как отличие национальных физиономий можно выдавать за правильные и неправильные? Нации преломляют по-своему: одежду, язык, искусство, власть, способ возделывания земли… Уже климат отлагает на все это неизгладимый отпечаток. Та же судьба постигает и религии (веры). Раскол христианства на многочисленные церкви подчеркивает, с одной стороны, нежизненность интернациональных идей, а с другой, жизненный инстинкт наций. И православие не есть правильное, а католицизм неправильное истолкование христианства (и наоборот), это, соответственно, русская (восточная) и, например, французская (западная) версии этой религии. Вы не правильно славите Христа, а всего лишь по-русски. Раскол, жалуются православные, это совсем не по-христиански, и эту ошибку надо исправить. Но ведь раскол неизбежен, – ибо под одну гребёнку иудеи собирались подвести все нации мира, но последние взяли верх и каждая сотворила свое христианство. Жаль, что нации совсем не отказались от него.

 

89. Почему я – мужчина – должен приходить в современную церковь, верить ей, подчиняться ее авторитету и т. д. когда там тон задается женщинами (95% прихожан советской церкви – женщины), а мужчины составляют смехотворную часть?

 

Может быть к заповедям апостола добавить еще одну: женщины посрамят мужчин…

 

90. Не кажется ли вам, что распропагандированная «соборность» есть всего лишь стадность?

 

Зайдите в церковь на праздник и вы увидите стадо. Если бы была соборность, то христиане не отдали бы с такой легкостью свою церковь, а с нею и Россию на растерзание.

 

91. Служа и читая на старославянском языке, живя по старому стилю, не подчеркивает ли православная церковь свою омертвелость?

 

Нет, утверждает она, так больше благодати. А между тем, непонятный язык скрывает от слушателя и читателя многие безобразия и античеловеческие обороты библейского текста.

 

92. Полное подчинение атеистическому государству в советское время не есть ли смерть этой церкви?

 

Нет, заявляет православная церковь, мы живем свободно и даже развиваемся. Христос нас не оставит. Ну, что ж, живя в помойной яме, поневоле привыкаешь к тухлятине.

 

93. Неспособность церкви самой установить у себя финансовую и другую дисциплину (воровство, грабеж, обман, склоки духовенства и старостата) – не есть ли трупный запах?

 

Мы же тоже люди, отвечают священники. Значит вы – ходячие трупы, как и сын Отца вашего небесного.

 

94. Почему так беззубы проповеди священников?

 

Вокруг тысячи проблем и вопросов, а у них одна: бубнящий, с чужих слов, комментарий евангельских страниц. «Мы никак не притесняемся государством», дескать…

 

95. Почему «святители» (епископы) не вникают в дела верующих?

 

Они не святители, а чиновники советского государства.

 

     

                                                                                           

                                                                                                                                                                                                                   Николай Богданов. 1979 год.

 

Источник http://via-midgard.info/

3 коммент.»

  • 72 17

    Когда-то было понятие у человека,что он сошёл на Землю с неба и что Боги живут на небе(Этому,есть масса доказательств,и на Земле и в Космосе,есть один единственный закон!).Какой Закон,и что он из себя представляет?

  • 72 17

    1. Зачем человеку дана плоть?

    Ошибочно, ибо, согласно христианству, ее надо убивать. Христос дал тому яркий пример и своей жизнью и своей смертью.

    P.s.Вот это прикол!

  • 410 157

    СКАЗКИ ВЕНСКОГО ЛЕСА:

    Христианство начинается с коленопреклонения
    Сегодня, когда говоришь с людьми, которые признают, что в Бога не верят, но при этом признаются, что верить хотели бы, практически всегда сталкиваешься с тем, что свое неверие они объясняют тем, что мало знают или вообще ничего не знают о Боге, о Евангелии, о Церкви, но, главное, о ее обрядах. Нельзя не обратить внимания на то, что эти люди видят в вере, относясь к ней весьма почтительно, какое-то особое знание, для них закрытое. Они всегда подчеркивают, что не учились в воскресной школе, что их не учили думать о Боге, и говорят, что именно поэтому им трудно верить. Как далекие от Церкви люди, так и те, кто себя к ней относят или, не относя себя к Церкви, все же считают себя православными, путают веру и убеждения, веру и богословские, философские и даже политические взгляды, веру и мораль.

    В результате знание Бога подменяется знанием о Боге. И вот уже сторонник «русской идеи», самодержавия или просто русского образа жизни, ностальгически вспоминающий о том, как «в старину живали деды», ценитель церковных древностей, иконы или пения или вообще культуры нашего прошлого начинает думать, что он православный христианин. Так рождается христианство ума или православие идеи, иными словами, православная не вера, а идеология. А кое-кто, просто думая, что нельзя быть русским и не быть при этом православным, только относят себя к православию и даже не могут объяснить, в чем их православие заключается.

    Это уже даже не православие идеи, это что-то, напоминающее запись о религиозной принадлежности в паспорте, – и не более.

    ХРИСТИАНСТВО НАЧИНАЕТСЯ С КОЛЕНОПРЕКЛОНЕНИЯ

    При этом мы как-то забываем, что христианство начинается с коленопреклонения. «Войди в комнату свою и, затворив дверь, – говорит нам Спаситель в Нагорной проповеди, – обратись с молитвой к Отцу твоему, который втайне» (Мф 6: 6). Действительно, именно с этого нелогичного, ничем не объяснимого желания обратиться к Богу, заговорить с Ним, с потребности видеть в Боге не «Его», о котором можно рассуждать, а «Тебя», с которым можно говорить, с потребности в личной встрече с Иисусом начинается наша вера. Не разделять взгляды других православных христиан, а иметь глубоко личную потребность в богообщении – вот что такое быть христианином. Потребность молиться, запереться в пустой комнате, встать на колени и т.д. – именно потребность, но никак не долг и не обязанность.

    Несколько лет назад, когда детская Библия еще не продавалась свободно, один сотрудник Академии наук, будучи по какому-то делу, связанному с поездкой за границу, в Патриархии, купил там ее для своего сына. Купил, ибо считал, что ребенок должен знать гомеровские поэмы, Махабхарату и Рамаяну, песнь о Нибелунгах и т. д. и в том числе Библию. Купил, отдал шестилетнему своему сыну и забыл об этом.

    Прошло сколько-то дней; то ли он сам, то ли его жена зашли вечером в комнату сына и видят: мальчик стоит в постели на коленках и молится. Никто его этому не учил, никто с ним вообще о Боге не говорил, но, открыв Библию, он сам вдруг почувствовал порыв сердца к Богу. Порыв, идущий из глубин его «я» и ничем не объяснимый, – это и есть, наверное, то горчичное зерно, из которого вырастает дерево веры (ср. Мф 13: 31-32). Если же в сердце это зерно, которое, не будем забывать, меньше любого другого семени, не упало, то получается не вера, а идеология. Религия без сердцевины – либо образ жизни с постами, со своей стилистикой (в одежде, поведении и т. п.), с обычаями и даже с церковной службой, либо образ мыслей со следованием тем или иным принципам и теориям, но не жизнь со Христом и во Христе.

    Христианами нас делает прежде всего одно – потребность молиться, открывать сердце Иисусу, потребность таскать за собой повсюду в сумке Евангелие и вчитываться в него, вслушиваясь в то, что говорит тебе Господь. Нередко нас спрашивают: как часто я должен бывать в церкви, на исповеди, причащаться и проч. На это я всегда отвечаю: ты вообще ничего не должен, если у тебя не т в этом потребности.

    ВЕРА В ЧУДО

    И еще: христианами делает нас не просто вера во что-то, а вера в чудо. Только важно понять, что это такое. Лучше всего, вероятно, здесь нам может помочь евангельский рассказ о кровоточивой жене в Мк 5: 25-29. Эта женщина «страдала кровотечением двенадцать лет, много потерпела от многих врачей, истощила все, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние».

    И вот в тот момент, когда она, упорно пытаясь вылечиться, исчерпала все человеческие возможности, но не раньше, ее встретил Господь, вошел в ее жизнь и исцелил ее. Христос приходит, чтобы исцелить кого-то из нас в тех случаях, когда это не в силах сделать ни один врач или когда врача просто нет. Когда все, что зависит от нас, уже сделано. Но там, где может помочь медицина, ждать чуда – значит искушать Господа Бога твоего. И, наверное, именно потому так редко совершаются чудеса в наши дни, что нам хочется чуда в тех случаях, когда есть другой выход, хочется чуда только по той причине, что так будет проще. Мы ждем чуда и просим о чуде, не исчерпав все свои возможности, просим о чуде, а надо бы просить сил, мудрости, терпения и упорства. Просим и не получаем, но это не означает того, что чудес не бывает, это означает как раз обратное – что Бог творит чудеса. Но лишь в тех случаях, когда мы стоим на краю бездны.

    Мы должны предъявить Богу нашу абсолютную честность, но никак не перекладывать на Него нашу ответственность за то, что происходит вокруг. И вот тогда в нашей жизни начнут совершаться чудеса, как они вот уже две тысячи лет творятся вокруг святых и праведников. Это как раз то, о чем говорит апостол Иаков, восклицая, что «вера без дел мертва» (2: 26). Для того чтобы понять, что такое чудо, нам необходимо прежде всего раз и навсегда отказаться от советского понимания чуда, которое блестяще описано в детской книжке о старике Хоттабыче. Бог – не старик Хоттабыч. Он ждет от тебя «веры из дел твоих» (см. Иак 2: 18), а не угощает нас бесплатным мороженым, хотя, как правило, нам хочется именно последнего. Однако, если Бог видит веру из дел, то не оставляет нас сиротами (Ин 14: 18) и приходит к нам, и спасает, и подхватывает нас на самом краю бездны. Если мы в это верим, то именно эта вера побеждает все наши страхи и делает нас христианами. Если мы верим в это, то вдруг оказывается, что у нас нет врагов, ибо мы их не ищем и не боимся, а просто трудимся и просто молимся – не в виду того, что это положено, предписано и является обязанностью всякого православного христианина, а просто потому, что без этого жить не можем.

    ЦАРСТВИЕ ТВОЕ. ЧТО ЭТО?

    Если смотреть на Царство Небесное со стороны, его еще нет, оно в будущем. Оно, как считают христиане, когда-то наступит и распространится по миру, – так, надо полагать, стал говорить бы о Царстве Небесном ученый-религиовед. Но мы, христиане, в отличие от высокоученых религиоведов, знаем, что это будущее Царство уже даровано нам. Мы – уже его граждане, уже граждане неба. И не случайно во время каждой литургии священник всегда благодарит Бога за то, что Ты, Боже, «нас на небо возвел еси, и Царство Твое даровал еси будущее», прямо и
    Infiniti QX в Genser!
    Автомобили 2012 года на фантастических условиях – в наличии
    infiniti.genser.ru • Москва
    Шумоизоляция авто – 14.000
    Матер-лы STP + работа + фотоотчет = добротная, полная шумоизоляция.
    mos-olimp.ru • Москва
    ООО Питер-Диплом.
    Помощь в учебе! Дипломы на заказ. Пишем по главам, речь в подарок.
    piter-diplom.ru • Москва
    begunопределенно подчеркивая, что мы уже там. Действительно, если смотреть на христианство со стороны, оно кажется религией ожидания каких-то грядущих перемен и, с другой стороны, просто религией ожидания жизни за гробом и загробного утешения для тех, кто страдает здесь.

    Но если посмотреть на нашу веру изнутри, то окажется, что эти грядущие перемены уже начались, что мы не ждем конца истории, а уже теперь живем после истории, что мертвые уже воскресают, что жизнь будущего века уже началась. По этой причине все христиане оказываются современниками друг другу.

    Преп. Серафим, свв. Франциск и Клара, бл. Ксения и другие не воспринимаются нами как фигуры исторического прошлого, святые, даже те среди них, кто сыграл сколько-нибудь заметную роль в политической или общественной жизни своей эпохи, все равно не меньше принадлежат нашему веку, чем XIII, XVIII или XIX, а Валерий Брюсов, Федор Сологуб или даже Михаил Кузмин, который умер в 30-е годы и поэтому еще живы люди, его помнящие, уже не более, чем писатели начала нашего века, и принадлежат они значительно больше литературной энциклопедии, нежели дню сегодняшнему. Они – в прошлом, а святые – среди нас.

    БУДУЩЕЕ, КОТОРОЕ УЖЕ НАСТУПИЛО

    Как-то меня спросили, что значат слова Иисуса «истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк 9: 1). То и значат, что написано. Святые, еще здесь, еще до смерти, увидели Царство и стали его гражданами, именно поэтому их и признали святыми.

    Да, христианство – это будущее, но будущее, которое уже наступило, это наше личное дерзновенное и даже, наверное, дерзкое вхождение в будущее. Посмотрите, какое место занимают в Евангелии два слова: «уже» и «ныне». Иисус говорит Закхею: «Ныне пришло спасение дому сему» (Лк 19: 9) и благоразумному разбойнику: «Ныне же будешь со Мною в раю» (Лк 23: 43). И в другом месте восклицает: «Аминь, аминь глаголю вам. яко грядет час и ныне есть, когда мертвые услышат голос Сына Божия и, услышав, оживут» (Ин 5: 25). Слово «грядет» указывает на то, что час этот только будет, но Иисус тут же добавляет: «и ныне есть», то есть уже настал. Христианство парадоксально и нелогично, оно не укладывается в обычное представление о времени, где есть прошлое, настоящее и будущее, оно не просто нелогично, но даже абсурдно, но при этом оно реально. И последнее важнее всего. Христианство – это не новые идеи или новое мировоззрение, это новая жизнь.

    В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ НОВАЯ ЖИЗНЬ?

    Прежде всего в том, что мы вдруг обнаруживаем, что солнце светит по-другому, как-то ярче, именно так, как оно светило в детстве, когда нам было лет шесть, не больше. Страх перед смертью уходит из нашей жизни, ибо он есть не что другое, как обратная сторона недовольства жизнью. Мне вспоминается одна старушка, Анна Семеновна Солнцева из подмосковного села Малаховка , которая в 94 года, за несколько дней до смерти, говорила: «Жить хочу». Она именно потому не боялась смерти, что жить хотела, и потому, что свету солнца она так радовалась, словно ей было шесть или семь лет. Страх перед смертью лишь тогда страшен, когда мы жизни не любим.

    Во-вторых, в людях, которых мы никогда не знали и о которых никогда ничего не слышали, мы неожиданно для себя самих начинаем узнавать родных и близких. Для прел. Серафима родными были, наверное, все люди вообще, сколько их ни есть на земле, для нас – далеко не все, ибо мы просто не доросли до этого, но тем не менее люди, которых ты утром еще не знал, вдруг к вечеру становятся твоими близкими, а вернее, ты узнаешь в них своих близких. В этом смысле можно сказать, что христианство – это религия узнавания. Не случайно же Господь говорит нам о том, что мы получим «ныне во время сие… во сто крат более… и братьев, и сестер, и отцов, и матерей, и детей» (Мк 10: 30). В церкви вместе оказываются такие разные люди, которые бы никогда и нигде в другом месте не встретились, вера действительно соединяет людей в одно целое. В детской больнице, где я служу, один мальчик подал как-то на проскомидию две записочки: первую – о здравии мамы, папы и всех людей, живущих на земле, и вторую – о упокоении дедушки Коли, бабушки Кати и всех умерших. Вот что такое христианство! Вот что такое православие!

    И, наконец, в-третьих, у нас появляется потребность молиться, благодарить Бога, просить у Него сил, мудрости и любви. Молитва – как телефонная трубка, через нее осуществляется наша постоянная связь с Богом. Не потому приходим мы по воскресеньям в церковь в семь часов утра, что так полагается, а потому, что иначе не можем, ибо Он сам там нас ждет в это утро. И мы чувствуем это.

    Радостное восприятие мира, узнавание в людях на улице наших, хотя и незнакомых, но родных и, наконец, потребность в молитве – вот три основных знака, по которым можно узнать, что ты уже не просто увлечен христианством или православием, а действительно стал христианином. И уровень твоего богословского образования, начитанности и проч. здесь абсолютно ни при чем. Но три, пожалуй основные, опасности для того, кто пошел по дороге духовной жизни, таятся тоже именно здесь.

    ТРИ ОПАСНОСТИ НА ДОРОГЕ

    Первая опасность заключается в том, что, делаясь христианами, мы часто становимся равнодушны к окружающему нас миру, к солнцу, к небу, к пению птиц и журчанию ручьев и объясняем это равнодушие тем, что Иоанн Богослов учит нас «не любить мира, ни того, что в мире» (1 Ин 2: 15). Однако, держа в памяти это место из Нового Завета, нельзя ни в коем случае забывать о том, что слово «мир» в Писании значит не то, что у греческих философов, это не «мир вокруг нас», не «космос» в античном смысле, это – «общество», то есть совокупность тех отношений между людьми, которые сложились без Бога, вне Бога и даже вопреки Его воле.

    Христос устами своего апостола призывает нас не любить эти отношения, но как можно не любить созданный Богом мир, где «небеса проповедуют славу Божию, а о делах рук Его возвещает твердь» (Пс 18: 2). Это – грех против Бога, и об этом нельзя забывать, это грех, отнимающий у нас радость бытия и отлучающий нас от Бога.

    Вторая из этих опасностей связана с тем, что часто, приходя к Богу, мы рвем свои отношения с друзьями, начинаем отгораживаться от людей, боясь повредить своей духовной жизни, съев в пост что-то скоромное или послушав в концерте или по радио Шопена или Шуберта. Нам начинает казаться, что раз мы открыли Бога, то нам не нужны люди и проч. Всякое царство объединяет людей и особенно Царство Небесное, христианство – это когда мы вместе, как апостолы, которые «все были вместе и имели все общее… и каждый день единодушно пребывали в храме» (Деян 2: 44-46). Надо обязательно помнить об этом и не превращать православие в религию индивидуального спасения.

    Наконец, третья опасность для христианина заключается в том, что, начав молиться, мы непременно хотим прочитывать все, что положено в Молитвослове, и в результате уже не молимся, а просто вычитываем правило с такой-то по такую-то страницу, зачастую спешим, не успеваем, расстраиваемся от этого и т.д. Забываем, что молитва – не заклинание, где важно именно произнести то или иное слово, какую-то определенную формулу и т.д., а живое, от сердца идущее обращение, наш прорыв к Богу. Не помним, что она – телефонная трубка. Поэтому, молясь, особенно важно не просто что-то Ему говорить, но учиться Его слышать, чтобы молитва наша не была разговором по телефону с отрезанным проводом.

    В последнем случае наше христианство будет уже не жизнью в Царстве, а так, какой-то мечтой, без сомнения, вредной, ибо такая мечта отвлекает нас от жизни, от людей, среди которых мы живем, и неминуемо обрекает на одиночество. И это, конечно, уже не христианство и не православие.

    Сегодня нам очень важно понять, что вера в Бога – это чувство. Если мы верим, это значит, что мы Его чувствуем, как чувствуем холод,
    голод и жажду, запах, вкус и т.д. Вообще, вероятно, можно сказать, что чувство Бога и Его присутствия среди нас это и есть то самое шестое чувство, о котором иногда вспоминают поэты. Если же мы об этом забудем, то мы обречены: сами не заметим, как тоже станем под верой понимать какое-то особое знание, дисциплину или образ жизни, но, во всяком случае, не распахнутость сердца навстречу Богу.

    Священник Георгий Чистяков (4 августа 1953 – 22 июня 2007): Филолог, историк, богослов. Священник Храма Св. Космы и Дамиана в Москве и настоятель храма Покрова Богородицы в Детской республиканской клинической больнице, член Правления Российского Библейского Общества и Международной Ассоциации по изучению отцов церкви, ректор Общедоступного Православного Университета, основанного протоиреем А. Менем, заведующий кафедрой истории культуры МФТИ. Читал в МФТИ лекции по истории христианства и истории богословской мысли.

Оставить комментарий

Вы вошли как Гость. Вы можете авторизоваться

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>